Жаркие тайны пустыни

Жаркие тайны пустыни

Аннотация

    Джолин Найтхок, коренная американка из племени яки, работает в Службе национальных парков. Чтобы остановить строительство казино на земле племени, девушка подбрасывает на стройплощадку человеческий скелет. На обратном пути Джолин останавливает агент пограничного патруля Сэм Кросс – ее бывший. Сэм расследует дело об исчезновении людей и разыскивает захороненные в пустыне останки жертв наркокартеля. Сэм догадывается, что кости подбросила Джолин, но он все еще любит ее, а потому соглашается нарушить правила, чтобы продолжить смертельно опасное расследование вместе…

Оглавление

Кэрол Эриксон Жаркие тайны пустыни

    Buried Secrets
    Copyright © 2020 by Carol Ericson
    «Жаркие тайны пустыни»
    © «Центрполиграф», 2022
    © Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2022

Глава 1

    Над горами Санта-Каталина нависли тучи. Скоро небеса разверзлись. Струи дождя барабанили по шоссе; от раскаленного асфальта поднимался пар. Первый в сезоне ливень обрушился на пустыню Сонора, жаркую, исстрадавшуюся от жажды.
    Джолин резко затормозила, чтобы избежать столкновения, и ее пикап занесло. Одной рукой она ударила по рулю и закричала:
    – Сиди дома, если водить не умеешь!
    Она не имела права рисковать и попадать в аварию – тем более сейчас, с таким грузом.
    Зазвонил лежащий на приборной панели мобильник. Покосившись на экран, она увидела имя двоюродного брата.
    – Привет, Уэйд. Что стряслось?
    – Это бабушка.
    – Бабушка, ты все время берешь телефон у Уэйда. Я сто раз предлагала купить тебе телефон!
    – Не знаю, почему нельзя вернуть мой старый телефон. – Бабушка цокнула языком. – Тоже мне прогресс!
    Джолин скривила губы.
    – Бабушка, в резервации отключили стационарные телефоны. Решили, что у всех есть мобильники.
    – Неправильно они решили. Ладно, я позвонила узнать, когда ты приедешь. Уэйд сказал, что ты на несколько дней уехала из города.
    – Что у вас случилось? – Пульс у Джолин участился.
    – Почему обязательно что-то должно случиться? Просто хочу, чтобы ко мне приехала одна из моих любимых внучек. Ты где?
    Джолин отпила воды из бутылки, стоящей в подстаканнике.
    – Я была… в Финиксе, у друзей.
    – Дождь собирается, – вздохнула бабушка.
    – Здесь он уже идет. Я сейчас южнее Тусона, дождь гонится за мной в Парадизо. – Она включила обогреватель стекол. – Льет как из ведра!
    – Ну, ты лучше меня следишь за прогнозами погоды. – Бабушка фыркнула и что-то кому-то сказала на заднем плане – скорее всего, Уэйду, кузену Джолин. – После того как ты уехала, у нас тут кое-что произошло…
    Джолин закатила глаза. Бабушка любила посплетничать.
    – За два дня? Сомневаюсь, бабушка.
    – Помнишь молодого агента пограничного патруля – Роба Вальдеса?
    – Такого симпатичного, накачанного? Да, я знаю Роба.
    – Так вот, он ушел с рынка.
    – С какого еще рынка, бабушка? – Джолин сжала губы, чтобы не расхохотаться. Она прекрасно понимала, о каком рынке говорит бабушка.
    – С брачного рынка, Джолин! – Бабушка тяжело вздохнула. – Собирается в долгий отпуск с одной молодой женщиной.
    – В отпуск? Ты шутишь! Значит, его судьба решена. С таким же успехом мог бы заковать себя в кандалы.
    – Смейся, смейся, а он был достойным холостяком, одним из немногих, кто еще оставался в городе.
    – Он симпатичный, но не в моем вкусе. Во-первых, он слишком молод…
    – Знаю я, кто в твоем вкусе, Джолин, и потеря Роба не так плоха, учитывая другие новости, которые я узнала, пока тебя не было.
    Джолин тяжело вздохнула.
    – Бабушка, не тяни!
    Бабушка ответила не сразу – чтобы эффект был больше.
    – Вернулся Сэм Кросс.
    Руки Джолин дернулись, и вода из лужи, в которую она въехала, окатила борт ее пикапа.
    – Сэм вернулся?
    – Я знаю, что Сэм – в твоем вкусе.
    Джолин крепче схватилась за руль.
    – Сэм женат. И это определенно не в моем вкусе.
    – Он развелся. – Бабушка убрала трубку от лица и крикнула: – Уэйд, еще две минуты!
    Джолин фыркнула:
    – Он вернулся два дня назад, а ты уже знаешь его семейное положение? Сомневаюсь, бабушка. Он ни за что не бросит дочь.
    – Вчера он обедал у Розиты, и Рози уверяет, что обручального кольца у него на руке не было. А когда она попросила показать дочку, он открыл на телефоне фото девочки, но не жены.
    Глаза у Джолин защипало от слез; она смахнула их.
    – То, что у него нет обручального кольца, еще ничего не значит. Вы с Рози – те еще шпионки.
    Бабушка заговорила тише:
    – Джолин, со мной можешь не притворяться.
    – Похоже, Уэйду нужен его телефон. – Джолин откашлялась, сглатывая подступивший к горлу ком, и сказала: – Завтра я заеду в резервацию. Сегодня, когда вернусь домой, у меня кое-какие дела.
    – Езжай осторожно и приходи завтра в любое время.
    Джолин снова вздохнула. Что Сэм у них забыл? Скорее всего, приехал по работе. В Парадизо он пробудет недолго, и она очень надеялась, что они не встретятся.
    Остаток пути до Парадизо Джолин проделала, согнувшись над рулевым колесом. Ее не так нервировал дождь, как предстоящее дело. У нее все получится. Должно получиться.
    Двадцать минут спустя Джолин и ливень добрались до Парадизо одновременно. По улицам потекли ручьи. К тому времени, как она повернула на дорожку у дома, началась гроза.
    Она нажала кнопку на пульте и открыла дверь гаража. Вышла из машины и быстро огляделась, а затем открыла кузов пикапа.
    Сначала она извлекла из салона свой чемодан с самым необходимым и поставила на землю. Потом обеими руками взялась за большую спортивную сумку, стоящую на полу перед задним сиденьем. Повесив сумку на плечо, она направилась в гараж, волоча за собой чемодан. Сумку она поставила под верстак, подтолкнув ее подальше к стене мыском промокшей кроссовки.
    Она заперла пикап и еще немного постояла посреди гаража, пока автоматически не выключился свет. Потом направилась к двери, которая вела из гаража на кухню.
    Теперь обратного пути нет.
    Джолин распаковала чемодан. Она не солгала бабушке – действительно была у знакомых, только не в Финиксе, а в Тусоне. Впрочем, никому не нужно знать, где она была.
    Достав вещи, Джолин принялась открывать дверцы кухонных шкафчиков в поисках еды. Пришлось ограничиться хумусом, крекерами, черствой лепешкой и пригоршней орешков с сухофруктами.
    Проверила время по своему мобильнику, посмотрела, как идет дождь за окном.
    Когда на экране появились цифры 22:00, а по небу пронеслись последние грозовые тучи, она направилась в спальню и переоделась в джинсы и синюю футболку.
    Вышла из кухни в гараж, включила свет и положила в рюкзак перчатки, саперную лопатку, фонарь, веревку, кусачки и кое-что еще. Открыла дверь гаража, отперла пикап, бросила рюкзак на заднее сиденье.
    Вернувшись в гараж, она взяла большую лопату, закинула ее на плечо и прошла к пикапу. Бросила лопату в кузов – лужа, которая образовалась там, пошла рябью. Подбоченившись, она повернулась к гаражу и посмотрела на спортивную сумку. Тяжело вздохнула, достала сумку из-под верстака и закинула ее на плечо. Поставив сумку в кузов, потерла руки – как будто сделала все, что хотела. Конечно, до конца еще далеко. Выполнена лишь первая часть задачи.
    Джолин села за руль и нажала кнопку на пульте. Посмотрела, как дверь гаража встала на место. Потом задним ходом выехала с дорожки.
    Повернув на шоссе, она включила дальний свет. Лунного света оказалось недостаточно, а машин на дороге было немного. Когда ее обгоняли, она выключала дальний свет.
    Встречных машин не было. Какое-то время она ехала, затаив дыхание. Откуда здесь взяться другим – так поздно ночью?
    Фары осветили дорожный столбик на обочине. Она сбросила газ и, посмотрев вперед, вовремя заметила съезд, повернула на вспомогательную дорогу.
    Если не знать об ограде, можно было врезаться прямо в нее, но Джолин успела заметить тусклый блеск металлических опор.
    Опоры с проволокой предназначались вовсе не для того, чтобы не пускать дальше посторонних. Они просто обозначали границу участка.
    Сжав зубы, Джолин вышла из машины, пролезла между двумя рядами проволоки, натянутой между опорами. По крайней мере, никому не пришло в голову пустить здесь ток. Правда, и охранять было особо нечего – пока.
    Она осторожно прошла в темноте шагов двадцать, посветила вокруг себя фонариком и сбросила рюкзак, помечая место. Затем побрела к пикапу. Достала из кузова лопату и с трудом вытянула большую спортивную сумку. Теперь она шла медленнее, но сил еще хватало, чтобы сделать то, ради чего она сюда приехала.
    Отодвинув рюкзак, она вонзила лопату в песок. Следующие полчаса она монотонно копала.
    Оттянув горловину потной футболки, осмотрела работу. Насколько глубокой должна быть яма? Ее цель – скрыть, но не спрятать навсегда.
    Она расстегнула молнию на сумке, стоящей у ног, подтащила ее к краю вырытой ямы… и сбросила содержимое в неглубокую могилу.
* * *
    Сэм отодвинул ноутбук, а вместе с ним – и лица пропавших без вести людей. Они исчезли бесследно. Как это могло произойти? В последний раз всех их видели в пограничных аризонских городках.
    В совпадения он не верил.
    Раньше он считал, что кости пропавших можно разыскать в многочисленных туннелях в районе американо-мексиканской границы, но никаких трупов там не нашли.
    И все же пустыня Сонора напоминала огромное кладбище. Сэм снова придвинул к себе ноутбук. Одно место на карте привлекло его внимание. Участок, где планировали построить новое казино. Земля принадлежала племени яки; участок казался легкодоступным благодаря тому, что к нему вела вспомогательная дорога.
    Он встал, потянулся и подошел к окну своего номера в мотеле. Дождь кончился, теперь его экспедиции ничто не помешает.
    Он взял пистолет, бумажник и вышел на улицу к взятой напрокат машине. У агентов пограничного патруля ненормированный рабочий день… особенно если заняться больше нечем.
    Он выехал с парковки при мотеле и направился к шоссе. Когда раньше жил здесь, научился ценить магическую ауру пустыни, но после переезда в Сан-Диего постарался забыть о своих чувствах… однако ничего не получилось.
    Через несколько минут он заметил съезд на вспомогательную дорогу.
    Впереди показались фары, и Сэм прищурился.
    Кого еще сюда занесло?
    Сердце глухо забилось в груди. Тот, кто заявился сюда ночью, ничего хорошего не замышляет.
    Когда его машина поравнялась со встречной – судя по виду, пикапом, – он затормозил. Пикап дернулся и начал пятиться под углом. Водитель пикапа сообразил, что придется посторониться. Но если этот тип думает, что выберется отсюда беспрепятственно и анонимно, то еще не понял, что наткнулся прямо на агента пограничного патруля, пусть даже он и не в форме.
    Сэм перевел рычаг коробки передач в положение парковочной блокировки и, не глуша мотор, не спеша выбрался наружу. Выставив удостоверение перед собой, он хлопнул по капоту пикапа и нагнулся к окошку.
    – Пограничный патруль. Какое у вас здесь дело?
    Стекло опустилось, и он попал под прицел блестящих черных глаз.
    – Сэм? Сэм Кросс?!
    Сэм ахнул, а сердце у него забилось учащенно, когда луч фонарика высветил высокие скулы и полные губы женщины, которую он когда-то безумно любил.

Глава 2

    – Кто это? Кто вы? – буркнул он, понимая, что его слова звучат совсем неубедительно.
    – Да ладно тебе! – Она приставила ко лбу ладонь козырьком, защищаясь от яркого света. – Ты прекрасно знаешь, кто я, так что убери фонарь от моего лица.
    Он сместил луч в сторону, фонарик высветил ее шелковистый конский хвост. Неверный шаг! Он едва не задохнулся, вспомнив, как эти волосы щекотали его голую кожу.
    – Джолин Найтхок?
    – Она самая, Сэм. – Джолин заглушила мотор и включила свет в кабине пикапа. – Что ты здесь делаешь среди ночи?
    – А ты? Здесь небезопасно.
    – Я на своей земле… то есть на земле моего племени. – Она выпятила подбородок, ноздри у нее раздувались. – Что может быть безопаснее?
    Сэм сунул руки в карманы и пнул песок возле ее колеса.
    – Значит, яки собираются построить на своей земле казино. Кто всем руководит? Твой кузен Уэйд?
    – И он, и другие. – Джолин пожала плечами. – Племя поставило вопрос на голосование, и сторонники казино «Солнце пустыни» победили.
    – Значит, ты здесь просто… осматривалась? – Он обвел рукой окрестности. – Бомбу закладывала?
    – Что это значит? – Джолин тряхнула головой, ее черные глаза засверкали.
    – Я просто шучу. – Сэм развел руками. – Догадываюсь, что мысль о казино тебе не слишком нравится. Разве ты раньше не пробовала доказать, что любое строительство в пустыне неблагоприятно скажется на живой природе?
    Она усмехнулась, и от ее грудного смеха у него в груди что-то перевернулось.
    – Нет, заказанное мной исследование окружающей среды не доказало, что казино нанесет ущерб. В конце концов я осталась ни с чем.
    – Да ведь это хорошо, да? В смысле – стройка не повлияет на жизнь пустынных зверей и птиц.
    – Стройка не должна особенно повлиять на них… если не поменяются планы.
    – Благодаря казино здесь появится много рабочих мест, а племя получит деньги, верно? Я знаю, что и пограничный патруль участвует в проекте на каком-то уровне, ведь придется нанимать персонал и из числа яки, живущих в Мексике. Совет племени яки уже связался с нами. – Глядя на Джолин, которая окидывала задумчивым взглядом пустыню, он говорил и говорил без умолку.
    Она круто развернулась и прищурилась:
    – Значит, вот чем ты тут занимаешься? Ты поэтому приехал в Парадизо?
    Стоп. Неужели он стал ее врагом? Кого он обманывает? Он стал ее врагом в тот день, когда бросил ее… Вернее, когда она его прогнала.
    – Я… Ну да, примерно. – Не обязательно раскрывать ей все чудовищные подробности своего задания.
    Она постучала по рулю длинными тонкими пальцами.
    – Среди ночи ты ничего тут толком не увидишь, тем более что копать здесь начнут только через два дня. Даже оборудование еще не завезли.
    – Я хотел приехать раньше, но ливень помешал. Можно было все отложить до завтра, но… Мне захотелось взглянуть на пустыню до начала стройки. – Сэма обдало жаром. Он радовался темноте, потому что в темноте Джолин не видит его лица.
    – Вот и мне тоже… захотелось взглянуть. – Джолин завела мотор. – Ты будешь на церемонии закладки первого камня?
    – Буду. А ты?
    – Конечно. – Она сдала назад, в песок. – Здесь моя земля.
    Объехав его машину, она вывела пикап на дорогу. Сэм смотрел вслед Джолин, пока у него не заслезились глаза и свет задних фонарей ее автомобиля не превратился в красное размытое пятно.
    Тогда он сел в машину и поехал дальше.
* * *
    Прошло два дня после встречи с Джолин. Сэм снял с вешалки зеленую форменную рубашку пограничного патруля, встряхнул ее, надел и застегнул снизу доверху.
    На церемонии закладки первого камня казино будет жарко, как в пекле, но он там должен быть в качестве официального представителя, поэтому не может явиться в шортах и шлепанцах. Там у него появится еще одна возможность увидеть Джолин.
    Он надеялся встретить ее в городе, но ничего не получилось. Возможно, она занята по работе в Службе национальных парков, однако в глубине души Сэм подозревал, что она специально его избегает. Он ее не винил, но ему хотелось рассказать ей о своем теперешнем положении. Впрочем, какая ей разница? Позавчера, во время ночной встречи, у него создалось впечатление, что Джолин вполне довольна своей жизнью.
    Выйдя из мотеля, он с пульта открыл служебный пикап пограничного патруля, сел за руль и снова поехал на то место, где собирались строить казино.
    Примерно через полчаса он сбросил скорость: на шоссе образовалась пробка. Два сотрудника дорожного патруля приказывали всем водителям сворачивать на обочину и парковаться.
    Сэм опустил окошко и высунул руку, подзывая к себе патрульного.
    К его пикапу подошел здоровяк в зеркальных солнцезащитных очках.
    – Можете объехать кругом и припарковаться у стройплощадки, если протиснетесь мимо протестующих. – Здоровяк ухмыльнулся. – Настоящее представление.
    – А что, есть протестующие?
    – Дальше на шоссе. На вспомогательную дорогу мы их не пустили.
    – Они из племени яки? – Сердце у Сэма забилось чаще.
    – Некоторые. Те, кто выступали против казино.
    У поворота на вспомогательную дорогу стояла толпа; было очень шумно. Сэм опустил стекло. Представители племени яки, одетые в национальную одежду, размахивали плакатами, кричали и били в барабаны. Барабанный бой отдавал в ушах Сэма, и он, затаив дыхание, осмотрел протестующих. Неужели Джолин Найтхок среди них? Иногда такие протесты выходят за рамки и приводят к насилию. Не увидев ее лицо среди протестующих, Сэм вздохнул с облегчением.
    Он осторожно проехал между протестующими – их заставили расступиться сотрудники дорожного патруля, а потом пристроился за одним из автобусов, который вез людей на место церемонии.

    Посередине импровизированной сцены стоял Уэйд Найтхок, двоюродный брат Джолин. Свои черные волосы он собрал в конский хвост; кроме того, сменил всегдашний дорогой костюм, сшитый на заказ, на свободную белую рубаху с вышитыми на ней животными-тотемами племени яки. Прическа и одежда указывали, что он относится к коренным американцам.
    Мэр и прочие важные лица толпились с краю сцены. Сэм разглядел Нэша Диллона, который беседовал с хорошо одетой пожилой женщиной. Сэм высунул руку из окошка и помахал Нэшу, тот кивнул в ответ. Хотя Нэш был сотрудником пограничного патруля, его родители, владельцы местного завода, спонсировали строительство казино. Скорее всего, пожилая женщина, с которой беседовал Нэш, – представитель компании-инвестора.
    Увидев Сэма, Клей Арчер, глава отделения пограничного патруля в Парадизо, показал ему два больших пальца. Припарковавшись, Сэм направился к сцене. Они с Клеем пожали друг другу руки.
    – Произнесешь речь? – спросил он.
    Клей закатил глаза:
    – Скажу несколько слов о яки по ту сторону границы и о рабочих местах для них.
    К ним подошел Нэш.
    – Я бы что угодно отдал, лишь бы сойти со сцены, но родители настояли, чтобы я был здесь и познакомился с представителем группы, которая финансирует проект.
    К ним присоединилась собеседница Нэша. Сэм выразительно поднял брови и тряхнул головой. Нэш с улыбкой повернулся к женщине:
    – Карен, позволь тебе представить моих коллег по пограничному патрулю, Клея Арчера и Сэма Кросса. Сэм из Сан-Диего. Это Карен Фишер. Она представляет инвесторов.
    Гладкое, холеное лицо Карен Фишер не сочеталось с седыми прядями в волосах и с ее по-мужски крепким рукопожатием.
    – Приятно с вами познакомиться. Спасибо за все, что вы делаете, чтобы сохранить нашу безопасность.
    – Мэм, мы просто делаем свое дело, – галантно отозвался Клей, который всегда оставался джентльменом.
    – Сэм, с возвращением! – Уэйд протолкался в толпе, протягивая ему руку; на фоне смуглой кожи его зубы казались ослепительно-белыми. У него была улыбка политика.
    Сэм пожал ему руку:
    – Рад тебя видеть, Уэйд. Поздравляю!
    – Спасибо. Проект много значит для Парадизо и для племени. Правда… – Уэйд склонил голову, и конский хвост скользнул ему за плечо. – Ты больше здесь не живешь, так что для тебя это не так важно. О том, что ты вернулся, мне сказала бабушка. Приехал по делу?
    – Ага. – Сэм посмотрел направо и налево от сцены.
    – Можно сочетать приятное с полезным. – Уэйд подмигнул. – Джолин вон там, справа, у экскаваторов.
    Не дожидаясь, пока Сэм начнет отрицать, что он ищет Джолин, Уэйд шагнул назад и хлопнул по спине мэра Замора. Настоящий политик!
    – Схожу туда. – Сэм склонил голову в сторону огромных машин, готовых рыть землю.
    Клей поднял брови:
    – Иди-иди. А я порепетирую речь.
    – Нам лучше занять места.
    Нэш взял Карен под локоть. Она кивнула Сэму.
    Сэм протискивался в толпе гостей и остановился, увидев, как Джолин помогает усесться бабушке Вив. Вот и предлог нашелся! Ему в самом деле хотелось поздороваться со старушкой. Когда-то он был ее любимцем – пока не разбил сердце ее внучке.
    Подходя к женщинам, Сэм нервно облизнулся; во рту заскрипел песок.
    Он коснулся руки бабушки Вив:
    – Наконец-то я вижу своего самого любимого человека в Парадизо!
    Бабушка Вив склонила голову набок:
    – Заговорил совсем как Уэйд. Ничто не мешало тебе заглянуть в гости в резервацию.
    – Дел было много… работа. – Сэм обнял старушку. – За то время, что меня не было, вы не постарели ни на день!
    – Ты точно как Уэйд. – Старушка погрозила ему пальцем. – Джолин, так и будешь делать вид, что не замечаешь его?
    – Бабушка, сядь! – Джолин похлопала по спинке стула, куда она положила для бабушки подушку. – Привет, Сэм. Как дела?
    Значит, они будут притворяться, как будто позавчера ночью не наткнулись друг на друга на этом самом месте! Что ж, в такие игры можно играть и вдвоем.
    Он заключил Джолин в объятия. Ее мягкое тело на секунду прижалось к нему.
    – Рад видеть тебя, Джолин. И еще больше я обрадовался, когда не увидел тебя среди протестующих – ради твоей же безопасности.
    Она высвободилась из его рук.
    – Протесты бесполезны. Там Клей произносит речь?
    Объятие повлияло на него больше, чем на нее, горло сжалось так, что стало трудно говорить.
    – Что-то о яки по ту сторону границы.
    Бабушка Вив похлопала по стулу рядом с собой.
    – Бабушка, а как же я?
    – Тебя я вижу все время. Пусть Сэм посидит здесь, а ты садись по другую сторону от него.
    Сэм быстро уселся, чтобы успеть раньше Джолин, как будто они играли в «лишний стул».
    – Здесь самое лучшее место!
    Видя, что у нее нет другого выхода, Джолин опустилась на стул рядом с ним, закинула ногу на ногу и сдвинула брови.
    Мэр Замора постучал по микрофону.
    – Как вам угощение и танцы? – Он помолчал, послушал жидкие аплодисменты и заговорил об историческом и культурном наследии племени яки.
    Сэм не слушал мэра. Все его внимание было сосредоточено на ноге Джолин, которой она покачивала. Обычно она носила джинсы и сапоги, но сегодня надела легкую длинную юбку. С каждым движением разрез на юбке раскрывался, и он видел ее гладкое бедро.
    – Ты хоть слушаешь? – Она ткнула его локтем в бок.
    – Что? Ах да, культурное наследие…
    – Каким образом казино связано с культурным наследием яки? Наверное, его украсят нашими тотемными животными… Брр! – Она скривила полные губы.
    – Ш-ш-ш! – Перегнувшись через Сэма, бабушка Вив ткнула Джолин в плечо. – Сейчас будет выступать твой двоюродный брат!
    Подойдя к микрофону, Уэйд издал громкий боевой клич. Зрители повскакали с мест, ответные вопли слышались со всех сторон.
    Джолин закатила глаза и показала на стремительно темнеющее небо:
    – Похоже, сейчас польет.
    Сэм наклонил голову к Джолин:
    – Может, они успеют произнести все, что положено, и мэр вместе с Уэйдом кинут по лопате песка через плечо, прежде чем к работе приступят большие машины.
    – Неужели экскаваторы будут работать под дождем? – Джолин сложила руки на колене, переплетя пальцы.
    – Конечно. После такого работа закипит.
    Ее беспокойные руки переместились на юбку; она перебирала материю, сминала складки, выпускала и снова перебирала.
    Наверное, Джолин было бы приятнее с протестующими, но после смерти ее отца бразды правления в семье Найтхок взял в свои руки Уэйд, один из вождей племени яки. Нехорошо, если один Найтхок приветствует казино, а его кузина размахивает плакатом вместе с протестующими…
    Клей произнес свою речь; на нем все закончилось. Мэр Замора и Уэйд взяли лопаты и торжественно спустились со сцены. Кто-то перекусил кусачками проволоку между опорами, и они вошли в образовавшийся проход.
    Оба одновременно вонзили лопаты в песок. В толпе послышались приветственные возгласы, защелкали камеры.
    Джолин рядом с ним словно оцепенела. Сэму показалось, что она затаила дыхание. Он тронул ее за плечо:
    – Ты есть хочешь? Давай принесу тебе что-нибудь перекусить из киоска?
    Она наградила его ослепительной улыбкой, от которой он чуть не упал со стула:
    – Да, было бы здорово!
    Такого ответа он не ожидал. Ему казалось, что она постарается удрать с церемонии как можно быстрее.
    По пути к киоскам с едой Джолин глубоко вздохнула.
    – Приближается ливень, но, по-моему, им удастся начать копать до потопа. А ты как думаешь?
    – С чего вдруг тебе так хочется, чтобы они скорее приступили к работе? – Он с подозрением покосился на нее.
    – Это как снимать повязку. Лучше сорвать ее сразу, одним движением. – Она ткнула пальцем в сторону одного киоска: – По-моему, там нам дадут чили, которое нравится бабушке.
    Пришлось постоять в очереди. Сэм взял три миски с чили, несколько бутылочек воды и соломинки. На обратном пути им с Джолин пришлось пробиваться через толпу людей, которые смотрели, как экскаваторы выкапывают песок и насыпают его большими кучами.
    Подойдя к бабушке Вив, Сэм протянул ей миску, а бутылку воды с торчащей оттуда соломинкой поставил на пустой стул с ней рядом.
    – Осторожнее! Горячо.
    Вдали раздался гром, как будто подтверждал его предостережение.
    В толпе послышались взволнованные голоса; почти все зрители устремились к стройплощадке, сбив по пути несколько стульев.
    – Что там происходит? – Джолин хлопнула его по спине. – Ты высокий. Людей взволновала не гроза, а что-то другое…
    – Сам не знаю. – Сэм смотрел поверх моря голов. – Там рабочие… они что-то кричат и бегут к сцене. Схожу посмотрю.
    – Я с тобой!
    Если она готова идти за ним, он поведет ее всюду, куда она захочет пойти.
    Сэм пробивался в толпе. Джолин не отставала. Дойдя до сцены, он схватил за плечо Клея:
    – Клей, что случилось?
    – Кажется, рабочие что-то нашли.
    Сэм подошел ближе к парням, которые размахивали руками и трещали без умолку.
    Один кричал, подойдя вплотную к Уэйду:
    – Мы должны остановиться! Мы должны остановиться!
    Уэйд вспыхнул:
    – Не валяйте дурака! Ерунда. Продолжайте!
    Водитель одного экскаватора широко расставил ноги:
    – Я не буду. Я не стану продолжать.
    Второй рабочий перекрестился и произнес:
    – Боже мой!
    Джолин крикнула, заглушая общий шум:
    – Уэйд, что случилось?
    Уэйд повернулся к ней; его гладкое лицо помрачнело.
    – Ничего. Ерунда!
    Мэр покачал головой:
    – Уэйд, будь я проклят! Похоже, парни вырыли какие-то кости. Мы наткнулись на кладбище!

