Исцеление любовью (ЛП)

Исцеление любовью (ЛП)

Аннотация

    Идеальность. Мы все к этому стремимся, но что случается, когда желание быть идеальным буквально пожирает тебя?
    Что случается, когда вас ослепляет необходимость похоронить все свои ошибки?
    Мелани Крейн всегда была идеальной. Идеальной дочерью, подругой, студенткой – она была идеальной во всем. Но однажды девушка потерпела крах в своем стремлении к совершенству, когда неуверенность, которую она скрывала ото всех, внезапно взяла над ней верх. Мелани сломалась. Оглушенная печалью и чувством вины, она пообещала себе никому и никогда не показывать, насколько она сломлена.
    У Брайана Маоней, казалось, было все. Он обаятельный, не обделен чувством юмора, идеальный мужчина. Его жизнь уже была спланирована до мелочей, но действительность может быть очень обманчивой. Когда вся семья Брайана за секунду меняется до неузнаваемости, все что ему остается – это собирать ее осколки.
    Не все шрамы оставляют за собой следы. Напуганные и уставшие от жизни, Мелани и Брайан должны дать любви шанс исцелить их разбитые и измученные сердца.

Оглавление

Мелисса Коллинз
«Исцеление любовью»


    ВНИМАНИЕ!
    Текст предназначен только для предварительного и ознакомительного чтения.

    Любая публикация данного материала без ссылки на группу и указания переводчика строго запрещена.
    Любое коммерческое и иное использование материала кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей.

    Оригинальное название : Let Love Heal (Love #3) by Melissa Collins
    Мелисса Коллинз — «Исцеление любовью» («Впусти любовь» книга 3, одни герои)
    Переводчик: Алеся В.
    Редактор: Анастасия М., Екатерина И., Настя З.
    Обложка: Александра В.
    Перевод группы: vk.com/lovelit

Часть первая
Сломленная


    Пролог

    30.09.1995

    Огромная стальная балка хаотично кружилась в небе. Ее танец казался таким гипнотическим из-за отблесков солнца на смеси натуральной и искусственной стали. Больше тонны металла без всяких дополнительных усилий, рассекали воздух, повиснув на крючке у крана. Это так было похоже на танец балерины, которая кружит, прогибается и ныряет. Очень завораживало человеческий глаз.
    А потом произошло несчастье.
    Оглушающий звон треснувшей цепи разорвал тишину. И еще недавняя живая и веселая болтовня архитекторов и строителей резко превращается в хаотический крик. Все начинают бежать, в поисках укрытия от надвигающейся смерти.
    По мере того как огромная балка приближалась к земле, люди разбегались, хватая друг друга, чтобы укрыться в безопасном месте. Все происходило очень быстро, в мгновении ока. И казалось, будто все выберутся в целости и сохранности.
    Но увы, все произошло не так.
    Балка вдруг поменяла свое направление. Главный архитектор, Джеймс Крейн, как раз вышел с укрытия здания. Как всегда в строительной каске и специальных наушниках, он всегда был тем человеком, который следовал технике безопасности. На секунду оторвав глаза от списка дел на сегодня, он заметил странную фигурную тень на земле.
    Джеймс поднял глаза в небо. И солнце ослепило его. На этот раз его солнечные очки были в кармане, а не на носу. Но у него не было и секунды, чтобы осознать все происходящее.
    Когда его разбило огромной стальной балкой, единственное, о чем успел подумать Джимми Крейн, это о своей жене, Люси, и о еще не рожденной дочке.
    Люси Крейн была полностью поглощена декорированием свежеокрашенной детской. Существуют слухи об очень взбудораженных мамочках, которые ждут своих первенцев. Так вот, Люси обскакала их всех в своем ликовании. Фиолетовые оборки и розовое кружево были на каждой поверхности в комнате. Эта комната казалась раем для маленьких принцесс.
    Люси сидела на полу, перебирая подарки, которые ей подарили на прошлой неделе на вечеринке, в честь скорого рождения малышки. Держа в руках сияющий комбинезон, к которому была пришита розовая пачка, она прошептала своему почти девятимесячному животику:
    – Возможно, когда-то ты станешь балериной... Мелоди, – заправив прядь волос за ухо, она прижала пальцы к губам, пытаясь понять, нравится ли ей это имя, которое так любил ее муж. – Хм-м, что-то не так с этим именем, – в который раз, проходя по списку имен для детей, Люси и Джимми все еще не могли найти такое, которое понравилось бы им обоим.
    Прошлой ночью, лежа в кровати, они составили короткий список имен, которые нравятся каждому из них. Люси давала предпочтение более обычным именам – Джессика, Эшли или Эмили. Джеймсу, наоборот же, нравились более уникальные имена, которые очень редко встречались. В конце концов, у Люси оно таким и было. И как она могла поспорить с этим? С того момента как она призналась свое мужу, который в этом статусе был меньше года, о том, что она беременна, он был будто бы окрылен любовью. И выбор имени с его списка, это самое малейшее, что Люси могла сделать в благодарность о его заботе.
    Они были парой еще со школы, эти семь лет, которые они провели вместе, были наполнены любовью и радостью. Когда, Джеймс прижимался губами к ее животу, и начинал разговаривать с ребенком, Люси была уверенна, что ее сердце вот-вот разорвется от любви.
    Пытаясь побыстрее закончить с разбором детской одежды, Люси отгородилась от радостных мыслей о муже и малышке. Но, когда ей в руки попался маленький фиолетовый костюмчик, она не смогла удержаться от искушения заговорить с дочкой еще раз.
    – Он будет просто идеально сидеть на тебе... Мелани.
    И, казалось бы, что именно в этот момент это имя прямо врезалось ей в сердце. Это было одно из первых имен, которое предложил ей Джеймс, которому имена на букву «М» нравились куда больше, чем все остальные. Сначала Люси отвергла это имя, но сейчас, когда она сидела в комнате ее малышки, оно казалось таким идеальным. Широко улыбаясь, она еще раз произнесла это имя «Мелани». Погладив свой живот, Люси заговорила с человечком, который пихался и делал кувырки в ее животе.
    – Тебе нравится это имя, маленькая Мисс Мелани, – и еще один толчок изнутри, – Ну тогда, нам надо спросить мнение нашего папы, когда он вернется домой, – от еще одного кувырка изнутри Люси заулыбалась шире. – Ладно, сейчас, Мелли Белли,– Люси сама искренне рассмеялась от имени, которое только что придумала для своей малышки. Она была рада и точно знала, что Джеймс будет счастлив, узнав, что она остановилась именно на этом имени.
    Встав на шаткие и отекшие ноги, чтобы положить вещи на полку, Люси услышала стук в дверь. Посмотрев на часы, она поняла, что уже четыре часа дня. Она настолько потерялась в счастливых размышлениях о ребенке, что даже не осознавала, что ничего не слышала от Джеймса целый день. Зная, что он был очень занят, управляя каким-то огромным проектом, она тут же отмела в сторону все тревоги. И отсутствие звонков целый день, означало лишь то, что она будет выслушивать его разговоры целый вечер. Ее мужчина очень любил свою работу.
    Она погладила рукой по модной, темно синей юбке, для беременных, тем самым пытаясь избавиться от складок на ткани.
    Убрав в сторону занавеску, которая висела на входной двери, она приветливо улыбнулась лучшему другу, а также и коллеге по работе, своего мужа, Рею Ричардсу.
    – Привет, Рей. Как дела? – Люси отошла в сторону, давай возможность мужчине зайти в коридор. Закрыв за ним дверь, она продолжила говорить, – Джимми еще не дома, но ты можешь пройти. Хочешь пиво? – веселый голос Люси никак не мог разгладить хмурое выражение на лице Рея.
    Рей потряс головой, отказываясь от пива. Он посмотрел в ярко голубые глаза Люси.
    – Нам надо поговорить, Люси, – его голос был резким и сухим.
    Проигнорировав ее реакцию на свои же холодные слова, Рей прошел мимо Люси в гостиную нового дома его друга – дома, в который он больше никогда не вернется.
    Рей опустился на старый, потрепанный жизнью, диван, и воспоминания наполнили его сердце. Это тот диван, который был в их еще первой квартире. То место было ужасным, полным крыс, но как-то Рей и Джимми смогли это пережить. Этот диван достался им от родителей Джимми, и непонятным образом хорошо сохранился спустя столько лет.
    Закрыв лицо руками, Рей уже не мог сдерживать рыдания, которые грозились прорваться наружу с тех пор, как он припарковался рядом с этим домом.
    Люси подошла к дивану и не очень грациозно опустилась на подушки. Нежно приобняв друга ее мужа за широкие плечи.
    – Что случилось, Рей. Я уже начинаю немного переживать, – сказала девушка.
    Рей никогда раньше так просто не приходил. Обычно он приходил к Джимми, когда по телевизору шел гольф или бейсбол. Но что-то в его визите было... не так.
    И от ее переживаний, Рей заплакал еще сильнее. Он плакал, из-за того что потерял лучшего друга. Мужчина плакал, из-за Люси, которую он полюбил так же сильно, как и Джимми. Рей плакал, из-за малышки, которую Джимми никогда не увидит – из-за малышки, которую теперь придется воспитывать Люси в одиночку.
    Повернувшись, он вытер слезы с глаз и посмотрел на Люси. Она была очень бледной, будто бы вся кровь застыла у нее где-то в жилах, не доходя до лица. И она точно понимала, что Рей пришел не просто так.
    – Люси... – и слова снова застряли где-то в горле, под комком эмоций, который там появился и не пропадал с тех пор, как он увидел своего друга раздавленным, под тонной стали.
    Люси закрыла рот ладошкам, но все равно не смогла задушить вскрик.
    – Нет, нет, нет, нет... – это единственное, что она сейчас могла говорить.
    Она дико крутила головой, стараясь отогнать ужасные новости, которые так четко читались на загорелом и молодом лице Рея.
    Рей обнял Люси за хрупкие плечи и притянул в сильные объятия.
    – Мне так жаль. Мне очень жаль. Произошел несчастный случай и... Джимми. Его больше нет, Люси.
    И с этими словами, ее мир поменялся в ту же секунду. Не в силах больше сдерживать истерику, с ее груди вырвались рыдания, а с глаз потекли слезы.
    Как? Почему? За что? Все эти мысли заполнили ее мысли, но все это уже не имело никакого значения. Объяснения Рея проникали ей в сознание, но она не хотела их понимать. Он говорил что-то о балке, о том, что он был не в том месте и не в то время, о том, что Рей сам захотел прийти сюда и рассказать ей обо всем, но все его слова превращались в сплошной шум, который был так неважен. Единственное, что ей было ясно, из всей сказанной информации, это то, что Джимми, ее Джимми, любовь всей ее жизни, больше нет.
    И она все прокручивала снова и снова в голове. В бесполезной попытке избежать реальности, Люси подорвалась с дивана и начала измерять шагами комнату. Она была слишком слаба, чтобы долго стоять на ногах. Когда боль и тоска начала живьем съедать ее, она упала на пол и обняла свой живот. Снова и снова повторяя слова «нет, нет, нет...».
    Рей не мог смотреть на страдание женщины его лучшего друга. Он лег рядом с ней на пол и крепко обнял, пытаясь успокоить ее. В тщетной попытке дать ей успокоение, которое она так никогда и не найдет.
    Вся ее жизнь была связана с Джимми. Он был ее лучшим другом, ее первой любовью и первой, самой дорогой, потерей.
    Пытаясь найти в себе хоть какие-то силы, которых не было, Люси попыталась встать, но ее тело полностью отказывалось выполнять любые действия. Единственное, что она чувствовала, это как грусть поглощает ее целиком, и надежду, что она сможет это пережить и быть целой для своей малышки... Мелани.