Глава 3

    – Кости? Человеческие кости?! – Джолин скрестила руки на животе.
    – Вот именно, Джолин, там может быть что угодно… например, останки каких-нибудь вымерших зверей, о которых ты так печешься. – Уэйд щелкнул длинными пальцами и покосился на рабочих. – По-твоему, эти парни похожи на археологов?
    – А ты? – Она рубанула рукой в воздухе, словно пыталась на расстоянии стереть с лица Уэйда презрительную усмешку. – Выбирай выражения! Они понимают, что увидели!
    Сэм присвистнул и прошептал ей на ухо:
    – Вот и помеха планам старины Уэйда, верно?
    – Он прав, – прошептала она в ответ. – Кости могут оказаться чьими угодно.
    – Да уж. – Сэм стиснул челюсти. – Кажется, мэр сказал, что рабочие наткнулись на кладбище? Они что, нашли не один скелет?
    – Что бы там ни было, рабочие напуганы.
    Сэм быстро развернулся, и Джолин положила руку ему на плечо:
    – Ты куда?
    – Мы с Клеем наверняка сумеем отличить человеческие кости от останков животных. – Он махнул в сторону Клея: – Эй, Клей!
    Клей подошел к ним.
    – Слышали? Там что, выкопали какие-то кости?
    – Скажи, тебе пришло в голову то же, что и мне? Пошли посмотрим. – Сэм сжал плечо Джолин: – Жди здесь.
    – Еще чего!
    Она пошла следом за двумя агентами пограничного патруля.
    – Уж не думаете ли вы, что я не сумею отличить кости животных от человеческих? Исключение не менее важно, чем опознание!
    Сэм вздохнул:
    – По опыту знаю, что отговаривать тебя бесполезно.
    Он не мог перестать ее любить. Правда, не особенно и старался.
    Они втроем зашагали по песку к машинам. Экскаватор застыл с ковшом в воздухе. Они остановились на краю ямы и заглянули в нее.
    Клей ткнул пальцем в сторону песка.
    – Ну вот. Там длинная трубчатая кость. Похоже на бедро.
    – Может, это кость койота. Или овцы. – Сэм вытер шею после того, как туда упала крупная дождевая капля.
    Джолин присела на корточки у кучи песка, осторожно смела песок сверху и крикнула:
    – По-вашему, череп тоже койота?!
    Оба мужчины подошли к ней и, нагнувшись, увидели рядом с гусеницей экскаватора человеческий череп.
    Клей выхватил из кармана телефон.
    – Звоню в полицейский участок Парадизо. Все равно они прислали сюда машину – следить за протестующими.
    – А я сообщу плохую новость Уэйду и мэру Заморе. Работы придется временно остановить. Возможно, здесь место преступления. – Сэм круто развернулся и зашагал к сцене.
    Джолин побежала за ним и дернула его за рубашку:
    – Место преступления? Что значит «место преступления»?
    – Кости могут принадлежать жертве убийства. – Он сдвинул брови. – Ты же нашла череп и сразу поняла, что он человеческий.
    – Жертва убийства?! – Джолин обвела глазами площадку, словно впитывая происходящее – цвета, голоса, запахи. Затем пошатнулась.
    Сэм обхватил ее за талию.
    – В чем дело? У тебя кружится голова? Кости тебя расстроили?
    – Здесь слишком людно и душно… Заберу бабушку и уеду отсюда.
    Как только она освободилась от Сэма, на нее набросился Уэйд и ущипнул за плечо:
    – Что ты наделала?!
    – Я? Ничего.
    – Ты была возле ямы… Говорят, ты нашла человеческий череп! Ну зачем тебе нужно всюду совать свой нос? Я бы как-нибудь уговорил рабочих, и можно было бы…
    – Что «можно было бы», Уэйд? Замести кости под ковер?
    Во время ее перепалки с Уэйдом Сэм разговаривал по телефону. Когда кузен подошел к ней вплотную с угрожающим видом, Сэм развернулся и встал между ними:
    – Потише, Уэйд! Успокойся. Страшная находка потрясла рабочих. Они бы не стали молчать.
    Уэйд расставил ноги, его всегдашняя искусственная улыбка сменилась презрительной ухмылкой.
    – Ты не представляешь, как хорошо успокаивают нервы вовремя переданные несколько баксов!
    – Уэйд, на твоем месте, я бы не слишком хвастал своим умением давать взятки. – Сэм снова взялся за телефон. – Я позвонил в полицию Парадизо. Они уже выслали машину. Потом сюда приедут криминалисты из Управления шерифа округа Пима и заберут кости.
    – И что они сделают с костями? – Джолин тяжело вздохнула.
    – Проверят, измерят, проанализируют. Может быть, установят личность погибшего. – Сэм хлопнул Уэйда по спине. – Не унывай, Уэйд! Как только кости увезут и перекопают окрестности – вдруг найдут еще останки, – ты сможешь возобновить строительство… примерно через годик.
    – Нам это не помешает. Джолин, увези бабушку домой.
    – Да, я как раз собиралась. И чем скорее, тем лучше.
    – Я поеду с вами. – Сэм взял Джолин под локоть и повел в сторону зрителей, которые быстро расходились. – С Уэйдом нелегко справиться.
    – Точно. – Она вывернулась. – Только не нужно защищать меня от Уэйда – и вообще ни от кого.
    Она все больше привыкала к Сэму – к его прикосновениям, заботе, предупредительности по отношению к бабушке… Лучше не стоит!
    Бабушка обожала Сэма и радовалась его знакам внимания.
    Вернувшись к тому месту, где они оставили бабушку, они увидели, что на стульях развалились два подростка. Одного из них Джолин узнала.
    – Эндрю, ты не видел мою бабушку?
    Не отрываясь от телефона, парень кивнул:
    – Да, она ушла вместе с моей бабушкой. Они велели мне оставаться здесь и передать тебе, когда вернешься, что они взяли твою машину.
    – Они взяли мою машину?! – Джолин посмотрела на небо. – Зачем?
    Эндрю пожал плечами:
    – Мы с другом захотели остаться, поэтому бабушка Вив велела моей бабушке взять твои ключи и ехать на твоей машине. Если хочешь, я тебя подвезу.
    Джолин выхватила сумку из-под стула.
    – Спасибо, Эндрю, не нужно. Сяду к кому-нибудь…
    – Ко мне. – Сэм смерил парня оценивающим взглядом. – У тебя права-то есть?
    – И права есть, и все, что полагается. – Эндрю ударил друга по плечу: – Пошли туда, может, удастся увидеть кости!
    После того как мальчишки ушли, Сэм повернулся к Джолин:
    – Ты не против немного подождать, пока я поговорю с полицейскими из Парадизо? Возможно, они и тебя кое о чем спросят.
    – Меня?! – У нее сел голос, и она откашлялась. – Зачем?
    – Череп-то нашла ты.
    – Я его не находила. Череп просто лежал на земле.
    – Он не просто лежал на земле. Мы с Клеем обязательно заметили бы его, если бы он лежал сверху. – Он положил руку ей на спину. – Они приехали!
    Джолин посмотрела на полицейских, которые беседовали с Уэйдом и двумя рабочими. Сэм поздоровался с полицейскими и рассказал, как они с Клеем пошли взглянуть на кости, чтобы выяснить, чьи они. Затем он показал на Джолин и добавил:
    – А как только Джолин нашла череп, мы поняли, с чем имеем дело.
    Полицейский расспрашивал их совсем недолго. Джолин убедила Сэма уйти до того, как приедут помощники шерифа.
    – Полицейскому известно, кто мы такие. При необходимости с нами без труда свяжутся. – Она запрокинула голову и посмотрела на темнеющее небо. – Если мы сейчас не уедем, через несколько минут попадем под ливень.
    – Хорошо, что нам хотя бы не придется ждать автобус. – Сэм показал на пикап пограничного патруля, припаркованный за лотками с едой. – У меня привилегированная парковка.
    Когда он распахнул перед ней дверь пикапа, дождь пошел всерьез. Джолин быстро забралась внутрь, и он захлопнул дверцу.
    К тому времени, как сам он сел за руль, его рубашка совершенно промокла.
    До вспомогательной дороги Сэм ехал за автобусом и обогнал его, когда они повернули на шоссе. Жестом показал на телефон, который Джолин сжимала в руках:
    – Если хочешь, позвони Рози и выясни, добрались ли они домой.
    – Дам им больше времени. Не хочу отвлекать Рози, если она за рулем. Хватит того, что ее внук Эндрю где-то здесь, в пути.
    – Ты не рассказала бабушке Вив о нашей позавчерашней ночной встрече. – Он покосился на нее и тут же сосредоточился на дороге.
    – Не хотела ее волновать.
    – Потому что она знает, как ты расстраиваешься из-за казино?
    – Не так уж я и расстраиваюсь. – Джолин расправила юбку на коленях. – Прогресс, верно? Уэйд сказал, сколько рабочих мест появится у нас благодаря казино… Это неплохо. Насколько я понимаю, семья Нэша Диллона тоже участвует в проекте.
    – Да. – Сэм почесал подбородок. – Но, по-моему, служба в пограничном патруле интересует его гораздо больше, чем дела семейного предприятия. И все же он поднялся на сцену и беседовал с представителем одного из крупных финансовых консорциумов.
    – Слышала про их компаньона. По-моему, у него есть доля и в казино.
    – Не у него, а у нее. Консорциум представляет Карен… Фишер. Нэш занят младенцем, которого усыновили они с невестой.
    – Да, Нэш занят младенцем. – Джолин посмотрела в окошко. По стеклу текли струйки воды – как слезы. Надо спросить Сэма о его ребенке, о его дочери. Внутри у нее все сжалось, и она прижалась лбом к стеклу.
    – Мы с женой развелись, – выпалил он, и в машине воцарилось неловкое молчание.
    Ответить или промолчать?
    – Это я уже слышала. – Она прижала ладонь ко рту, чтобы удержаться от новых обвинений.
    – Джолин, я никогда не говорил тебе, что развелся.
    – Разъехались, развелись… Ты уверял, что никакой разницы нет. Да-да, знаю. Я верила тому, во что хотела верить.
    – Джолин, я правда считал, что мой брак окончился. Я хотел, чтобы он окончился. Я хотел быть с тобой! – Он ударил кулаком по приборной панели.
    Она вцепилась пальцами в юбку.
    – Знаю, тебе пришлось выбирать: я или твоя дочь. Я все понимаю. Ни один из нас не был бы счастлив, если бы ты бросил ребенка.
    – И тем не менее я работаю здесь, а моя дочь в Сан-Диего. Дети не спасают неудачные браки.
    – Все равно ты должен был попробовать. – Она следила глазами за дворниками, их движение как будто гипнотизировало. – Как ее зовут?
    – Джессика. Я зову ее Джесс. – Сэм крепче сжал руль и немного расслабился. – Недавно ей исполнилось два года.
    Джолин точно знала, сколько лет и месяцев дочери Сэма. Прошло больше двух лет с тех пор, как он ее бросил и разбил ей сердце. Тогда она могла бы его остановить. Он ждал, что она его остановит, но… если бы он остался, то возненавидел бы себя, а потом и ее тоже.
    Сэма бросил отец; он ушел от его матери, когда Сэму было всего три года. Он не смог бы поступить так с собственным ребенком.
    Что бы ни случилось между ним и его женой, наверное, жизнь стала невыносимой, раз он предпочел развестись.
    Она провела рукой по лицу.
    – Джесс уже говорит?
    – Безостановочно болтает. – Он повернул на ее улицу.
    – Не хочешь зайти ненадолго? Кое-кто мечтает с тобой повидаться.
    – Чип? Он по-прежнему у тебя?
    – Конечно. – Она не хотела говорить, что каждую ночь после ухода Сэма мочила мех Чипа слезами. Знать об этом должны только она и Чип.
    Джолин вбежала на крыльцо, ударив в дверь ладонью, крикнула:
    – Успокойся! Веди себя хорошо!
    Она приоткрыла дверь, и Чип высунул наружу мокрый нос.
    – Сэм, ты готов?
    – Выпускай. – Сэм сел на корточки.
    Едва Джолин распахнула дверь, Чип бросился к Сэму, чуть не сбив его с ног. Виляя хвостом, пес поставил передние лапы Сэму на грудь и покрыл его лицо собачьими поцелуями.
    – Вы только посмотрите. – Сэм обнял пса за шею и похлопал его по боку. – Как он вырос! Он хороший сторожевой пес?
    – Самый лучший. Разве не видишь по тому, как он тебя встречает? – Джолин потянула Чипа за ошейник. – Пошли, дурачок!
    Она шире распахнула дверь, но Чип не желал входить, пока Сэм не встал и не переступил порог.
    Закрыв за ними дверь, она положила запасной ключ на стол в прихожей и повесила мокрую сумку на гвоздик.
    – Выпьешь чего-нибудь?
    – Воды. – Он выпростал рубашку из-под пояса. – А знаешь, чего я хочу на самом деле?
    Сердце у нее затрепетало, а во рту пересохло, пока она смотрела, как Сэм расстегивает рубашку. Она не сможет все повторить, как бы отчаянно ее тело ни ждало его прикосновений.
    Он поднял брови:
    – Если ты не против, я бы взял твой фен минут на двадцать перед тем, как возвращаться в участок. В мокрой рубашке очень неудобно.
    – Никаких проблем. – Она почесала Чипа за ухом. – Только у меня переодеться не во что, если ты не хочешь надеть халат. Правда, он в цветочек. Клянусь, я не буду тебя фотографировать.
    – Да ведь сейчас не холодно, верно?
    Он сбросил рубашку. Джолин упивалась видом его стройного мускулистого торса. Кончики пальцев покалывало при воспоминании о его гладкой, теплой коже, и внутри проснулось желание.
    Она развернулась к кухне.
    – Сейчас принесу воду, а твои вещи брошу в сушилку. Только не надейся, что я их поглажу.
    – К счастью для нас обоих, форму гладить не нужно. – Сэм отправился на кухню следом за ней.
    Если бы утром ей сказали, что полуобнаженный Сэм Кросс под вечер будет сидеть у нее на кухне, она бы… поблагодарила за такие слова.
    Джолин положила в стакан лед, налила воду и поставила перед ним. Щелкнув пальцами, сказала:
    – Давай сюда рубашку.
    Джолин прошла в прачечную, бросила рубашку Сэма в сушилку, нажала несколько кнопок, глубоко вздохнула и вернулась на кухню.
    – Ты так и не сказал, зачем приехал в Парадизо. Работаешь над каким-то делом?
    – Да, над делом. – Он провел пальцем по запотевшему стакану. – Кстати, Джолин, хочу тебя поблагодарить.
    – Поблагодарить меня? – Она ткнула себя пальцем в грудь. – За что? Каким образом я тебе помогла?
    Сэм допил воду и поставил стакан на столешницу.
    – Подбросила кости на стройплощадку.

Глава 4

    Прищурившись, Сэм наблюдал за тем, как Джолин медленно покрывается румянцем. Ее реакция подтверждала его подозрения.
    – Ты думаешь, что кости на стройку подбросила я?! – Ее длинные ресницы затрепетали. – З-зачем же мне это понадобилось?
    – Брось, Джолин. За кого ты меня принимаешь? Ты отправилась туда среди ночи с лопатой, а в день закладки первого камня казино, которое тебе противно, на стройплощадке вдруг обнаружились кости.
    – С ума сойти. И откуда у меня кости?
    – Ты женщина изобретательная. Не сомневаюсь, быстро придумала, как заполучить кости. И позаботилась о том, что мы нашли череп, потому что ты знала, что он там.
    Джолин расправила плечи и вскинула подбородок:
    – Ты ничего не докажешь!
    – Дай мне месяц-другой, и я все докажу. – Он облокотился о столешницу и ссутулился. – Но я не собираюсь арестовывать тебя за то, что ты подбросила кости. Не думаю, что ты совершила преступление. Напротив, даже благодарен тебе.
    – Ничего не понимаю. Учти, я ни в чем не признаюсь, но с чего тебе радоваться тому, что кто-то подбросил кости на стройплощадку?
    – С того, что мне это на руку. – Он почесал подбородок.
    – Смешно! Обвиняешь меня непонятно в чем и говоришь о каком-то деле.
    – Пропавшие без вести.
    – Пропавшие без вести?! – Джолин вздрогнула.
    – В Сан-Диего начали пропадать люди – и в город стал поступать особо чистый метамфетамин, розовый. Примерно то же самое происходило здесь, в Парадизо, несколько лет назад. Так как раньше я здесь работал, командир послал меня сюда, чтобы навести справки.
    – Не понимаю. – Джолин задумчиво водила пальцем в лужице воды на столешнице. – Люди пропадают постоянно. Почему эти пропавшие требуют более пристального расследования, чем все остальные?
    – Речь идет о целой группе. Больше обычного количества. Известно, что и здесь, и в Сан-Диего они стали пропадать в районе границы. Кроме того, исчезновения совпали с появлением на улицах нового вида амфетамина.
    – И каким образом кости в пустыне помогут твоему расследованию?
    Сэм потер подбородок.
    – В пустыне в Калифорнии мы нашли целое кладбище костей. И удалось установить, что люди начали пропадать одновременно с появлением розового метамфетамина. Вот почему мы предположили, что здесь есть похожее кладбище. Я хочу провести раскопки, причем как можно скорее, иначе все буквально скроется под комплексом казино.
    – С чего ты взял, что твои пропавшие здесь? – Джолин обхватила себя руками и потерла предплечья.
    С какой радостью он обнял бы ее! Хотя именно она потребовала, чтобы он вернулся к беременной жене, она еще не простила его за то, что он ушел… пока не простила. Он глубоко вздохнул.
    – Я получил подсказку.
    – Ты не хочешь объяснить, что за подсказка?
    – Лучше не буду. Зато теперь я могу воспользоваться обнаруженными костями, которые ты туда подбросила. Надеюсь, мои розыски не будут напрасными. А теперь у меня вопрос: что ты собиралась делать после того, как эксперты поймут, что зарытые тобой кости не принадлежат древним представителям племени яки?
    Она расправила плечи и забросила волосы за плечо.
    – Я ничего не продумывала заранее. Только хотела отложить начало строительства – что мне и удалось.
    Сэм вздохнул.
    – Точно, удалось. – Он подмигнул ей. – Не спрашиваю, где ты их раздобыла, потому что знаю: у тебя есть высокопоставленные друзья… по крайней мере, среди ученых. Но как ты точно узнала, где зарыть кости? Они ведь могли начать копать где угодно.
    Джолин едва заметно улыбнулась:
    – У меня есть карта-схема, на которой отмечены этапы строительства. И там указано, откуда начнут копать. Все довольно точно.
    – Дай угадаю. – Он провел рукой по груди, и Джолин проследила за тем, как легко движется его ладонь. От ее взгляда он завелся. Если на такое способен лишь один взгляд ее сияющих черных глаз, он в еще большей беде, чем думал, когда вернулся сюда.
    – Да? Угадывай. – Она вопросительно посмотрела на него.
    – Хм… – Он покачал головой. – Ты каким-то образом получила карту от кузена.
    – Да. Бабушка вечно берет телефон Уэйда. Я заглянула туда, увидела карту и распечатала ее прямо из его телефона. И все получилось.
    – Пока получилось. Криминалисты скоро поймут, что кости не относятся к древнему захоронению племени яки, тем более что Уэйд и его сторонники будут торопить их с результатами.
    – Нэш Диллон? Ты думаешь, Нэш будет его подталкивать?
    – Не знаю, за он или против. Джолин, большинство местных считает казино отличной идеей.
    – У большинства нет отца, которого там убили. – У Джолин задрожали губы, и Сэм встал с табурета, обошел кухонный островок и обнял ее.
    – Знаю. Прости, и мне жаль, что никто так и не ответил за то преступление. Ты поэтому против казино?
    – Будь Джо Найтхок сегодня жив, никто и не подумал бы строить на нашей земле казино. – Она схватила его за руку. – Сэм, как ты не понимаешь? Два события связаны! Моего отца убили, чтобы расчистить место для казино.
    – Что ты такое говоришь? По-твоему, Уэйд убил твоего отца?
    – Не знаю. – Она выпустила его руку, полу обернулась и облокотилась о столешницу. – Совсем как с твоими пропавшими без вести. Уж слишком много совпадений.
    Он притянул ее ближе, но невольно отпрянул, услышав сигнал таймера из прачечной.
    – Власти склоняются к версии, по которой твоего отца убили наркоторговцы – он видел что-то, чего не должен был видеть…
    – Версию властей я знаю, только им не верю.
    Джолин направилась в прачечную.
    Сэм посмотрел ей вслед, увидел, как покачиваются ее бедра в цветастой юбке, и зажмурился. Что подумает о нем Джолин, если узнает: пока она вспоминает своего отца, он мечтает о ней в своей постели?
    – Сомневаюсь, что ты найдешь поддержку у Нэша. Его семейное предприятие входит в какой-то консорциум, который принимает решения об инвестициях. У него самого почти нет права голоса в таких вопросах. Он просто сидит сложа руки и получает прибыль.
    Джолин плавно вошла в кухню, неся его рубашку.
    – Я просто предположила. У Нэша легкий характер, кроме того, отца его невесты тоже убили на службе. Я подумала, что она, возможно, мне сочувствует.
    – Не сомневаюсь, что сочувствует. Но, повторяю, у Нэша есть и деловые интересы, хотя решения принимает не он. Так все устроили его родители, поскольку ни Нэш, ни его сестра не особенно интересуются повседневной деятельностью компании.
    Она помахала перед ним рубашкой:
    – Сухая.
    Сэм надел еще теплую рубашку и сказал:
    – По-моему, со второй частью твоего плана я могу тебе помочь.
    – Ты собираешься воспользоваться костями, чтобы начать расследование на стройке? Думаешь, что где-то там похоронены твои пропавшие?
    – Вот именно.
    – Значит, ты никому не скажешь о том, что кости подбросила я? – Джолин провела языком по нижней губе.
    – Зачем мне говорить? Благодаря передышке у меня появится время порыскать по тому участку пустыни. Потом, когда криминалисты поймут, что кости… не то, что предположили вначале, у меня появится еще одна причина остановить стройку. И ты о моих планах никому не расскажешь, да?
    – Буду держать рот на замке.
    Он протянул руку:
    – Значит, договорились?
    – Договорились! – Джолин пожала ему руку, и от прикосновения ее нежной кожи его словно ударило током.
    Она попыталась выдернуть руку, но он крепко держал ее и провел подушечкой большого пальца по ее ладони.
    – А как у тебя вообще дела? Выглядишь хорошо.
    Она оставила свою руку в его руке.
    – Отлично. Работа мне по-прежнему нравится. У родственников все хорошо. Чип – мой постоянный спутник.
    Сэм уже наводил справки о семейном положении Джолин и о том, есть ли у нее постоянный спутник жизни, и с облегчением узнал, что она одна и ни с кем не встречается.
    Перед тем как выпустить ее руку, он сжал ее.
    – Ты счастлива?
    – Если не считать грязи, которая окружает будущее казино? Да, счастлива. А ты? Что с твоей семейной жизнью?
    Он пожал плечами:
    – Да ничего. Я понял, что мой брак обречен, в ту минуту, как вернулся туда… точнее, после рождения Джесс.
    – Эми не изменилась после того, как родилась Джесс? – Джолин приложила руку к сердцу.
    – Нет… по-прежнему душа всех вечеринок.
    – Она еще употребляет? А когда ждала ребенка?
    – Сначала перестала, но, по-моему, в конце беременности снова взялась за старое. – Он ударил кулаком по столешнице. – Я должен был понять! Но она скрывалась… обманывала меня.
    – А Джесс? – Джолин широко раскрыла глаза. – С ней все в порядке?
    – Она родилась раньше срока с маленьким весом. Немного отставала в развитии. Тогда я и понял, что Эми употребляла, хотя все по-прежнему отрицала.
    – Боже мой, Сэм! Я понятия не имела, что все настолько плохо. Где сейчас Джесс? С Эми?
    – Когда меня нет, с ними живет мать Эми. Ей я могу доверять. Джесс в хороших руках.
    – Представляю, как тебе тяжело, Сэм. Ты волнуешься за Джесс. – Она дотронулась до его плеча. – Прости.
    Сэм дернулся. Он не хотел, чтобы Джолин вернулась к нему из жалости.
    – Я сам во всем виноват. Надо было понимать, во что вляпался, когда женился на Эми, но в те дни я был такой же, как она.
    – Но ты изменился. Ты повзрослел, а она нет. – Джолин заправила прядь волос за ухо. – Как думаешь, удастся тебе получить опеку над Джесс? Ты бы этого хотел?
    – Я уже начал заниматься документами. Мы живем раздельно больше года, а несколько месяцев назад нас официально развели. – Он поднял вверх два пальца: – Клянусь!
    – Я тебе верю. – Джолин кивнула. – Слушай, подбрось меня к бабушке! Я заберу свою машину. Не знаю, о чем она думала, когда вот так сорвалась с места.
    – Надеюсь, по пути ей не стало плохо.
    Сэм подумал, что бабушка Вив, скорее всего, мечтает, чтобы они с Джолин снова были вместе. Она всегда была за них – до тех пор, пока он не предал Джолин, солгав, что они с Эми давно не спали вместе. Ему казалось, что так в глазах Джолин он дистанцируется от своего брака.
    Он и не думал, что Эми забеременеет, ведь она всегда уверяла его, что принимает таблетки во время реабилитации.
    И после этого ему пришлось сказать Джолин, что жена, с которой он разъехался и с которой предположительно не жил полгода, на третьем месяце беременности от него.
    Он разгладил рубашку на груди и застегнул ее.
    – Не возражаешь, если я взгляну на твою карту?
    – Если твои действия отодвинут строительство казино – тогда конечно. Я могу распечатать тебе копию на своем принтере, или сфотографируй ее своим телефоном. – Она подняла палец: – Карта у меня в кабинете.
    Джолин подошла к открытой двери рядом с парадным входом, за которой устроила себе маленький кабинет.
    Заправляя рубашку в брюки, Сэм слышал стук и скрежет из кабинета.
    Он застегнул пояс и спросил:
    – Ты печатаешь карту?
    Джолин показалась в дверях, сжимая кулаки; ее глаза стали похожи на черные озера.
    – Она пропала, Сэм! Кто-то входил сюда и украл карту!

Глава 5

    Сэм вошел в комнату.
    – Где она у тебя лежала?
    – Я убрала карту в ящик. Сейчас ее там нет. Сэм, кому могла понадобиться эта карта?
    – Когда ты последний раз сверялась с картой? Если ты доставала ее сегодня утром, значит, ее украли, пока ты была на церемонии закладки первого камня. – Сэм постучал костяшками пальцев по столешнице. – Ты, случайно, не сфотографировала ее на телефон?
    – Надо было, но нет… – Она сжала кулак. – Я не видела карту с той ночи, когда подбросила кости на стройку. В ту ночь она была со мной.
    – Ты не могла потерять ее там? Оставить в машине?
    – Нет, вернувшись домой, я все выгрузила из рюкзака, а карту снова убрала в ящик. Я в этом уверена.
    – Значит, кто-то вломился к тебе после той ночи. – Сэм обвел рукой комнату: – Посмотри внимательно. Проверь, не пропало ли что-нибудь еще. Может быть, сюда забрался обычный вор, увидел карту и решил, что на ней помечены зарытые сокровища или что-то в таком духе.
    – Ну да, конечно! – хмыкнула она. – С крестиком в нужном месте!
    – Может быть, вор решил, что с помощью карты можно кого-то шантажировать. В общем, осмотрись.
    – Компьютер на месте. – Джолин постучала по крышке ноутбука. – Принтер тоже… – Она рывком выдвинула верхний ящик из дубового шкафчика для документов, порылась там. – Мой паспорт, свидетельство о рождении, карточка социального страхования… Все на месте.
    – А как насчет ценностей? Деньги? Украшения?
    – Украшения? Ты знаешь, что никаких дорогих украшений у меня нет. – Она вытянула вперед руку, на которой красовались деревянные браслеты. – Правда, у меня есть сейф, там хранятся оружие и немного денег.
    – Оружие? – вскинулся Сэм.
    – Кое-что осталось от отца. Если бы в ту ночь, когда его убили, он был вооружен, возможно, по-прежнему был бы с нами. – Глаза у нее защипало, и она отвернулась. – Сейф в стенном шкафу у меня в спальне.
    Сэм задвинул ящик стола и следом за ней вышел из кабинета.
    Войдя в спальню, Джолин сразу распахнула дверцы большого стенного шкафа и включила свет. Отодвинула в сторону несколько блузок, висевших в нижнем ряду, и села на корточки перед сейфом, привинченным к полу.
    Она набрала комбинацию, и замок щелкнул; над ним дважды мигнул зеленый огонек. Джолин раскрыла дверцу сейфа и достала оттуда кольт 45-го калибра и девятимиллиметровый «глок».
    – Держи.
    Сэм взял у нее пистолеты, по одному в каждую руку, и присвистнул:
    – Отлично!
    Пересчитав банкноты, разложенные на две стопки, она сказала:
    – Не похоже, чтобы из сейфа что-то взяли.
    – Насколько я понимаю, ни снаружи, ни в доме у тебя нет камеры видеонаблюдения?
    – Нет. – Джолин села на пятки. – Наверное, придется установить.
    – Неплохая мысль. – Он протянул ей пистолеты рукоятками вперед.
    Она положила тяжелый кольт на банкноты и захлопнула дверцу сейфа. Снова ввела код.
    – Ты забыла «глок».
    – Нет, не забыла. Его я оставлю при себе.
    – Ты ведь умеешь им пользоваться, да?
    – Конечно! – Джолин проверила, заряжен ли пистолет.
    – По-твоему, Уэйд выяснил, что ты распечатала карту, и вломился сюда, чтобы забрать ее? Кстати, ему надо было взламывать замок? Он знает о ключе под цветочным горшком?
    – Его сестра знает, но не станет болтать. Кстати, откуда он узнал, что карта у меня? Ведь я специально распечатала ее, а не послала самой себе по почте. Он бы наверняка заметил, что я что-то отправила с его телефона, но вряд ли можно сказать, что с телефона что-то распечатали… или нет?
    – Понятия не имею. А почему ему могло не понравиться, что ты посмотрела карту? Более того, зачем тебе таиться? Могла бы попросить у него в открытую.
    – Я не хотела вызывать у него подозрения. С чего бы меня так заинтересовал его проект после того, как я отбивалась руками и ногами? Потому-то я и распечатала карту тайком. Впрочем, не вижу причины ему таиться – разве что на той карте есть нечто такое, что он хочет скрыть. – Джолин села на край кровати, радуясь, что утром успела застелить ее.
    Сэм опустился с ней рядом, отчего матрас сразу просел. Их плечи соприкоснулись.
    – Может, со стройкой связано что-то противозаконное? Ты не заметила на карте ничего такого?
    – В строительстве я не разбираюсь. – Джолин отстранилась от него. – Я бы все равно ничего не поняла. Там были размечены этапы строительства, вот почему она привлекла мое внимание. На ней помечено, что, где и когда будут строить.
    Сэм похлопал себя по карману.
    – Кажется, твой телефон звонит в соседней комнате… Это не мой звонок.
    – Наверное, бабушка интересуется, что со мной стряслось. – Она вскочила. – Подвезешь меня к ней?
    – Конечно!
    Джолин схватила со столешницы телефон. На экране высветилось имя бабушкиной подруги Рози.
    – Рози, привет!
    – Привет, Джолин. Вив спрашивает, когда ты заберешь свою машину. Я еще здесь, у нее, так что не подвезешь ли ты меня назад в город? Если тебе сейчас некогда, я могу пригнать машину к тебе, а ты подкинешь меня домой.
    – Я все равно хотела заскочить к бабушке, так что скоро приеду. Меня довезет Сэм, он потом подбросит тебя до дома. Как бабушка?
    – Немного промокла, а так хорошо. А мы все гадали, как там ты. Выяснили, откуда взялись кости?
    – Обязательно выяснят, Рози, но не сразу. А пока стройку придется остановить.
    – Ладно, мы подождем вас с Сэмом.
    Она услышала бабушкин голос:
    – Передай, пусть не торопится!
    Джолин посмотрела на Сэма и, закатив глаза, попрощалась:
    – Тогда пока, до скорого!
    Сэм почесал Чипу живот:
    – Бабушка Вив и Рози разработали отличный план.
    – Только план сработал не совсем так, как хотела бабушка. Хорошо, что нам с тобой пришлось раскрыть друг другу свои тайны и выработать свой план.
    – Мы выработали план? – Сэм даже перестал чесать Чипа. Пес недовольно заскулил и засучил лапами.
    – Конечно, Сэм Кросс. Мы остановим строительство казино «Солнце пустыни» на достаточный срок, чтобы выяснить, не похоронены ли на том участке пропавшие без вести… и почему там убили моего отца.

    Остановившись перед домом бабушки Вив, Сэм постучал по стеклу:
    – Смотри-ка, Уэйд уже здесь. Могут возникнуть трудности.
    Джолин прищурилась, глядя на желтый «хаммер» Уэйда.
    – Почему он ездит на таком монстре?
    Сэм пожал плечами:
    – Не знаю. Наверное, на нем удобно маневрировать на песке.
    – Ответ неверный. – Джолин потрогала его железный бицепс. – Я, пожалуй, намекну, что ко мне в дом кто-то вломился. Посмотрим, как он отреагирует.
    – Неудачная мысль. – Сэм заглушил мотор пикапа. – Лучше не связывайся с ним сейчас. Он наверняка на взводе.
    – Тем легче заманить его в ловушку. – Джолин решительно спрыгнула из пикапа на землю, ухитрившись не попасть в лужу.
    Когда они с Сэмом подошли к крыльцу, навстречу им вышел ее кузен, расплывшись в улыбке.
    – Отлично прошла церемония, верно? Все окончилось очень ярко, с ливнем. – Уэйд отряхнул зонтик.
    – И кучей костей, – ответила Джолин, искоса поглядывая на кузена.
    – Ну, там ведь пустыня, верно, Сэм? В пустыне, скорее всего, можно найти зарытые кости. – Уэйд старательно обходил лужи, чтобы не замочить дорогие ковбойские сапоги. Взявшись за дверцу «хаммера», он развернулся: – А знаете, что странно? Перед тем как начинать строить, мы тщательно обследовали весь участок, но раньше никаких костей не находили, тем более так близко к дороге.
    – Наверное, твои землемеры схалтурили. – Джолин помахала ему с крыльца. – Ничего, скоро все возобновится, и ты снова окажешься на коне.
    – Очень на это рассчитываю, сестричка. – Уэйд притронулся пальцами ко лбу.
    Мотор «хаммера» взревел, когда Джолин схватилась за сетчатую дверь.
    Сэм приблизил губы к самому ее уху:
    – Он слишком уж радостный.
    – Это показное. Он очень напуган. – Джолин распахнула сетчатую дверь и, прежде чем открыть основную, постучала и крикнула: – Бабушка, это я!
    Навстречу им с двумя кружками в руках встала Розита:
    – А мы как раз пили чай. Хотите?
    – Сэму нужно поскорее вернуть служебный пикап на стоянку пограничного патруля, а мне не терпится забрать мою машину. – Джолин подошла к бабушкиному креслу и поцеловала бабушку в макушку. – Ба, тебе не пришлось долго меня ждать?
    – Я знала, что вот-вот начнется гроза, и решила, что вам с Сэмом, наверное, есть о чем поговорить, ведь вы столько времени не виделись. – Бабушка запрокинула голову и посмотрела Джолин в лицо. – Я была права. Вы не очень-то спешили.
    Сэм взял у Розиты кружки и унес их на бабушкину крошечную кухню.
    – Я заехал к Джолин, чтобы повидаться с Чипом… ее псом.
    – Как Уэйд после фиаско с закладкой первого камня? – Джолин села на подлокотник бабушкиного кресла. – Мы только что его видели; похоже, он отнесся к неприятностям спокойно.
    – Джолин, мне показалось, он думает, что ты имеешь какое-то отношение к тем костям. Сюда он приехал в ярости.
    – Ну да. Как будто у меня дома в шкафу имеется запасной скелет, – фыркнула Джолин. – Слушай, совет племени яки проголосовал и решил строить на той земле казино. Я ничего не могу с этим поделать.
    – Твой отец мог бы им помешать. – Бабушка цокнула языком. – У остальных духу не хватило противостоять Уэйду.
    – Прости, бабушка, нам пора! – Джолин поцеловала морщинистую щеку старушки и встала. Сэм как раз вернулся из кухни, вымыв чашки. – Сэм отвезет Рози домой – им ведь по пути.
    – Рози, ты готова? – Сэм взял бабушку за руку и поцеловал узловатые пальцы. – До свидания, бабушка Вив.
    – Раз ты еще и посуду моешь, заходи в любое время!
    Выйдя на крыльцо, Сэм взял Рози под руку и повел, обходя лужи, к своему пикапу. Джолин, подбоченившись, смотрела им вслед.
    Подсадив Рози, Сэм вернулся к Джолин.
    – Будь осторожна. Уэйд… или еще кто-то… не случайно забрал у тебя карту.
    – Может, просто хотел убедиться, что я больше не отколю таких номеров, как сегодня.
    – Почему он не спросил тебя прямо? Должно быть, на той карте есть еще что-то, что он прячет.
    – Не уверена, что у меня будет еще одна попытка это узнать. – Джолин помахала Рози, сидевшей на пассажирском сиденье. – Сэм, спасибо, что подвез. Помни: если ты ничего не скажешь, я тоже ничего не скажу.
    Он прижал палец к губам и зашагал к пикапу.
    Джолин вернулась к бабушке. Целый час ей пришлось отвечать на бабушкины расспросы о Сэме. Наконец она встала, потянулась и выглянула в окно. Дождь зарядил с новой силой.
    – Бабушка, я, пожалуй, поеду. Тебе еще что-нибудь нужно?
    Бабушка похлопала ее по плечу:
    – Только чтобы ты была счастлива.
    Она поцеловала бабушку:
    – Я всегда счастлива.
    Пока Джолин добежала до машины, она успела промокнуть. Сев за руль, включила обогреватель стекол на полную мощность. Она медленно ехала по узким дорогам в резервации, а потом повернула на шоссе. Дворники работали изо всех сил, но едва справлялись с потоками воды на лобовом стекле.
    Джолин сбросила скорость. Казалось, будто машина плывет под водой.
    Когда дорога пошла под гору, скорость увеличилась. Джолин нажала на тормоз и негромко выругалась. Похоже, тормозные колодки отсырели. Она вдавила педаль сильнее.
    Машину бросило вперед, и она покатила еще быстрее. Впереди показался поворот, и Джолин выкрутила руль резче, чем собиралась. После того как она снова попыталась притормозить, машину занесло. Крепко держа руль одной рукой, второй она нащупала рычаг ручного тормоза. Пикап швырнуло вперед, он потерял управление и перевернулся.

Глава 6

    Сэм остановился перед домиком Рози в испанском стиле. Черепичная крыша, потемневшая от дождя, слегка покосилась.
    – Погоди минуту.
    Он взял зонтик Рози и, обойдя машину, распахнул перед ней дверцу. Держа зонтик над ее головой, проводил к парадной двери. Им открыл ее внук.
    – Скорее, бабушка, пока тебя не смыло!
    Стоя на пороге, Рози повернулась к Сэму:
    – Можешь взять с собой мой зонтик.
    – Ничего. – Он вернул ей розово-красный зонт. – Я уже промок. Еще несколько капель воды роли не играют.
    Опустив голову, он побежал назад к пикапу. Сев за руль, опустил козырек и отбросил мокрые волосы со лба. Посмотрелся в зеркало, состроил мрачную гримасу.
    – Вот и высушил вещи у Джолин.
    Неплохая уловка для того, чтобы вернуть ее расположение… и вернуться в ее постель. Но действовать надо медленно. Однажды он уже бросил ее, а она не из тех женщин, которые легко прощают. Об этом позаботились мать, которая ее бросила, и отец, которого убили.
    А тут еще и он…
    Сэм тряхнул мокрой головой, как собака, и поехал в участок.
    Когда он повернул на главную дорогу, ему сразу пришлось взять вправо, пропуская «скорую помощь», которая мчалась на вызов. В такую погоду на дороге опасно, особенно для неопытных водителей.
    Вскоре Сэм уже въехал на парковку местного отделения пограничного патруля – маленького по сравнению с Сан-Диего, но и в Парадизо кое-что случалось. Он вбежал в здание и повесил ключи от служебного пикапа на гвоздик.
    Из-за монитора выглянул один из новых сотрудников. Он был взволнован.
    – Ну и гроза! Вот это да!
    – Сейчас сезон дождей. Привыкай и радуйся дождям, пока они идут.
    Сэм подошел к своему столу, включил компьютер и стал искать карту территории яки, на которой было бы отмечено будущее казино. Поиски оказались безуспешными. Интересно, что было на той карте, которую украли у Джолин? И почему вор так не хотел, чтобы она это увидела?
    Он снова углубился в поиски пропавших без вести. Скорее всего, они мертвы, а их трупы где-то в пустыне.
    Зазвонил телефон. Трубку поднял агент Эррера. Его взволнованный голос был слышен даже в противоположном углу.
    Нажав отбой, Эррера поспешил к столу Сэма.
    – Крупная авария на шоссе. Машина перевернулась и упала в старое русло реки, а там как раз поднялась вода…
    Желваки заходили на скулах у Сэма.
    – Ты не знаешь марку машины?
    – По радио говорили… вроде черный пикап.
    Сердце у Сэма забилось чаще.
    – А номер?
    Эррера сбегал к своему столу и набрал вопрос на клавиатуре.
    – Номеров не видно. Пикап частично под водой.
    – Черный пикап водит Джолин Найтхок. После того как мы с ней расстались, она собиралась ехать по шоссе на север. – Сэм уже сорвал ключи с гвоздика, куда повесил их час назад. – Я возьму служебный пикап и поеду к месту аварии. Дай мне знать, если услышишь еще что-нибудь.
    – Хорошо.
    Сэм снова сел за руль. У него ушло все самообладание на то, чтобы не прибавить скорости под дождем. Меньше всего хотелось самому попасть в аварию.
    Он еще издали разглядел свет фар машин экстренных служб.
    Сэм остановился за машиной дорожного патруля. Выбравшись из пикапа, показал свое удостоверение и жетон. Направился к патрульному, стоявшему за оранжевыми конусами.
    – Жертвы есть?
    Патрульный покачал головой:
    – Женщина-водитель успела выбраться до того, как машина ушла под воду. Все могло окончиться намного хуже, но в овраге недостаточно глубоко для того, чтобы машина полностью затонула.
    – Женщина? – От волнения у Сэма закружилась голова. – Как она?
    – Получила травмы, но в целом неплохо. – Сотрудник показал на двух медиков, которые что-то делали у открытой задней дверцы своей машины. – Она там.
    Сэм быстро зашагал к машине скорой помощи. При его приближении один из медиков отошел, и он увидел Джолин, которая сидела в салоне «скорой» на носилках. Ее ноги не доставали до пола.
    – Сэм! – Увидев его, она широко раскрыла глаза. – Что ты здесь делаешь?
    Он в два прыжка оказался с ней рядом. Взял ее руки в свои и поднес к губам.
    – Как ты? Я услышал об аварии и сразу же подумал о тебе. Что случилось?
    Она покосилась на медика, который снимал с нее манжету тонометра.
    – Вылетела с дороги… Похоже, отказали тормоза.
    – Тебе давно пора купить новую машину! – От волнения он говорил громче и резче, чем собирался.
    Медик покосился на Сэма и спросил:
    – Мэм, вы уверены, что не хотите в больницу?
    – Уверена.
    Тем временем дорожные службы подогнали кран, и черный пикап подняли из воды; из окошек хлынула вода.
    – В этой машине вы ехать не можете, – заметил медик.
    – Мой знакомый – агент пограничного патруля, он отвезет меня домой в служебном пикапе. Да, Сэм?
    – Да, если только у нее нет травм и вы не считаете, что ей лучше поехать в больницу.
    Медик пожал плечами:
    – Серьезных повреждений нет.
    – Значит, все хорошо. – Джолин спрыгнула на землю и поморщилась.
    Сэм обхватил ее за талию.
    – Ты уверена, что у тебя ничего не болит?
    – Трент уже осмотрел мою ногу. Я просто потянула лодыжку.
    – Значит, нечего было так прыгать. – Сэм отказывался выпускать ее, хотя она и вырывалась. – Тебе нужно говорить с копами?
    – Они уже допросили меня; авария с участием одной машины, ущерба общественной собственности не нанесено.
    – В таком случае… – Сэм подхватил ее на руки и понес к своему пикапу.
    – Сэм, не валяй дурака! – возмутилась Джолин. – Вовсе не нужно меня нести.
    Он распахнул дверцу пикапа и усадил ее на сиденье. Немного постоял рядом, держась за крышу и не чувствуя, как его поливает дождь.
    – Позволь ради разнообразия распоряжаться кому-то другому. – Он ткнул в нее пальцем. – А пока посиди!
    Он подошел к полицейским, которые осматривали место происшествия.
    – Джолин вам больше не нужна?
    – Она поедет в больницу? – уточнил полицейский.
    – Нет, в больницу она не хочет. Медики разрешили ей поехать домой, я ее отвезу. Как это произошло?
    – Примерно так, как она рассказала. Ехала под дождем под горку, наверное, прибавила газу. Тормоза отказали, машину занесло, и она упала в старое русло реки, которое как раз заполнилось водой. Ей еще повезло, легко отделалась. Она сама позвонила и сообщила об аварии.
    – Приятно слышать. Ее машину отбуксируют на стоянку?
    – Да. Мы ей позвоним. Судя по всему, машина на списание.
    – Спасибо. – Сэм развернулся, прошел несколько шагов и, повернувшись, спросил: – Говорите, тормоза отказали?
    – Похоже на то.
    Скрипя по гравию, Сэм вернулся к пикапу. Сел за руль и крепко схватился за руль обеими руками.
    – У тебя отказали тормоза?
    – Когда дорога пошла под гору, я стала тормозить, но машина не замедлила ход, а, наоборот, рванула вперед. Я поняла, что у меня неприятности.
    У него заныло в виске.
    – Перед аварией педаль тормоза слишком мягко уходила в пол? Скрипела?
    Она подсунула руки под бедра и сгорбилась, как будто ее била дрожь.
    – Немного, но я решила, что это из-за дождя.
    – Твою машину эвакуируют на полицейскую спецстоянку. Похоже, восстановлению она не подлежит.
    – Полицейские мне так и сказали. Но на что ты намекаешь, когда говоришь про тормоза?
    Сэм завел мотор и задним ходом отъехал от патрульной машины, а затем повернул на мокрое шоссе.
    – Тормоза обычно не отказывают в один момент. Ты всегда заранее знаешь, что им скоро конец. Сначала ты чувствуешь, что колодки поддаются легче… Ну, и скрипят перед тем, как отказать.
    – Ты считаешь, с моими тормозами кто-то повозился?! – У нее задрожали колени, и Сэм положил руку ей на бедро.
    – Твоя машина стояла возле дома бабушки Вив, когда там был Уэйд. Насколько я помню, он неплохо разбирается в машинах…
    – Он коллекционирует старые машины и ремонтирует их. – Она склонила голову набок. – Но не думаю, что мой кузен станет покушаться на мою жизнь. И потом, я видела, как он уходил от бабушки.
    – Может быть, он хотел припугнуть тебя, чтобы ты не мешала строить казино. Похоже, он догадывается, что кости на стройку подбросила ты. Знает, что ты тайком раздобыла карту и с ее помощью сорвала торжественную церемонию. – Сэм убрал со лба мокрые волосы. – Уэйд Найтхок устремлен к цели – и он не позволит ни тебе, ни кому-то другому вставать у него на пути.
    – Почему он все не скажет мне в лицо?
    – Разве он не пытался?
    – Пытался.
    – Уэйд ни за что не признает, что за всем стоит он. Ему необходимо сохранять имидж. Только не пойми меня неправильно. Если он попросил кого-то испортить тебе тормоза, значит, он сделал предупредительный выстрел.
    Джолин скрутила волосы в конский хвост и выжала из них воду.
    – Он не такой дурак. Я ведь тоже Найтхок.

    После того как Сэм переступил порог дома Джолин, восторженный Чип путался у него под ногами, и его мокрый хвост бил о стену.
    Джолин потрепала Чипа по голове:
    – Он был на улице. Должно быть, я оставила собачью дверцу открытой.
    – За Чипа не волнуйся. – Сэм дернул ее за рукав блузки. – А вот ты насквозь промокла!
    – Уж кто бы говорил! Зачем я только сушила тебе одежду? – Погладив Чипа, она выпрямилась, и затылок пронзило болью. Она непроизвольно зажмурилась.
    – Что, шею схватило? – Сэм взял ее под локоть и повел к дивану. – Вот почему после аварии лучше поехать в больницу!
    – Все нормально. Просто я немного устала. – Она села на край дивана. Мокрая юбка облепляла ноги.
    – Тебе нужно принять теплую ванну и выпить бокал вина. – Сэм попятился и потянул за собой Чипа. – У тебя есть соль для ванны?
    – Ты серьезно? Собираешься налить мне ванну? – Джолин стало не по себе. Сэм – он такой… Обращался с ней как с принцессой – и вдруг оказалось, что его жена, с которой он предположительно разъехался полгода назад, на третьем месяце беременности.
    – После такой аварии нельзя вести себя так, как будто ничего не произошло!
    – Ты не шутишь?
    – Не шучу. Сиди, расслабляйся.
    Слушая, как Сэм набирает ванну, она повертела головой из стороны в сторону. Нет, ей не показалось, шея действительно болит. Она пыталась расслабиться, когда стало ясно, что ее машина падает в старое русло реки.
    Неужели за покушением и правда стоит Уэйд? Конечно, он ожесточенно спорил с ней, отстаивая свою точку зрения, но он никогда не пытался серьезно ей навредить.
    – Смотри, что я нашел! – Сэм вышел в гостиную. Он с натянул на себя зеленые тренировочные штаны пограничного патруля.
    Джолин прищурилась:
    – И где ты их нашел?
    – Они валялись в твоем бельевом шкафу. Помню, я подарил тебе несколько пар.
    – Да, раньше я их носила. – Она слишком быстро встала, и у нее закружилась голова.
    Он подошел к ней, обвил рукой ее талию. Прикосновение его голой кожи к плечу обострило чувства, и головокружение усилилось. Она оперлась о него, и он крепче сжал ее.
    – Позволь мне помочь тебе.
    Он отвел Джолин в ванную, примыкающую к ее спальне. На полу лежала его мокрая одежда. От ванны поднимался пар, пахнущий фиалками.
    Когда он попытался расстегнуть на ней юбку, она положила руку ему на плечо:
    – Сэм, думаю, раздеться я могу и сама.
    – Правда? Не хочу, чтобы ты упала, стоит мне выйти! – Он расстегнул на ней юбку. – И потом, не забывай, что я видел тебя всякую…
    – Ты утратил почетное право видеть меня всякой.
    – Да… и это в самом деле было почетным правом.
    Он выпрямился и, пятясь, вышел из ванной.
    – Зови, если тебе понадобится помощь. Я налью тебе вина.
    Раздевшись, Джолин легла в теплую воду и протяжно вздохнула, когда ее окружили пузырьки.
    Два года назад, когда она познакомилась с Сэмом, он только что бросил пить. Впервые она увидела его на собрании анонимных алкоголиков, которое проводила ее кузина Мелоди. Джолин пришла туда ради Мелоди – ей хотелось поддержать кузину. Весь вечер она не сводила взгляда с голубоглазого брюнета, который с горечью рассказывал, сколько проблем принесло в его жизнь спиртное.
    Мелоди сыграла роль свахи, и их первое свидание с Сэмом плавно перетекло от кофе к ужину и трем часам разговора. Она вначале держалась настороже – правда, она всегда держалась настороже с мужчинами. Но Сэм завоевал ее, особенно не стараясь. Может быть, все дело было в ее желании его исцелить. Какая здравомыслящая женщина вступает в отношения с бывшим алкоголиком (как известно, бывших алкоголиков не бывает), который к тому же только что разъехался с женой?
    Сэм постучал в дверь:
    – Ты в ванне? Все в порядке?
    – Представь себе, я ухитрилась раздеться самостоятельно и влезть в ванну, не утонув.
    Сэм приоткрыл дверь носком ботинка. Он держал в руках два бокала – красное вино для нее и холодный чай для себя. Когда он присел на край ванны, она глубже зарылась в пену.
    Он протянул ей бокал.
    – Не нужно было приносить мне вино. Я бы с удовольствием выпила холодного чая.
    – За меня не волнуйся. – Сэм встряхнул свой бокал и отпил глоток. – Уже два года и три месяца не пью. И ни одного срыва. Это трудный путь, полный ухабов.
    – В ту минуту, как тебя увидела, я поняла, что ты добьешься успеха. Нет, я вовсе не думала, что тебя нужно спасать. – Пузырьки вокруг ее груди таяли в воде, почти обнажив ее. Ей было все равно. Что, если она снова увлечется Сэмом, а он снова ее бросит? У него есть дочь; она для него на первом месте. Способна ли Джолин затеять с ним интрижку, пока он здесь? Пока они доверяют друг другу? Может ли она забыть, что однажды он ушел от нее?
    Сэм окунул руку в воду и покрутил ее в опасной близости от ее бедра.
    – Пузырьки тают, да и тебе не пойдет на пользу, если будешь копаться в старых делах. Пей вино и перестань думать о моих проблемах.
    – Как насчет моих проблем? – Она чокнулась с ним и отпила вина, чуть глубже скользнув в еле теплую воду. Протянула руку и провела по его голой груди. – Здесь полно места.
    Его адамово яблоко заходило туда-сюда.
    – Ты знаешь, что я хочу этого больше всего на свете. Я хочу тебя больше всего на свете…
    – Но?
    – Я хочу, чтобы ты была уверена. Позавчера, увидев меня, ты совсем не обрадовалась.
    Она состроила удивленную мину:
    – А ты вспомни, как мы встретились! Я тогда только что подбросила кости на стройплощадку.
    – Дело не только в этом. – Кончиками пальцев он ловил пузырьки на поверхности воды. – Я тебя обманул. Я нарушил твое доверие.
    – Я сама велела тебе уходить и остаться с дочерью.
    – Потому что…
    Их прервал лай Чипа, и Джолин испытала облегчение. Она не хотела снова наступать на те же грабли. Либо она ему доверяет, либо нет… так или иначе, это не важно. Она тяжело вздохнула.
    – Должно быть, Чип снова выходил на улицу. Надеюсь, он не промок или, хуже того, не вывалялся в грязи.
    – О Чипе я позабочусь. Допивай вино и заканчивай ванну. – Он встал. – Потом примешь ибупрофен.
    Когти Чипа застучали по плиточному полу; он появился в дверях ванной. Из его рта что-то торчало.
    – Чип, что ты принес? Сэм, что там у него?
    Виляя хвостом, Чип вошел в ванную, сжимая в челюстях добычу.
    Сэм отскочил от собаки.
    – Там змея!
    Довольный, Чип бросил свою добычу на пол, и Джолин встала в ванне, широко раскрыв рот.
    – Это не просто змея! У нее… стрела в голове.
    – Какого черта? – Сэм отпихнул рептилию босой ногой. – По крайней мере, она дохлая. Кому понадобилось так странно убивать змею?
    Джолин покрылась гусиной кожей.
    – Так яки предупреждает другого яки об опасности.

Глава 7

    У Сэма волосы на затылке встали дыбом. Похоже, кто-то настроен вполне серьезно.
    – Сэм, убери ее отсюда!
    Он покосился на Джолин. Она стояла в ванне, вода струилась по ее голому телу, лишь кое-где к коже липли остатки пены.
    Чип заскулил и поддел дохлую змею лапой.
    – Молодец! Хороший пес! – похвалил его Сэм и потрепал по голове.
    – Оставь Чипа в покое. Убери эту дрянь из моей ванной!
    – Я понял. – Он перешагнул змею и взял Джолин за скользкую руку. – А ты пока садись, а то замерзнешь.
    – По-моему, у меня гусиная кожа от страха, а не от холода! – Она посмотрела на себя и густо покраснела. Похоже, она не сознавала, что стоит перед ним голая.
    Джолин так быстро села, что часть воды выплеснулась из ванны на пол.
    – Что это значит? Что значит дохлая змея?
    Она скрестила руки на краю ванны и подалась вперед:
    – У нас есть легенда о людях-змеях. Змеи умеют принимать человеческий облик, поэтому убивать змею, за исключением самозащиты, – большое зло. Стрела в голове у змеи – предупреждение всем, кто ее видит, что зло ходит среди нас.
    – Сейчас принесу пластиковый мешок и осторожно переложу туда эту штуку – на всякий случай, вдруг на стреле остались отпечатки пальцев.
    – Все ведь очевидно! – Она набрала воды в сложенные пригоршней ладони и плеснула себе на грудь. – Никто, кроме яки, не знает, что значит змея со стрелой в голове. Ее подбросил Уэйд.
    – Значит, пора встретиться с ним лицом к лицу. – Сэм схватил Чипа за ошейник и выволок из ванной, не давая псу уничтожить улику, принес из кухни пластиковый мешок для мусора и осторожно опустил змею в мешок.
    Сэм закрутил мешок и завязал горловину узлом.
    – Вот только не пойму, зачем Уэйду портить тебе тормоза, а потом еще подбрасывать такое послание?
    – Ты прав. – Джолин сунула край полотенца себе под мышку. – Он не рассчитывал, что тормоза откажут так внезапно. А змею, наверное, хотел подбросить заранее, чтобы еще сильнее напугать меня!
    – А знаешь, что еще странно? – Сэм почесал подбородок.
    – Кроме того, что ты выдумываешь оправдания для Уэйда?
    Он встряхнул мешок.
    – Если никто, кроме яки, не поймет, что означает змея со стрелой, неужели Уэйд способен на что-то настолько очевидное?
    – Мой кузен расстроен. Иначе зачем он так действует? – Она прошла совсем близко, задев его концами мокрых волос.
    – Джолин, я не думаю, что он просто расстроен. Казино обещает большие деньги. И он не намерен уступать. Вот почему я считаю, что такой откровенный намек, как змея, не в его стиле. – Он следом за ней вошел в спальню. – Интересно, где Чип ее нашел.
    Джолин развернулась посреди комнаты и щелкнула пальцами.
    – Будь добр, выйди. Один раз я позволила тебе взглянуть на себя, но не привыкай!
    Он расплылся в улыбке:
    – Слушаю, мэм, но, если ты собираешься поехать к Уэйду, я с тобой.
    Войдя в кухню, Сэм положил мешок со змеей на рабочий стол, чтобы Чип не мог добраться до улики. Потом он вернулся в ванную и начал там прибирать. Развернувшись, он едва не врезался в Джолин. Она успела переодеться в джинсовые шорты и красную футболку с логотипом Аризонского университета.
    – Спасибо, что прибрался в ванной. Я услышала, как сработал таймер на сушилке. Можешь переодеться из костюма стриптизера обратно в форму.
    Сэм сходил в прачечную и достал теплые вещи из сушилки. Встряхнул брюки и рубашку, повесил на руку.
    – Если ты не против, я переоденусь в твоей комнате.
    Джолин, которая вытирала полотенцем Чипа, подняла голову:
    – Да пожалуйста. Как думаешь, Чип покажет, где именно он нашел змею?
    – Может быть, но какая разница? У тебя нет ни охранной сигнализации, ни камер. Уэйд или любой другой, подбросил змею тебе на крыльцо, или на задний двор, или на дорожку. Наверное, знал, что ее подберет Чип.
    Она фыркнула:
    – Ты в самом деле можешь представить, чтобы Уэйд застрелил змею из лука, а потом подкрался к моему дому с этой штукой в руке? В резервации полно парней, которые готовы на все ради поддержки Уэйда Найтхока.
    – Можно поспрашивать соседей, не видели ли они, как кто-то рыщет возле твоего дома.
    – Я поспрашиваю. – Она показала на его форму: – Одевайся и поехали к Уэйду.

    Двадцать минут спустя пикап Сэма пробирался по извилистой дороге вверх, к подножию гор. Он постучал по стеклу:
    – Если бы у тебя тормоза отказали на этой дороге, тебя бы ждали крупные неприятности.
    – Неужели падения в реку мало? – Она скрестила руки. – Я ведь могла утонуть!
    – Ох, не напоминай. – Он сжал ее бедро. – Когда я услышал, что в аварию попал черный пикап, у меня внутри все оборвалось.
    – Правда? – Джолин покосилась на него.
    – Конечно! – Он убрал руку. – Неужели ты вообразила, что я… когда-либо… переставал думать о тебе?
    – Сэм, я не знаю, – ответила Джолин, массируя правый висок. – Но точно не ожидала, что ты вернешься в Парадизо. Давай говорить откровенно. Ты приехал сюда не для того, чтобы увидеть меня. Ты приехал в Парадизо по своим делам, которые случайно совпали с моими интересами.
    Он протяжно вздохнул. События развиваются слишком быстро.
    – Дом Уэйда за следующим поворотом?
    – Он единственный на том участке – за белыми воротами. Все напоказ! – Она фыркнула и обхватила себя руками.
    – Построился на свои деньги или на деньги Сериссы? Я знаю, она из богатой семьи, но и у Уэйда с недвижимостью дела идут неплохо.
    – И то и то. В начале им помог ее отец, и дела у Уэйда пошли в гору.
    – Она яки?
    – Наполовину, по матери.
    Сэм притормозил и резко свернул направо, на дорожку, окаймленную высокими кактусами сагуаро. Согнувшись над рулем, присвистнул:
    – Славное местечко! Кажется, я никогда раньше здесь не бывал.
    Он заехал на круглую подъездную аллею и поставил пикап за «хаммером» Уэйда и сверкающей «теслой». Не успел он заглушить мотор, как Джолин выскочила из пикапа, схватив пакет со змеей.
    Сэм поднялся на крыльцо следом за ней и услышал, как в доме за двойными дверями звенит звонок.
    Дверь открыла Серисса: высветленные волосы уложены в аккуратнейшую прическу, на пухлых губах безмятежная улыбка.
    – Джолин, Сэм! Как приятно вас видеть. Уэйд говорил, что ты вернулся. Насовсем?
    – По делам пограничного патруля. А ты как, Серисса?
    Она приготовилась ответить, но Джолин уже входила в дом.
    – Где Уэйд?
    Серисса подняла бровь:
    – Джолин, он тебя ждет?
    – А что? Неужели мне нужно договариваться предварительно? Он мой двоюродный брат. Я знала его, еще когда он возился в грязи в резервации.
    – Джолин! – Уэйд спускался по витой лестнице, ведя длинными тонкими пальцами по полированным перилам. – В чем дело?
    – Вот в чем! – Она рывком открыла пластиковый пакет, который Сэм так тщательно завязал, чтобы сохранить улику, и бросила дохлую змею на пол. Наконечник стрелы звякнул о плитку.
    Послышался вопль, и Сэм невольно вздрогнул и поднял голову. Сверху сбегала Мелоди.
    – Откуда это взялось?!
    – Спроси своего братца. – Джолин подбоченилась. – Он оставил это для меня – после того, как повозился с моими тормозами.
    – Уэйд! О чем она говорит? – Вытаращив глаза, Мелоди повернулась к Уэйду.
    – Мне бы тоже хотелось узнать. – Уэйд с беспомощным видом всплеснул руками. – Сэм!
    Серисса тронула Джолин за плечо:
    – Джолин, может быть, сядешь и спокойно все объяснишь? Ты какая-то… взвинченная.
    – Имею право! – Джолин отмахнулась от Сериссы. – Кто-то сегодня повозился с моими тормозами, мою машину занесло под дождем, и она упала в старое русло реки.
    Мелоди ахнула, прикрыв рот рукой.
    – Так это была ты?! Мы слышали об аварии.
    – Ты думаешь, что это я испортил тебе тормоза… – Уэйд провел рукой по лоснящемуся конскому хвосту, – а потом довершил дело, бросив тебе на крыльцо предостережение?
    – Я не говорила, что оно оказалось у меня на крыльце. Змею притащил Чип. – Джолин стояла, топая ногой. Общая нервозность нарастала.
    – Джолин, как по-твоему, зачем мне это понадобилось? – Уэйд зацепил большой палец за карман своих черных джинсов.
    – С-сам знаешь. – Джолин прикусила губу. Она не успела до конца продумать, что скажет. Если она продолжит, ей придется признаться, что это она подбросила кости на стройку.
    Уэйд улыбнулся краем рта:
    – Не понимаю. Пожалуйста, просвети меня.
    – Сегодняшние кости… – Джолин вытянула руку вперед. – Ты думаешь, я имею к ним какое-то отношение. Считаешь, что я пытаюсь устроить вредительство и сорвать стройку казино.
    – Ты в самом деле это сделала? – Глаз Уэйда дернулся.
    – Конечно нет, Уэйд. – Серисса робко похлопала Джолин по спине.
    Сэм нисколько не винил Сериссу.
    – Я не подбрасывала кости, но ты прекрасно знаешь, что казино мне не по душе. И мой отец тоже был бы против.
    – Джолин, мы с тобой все сто раз обсуждали. Благодаря казино появятся новые рабочие места.
    – На той земле погиб мой отец. А тебе все равно?
    – Мне, конечно, не все равно. – Уэйд пихнул змею носком сапога. – Пожалуйста, убери это… Ты напугала Мелоди до полусмерти.
    – Уэйд, можешь отрицать сколько хочешь, но я знаю, что за этими угрозами, за этими предупреждениями стоишь ты!
    Джолин присела было, чтобы сунуть змею назад в мешок, но Сэм ее остановил. Он нагнулся и, осторожно подцепив змею за хвост, втащил ее в мешок. Чем меньше отпечатков на ней, тем лучше.
    – Сестричка, если бы я думал, что ты пытаешься помешать строительству казино, я бы просто поговорил с тобой. Более того, я думал, что ты согласна – по крайней мере, смирилась.
    – Ну, смотри у меня! – Джолин погрозила кузену пальцем, круто развернулась и выбежала прочь.
    Сэм снова завязал пакет и пожал плечами:
    – Она очень расстроена из-за всего, что случилось. Ей пришлось разбить окошко и выползти из машины…
    – Ужас какой! – Серисса приложила ладонь к тонкой шее. – Сэм, я рада, что ты вернулся, пусть даже и ненадолго. Только ты всегда был способен ее успокоить.
    – С ней все будет нормально! – Он помахал рукой Мелоди, которая по-прежнему стояла на лестнице, ухватившись за перила, и дрожала. – Мелоди, рад был тебя увидеть.
    Сэм вернулся к пикапу. Джолин уже сидела на пассажирском месте. Лучше не говорить ей, что сказала в конце Серисса, иначе его ждет взрыв.
    Он сел за руль, а мешок бросил назад.
    – Ну да, все прошло не слишком хорошо. А чего ты ожидала? Он ни в чем не признается, даже если виновен.
    – Если?! – Она смахнула волосы с пылающего лица. – И ты поверил этому скользкому сукину сыну?
    – Разве не ты говорила мне после аварии, что Уэйд вряд ли станет покушаться на твою жизнь?
    – Покушаться? – Она ударила себя кулаком в грудь. – Я что, похожа на мертвую? Он просто пытается меня запугать!
    Он завел мотор, и пикап с ревом покатил по дорожке.
    – Теперь ты высказалась откровенно, так что, может быть, все и неплохо.
    – Сэм, теперь все зависит от тебя. Поскорее найти останки своих пропавших без вести… Тогда строительство казино придется остановить.
    – Если я найду останки, строительство, конечно, приостановится, но не навсегда – как случилось бы, если бы мы нашли, например, священное захоронение яки. – Он осторожно объехал дорогие машины на дорожке и повернул на улицу.
    – Знаю, но, если стройку законсервируют, у меня появится время, чтобы поискать зацепки в связи с убийством отца.
    – Джолин, я понимаю, о чем ты думаешь, но полиция округа Пима тщательно провела следствие. – Он погладил ее по щеке.
    – А надо было еще тщательнее. Что мой отец в ту ночь там делал?
    – Может быть, он, как и ты, искал что-то, способное помешать строительству казино. – Сэм дернул плечом. – И вероятно, что-то нашел.
    Он повернулся к ней, не зная, что делать – убеждать или разубеждать ее.
    – Осторожно! – Джолин дернулась вперед и ударилась рукой о приборную панель.
    Сэм нажал на тормоза, а потом повернул голову.
    На обочине стояла Мелоди и махала им рукой.
    – Какого черта она здесь делает и как добралась сюда из дома так быстро? – Сэм отпустил тормоз, и пикап подполз к Мелоди.
    – Должно быть, сократила путь к дороге. – Джолин опустила стекло. – Мелоди, ты спятила? Мы тебя чуть не сбили!
    Пожав плечами, Мелоди сунула руки в карманы и направилась к пикапу.
    – Хочу предупредить тебя, Джолин, чтобы ты перестала мешать строительству казино. – Мелоди обернулась через плечо. – Все, кто задают вопросы о казино, в конце концов умирают – и ты тоже умрешь.

Глава 8

    Когда Сэм тронул машину с места, Джолин поправила боковое зеркало, чтобы лучше видеть фигурку Мелоди.
    – Что думаешь насчет ее слов? Она ведь не назвала ни одного человека, кто умер из-за того, что задавал вопросы о казино. Змея ее в самом деле очень напугала… Правда, Мелоди всегда верила в древние легенды и мифы.
    – Джолин, мне неприятно тебе это говорить, но Мелоди была пьяна.
    – Ты уверен? – Она искоса посмотрела на него.
    – Мелоди нетвердо держалась на ногах. Глаза у нее остекленели, язык заплетался, и… она несла чушь.
    – Ты так думаешь? Интересно, с чего вдруг она сорвалась. Она ведь уверяла, что уже несколько лет чиста.
    – Пьяницы умеют лгать – уж кому и знать, как не мне. Пока я здесь, охотно свожу ее на собрание.
    – Сэм, а если она говорит правду? В связи с будущим казино никто не умирал?
    – Могу навести справки. Я не слышал ни о каких убийствах, кроме тех, что связаны с наркоторговлей.
    – А они не имеют отношения к делу? Попробуй узнать о несчастных случаях, исчезновениях – недавних, не тех, которыми интересуешься ты! – Она подалась вперед. – Куда мы едем?
    – Как только сообщили об аварии на шоссе, я взял служебный пикап. Моя арендованная машина осталась на парковке у отделения пограничного патруля. Кстати, зайду туда, занесу мешок, – он ткнул большим пальцем через плечо, – и попробую выяснить, удастся ли получить отпечатки со стрелы. Если на стреле найдут отпечатки Уэйда, он уже не сможет отрицать, что именно он подбросил тебе змею.
    – А как же я? – Джолин провела пальцами по предплечью, на котором еще проступали следы от подушки безопасности. – У меня пока даже машины нет.
    – Твоя страховая компания не даст тебе машину в аренду? Ты известила их об аварии?
    – Я позвонила страховому агенту сразу же после того, как вызвала Службу спасения, и через две минуты после того, как выбралась из воды. Да, они оплатят аренду.
    – У тебя с самого утра тяжелый день, начиная с закладки первого камня казино. Ты что-нибудь ела, кроме нескольких ложек чили на церемонии?
    – Нет, но день еще не закончился. – Джолин достала из сумочки телефон, еще влажный после аварии. – Обязательно нужно навести справки, не было ли в последнее время подозрительных смертей…
    Сэм показал на ее телефон:
    – Неужели он еще работает?
    – Он лежал в сумке, во внутреннем отделении. Ну да, работает, ведь я с него вызвала Службу спасения. А сейчас мне пришло сообщение от страховой компании.
    – Напиши хвалебный отзыв! Кстати, когда обещал тебе навести справки, я вовсе не имел в виду, что мы займемся этим сейчас же.
    – Чем скорее, тем лучше.
    Он нахмурился, но промолчал. Джолин решила, что он согласен. Она покосилась на него, когда он поворачивал на главную улицу, которая шла вдоль всего городка. Неужели он согласился на все, потому что поверил ей, поверил Мелоди – или просто ищет предлог, чтобы побыть рядом с ней? Да какая разница?
    – То, что я предлагаю, поможет и тебе. Ты не имеешь права что-то искать на территории племени яки только на том основании, что у тебя чутье.
    – Ладно, мы приехали. – Он повернул на парковку местного отделения пограничного патруля и поставил пикап рядом с другими служебными машинами.
    У Джолин тоже имелся служебный пикап Службы национальных парков, но она никогда не ездила на нем по личным делам. Потирая висок, она сказала:
    – Завтра мне на работу.
    – Не валяй дурака. Сегодня ты побывала в серьезной аварии. Возьми больничный на несколько дней… – Сэм постучал себя по виску. – Болит?
    – Ну да, болит.
    – Значит, теплая ванна и вино не помогли. – Он наклонил голову. – Ты уверена, что не хочешь показаться врачу?
    Дернув ручку, она ответила:
    – Я хочу докопаться до сути того, что творится на нашей земле.
    В общем зале почти никого не было. Сэм подготовил змею и стрелу для снятия отпечатков и достал из сумки ноутбук. После того как Джолин позвонила своему начальнику в Службе национальных парков, она стала бродить между столами. Очутившись рядом со столом Нэша Диллона, повертела в руках фото в рамке, на котором были сам Нэш, его невеста и их ребенок.
    – Ты уже видел ребенка Нэша? Они с невестой собираются его усыновить.
    – Слышал, но не поверил. Я считал Нэша убежденным холостяком.
    – Мать ребенка убили; она торговала наркотиками. Ее звали Джейси Лемуан, она здешняя, из Парадизо. Правда, тебя здесь тогда не было… – Поставив фото на место, Джолин вздохнула. – Сколько горя!
    – Я знаю, что с ней случилось. – Он сунул ноутбук обратно в сумку. – Раз мы куда-то идем, сначала стоит переодеться.
    – А нельзя купить что-нибудь по пути или заказать доставку? Мне не терпится посмотреть, не было ли в последнее время других необъяснимых смертей.
    – Других?
    – Помимо моего отца. – Она ткнула в него пальцем: – Только не возражай. Я с самого начала не верила, что его убили наркоторговцы. С какой стати? Он находился на своей земле, на земле яки. Что там забыли наркокартели?
    – Интересный вопрос. – Сэм приложил руку к сердцу. – Клянусь, я ничего не собирался говорить! Казино определенно внушает мне подозрения.
    – Т-ты ведь ничего не слышал о костях, да?
    – Ничего. – Он повесил сумку на плечо. – Ты не оставила там ничего, что может привести к тебе?
    – Нет. – Джолин приложила палец к губам и покосилась на молодого агента пограничного патруля, который разговаривал по телефону.
    Сэм окликнул его и поднял руку.
    – Эррера, мы уходим!
    Эррера помахал им и закинул ноги на стол.
    Открывая перед ней дверь, Сэм сказал:
    – Не думаю, что он слышал хотя бы слово, и, даже если бы он что-то услышал, все равно ничего не понял бы.
    – Лучше соблюдать осторожность. Не хочу, чтобы меня арестовали за… незаконное подбрасывание костей.
    Он положил руку ей на шею:
    – Никто тебя не арестует.
    Выйдя на улицу, Сэм открыл машину с пульта и распахнул перед Джолин пассажирскую дверцу.
    – Купим что-нибудь из еды по пути или закажем?
    – Наверное, можно заказать пиццу. Ты как?
    – Я такой голодный, что съел бы даже ту дохлую змею. – Он захлопнул за ней дверцу и, обойдя машину, сел за руль.
    Выезжая с парковки, Сэм спросил:
    – Ты хочешь остановить строительство только потому, что в тех местах погиб твой отец?
    – Отец признавал важность новых рабочих мест. По-моему, рано или поздно он бы согласился. Вот почему я не могу понять, что случилось. Уэйд прекрасно понимал, что отец в конце концов уступил бы, получив результаты всех исследований.
    – Ты думаешь, что твоего отца могли убить по какой-то другой причине?
    – Может быть. – Она выразительно пожала плечами. Она не могла объяснить Сэму, почему так считает. У нее не было фактов, только чувства.
    – Наркотики.
    – Мы снова к ним возвращаемся? Но почему? – Она достала из сумки телефон.
    – Потому что это логично, Джолин. Твой отец мог что-то видеть, что-то найти. – Он похлопал ее по руке. – Ты собираешься заказывать пиццу?
    – Тебе взять что-нибудь еще? Салат?
    – Мне стандартную пепперони или любую другую, какую захочешь ты. Салата не нужно.
    Сэм повернул на парковку перед своим мотелем и заглушил мотор.
    – Хочешь зайти? Я только на минутку.
    – Я подожду в машине и закажу пиццу.
    Пока он переодевался, она сделала заказ: две большие пиццы пепперони. Через две минуты после того, как она нажала отбой, Сэм вернулся. Он сменил зеленую форму на светлые джинсы и синюю футболку, которая, как она прекрасно помнила, очень шла к его глазам.
    – Пицца заказана? – спросил он, садясь за руль.
    – У тебя в голове одна извилина. Да, я заказала пиццу. Поехали ко мне и сразу же начнем искать.
    – У тебя тоже одна извилина.
    Когда они проезжали мимо того места, где Джолин попала в аварию, Сэм постучал костяшкой пальца по стеклу:
    – Вот где твоя машина перевернулась. Я еще вижу отметины. Ты была на волосок от гибели. Что думаешь об ответе Уэйда, когда ты обвинила его в порче тормозов?
    – Ничего другого я от него не ожидала. Теперь буду за ним следить. Когда ты собираешься вернуться на стройплощадку? Ты уж постарайся поскорее, пока власти не узнают, что сегодняшние кости не помешают строительству!
    – Я туда непременно поеду, не волнуйся. – Он повернул на дорожку перед ее домом.
    Он остановил машину, и она, выйдя, внимательно осмотрела крыльцо и только потом отперла дверь.
    – Подарков больше нет.
    Она приоткрыла дверь, и Чип высунул нос в щель.
    – Да-да. Я привезла с собой Сэма. Не волнуйся.
    Когда Сэм вошел в дом, Чип принялся скакать вокруг него, виляя шоколадным хвостом. Как легко быть собакой! Чип может беспрепятственно выражать радость, потому что Сэм вернулся. Боль в сердце ему не грозит. Невозможно любить кого-то безусловно, если хочешь защитить себя.
    А Джолин нужно было защититься от Сэма.
    Сэм водрузил ноутбук на кухонный стол.
    – Поработаем здесь, пока не привезут пиццу. – Он открыл крышку ноутбука. – Для начала посмотрим, кто против казино «Солнце пустыни» и почему.
    – Неплохая мысль. – Джолин посмотрела на бутылку красного вина, которую Сэм откупорил раньше, и распахнула холодильник.
    – Хочешь чем-нибудь запить пиццу? Есть холодный чай, лимонад, газировка, вода…
    – Вода подойдет… и перестань таращиться на вино, налей себе бокал. Или ты думаешь, что от запаха спиртного я снова слечу с катушек?
    – Тебе ничего?
    – Разве я вел себя по-другому, когда мы… встречались? Тогда ты пила, а мне не хотелось. Чем дольше я остаюсь трезвым, тем меньше у меня проблем.
    Она откупорила бутылку и достала из сушилки свой бокал. Налила полбокала, покосилась на Сэма, который согнулся над ноутбуком, и подлила еще немного.
    В дверь позвонили, и Чип взволнованно залаял.
    – Чип, сидеть! – Сэм встал из-за стола. – Не нужно пугать разносчика пиццы.
    Он открыл дверь и расплатился. Принес коробки на кухню. Джолин открыла коробку и достала два куска пиццы. Положила их на одну тарелку, а еще два – на другую.
    – Мне можешь сразу добавить еще. – Сэм потер руки. – Пицца от «Мистера Пицца»! Одна из многих вещей, из-за которых я скучал по Парадизо.
    – Разве в Сан-Диего нет пиццы? – Она положила Сэму еще два куска и отнесла тарелки к столу, пока он пил воду.
    – В Парадизо есть кое-что, чего невозможно найти в Сан-Диего, – сказал он.
    Она покачала головой и состроила удивленную мину:
    – Как это банально, Сэм Кросс!
    – Не очень-то зазнавайся, Джолин Найтхок! Я имел в виду пиццу и… Чипа.
    Она поставила его тарелку рядом с компьютером и села.
    – Если ты думаешь, что я собираюсь портить ужин работой, ты не понимаешь, как я проголодался! – Он сдвинул ноутбук на середину стола и набросился на еду. Остановился только после того, как съел кусок пиццы и запил его водой.
    Джолин вертела в руках бокал с вином.
    – Кажется, я еще не видела, чтобы человек так быстро заглатывал пиццу!
    – Ведь я предупредил, что проголодался! – Сэм скормил кружок пепперони Чипу, который терпеливо ждал, сидя возле его стула.
    – Эй! Чипу колбаса ни к чему!
    – Ты только посмотри, как он радуется. – Сэм потрепал Чипа по голове и вытер руки о бумажную салфетку. – Ну вот, червячка заморил, теперь можно есть не спеша и заодно войти в базу данных.
    Джолин придвинулась к нему вместе со стулом.
    – Там смерти за последние несколько лет?
    – Начнем с самых недавних. – Сэм ткнул пальцем в экран. – Имя, адрес, вид смерти – убийство, самоубийство, несчастный случай… Смерть от естественных причин, думаю, можно пока не рассматривать.
    Она ела пиццу, склонившись к плечу Сэма и читая таблицу, в которой, по ее мнению, содержалось слишком много сведений.
    – Голова кругом…
    – Эй, не сори на мой ноутбук! – Он сдул крошки с клавиатуры. – Дай мне несколько секунд, я уберу лишние столбцы…
    Отодвинувшись, она отпила еще вина.
    – У тебя не будет неприятностей из-за того, что ты вошел в базу и самовольно что-то удаляешь?
    – Я приехал в Парадизо для того, чтобы понять, есть ли связь между здешними пропавшими без вести и останками, обнаруженными нами в пустыне к востоку от Сан-Диего. Почему же мне нельзя входить в эти базы данных? – Он убирал лишние сведения, пока не осталось лишь самое необходимое.
    Джолин прищурилась.
    – Убийств больше, чем можно ожидать от нашего штата, если не считать больших городов вроде Тусона и Финикса.
    – Из-за близости границы и наркотрафика.
    Они вместе больше часа изучали базу данных; им удалось одновременно доесть пиццу.
    Джолин ограничилась одним бокалом вина, хотя охотно выпила бы и второй. Она собрала тарелки и бокалы.
    – По-моему, для начала у нас получился неплохой список. Кроме того, можно не учитывать убийство Джейси Лемуан, ее бойфренда Бретта и застреленного им социального работника. Они не имеют отношения к строительству казино.
    – Может быть, никто не имеет к этому отношения. – Сэм поднял голову. – Чей телефон звонит – мой или твой?
    – Упс, мой! – Джолин выкинула пустую коробку из-под пиццы и схватила телефон, на котором высветился незнакомый номер. – Алло!
    – Джолин?
    – Да, кто говорит?
    – Эдди, бармен из «Бродяги».
    Она удивленно покосилась на Сэма.
    – Да, я тебя знаю. Что случилось, Эдди?
    – Здесь твоя кузина Мелоди, и она пьяна в стельку. Я звонил Уэйду, но он не отвечает…
    – Что она делает? – Джолин развернулась к Сэму и одними губами произнесла: «Мелоди». – Пожалуйста, попроси кого-нибудь отвезти ее домой!
    – В обычных условиях я бы так и сделал, Джолин, но она в плохой форме. Я боюсь выпускать ее за дверь одну, а сегодняшней публике не доверяю. Трезвых среди них нет. Я бы сам ее отвез, но до конца моей смены еще два часа, а она в таком состоянии не может здесь оставаться.
    – Ладно, я за ней заеду. Спасибо, Эдди! – Она нажала отбой и постучала телефоном по подбородку. – Ты был прав. Мелоди слетела с катушек. Похоже, она буянит в «Бродяге».
    Сэм выключил компьютер.
    – Я поеду с тобой. Может, удастся ее уговорить.
    – Выведи Чипа на несколько минут, пока я приберу в кухне.
    Проходя мимо Сэма, она протянула ему коробку от пиццы.
    – Пожалуйста, выбрось в мусорный контейнер у дома.
    Когда Чип вернулся, Джолин заперла дом и взяла сумку. Идя к машине, она сказала Сэму:
    – Мелоди меня разочаровала.
    Сэм распахнул перед ней дверцу и положил руку ей на плечо:
    – Куда больше она разочаровала себя саму, не забывай об этом. Она сейчас и так чувствует себя неудачницей. Не усугубляй ее положение.
    – Ты прав. – Она повернула голову и чмокнула его в руку, лежащую у нее на плече. – Я рада, что ты здесь.