    Глава 1
    Четверг, 24.01.2013
    Настоящее

    В окне мелькали вечнозеленые деревья, быстро проносясь мимо. Сияние снега изредка прерывалось двумя черными полосами от проезжающих машин. Солнце едва-едва пробивалось сквозь ватные, серые облака. Все казалось таким угрюмым и депрессивным, как и мое настроение. За последние несколько месяцев все так сильно поменялось в моей жизни.
    Как всегда бодрый голос мамы нарушил мое грустное молчание.
    – Эй, милая! Кто тут уже проснулся? – она игриво хлопнула меня по плечу, пытаясь полностью разбудить, но я продолжала сидеть, повернувшись к ней спиной и бездумно смотря в окно, что делала практически все время, пока мы ехали в Итаку.
    Повернулась к маме, ответила ей тоном, который никак не казался радостным, как бы я не пыталась.
    – Да, я проснулась, просто немного устала, – мой безэмоциональный голос и пожатие плечами были такими же хмурыми, как и небо за окном.
    Она больше ничего не сказала, просто слегка улыбнулась и сосредоточила внимание на дороге. Мама прекрасно понимала, что я фальшивлю. Она не могла не знать этого. Иногда это казалось настолько странным, ее точное понимание, о чем я думаю или что чувствую. Словно она видела все мои мысли. Это слегка выводило из себя, но ведь это моя мама и мы всегда были вдвоем.
    Мой папа умер до того, как я родилась – какая-то нелепая случайность. Я всегда пыталась не думать об этом, что неплохо мне удавалось. Но я не буду лгать. Тяжело быть единственным человеком, который очень важен для мамы. Однако я хорошо скрывала это, ну, по крайней мере, думаю, что это так.
    Пытаясь уйти от вопросов мамы, которые так и висели в воздухе, включила радио и оставила на одной из волн. Мама отрывала руки от руля, в попытках взять высокие ноты, подпевая песням, льющимся из динамиков радио. Полностью погрузившись в свои мысли, я не обращала на это внимания. Отвернувшись от нее, вернулась к наблюдению за миром, проносящимся в окне машины.
    Одиночество. Пустота. Грусть. От понимания, что Мэдди здесь нет, и она не вернется, глаза жгло от невыплаканных слез. Мы с Мэдди были друзьями еще со средней школы. Я встретила ее спустя пару лет, после смерти ее родителей. Черт, в итоге мы даже жили вместе несколько месяцев старшей школы, когда ее тетя также внезапно умерла. Последние пять лет мы с Мэдди были неразлучны. Нам даже пришлось умолять работников, которые отвечали за расселение студентов, чтобы мы жили вместе и в колледже.
    Ее мир перевернулся, когда она встретила Рида и влюбилась в него. После того как она узнала, что беременна, да, это было шоком для всех, она решила бросить Итаку и пойти в колледж, который ближе к дому. Я не могу винить ее за то, что она переехала к Риду. У нее есть своя личная жизнь, частью которой я больше не являюсь. Даже, не смотря на то, что я безмерно за нее рада, мне до сих пор больно от понимания, что ее больше не будет рядом.
    Камми и Лия, с которыми я живу в одной квартире, еще не приехали в колледж. Их не будет там до утра субботы – день рождение прабабушки или что-то в этом роде. Честно говоря, со всеми событиями в моей жизни, мне не было дела до жизни других людей. Поверьте, я была очень рада, что Мэдди и Рид снова вместе и что они всё разрешили между собой, но у меня в голове постоянно прокручивались мои отношения с Брайаном, доводя до бешенства.
    Именно из-за наших отношений, вернее того, что от них осталось, я полностью погрузилась в стресс и опустошение. У меня было предчувствие, что когда он вернется в колледж, то полностью порвет со мной. Он снова встречается с Кортни, я знала это. Ладно, не знала этого, только подозревала. Брайан практически не звонил мне за эти каникулы и не написал ни одного сообщения.
    Если не считать, то сообщение.
    Ну, вы поймите, Брайан все время проводит за компьютером. Он – программист и этим все сказано. Иногда казалось, будто он составляющая часть компьютера. И чтобы Брайан не смог написать мне хотя бы один раз? Мы говорили, не поймите меня неправильно, но инициатором всегда была я.
    Мне хотелось поехать к нему на Новый год, но когда я сказала Брайану о своих планах, он сказал, что это не очень хорошая идея. А потом я получила то сообщение. Брайан и Кортни целовались на какой-то вечеринке. Это было замечательным доказательством того, что он уже забыл меня.
    Обдумывая все это раз за разом, я почувствовала скорее негодование и злость, нежели грусть. Какой нормальный молодой человек настолько оттолкнет свою девушку, что она всеми силами будет стараться избавиться от своих чувств? А потом просто добьет, кинув ей в лицо самый большой ее страх. Понимаю, у меня нет оправдания за то, что я сделала, но не буду отрицать, что только боль, и ничего больше, толкнула меня на тот поступок.
    Мой мозг в который раз все перебирал и перебирал каждую мелочь. Когда Брайан говорил, что не хочет чтобы я приезжала на Новый год, подразумевал ли он, что «нас» больше нет? Или он просто пытался скрыть свою измену? Часть меня не хотела верить в то, что он на самом деле изменил мне. С тех пор как я встретила Кортни, она невзлюбила меня и делала все, что было в ее силах, чтобы разлучить нас с Брайаном.
    Возможно, парень думал, что мы расстались, пока были далеко друг от друга? Перед рождественскими каникулами у нас все было замечательно, пока он не начал отдаляться от меня перед моим отъездом. Возможно, Брайан просто пытался создать дистанцию, чтобы потом было легче со мной расстаться? Черт, мои догадки сводили меня с ума. Он ни разу не сказал мне, что любит, но я знала это, чувствовала. Он мой первый парень, моя первая любовь, мой первый, ну вы сами понимаете – первый во всем. И сейчас я просто боюсь потерять его, но еще больше боюсь того, что причиню ему боль. А это неизбежно.
    Неизбежное отдаление во время этих каникул и его дистанция до этого, было уже для меня слишком. Думаю, что я просто превратилась в «ту» девушку. Ну, в ту, которая полностью тонет от неуверенности в себе. Я была достаточно глупой, чтобы заверить саму себя в том, что Брайан был милым, смешным, да и вообще замечательным, и настолько слабой, чтобы признаться самой себе, что он мне изменяет.
    Я позволила себе поверить в то, что он не хотел меня видеть.
    Брайан открыто заявлял, что ненавидит Кортни. Он снова и снова говорил мне, что покончил с ней. Но разве то, что парень запретил приезжать мне к нему на Новый год, не является доказательством?
    Он больше не хочет меня видеть, и наши отношения в прошлом.
    Но даже то, что Брайан изменял и избегает встреч, не оправдывает мои действия. Никто из нас не сказал ни слова о расставании, но и о продолжении отношений никто тоже ничего не сказал.
    Да, пожалуй, я раздула из всего этого огромную проблему.
    И давайте смотреть правде в глаза, даже если и существует какое-то логичное объяснение сообщению, которое я получила, он все равно расстанется со мной. Я ему изменила. Господи, я до сих пор не могу поверить в то, что натворила. Мне казалось, что я тону, хотя надо было просто рассказать ему об этом, но я понимала, что после этого Брайан меня бросит.
    Практически всю дорогу я была потеряна в своих мыслях, самобичевании и в жалости к самой себе, и была благодарна маме, что она меня не трогала. У меня не было ни сил, ни смелости, чтобы поговорить с ней о Брайане. Я не хотела ее разочаровывать, да и не имела на это права. Черт, я никому не рассказала об этом, кроме Мэдди, и то, я не погружала ее во все детали.
    Я всегда была перфекционистом. Идеальной дочерью, идеальной лучшей подругой, идеальной ученицей. Но это все прикрытие. Если бы я сняла эту маску, то все бы поняли какая я на самом деле, не счастливая. На каком-то уровне понимала, что глупо быть не счастливой, ведь счастье не заключается в том, чтобы иметь такое же тело, как у модели или как у всех вокруг. Но поймите, если получать хорошие оценки и вести себя хорошо, то никто и не заметит твои широкие бедра и маленький животик. Никто не заметит, что просвет между бедрами маленький или его вообще нет. Не важно, насколько правильным было мое питание, насколько сильно я убивалась в зале, со мной всегда оставался мой проклятый 16 размер. Честно говоря, я до сих пор не понимала, что Брайан видел во мне привлекательного.