    Два года назад, когда Сэм жил в Парадизо, бар «Бродяга» считался центром местной ночной жизни; правда, нельзя сказать, что он часто бывал там. В то время он уже бросил пить и разъехался с женой.
    Всего один раз после приезда в Парадизо он слетел с рельсов – после трехмесячного воздержания. Единственный неверный шаг окончился беременностью бывшей жены. На том их с Джолин история любви закончилась.
    Сэм толкнул ее в плечо:
    – В конце квартала, верно?
    – Там сине-красная неоновая вывеска.
    Они вышли из машины, Сэм взял ее за руку, и они побежали через дорогу.
    На тротуаре возле бара стояли курильщики; внутри гремела музыка кантри. Они прошли мимо пьяного, который, спотыкаясь, выбирался на улицу.
    – Надеюсь, она не в таком состоянии, как тот тип. – Джолин ткнула большим пальцем через плечо. – Видишь ее?
    – Нет. Давай подойдем к стойке и спросим Эдди. Ты знаешь, как он выглядит?
    – Здоровяк, бритый, с длинной бородой и накачанными татуированными плечами – ты его ни с кем не спутаешь.
    – Вижу его. Работы у него много. Он молодец, что позвонил тебе.
    Они протолкались к стойке.
    – Эдди! – Джолин подняла руку.
    Здоровяк покосился на них и кивнул, наливая кому-то пиво. Обслужив клиента, он подошел к ним, скрестив мощные руки на груди, и сказал:
    – Она ушла.
    – Ушла? Куда? – Джолин принялась озираться по сторонам, надеясь разглядеть в толпе кузину: ее розовые пряди были яркой приметой.
    – Вызвала такси по телефону. Я сказал, что ты едешь за ней, но она не хотела тебя видеть. – Эдди протер стойку чистой тряпкой. – Знаешь, она уже давно вернулась к бутылке, но не хотела, чтобы ты об этом знала.
    – И она смогла заказать машину? – Сэм положил руки на стойку.
    – Я ей помог, – ответил Эдди, – когда она решительно заявила, что поедет домой, хотя я и пытался ее разубедить. Она ушла совсем недавно, вы с ней просто разминулись.
    – Спасибо, Эдди. Я одна ценю твою помощь. – Джолин достала телефон из бокового кармана сумки и набрала номер Мелоди. После трех гудков ее переключили на автоответчик. – Она не отвечает, наверное, увидела, что я звоню.
    Сэм склонил голову набок.
    – Отсюда часто вызывают такси?
    – Из бара-то? – Эдди подергал себя за мочку уха, удлиненную из-за многочисленных пирсингов. – Ну да, бывает. Слушайте, мне работать надо. Надеюсь, с Мелоди ничего не случилось.
    Сэм развернулся и прислонился спиной к стойке.
    – Мелоди живет у Уэйда?
    – Нет, у нее свой дом. Надо бы заскочить к ней, как считаешь?
    – Непременно. Когда Эдди тебе позвонил, он не был уверен, что Мелоди благополучно доберется до дома сама. По-моему, неплохо проверить, как она там.
    – Согласна.
    Когда они вышли на улицу, Сэм глубоко вздохнул:
    – От тамошних запахов меня тошнит.
    Она сошла с тротуара, и он схватил Джолин за руку:
    – Погоди-ка! Та машина такси еще ждет! – Он быстро зашагал по тротуару и просунул голову в открытое пассажирское окошко машины. – Кого вы ждете?
    Водитель кивнул Джолин, стоящей рядом с Сэмом:
    – Вы Мелоди?
    – Она моя кузина. Я приехала за ней, но бармен сказал, что она вызвала машину по телефону. Значит, она к вам не садилась?
    – Я жду Мелоди. – Водитель постучал по телефону, прикрепленному к держателю на приборной панели. – Я дал ей пятнадцать минут, так что сейчас возьму другого пассажира – если вас не нужно подвезти.
    – Н-нет.
    Они с Сэмом отошли от машины и переглянулись.
    – Что это значит? – Джолин облизнула губы. – Она вызвала машину, но не села в нее?
    – Может, ее увидел какой-нибудь знакомый и предложил подвезти. – Сэм положил руку ей на талию. – Теперь нам точно нужно к ней заехать.
    Она обвела рукой людей на тротуаре.
    – Давай спросим… может, кто-то ее видел?
    – Попробовать можно.
    Джолин принялась расспрашивать посетителей бара, но никто из них не видел женщину с розовыми прядями в волосах, хотя один из курильщиков вспомнил, что видел ее в баре. Он щелчком выкинул окурок в канаву и ухмыльнулся:
    – Девчонка была в хлам…
    – Но вы не видели, куда она направилась, когда вышла из бара?
    – Извините, нет. Она вышла раньше меня.
    Они пошли через дорогу к машине; сердце у Джолин забилось чаще.
    – Надеюсь, она дома, но почему не отвечает по телефону?
    – Ты еще раз звонила?
    – Не могу. – Сев в машину, она достала телефон и встряхнула его. – Мой телефон сдох. Может, все-таки пострадал в аварии.
    – Возьми мой. – Он протянул ей телефон и направился к водительской дверце.
    Джолин нашла номер Мелоди и набрала его. На сей раз ее сразу переключили на автоответчик.
    Когда Сэм сел за руль, она схватила его за руку:
    – Сэм, по-моему, ее телефон выключен. Он сразу переключается на автоответчик, без гудков.
    – Может, разрядился, как у тебя… Или она сама его выключила.
    – Она никогда не выключает телефон! Он практически привязан у нее к руке.
    – Джолин, она пьяная, а пьяные способны на все. – Сэм завел машину. – Где она живет?
    Джолин объяснила, как доехать до дома Мелоди. Кузина жила в доме, построенном для работников пеканового завода.
    – Ее квартира на втором этаже. – Она показала, когда Сэм остановил машину на краю парковки, отдельной от парковки жильцов. – Вон там. Свет у нее горит.
    – Наверное, она заснула на полу, а может, ей повезло, и она добралась до кровати. Самое плохое, если она сейчас сидит в обнимку с унитазом и ее выворачивает наизнанку.
    – Только бы это был самый плохой вариант.
    Сжав губы, Сэм стал подниматься по наружной лестнице. Неужели он в самом деле верил, что его вариант – самое плохое?
    Поднявшись, Джолин прошептала:
    – У нее открыта дверь!
    – Постой здесь. – Сэм вытянул руку. – Сначала я все проверю.
    От волнения Джолин была сама не своя. Не дослушав Сэма, она ворвалась в квартиру.
    – Мелоди! – Джолин замерла на месте и прислонилась к стене, чтобы не упасть. – Сэм, ее ранили! Она потеряла сознание! Смотри, кровь!
    Сэм отодвинул Джолин и присел на корточки рядом с Мелоди. Приложил два пальца к ее шее.
    – Что с ней? Нужно вызвать Службу спасения! – Джолин шагнула к Сэму.
    – Стой. Не подходи ближе. Мелоди мертва.

Глава 9

    Лицо у Джолин побелело, рука соскользнула по стене. Она опустилась на корточки.
    – Ты уверен?
    – Пульса нет. Искусственное дыхание не поможет. – Сэм дотронулся до щеки Мелоди. Она была еще теплая. Он осторожно повернул ее голову набок. На голове зияла глубокая рана, волосы слиплись от крови. – Видишь?
    Джолин сунула руку в сумку.
    – Я звоню в Службу спасения!
    – Твой телефон сел. – Он протянул ей свой и напомнил: – Постарайся ни к чему здесь не прикасаться.
    Пока Джолин быстро говорила с диспетчером Службы спасения, Сэм, не сходя с места, озирался по сторонам. Насколько он мог судить, ничего не было сдвинуто. Потом он заметил кровавый след на краю кофейного столика со стеклянной столешницей. Прищурившись, наклонился, стараясь ничего не трогать.
    Нажав отбой, Джолин сказала:
    – Они едут. Сэм, что случилось?
    – На столешнице кровь и несколько волосков. Очертания нужной формы. Возможно, она сама упала и ударилась о край стола…
    – И удара оказалось достаточно, чтобы убить ее? – Джолин прикусила губу; глаза стали огромными и остекленели.
    – Кстати, где ее телефон и сумка?
    Сэм отошел от тела. Надо увести отсюда Джолин. Если Мелоди убили, лучше не топтаться на месте преступления.
    По-прежнему сжимая в руке его телефон, Джолин спросила:
    – По-твоему, ее пытались ограбить, а она сопротивлялась? Мелоди застукала в своей квартире вора и он ее толкнул? Украл сумку?
    – Не знаю. Ты видишь ее сумку?
    – Мелоди всегда носила маленькую сумочку на длинном ремешке, она надевала ее крест-накрест, как почтальон. Она разве… не на ней?
    Сэм посмотрел на неподвижное тело Мелоди.
    – Я не вижу сумки.
    Джолин закрутила волосы узлом над плечом.
    – Как это могло случиться? Ведь мы с ней разминулись буквально на несколько минут!
    – С пьяными много чего случается. Тем более с пьяными… которые слишком много знают. – Сэм рывком поднялся на ноги. – Я слышу сирены. Пошли отсюда!
    Джолин как будто приросла к месту.
    – По-твоему, ее убили? Я сразу об этом подумала, только не хотела, чтобы ты считал, будто у меня паранойя.
    – Значит, мы с тобой оба параноики. – Сэм протянул ей руку. – Пошли! Ты уже оставила свои отпечатки на стене.
    – Я здесь часто бывала. Мои отпечатки можно найти по всей квартире.
    Она схватила его за руку. Пальцы у нее были ледяными. Сэм помог ей встать. Сирены стихли на парковке внизу.
    – Пусть полиция во всем разбирается.
    – Как разобралась с убийством моего отца? – Джолин покачала головой. – Они пойдут по пути наименьшего сопротивления. Сумка пропала, и она была пьяная. Они не станут вникать…
    – Тот, кто забрал ее сумку и телефон, должно быть, выключил его. Вот почему тебе не удалось дозвониться в последний раз.
    На лестнице затопали шаги. Сэм вывел Джолин из квартиры, когда на площадку поднялись первые стражи порядка.
    – Сюда! – Сэм поднял руку.
    Следующие полчаса вокруг них все кипело. Медики сразу пришли к тому же выводу, что и Сэм, – пульса нет. Поэтому реанимировать Мелоди не пытались. Почему она умерла так быстро? Мелоди сильно ударилась, но неужели она истекла кровью за двадцать минут? Должно быть, после удара она сразу умерла. Может, кто-то ударил ее, а потом размазал волосы и кровь по столу, чтобы все выглядело как несчастный случай?
    Сколько других смертей в его базе данных выглядят как несчастные случаи, но таковыми не являются?
    Джолин вернулась в квартиру после того, как медики закончили осматривать Мелоди. Криминалисты из Управления шерифа были так заняты, что не заметили ее прихода. Сэм надеялся, что Джолин не наделает глупостей. Может быть, она просто не хочет оставлять Мелоди одну…
    Наверх снова поднялся помощник шерифа, с которым Сэм уже побеседовал.
    – Мы вызвали судмедэксперта. У меня больше нет вопросов ни к вам, ни к мисс Найтхок. У вас есть моя визитка, а я записал ваши телефоны. Если нам что-нибудь понадобится, будем на связи.
    Сэм показал на карниз над входами в квартиры:
    – Жаль, что здесь нет камер.
    – Возможно, удастся что-то выяснить, когда мы отсмотрим записи с камер на той стороне улицы. Хотя ее телефон пропал, мы запросим распечатки переговоров. Возможно, она вызвала другую машину.
    – Я еще немного побуду в Парадизо по своим делам, так что держите меня в курсе. Джолин… мисс Найтхок, естественно, очень расстроена из-за смерти своей кузины.
    – Она еще и сестра Уэйда Найтхока. – Помощник шерифа показал на парковку, где Уэйд разговаривал с патрульным. – У Уэйда много влиятельных друзей… Должно быть, кто-то ему сказал.
    Сэм вернулся в квартиру Мелоди и позвал Джолин. Она как завороженная наблюдала за работой криминалистов, осматривавших гостиную Мелоди. Услышав его голос, она вздрогнула.
    – Мне… просто не хочется оставлять ее одну.
    – Знаю. – Он поманил ее к себе. – Подойди сюда на секунду.
    Джолин в последний раз взглянула на Мелоди и подошла к нему. Лицо у нее было заплаканным.
    Сэм обнял ее и прошептал:
    – Уэйд приехал.
    Она застыла, и он похлопал ее по спине:
    – Не вздумай ни в чем его обвинять, тем более здесь и сейчас. В конце концов, умерла его сестра.
    Она кивнула и положила голову ему на плечо.
    – Мы должны были сделать больше.
    – Знаю.
    Выйдя на площадку, они столкнулись с Уэйдом.
    – А вы что тут делаете? – спросил он. – Меня не пускают в квартиру!
    Сэм подтолкнул Джолин к кузену.
    – Уэйд, мы ее нашли. Джолин позвонил бармен из «Бродяги» и попросил забрать Мелоди, но мы опоздали.
    – Как она попала домой? Кто это сделал? – Гладкое лицо Уэйда застыло, превратившись в маску. Черные глаза полыхали гневом.
    Джолин обняла кузена.
    – Мы не знаем, Уэйд. Мы думаем, что кто-то подвез ее домой. У нее… пропала сумка.
    – Я говорил ей, как опасно жить одной! – Уэйд ударил кулаком по ладони другой руки. – Она ведь могла жить у нас!
    По-прежнему обнимая Уэйда, Джолин спросила:
    – Когда она снова начала пить?
    Сэм затаил дыхание.
    – Меня в этом не обвиняй. Если бы ты не была так занята и не носилась с головой в облаках, ты бы тоже заметила. Я не смог ей помешать. – Уэйд показал на Сэма: – Спроси хоть у своего дружка, можно ли помешать алкоголику выпить.
    Сэм стиснул челюсти и расправил плечи. Возражать он не стал. В конце концов, Уэйд только что потерял сестру.
    – Джолин, Уэйд прав, – сказал он. – В том, что Мелоди опять стала пить, не виноват никто, кроме нее самой.
    Джолин скрестила руки на груди.
    – Уэйд, я ни в чем тебя не виню. Если кто и виноват, то я. Если бы мы быстрее приехали к «Бродяге», то могли бы сами отвезти Мелоди домой. Сэм бы проводил ее.
    – Слушайте, простите. Прости, Сэм. – Уэйд вытер лоб тыльной стороной ладони. – Я расстроен, все так неожиданно… – Уэйд дернул себя за конский хвост и глубоко вздохнул, снова превратившись в лощеного политика. – Что говорят копы? Ограбление или несчастный случай? Мне сказали только, что она умерла из-за травмы головы. Она упала или ее кто-то ударил? Мне не сказали, что ее сумка пропала.
    На парковку заехал белый фургон судмедэксперта, и Сэм тронул Уэйда за плечо:
    – Пошли вниз. Пусть они закончат здесь свои дела.
    Уэйд показал на соседей, которые высовывались из дверей.
    – Кто-нибудь что-нибудь слышал? Видел?
    – Мы не знаем, – ответила Джолин, – но полицейские их опросили. Нам они ничего не говорят. Соседняя с Мелоди квартира пустует. Помню, ее сосед съехал несколько месяцев назад. Управляющая компания пока не нашла новых жильцов.
    Они спустились вниз и расступились, пропуская двух санитаров с носилками.
    Уэйд судорожно вздохнул, и на миг его лицо исказилось. Джолин поспешила отвернуться.
    – Помощник шерифа говорит, возможно, удастся что-то увидеть на записях с камер через дорогу. – Сэм показал на противоположную сторону улицы.
    – В этом проклятом доме нет ни сигнализации, ни камер! – Уэйд зажмурился. – Я ей говорил! Я говорил ей!
    Джолин взяла кузена за руку.
    – Мелоди с кем-нибудь встречалась? Может, кто-нибудь еще забрал ее от бара?
    Уэйд широко раскрыл глаза.
    – Неужели ты хочешь сказать, что Мелоди убили?
    – Я не знаю. – Джолин пожала плечами. – Просто спрашиваю…
    – О личной жизни Мелоди тебе наверняка известно больше, чем мне! Она ничего мне не рассказывала, особенно после того, как я…
    – После того, как ты прогнал ее последнего парня. – Джолин подняла руки вверх. – Я ничего не говорю.
    – Джолин, ты сама знаешь, что он подонок. Скорее всего, из-за него она снова начала пить.
    – Джолин, это правда? – Сэм сжал кулаки. – Если так, Уэйд прав… и он действительно подонок.
    – Не знаю. Я так не думаю. Мелоди рассталась с тем типом почти полгода назад. Не думаю, что она так давно пьет. – Джолин провела рукой по волосам. – А может, я просто ничего не замечала.
    – Не знаю. – Уэйд посмотрел куда-то поверх плеча Сэма и заморгал. – Я должен подняться и взглянуть на… тело Мелоди. Я хочу ее видеть.
    – Конечно. – Джолин сжала его руку. – Дай мне знать, если мы что-то можем сделать.
    Оба смотрели вслед Уэйду, когда тот поднимался по лестнице. Возле квартиры по-прежнему было много полицейских.
    Джолин вытерла нос тыльной стороной ладони.
    – Он выглядит расстроенным – насколько Уэйд может быть расстроенным… он ведь реагирует не так, как все нормальные люди.
    – Я не думаю, что Уэйд убил родную сестру, – он мог, например, откупиться от нее, угрожать ей, но не убить. Джолин, мне очень жаль Мелоди. В конце концов, именно она нас познакомила.
    Джолин посмотрела на него из-под полуопущенных ресниц и поплелась к машине.
    Когда он открыл ей дверцу, из кустов, которыми была обсажена парковка, послышался шорох. Сэм круто развернулся и стал всматриваться в листву, а Джолин сунула пальцы за пояс джинсов.
    Загородив собой Джолин, Сэм крикнул:
    – Кто там?!
    Из зарослей вынырнуло грязное лицо, на котором блестели глаза.
    – Эй, вы не копы, нет?
    Сэм знал, как отвечать на такой вопрос в подобных обстоятельствах.
    – Нет, я не коп. А что? Ты кто такой?
    Неизвестный выбрался из укрытия; в его спутанных волосах и бороде застряли мелкие веточки и листья.
    – Я Такер. Такер-дальнобойщик.
    – Что ты здесь делаешь, Такер-дальнобойщик, и где твой грузовик?
    Такер расхохотался, показав щербатый рот. У него недоставало нескольких зубов.
    – Больше нету, друг. Нет больше моего грузовика.
    – Что тебе нужно, Такер?
    Тот поднял корявый дрожащий палец и ткнул куда-то поверх головы Сэма:
    – Я там живу.
    Сердце у Сэма забилось чаще.
    – Ты живешь в том доме?!
    Такер кивнул и приложил палец к губам.
    – Тсс! Я не должен там жить, но квартира-то пустая. Я знаю, как открыть дверь, и иногда там ночую.
    – В самом деле? – Сэм понял, что бродяга имеет в виду пустующую квартиру, соседнюю с квартирой Мелоди.
    – Там ведь никого нет. А вам-то что за дело? – Такер выпятил тощую грудь.
    – Спокойно, друг. Мне все равно. – Сэм развернулся и прошептал Джолин: – Садись в машину.
    – И пропустить такое? Ни за что! – Она ухватилась за дверцу и посмотрела на Такера. – Ты знаешь женщину, которая живет… жила в той квартире, где сейчас копы?
    – Пинки? – ухмыльнулся бродяга. – Конечно, знаю. Она обещала никому не говорить, что я там живу. Иногда угощала меня пивом.
    – Такер, а сегодня ты видел Пинки? – Сэм сунул руку в карман. – Видел, что с ней случилось?
    – Пиво у вас есть? – спросил Такер, возя грязными кроссовками по земле.
    – Пива нет, зато есть деньги. Если я дам тебе денег, ты скажешь, что сегодня видел?
    Сэм достал из кармана мятую десятку и показал бродяге. Такер потянулся к купюре, но Сэм зажал ее в кулаке.
    – Сначала товар, Такер!
    – Она ведь померла, да? Пинки померла? – У Такера покраснел нос, он заморгал водянистыми глазами.
    – Да, – вздохнула Джолин. – Она умерла.
    Такер кашлянул и хлопнул себя по тощему бедру в черных штанах.
    – Я видел, кто ее убил.

Глава 10

    У Джолин закружилась голова. Чтобы не упасть, она ухватилась за дверцу.
    – Ты видел, что случилось с Пинки?
    – Слышал. – Такер постучал себя по виску. – Я был у себя и видел сны.
    – Видел сны? – Сэм покосился на Джолин, закатив глаза. – Хочешь сказать, ты спал?
    – Спал и видел сны. – Такер принялся расчесывать пальцами спутанную бороду; в ней не было седых волос, однако он выглядел таким старым, что годился Сэму в отцы. – Проснулся от грохота.
    – Ты слышал голоса?
    Сэм чуть развел пальцы, показав уголок десятидолларовой купюры. Такер не сводил с нее взгляда.
    – Крики? Стоны?
    – Только визг, такой: тяв-тяв-тяв… Потом удар. Грохот. Цап-царап… как будто двигали мебель. – Такер прищурился. – Потом он ушел.
    Сердце у Джолин готово было выскочить из груди.
    – Ты видел человека, который убил Мел… Пинки?
    – Я услышал шаги – топ-топ-хлоп. Подошел к окошку. Подсмотрел между жалюзи. Увидел, что уходит мужчина. В шапке. В такой теплой вязаной шапке. Сегодня жарко. Зачем нужна теплая шапка?
    – У меня от него голова болит, – пожаловался Сэм, поворачиваясь к Джолин. – Такер, ты видел, как выглядел тот тип, не считая шапки? Борода у него была? Какие волосы – длинные, короткие? Как он был одет?
    Такер дернул себя за рубашку:
    – Это не я. У того не было бороды. Это не я. Не бери мою флешку, не бери флешку-фишку-крошку.
    – Черт! – Сэм провел рукой по волосам. – Такер, я не говорил, что это ты, и ни о какой фишке и крошке я не знаю. Я спрашиваю, как выглядел тот тип.
    – Весь в черном. Сам черный, здоровый, заросший. – Бродяга замахал руками. – Не я, не я, и флешка не моя!
    – Мы это знаем, Такер! – Джолин потянула Сэма за рукав. – Ради бога, дай ему деньги.
    Сэм протянул бродяге купюру и спросил:
    – Ты видел, как тот тип садился? Слышал машину?
    – Не было машины. А у меня нет грузовика. – Такер принялся переминаться с ноги на ногу. – Не я, не я, и флешка не моя.
    Сэм поморщился:
    – Не знаю, надолго ли еще меня хватит.
    Джолин согнулась над дверцей машины.
    – Такер, пожалуйста, поговори с полицейскими! Скажи им то же, что и нам! Ты ведь хочешь помочь Пинки, да? Она относилась к тебе по-доброму, а тот тип сделал ей больно.
    – Они отправят меня туда, где я не хочу быть. Заберут флешку. Так сказала Пинки.
    – Никуда тебя не отправят. Копам не за что тебя арестовывать. Они хотят узнать, что случилось с Пинки. – Сэм протянул Такеру мятую десятку. – Я не дам тебя арестовать. Ты только расскажи, что видел.
    Такер схватил купюру и распахнул широченное пальто, насквозь мокрое, ища место, куда можно спрятать деньги. На землю упала сумка.
    – Сэм, это сумка Мелоди! – ахнула Джолин.
    Такер схватил сумку и закричал:
    – Не я, не я, и флешка не моя! Она в полу.
    Он заковылял к кустам. Сэм метнулся вперед и повалил бродягу, скрутив ему руки за спиной.
    – Все кончено, Такер. Игра окончена. Джолин, зови полицию.
    – Сэм! – Услышав вопли Такера, Джолин согнулась пополам. – Ты ведь не думаешь, что Мелоди убил он?
    – Джолин, у него ее сумка. Позови копов, прежде чем я сделаю ему больно. – Сэм перевернул Такера и придавил коленом его тощую шею.
    Джолин бросилась к дому и вцепилась в помощника шерифа:
    – Возле нашей машины мы наткнулись на бездомного. Он признался, что незаконно ночует в соседней с Мелоди квартире… и у него ее сумка!
    Ее услышал еще один страж порядка; они вдвоем поспешили на парковку.
    Сэм с трудом удерживал извивающегося Такера.
    – Я из пограничного патруля, – задыхаясь, проговорил Сэм. – У меня есть оружие, но не наручники. Доставать пушку мне не пришлось, но вам придется взять его под стражу.
    – Ты говорил, что не позовешь их! – Такер вырывался и бился. – Где мои десять баксов? Такер-дальнобойщик. Такер-дальнобойщик…
    – Блин, это же Такер Бишоп! – изумленно воскликнул первый помощник шерифа.
    – Вы его знаете? – задыхаясь, спросил Сэм. – Он тут извивается, как рыба на крючке.
    – Время от времени мы его арестовываем и берем под стражу… чаще всего выпускаем через семьдесят два часа. Место ему в психушке… так-то он не опасен.
    – Да, если не считать того, что у него сумка убитой женщины. Он говорит, что слышал какие-то звуки в соседней квартире и видел, как кто-то уходил, но не знаю, можно ли верить его показаниям.
    Помощники шерифа подошли к Сэму и Такеру; один из них достал пистолет.
    – Такер, брось вырываться. Мы отвезем тебя в участок, спросим, что ты знаешь, дадим тебе койку, напоим и накормим. Откуда у тебя сумка убитой женщины?
    – Она дала ее мне. Сама дала!
    Передав Такера помощникам шерифа, Сэм встал и начал отряхиваться.
    – Похоже, снова придется все стирать.
    Сумка Мелоди осталась лежать на земле. Джолин села на корточки и потянулась к ней.
    – Джолин, не трогай! Это улика, ее надо проверить на отпечатки. Чем меньше людей будут ее трогать, тем лучше.
    Она отдернула руку:
    – Я не вижу ее телефона.
    – Что?! – Сэм опустился рядом с ней на одно колено.
    – Ее телефон! – Джолин ткнула в сумку палочкой, которую она взяла с земли. – Обычно она носила его в боковом кармане.
    Сэм встал.
    – Проверьте у Такера карманы – нет ли там телефона.
    Один помощник шерифа надел перчатки и велел Такеру снять пальто. Он обыскал карманы, потом обхлопал Такера.
    – Ничего нет.
    Джолин подошла к Такеру – на него уже надели наручники. Его губы безостановочно двигались, он что-то бормотал. Ей стало его очень жалко. Должно быть, Мелоди относилась к нему по-доброму, потому что питала слабость к неудачникам.
    – Такер! Это ты взял телефон Пинки?
    Бродяга покачал косматой головой; в его бороде застыла слюна.
    – Нет телефона. Нет зоны. Нет дрона…
    – Осторожно, мисс Найтхок, мы его забираем. Не волнуйтесь, мы спросим его насчет телефона.
    После того как помощники шерифа убрали сумку в пакет и увели несчастного Такера, Джолин боком села на пассажирское сиденье машины Сэма.
    – С чего ты на него набросился? Неужели думаешь, что Мелоди убил этот полусумасшедший бродяга?
    – Ты сама все и сказала. Джолин, он полусумасшедший. Мы не знаем, что творится у него в голове. Не знаем, какие наркотики он принимает. Я охотно подыгрывал ему, пока из его пальто не выпала сумка Мелоди. Он мог услышать, как она вернулась домой, зашел по-соседски, попросил пива. Может быть, Мелоди пригласила его войти, он увидел ее сумку и решил забрать. Она сопротивлялась, упала и ударилась головой. – Сэм пожал плечами, словно больше не о чем говорить.
    Джолин стиснула ладони между коленями.
    – Не знаю. Если Такер в самом деле убил ее, почему он заговорил с нами на парковке? Мы ведь его не видели! Он мог скрыться, прихватив сумку Мелоди, и никто бы не узнал о нем. Копы, скорее всего, даже не догадались бы, что он ночевал в соседней квартире. Зачем такие осложнения без необходимости?
    – Джолин, ты серьезно? – Сэм поднял брови. – Ты рассуждаешь, как будто Такер – разумный, нормальный человек, а не бродяга, который пьет все, что горит, и принимает всякую дрянь!
    Когда Сэм сел за руль, Джолин постучала его по плечу:
    – Значит, Мелоди Найтхок тоже попадет в список тех, кто умер в результате несчастного случая? Нам нужно просмотреть все имена.
    – Не сегодня. Тебе нужно кому-нибудь позвонить, например бабушке Вив, или обо всем позаботится Уэйд? – Он достал из подстаканника зарядное устройство. – Вряд ли оно подойдет к твоему телефону.
    – Бабушке скажет Уэйд. Заряжу телефон, когда попаду домой. – Она провела пальцем по шву его джинсов. – Тебе обязательно возвращаться в мотель? После всего, что сегодня случилось… Очень не хочется оставаться одной… даже с Чипом.
    – Я и не собирался сегодня оставлять тебя одну.
    Джолин вздохнула и ссутулилась. Неужели она сама напросилась на неприятности, попросив Сэма остаться? Можно ли оставить его в своем доме, но не в своей постели?
    Скоро все выяснится.