    В любом случае это уже не важно. Мой идеальный «послужной» список, настоящий или нет, официально разрушен. Черт, для меня не существовало больше способов снова стать идеальной. Если конечно переспать с первым встречным – это не новое требование для девушки года и это единственное, что могло меня спасти. Что самое ужасное – даже не помню того парня. Я была слишком пьяна, чтобы запомнить хоть что-то. Какая девушка может изменить, при этом, даже не запомнив с кем именно?
    – Эй, Мелли-Белли. Мы почти на месте, – голос мамы оторвал меня от рассматривания пейзажа. На горизонте начали появляться башни колледжа Итаки, что означало, что мы в пяти минутах от кампуса.
    Чувство пустоты начало еще сильнее пожирать меня, когда мы припарковались возле общежития. Часть меня была неимоверно счастлива, что эти несколько дней я смогу побыть одна. Возможно, это поможет слегка прочистить голову. Возможно, пойму, что делать с этой ситуацией с изменой. Мэдди сказала мне, что надо рассказать Брайану об этом – что, мол, она хотела бы быть до конца откровенной с Ридом. Я понимала, что она права, но коварная часть меня хотела закопать эту измену так глубоко, чтобы никто не смог докопаться.
    Как я могла публично признать свой промах? Ведь я перестану быть идеальной.
    После того как мы с мамой разгрузили машину и занесли все вещи в мою комнату, мы заказали еду и провели ужин за просмотром какого-то шоу. Я понимала, что ей чертовски хочется что-то мне сказать, но мама знала, что я любыми силами буду избегать с ней разговора.
    После ужина мама убрала все и помыла посуду. Она всегда заботилась обо мне, и я хотела сказать ей, чтобы она не переживала за меня. Но, конечно же, не могу сказать ей этого, хотя просто хотела, чтобы она продолжала нормально жить. Мама не вмешивалась в мою жизнь, но я чувствовала себя чертовски виноватой за то, что у нее не было собственной личной жизни.
    Так было приятно и тепло наблюдать за мамой, которая стояла возле раковины. Она стояла там, мыла тарелки и весело напевала что-то себе под нос. Множество девушек просто невероятно любили своих мам, но я даже не могла подобрать слов, чтобы описать свои чувства, это было нечто иное, больше чем любовь. Моя мама красивая, очень заботливая – но не в стиле «я твоя мама, поэтому должна о тебе заботиться». Господи, а какая она смешная! Иногда она творит ужасно глупые вещи, и я открыто закатываю при этом глаза, хотя бы один раз в день, да и смысл было это скрывать, ведь мама – самый дорогой мой человек.
    От сентиментальных чувств, внезапно меня охвативших, я подошла к ней сзади и обняла ее за хрупкую талию. Она взяла маленькое полотенце со столешницы, вытерла руки и повернулась ко мне, заключая в объятия.
    – Так. И чего это ты вдруг? – ее слова прозвучали приглушенно, когда она притянула меня к себе и поцеловала в макушку.
    До сих пор не в состоянии найти в себе силы, чтобы открыться, я просто передернула плечами, мол, не понимаю о чем она.
    – Ничего. Думаю, я просто привыкла находиться рядом с тобой за эти каникулы. Я буду скучать по тебе, – отошла от нее и облокотилась на бледно-синюю столешницу – ту, которую она только что протерла.
    Мама повесила полотенце на маленькую ручку духовки.
    – Ох, милая. Я тоже буду скучать по тебе. Когда вы уехали в колледж в прошлом семестре, я впервые осталась одна... наедине сама с собой. Мэдди переехала, а ты вернулась сюда, и вот я снова одна. И это так странно, – она смахнула волосы, которые упали на ее голубые глаза, хотя я думаю, что это была попытка смахнуть слезы, которые засверкали в ее глазах.
    Это именно то, о чем я и говорила. Даже если бы я хотела поговорить с ней о своих проблемах, как можно сбросить все это на нее, когда она сама не могла разобраться со своим разрушенным миром внутри?
    – Ох, мама. Как бы я хотела, чтобы... – но не стала заканчивать мысль, так как не понимала, что нужно сказать.
    Как бы я хотела, чтобы… что? Чтобы я до сих пор была дома? Чтобы папа был до сих пор жив, и ты не была одна? Чтобы Мэдди была здесь, со мной? Чтобы Брайан простил меня? Я слишком много всего хотела.
    Мама просто протянула руки, и я шагнула к ней в объятия.
    – Не надо ничего говорить, малыш. Все сложилось, как есть, потому что так должно было случиться. Я буду в порядке. Мне просто надо привыкнуть быть одной, вот и все, – она еще раз поцеловала меня в макушку и отошла, держа меня на расстоянии вытянутых рук.
    Проведя рукой по моим непослушным волосам, убирая их с лица, она посмотрела мне в глаза.
    – Я очень сильно люблю тебя, Мелани. Я так горжусь тобой, какой женщиной ты стала. У тебя все так замечательно получается, – мама обвела взглядом вокруг, имея в виду колледж под словом «здесь».
    Мое сердце защемило от невероятно сильной любви. Как бы я хотела, чтобы она гордилась мной, но как это возможно? Мама бы не была горда мной, если бы узнала обо всем.
    Все в животе ухнуло вниз. Меня затошнило от ее слов, которые я совершенно не заслужила. Загнав как можно дальше слезы и проглотив комок, который появился в горле от желания рассказать ей все, я просто ярко улыбнулась и еще раз крепко обняла маму.
    – Хорошо, тебе еще с чем-то надо помочь здесь? – спросила мама в слабой попытке уйти от разговора.
    Она еще раз просканировала взглядом комнату, но, честно говоря, мама уже все успела сделать.
    – Все в порядке, мама. Моя комната полностью готова, и ты только что выдраила каждую поверхность в этой квартире. Ты уже все сделала, – конечно же, я шутила, но все равно она услышала благодарность в моем голосе.
    Вытерев руки об джинсы, которые никак не походили на те, которые обычно носят мамочки-домохозяйки, она еще раз осмотрела комнату.
    – Ладно, тогда, наверное, я поеду. Мэдди с Ридом завтра переезжают, и я не хочу, чтобы та девочка что-то поднимала.
    – Ох, мама! Будто Рид разрешит ей это сделать, – мама просто рассмеялась от моего саркастичного тона и выражения лица, ведь она знала, что Рид не даст ничего сделать Мэдди. Это будет жутко бесить Мэдди, но Рид все равно не позволит ей ничего поднять.
    – Да, ты совершенно права, но им нужно помочь обустроиться. Ты точно не обидишься, если я не останусь ночевать здесь с тобой? – мы уже обсуждали это пару раз, поэтому я не смогла сдержать раздражительного вдоха.
    Я предлагала им остаться дома, чтобы помочь с переездом, но Мэдди настояла, чтобы я приехала на пару дней раньше, чем все, чтобы хоть немного освежить голову. И еще я немного завидовала, наблюдая за тем, как все хорошо между Ридом и Мэдди, и как все запуталось у меня самой.
    – Мама, – раздражение было слышно в каждом моем слове, – я тебе уже говорила, что все в порядке. У меня есть дела, да и Лея с Камми будут здесь уже в субботу.
    Мне хотелось немного побыть одной. Кроме того, давно пора устроить марафон сериала «Секс в большом городе». Уже даже предусмотрены запасы мороженого и чипсов. Что мне еще надо?
    Проводила ее до двери, и мама накинула сумочку на плечо. Остановившись в дверном проеме, она еще раз обняла меня и поцеловала в щеку.
    – Хорошо, милая. Звони, если тебе что-то понадобится. В любом случае мы увидимся уже через пару недель.
    Я кивнула в ответ, боясь сказать хоть слово, так как эмоции уже начали подкатывать к горлу. Последний поцелуй в щеку и «Прощай, малыш», и мама пошла по коридору к лестнице.
    Наблюдая за улицей с окна в гостиной, видела, как она отъехала. Я помахала ей, когда она отправила мне воздушный поцелуй.
    Не в силах справится со своей грустью и тоской, я вставила в проигрыватель диск в надежде что Саманта, Кэрри, Миранда и Шарлотта помогут мне с этим разобраться. А если и они не смогут, то уверена, что красавчики, которые всегда вьются вокруг них, помогут мне собраться с духом. Я уснула где-то на средине серии, где Кэрри встретила мистера Бигга, который навсегда поменял ее жизнь.