    Войдя в дом, Сэм снял пояс с кобурой и положил на кухонный стол. Джолин отправилась в спальню и положила телефон заряжаться на прикроватной тумбочке.
    Она вернулась в гостиную и села на диван.
    – Не верится, что Мелоди больше нет… У бабушки будет разбито сердце.
    – Ты ей не позвонишь? Если хочешь, звони с моего телефона.
    – Пусть ей все скажет Уэйд. Скорее всего, он не захочет будить ее среди ночи… Съездим к ней завтра. – Глаза Джолин защипало от слез, и она закрыла лицо руками.
    Сэм погладил ее по спине:
    – Жаль, что я не успел с ней поговорить, когда она едва не бросилась под нашу машину. Просто не хотелось упрекать ее при тебе, понимаешь?
    – Понимаю, и мне кажется, что мы могли бы быстрее добраться до бара…
    – Джолин, мы ведь не знали, что случится. Кто мог предсказать, как закончится ночь?
    – А тогда тебе не показалось, что она напугана? Она ведь меня предупреждала…
    – Если бы она была так напугана, она не отправилась бы пить в одиночку. Она осталась бы в доме у брата, за воротами, с сигнализацией. Если она чего-то боялась, Уэйд мог ее защитить.
    – Если она боялась не Уэйда. – Она повернула голову и заглянула в голубые глаза Сэма. – Сядь, не нависай надо мной.
    Он приложил руку к груди:
    – После общения с этим бродягой собираюсь принять душ и надеть спортивный костюм, который видел у тебя в шкафу. Ты не против?
    – Нет, не против. Хочешь кофе, чаю, воды?
    – Мне ничего не нужно, я и так не засну… Я уже на взводе. А ты?
    Он рывком снял через голову футболку, и она едва не задохнулась. При виде тела Сэма Кросса в ней просыпалась прежняя интуитивная реакция – покалывающее возбуждение, которое теперь смешивалось с болезненной тоской.
    – И я тоже. – Она встала с дивана, стараясь держаться подальше от голой груди Сэма. – Заварю нам травяного чая.
    – Если травяной чай утихомирит головную боль, я не против! – Он мотнул головой: – В бельевом шкафу есть чистое полотенце?
    – Выбирай любое.
    Пока Сэм рылся в шкафу, Джолин деловито сновала по кухне, доставала из шкафчиков чайные пакетики и кружки. Она надеялась, что он не стащит с себя всю одежду и не сунет ее в стиралку перед тем, как идти в душ. Сэм без рубашки испытывал ее силу воли. Голый Сэм разрушит все возведенные ею вокруг себя стены.
    Услышав, как он включил воду в душе, Джолин протяжно вздохнула. Налила в кружки воду и поставила их в микроволновку.
    Через две минуты она достала кружки и положила в них чайные пакетики.
    Она присела к столу, опершись подбородком о ладонь. Почему все так запуталось? Она собиралась подбросить кости, которые получила от своего друга с археологического факультета Аризонского университета, на стройплощадку, чтобы приостановить работы и продолжить расследовать гибель своего отца. Почему все закончилось смертью Мелоди?
    Конечно, Мелоди могла споткнуться и удариться головой… Они с Такером могли вырывать друг у друга сумку.
    Сэм вышел на кухню. На нем снова не было ничего, кроме форменных штанов пограничного патруля. На груди блестели капли воды; одежду он держал в одной руке.
    Она протянула ему кружку.
    Сэм понюхал чай и закрыл глаза.
    – Пахнет хорошо… правда, мне почти все разновидности чая кажутся слегка подкрашенной горячей водой.
    Джолин толкнула его в спину, пальцы радовались его гладкой коже.
    – Это утешает. Попробуй. Хочешь ибупрофен от головной боли?
    – Мне помог теплый душ. – Он взял кружку и склонил голову; влажная прядь волос упала на лоб. – Как ты себя чувствуешь? Как твои ушибы после аварии? Как шея?
    Джолин провела рукой по затылку.
    – Шея еще побаливает, но все ничего. Синяки уже желтеют. Жаль, что нельзя отмотать время назад, в тот момент, когда Мелоди выбежала на улицу, чтобы предупредить меня…
    – Мне тоже, но все тщетно. Поверь, мне много раз хотелось повернуть время вспять. – Он чокнулся с ней кружкой. – Давай посидим и выпьем чаю – никогда не думал, что я скажу такие слова! Давай, Чип.
    – Может быть, тебе понравится.
    Джолин вышла в гостиную. Сэм шел за ней по пятам, а за ним бежал Чип, его преданный сторонник. Она села на диван, взяла пульт и включила телевизор – не хотела, чтобы между ними воцарилось неловкое молчание.
    Сэм опустился на подушку рядом с ней и шумно отхлебнул чаю.
    – Да, подкрашенная водичка, но чувствуется мятный вкус.
    Она нацелилась пультом в телевизор.
    – Ты видел это шоу?
    – Слышал о нем, а видеть не видел. – Он положил руку ей на плечи и притянул ее к себе. – Все будет хорошо.
    – Но Мелоди… – Она положила голову ему на плечо. Может быть, и не стоит полагаться на Сэма в долгой перспективе, но пока он казался чем-то прочным, незыблемым.
    – Знаю. – Он убрал волосы у нее со лба; его пальцы щекотали ей кожу.
    Чип свернулся у ее ног, и Сэм провел босой ступней по его спине.
    – Видишь? И Чип здесь, с тобой. Мы оба с тобой.
    Джолин допила чай и поставила кружку на кофейный стол. Повернулась к Сэму и коснулась его щеки ладонью.
    – Сэм, я сама не знаю, чего от тебя хочу, может быть, ничего. Может быть, ты не готов что-либо предлагать. – Он открыл рот, но она приложила палец к его губам. – Но сейчас ты мне нужен.
    Палец сменили губы; от него пахло мятой.
    Он притянул ее к себе, поцелуй был глубоким и страстным; его руки ласкали ее спину. Не отрываясь от нее, он прошептал:
    – Джолин, я тебя люблю. Никогда не переставал тебя любить…
    – Не надо! – Она провела руками по его плечам и впилась в него ногтями. – Ты ничего не обязан мне сейчас говорить. Тебе не нужно ни в чем меня убеждать. Я просто хочу быть с тобой. Так можно – просто быть вместе?
    Он обвил руками ее талию и усадил на колени лицом к себе.
    – Все будет так, как ты захочешь. Я твой.
    От его слов мурашки побежали у нее по спине. Закололо кончики пальцев, и она провела ими по рельефным мышцам у него на груди; обвела пальцем сосок и припала к нему губами. Потом ее палец спустился по животу к резинке спортивных штанов.
    – Легко надеть, легко снять… Как удобно! – Она дернула резинку и увидела, что под штанами нет трусов. – Очень, очень удобно!
    – Моя цель – угодить.
    Сэм потерся носом о ее шею, покрывая поцелуями плечо. Она подняла руки, и он снял с нее футболку.
    – Я тоже хочу тебе угодить.
    – Тебе ничего не нужно делать, чтобы угодить мне. – Он возился с ее бюстгальтером. – Только вот это сними!
    Она послушалась и сняла белье через голову.
    Чип вскочил и направился к сброшенной вещи.
    – Он ведь его не съест? – Сэм ненадолго оторвался от ее груди и посмотрел на Чипа.
    – За него не волнуйся. – Джолин попыталась снять с него штаны, но она сидела у него на коленях, поэтому далеко не продвинулась. – Может, перенесем все в спальню… подальше от любопытных глаз Чипа?
    – Это уж точно.
    Сэм подхватил ее на руки; и она прижалась к нему. Как она скучала!
    Он внес ее в спальню и ногой закрыл за ними дверь.
    – На тот случай, если у Чипа возникнут какие-то идеи.
    Джолин соскользнула на пол и привстала на цыпочки; он поцеловал ее возле кровати, обхватив ладонью затылок. Она даже не возражала против укола боли, который пронзил шею.
    Ее пальцы скользнули под резинку. Резким движением она спустила с него спортивные штаны. Ее ладони ласкали его мускулистые ягодицы, которые он напряг ради нее.
    – Кто-то очень спешит…
    Он сбросил штаны и отшвырнул их ногой. Потом потянулся к застежке у нее на джинсах.
    – Погоди. – Она обхватила его руку и, приложив ладонь второй руки к его груди, немного оттолкнула его. – Хочу получше разглядеть то, по чему я так скучала последние несколько лет.
    Сэм, радуясь, что ему есть что ей показать, закинул руки за голову и стал позировать. Лунный свет из окна играл на его выпуклых мускулах.
    – Здесь хватит света, чтобы ты в полной мере оценила мою мужественность? У нас есть только фонарик на твоем телефоне и луна.
    Она фыркнула и провела ладонью по его возбужденному члену.
    – Это я бы не пропустила даже с ночником.
    Пока она ласкала его, он закрыл глаза и затаил дыхание.
    – Твои руки, как шелк, но знаешь, по чему я действительно скучаю?
    – По этому? – Она провела ногтями по его груди.
    – Нет, – прошептал он и задышал чаще.
    Она встала перед ним на колени и провела по нему языком – по всей длине.
    – По этому?
    – О-о-о… – Его пробила дрожь. – Нет.
    Она взяла его в рот, втянула в себя; ее удовольствие разогревало ей кровь. Потом подняла на него глаза.
    – По этому?
    – По всему, – хрипло ответил он, – но больше всего я скучаю по тому, как твои волосы скользили по мне. Если я представляю себе их, то даже среди бела дня прихожу в боевую готовность.
    – Значит, мысли обо мне мешают тебе гоняться за преступниками и нарушителями границы? – ухмыльнулась она.
    Сэм лег поперек кровати.
    – Иди сюда, и пусть мои фантазии станут явью.
    Она склонилась над ним, и ее волосы ласкали его.
    – Вот так?
    – Наяву все еще лучше, чем в мечтах… но почему ты еще в джинсах? – Он расстегнул молнию и рывком стащил с нее джинсы. Потом ловко перевернул ее на спину и спустил с нее трусики.
    Его глаза блестели в полумраке.
    – Ты права. Здесь достаточно света, чтобы видеть все хорошее.
    Разведя ей ноги, он встал между ними на колени. Склонился над ней и завладел ее губами, страстно целуя ее. Провел рукой по своим волосам.
    – Я бы тоже пощекотал тебя волосами, но, по-моему, тебе будет щекотно, а не приятно. Правда, в моем распоряжении есть и другие трюки.
    – Ты всегда столько болтаешь во время секса? – Она погладила ладонями его мускулистые бедра.
    – Нервничаю, наверное.
    Сэм зажал губами ее сосок и втянул в себя, пока пальцы играли с пульсирующими складками между ее ног. Скоро Джолин начала извиваться. Тогда он переключился на второй набухший сосок.
    Она втянула в себя воздух и приподняла бедра. Задержав дыхание, сказала:
    – Ты знаешь, о чем я мечтала с тех пор, как увидела тебя в пустыне?
    Сэм выпустил ее грудь, продолжая ласкать внизу. Положив небритый подбородок ей на грудь, он спросил:
    – О чем?
    – О тебе во мне.
    – Вот так? – Он ввел в нее два пальца.
    Джолин повернула голову набок и прикусила губу.
    – Неплохо, но…
    – Неплохо? – Сэм провел большим пальцем по ее пульсирующему бугорку сладострастия.
    С ее губ сорвался хриплый стон.
    – Больше чем неплохо, но я хочу, чтобы во мне очутилась другая часть твоего тела. Знаешь, она больше.
    Сэм самодовольно улыбнулся, и, не успела Джолин подготовиться к натиску, как он ворвался в нее.
    Она впилась ногтями ему в спину. Его ласки уже довели ее почти до края пропасти. Она задержала дыхание, когда он снова ворвался в нее – один, два, три раза. Джолин напряглась за миг до того, как ее накрыла первая волна страсти. За ней последовали другие, каждая чуть менее интенсивная, чем первая, и каждая заливала ее теплом.
    Не давая ей расслабиться, Сэм хрипло потребовал:
    – Открой глаза!
    Ее веки дрогнули, и она увидела перед собой пытливый взгляд его голубых глаз. Заканчивая, он как будто смотрел ей в душу. Потом все его тело сотрясла дрожь. Он нежно, легко поцеловал ее в губы.
    Не выходя из нее, Сэм привстал на локте рядом с ее головой и опустил подбородок на ладонь.
    – Ты о таком мечтала?
    Она улыбнулась.
    – О чем-то вроде того. По-моему, нам нужно все повторить позже, чтобы проверить, удастся ли нам стать ближе.
    Он скатился с нее и прижался к ее боку, закинув одну ногу ей на бедро.
    – С годами ты стала требовательной.
    Ущипнув его за подбородок, она сказала:
    – Все мои зароки вылетели в окно в ту минуту, когда я сегодня увидела тебя в спортивных штанах.
    – Какие еще зароки? – Он снова принялся ласкать ее грудь.
    – Вот, ты опять… – Но Джолин не отпрянула. Извернувшись, она прижалась ближе к нему, и его пальцы очутились у нее между ног. Он царапнул внутреннюю поверхность ее бедер.
    – Я всегда могу остановиться.
    – Не смей! – Она вскочила и проворно оседлала его.
    Ее взгляд привлек свет от телефона, который заряжался на тумбочке.
    – Ну и ну! Кто-то мне написал… Надеюсь, Уэйд не разбудил бабушку среди ночи, чтобы рассказать ей о Мелоди.
    Он легко шлепнул ее по ягодицам:
    – Так посмотри, что там. А я пока схожу в ванную.
    Она нехотя слезла с него, и ее тут же пронзило чувство вины. Сегодня умерла ее двоюродная сестра, а она кувыркается тут с Сэмом…
    Когда Сэм выбрался из постели и направился в ванную, Джолин взяла с тумбочки телефон. Нахмурившись, открыла первую эсэмэску, и кровь сильнее застучала у нее в висках.
    – Сэм! Сэм! – Она поднесла телефон ближе к лицу; слова расплывались перед глазами.
    – Что случилось? – Он выбежал из ванной, растрепанный, с диким взглядом.
    Она протянула телефон экраном к нему:
    – Я получила эсэмэску от Мелоди.

Глава 11

    Сэм бросился к кровати. От волнения у него кружилась голова.
    Рухнув рядом с ней, он выхватил у нее телефон.
    – Что ты имеешь в виду? От Мелоди или с ее телефона? Что там?
    – Ерунда какая-то. В эсэмэске написано «Эль Гринго Вьехо».
    Кровь застыла у Сэма в жилах. Он посмотрел на экран, но там ничего не было.
    Он вернул телефон Джолин.
    – Ты, наверное, нечаянно удалила текст, когда давала мне телефон. Все можно восстановить… Когда ее послали? Кто ее отправил – сама Мелоди или тот, кто забрал ее телефон?
    Джолин закрыла рот рукой:
    – Не знаю. Я не посмотрела…
    Она провела пальцем по экрану.
    – Эсэмэска пришла в две минуты первого. Когда мы приехали в «Бродягу»?
    – Мы приехали туда около полуночи. Мелоди уже не было, она тогда уже уехала, но с кем? Ты звонила ей, но она не ответила. В следующий раз, когда ты хотела набрать ее номер, у тебя сел телефон. Должно быть, она послала тебе эту эсэмэску после того, как твой телефон отключился.
    Джолин бросила телефон на мятое одеяло.
    – Если бы телефон не сел, мы могли бы помочь ей!
    – А может, и нет, Джолин. – Сэм взял телефон, чтобы убедиться, что она правильно прочла текст. – Она ведь не просила о помощи?
    – Нет. Но она по крайней мере связалась со мной.
    Он нахмурился, глядя на экран.
    – Ты права. Она написала «Эль Гринго Вьехо».
    – И что это значит? «Белый старик» по-испански? – Джолин вцепилась руками в волосы. – Думаешь, это он ее убил? Что за белый старик?
    – Джолин… – Сэм зажал телефон в ладонях. – Эль Гринго Вьехо – крупный мексиканский наркоторговец.
    – Что?! – Джолин откинулась назад, ударилась затылком об изголовье кровати, потерла шею. – Зачем Мелоди написала его имя? И что это вообще значит? Откуда она его знает?
    – Должно быть, она что-то узнала о нем… и о его делах по нашу сторону границы. – Сэм почесал подбородок. – Не понимаю, с какой стати его имя снова всплыло. Месяц назад нам наконец удалось установить его личность. Так называют некоего Теда Джессапа. У нас есть его отпечатки и все остальное; стало известно, что он прятался в Рокки-Пойнт.
    – Рокки-Пойнт?
    Заметив его блуждающий взгляд, Джолин положила на колени подушку, чтобы прикрыться.
    – Разве там можно спрятаться? Рокки-Пойнт – известный курорт.
    – Там он был просто одним из многих богатых белых владельцев виллы в горах, откуда видно море. Его сдали два сообщника, и ФБР высадило десант у него на вилле, но он успел бежать.
    – Он может за всем стоять?
    Сэм заложил руки за голову, чтобы не прикасаться к Джолин, и глубоко вздохнул. Рядом с ней он забывал обо всем на свете. И хотя эсэмэска Мелоди привела его в замешательство, близость Джолин опьяняла больше, чем глоток виски.
    Он закрыл глаза и задумался. Всех, чьи трупы они нашли в пустыне возле Сан-Диего, убили выстрелом в голову. Такая казнь похожа на стиль наркокартелей. Правда, им не отрезали головы… Их смерть совпала с появлением особо чистого наркотика, который наводнил улицы Южной Калифорнии, – розового метамфетамина. Такой же метамфетамин года четыре назад появился в Аризоне и Нью-Мексико – в то же время, когда в тех краях заявляли о многочисленных пропавших без вести. Может ли Эль Гринго Вьехо стоять за производством и распространением нового наркотика?
    Эль Гринго Вьехо орудовал в Аризоне много лет; появление мощного метамфетамина в Калифорнии совпало по времени с облавой в Рокки-Пойнт. Может быть, он хотел расширить зону своих операций, тем более что в Аризоне ему стало непросто…
    – Эй, ты что? – Джолин пихнула его локтем в ребра. – Спишь, что ли?
    – Я думаю. – Сэм взял ее за руку и поцеловал кончик пальца.
    – Ты пустишь меня в свои мысли или тебя заводят разговоры со мной в постели на любые темы?
    Открыв один глаз, он повернулся к ней:
    – Да, еще как заводят, тем более что ты по-прежнему топлес.
    – Я обнимаю подушку.
    – Везет же подушке!
    Она ударила его подушкой по голове и выбралась из постели. Распахнула дверцы шкафа, схватила первое, что попалось под руку, и натянула на себя. Потом снова прыгнула в постель.
    – Так лучше?
    Он оглядел ее. Она надела свободную блузку с большим вырезом; сквозь полупрозрачную материю просвечивали соски.
    – Да, отлично. Я совершенно успокоился.
    По правде говоря, Джолин могла надеть мешок из-под картошки, и они могли обсуждать государственный долг, а он по-прежнему был бы подвержен ее чарам. Сексуальное напряжение бурлило между ними – и она все прекрасно понимала.
    Разрумянившись, она поджала под себя ноги.
    – Ладно, поделись своими мыслями насчет того типа.
    Сэм тряхнул головой и объяснил связь между обнаруженными трупами и мощным наркотиком, который заполонил улицы.
    – То же самое было здесь, в Аризоне, года четыре назад, до того, как меня назначили на этот участок. Я прочел все материалы. Когда тот же самый розовый мет появился в Сан-Диего и одновременно мы обнаружили захоронение наркокурьеров, я вспомнил, что случилось в Парадизо. Разница лишь в том, что здесь мы никаких тел не нашли.
    – Думаешь, розовый мет производит и распространяет Эль Гринго Вьехо? – Джолин подтянула колени к груди и обхватила руками.
    – В то время так считали пограничный патруль, ФБР и Управление по борьбе с наркотиками, но никому ничего не удалось доказать. Вьехо всегда играл роль посредника между картелями и поставщиками. Вряд ли в его интересах, чтобы представители картелей узнали, что он сам торгует наркотиками и покушается на их бизнес.
    – Значит, ты думаешь, что здешнее захоронение может оказаться в том месте, где хотят построить казино «Солнце пустыни»?
    – Оно во многом похоже на другое место, в Калифорнии. Вот почему я поехал туда в ту ночь, когда мы с тобой встретились.
    – Сэм, мы с тобой должны хорошенько осмотреть тот участок. – Она положила подбородок на колени. – Мне предстоит расследовать не только гибель отца, но и гибель Мелоди.
    – Я собирался осмотреться там самостоятельно. – Сэм спустил ноги на пол и, нагнувшись, подобрал упавшие простыни.
    – Если бы не моя идея с костями, у тебя не появилось бы повода туда попасть. – В черных глазах Джолин полыхнул огонь. Она дернула за угол верхней простыни, вырывая ее у Сэма. – Так что ты мой должник!
    – Ладно, поедем туда вместе, только обязательно ночью. А теперь давай немного поспим. Скоро взойдет солнце.
    – Мне страшно. Бабушка будет горевать из-за смерти Мелоди. Как по-твоему, Такер уже признался?
    – Значит, теперь ты тоже думаешь, что ее убил он?
    – Конечно нет, но это не значит, что бедняга не признается в убийстве. – Она встала. – Мне нужно почистить зубы… и прочее. Для тебя в ванной тоже найдется щетка – там есть запасные.
    Она босиком прошла в ванную, выглядя чертовски сексуальной в тонкой свободной блузке.
    Джолин вернулась в спальню, плотно задвинула шторы. Комната погрузилась во мрак.
    Сэм почистил зубы и положил новую щетку на край раковины. Она уже дала понять, что пока не может доверять ему… Придется убедить ее в обратном.
    Он прокрался в спальню и увидел, что Джолин лежит под одеялом; виднелось лишь одно голое плечо. По крайней мере, блузку она сняла. Он лег в кровать и прижался к ее спине. Трусики она не сняла.
    Джолин потянулась и провела пальцами по его бедру.
    – Что с твоей одеждой?
    – Я надевал штаны только для того, чтобы мы могли подумать. – Он обнял ее и обхватил ладонью грудь, подразнил сосок и улыбнулся, услышав, как участилось дыхание Джолин. – Больше нам думать не нужно, ведь так?
    Она повернулась к нему лицом, и их губы встретились. Еле слышно она прошептала:
    – Если бы я думала о том, что делаю, все бы прекратила…
    Так как ему не хотелось думать над тем, что она сказала, он притянул ее к себе и вошел в нее, снова сделав ее своей… пока у него еще была такая возможность.
* * *
    На следующее утро Сэм, прежде чем встать, внимательно посмотрел Джолин в лицо. Небольшой синяк проступил над ее левой бровью, и нижняя губа слегка припухла – конечно, это могло быть от поцелуев.
    Он никак не мог ею насытиться.
    На цыпочках он вышел из спальни, оделся в гостиной и засыпал кофе в кофеварку. Проверил свой телефон, который заряжался на столешнице, – несколько текстовых сообщений от матери Эми насчет Джесс и звонок с работы, но ничего похожего на вчерашнюю эсэмэску, полученную Джолин. О, если бы Мелоди прислала им не только имя Эль Гринго Вьехо!
    Кофе закапал в кувшин, и он разыскал в холодильнике яйца, масло, молоко, сыр и остатки перца и лука. После разъезда с Эми – второго и окончательного – он научился хозяйничать на кухне.
    Омлет пузырился на сковороде, когда на кухню вышла Джолин во вчерашней блузке.
    – М-м-м, как приятно пахнет! Оказывается, уже время обеда. Я проспала!
    – Вчера ты попала в аварию, и тебе нужно было выспаться. – Он подбросил омлет на сковороде.
    – Потрясающе! – Она зевнула. – Но моя авария – не причина, почему я проспала. Наверное, это связано с тем, что вчера в моей постели был мужчина. Пойду приму душ и оденусь. Даже не мечтай о том, чтобы присоединиться ко мне в душе. У меня все болит.
    Он состроил удивленную мину:
    – Я настолько хорош, а?
    Она швырнула в него скомканным бумажным полотенцем:
    – У меня все мышцы болят после аварии. Посмотри на мои руки!
    Он осмотрел кровоподтеки на ее предплечьях.
    – Я их видел, но твоя подушка безопасности, скорее всего, смягчила удар для остального тела.
    – Да, наверное. – Джолин намотала длинные волосы на руку. – Мне уже позвонили бабушка и Уэйд – и еще много народу. К сожалению, то, что случилось с Мелоди, не приснилось мне в страшном сне.
    – К сожалению, нет. Есть вероятность, что тебе сегодня удастся попасть в квартиру Мелоди?
    – О чем ты? Разве там не место преступления?
    – Ты проникла на стройку и подбросила туда кости. Неужели не сумеешь придумать, как пролезть под лентой и проникнуть в квартиру твоей кузины?
    – Если ты думаешь, что у Мелоди мы найдем что-нибудь полезное, я туда проникну. Но сначала мне нужно повидать бабушку и остальных родственников. А ты попробуй выяснить, что с Такером.
    – Есть, мэм!
    Джолин вышла из кухни, и через несколько минут он услышал шум льющейся воды. Ему больше всего на свете хотелось присоединиться к ней, но ей сейчас нужно поесть и принять обезболивающее.
    Он разложил по тарелкам омлет, забросил два куска хлеба в тостер и налил себе кофе. Успел покормить Чипа.
    Раскладывая вилки и ножи рядом с тарелками, он поднял голову. Джолин стояла в дверях и внимательно смотрела на него.
    – Ты, я вижу, стал хозяйственным.
    – Теперь, когда у меня бывает Джесс, моя квартира безупречна.
    У нее дрогнул уголок рта:
    – Никогда не думала, что доживу до такого. Я… мне бы хотелось как-нибудь увидеть тебя вместе с дочерью.
    – Она очень смешная… и командует мной. – Сэму не терпелось рассказать ей о своей дочке, но ему было больно, что Джесс – не ее ребенок.
    – Славный возраст… знаю по детям моих кузенов. – Джолин села и взяла вилку. – Мне известно, где Мелоди обычно оставляла ключ от квартиры, так что, если копы не следят за ней, я могу войти. Долго ее квартира будет считаться местом преступления?
    Сэм пожал плечами и тоже сел за стол.
    – Зависит от того, какие показания дал Такер. Квартиру они уже обыскали. Скорее всего, забрали ее компьютер и другие девайсы.
    – Интересно, нашли ли ее телефон? Должно быть, она писала мне по пути домой. Жаль, что она не упомянула, как туда добиралась. – Джолин обхватила кружку обеими руками и заглянула внутрь.
    – Может, ей только показалось, что она вызвала такси. – Сэм отрезал кусочек омлета и подцепил его на вилку. – Подняла руку, села в первую попавшуюся машину, ничего не соображая…
    – Хочешь сказать, что ее кто-то караулил? Злоумышленник знал, что она вызвала машину по телефону, и воспользовался ее беспомощным состоянием… – Она отпила кофе. – Нам нужно поговорить с барменом Эдди. Может, он видел, как кто-то ошивался возле нее.
    – Нам не все ясно относительно мотива. У Такера мотив был. У него нашли ее сумку. А еще у него были возможность и средства.
    – Ты в самом деле думаешь, что такой тщедушный тип мог одолеть Мелоди?
    – Джолин, она была пьяна. В хлам, в стельку, по словам Эдди. Может быть, она ударилась головой о край стола, пока боролась с Такером. Ему и делать ничего не пришлось.
    – Почему ты все время пытаешься обвинить Такера? Ведь только что предположил, что она села к случайному водителю.
    – Я выступаю в роли адвоката дьявола. Мотивом Такера было ограбление. Мотивом случайного водителя могло стать… знание.
    – Хочешь сказать, что Мелоди слишком много знала? Может быть, она узнала, что у Вьехо есть доля в будущем казино? И многочисленные пропавшие без вести – его рук дело?
    – Может быть, но почему она не обратилась в полицию? Она могла рассказать им все, что узнала, и получить хоть какую-то защиту. Подругу одного из наших агентов, которая опознала Вьехо, включили в программу защиты свидетелей.
    – Подругу Роба Вальдеса? – Джолин широко раскрыла глаза. – Девушку, которая объявилась в Парадизо с амнезией?
    – Ну да. Ее зовут Либби Джеймс. – Сэм съел еще кусок. – Только тебе о ней знать не положено. Для нее это вопрос жизни и смерти. Понимаешь?
    – Конечно. Скорее всего, моя кузина погибла именно поэтому… – Джолин раскрошила тост и съела маленький кусочек.
    – Не делай скоропалительных выводов. Мы ведь еще не знаем, виновен ли Такер.
    – Как-то не верится в его виновность. Знаю, вы, стражи порядка, должны иметь дело с уликами, а не с чувствами, но копы не знают, что нам известно о Мелоди и о строительстве казино. – Она отряхнула пальцы. – Как по-твоему, стоит им рассказать?
    – Пока нет. – Сэм покачал головой. – Сам не верю, что так говорю, но я не хочу делиться своей версией, пока у меня не будет возможности обыскать место будущей стройки. Но я не могу просить ордер на обыск на основании своего чутья. Так ничего не получится.
    – Значит, решил действовать нестандартно. Мне нравится.
    – А еда? Понравился тебе завтрак?
    – Трудно оторваться. Очень вкусно! Но мне пора ехать к бабушке.
    – А мне нужно на работу, значит, придется заехать в мотель и надеть форму. И потом… – Он провел пальцем по ее губе. – От меня еще пахнет тобой.
    – Раз тебе нужно на работу, а мне к бабушке, лучше прекрати говорить на такие темы. – Она сжала губы. – Раз ты готовил, я вымою посуду.
    – А я снова выпущу Чипа. – Сэм подошел к раздвижным дверям, которые вели на задний двор, и свистом подозвал пса.
    Джолин взяла его телефон:
    – Тебе звонят. С работы.
    Сэм открыл дверь, выпустил Чипа и взял у Джолин телефон.
    – Кросс слушает.
    – Говорит Клей.
    – Привет, Клей. Я как раз собирался заехать.
    – Сэм, я просто кое-что хочу сообщить. Помнишь бродягу, которого арестовали за кражу сумки Мелоди? Того типа, которого ты передал полицейским?
    У Сэма пересохло во рту, кровь гулко забила в ушах.
    – Да. И что с ним?
    – Умер.

Глава 12

    Джолин нахмурилась, глядя, как побелели костяшки пальцев у Сэма, сжавшего телефон; он тяжело задышал.
    – Что случилось? – шепотом спросила она.
    Сэм поднял палец, призывая ее к молчанию.
    – Клей, как это произошло?
    Он замолчал, слушая собеседника. Видимо, ответ Клея его не успокоил; на щеках проступили красные пятна, голубые глаза засверкали.
    – Какая халатность! Это преступление! Что он сказал на допросе?
    Джолин скрестила пальцы. Они говорят о Такере? Неужели он признался?
    – Невероятно! Им придется провести полномасштабное расследование… полетят чьи-то головы! Да-да.
    Он нажал отбой и, сжимая телефон в руке, рассеянно смотрел на него.
    – В чем дело? Что случилось?
    – Сегодня утром Такер Бишоп покончил с собой в тюремной камере.
    – Как?!
    – Повесился на простыне. – Сэм вылил в раковину остатки кофе, коричневая жидкость испачкала безупречно белый фаянс. – Как помощники шерифа это допустили?!
    – Он… признался в убийстве Мелоди до того, как покончил с собой?
    – Нет. Ни в чем не признался. Кажется, им он сказал еще меньше, чем нам. Так что, скорее всего, нам с тобой известно больше, чем полиции, о том, чем занимался Такер и что он видел и слышал. – Сэм включил воду и сполоснул раковину – лишь бы чем-то занять руки.
    – Теперь мы уже не узнаем, что еще было известно Такеру. – Джолин прижала руки к лицу. – Сэм, по-твоему, убийца проник к Такеру в камеру? Такое случается?
    Он склонился над раковиной; футболка подчеркивала напряженные мышцы.
    – Такое случается постоянно.
    – Какая нелепость! Сразу было видно, что он не в своем уме.
    – И он ни в чем не признался, даже в том, что причинил Мелоди вред.
    – Потому что он ничего ей не делал. – Джолин скрестила руки на животе. – Но он знал, кто ее обидел, поэтому ему и заткнули рот!
    – Потише! – Сэм круто развернулся к ней. – Ты слишком спешишь с очень серьезными выводами.
    – Да ладно тебе, Сэм. Ты ведь думаешь точно так же.
    Он провел рукой по волосам.
    – Твои предположения ведут к определенным выводам, и ни один из них не служит к чести Управления шерифа округа Пима.
    – Я не говорю, что Такера убил кто-то из помощников шерифа, но ведь ты знаешь, что он был… не в себе. Достаточно было его запугать, окружить подозрениями.
    – Хочешь сказать, что кому-то заплатили за то, чтобы его довели до такого состояния? – Сэм почесал подбородок. – Если так, у нас крупные неприятности. Мне придется действовать на стройке очень осмотрительно, и чем скорее я туда попаду, тем лучше.
    – Чем скорее мы туда попадем, тем лучше.
    Сэм открыл было рот, но тут же закрыл его, заметив воинственный огонь в глазах Джолин. Когда у нее на лице появлялось такое выражение, возражать ей было бесполезно.