    Глава 2
    Понедельник, 27.08.2012
    Прошлое

    Кофе. Мне. Надо. Кофе. Я еле волокла себя через кампус в маленькую кофейню после пары по Восточным цивилизациям, которая была в восемь утра. Какого черта, я вообще записалась на этот утренний предмет? Такое не повторится в следующем семестре.
    После нескольких глотков такого необходимого мне кофеина, посмотрела на доску с кучей объявлений о поиске сожителей, продажи машин или о поиске пути к Иисусу. Сожитель у меня есть, машина мне не нужна. Иисус? Думаю ему и без меня хорошо.
    Как только я собралась уходить, мое внимание привлекла ярко-розовая брошюрка – в компьютерном центре появилось вакантное место. Мне нужна была работа. Хоть и знала, что мама будет отправлять мне деньги и продолжит обо мне заботиться, мне хотелось стать более самостоятельной. Эта работа была идеальным способом осуществить мой план. Компьютерный центр – хорошее и спокойное место. Я буду работать, и уверена, что меня там никто особо не заметит. А иногда я даже смогу просто сидеть и ничего не делать, пока остальные будут погружены в работу.
    Посмотрев на часы, обнаружила, что у меня есть еще практически час до следующей пары. Этого времени как раз хватит, чтобы дойти до центра и лично представиться. Все-таки так будет лучше, чем просто позвонить по номеру на флаере. Хорошо, что компьютерный центр находился в том же здании, где будет моя следующая пара.
    Идеально.
    Так как это была только первая неделя занятий и десять часов утра, в центре было практически пусто. Там был слышен только тихий гул роутеров, компьютеров и мониторов. Я пошла в направлении маленькой комнаты, которая была чем-то наподобие офиса. Кто-то же должен был быть там. Остановившись в дверном проеме и легонько постучав, увидела кого-то под столом, выравнивающего провода и кабеля.
    – Привет, – сказала я смущенно. После этого услышала глухой стук, наверное, человек ударился головой об стол. Мужской голос пробормотал «черт», а я немного нервно рассмеялась от неловкости ситуации.
    – Я скоро подойду, – сказал парень.
    – Окей, без проблем, подожду сколько надо. Извини за то, что так ворвалась. Я буду в зале, – и пошла в зал терпеливо ждать встречи с «Загадочным мужчиной под столом».
    И когда он появился, Господи Боже, какой же это был парень! Я ожидала увидеть подтяжки, кучу ручек в нагрудном кармане, очки. Ожидала кого-то похожего на Шелдона Купера с «Теории большого взрыва», но этот парень был больше похож на Брэдли Купера из фильма «Мальчишник в Вегасе».
    Но это полностью два разных Купера.
    Во рту вдруг пересохло, и я почувствовала себя невероятно глупой. Подходя ко мне, он протер руки о модные джинсы и посмотрел на них, проверяя чистые ли они. Встав передо мной, парень протянул руку и благодаря великому чуду, мне удалось собрать свои мозги в кучу.
    – Привет. Я хотела устроиться на работу, – мой голос слегка сорвался, когда я помахала розовым листочком в воздухе.
    Когда я прикоснулась к мужской руке, пожимая ее, по мне словно прошел электрический ток.
    – Вау, я повесил его только этим утром. Не думал, что кто-то придет еще следующие несколько дней, – его голос обволакивал меня, заставляя путаться мысли.
    Даже когда парень разорвал наше рукопожатие, я до сих пор чувствовала его прикосновение.
    – Так, сейчас найду документы, чтобы ты их заполнила... – окончание фразы повисло в воздухе и до меня дошло, что я даже не сказала, как меня зовут.
    – Мелани. Меня зовут Мелани Крейн. Приятно познакомиться с тобой...
    – Брайан Маконей.
    От его улыбки и произнесенного им вслух имени, я почувствовала себя хихикающей глупой школьницей.
    – Окей, Мелани. Заполняй документы, и приступим к работе, – Брайан развернулся и пошел в другую сторону, а я не могла оторвать от него взгляда.
    Что за черт? Горячий заучка? Кто-то точно шутит надо мной. Этот парень невероятный. Высокий, стройный и просто чертовски красивый. Мне надо бежать, сейчас же. Я ожидала спокойную работу, где я иногда смогу отдыхать, но я не смогу работать с ним, мы не сработаемся. Брайан чертовски горяч, а я, ну, а я – нет. И буду вести себя очень глупо, когда он будет рядом.
    Как только собралась развернуться и уйти, парень позвал меня.
    – Хей, Мелани! Ты куда?
    Называйте меня глупой, но я услышала в его голосе нотки безысходности. Все еще стоя возле двери с протянутой рукой к дверной ручке, глубоко вдохнула, и… что за черт? Мне надо рискнуть! Правда ведь в том, что Брайан даже не будет замечать моего существования. Парни никогда не замечают таких девушек, как я. Я повернулась к нему и улыбнулась.
    – Просто у меня пара через несколько минут. Не думала, что сейчас действительно будет собеседование. Я просто не хочу опоздать, вот и все.
    Ложь легко соскользнула с языка, и мне оставалось надеяться, что Брайан ее не заметит.
    На его лице вновь появилась ослепительная улыбка, открывая идеально ровные, белые зубы, но что было еще более удивительным – его глаза тоже будто заулыбались. От улыбки в уголках его глаз появились морщинки. Брайан смеялся надо мной, но не в издевательской манере. Может, парень сделает это потом.
    – Окей, так, может, ты зайдешь сюда после пары, Мелани? – от того, что Брайан вслух произнес мое имя, мой пульс ускорился.
    Впервые за все время мне показалось, что меня заметили. Горячий парень говорил со мной, смотрел на меня и сказал вслух мое имя. Можете опять назвать меня сумасшедшей, но он не был милым со мной лишь потому, что я устраивалась на работу. Его глаза, голос и тело выдавали игривость и флирт.
    Я ужасно флиртовала. У меня никогда не было практики, и стоя возле Брайана, я медленно плавилась.
    Ох, что за черт! Надо рисковать. Где же еще, как не в колледже? Надо выходить из зоны своего комфорта.
    Готова поспорить, что взмах длинными ресницами, когда я потянулась к документам, выдал меня с головой. Когда мои пальцы соприкоснулись с его рукой, я долго не могла их оторвать. Я могла все спихнуть на яркое освещение, но клянусь, что его зрачки расширились от моего прикосновения.
    – Я занесу их к тебе после пары, Брайан, – не хотела этого, но мой голос зазвучал на тон ниже обычного и приобрел поистине женственное и томное звучание. Этого оказалось достаточно, чтобы его зрачки вновь расширились.
    Боже. Ты. Мой. Это сработало! Я флиртовала с ним, и это сработало!
    Брайан отпустил документы и сказал.
    – Без проблем. Тогда встретимся позже, – и он снова улыбнулся, засверкав глазами. Парень был идеален.
    Как и обещала, я вернула Брайану документы после пары. Я была шокирована, когда он позвонил мне спустя два часа, и сказал, что работа моя. Сказал подойти завтра утром, чтобы составить график работы и покончить со всеми формальностями. В моем животе в тот момент творилось что-то невероятное, будто бабочки порхали в животе. Увидеть его снова? Да, да, пожалуйста!
    Когда снова заходила в компьютерный центр, нервничала сильнее, чем в первый раз. Я сразу же увидела его за одним из компьютеров. Он выглядел просто идеально в обычной футболке и джинсах.
    Когда Брайан увидел меня, то ярко улыбнулся. Подходя ко мне, споткнулся о компьютерный провод, но быстро восстановил равновесие. А я не смогла сдержать улыбки.
    – Что смешного? – спросил Брайан, притворяясь, что ушибся.
    – Ох, ничего. Просто заметила, что ты немного безалаберный, вот и все, – слегка приподняла уголки губ, игриво сверкнув глазами, наблюдая за его смехом.