    В конце дня Джолин без сил рухнула на диван, вымотанная и подавленная. Даже Чип, который подошел к ней и лизал руку, свесившуюся на пол, не мог ее развеселить.
    Чип с самого утра старался подбодрить людей. Джолин взяла его с собой к бабушке, где собралась семья, чтобы оплакать Мелоди и обсудить похороны. Все родственники считали, что Мелоди пытались ограбить, а преступник – Такер Бишоп. Его самоубийство в тюрьме лишь подтвердило их предположения.
    Джолин согласилась с Сэмом: им лучше помалкивать о своих подозрениях насчет строительства казино и о том, что могла или не могла знать обо всем Мелоди.
    Она дернула себя за юбку. Наверное, до приезда Сэма стоит переодеться. Он обещал привезти ужин, а потом они поедут в пустыню и начнут поиски.
    Вместо того чтобы переодеваться, она закрыла глаза и потрепала Чипа по голове, когда он прижался к ее колену. Ей показалось, что прошло всего две секунды; звонили в дверь, и она резко выпрямилась.
    Чип заскулил и бросился к двери. Раз он не лает, скорее всего, приехал Сэм. Джолин посмотрела на свой телефон и вскочила с дивана. Она проспала почти час!
    Отпихнув Чипа с дороги, она приоткрыла дверь.
    – Заходи. Я заснула на диване.
    – Чип, назад! – Сэм прошел мимо взволнованного пса. – Против китайской кухни ничего не имеешь? Как там родственники? Как бабушка Вив?
    – Убита горем.
    – Представляю, как всем сегодня пришлось трудно. Ты точно хочешь поехать со мной?
    – Не начинай! Не пытайся меня разубедить! Конечно, я поеду с тобой. Я знаю, где нашли тело отца, оттуда мы и начнем. Участок там большой. Нельзя просто блуждать в темноте и смотреть в землю.
    – Сам не знаю, что я ожидаю там найти. Разве не весь участок отведен под будущее казино?
    – В одном углу строительства пока не будет. Там собираются сделать поле для гольфа или что-то в этом роде. Представляешь себе газон в пустыне – и сколько понадобится воды, чтобы он оставался зеленым?
    – На других местных курортах есть поля для гольфа.
    – Ах, значит, у нас теперь тоже будет курорт? Уэйд не остановится, пока не построит тематический парк для всей семьи – «Мир яки».
    Сэм фыркнул:
    – Сомневаюсь. Значит, рядом со стройплощадкой есть нетронутый участок?
    – Да, и один ты его ни за что не найдешь.
    Они сели за стол, уставленный контейнерами с едой. Чип устроился у их ног.
    – Вся семья считает, что Мелоди убил Такер Бишоп, потому что украл ее сумку. Удалось тебе узнать подробности о его самоубийстве?
    – Удалось. – Сэм сдвинул на край тарелки острые перчики из своей курицы гунбао. – Там, куда его поместили, камера наблюдения не работала.
    – Ты шутишь! – Джолин бросила палочки на тарелку, и зерна риса разлетелись в разные стороны.
    – К сожалению, не шучу. Конечно, видеокамера действительно могла сломаться. Но зачем сажать заключенных туда, где за ними нельзя наблюдать? Не похоже, чтобы у них не хватало места…
    – Сэм, дело нечисто. Похоже, кто-то приказал любым способом заткнуть Такеру рот.
    – Я не имею права там распоряжаться. И не могу приказать начать расследование. К тому же Такер был бродягой. Никто не станет им заниматься…
    – Очень печально.
    – А тебе удалось побывать в квартире Мелоди?
    – Времени не было, но я придумала, как попаду туда. Скажу, что нужно собрать ее вещи. Возможно, мне удастся проникнуть к ней законным путем, а не пытаться пролезть тайком… Так лучше, ты согласен?
    – Да… Наверное, помощники шерифа впустят тебя, даже если квартира еще опечатана. Если там что-то и осталось, то такое, что не представляет интереса для правоохранительных органов.
    Джолин отодвинула тарелку.
    – Я наелась. Пойду переоденусь. Очень неудобно ходить по пустыне в юбке.
    Развернувшись, она направилась в спальню. Посмотрев на кровать, невольно вспыхнула. Всякий раз, когда подходила к кровати, Джолин вспоминала прошлую ночь.
    Свой зарок она нарушила без труда, но только потому, что решила: пустит Сэма к себе в постель, но не в сердце. Свое возвращение он должен заслужить.
    Она переоделась в темные джинсы, темную футболку и сапоги. Ночью ее не будет видно. Так спокойнее…
    Собрав волосы в конский хвост, вернулась в гостиную.
    Сэм прищурился:
    – Вижу, ты приготовилась к тайной операции.
    – Разве мы не тайно едем в пустыню? Вроде все серьезно, так? – Она сунула руки в задние карманы и расставила ноги. – Ты ведь делаешь это не для того, чтобы угодить мне?
    – Угодить тебе?! Ну нет. Все значительно усложнилось после смерти Мелоди. – Сэм похлопал себя по рубашке, показывая пистолет на поясе. – По-твоему, я не способен воспринимать происходящее всерьез?
    – Ладно… – вздохнула она. – Тогда поехали!
    Сэм открыл двери и свистом подозвал Чипа.
    – Собачью дверцу закрыть?
    – Когда он дома, я закрываю ее на ночь… – Джолин вскинула на него встревоженный взгляд: – Боишься, что мне на крыльцо подбросят еще что-нибудь?
    – Был бы рад, если бы дело ограничилось дохлыми змеями со стрелами в голове. Не забудь запереть дом, пусть Чип его охраняет.
    Джолин взяла рюкзак с фонарем и бутылкой воды и другие важные вещи для того, чтобы тайно производить раскопки в пустыне.
    Выйдя на крыльцо, она остановилась, увидев, что на дорожке стоит служебный пикап пограничного патруля.
    – Ты разве сейчас на задании?
    – В нашем ведомстве не так строго относятся к использованию служебных машин, как у вас. Неужели ты думала, что я поеду в пустыню на прокатной малолитражке? Да мы там завязнем через две минуты! – Он подошел к пикапу и откинул верх кузова. – Бросай свои вещи сюда и открой гараж. Надо взять кое-какие инструменты.
    – Инструменты? – Она набрала код для двери гаража.
    – Не говори, что ты закапывала кости голыми руками. Я знаю, что у тебя есть лопата. Я ее видел, помнишь?
    Джолин поднырнула под гаражную дверь еще до того, как та поднялась, и схватила лопату, которую брала с собой в прошлый раз.
    – Что-нибудь еще?
    – Нет, этого достаточно. – Взяв у нее лопату, он тоже бросил ее в кузов пикапа.
    Когда она садилась на пассажирское сиденье, поднялся ветер и взъерошил ей волосы.
    – Надеюсь, нас не ждет еще один ливень.
    – Я бы не удивился. – Сэм захлопнул ее дверцу и, обойдя пикап, сел за руль и завел мотор.
    Несколько миль ехали молча, слушая радио. Джолин посмотрела в окно, глубоко вздохнула и сказала:
    – Ты ни разу не показывал мне Джесс.
    – Ты не просила.
    – У тебя… есть ее фото на телефоне? Я бы с удовольствием взглянула на… нее.
    – Есть. – Сэм схватил телефон с приборной панели и большим пальцем ввел код разблокировки. – Зайди в фотогалерею. Там есть папка с ее именем.
    Дрожащими руками Джолин взяла у него телефон и вошла в папку под названием «Джесс». С первого снимка ей улыбнулась малышка с кудрявыми темными волосами. Джолин почти непроизвольно тоже расплылась в улыбке:
    – Она похожа на тебя… и, по-моему, большая проказница.
    – Так и есть. – Сэм раздулся от гордости. – Она маленькая для своего возраста, но педиатр говорит, что наверстает. Она любит книги. Любит машинки и вообще все с колесами… а еще собак. Я показывал ей фото Чипа, когда он был щенком, и теперь она всех собак называет «Чип».
    Слезы жгли Джолин глаза. Следующая фотография, на которой Джесс ехала на пластмассовом джипе, расплывалась перед ней.
    – Похоже, придется тебе купить ей собаку.
    – Куплю, когда она станет старше. Я… – Сэм замолчал и крепче сжал руль. – Она забавная.
    Джолин пролистала еще несколько снимков счастливой маленькой девочки. Она правильно поступила, отпустив Сэма. Сумел бы он поддерживать такие же отношения с дочерью, если бы жил вдали от нее? Да еще Эми снова употребляет наркотики… Он не знал бы ни минуты покоя.
    Она вздохнула и положила телефон на приборную панель.
    – Она чудо.
    – Джолин, я хочу, чтобы ты с ней познакомилась.
    Постучав по стеклу, она сказала:
    – Мы уже близко. Поверни на вспомогательную дорогу к стройплощадке, а дальше я покажу, куда ехать.
    Сэм притормозил. Но на сей раз им не нужно было искать поворот. На шоссе появился большой оранжево-желтый указатель, на котором значилось, что здесь будет построено казино «Солнце пустыни».
    При виде указателя внутри у нее все сжалось. Здесь погиб ее отец, а соплеменники, которых он возглавлял почти всю жизнь, уже забыли о нем…
    – Веселенький указатель, верно? – Она облизнула губы.
    – М-да… – Сэм покосился на нее. – Если тебе такое нравится.
    Когда они повернули на вспомогательную дорогу, в ветровое стекло полетели фонтанчики песка.
    – Сегодня сильный ветер. Если начнется гроза, придется все бросить и перенести дело на другую ночь.
    – Ну да, хотя не сомневаюсь, скоро они сообразят, что кости подброшены. – Джолин наклонилась вперед. – Экскаваторы остались на месте. Наверное, строители рассчитывают скоро вернуться и возобновить работу.
    – Может быть, так и будет. – Пикап остановился на краю стройплощадки. – Куда дальше?
    Джолин закрыла глаза и пробормотала несколько слов, поводив в воздухе пальцем.
    – Что ты делаешь? Читаешь какое-нибудь старинное заклинание яки?
    Она хлопнула его по плечу:
    – Помнишь украденную карту?
    – Конечно…
    – Я ее запомнила, по крайней мере, основные участки. На ней были также участки, заштрихованные синим; они пока не предназначены для строительства. Думаю, с них и нужно начать.
    Сэм посмотрел вперед.
    – И ты сумеешь найти нужные места в темноте, без компаса, приборов и прочего оборудования? Здесь даже света нет.
    – У меня есть кое-что получше. Эта земля уже была поделена на участки и помечена. Перед нами, так сказать, участок напоказ. На нем устроили церемонию закладки первого камня. Застройщики создали видимость, будто они только начинают осваивать территорию. На самом деле все не так. – Она хлопнула по приборной панели. – Езжай вперед. Вся территория размечена столбиками с табличками на тех местах, где будут находиться разные части комплекса. Например, на южном конце построят ресторан, а что за ним? Пустырь.
    – Вообще-то в пикапе есть компас. Поедем на юг. – Он включил передачу и выкрутил руль влево.
    – Стой! – Джолин схватила его за плечо. – Видишь, впереди столбик со светоотражателем?
    – Ну да. Это метка?
    – Да. Я выйду и посмотрю, что там написано. – Она достала фонарь. – Сейчас вернусь.
    – Мы на месте, – сообщила Джолин, когда снова оказалась в пикапе. – Эти столбики помечают угол будущего ресторана и конец зоны застройки.
    Сэм тряхнул головой:
    – Значит, впереди ничейная земля?
    – Да.
    – Казино строят близко к границе. Наверное, специально, чтобы было легче мексиканским яки, которые устроятся сюда на работу.
    – Да, в общих чертах. – Джолин чувствовала себя немного виноватой.
    – Территория яки простирается по обе стороны границы, верно?
    – Да, Сэм, и именно поэтому не стоит светиться здесь в машине пограничного патруля. У пограничного патруля нет полномочий на нашей территории.
    – А то я не знаю! К нам попала карта картеля «Лас Москас», то есть «Мухи». На ней нанесены туннели, прорытые с той стороны… Так вот, карта заканчивается на границе владений яки.
    Джолин постучала по стеклу:
    – На том месте на карте Уэйда был заштрихованный участок – строить на нем не собираются.
    – Интересно, почему. – Сэм побарабанил пальцами по рулевому колесу. – По-моему, здесь-то нам и нужно осмотреться.
    Она схватилась за дверцу, но Сэм положил руку ей на плечо.
    – Где-то здесь нашли тело твоего отца?
    Она кивнула и распахнула дверцу.
    Сэм оставил фары включенными, чтобы хоть что-то видеть вокруг.
    Опустив голову, Джолин бродила по песку, присматриваясь к камням и растениям.
    Сэм догнал ее. Он водил фонарем по краю освещенного участка.
    – Здесь пока ничего не делали.
    Джолин ответила:
    – Может показаться, что застройщики хотят освоить всю территорию, но, по-моему, они в самом деле хотят построить здесь курорт. И этот участок тоже туда попадет.
    – Я ничего особенного не вижу, а ты? – Сэм уже повернул назад, к пикапу.
    – Во всяком случае, никаких признаков захоронения. – Она с трудом поспевала за ним. – Двинемся дальше?
    – Нам не стоит здесь задерживаться. Иначе мне потом придется долго объясняться.
    Сэм ехал напрямик к границе, он помнил, где она проходит.
    Они ехали, раскачиваясь и подпрыгивая, еще несколько минут, а потом Сэм притормозил и остановился.
    – Давай посмотрим.
    Выйдя из пикапа, Джолин спросила:
    – Ты знаешь, где граница?
    – За тем горным хребтом. Когда здесь проводили границу, не всегда учитывали рельеф местности.
    Джолин направила луч фонаря на землю и вела им вдоль листвы. Порывы ветра носили по пустыне тучи песка и мусора.
    В луче фонаря высветился кактус; на его игле что-то висело, и Джолин подошла поближе. Стоило ей потянуться к кактусу, как послышался грохот, а потом мимо ее головы что-то просвистело.
    – Ложись! – крикнул Сэм. – В нас стреляют!

Глава 13

    Сэм упал на живот и крикнул Джолин:
    – Ложись! На землю! Спрячься за кактус, если сможешь.
    Он пополз к ней по-пластунски.
    – Надо вернуться к пикапу. Старайся не поднимать голову, заройся в песок. Они стреляют не очень метко. Разбили одну нашу фару, теперь видимость у них хуже.
    Наконец ему удалось достать пистолет. Извернувшись, он разбил вторую фару пикапа.
    – Ну вот. Теперь им будет труднее в нас целиться.
    Они благополучно добрались до пикапа и залезли внутрь.
    Стрельба прекратилась. Сэм решил, что их противники бегут к пикапу, чтобы продолжить атаку.
    И тут он снова услышал жужжание, как раньше, только оно стало громче, и Джолин вскрикнула.
    – Там… там… Сэм, там дрон. Над пикапом завис дрон.
    – Черт!
    Дрон повисел еще несколько секунд и полетел прочь.
    Сэм приказал:
    – Закрывай дверцу!
    Оба захлопнули дверцы одновременно, и Сэм завел мотор. Он перевел рычаг коробки передач в положение заднего хода и нажал на газ.
    Сэм понимал, что вряд ли собьет кого-нибудь или что-нибудь… разве что кактус. Он прибавил газу. Колеса на что-то наткнулись; потом он переключился в положение «вперед» и покатил к стройплощадке и дороге.
    Впереди замаячили темные силуэты.
    – Без фар я почти ничего не вижу. По-моему, мы от них оторвались. – Сэм посмотрел в зеркало заднего вида, но ничего не увидел – ни вспышек света, ни фигур. – Да, оторвались.
    Она выпрямилась, сжимая в руке фонарь.
    – У тебя есть фонарь? Я могу включить оба и немного осветить путь, чтобы мы не пропустили поворот.
    – Фонарь у меня в рюкзаке.
    Джолин достала фонарь.
    – Давай попробуем. – Она опустила стекло и нацелила оба фонаря на песок перед пикапом. – Ну как, лучше?
    – По крайней мере, теперь я ни во что не врежусь. Мы уже покинули ничейную землю? На обратном пути можно ориентироваться по светоотражателям на столбиках, так доберемся до дороги.
    Через некоторое время Сэм спросил:
    – Что впереди – будущая стена казино?
    – Да, мы добрались.
    В пикапе воцарилось напряженное молчание. Сэм пробирался по участку будущей застройки. Оттуда свернул на вспомогательную дорогу. Оба вздохнули с облегчением, когда колеса пикапа очутились на грунтовой дороге, которая выведет их на шоссе. Как только они оказались на асфальте, Сэм прибавил газу, и пикап рванул вперед, поглощая мили.
    – Тебе еще нужен свет?
    – Нет, все нормально. Этот участок шоссе я знаю как свои пять пальцев.
    – Надеюсь, мы никого не встретим. – Джолин убрала фонари и, растирая шею, свернулась калачиком на сиденье.
    – Что, шея болит?
    – По-моему, это от напряжения. – Она намотала на руку свой хвост. – Что же там случилось?
    – Кто-то патрулирует тот участок с дроном, скорее всего, дрон оснащен видеокамерой.
    – И это не пограничный патруль? – Джолин прикусила губу.
    – У нас есть дроны на границе, но мы не имеем права доступа на землю яки. – Сэм толкнул ее в плечо: – Ты ведь знаешь. Твой отец громче других выступал против того, чтобы мы патрулировали ваш участок границы. Он всегда считал, что ни к чему разделять народ на мексиканцев и американцев.
    – Папа в самом деле так думал. Он почти по-детски верил в человечество… и не важно, что яки по ту сторону границы вовсе не жаждали общаться с нами.
    – Зато теперь еще как жаждут. – Сэм вытер пот со лба. – Может быть, Уэйду с его казино удалось больше, чем твоему отцу без него.
    – Возможно, ты прав. – Джолин зажала ладони между коленями. – Значит, у кого-то есть дроны на границе. Может, у подрядчиков?
    – Если подрядчики действительно охраняют свой участок с помощью дронов, они реагировали на наш приезд слишком бурно.
    – А может, они вовсе не собирались нас убивать? Просто хотели отпугнуть выстрелами?
    – Всякий раз, как ты берешь в руки оружие, есть вероятность, что кто-то будет убит, так что, если все так, как ты предполагаешь, они идиоты. Но возможно, стрелки не связаны с подрядчиками и следят за участком по другой причине.
    – По-твоему, там кто-то похоронен, и они не хотят, чтобы захоронение нашли?
    – Может быть. – Сэм скривился. – Что-то там не так. А нам придется возвращаться в город задами, чтобы не катить по главной улице на пикапе пограничного патруля с разбитыми фарами.
    – Что ты скажешь в отделении?
    – Полуправду. – Он пожал плечами. Неприятно было признаваться Джолин, что он собирается солгать. – Скажу, что кто-то прострелил фары, но не стану упоминать, в каких обстоятельствах.
    – Не говори им… если сможешь, и если это не грозит тебе неприятностями.
    – Ложь всегда грозит неприятностями, верно? – Сэм провел ладонью по ее бедру. – Я до смерти перепугался, когда понял, что по нам открыли огонь. В голове осталась только одна мысль: я не могу потерять тебя после того, как я… как мы… после того, как я снова тебя увидел.
    Он покосился на ее профиль, но она сидела с каменным выражением лица и молчала.
    – В общем, я рад, – вздохнул Сэм, – что ты не ранена.
    – Я тоже. То есть… я рада, что ты не ранен.
    Повернув наконец на улицу, где жила Джолин, он постарался сбросить напряжение. Там, в пустыне, их могли убить.
    Он припарковал пикап рядом с ее машиной, они достали свои вещи, отряхнули их от песка. Ветер утих, но на ладонь Сэму упала первая капля дождя.
    – Похоже, ветер несет очередной ливень.
    Джолин скрестила руки на груди и запрокинула голову.
    – Хорошо, что мы успели вернуться. И без того плохо ехать без света, но ехать без света под дождем по скользкой дороге в десять раз хуже.
    Следом за ней он подошел к гаражу; она нажала кнопку на пульте. Едва ворота приподнялись, Сэм поднырнул под них и поставил ее лопату в угол.
    Джолин, позвякивая ключами, направилась к двери, которая соединяла гараж с домом; с той стороны скулил и царапался Чип. Она отперла дверь и снова нажала кнопку на пульте, закрывая ворота гаража.
    – Ну и ночка! – Сэм бросил рюкзак на пол. – После сегодняшнего мне хочется китайской еды. Там еще кое-что осталось. Тебе достать?
    – Да, но я не люблю есть холодное, в отличие от тебя. – Она подошла к нему вплотную, их носы практически соприкоснулись, и пульс у него участился. Она погладила его пальцем по щеке: – У тебя тут кровь. Стеклом порезался?
    – Наверное. – Сэм содрал корочку и поморщился, когда защипало.
    – Кровь пошла. – Она оторвала кусок бумажного полотенца и смочила его водой.
    Закрыв глаза, он стоял неподвижно, пока она прижимала мокрое полотенце к его лицу. Ему хотелось заключить Джолин в объятия и забыться в ее поцелуях. Наслаждаться ее теплым телом и радоваться, что они выбрались из пустыни живыми.
    – Постой так несколько секунд, пока кровь не остановится. Всего лишь крошечное пятнышко на идеальном во всех отношениях лице.
    Он быстро открыл глаза. Неужели это поощрение?
    – Хм… после того, как я ползла по песку, песок у меня везде. – Джолин расстегнула свою толстовку. Что-то хрустнуло. Она повесила ее на спинку стула и бросила на стол кусок пластиковой обертки.
    – Что это? – удивился Сэм.
    – Какой-то мусор, его несло ветром, и он зацепился за кактус. Я сняла его с кактуса за секунду до того, как начали стрелять, и машинально сунула в карман. Сама не знаю, почему.
    – Дай-ка взглянуть. – Он выбросил в мусорную корзину окровавленный комок бумаги и провел рукой по обертке. – Здесь есть ярлык.
    Джолин бочком подошла к нему и заглянула поверх его плеча.
    – И что там написано?
    Сэм осторожно отряхнул пластик от песка, стараясь не стереть буквы, аккуратно напечатанные на компьютере… и от волнения у него закружилась голова.
    Джолин склонилась над оберткой:
    – Здесь есть дата и слова… «Розовая дама». Так называется один коктейль… Может, в пластик был завернут ящик со спиртным? – Она щелкнула по куску пластика и отвернулась.
    – Джолин, таким способом наркокартели помечают свой товар… и заворачивают его именно в такую обертку.
    – Что?! – Она круто развернулась и ударилась о стул.
    – «Розовая дама» – новый мет, о котором я тебе рассказывал. Он связан с исчезновением людей… Знаешь, что это значит? – Он помахал перед ней куском пластика.
    Она кивнула:
    – По территории яки переправляют наркотики.

Глава 14

    Джолин без сил опустилась на стул.
    – Может быть, здешние стражи порядка оказались правы… Похоже, смерть моего отца все же была связана с наркокартелями, но он не просто наткнулся на нескольких курьеров… да?
    – Теперь многое становится понятным. – Сэм положил пластиковую обертку на стол и принялся расхаживать туда и обратно. По пятам за ним трусил Чип. – Помнишь, я смотрел на ту горную цепь и окружающую местность в бинокль до того, как в нас начали стрелять? Так вот, некоторое время назад к нам попала карта туннелей, по которым картель «Мухи» доставлял наркотики в нашу страну. Наши сотрудники взорвали или запечатали все туннели. Тогда у меня была возможность хорошенько изучить их. У всех туннелей есть общие черты… Рядом горы, они окружены зарослями…
    – «Розовая дама», говоришь? Кажется, ты рассказывал про новый чистый метамфетамин розового цвета… после того, как он появился в Сан-Диего, там начали исчезать люди…
    – Вот именно. На улицах его называют «Розовый».
    – Розовый?! – Джолин впилась ногтями в стул. – Такер называл Мелоди «Розовая»!
    – Печальное совпадение. – Сэм остановился. – Надеюсь, в дополнение к другим своим скверным привычкам Мелоди не начала употреблять наркотики?
    – Я ничего такого не знаю… хотя… что я вообще знаю? – Джолин придвинула стул ближе к столу. – Я понятия не имела, что она снова начала пить. Я была ужасной кузиной и другом, а в ту самую ночь, когда она умерла, я кувыркалась в постели… с тобой.
    – Великолепно, теперь к миллиону причин, почему тебе не следовало со мной спать, ты добавила и чувство вины.
    Джолин стиснула зубы. Неужели он в самом деле думает, будто она жалеет, что снова связалась с ним? А разве не жалеет?
    Опустив взгляд, она спросила:
    – Разве тебе самому не кажется, что мы поступили неправильно?
    – Мне никогда не покажется неправильным то, что я был с тобой. А ты взгляни на все с другой стороны. Мелоди нас познакомила. Она хотела, чтобы мы снова сошлись. Может быть, она подталкивала нас друг к другу.
    Джолин удивленно прищурилась. Неужели у Сэма появилась склонность к фантазиям?
    – Завтра попытаюсь как-то свыкнуться с тем, что ее больше нет… завтра попробую обыскать ее квартиру.
    – Тогда сегодня тебе лучше выспаться. А я прикину, как найти туннель на том участке.
    – Уэйд ничего подобного не допустит. – Она разгладила лежащую на столе обертку. – По-твоему, картели прорыли туннель по землям яки, который ведет из Мексики к нам, и ввозят… точнее, ввозили по нему наркотики?
    – Да, таково мое предположение. Группировка, которая производит розовый мет и торгует им на улицах, соблюдает настолько строгую секретность, что убивает всех курьеров, чтобы они не разболтали.
    – Именно так произошло в Сан-Диего?
    – Все найденные нами и опознанные трупы принадлежат наркокурьерам.
    – Зачем убивать? Картели много лет используют наркокурьеров. Среди них попадаются мошенники, но их строго наказывают…
    Сэм дернул себя за мочку уха.
    – Человек или группировка, которую мы ищем, не стремится к известности. Наоборот, они всячески скрываются. Интересно, знала ли Мелоди, что за производством «Розовой дамы» стоит Эль Гринго Вьехо? Это многое объясняло бы. Вряд ли Вьехо хочет, чтобы наркокартелям стало известно, что он вмешивается в их бизнес.
    – Сэм, откуда ей знать такое? Мелоди не общалась с такими типами… – Джолин нахмурилась и приложила два пальца к губам.
    – Что? Ты что-то вспомнила?
    – Ее бывший, которого прогнал Уэйд… Тот парень был настоящим подонком, Уэйд его терпеть не мог. По-моему, он вполне мог торговать наркотиками. Может быть, что-то она узнала от него.
    – Помнишь, как его зовут?
    – Гейб. Гейб Альтамарино. Кажется, сейчас он живет в Тусоне.
    – Нам стоит нанести ему визит и рассказать печальную новость о Мелоди.
    – А казино? При чем здесь казино?
    – Сам не знаю. Все должно быть как-то связано с землей, верно? Может быть, картель чем-то запугивает инвесторов. – Сэм потер глаза. – Я вымотался. Даже есть уже не хочу. Хочу лечь в мягкую постель и уснуть.
    – Кстати, о постели… – Джолин наморщила нос. – Мне нужно больше времени, чтобы подумать обо всем… о нас. Извини, если вчера я тебя завела.
    Сэм нагнулся над собачьей лежанкой и почесал Чипа за ухом.
    – Насчет этого не волнуйся. Все нормально, я ничего не жду. Мне можно переночевать в гостевой комнате или лучше уехать?
    Джолин поняла, что ему больно. Она его разочаровала.
    – Конечно, ты можешь остаться. Я не выгоню тебя, не заставлю куда-то ехать ночью без света. Тем более сегодня ты спас мне жизнь.
    – Без тебя я не выбрался бы из пустыни. – Он поднял руки вверх: – Даю слово, сегодня я больше не воспользуюсь ни твоей стиральной машиной, ни сушилкой.
    – Ты видел гостевую комнату? Я переделала ее в кабинет и тренажерный зал. Там нет кровати.
    Он покосился на диван, в одном конце которого свернулся Чип.
    – Мне и диван подойдет. Да и до рассвета осталось совсем немного.
    – Тебе вовсе не обязательно спать здесь… с Чипом. – Она вышла на кухню, чтобы скрыть румянец. – То есть можешь спать в моей постели, если… ну, ты понимаешь.
    – Джолин, ты неотразима, но, по-моему, я сумею держать руки… и все остальное… при себе в твоем присутствии.
    Она развернулась к нему, лицо у нее пылало.
    – Я вовсе не это имела в виду.
    Его красивое лицо расплылось в улыбке.
    – Я тебя дразню. Конечно, я охотнее разделю постель с тобой, чем с Чипом, так что принимаю твое предложение, плюс все ограничения, но сначала мне нужно принять душ. У меня песок в таких местах, которые ты… в общем, сегодня ни за что не увидишь.
    – У меня тоже. Я похожа на мультяшного персонажа с грязевым облаком над головой.
    – Иди первая. Мне надо кое-что проверить на телефоне.
    – Договорились. – Она с радостью закончила неловкий разговор.
    В ванной Джолин разделась, оставив на кафельном полу кучку песка, встала под душ и вымылась в рекордный срок.
    Потом она надела пижаму и забралась под одеяло.
    Сэм постучал в дверь:
    – Можно?
    – Да, заходи.
    Он распахнул дверь.
    – Я запер все двери и окна, еще раз выпустил Чипа и включил посудомойку.
    – Спасибо, Сэм. Ванная в твоем распоряжении. – Джолин зевнула. – По-моему, я сейчас засну.
    – Я постараюсь не шуметь.
    Он на цыпочках прошел в ванную и закрыл за собой дверь.
    Джолин лежала на спине, прислушиваясь ко всем шорохам. Когда он включил душ, она зажмурилась, живо представив себе голого Сэма под струями воды…
    Можно не волноваться за то, что Сэм не совладает с собой. Ей лучше остерегаться самой себя. Разве ей когда-нибудь удавалось противостоять этому мужчине? Да, но только в самом конце, когда она велела ему вернуться к жене ради ребенка.
    Сэм выключил воду, и она сжалась, заставляя себя лежать тихо.
    К тому времени, когда он вышел из ванной в облаке цитрусового пара, сна у нее не было ни в одном глазу.
    Сэм откинул угол одеяла и тихо лег на свою половину постели. Его теплая, слегка влажная кожа была словно намагничена и притягивала ее к себе.
    Джолин затаила дыхание, стараясь не прикасаться к нему. Потом обругала себя за то, что задерживает дыхание; ей пришлось выдохнуть. Выдох получился шумным, но Сэм не шелохнулся. Она лежала, прислушиваясь к его дыханию, оно стало ровнее. Сэм тихо посапывал, доказывая, что уже удалился в страну снов. Жаль, что ей совсем не до сна!
    Надо было заняться любовью… тогда сейчас она заснула бы спокойно и не была в таком замешательстве.

    На следующее утро Джолин проснулась, как от толчка, и поспешно встала. Сэм снова ее опередил. Очевидно, он спал дольше, чем она.
    Его голос, который звучал слишком бодро для утра, окликнул ее из кухни:
    – Я нашел смесь для блинчиков. Хочешь блинчики?
    – Ты превратился в настоящую хозяюшку! – ответила она, перебрасывая волосы через плечо. – Не помню, чтобы ты хоть раз готовил, когда… когда мы были вместе.
    – После Джесс все изменилось. Не буду тебя обманывать… – Он поднял лопатку. – Три раза в неделю ко мне приходит домработница, а если я работаю, то отвожу Джесс в ясли на полдня.
    – Тяжело быть отцом-одиночкой? – спросила она. – Сколько времени Джесс проводит с Эми?
    – Я стараюсь, чтобы она бывала с ней как можно меньше. – Он скривился и перевернул блинчик. – Я и кофе сварил.
    – Я чувствую, – улыбнулась Джолин.
    – Сядь и поешь. – Он протянул ей тарелку со стопкой блинчиков. – У тебя в холодильнике сироп найдется?
    – Кажется, да. – В одну руку она взяла тарелку, а в другую – кружку с кофе. – А Чип?
    – Я его покормил.
    Услышав свою кличку, Чип вильнул хвостом. Очевидно, он так наелся, что у него не было сил даже встать и поприветствовать Джолин.
    – Ты балуешь пса. – Она выдвинула стул. – Как спал?
    – Отлично. Вчера я в самом деле вымотался, – ответил Сэм, садясь напротив. – А ты?
    – Я тоже спала очень хорошо, – решила она солгать. – Тебе сегодня нужно на работу? Мой босс узнал о Мелоди и разрешил мне взять еще несколько дней отпуска. Я решила, что мы… что я сегодня съезжу на квартиру к Мелоди.
    – Я могу поехать с тобой. Мне только нужно отогнать пикап назад и как-то объяснить его состояние. А еще взять карту с туннелями «Мух». – Сэм полил блинчики сиропом.
    – Но ведь на той карте не обозначен туннель на земле яки?
    – Я уверен, что туннель, который, как я подозреваю, находится на земле яки, вырыли не «Мухи», иначе он непременно был бы на их карте. Он чей-то еще. Кто-то не хочет, чтобы о нем узнали, не хочет злить крупные наркокартели. Короче, думаю, что за всем стоит Эль Гринго.
    Джолин налила в кофе молока.
    – Представляю, как разозлились картели после того, как на рынке появился новый суперчистый наркотик. Должно быть, производители требуют за него высокую цену, выше, чем за обычный метамфетамин.
    – Да, конечно, но «Розовую даму» поставляют маленькими партиями. Он не заменяет менее качественный товар.
    – Им по-прежнему торгуют в Сан-Диего?
    – Да. – Сэм кашлянул и принялся за блинчики. – Курьеров убивают после того, как те пересекают границу. Перед убийством у них забирают товар.
    – Как жестоко! – Джолин вздрогнула и отпила горячий кофе. – Эль Гринго Вьехо как будто хочет стереть с лица земли всех, кому известно о происхождении «Розовой дамы», но ведь Мелоди не могла ничего знать!
    – Возможно, Мелоди не знала о происхождении «Розовой дамы», но поняла, как наркотик связан с казино, и слышала об Эль Гринго Вьехо, – ответил Сэм, доев последний кусок. – Сейчас я перегоню пикап в участок, а потом заеду в мотель, чтобы переодеться. Потом захвачу тебя, и мы попытаемся попасть в квартиру Мелоди.
    Глядя вслед Сэму, Джолин держалась из последних сил. Ее как будто ударили в солнечное сплетение. Сегодня от него не исходило никакой нежности, он не пытался ее поцеловать, не говорил двусмысленностей о том, что они спали в одной постели, – ничего.
    Неужели она совершила самую большую в жизни ошибку?
    Час спустя она вздохнула с облегчением, когда увидела, как перед ее домом останавливается арендованная машина Сэма. Нет, она не сомневалась, что он вернется – ему в самом деле хотелось попасть в квартиру Мелоди, – но в последний раз, когда она его отвергла, он ее послушался.
    Потрепав Чипа по голове, Джолин сказала:
    – Приятель, на этот раз он будет мой.
    Она вышла на крыльцо и помахала Сэму, а затем села на пассажирское сиденье.
    – Как все прошло с пикапом? – спросила она.
    – Мне не пришлось отвечать на слишком много вопросов – во всяком случае, о машине.
    – Значит, пришлось отвечать на другие вопросы? – спросила она, посмотрев на него искоса.
    – Нашел ли я что-нибудь, что оправдывало бы мое присутствие в Парадизо. Я отвечал уклончиво. – Он похлопал по сумке на заднем сиденье: – И скопировал себе карту туннелей – спасибо Нэшу Диллону! – Неожиданно Сэм широко улыбнулся: – Кстати, Нэш пригласил меня на прием, посвященный строительству казино. Прием состоится завтра в Тусоне. Уверен, что и тебя пригласили. Почему ты ничего мне не сказала?
    – Я не собиралась туда ехать и не знала, не отменят ли прием… Сейчас, наверное, уже стало известно, что кости, которые я там зарыла, не принадлежат древним яки.
    – Наверное. – Он завел мотор, и они тронулись с места. – Как бы там ни было, мы туда едем.
    – Мы?
    – Там, возможно, удастся больше выяснить об инвесторах казино.
    Джолин прикрыла рот рукой.
    – Я почти забыла, что семейное предприятие Нэша тоже вложилось в казино «Солнце пустыни»! Думаешь, ему что-то известно о связи с наркокартелями?
    – Нэшу-то? – хмыкнул Сэм. – Вряд ли. Если бы Нэш считал, что со строительством что-то нечисто, он бы вышел из дела. Более того, ему поручают дела, связанные с пекановым заводом, а не с другими вложениями. Казино и другие проекты он и его родня предоставили партнерам.
    – Завтра, наверное, положено быть при полном параде. Ты к этому готов? – Она покосилась на его широкие плечи. Раньше никогда не видела Сэма в чем-то нарядном, хотя ей бы хотелось.
    – Возьму в Тусоне смокинг напрокат. Пусть он и не будет сидеть идеально, я не сомневаюсь, что буду выглядеть презентабельно.
    Он будет выглядеть не просто презентабельно…
    – Значит, договорились.
    – А ты-то готова к сборищу? Ты ведь не собиралась туда ехать.
    – У меня есть несколько вещей, которые можно надеть на прием. Интересно, будет ли там Уэйд.
    – Я не говорю, что твой кузен холодный и бесчувственный тип, но не думаю, что смерть сестры удержит его от такого события. Он слишком долго ждал.
    – По-моему, ты прав. – Джолин судорожно вздохнула. – Лента еще на месте. Значит, входить в квартиру запрещено?
    – Все, что нужно, из квартиры уже изъяли, охрану сняли, а ты знаешь, где Мелоди хранила запасной ключ. Если он на прежнем месте, никто не помешает нам войти.
    Он припарковал машину с краю, как в прошлый раз. Тогда из зарослей вывалился Такер. Кто знает, что случится на этот раз?
    Джолин зашагала по парковке, не глядя ни направо, ни налево, с небрежным, хладнокровным видом, как будто не собиралась обыскивать квартиру мертвой кузины.
    Она споткнулась на первой ступеньке лестницы, и Сэм поддержал ее.
    – Держись. Ведешь себя так, как будто собираешься снести дом до основания. Не спеши. Сделай несколько глубоких вдохов. Если спросят, ты пришла найти подходящую одежду для похорон Мелоди.
    Кивнув, Джолин глубоко вздохнула. Оказывается, все это время она шла, задерживая дыхание. Больше она ни разу не споткнулась на лестнице – а может быть, все дело было в руке Сэма у нее на талии.
    Он по-прежнему заботился о ней, хотя вчера она в очередной раз его отвергла… Правда, как ей показалось, он не особенно возражал.
    Когда они подошли к двери Мелоди, Сэм приподнял ленту. Нагнувшись, Джолин отодвинула средний горшок с увядшим цветком. Достала ключ, отряхнула его от земли и показала Сэму. Оба поднырнули под ленту, вошли, и Джолин заперла за ними дверь.
    Развернувшись, она невольно поморщилась. Они обнаружили тело Мелоди через несколько минут после того, как она умерла, но в комнате по-прежнему пахло смертью. Джолин постаралась подальше обойти красное пятно на кафельном полу рядом с кофейным столиком.
    – С чего начнем?
    – Вот с этого. – Сэм достал из рюкзака две пары перчаток. – На всякий случай. Ни к чему оставлять лишние следы.
    Джолин махнула на столик в углу комнаты; на нем беспорядочной паутиной валялись провода.
    – Там стоял ее компьютер. Так что, наверное, проверить его нам не удастся.
    – Смотри в шкафчиках, на полках, за картинами, в стенных шкафах. Возможно, ты заметишь что-то, что ускользнуло от внимания полицейских. – Сэм надел перчатки. – Я начну отсюда, а ты осмотри спальни.
    – Здесь всего одна спальня и одна ванная.
    Джолин надела перчатки и вошла в спальню Мелоди. Оглядела незастеленную постель, распахнутые дверцы шкафа, выдвинутые ящики комода.
    – Полицейские здесь хорошо порылись.
    – Они ведь не с визитом вежливости приходили! – крикнул Сэм из гостиной.
    – Могли бы проявить больше уважения! – Недовольно поморщившись, Джолин подняла с пола покрывало.
    Она открыла ящик прикроватной тумбочки, достала книгу в мягкой обложке с закладкой и бросила на кровать, думая, что она не лучше копов, которые рылись здесь раньше. Под книгой лежала упаковка презервативов и еще что-то… Джолин вынула серебристый флакон и, прищурившись, прочитала синюю этикетку – лосьон для интимной гигиены. Она поспешно отложила флакон подальше. Хорошо, что она в перчатках!
    Непонятно, о чем думала Мелоди, но жила она гораздо… интереснее.
    Джолин попыталась задвинуть ящик на место, но он застрял. Она подергала его; ящик не поддавался. Она выдвинула его как можно дальше и просунула руку внутрь, стараясь найти помеху. Пальцы нащупали сложенный лист бумаги. С трудом просунув в узкую щель указательный и средний пальцы – большой не проходил, – она вытащила листок.
    – Чем ты занята? Я три раза тебя звал. – Сэм стоял в дверях, держась за косяк.
    – Вытаскивала этот листок бумаги – он застрял между ящиками.
    Она развернула находку. На листке были написаны имена. Почти все они оказались зачеркнуты. Джолин увидела и имя бывшего парня Мелоди, оно зачеркнуто не было.
    – Хм, надеюсь, Мелоди не вела список своих кавалеров, хотя его явно составили еще до того, как она рассталась с Гейбом, ведь его имя не вычеркнуто… Кроме того, тут есть и женские имена. Наверное, речь о чем-то другом, например, здесь перечислены участники «Анонимных алкоголиков» или…
    – Дай-ка взглянуть. – Между бровями у Сэма образовалась складка. Он выхватил у Джолин листок.
    – Не нужно так хватать. Я и сама с радостью отдала бы тебе этот листок, Сэм…
    – Ш-ш-ш… – Он махнул листком в воздухе. – Джолин, это список наркокурьеров!
    Сердце у нее на мгновение перестало биться, и она приложила ладонь к груди.
    – Наркокурьеров?! Откуда у Мелоди такой список? Надеюсь, ее имени там нет?
    – Может, и есть. – Сэм положил листок на покрывало и расправил его. – Здесь имена тех, чьи трупы я ищу… имена мертвецов.

Глава 15

    Сэм перечитывал знакомые фамилии. Джолин ахнула и, схватив подушку, положила ее на колени.
    – Они все пропали… Ты говорил, что они числятся пропавшими без вести!
    – Джолин, они мертвы. Мы знаем, что они мертвы. – Он скривил губы.
    – В твоем списке есть Гейб Альтамарино, бывший приятель Мелоди?
    – Этот список немного отличается от моего. У нее есть другие имена, например Гейб.
    – Сэм, зачем ей понадобились эти имена? Мелоди не была наркокурьером!
    Джолин бросила книжку в ящик тумбочки и плавно закрыла его.
    – Она не была, зато Гейб был, и Мелоди точно знала, что творится со строительством казино. – Сэм вернулся к двери спальни и подобрал с пола то, что раньше уронил. – Я тоже кое-что обнаружил. Потому-то и звал тебя.
    – Стрелу? – Джолин сжала кулаки. – Такую же, как была в голове змеи, которую притащил Чип?
    – Похоже, предупредить, чтобы ты не вмешивалась, тебя пыталась Мелоди, а не Уэйд.
    – А в конце она прислала мне имя: Эль Гринго Вьехо. Должно быть, потом она передумала или была настолько пьяной, что не думала вовсе.
    – Может быть, как только поняла, что я тебе помогаю, она решила кое-чем поделиться с тобой. – Он провел пальцами по оперению стрелы. – Нам нужно разыскать Гейба Альтамарино.
    – Я всегда подозревала, что Мелоди не порывала с Гейбом, несмотря на запрет Уэйда. – Джолин ткнула пальцем в список. – Раз его имя здесь, может быть, он залег на дно? И если он переправлял через границу партии «Розовой дамы», каким образом ему удалось уцелеть, в то время как остальные пропали? Ты говорил, что люди стали пропадать больше двух лет назад. Тогда Гейб встречался с Мелоди и еще не прятался.
    – Не знаю. Может быть, он был одним из первых, и тогда производитель еще не прибегал к крайним мерам. – Сэм пожал плечами. – Думаешь, Мелоди украла у тебя карту по той же причине? Мне стало бы легче, знай я, что это она побывала у тебя дома.
    – Мне бы тоже, но сомневаюсь, что именно она «подправила» мне тормоза. Значит, оттолкнуть меня хочет кто-то еще, не Мелоди… А после того, что произошло вчера, я уже не сомневаюсь: кто-то очень хочет, чтобы я… то есть мы… отступились. – Джолин аккуратно сложила листок. – Положу его к себе в сумку.
    У Сэма руки чесались отнять у нее листок и сжечь его. Очень не хотелось, чтобы такая улика находилась у Джолин.
    – Никому его не показывай. Положи в сейф!
    – Хорошо.
    Сэм кивнул в сторону чемодана, стоящего в стенном шкафу:
    – Раз уж мы здесь, тебе, наверное, стоит собрать кое-какую одежду Мелоди. Подбери что-нибудь для похорон, чтобы оправдать наше присутствие.
    Джолин кивнула, и в ее черных глазах заблестели слезы.
    – Ты постараешься найти Гейба? По-моему, после разрыва, точнее, притворного разрыва, он переехал в Тусон.
    – Попробую пробить его по базе. Если хочешь, по пути завезу тебя к бабушке Вив. А это, – он указал на стрелу, – я сейчас выкину.
    Через десять минут Сэм взял у Джолин чемодан и понес вниз. Положил его в багажник машины, и они поехали в резервацию.
    Он остановился рядом со сверкающей «теслой» Найтхоков и заглушил мотор.
    – Я донесу тебе чемодан до дверей, но внутрь не пойду. Советую тебе не спорить с Уэйдом, если он там.
    Джолин провела пальцем по губам:
    – Я ни слова не скажу ему ни о чем – даже о Гейбе, если только ты не хочешь, чтобы я навела справки.
    – Не надо. У него наверняка есть приводы в полицию, так? Его наверняка можно пробить по базе и найти его последний адрес. Если бы помощникам шерифа так кстати не подвернулся Такер, скорее всего, они бы арестовали Гейба и допросили его.
    – Да, и мне не удается отделаться от чувства вины, ведь это мы передали им Такера!
    – Такер сам виноват, потому что украл сумку Мелоди.
    – Но не ее телефон.
    – Телефон так и не нашли. – Сэм поставил чемодан у двери дома бабушки Вив. – Передай от меня всем привет и соболезнования… и постарайся не навлечь на себя неприятности.
    – Постараюсь. – Она положила руку ему на плечо. – Потом заедешь за мной?
    – Конечно, а если тебя кто-нибудь раньше подвезет домой, можно мне приехать к ужину?
    – К ужину я до отвала наемся всевозможными запеканками и рагу. – Она ткнула пальцем через плечо. – Не сомневаюсь, все соседи сейчас тащат кастрюли с едой бабушке и семье Уэйда.
    – Значит, рагу не будет. Я тебе позвоню или напишу. – Он развернулся, оставив ее на крыльце.

    Когда Сэм приехал в местное отделение пограничного патруля, агенты расходились по машинам. Сэм спросил у Клея, что случилось. Как оказалось, один из дронов засек подозрительную деятельность возле запечатанного туннеля.
    Да, он мог бы рассказать Клею кое-что о подозрительной деятельности.
    После того как почти все разошлись, Сэм помахал единственному оставшемуся агенту – тот не отрывался от телефона.
    Он сел за свой временный стол и включил компьютер и сразу вывел на монитор карту туннелей картеля «Мухи». Ему хотелось посмотреть, какой из них находится ближе всего к землям яки. Он внимательно разглядывал красные точки, отмечавшие запечатанные туннели. Его палец остановился на точке в западном углу карты. Тот туннель располагался ближе всего к участку, где предстояло построить казино. Сэм увеличил изображение и переключился в режим «Вид со спутника», чтобы лучше рассмотреть рельеф местности. Нечто похожее он успел заметить на земле яки – перед тем, как кто-то начал стрелять по ним с Джолин.
    Он распечатал увеличенный фрагмент карты.
    Для того чтобы искать туннель на территории яки, понадобится одобрение племени, то есть одобрение Уэйда. Но нужно ли Уэйду такое пятно на его проекте?
    Сэм встал, потянулся и достал распечатку из принтера.
    Возвращаясь к своему столу, он остановился у автомата и купил банку газировки. Ему не хватало кофеина.
    Вчера он лежал рядом с Джолин, которая запретила ему к ней прикасаться. Почти всю ночь он словно находился в аду. Неужели она думает, что он каменный? Сделан из твердой, холодной скальной породы? Да, кое-что у него безусловно отвердело, но ни о какой холодности речи не шло.
    И сама она ни на миг его не обманула. Она тоже не могла уснуть. Когда Джолин спит, она разбрасывает руки и ноги, сбрасывает с себя одеяло, занимает его пространство. Вчера она лежала неподвижно, как бревно, не шевелясь.
    Оставался вопрос: зачем она так поступает? Почему отталкивает его?
    В предыдущую ночь она нарушила свой зарок. Желание возобладало над здравым смыслом. А может быть, ее так потрясла смерть Мелоди, что ей понадобился кто-то рядом. Это не значит, что она хочет, чтобы он вернулся.
    Сэм вскрыл банку и выпил половину газировки, прежде чем снова сесть перед компьютером.
    На сей раз он вошел в базу Национального центра криминальной информации и вбил в поисковую строку имя «Гейб Альтамарино». Долго смотрел на мигающий курсор и пустой экран. Вбил «Гейбриэл Альтамарино». Система снова не ответила на его запрос – как и Джолин.
    Как такое могло случиться? Уэйд так резко отнесся к поклоннику Мелоди, в том числе из-за его криминального прошлого. В таком случае где его досье? Преступления, связанные с наркотиками во взрослом возрасте, из базы не удаляют. Может быть, Гейба привлекали, когда он был еще несовершеннолетним?
    Сэм потер глаза и стал читать письма из своего филиала в Сан-Диего. К его столу подошел Хорхе, второй агент, который оставался на работе. Он нес толстую папку.
    – Вот, подумал: тебе любопытно будет взглянуть.
    – Что тут у тебя? – Сэм чуть отъехал и закинул ноги на стол.
    – Предварительный отчет об обследовании места преступления с убийства Мелоди Найтхок. Ведь это ты ее нашел, да? Поймал ее убийцу?
    Сэм не был так уверен во второй части, но кивнул:
    – Да, я знал Мелоди. Она кузина моей подруги.
    Хорхе бросил папку на стол Сэма:
    – Отчет прислали из Управления шерифа. Предварительные результаты вскрытия, токсикологической экспертизы пока нет, отпечатки и прочие следы.
    – Спасибо, приятель!
    Сэм убрал ноги со стола и подкатил стул ближе. Открыл папку. Провел пальцем по первой странице и начал листать отчет. Остановился на количестве отпечатков, обнаруженных в квартире Мелоди, – у нее перебывало тьма народу, как на Центральном железнодорожном вокзале.
    Криминалисты опознали его отпечатки, а также отпечатки Джолин, Уэйда, Такера, многочисленных неизвестных и нескольких установленных личностей, не знакомых ему, – скорее всего, приятелей Мелоди. Похоже, обнаружив в квартире Мелоди отпечатки Такера, стражи порядка решили ими и ограничиться.
    Сэм пролистал предварительный отчет о вскрытии. Время смерти установили, но причину пока не определили. Прежде чем делать официальное заявление, судмедэксперту необходимы результаты токсикологической экспертизы.
    Остальное он просто пролистывал, пока не добрался до фотографий. Разложив на столе снимки, он стал рассматривать рану на голове Мелоди. Должно быть, ее убила не только кровопотеря.
    Судмедэксперт, кроме того, сфотографировал татуировки на теле Мелоди.
    У Сэма сжалось горло, когда он увидел татуировку на бедре Мелоди: «Выжившая». Черт, он должен был что-то сделать, когда увидел ее пьяной!
    Он взял со стола еще один снимок: татуировка на пояснице. Прищурившись, вслух прочел: «Крис».
    Кто такой Крис? Может, так звали поручителя Мелоди? Родственника? Сэм припомнил имена родственников Джолин. Криса среди них не было. Один из ее друзей?
    Друзья… Он снова пролистал отчет назад, к началу, и стал перечитывать список обнаруженных в квартире отпечатков. Ему показалось или там в самом деле попадался какой-то Крис?
    Наконец он наткнулся на имя: Кристофер Контрерас. Почему отпечатки этого типа оказались в квартире Мелоди, и почему она вытатуировала его имя, и при этом о нем никто не знал? Джолин ни разу не упоминала никакого Криса.
    Раз Контрераса идентифицировали по отпечаткам, он наверняка есть в системе, и Сэм готов был поставить на то, что парень оказался там вовсе не потому, что был учителем или государственным служащим.
    Он снова вошел в базу Национального центра криминальной информации, вбил Контрераса – и сразу бинго! Сердце забилось чаще, когда он прочел о прошлых «подвигах» Контрераса, а также то, что проживал он в Тусоне.
    Он послал файл в распечатку и взялся за телефон.
    – Сэм? – тихо ответила Джолин после третьего гудка.
    – Собирайся! Мы нанесем визит Гейбу Альтамарино, он же Кристофер Контрерас.

Глава 16

    Джолин, обмахиваясь, вышла на крыльцо бабушкиного дома. После духоты внутри от обилия родственников на улице казалось почти прохладно.
    Увидев подъезжающую машину Сэма, Джолин проворно сбежала с крыльца. В голове у нее теснились многочисленные вопросы. Не успел Сэм остановиться, как она уже ухватилась за дверцу. Как только он нажал замок разблокировки, она быстро села, схватила ремень безопасности и спросила:
    – Кто такой Кристофер Контрерас?
    – Крис Контрерас и Гейб Альтамарино – одно и то же лицо.
    – Откуда ты знаешь? – Она защелкнула ремень и постучала по приборной панели: – Поехали, поехали!
    Сэм взял с консоли сложенный листок бумаги и развернул:
    – Это Гейб?
    На нее смотрел черноглазый остролицый мужчина, с эспаньолкой и волнистыми волосами, зачесанными назад с высокого лба.
    – Да, это Гейб.
    – Так я и думал. Его настоящее имя – Крис Контрерас.
    – Ты нашел его в своей базе данных?
    – Не сразу. Сначала поискал в Национальном центре криминальной информации Гейба Альтамарино, но ничего не нашел. Тогда я… хм… посмотрел на фото вскрытия Мелоди. – Он сжал ей руку. – Прости.
    Джолин глубоко вздохнула.
    – И что там?
    – Ты знала, что Мелоди набила себе на пояснице татуировку с именем «Крис»?
    – Мы с Мелоди с детства не ходили вместе в бассейн. Я много лет не видела ее поясницы. Но как ты связал татуировку Мелоди и Криса Контрераса?
    – В деле, помимо фото, имеется список людей, чьи отпечатки нашли в ее квартире. В числе прочих там есть и мы с тобой. В списке я увидел типа по имени Кристофер Контрерас. В первый раз я не обратил внимания на имя. Решил, что он – кто-то из ее знакомых по «Анонимным алкоголикам». Потом увидел снимок тату, и меня озарило. Как только я ввел Контрераса в поисковую строку, сразу пришел ответ, в том числе о его богатом криминальном прошлом. А когда увидел его фото, то предположил, что он и есть Альтамарино.
    Джолин зажала ладони между коленями, впившись ногтями в кожу.
    – Теперь понятно, почему он еще жив! Должно быть, он заметил, что другие курьеры, которые перевозили «Розовую даму», исчезали, и решил, что смена имени спасет ему жизнь.
    – Вот именно. Он снова всплыл на поверхность как Гейб Альтамарино, начал встречаться с Мелоди и продолжил видеться с ней даже после того, как Уэйд велел ему убираться. – Сэм почесал подбородок. – Я одного не понимаю, откуда Уэйд узнал о криминальном прошлом Гейба, если тот больше не был Крисом Контрерасом.
    – Вряд ли Гейб молчал о своем прошлом. Наверное, в общих чертах рассказывал, что был плохим, но исправился. Может быть, он специально разоткровенничался, чтобы Уэйд не начал проверять его по своим каналам и не раскопал, как его зовут на самом деле.
    – Наверное, Гейб и составил список курьеров и отдал его Мелоди на хранение. И он, скорее всего, знает, почему исчезают курьеры. – Сэм крепче сжал руль. – Кроме того, он должен догадываться о связи территории, на которой построят казино, с «Розовой дамой» и исчезновениями.
    – Вряд ли он станет что-то рассказывать нам…
    – А мы не оставим ему другого выхода.
    – Ты уверен, что у тебя его верный тусонский адрес? С какой стати ему где-то оставлять свой адрес, раз он скрывается?
    – В этом у него тоже не было другого выхода. Его освободили досрочно, и он обязан регулярно отмечаться в полиции у своего куратора. Он должен сообщить свой последний адрес, иначе вернется за решетку, причем под своим настоящим именем. И тогда…
    – Наркокартель его найдет. – Джолин перебирала в руках складки юбки. – Почему Мелоди продолжала с ним встречаться?
    – Как ты помнишь, твоя кузина всегда любила плохих парней… Потому-то она и уступила меня тебе. Я для нее оказался недостаточно плох.
    – Конечно, я рада, что она, как ты деликатно выразился, уступила тебя мне, вот только жаль, что она и себе не подыскала хорошего парня.
    – По иронии судьбы я оказался не таким уж и хорошим. Так что Мелоди, можно сказать, сама себя обхитрила…
    Джолин покосилась на него. Он что, напрашивается на комплимент? Такое не в его стиле.
    Сжатые зубы и опущенные уголки губ говорили об обратном. Он по-прежнему винит себя в том, что солгал ей насчет последнего раза, когда он сошелся со своей бывшей.
    Кого она обманывает? Это она по-прежнему винит его за прошлое. Неужели так и не простит его?
    – По крайней мере, законов ты не нарушаешь. – Джолин прикусила губу. И последняя фраза тоже прозвучала неловко.
    – Вот именно – по крайней мере, – хмыкнул Сэм.
    Они ехали в Тусон. Над пустыней садилось солнце, из-за облаков на небе расходились розово-оранжевые полосы.
    Сэм заговорил о Сан-Диего; после нескольких неловких вопросов он больше рассказал ей о Джесс. Должно быть, ему кажется, будто Джолин в чем-то обвиняет маленькую девочку. Как будто Джесс виновата в их разрыве. А разве не так? Раньше ей совсем не хотелось представлять себе Сэма с дочерью, но он казался замечательным отцом, что ей в нем очень нравилось. Вот почему она забросала его вопросами и еще больше узнала о нем как о мужчине и отце.
    На окраине Тусона Джолин спросила:
    – Где же мы найдем Гейба, или Криса?
    – Он живет недалеко от университета.
    – Вряд ли он захочет с нами разговаривать.
    – Со мной, а не с нами. Я согласился взять тебя с собой, но тебе лучше подождать меня в каком-нибудь людном месте. С Контрерасом я разберусь сам.
    – Ничего у тебя не выйдет, Сэм, и ты сам все понимаешь. Ты ничего из него не вытянешь. – Увидев, что он собирается возразить, Джолин подняла руку: – У меня идея. Дай мне договорить!
    – Валяй, но я заранее предупреждаю, что твоя идея мне не понравится.
    – Крис меня знает, так? Точнее, меня знает Гейб. Он будет говорить со мной. У меня есть предлог для того, чтобы увидеться с ним. Я расскажу ему о Мелоди, как будто она мне призналась, что они еще встречаются. Я заставлю его говорить! Ты только скажи, что хочешь узнать.
    Слушая ее, Сэм качал головой:
    – Неудачная мысль. Мы ведь ничего не знаем. А если он и убил Мелоди? У нее в квартире нашли его отпечатки…
    – У Гейба нет повода убивать Мелоди. Он отлично знал: она любит его и ради него готова на все!
    Сэм включил поворотник и повернул на съезд с шоссе.
    – Думаешь, Контрерасу не наплевать? Мелоди слишком много знала. Она ведь твоя кузина, а тебе вечно больше всех надо…
    – Сэм, ты знаешь, что я права. Тебе он ничего не скажет. Позволь мне войти к нему первой. Ты можешь держаться рядом. – Она схватила свою сумочку, расстегнула молнию и показала ему отцовский пистолет: – Я подготовилась. Ничего со мной не случится. Если тебе будет легче, перед тем, как войти к нему, я наберу твой номер и не буду нажимать отбой. Ты услышишь весь наш разговор.
    – Это опасно. – Сэм провел костяшками пальцев по щетине на подбородке, и Джолин поняла, что он готов уступить. – Да, я, пожалуй, могу держаться на заднем плане, пока ты устанавливаешь с ним контакт. Как только он поведет себя агрессивно, уходи оттуда.
    – Знаю. – Она щелкнула пальцами. – Я сразу же уйду. Сэм, все получится – лучше, чем если к нему явится страж порядка вроде тебя и начнет в чем-то его обвинять.
    – Сначала оценим обстановку. – Он ударил по рулю. – Черт, жаль, что у меня нет с собой никакого жучка, но не нужно оставлять телефон включенным. При таком раскладе возможны всякие неожиданности…
    Через несколько поворотов они очутились в центре Тусона. Еще пара поворотов – и Сэм покинул центр.
    – Он живет близко к кампусу?
    – Достаточно близко, чтобы успешно толкать товар студентам, если поселился там ради этого. Его квартира недалеко от Бродвея.
    Через две минуты Сэм повернул на сам Бродвей, заполненный машинами. Навигатор сообщил, что место назначения через два квартала – нужно будет повернуть направо.
    Сэм заехал на парковку возле продовольственного магазина, выбрав место поближе к улице.
    – Давай обо всем договоримся. Я буду ждать тебя здесь. Ты поедешь к нему на машине, чтобы он ничего не заподозрил. Он тебя узнает?
    – Возможно. – Она забросила волосы за плечо. – Тогда волосы у меня были короче, но в целом выгляжу я так же.
    Сэм смерил ее оценивающим взглядом. Она залилась румянцем, который не имел ничего общего с жарой.
    – Потом я скажу, что у меня плохие новости о Мелоди… или спрошу, слышал ли он о Мелоди, потому что я знаю, что они по-прежнему встречаются. Объясню, что была в городе и захотела убедиться, что он знает о случившемся. Как по-твоему, он мне поверит?
    – Не нравится мне, что ты пойдешь к нему одна.
    – Я буду не одна. – Она положила сумку на колени и похлопала по ней. – Со мной господа Смит и Вессон.
    Сэм закатил глаза.
    – Вот теперь я забеспокоился по-настоящему. У тебя «глок»!
    – Еще лучше. Со мной мисс Глок!
    – Ладно, вам с мисс Глок вон туда. – Он продиктовал адрес и вылез из машины.
    Джолин последовала его указаниям и обошла машину сзади, чтобы сесть за руль. Но прежде Сэм коснулся ее плеча:
    – Будь осторожна!
    Она встала на цыпочки и поцеловала его в подбородок.
    – Буду.
    Она проехала два квартала и остановилась прямо перед домом, где жил Гейб. Рука у нее слегка дрожала, когда она вынимала ключи из замка зажигания.
    Она прошла по типично тусонскому палисаднику – неопрятные кактусы, гравий, разросшиеся сорняки. Позвонив в дверь, ненадолго задержала дыхание, повторяя про себя: «Это всего лишь Гейб Альтамарино, приятель Мелоди».
    Выдохнув, она позвонила снова. Они не обсудили, что делать в том случае, если Гейба не окажется дома – или, хуже, если он здесь больше не живет.
    Дверь приоткрылась. На пороге, позевывая и почесывая лохматую шевелюру, стоял мужчина. Не Гейб.
    – Здрасте, а Гейб дома?
    Мужчина высунулся на улицу, едва не задев головой ее плечо; на нее пахнуло потом и марихуаной.
    – Если вы студентка и хотите что-то купить, надо было звонить с черного хода.
    Неужели она похожа на студентку? Парень ей понравился, несмотря на пот и марихуану.
    – Я не студентка. Гейб встречается… то есть встречался с моей кузиной Мелоди. Я приехала в Тусон и хотела пообщаться с Гейбом.
    – Ну да, ну да. Дурные новости о Мелоди. Гейб очень расстроился.
    Джолин нахмурилась:
    – Т-так он дома?
    – Не-а, пошел на Университи-авеню. Походить по барам, может быть, провернуть кое-какие дела…
    – Вот как… – Джолин прикусила губу. – А в каком он баре, вы не знаете?
    – Да их там немного. Он в одном из них. А то заходите завтра. Как вас зовут?
    – Джолин. Ладно, поищу его на Университи-авеню.
    Возвращаясь к парковке возле магазина, она решила не говорить Сэму, что назвала соседу Гейба свое имя – на всякий случай, вдруг сморозила глупость. Она остановилась перед магазином и сразу увидела Сэма. Он стоял, прислонившись к колонне, и пил кофе. Еще один стакан он держал в руке.
    Поставив машину на паркинг, она не заглушила мотор. Он распахнул дверцу.
    – Взял тебе латте. Как все прошло? Его нет дома?
    – Я говорила с его соседом. Гейб сейчас обходит бары на Университи-авеню. Можно найти его там.
    Сэм сел, поставив оба стакана в подстаканник.
    – Какой у него сосед?
    – Укуренный.
    – Логично. – Сэм отодвинул сиденье. – Так даже проще. Ты поищи Контрераса в барах, а я буду держаться за тобой. Напиши, когда найдешь его, и я войду в бар как посторонний – посторонний, который может за тобой приглядывать. Мне нравится, что ты встретишься с Контрерасом в общественном месте, а не будешь с ним один на один в его доме.
    – Кстати… – Она включила заднюю передачу и выехала с парковки. – О смерти Мелоди он знает.
    – Потому что слышал или потому что убил ее?
    Джолин припарковалась в квартале от Университи-авеню. Им не хотелось, чтобы Гейб случайно заметил, как они вместе выходят из машины. Сэм дождался, пока она направится к огням и свету главного центра притяжения возле университетских ворот.
    Ей ни разу не пришлось оборачиваться. Она знала, что Сэм идет за ней следом и не выпустит ее из виду. Ему можно доверять – хотя бы в этом.
    Почти все бары располагались с одной стороны улицы. Она вошла в первый бар, быстро осмотрелась и вышла. Во втором баре собралось больше народу. Чтобы заглянуть во внутренний дворик, пришлось проталкиваться между группами студентов.
    Выходя из бара, она заметила Сэма. Он сидел на лавочке и пил кофе. Пройдя мимо, она нырнула в следующий бар, где гремела живая музыка и парни из студенческого братства громко заказывали пиво.
    Она с трудом поднялась по лестнице, ведущей на балкон, нависший над улицей. С верхней ступеньки окинула взглядом зал. Всюду веселились студенты, решившие начать учебный год с шумной вечеринки. Парни демонстрировали мужественность, девицы с голыми животами капризничали, надувая губки. Кое-где попадались отдельные оглушенные родители и взрослые завсегдатаи; последние обитали на задворках университетской жизни, пытаясь воспользоваться наивностью студенточек и нажиться на заблудших студентах.
    Вскоре Джолин разглядела Гейба – одного из завсегдатаев. Отвернувшись от улицы, она написала Сэму, что нашла Гейба.
    Разгладив джинсовую юбку, она ввинтилась в толпу и решительно направилась к Гейбу, который сидел за столиком возле балкона.
    Должно быть, он почувствовал на себе ее взгляд, потому что оторвался от своего пива и вытаращил глаза. Привстал со стула, снова сел и прогнал двух парней, которых, скорее всего, разводил на деньги.
    Подойдя к его столику, заставленному пустыми пивными бутылками, она помахала ему рукой:
    – Гейб, помнишь меня?
    – Ну да, ну да. – Хриплый кашель выдавал застарелого курильщика. – Ты кузина Мел.
    – Можно ненадолго присесть? – Она показала на стул напротив.
    – Садись. – Он пожал плечами. – Какого дьявола ты здесь забыла? И к-как там Мел?
    – Гейб, со мной можешь не притворяться. – Джолин положила ладони на липкую столешницу. – Я знаю, что вы с ней продолжали встречаться, и в курсе, что ты знаешь о ее смерти. Я только что говорила с твоим соседом.
    Глаза у него забегали, потом он посмотрел на нее и облизнулся.
    – Откуда ты знаешь, где я живу?
    – Мелоди. – Вместо объяснения Джолин щелкнула пальцами. Она понятия не имела, знала ли Мелоди тусонский адрес Гейба и был ли он в ее телефоне – пропавшем телефоне. – Я приехала в город навестить подругу и решила заодно заскочить к тебе и рассказать… про нее.
    – Я слышал, что ее убил какой-то бездомный. – Гейб ухватился за край стола короткими сплошь татуированными пальцами. – Он вроде захватил соседнюю квартиру… Я говорил Мел, чтобы выставила его, но ей было его жалко.
    – Да, она была такая. – Джолин смяла салфетку. – Когда ты видел ее в последний раз?
    Гейб стиснул зубы и прищурил черные глаза:
    – Не помню. Ты насвистела про меня копам?
    – Нет. – Чтобы чем-то занять руки, она мяла и мяла салфетку. – Какой смысл? Они ведь уже арестовали преступника…
    – А ее братцу Уэйду говорила? – Губы его растянулись в неприязненной гримасе.
    – Я никому про тебя не говорила – ни тогда, ни сейчас. Просто решила, что ты должен обо всем знать, если… если еще не слышал о ее смерти.
    – Слышал. – Он отпил пива и грохнул бутылкой о стол.
    Джолин вздрогнула. Неужели он нарочно пытается ее напугать?
    Не так быстро.
    – Скажи, Мелоди принимала наркотики? Я знаю, что она снова начала пить.
    – Думаешь, в этом я виноват? – Гейб вытер губы тыльной стороной ладони.
    – Нет. – Джолин положила руки на колени и отвела взгляд. Она заметила Сэма и какую-то смазливую девицу, которая бочком приближалась к нему с бутылкой пива в руке.
    Когда она снова посмотрела на Гейба, заметила, что ноздри у него раздуваются. Неожиданно он наклонился вперед и больно схватил ее за запястье татуированными пальцами.
    – Какого дьявола ты здесь делаешь и чего от меня хочешь?
    Джолин попробовала вырваться. Сзади послышался женский визг, кто-то грохнул стулом об пол. Гейб поднял голову и выругался. Когда над их столиком навис Сэм, Гейб вскочил, бросился к перилам балкона, перескочил через них и прыгнул вниз.
    Джолин встала вовремя и увидела, как Гейб приземлился на полотняный зонтик во внутреннем дворе и скатился с него на тротуар.
    – Оставайся тут! – крикнул Сэм, бросаясь следом за Гейбом.
    Он тоже перемахнул через перила, приземлился на тот же зонтик и, с трудом встав на ноги, пустился в погоню.
    Студенты отнеслись к происшествию хладнокровно; какая-то парочка уже нависала над ней – им не терпелось занять освободившийся столик.
    – Вы уходите?
    – Это уж точно! – Джолин схватила сумку и побежала на улицу безопасным путем.
    На тротуаре она посмотрела направо и налево. Куда побежит Гейб? Вряд ли домой: он не захочет, чтобы Сэм узнал, где он живет. И к университету он побежит вряд ли: полиция в кампусе не дремлет.
    Джолин решительно повернула за угол. Она угадала верно. Сэм бежал впереди нее как-то неестественно, то и дело останавливаясь. Когда она уже собралась его окликнуть, совсем рядом загремели выстрелы.
    Сэм бросился на землю, а Джолин закричала. Перед ней рушился весь мир. От волнения закружилась голова, а ноги механически бежали быстрее и быстрее.
    Поравнявшись с Сэмом, она присела с ним рядом и, всхлипнув, спросила:
    – Тебя ранили? Он в тебя стрелял?
    – Все со мной нормально. – Подняв голову, Сэм посмотрел вперед. – Зато подстрелили Контрераса.
    Джолин резко вскинула голову. Гейб лежал впереди, прямо посреди дороги. Жители окрестных домов столпились в дверях, но из страха не выходили. Она их не винила.
    – Откуда начали стрелять?
    – Я увидел, как впереди притормозила машина. Почти не сомневаюсь, что стреляли оттуда. Не знаю, почему стрелок не прицелился в меня или – господи спаси! – в тебя… но машина ведь может и вернуться!
    Джолин привстала.
    – Возможно, Гейб еще жив. Мы должны с ним поговорить! Скорее всего, кто-то из соседей уже вызвал полицию. Я с ним еще не закончила!
    Она метнулась вперед, Сэм попытался схватить ее за ногу, но промахнулся.
    – Джолин, стой!
    Резко затормозив, она склонилась над упавшим Гейбом. Обернулась и заметила Сэма. Он, прихрамывая, ковылял к ним. Неужели он солгал и в него попали?
    Грудь Гейба поднималась и опускалась через неровные промежутки, он дышал с трудом. Из раны в груди фонтаном хлестала кровь.
    Джолин схватила его за руку и нагнулась к самому его лицу.
    – Что тебе известно о «Розовой даме»?
    Гейб широко разевал рот, на губах вспухали алые пузыри.
    К этому времени Сэм с трудом доковылял до них. Встав над ней, он водил головой из стороны в сторону. Прикрывал ее тыл.
    Вдали завыли сирены, и она склонилась к самому уху Гейба:
    – «Розовая дама». Казино. Что тебе известно?
    – Флешка, – задыхаясь, проговорил Гейб. – У меня есть видео… на флешке. Они не смели меня тронуть. Вьехо не смел меня тронуть… Видео с дрона.
    Тело Гейба обмякло, и кровь перестала хлестать из раны в груди.
    Джолин развернулась лицом к Сэму:
    – Флешка? О чем он говорил?
    Сэм сдвинул черные брови:
    – Флешка, фишка, крошка. Такер имел в виду видео о казино – и ставлю что угодно, флешка находится в пустой квартире рядом с квартирой Мелоди.