    Опустив эту тему разговора, Брайан сказал, что уже подготовил компьютер, на котором я буду работать.
    Я откатила стул из-под стола, и он сделал то же самое рядом со мной. Так как нам требовался всего один экран, то он притянул свой стул как можно ближе ко мне. Его колени пару раз прикоснулись к моим, и, когда он тянулся к клавиатуре, чтобы что-то напечатать, от его прикосновений по мне проходил жар.
    И Брайан тоже это видел, смотря на мою кожу, покрытую мурашками.
    – Я... прости меня за это, – сказал он, прервав свою речь.
    Во рту пересохло. Обычное сказанное «окей» потребовало от меня невероятных усилий.
    После того как Брайан заполнил последние поля моего профайла и сохранил его, он посмотрел на свои часы.
    – На сегодня все.
    Я встала, взяв сумку в руку, пытаясь найти хоть одну причину, чтобы остаться и поговорить с ним еще хоть немного.
    – Ну, так, когда мне снова прийти? Ты уже составил мое расписание? – я заправила прядь волос за ухо, и смущенно посмотрела на него.
    – Да, подожди. Сейчас принесу, – я смотрела, как он уходит в офис, и пыталась восстановить дыхание, которое сбилось к чертям.
    Когда парень передал мне расписание, я просмотрела его и увидела, что моя первая смена будет в четверг после обеда. Также в пятницу утром меня научат, как правильно открывать центр, что просто идеально, так как занятия начинаются в тот день около десяти утра. Но там не было ничего указано про тех, кто будет работать вместе со мной в эти смены, поэтому с надеждой в голосе я спросила.
    – Ты будешь тут, когда я буду на работе?
    Его глаза тут же потеплели, и он мне улыбнулся.
    – Думаю, ты это сама скоро увидишь, – это был единственный ответ, который я получила прежде, чем он повел меня к выходу.
    Где-то в середине моей смены в четверг, Брайан зашел в центр с бумажным пакетом и двумя пластиковыми стаканами. Он мне подмигнул и направился к моему столу.
    – Хей, Мелани! Как тут дела?
    Господи, какой же у него сексуальный голос.
    – Хорошо я думаю.
    Компьютер начал пищать и выдавать какие-то ошибки, поэтому «хорошо» – это слишком громко сказано.
    – Ох, черт! Что я сделала не так? – запаниковала я и начала вводить неправильные ключи в надежде, что это хоть как-то поможет и исправит то, что наделала.
    Поставив пакет и стаканы, Брайан наклонился через мое плечо и дотянулся руками до клавиатуры передо мной. Его парфюм был теплым и вязким – такой мужской и такой вкусный. Он что-то печатал, но единственное, что я видела, это его мускулы на предплечьях, которые напряглись под смуглой кожей. Теплое дыхание коснулось моей шеи.
    – Видишь здесь? – Брайан указал на что-то на экране и благодаря чуду, я смогла открыть глаза и посмотреть туда, куда он указывал.
    – Ум, угу, – глупо сказала я.
    – Если это снова произойдет, тебе надо напечатать эту команду в этой строке, прежде чем нажать «сохранить» и все будет в порядке, – Брайан легко засмеялся.
    – Хорошо, спасибо, – через его плечо посмотрела на часы и поняла, что уже пора уходить.
    Другой работник, Дерек, который сегодня будет закрывать центр, пришел на работу приблизительно тридцать минут назад.
    Я выключила компьютер и начала собирать свои вещи.
    – Еще раз спасибо, Брайан. Все, я пойду домой. До скорой встречи.
    Теплое и сильное прикосновение к моей руке остановило мои первые шаги.
    – Поужинаешь со мной? – прямо спросил он, указывая глазами на пакет и напитки, с которыми он пришел.
    Следуя непонятному инстинкту, снова посмотрела на часы и попыталась отказаться.
    – Нет, правда, мне надо уже идти, – я снова попыталась пройти мимо него, но он не отпустил меня.
    – Пожалуйста, соглашайся. Поедим сандвичи в парке, и потом я провожу тебя домой. Ничего больше, – и в этот момент мой живот решил пробурчать, поэтому протест был бы уже бессмысленным.
    – Хорошо, – согласилась я, и вышла на теплый осенний воздух.
    Брайан поставил все под тенью широкого дуба и весь вечер мы провели в незатейливом диалоге, обсуждая пары и однокурсников. Когда разговор закончился сам собой, я смотрела на красивые горы вдалеке перед нами. И в этот момент увидела, как Брайан наблюдает за мной.
    Сразу же смутившись, прикрыла рот рукой.
    – Что-то застряло у меня в зубах? – я была уверена, что в тот момент мое лицо было ужасно красным, и моя белая кожа только подчеркивала это.
    Брайан аккуратно убрал мою руку от лица. Он наклонился ближе и большим пальцем провел по моей нижней губе.
    – Нет. Все у тебя в порядке с зубами. Просто немного горчицы здесь, – он вытер руку о салфетку, пока я пребывала в шоке от его прикосновения.
    Больше я вообще ничего не говорила весь остаток вечера, потому что до сих пор ощущала его прикосновение к моей губе, и не могла придумать и слова. Когда Брайан довел меня к моему дому, я не знала, что делать. Пожать руку? Глупо. Мы же не бизнес партнеры или что-то в этом роде. Объятие казалось слишком откровенным, чем-то личным. Запрыгнуть ему на руки и расцеловать? Пожалуй, надо притормозить с такими желаниями и фантазиями. Поэтому когда мы подошли к моей двери, я просто улыбнулась и сказала:
    – Спасибо тебе за ужин. Скоро увидимся.
    Он глупо улыбнулся одним уголком губ.
    – Да, совершенно верно.
    Когда парень ушел, я уже снова хотела его увидеть.
    Я пережила первую неделю колледжа. Ну, почти. У меня сегодня только одна пара, под названием «мне-нужно-выбрать-еще-один-предмет-чтобы-быть-полноценным-студентом». До пар мне еще нужно было зайти в центр, чтобы меня научили, как правильно его открывать. Но судя по подмигиваниям Брайана, пока он объяснял мне все в восемь утра, все-таки это было нечто больше, чем просто инструкции как открыть дверь и включить пару компьютеров.
    Обычно я не придала бы значения своей одежде или прическе и макияжу, особенно в день, когда всего лишь одна пара. Но так как мне предстояла встреча с Брайаном, еще вчера выбрала, что надеть – юбка цвета хаки, черная футболка поло и розовые сандалии на танкетке. Мои волосы спускались волнами на плечи и глаза были аккуратно подведены, на это все потребовалось значительно больше, чем десять минут, которые я обычно провожу в ванной, чтобы собраться. Я чувствовала себя идиоткой, потратив столько время на собирания, но в тоже время ощущала себя чертовски красивой.
    Ни у кого из моих девочек не было занятий в пятницу. Да, они действительно подошли с умом к выбору своего расписания. А я? А я не особо над этим парилась. В доме было очень тихо, когда я в 7:45 открывала двери. Закрыв двери и аккуратно проходя по коридору, подпрыгнула когда сзади меня раздалось:
    – Доброе утро, красавица!
    – О, Господи! Что за черт?
    Моя сумка упала на пол, а мой крик эхом отзывался в коридоре. Когда немного пришла в себя, я посмотрела в искрящиеся карие глаза Брайана.
    – Что ты здесь делаешь? – мое сердце до сих пор очень сильно стучало о грудную клетку, но одного взгляда на его сексуальную улыбку хватило, чтобы мой пульс ускорился, но никак не от страха.
    Протянув мне огромную чашку кофе, он предлагал мне таким способом успокоиться и все еще улыбался, наблюдая, как я хватаюсь руками за грудную клетку.
    – Прости за это. Я не хотел напугать тебя. Просто подумал, что мы можем пойти вместе.
    Я взяла кофе с его рук и сделала глоток, который помог мне немного успокоить нервы. Брайан протянул мне мою сумку и предложил жестом пройти первой и спуститься по лестнице. Так как я живу всего лишь на третьем этаже, то мы не успели сказать друг другу и слова. Но, как только мы вышли на улицу, меня кое-что осенило.
    Остолбенело повернувшись к нему, положила руку на бедро и подозрительно посмотрела на него.
    – Эй, а откуда ты знаешь, какая именно квартира моя?
    – Я... эмм... это было написано в тех документах, которые ты заполняла.
    Это было не так, и поэтому я посмотрела на него с выражением на лице «ты шутишь?», а он закатил глаза.
    – Пошли, а то опоздаем, – было очевидно, что Брайан не хотел продолжать этот разговор, так как аккуратно подтолкнул меня в нужную сторону, положив мне ладонь на спину.
    От ощущения его руки на моей спине меня бросило в жар. Пока шли к центру, много не разговаривали. Да и я не была настолько собрана, так как кофеин еще не подействовал. А Брайан, думаю, был просто смущен, чтобы говорить что-либо. Улыбнулась последней мысли. Мы дошли до центра буквально за пять минут и, как я и думала, открывать центр было проще простого. Открыть дверь. Включить свет. Включить компьютеры. И все готово.
    Брайан показал мне еще кое-что, и между нами повисло неловкое молчание. Мы сидели рядом друг с другом за двумя компьютерами, проверяя почту.
    – Так, эмм... как прошла твоя первая неделя? – его смущение выглядело очень мило.
    Так. Невероятно. Мило.
    Я повернулась на стуле к нему лицом и случайно столкнулась с ним коленями, как и в прошлый раз. И в этот момент потеряла равновесие, поэтому схватилась за его колено, чтобы не упасть со стула. Его глаза проследили за моей рукой, и парень тут же схватил меня за плечо.
    – Черт, прости! Я такая неуклюжая, – извинилась я, хотя сейчас чувствовала все, кроме чувства вины. Я бы упала на глазах у всей толпы, если бы после этого он прикоснулся ко мне снова.
    – Все в порядке. Мне кажется, что я такой же, когда рядом с тобой, – Брайан нежно сжал мое плече и заправил мне за ухо прядь волос, прежде чем меня отпустить. Моя кожа начала гореть, когда он прикоснулся ко мне, и я внезапно осознала, что по-прежнему держу руку на его колене. Быстро убрав ее, вспомнила, что парень меня о чем-то спрашивал.
    – Моя первая неделя… хорошо. Ничего интересного. А твоя? – я нервно сжала пальцы на коленях. Брайан был слишком близко, чтобы мои мысли и речевой аппарат нормально функционировали.
    – На самом деле тоже хорошо.
    Странные нотки в его голосе заинтриговали меня.
    – Да? Что произошло?
    – Я встретил тебя, – и смущенная улыбка появилась на его губах, и, если не ошибаюсь, на его лице появился легкий румянец.
    Он только что сказал то, что я услышала?
    Вспоминая последнюю неделю, должна отметить, что проведенное время с Брайаном было огромным плюсом. Отбрасывая любые сомнения, я перешла к флирту, чего никогда не делала до Брайана. Но что-то в нем расслабляло меня.
    – Да, встреча с тобой была чем-то невероятным, – мы глупо улыбнулись друг другу, и между нами снова повисла тишина.
    Я вновь покрутилась на стуле, повернувшись к компьютеру. Притворившись, что внимательно вчитываюсь в какое-то письмо, которое открыла недавно, пыталась не смотреть на Брайана, но ощущала на себе его взгляд. Это было так пронизывающе. Я краем глаза посмотрела на него, и он тут же перевел взгляд на экран монитора.
    Парень тоже пару раз перехватил мои взгляды, и мы оба не могли сдерживать при этом улыбки. Мы практически ничего не говорили, но в воздухе между нами витали флирт и легкость. Я чувствовала, как какая-то энергия пульсировала между нами и знала, что он тоже это чувствует.
    Мы бы продолжали эту игру «на самом деле, я не смотрю на тебя» вечно, если бы я не посмотрела на часы.
    – Ох, черт. Мне надо бежать, – положила телефон в карман и повесила сумку на плечо. Брайан тут же встал со стула и пошел вместе со мной к двери.
    Подойдя к двери, застыли, не зная, что сказать друг другу.
    – Ну... до скорой встречи на следующей неделе, да? – я нервно поправила сумку на плече.
    – Да, увидимся, – когда Брайан сказал эти слова, подмигнув при этом, моя кровь помчалась по венам с двойной скоростью, и я уже точно понимала, что что-то все-таки между нами происходит, иначе и быть не может, чувствовала это уже по одним улыбкам и подмигиваниям.
    Я повернулась к выходу, но так как я витала во флирте и еще каких-то чувствах, то ожидаемо потеряла чувство координации. И в замечательном тандеме запутавших нервов и ног, когда я открывала дверь и не смогла ее удержать, эта самая дверь стукнула меня по носу.
    Сумка соскочила с плеча и бумаги разлетелись по полу, когда я схватилась за нос.
    – Ох, чертова дверь, – прокричала я. Убирая руку от лица, заметила на ладони кровь.
    Брайан тут же оказался рядом со мной, отклонив мою голову вверх, он повел меня к стулу.
    – Ты в порядке? Вот, возьми это, – он протянул мне коробку салфеток, которую взял со стола, за которым только что сидел.
    Держа мою голову в своих руках, парень отвел пару прядей мне за ухо, проведя ладонью по длинным рыжим волосам. Это было так божественно, что я практически забыла о своей травме.
    Спустя минуту или около того, он отпустил мою голову и сел передо мной на корточки. Мне стало хорошо от одного взгляда в его карие глаза. Все-таки между нами что-то происходит.
    Он убрал мою руку от носа.
    – Дай мне посмотреть, – его слова были такими нежными, что я не могла не послушаться его.
    Когда Брайан убедился, что с моим носом все хорошо и кровотечение остановилось, он легко поцеловал меня в кончик носа и сказал, что все будет в порядке.
    Я прекрасно помнила все его прикосновения за последнюю неделю – большой палец на моей губе, как крепко он схватил меня за предплечье и наши вечно соприкасающиеся колени. Но это прикосновение – его губы на моем носу, даже если это был невинный жест, стало чистым блаженством.
    – Спасибо, – пробормотала я, взяв последнюю салфетку.
    И когда я пыталась встать, мои ноги дрожали, но не думаю, что от столкновения с дверью, скорее от его прикосновений. Брайан крепко прижал меня к себе, чтобы уберечь от падения. От его крепких пальцев на талии, я чувствовала себя в безопасности.
    – Ты уверена, что ты в порядке? – спросил он, искренне заботясь о моем самочувствии.
    – Да, я буду в порядке. Спасибо за помощь, – пыталась отстраниться от его прикосновения, но он только сильнее сжал пальцы на моей талии.
    – Давай я провожу тебя на следующую пару. Я буду ненавидеть себя, если ты так просто уйдешь, – его глаза буквально умоляли меня, и я решила сдаться. У меня не было выхода, Брайан так смотрел на меня.
    – Ладно, но разве ты не должен остаться здесь, чтобы контролировать все, – и будто бы Бог услышал нас, Саймон – наш сотрудник, зашел в центр и бросил вещи на соседний стол.
    – Привет, Брай. Привет, Мелани, – сказал Саймон, выкладывая с сумки книги и айпад.
    – Привет, Саймон. Я уже ухожу на пары. Увидимся днем? – сказал Брайан.
    – Конечно, скоро увидимся.
    Саймон внимательно на меня посмотрел.
    Брайан вернул свое внимание ко мне, и я должна отметить, что пока он перекидывался парочкой слов с Саймоном, он не отпускал меня, его рука все еще была на моей талии.
    – Мы пойдем, – на его лице отражалась гордость за то, что он выиграл пару минут наедине со мной.