Глава 17

    После того как на место происшествия прибыла полиция, местные жители высыпали на дорожки перед своими домами. Патрульная машина с визгом затормозила в нескольких шагах от Сэма и Джолин.
    – Что здесь произошло? – спросил полицейский, успевший достать табельное оружие.
    Сэм кивнул в сторону Контрераса, лежащего на асфальте. Джолин по-прежнему сидела рядом с ним на корточках.
    – Жертва перестрелки.
    – Это вы его застрелили?
    Сэм поднял руки:
    – Нет, мы просто наткнулись на него. Когда услышали выстрелы, побежали.
    – Она с вами? – Полицейский ткнул пальцем в Джолин.
    – Да. Похоже, его ранили в грудь и живот. Кровь хлестала ручьем, а сейчас просто льется. Он умер.
    Полицейский выпятил подбородок:
    – Вы из правоохранительных органов?
    – Пограничный патруль. – Сэм достал из заднего кармана свой жетон.
    Медики оттеснили Джолин от убитого. Не в силах встать, она сидела на мостовой, подтянув колени к груди, окровавленные ладони она положила на асфальт.
    Сэм опустился рядом с ней на колени:
    – Как ты? У меня остановилось сердце, когда ты бросилась за Контрерасом, но ты молодец, малыш.
    Она остекленевшим взглядом смотрела на медиков, которые тщетно пытались реанимировать Контрераса. Потом повернулась к Сэму:
    – Мы должны достать то видео.
    – Ш-ш-ш! Мы его достанем.
    Она наклонилась вперед и поднесла окровавленные ладони к лицу.
    – Сколько крови! Что ты сказал полиции?
    – Немного. – Сэм обернулся через плечо. К ним направлялся полицейский. – Мы услышали выстрел и увидели, как он падает. Ты что-нибудь сказала медикам?
    – Ничего, но… в самом деле ничего. – Она оперлась ладонью о землю и с трудом встала, когда к ним подошел полицейский. Сэм поддержал ее.
    – Мэм, с вами все в порядке? – Взгляд полицейского упал на ее руки, испачканные кровью Контрераса.
    – Да, в порядке.
    – Вы медсестра?
    – Медсестра? – Она покачала головой. – Мне просто показалось, надо взглянуть, вдруг я смогу помочь.
    – И вы помогли?
    – Нет. Он уже умер или умирал. Я никак не могла остановить кровь.
    Полицейский задал им еще несколько вопросов. Вскоре медики объявили, что Контрерас умер. Полицейский протянул Сэму свою визитку:
    – Агент Кросс, у нас есть ваши контактные данные, а вот мои. Если вспомните что-то о происшествии, дайте нам знать. Покойный – известный тусонский наркодилер, так что его смерть нас вовсе не удивляет. Мэм, я могу прислать к вам медиков, чтобы вам обработали руки. Вы ранены?
    – Нет. – Джолин растопырила пальцы, как будто только что заметила кровь. – Спасибо, я сама к ним подойду.
    Сэм повел Джолин к машине скорой помощи, поддерживая ее под руку.
    – У вас есть какой-нибудь раствор, чтобы промыть ей руки? На них кровь жертвы убийства.
    – Конечно. – Один из медиков нырнул в салон и вернулся с флаконом прозрачной жидкости и марлевыми салфетками. Джолин протянула руки. Медик полил ей руки раствором и вытер марлей, стирая кровь Контрераса. Потом протянул ей девственно-белое одноразовое полотенце.
    – Как вы?
    – Нормально, – ответила Джолин. – А ты, Сэм?
    – Отлично. Пошли назад, в машину.
    Сэм наклонился к ней и негромко сказал:
    – В него стреляли из машины. Ты видела, как она подкатила справа перед тем, как оттуда начали стрелять? Два выстрела, один смертельный.
    – Я ничего не видела, кроме тебя, как ты хромал… Ты и сейчас хромаешь. Что с твоей ногой?
    Сэм сжал левое бедро.
    – Вывихнул, когда прыгнул за ним с балкона. Наверное, слишком бурно отреагировал. Когда я увидел, как он схватил тебя за руку…
    – Он бы все равно сбежал. – Джолин обняла его за талию. – Обопрись на меня, если надо. Когда ты увидел, как Гейб хватает меня за руку, ты едва ли почувствовал себя хуже, чем я, когда увидела, как ты хромаешь.
    – Ты подумала, что Контрерас развернулся и выстрелил в меня?
    – Да. – Она на секунду прикрыла глаза рукой. – Я так испугалась!
    – Настолько, что не услышала, как я кричал тебе, чтобы ты пригнулась. Та машина могла развернуться и поехать на нас!
    – Но не поехала. Гораздо лучше, что застрелили одного наркоторговца, чем трех людей, которых объединяла одна личность – Мелоди Найтхок.
    Он пошатнулся, и они столкнулись плечами.
    – Ты поняла, что его застрелили не случайно и на него напали не обманутые клиенты?
    – Кто-то следил за Гейбом… или за нами. Хотели заткнуть ему рот… чтобы он молчал о видео.
    – Почти получилось.
    Перед тем как они повернули за угол, Джолин спросила:
    – Как по-твоему, что на том видео? Целых два года оно сохраняло Гейбу жизнь.
    – Скоро мы все выясним. Помнишь, как Такер бормотал о флешке и крошке?
    – Смутно. Он столько всего бормотал…
    – Он сказал, что Пинки дала ему флешку, чтобы тот спрятал ее где-то неподалеку. Надеюсь, что она в доме, где жила Мелоди, а не в какой-нибудь дыре, где прятался Такер. Может, она отдала флешку Такеру, а может, и нет. Может, он видел, как она прячет ее в своей квартире, под половицей.
    – А Гейб… то есть Контрерас, должно быть, отдал флешку Мелоди на хранение – и подверг ее жизнь опасности.
    Когда они дошли до машины, Сэм достал телефон, постучал по экрану и низко наклонился.
    – Что ты делаешь? – удивилась Джолин, подходя к нему вплотную.
    – Тот, кто стрелял в Контрераса, знал, что мы приехали сюда, чтобы встретиться с ним. Значит, они каким-то образом следили за ним или за нами. Хочу проверить, нет ли под кузовом датчика слежения. Теперь у нас есть такая возможность благодаря телефонам. Мы устанавливаем специальную программу после того, как несколько наших агентов погибли от рук наркоторговцев.
    Он прислушивался, ожидая услышать характерное попискивание, водя телефоном по периметру машины. Джолин не отходила от него ни на шаг – как он совсем недавно, когда она разговаривала с Контрерасом. Из них вышла отличная команда.
    Наконец Сэм встал, отряхнул колени и улыбнулся.
    – Ничего. Значит, следили за Контрерасом, знал он об этом или нет. Перемена имени не сбила их со следа. Должно быть, они следят за ним давно и знают, что он по-прежнему встречался с Мелоди.
    Сэм подтолкнул ее к пассажирской дверце и, хромая, побрел к водительскому месту. После того как он сел за руль, Джолин провела ладонью по его бедру.
    – Как нога?
    – Побаливает. – Их пальцы сплелись, он поднес ее руку к губам. – Мы постепенно разваливаемся на части, да?
    – Мне больше ни с кем не хочется разваливаться на части. – Джолин погладила его подбородок. – Сэм, я рада, что ты со мной. А теперь давай найдем эту флешку.

    В Парадизо они вернулись почти в полночь. Сэм снова припарковался возле дома Мелоди. Не глуша мотор, он спросил:
    – Может, лучше подождать до утра?
    – Ты что, с ума сошел? – Джолин отстегнула ремень безопасности. – Из-за того видео убили Мелоди и Контрераса. Ты можешь добыть то самое доказательство, на которое надеялся.
    Он заглушил мотор.
    – Может быть, тебе лучше подождать до утра. Я войду, а ты отгони машину домой.
    – Сэм, я участвую во всем так же, как и ты. Ничего со мной не случится. Там никого нет. Никто не ехал за нами, никто не следил за нашей машиной.
    Он открыл рот, но Джолин уже распахнула дверцу, не дожидаясь возражений. Она перебежала парковку еще до того, как Сэм неуклюже выбрался из машины. И ждала его у подножия лестницы, сжав в кулаке ключ от квартиры Мелоди. Они здесь на законном основании!
    Наконец Сэм с трудом подошел к ней.
    – Ты нечестно играешь!
    – Ты сумеешь подняться по лестнице?
    – Да, да. Пошли! Меньше всего нам нужно, чтобы кто-то увидел, как мы здесь околачиваемся.
    Джолин указала большим пальцем через плечо:
    – Уже поздно. Вон там, на парковке, рядом с машиной стоит какая-то пара.
    Сэм предложил:
    – Тогда давай вначале обыщем квартиру Мелоди, ведь у тебя есть ключ. Когда они уйдут, войдем в пустую квартиру.
    Они поднялись, Джолин отперла дверь и переступила порог. Сэм шел за ней по пятам, шепча ей на ухо:
    – Не зажигай свет. Не будем привлекать внимания. У меня есть фонарь.
    Сэм захлопнул дверь, поправил занавеску на окне и включил фонарь.
    – Мы уже обыскали все доступные места и не видели никакой флешки. Полицейские ее непременно забрали бы. Пора поискать в необычных местах.
    – Ты помнишь, что Такер бормотал про флешку? – Прикусив губу, Джолин вглядывалась в темноту. Насколько она помнила, в квартире все было перевернуто вверх дном. Интересно, побывал ли здесь кто-то еще, помимо полиции?
    – Если не считать флешки-фишки-крошки… – Сэм нацелил луч фонаря на плиточный пол. – Он говорил, что флешка в полу.
    Джолин топнула по плитке.
    – Разве можно спрятать что-то под плиткой?
    – Я не слишком полагаюсь на слова Такера. Он был оторван от реальности. – Сэм поводил фонарем из стороны в сторону. – Давай проверим стенные шкафы.
    Они осмотрели полы в квартире Мелоди – пол везде был плиточный. Джолин провела мыском кроссовки по двум квадратным плиткам:
    – К тому же пол новый. Не вижу ни трещин, ни свободно лежащих плиток. Помню, Мелоди рассказывала, как у нее была протечка, из-за которой пострадал деревянный пол, и управляющая компания заменила все плиткой.
    – Деревянный пол? – Сэм склонил голову набок. – В каких-то из здешних квартир деревянный пол?
    – Понимаю, о чем ты. Под половицами в самом деле можно что-то спрятать. Может быть, в той квартире, где жил Такер, пол деревянный.
    Джолин подошла к стене, за которой находилась пустая квартира.
    – Тогда понятно, почему Мелоди отдала флешку Такеру – чтобы он спрятал ее под половицей.
    – Значит, туда-то нам и нужно. – Сэм выключил фонарь и шагнул к двери. – Посмотри, та пара уже ушла?
    Джолин вышла наружу и, облокотившись о перила, посмотрела на парковку.
    – Они ушли. Как мы туда попадем?
    – Положись на меня, я тоже кое-что умею. Раз туда смог вломиться Такер Бишоп, смогу и я.
    Через пять минут Сэм выполнил свое обещание: он взломал замок пустующей квартиры и толкнул дверь.
    Джолин невольно задержала дыхание: в пустой квартире пахло плесенью. Мебели она не увидела.
    – Если здесь побывали полицейские, значит, искать особенно нечего.
    Луч фонаря осветил грязное одеяло в углу.
    – Постель Такера.
    Потопав по плиточному полу, Джолин заметила:
    – Похоже, пол заменили и здесь.
    – Но не в спальне! – возразил Сэм, выйдя в соседнюю комнату и посветив фонариком.
    Джолин подошла к нему. Под ногами у них был деревянный пол, похожий на карту сокровищ. Им оставалось лишь найти сокровище.
    Сэм раздвинул зеркальные двери стенного шкафа и вынул деревянную палку для вешалок.
    – Вот, возьми и простучи пол, а я поползаю по комнате и осмотрю половицы с фонарем. Слушай глухой звук, ищи щели в швах между половицами.
    Они начали с противоположных углов, простукивая пол, как пара жуков-древоточцев. Джолин простукивала каждую половицу концом деревянной палки, склонив голову и прислушиваясь.
    Она подошла к единственному окну в комнате и постучала концом палки по половице у стены. Звук оказался не таким, как везде, а глухим. Она стукнула по соседней половице. Сердце у нее забилось чаще, и она упала на колени.
    – Сэм, по-моему, я что-то нашла.
    Он вмиг оказался рядом, светя фонарем.
    – Эти две. – Она провела пальцем по двум половицам рядом со стеной. Когда она нажала на край, доска качнулась. – Здесь!
    Сэм достал из кармана нож и открыл его. Лезвие заблестело в тусклом свете, когда он вставил его между половицами. Несколько раз нажал, используя нож как рычаг.
    Кусок половицы приподнялся. Сэм вытащил его и передал Джолин.
    Он посветил фонарем в небольшое углубление, а Джолин нагнулась над ним.
    – Что-нибудь видишь?
    Дрожащими пальцами Джолин полезла в углубление и достала флешку, привязанную к длинной ленте с логотипом пеканового завода, на котором работала Мелоди. Джолин вздохнула с облегчением:
    – Вот она!

    Они поехали к Джолин. Она ерзала на пассажирском сиденье, а Сэм то и дело смотрел в зеркало заднего вида. Флешка, которую Джолин сжимала в кулаке, казалась ему бомбой с часовым механизмом. Чем дольше флешка у них, тем в большей они опасности… то есть тем в большей опасности Джолин.
    Когда они вошли в дом, Джолин сразу же сбегала за ноутбуком и поставила его на кухонный стол. Сэм нависал над ней, а Чип крутился у них под ногами, чувствуя их волнение.
    Она вставила флешку в разъем, и на экране появился список видео, причем файлы располагались по дате.
    Сэм прищурился. Самые ранние файлы были созданы с год назад. Потом он глубоко вздохнул и сказал:
    – Давай посмотрим.
    Джолин открыла первое видео. На нем оказался вид с дрона: участок на территории яки, предназначенный для строительства казино.
    – Зачем они запустили туда дрон?
    – Чтобы контролировать местность. Чтобы никто не рыскал там… вроде нас.
    – Или моего отца.
    – Давай дальше! – велел Сэм, сжав ей плечо. – Пока я не вижу ничего криминального.
    Они досмотрели первое видео до конца. Сэм заметил, что дрон летал вдоль границы, рядом с тем горным хребтом, который привлек его внимание. Интересно, если бы в них не начали стрелять, нашел бы он туннель, ведущий в Мексику? И что обнаружил бы в туннеле?
    Когда началось следующее видео, Джолин ахнула и ткнула пальцем в экран:
    – Люди!
    Сэм склонился ближе, но лиц не различал.
    – Судя по всему, они спокойны, совсем не волнуются…
    Следующие несколько видео оказались примерно такими же, а потом все стало интереснее.
    – Вот так так! – присвистнул Сэм. – Доказательство того, что там копали.
    – Сэм, посмотри в угол экрана. Двое несут брезент, старый, грязный брезент, и как будто они исчезают в скале.
    – Там туннель, как я и думал. Они что-то туда перетаскивают… трупы! Носят тела наркокурьеров, убитых после переправки «Розовой дамы» через границу, и складывают их в том туннеле. – Он постучал по экрану. – Все это было еще до разметки участка. Они заранее знали, где будут строить казино, и подготовились.
    Джолин запустила следующее видео. Дрон спустился ниже, они разглядели лица.
    У Сэма участился пульс.
    – Останови!
    – Ты знаешь этого человека? – спросила Джолин, поставив паузу.
    – Это Тед Джессап, Эль Гринго Вьехо. Мы должны передать эти видео в Управление по борьбе с наркотиками, ФБР, а также Управление шерифа округа Пима.
    Джолин снова запустила воспроизведение.
    – Надеюсь, что кости еще в туннеле, а где сейчас Тед Джессап? Ты знаешь?
    – Нет… Погоди! – Сердце готово было выскочить у Сэма из груди. – Вернись назад на несколько секунд.
    Джолин пустила видео назад. Тед Джессап беседовал с несколькими людьми. Рядом с ним стояла женщина… Он положил руку ей на плечи.
    – Останови. Можно увеличить лица… лицо той женщины?
    Через несколько неудачных попыток Джолин удалось увеличить моложавое лицо женщины с длинной косой через плечо. В черных волосах мелькали седые пряди.
    – Я знаю эту женщину, недавно видел! Ее зовут Карен Фишер, она представитель консорциума, который финансирует казино. Она сейчас здесь, в Парадизо, и стоит за всем этим!
    Джолин протяжно выдохнула:
    – Сэм, мы нашли ее! Белую старуху, Ла Гринга Вьеха…

Глава 18

    Сэм посмотрелся в зеркало, поправил галстук-бабочку. Джолин подошла к нему сзади и обвила руками его талию, стараясь не испачкать ворот его белой рубашки своей красной помадой.
    – Ты уверен, что мы поступаем правильно?
    Сэм похлопал по карману, в котором лежала флешка:
    – Мы пока не знаем, кому можно доверять. Не хочу, чтобы флешка потерялась, чтобы ее стерли или испортили. Ты ведь помнишь, что случилось с Такером в тюремной камере, где, как предполагалось, он будет в безопасности.
    – Я рада, что ни на одном видео нет моего кузена Уэйда, но… по-твоему, он в чем-то замешан? – Джолин обхватила себя руками, ее плечи покрылись гусиной кожей.
    – Знал ли он, что на вашу территорию сбрасывали тела наркокурьеров? Нет, но те люди очень хотели попасть на ваши земли до начала строительства казино – и он предоставил им доступ в обмен на деньги и поддержку.
    – Очень похоже на Уэйда. – Она разгладила юбку своего блестящего белого платья. – Когда подружка Роба Вальдеса, Либби, опознала в Теде Джессапе из Рокки-Пойнт Эль Гринго Вьехо, упоминала ли она его жену или спутницу жизни? Откуда вообще взялась эта Карен Фишер?
    Сэм пожал плечами, и смокинг натянулся на широких плечах.
    – Не знаю. Судя по видео, им с Джессапом хорошо вместе… Очевидно, она – лицо финансовой империи, которую Эль Гринго Вьехо построил на деньги от наркотиков. Ну, а сам Джессап предпочитал не светиться.
    – Мы могли бы передать записи картелям, и они разобрались бы с ними по-своему. Они не любят тех, кто пытается их обмануть.
    – Из-за «Розовой дамы» уже пролито достаточно крови. Если нам удастся добиться ареста Карен Фишер, скорее всего, она сразу же расколется, и УБН с ФБР сумеют навсегда прекратить производство «Розовой дамы». – Сэм отвернулся от зеркала. – Я нормально выгляжу? В ателье проката не было времени подогнать смокинг по фигуре.
    Джолин провела пальцами по лацканам его смокинга:
    – В плечах маловат, но так ты выглядишь еще мужественнее.
    – Вот и хорошо, меня такой эффект вполне устраивает. – Он закатил глаза: – Зато ты выглядишь как мерцающее белое облако совершенства. Более того, ты похожа на тех принцесс, книжки о которых обожает Джесс. Погоди, я скажу ей, что знаю настоящую принцессу!
    – Когда она познакомится с этой принцессой, то будет крайне разочарована. – Джолин едва не ахнула, когда Сэм порывисто схватил ее за руку.
    – Означают ли твои слова, что ты хочешь с ней познакомиться?
    Джолин кивнула, боясь говорить из-за подступившего к горлу кома. Нельзя, чтобы слезы испортили тщательно наложенный макияж.
    – Сначала давай покончим с делом. – Сэм притянул ее к себе и поцеловал в висок. – Поехали!

    По пути в Тусон, на торжества в честь будущего казино, Сэм барабанил пальцами по рулю и в очередной раз вспоминал все подробности того, что они придумали.
    – Ты уверена, что на приеме в отеле будет работать твой знакомый оператор из службы видеосъемки?
    – Он сказал, что будет, а если нет, он все передаст своему сменщику.
    – Он не боится вылететь с работы?
    Джолин ткнула Сэма локтем в бок:
    – Если все пойдет как мы планируем, он станет героем вечера. Ему не придется волноваться из-за работы.
    – Я предупредил всех своих сослуживцев, которые там будут. – Сэм побарабанил кончиками пальцев по свежевыбритому подбородку. – Даже Нэша.
    – И как он реагировал?
    – Нэша ничто не способно удивить. Он свое дело сделает.
    Им пришлось проехать еще несколько миль до горного курорта «Асьенда-дель-Соль». Сэм оставил машину у парковщика.
    Когда они вошли на территорию, Джолин прижала ладонь к животу – внутри порхали бабочки. Они двигались по указателям к бальному залу, а когда вошли, Сэм достал из кармана флешку и передал ей.
    Они вместе переписали в отдельный файл самые яркие фрагменты видеозаписей – раскопки, переноска тел под брезентом в туннель… В запись попали и лица людей, которые за всем стояли. Слава богу, Джолин не увидела отца: записи были сделаны сравнительно недавно. Но теперь она была почти убеждена, что отец обнаружил тот туннель или трупы и заплатил за свои знания жизнью – как Мелоди, Такер и Контрерас.
    В курсе ли Уэйд, что люди, с которыми он ведет дела, убили его дядю, человека, которым он восхищался, которому подражал? Должно быть, о чем-то он догадывался.
    Джолин заметила на той стороне зала видеопроектор и направилась в ту сторону. Им с Сэмом повезло: на сегодняшнем приеме намечался показ презентации «Историческое наследие яки». Собирались показать фильм о землях яки в США и Мексике. Земля яки определенно будет на видео – только не в таком виде, как рассчитывали спонсоры.
    Она сжала Сэму плечо:
    – Мой знакомый здесь.
    На полпути ее остановил Уэйд:
    – Кузина, выглядишь настоящей красоткой. Удивлен, что ты пришла.
    – Я опомнилась. Теперь я вижу свет. – Кулак с зажатой в нем флешкой она спрятала в складках платья.
    Черные глаза Уэйда сверкнули.
    – Рад слышать. Кстати, я только что узнал о костях, которые таинственным образом оказались на стройплощадке.
    – Вот как? – Джолин удивленно посмотрела на него.
    – Всего лишь какие-то старые кости с археологических раскопок, даже не из Аризоны. Странно, правда? Понимаешь, что это значит? Сегодня я объявлю, что строительство продолжится по плану.
    – Замечательно! – Ее накрашенные губы расплылись в улыбке. – Но возможно, в дальнейшем строительстве примут участие не все…
    Она отвернулась и взяла бокал шампанского с подноса подошедшего официанта. Бабушки здесь сегодня не будет, она не любительница таких сборищ, зато другие ее соплеменники стояли группками по всему залу. Джолин направилась к одной из таких групп.
    Она чувствовала, как Уэйд сверлит ее взглядом, и не хотела, чтобы он видел, как она разговаривает с оператором. Пообщавшись с родственниками, она украдкой посмотрела на двоюродного брата. Тот дружески болтал с мэром и его помощниками.
    Подобрав юбку одной рукой, она быстро зашагала в дальний угол зала.
    – Дерек?
    – Ты Джолин? – спросил оператор, стоявший за пультом.
    – Да, все как договаривались. – Она передала ему флешку и пятьсот долларов.
    – Меня не разорвут на куски, как только поймут, что одобренную программу заменили этим? – Он поднял флешку.
    – Они будут заняты другим.
    Она направилась было назад, но Дерек ее остановил.
    – Погоди. Я перепишу твой файл на жесткий диск, а флешку верну тебе. Если кто-то попытается остановить видео и стереть его, оригинал останется у тебя.
    – Не зря я тебе заплатила! У меня, правда, есть еще одна копия дома, но ты отлично придумал.
    – Я стараюсь не из-за денег, а ради нашего общего друга… Я перед ней в долгу. – Он нажал несколько клавиш и вернул ей флешку: – Готово.
    Джолин сунула флешку обратно в белую вечернюю сумочку, расшитую бисером, и допила шампанское. Все, назад пути нет.
    Она нашла Сэма за секунду до того, как свет в зале погас и заиграла тихая музыка.
    – Все готово! – шепнула она, взяв его под руку.
    Сэм кивнул в сторону Нэша, элегантного в сшитом на заказ смокинге. Нэш не отходил от Карен Фишер. Карен нарядилась в серебристое платье-футляр; волосы цвета соли с перцем заплела в косу и перебросила ее через плечо. Она совсем не походила на спутницу жизни убийцы-наркодилера.
    После того как гостей обнесли закусками и шампанским, начались речи. Уэйд объявил радостным гостям, что кости, найденные на церемонии закладки первого камня, не имеют отношения к яки, а привезены извне.
    Сэм похлопал Джолин по плечу, и она кивнула:
    – Да. Забыла тебе сказать.
    Уэйд продолжал:
    – Благодаря казино «Солнце пустыни» у нас появятся новые рабочие места. Казино будет способствовать росту экономики, как в свое время завод по переработке орехов пекан. Мы гордимся своим прошлым и намерены хорошо управлять своей землей и собственностью. А теперь прошу вас посмотреть презентацию о нашем наследии и нашей культуре.
    – Нам пора! – прошептал Сэм ей на ухо.
    Они разделились. Сэм приблизился к сцене – и к Карен Фишер. Джолин прокралась вдоль задней стены зала и вернулась к оператору. Дерек протянул ей микрофон, и она зашла за зеленый занавес.
    Прильнув к щели между двумя полотнищами, она увидела, как Дерек запустил их файл. Когда видео, снятое дроном, отобразилось на больших экранах, она вздохнула и щелкнула по микрофону.
    При виде красивейших пустынных пейзажей зрители заахали и заохали. Потом оранжево-розовые закатные полосы угасли и сменились изображением горного хребта вдоль границы.
    – Казино «Солнце пустыни», – заговорила Джолин, – возможно, будет процветать, но нашу землю использовали и до строительства в совершенно других, зловещих целях. В пустыне похоронены тайны, доказательства того, что землю яки использовали для переправки наркотиков и убийства наркокурьеров.
    В зале послышались крики. Кто-то требовал включить свет, остановить видео. Постепенно все голоса затихли. Джолин продолжала говорить. Когда на видео показали Теда Джессапа и Карен Фишер, которые руководили переноской останков к границе, зал взорвался.
    Джолин глубоко вздохнула, готовая назвать изображенных на видео людей, но, прежде чем она заговорила, в зале прогремели выстрелы. Все закричали, у дверей началась давка.
    Джолин упала за занавесом, просунула руку наружу и дернула Дерека за ногу:
    – Ложись!
    Она зажмурилась и взмолилась, чтобы Сэма не задела случайная пуля. Через несколько минут в зале зажегся яркий свет. Сильные руки оторвали Джолин от пола. Она поморщилась.
    Сэм прижал ее к груди.
    – Ты цела?
    Поверх его плеча она посмотрела на сцену. Один человек лежал ничком. У Карен Фишер на платье-футляре была кровь. Нэш завел руки ей за спину и надевал на нее наручники.
    – Все получилось! – Джолин пошатнулась и схватилась за Сэма. – Кто там лежит?
    – Охранник Карен. Когда увидел ее лицо на том видео, попытался вывести ее из зала. Нэш его остановил, и охранник достал пистолет. Мы втроем набросились на него, не дав ему даже прицелиться, так что его пули угодили в потолок, а Клей его ранил. Охранник будет жить, зато Карен Фишер и Теду Джессапу конец.
    Джолин прижалась лбом к его плечу.
    – Как я выступила?
    – Сногсшибательно.
    – А что Уэйд?
    Сэм погладил ее по голове:
    – Он был потрясен, и это еще мягко сказано. Возможно, он и занимался какими-то сомнительными делами, но не думаю, что он знал, как использовали вашу землю и почему Джессапу и Фишер так не терпелось участвовать в строительстве казино.
    – Я рада. Очень рада. – Она высвободилась из его объятий и, запрокинув голову, посмотрела ему в лицо. – А я добилась справедливости для моего отца и всех остальных. Казино, если оно появится, не будет построено на лжи и тайнах.
    Сэм одной рукой обхватил ее подбородок:
    – Ничего не должно строиться на лжи и тайнах.

Эпилог

    – Сэм, скоро ты вернешься в Аризону? – спросил Нэш, перевернув бургеры на гриле.
    Сэм ненадолго отвернулся от Джолин – она сидела на бортике бассейна с Джесс на коленях.
    – Сначала нужно, чтобы Роб отсюда перевелся. Эй, Роб, ты когда уедешь из Парадизо?
    Роб Вальдес, самый молодой агент, который не прослужил в пограничном патруле и двух лет, ответил, не отрываясь от спины своей девушки Либби, которую он намазывал лосьоном от загара:
    – Мой перевод в Лос-Анджелес должен получить окончательное одобрение через несколько месяцев. Что, не терпится от меня избавиться?
    – Мне не терпится вернуться в Парадизо. В Лос-Анджелесе у тебя будут другие задачи, но, наверное, это именно то, что сейчас нужно для твоей карьеры.
    – Да, почти все мои родные в Лос-Анджелесе, и мне хотелось бы быть к ним ближе.
    Либби перевернулась на спину и села.
    – Благодаря вам с Джолин мне уже не придется бояться мести Теда Джессапа. Он не сможет отомстить мне за то, что я его опознала, так что теперь мы можем ехать куда угодно.
    Из дома вышла Эмили, невеста Нэша. Она несла на бедре их сына Уайатта.
    – Жаль, что меня не было на той вечеринке. Представляю себе выражение лица Карен, когда она увидела себя на видео. Кстати, она мне никогда не нравилась.
    Эмили села на бортик рядом с Джолин. Джесс дернула малыша за пальчик ноги и засмеялась.
    По лужайке к ним шли Клей и его жена Эйприл с собакой Денали. По пятам за ними бежал Чип.
    Эйприл смахнула со лба прядь белокурых волос.
    – Мы опять говорим про Эль Гринго Вьехо? Я предпочитаю о нем забыть. Он убил моего отца и виновен в смерти матери Либби и отца Джолин. Он сеял смерть…
    Клей велел собакам сидеть и взял пиво из мини-холодильника, который Нэш вынес на газон.
    – Его подружка Карен сразу же сдала его, как только ФБР взяло ее под стражу.
    – Жаль, что я не видела, как наши ворвались к нему в дом. – Эйприл вздохнула и потянулась за водой. – Эй, Сэм, хочешь воды?
    Он поднял руку, и она бросила ему бутылку.
    Либби села на бортик и опустила ноги в воду.
    – Казино все-таки строится, да, Джолин?
    – Да. Моему кузену удалось добыть финансовые документы, которые помогли УБН, поэтому он сам легко отделался. Теперь они набирают новый совет директоров.
    – А как же ты, Джолин? Может, займешься этим? Кстати, еда готова! – Нэш поднял блюдо с бургерами.
    – Да, а как же ты? – Положив бутылку у края бассейна, Сэм прыгнул в воду и подплыл к Джесс. – Племя доверяло твоему отцу, люди будут доверять и тебе, особенно после твоего выступления на торжественном приеме.
    – Это не для меня, – поморщилась она.
    Остальные вылезли из бассейна и набросились на угощение, приготовленное Нэшем и Эмили.
    Сэм окунулся в воду с головой и вынырнул рядом с Джесс. Девочка радостно засмеялась. Сэм выдувал в воде пузыри.
    – Ты ей нравишься, – заметил он.
    – Это взаимно. – Джолин заправила прядь мокрых волос за ухо Джесс. – Ее мама не против твоего переезда и опеки?
    – Она в восторге, а вот бабушка огорчилась.
    – Бабука… Бабука!
    Эмили вернулась к бассейну и протянула к девочке руки.
    – Дать чего-нибудь малышке?
    – Спасибо. – Сэм подхватил Джесс на руки и передал ее Эмили.
    Денали потрусила за ними к столу. Джесс засучила ножками и закричала:
    – Чип! Чип!
    Джолин рассмеялась:
    – Нам придется научить ее, что не всех собак зовут Чип.
    – Нам… – Сэм подсел к ней на бортик и положил руку ей на талию. – Мне нравится, как это звучит.
    Она обняла его за шею.
    – Ты уверен, что хочешь вернуться в Парадизо? В Калифорнии больше возможностей сделать карьеру не только у Роба, но и у тебя…
    – Я люблю Парадизо. Мне нравятся изменчивые пейзажи пустыни. Нравятся здешняя жара и ливни. Но больше всего я люблю женщину, которая прикрывает мой тыл и которая научила меня любить эту таинственную землю… как, надеюсь, научит и мою дочь.
    Обхватив его лицо ладонями, она страстно поцеловала его в губы.
    – Уроки начнутся завтра.

Подробней о книге

Жаркие тайны пустыни

Содержание

Аннотация

Аннотация

Джолин Найтхок, коренная американка из племени яки, работает в Службе национальных парков. Чтобы остановить строительство казино на земле племени, девушка подбрасывает на стройплощадку человеческий скелет. На обратном пути Джолин останавливает агент пограничного патруля Сэм Кросс – ее бывший. Сэм расследует дело об исчезновении людей и разыскивает захороненные в пустыне останки жертв наркокартеля. Сэм догадывается, что кости подбросила Джолин, но он все еще любит ее, а потому соглашается нарушить правила, чтобы продолжить смертельно опасное расследование вместе…

Установки пользователя

Цвет фона
Цвет текста
Применить

Скачать