    У меня были сомнения, что я осилю еще какое-то время наедине с ним. Мои нервы и так уже были на приделе, мысли разбегались в разные стороны. Наши маленькие встречи за последнюю неделю полностью запутали меня. Сегодня он опять флиртовал со мной, и все это не помещалось в моей голове. На самом деле он был заинтересован мной, а до меня это просто не доходит.
    Отгоняя неуверенность, наклонилась, чтобы поднять свою сумку, но Брайан опередил меня.
    – Так, какая у тебя следующая пара? – спросил парень, повесив мою сумку себе на плечо. Брайан не хотел прерывать контакта со мной, даже когда открывал деверь.
    Вместо того чтобы смотреть на него, я смотрела на парк, видимый из окон. Просто боялась, что вновь потеряю связь с этим миром и больше никогда не найду, если посмотрю в его карамельные глаза.
    – Технологии 21 века. В аудитории 235, – пробормотала я.
    Я не хотела выбирать этот предмет, но так как я на первом курсе, то особого выбора у меня и не было, поэтому мне ничего больше не оставалось, как взять его.
    Брайан засмеялся от удивления.
    – Ты шутишь, правда, же? – спросил парень, идя по коридору, который начал наполняться студентами, спешащими на следующую пару.
    Быстро посмотрев на его улыбку, скосила на него глаза.
    – Почему бы я это делала? – саркастически спросила его.
    – Я – ассистент преподавателя этого предмета. Кажется, мы теперь еще больше времени будем проводить вместе, – в его голосе все еще было слышно удивление, но также проглядывала радость.
    Мое сердце в груди сделало очередной кульбит от удовольствия. Больше времени с Брайаном? Да, пожалуйста!
    – Ассистент? Серьезно? Ты уже закончил университет? – мне трудно было скрыть шок в голосе. Мне казалось, что он обычный студент, как и я. Никогда не задумывалась над тем, сколько ему лет.
    Парень потряс головой, легко улыбаясь с моего недоумения.
    – Нет, Мелани. Я точно еще не закончил университет. Но уже скоро это сделаю, – он игриво мне улыбнулся.
    Мои брови сошлись на переносице, когда я окончательно запуталась.
    – Тогда, как ты можешь быть ассистентом?
    – Просто меня всегда тянуло быть преподавателем, – он пожал плечами. – Я начал работать в центре, когда был первокурсником и мой босс, ну и твой тоже, – Брайан ярко улыбнулся мне, – увидел то, на что я способен, он повысил меня до главного по смене. Потом, через несколько лет, преподаватель дал мне еще больше полномочий. А этой осенью спросил, не хочу ли я стать его ассистентом. Это для меня невероятное достижение.
    Когда мы остановились у нужного кабинета, Брайан открыл мне дверь. Какой же он джентльмен. Никто и никогда не открывал передо мной дверь. Я прошла мимо парня, чувствуя, как его сердце бьется о грудную клетку, но я правда не хотела прикасаться к нему. Но это же я – Мелани, все всегда идет не так, как я хочу.
    Брайан не только довел меня до кабинета, но и проводил прямо до стола. Прежде чем уйти, он наклонился и прошептал мне на ухо:
    – Так, только не уходи без меня, – от его теплого дыхания по моей спине поползли мурашки.
    У меня пропал дар речи, поэтому я просто улыбнулась и глупо кивнула, когда он развернулся и пошел к преподавательскому столу.
    После того как все остальные заняли свои места, началась лекция. И мне не пришлось долго догадываться, почему Брайан посадил меня у прохода. Каждый раз, когда парень проходил мимо меня, он касался моей руки. Когда он мне дал бумаги, чтобы я передала их на задние ряды, его пальцы задержались на моих, и при этом Брайан мне еще и подмигнул. Он открыто флиртовал со мной, а я просто не могла собрать мысли в кучу. Но теперь было точно ясно – я ему нравлюсь.
    Осознание этого ввело меня в ступор. Раньше я никому не нравилась. Я всегда была серой мышью и просто ненавидела это. Но от его флирта чувствовала себя красивой и важной. И не потому что Брайан был идеальным. Это оттого, что он так со мной говорил, со страстью и какой-то энергией. По тому, как он касался моего носа, с невесомой нежностью. По тому, как он смотрел на меня, словно видел настоящую меня.
    Когда профессор О’Нил все продолжал и продолжал говорить о бинарном коде и HTML, я копалась в мыслях, пытаясь понять, чем же так привлекла Брайана. Ну, я в том плане, что разве Брайан не замечает, что я не такая идеальная, как худая «барби», которая сидит позади меня? Еще в центре он дотронулся до моих волос, и он не мог не заметить, что это просто рыжие и неуправляемые волны, а никак не идеально ровные блондинистые локоны, которые так любят все мужчины. И опять таки, когда мы шли к кабинету, и он обнимал меня за талию, он точно чувствовал мягкий живот, а не кожу и кости. Но парень смотрел и улыбался через весь класс мне, а не «барби».
    Часть меня не могла избавиться от мысли, что это просто какая-то дурацкая и жестокая шутка. И, Боже мой, не хочу, чтобы это повторилось. Я все равно думала о том, какие мотивы им управляют. Что он хочет получить взамен? Потому что не верила в отсутствие этих самых мотивов, несмотря на искру между нами.
    Когда пара закончилась, Брайан смотрел на меня, иногда прерываясь на студентов, которые проходили рядом с ним. Подняв один палец, он губами сказал «Дай мне минуту». И его улыбка, Боже, этой улыбке невозможно противостоять и не ответить на нее. Что я и сделала.
    Когда я застегивала сумку, то услышала, как «барби» позади меня говорила с подружкой.
    – Брайан до сих пор чертовски горяч, – сказала «блонди», причем таким тоном, словно она точно знала, насколько горячо он выглядит без одежды.
    – О, Господи! Кортни, ты до сих пор хочешь его? – (теперь понятно, что эту «блонди» зовут Кортни), она рассмеялась с такого обвинения подруги.
    Я слегка развернулась на стуле, что смотреть на них, но чтобы это не выглядело очевидным, сделала вид, будто наклоняюсь поправить застежку на сандалиях.
    Кортни выглядела еще идеальнее, чем я себе представляла. Ее ноги были длинные, стройные и загорелые, и что самое важное – без целлюлита. Другим словами, полной противоположностью моих. Ее супер модные джинсовые шорты – такие, в которых карманы были длиннее, чем сами шорты, практически не оставляли места воображению. Я смущенно захихикала, у меня нижнее белье закрывало больше, чем ее шорты.
    Девушка поправила откровенный топик, чтобы еще сильнее выставить напоказ свою пышную грудь, и я практически рассмеялась вслух от настолько очевидной попытки привлечь внимание того, кто ей так нравится. Честно говоря, ее одежда больше бы подошла для похода клуб, а никак не на лекцию по технологиям – впрочем, и на любую лекцию тоже, если эта лекция не была посвящена танцам на пилоне.
    – Ты шутишь, Тори? Конечно же, хочу. Посмотри на него. Разве ты бы не хотела затащить его в свою постель? – Кортни вздернула плечами.
    Проследив за взглядами Кортни и Тори, оторопела, когда поняла, что они говорили о Брайане, о моем Брайане.
    Что за черт, откуда я вообще это придумала? Мой Брайан. Будто он действительно был мой. Особенно если за него решилась взяться Кортни.
    И вдруг я почувствовала себя невероятно глупой, за то, что осмелилась подумать о том, что он будет искренне мной заинтересован. Отгоняя мысли о нашем флирте, встала и встретила полные отвращения взгляды на лице у Кортни и Тори. Конечно, я же закрывала им обзор на их «конфетку».
    Блестящие губы Кортни изогнулись в улыбке. Обернувшись назад, увидела, что в нашу сторону идет Брайан.
    Я закатила глаза, увидев ее откровенно сексуальную позу. Выпяченная грудь и губы трубочкой. Боже, парни, неужели вы на это ведетесь? Какая-то наивная и глупая часть меня просто верила, что Брайан был другим.
    Боже, я такая наивная первокурсница!
    Я толкнула девочек, идя к выходу, и услышала, как Брайан кричит.
    – Мелани, ты куда идешь?
    Я обернулась к нему, но лучше бы этого не делала. От полных превосходства взглядов Кортни и Тори ощутила себя ничтожеством.
    Брайан быстро сделал несколько шагов, чтобы перехватить меня прежде, чем я уйду. Парень застыл, когда Кортни потянулась и схватила его своей маленькой ручкой. Я смотрела на все это со стороны, словно в замедленной съемке.
    – Привет, Брай, малыш, – голос Кортни был безумно соблазнительным.
    Когда она попыталась коснуться его щеки, по моим венам потекла ужасная ревность и отвращение.
    Не разрывая зрительного контакта со мной, пока я оставалась словно приклеенная к полу возле выхода, Брайан перехватил руку Кортни и оттолкнул от себя прежде, чем она до него дотронулась. И мое сердце запело, когда я услышала его следующие слова.
    – Достаточно. Ты меня уже достала, Кортни. Свали.
    Брайан уже стоял передо мной, прежде чем я вообще смогла понять, что происходит, но одно понимала очень четко – он выбрал меня, а не ее.
    – Даже не знаю, что Кортни тебе сказала, но не верь ни одному ее слову. Она лживая, похотливая, бессердечная сука, – в его словах и на лице было столько боли и злости, что я готова была сделать что угодно, лишь бы успокоить его. В то же время мне не хотелось, чтобы это все оказалось подстроенной шуткой. Я вытянула свою руку с его захвата и поправила сумку на плече.
    – Она ничего мне не говорила. Но, если бы взгляд мог убивать, то я бы уже была мертва, – потрясла головой и сказала я.
    Брайан засмеялся, но его смех казался вымученным.
    – Да, это похоже на Кортни, – он забрал у меня сумку, и мы вышли из кабинета, оставляя шокированных Кортни и Тори позади нас.
    Когда мы шли по коридору, то вспомнила, что оставила студенческий в центре. Я доставала его, чтобы выйти с учетной записи на компьютере и забыла забрать.
    – Черт, мне надо бежать назад в центр. Увидимся!
    Моя забывчивость оказалась очень кстати. Теперь я смогу уйти от него и разобраться со своими мыслями, заодно пожалеть себя.
    – Все в порядке, я пойду с тобой. Все равно меня там ждет работа.
    «Пожалуйста, дай мне сейчас личное пространство!»
    Когда мы вернулись в центр, то я нашла студенческий там, где его и оставила.
    – Вот он. Повезло, что он все еще здесь.
    Брайан тепло мне улыбнулся и передал мою сумку.
    – Твоя сумка, Мелани. Прости за то, что произошло раньше.
    Извиняться за то, над чем ты не властен, это конечно мило, но он уже так делал, поэтому не стала ему возражать.
    – Все в порядке, Брайан. Ничего страшного, – я повесила сумку, чувствуя, что мои нервы уже на пределе. Мне надо бежать отсюда. – Пока, – улыбнулась и прошла мимо него, но кто так просто даст мне уйти? Он нежно схватил меня за запястье.
    – Пожалуйста, подожди – попросил парень.
    Его прикосновение лишило меня силы воли, поэтому я стояла и ждала, пока он заговорит.
    – Что ты делаешь сегодня вечером? – Брайан нервозно взмахнул руками в воздухе.
    Его вопрос выбил меня из колеи. Мысленно я просто не могла перестать сравнивать себя и его бывшую девушку.
    Пытаясь включить в себе хоть какой-то режим самосохранения, я ответила ему.
    – Нет, я не могу. Сегодня очень занята вечером. Прости, – это была очень жалкая и хрупкая, словно карточный домик попытка отказаться, но я не могла иначе.
    Улыбнулась Брайану и повернулась к двери. В этот раз он дал мне спокойно пройти мимо него.
    Когда я уже собиралась повернуть ручку двери, Брайан выкрикнул.
    – Куда ты идешь? – в его голосе было ясно слышно отчаянье, он положил руку мне на плечо, пытаясь повернуть меня к себе.
    Не уверенна, или это от общей усталости – я никогда не дружила с ранними подъемами, или от эмоциональных горок, которые начались с того момента как я узнала, что принята на работу, но мои плечи устало опустились под его ладонью. Медленно повернувшись к нему, я сжала пальцами переносицу, которая до сих пор немного ныла после утреннего столкновения с дверью и попыталась собрать мысли в кучу, чтобы ответить.
    – Я иду в свою комнату. Просто подумала, что мы уже со всем тут закончили, – мои слова были такими же раздраженными, как и мои чувства.
    Мне нужно было уйти отсюда и подумать, но Брайан просто не давал мне этого сделать.
    Он обвел взглядом комнату, пытаясь найти хоть что-то, что требует моего присутствия.
    – Ну, если у тебя нет пар или других дел, то я бы мог показать тебе центр... или, может, научить тебя программированию... – он лихорадочно пытался найти любую причину, чтобы удержать меня здесь.
    Полностью запутавшись от его намеков и ужасно заинтересовавшись, какими же мотивами он руководствуется, я скинула сумку на пол и выпалила вопрос, который застрял в моей голове с первой встречи.
    – Брайан, чего ты хочешь от меня? Всю неделю ты флиртовал со мной, ну, по крайней мере, думаю, что флиртовал, – я сделала вдох, так как мое дыхание сбивалось, – но после того, как я увидела твою бывшую… Мне трудно поверить в свою глупость, что ты флиртуешь со мной. Такое вообще невозможно, чтобы ты был со мной, если ты можешь встречаться с такими, как она. Поэтому, что к чертовой матери, творится? Пожалуйста, просвети меня! – я резко топнула ногой от негодования и убрала непослушные волосы с глаз.
    Брайан сделал несколько шагов ко мне, и клянусь, мое сердце перестало биться. Остановившись передо мной, он впился в меня внимательным взглядом, и я поняла, что его глаза не чисто карие, в них были вкрапления светло карамельного тона. Еще одна прядь волос упала мне на щеку, и он нежно убрал ее.
    – Тебе надо знать две вещи, Мелани, – его взгляд смягчился.
    Он был настолько близко ко мне, что я не могла сказать и слова. Видимо мой мозг в такие моменты может только давать команду глупо кивать головой.
    – Первая: да, я и Кортни встречались в прошлом году, но мы расстались, потому что она поверхностная и недалекая, и у нас не было ничего общего. Она не очень приятный человек, ну, думаю, это ты уже поняла. Поэтому, пожалуйста, поверь мне, что я точно не хочу быть с ней, – Брайан дал мне секунду на осознание его слов, прежде чем приблизился ко мне еще ближе.
    Нежно взяв в ладони мое лицо, он приблизился губами к моему уху, отчего мои мысли окончательно разбежались. Я чувствовала запах корицы, когда он дышал, отчего мне сильно захотелось провести языком по его губам.
    – И да, я флиртовал, – тихо сказал парень.
    Мое дыхание застряло где-то в горле, когда его губы прикоснулись к моему уху. Комната перед глазами начала кружиться, а колени подгибаться. Когда маленькая часть моего хладнокровия вернулась на место.
    – У меня начались галлюцинации, или ты действительно только что сказал, что флиртовал со мной? – пробормотала я.
    Отклонившись от моего уха, но, не отрывая руку от моей щеки, Брайан аккуратно провел большим пальцем по моей нежной коже, покрытой веснушками, и спросил.
    – Почему тебе так трудно в это поверить? – казалось, что он сам искал ответа в моих глазах, но находил там только мое недоверие.
    Я потянулась к его руке и убрала ее от лица. Не могла сосредоточиться, когда он касался меня. Встряхнула головой, пытаясь собрать мысли. Если я ему скажу то, о чем действительно думаю, то Брайан сбежит от меня и от моего сумасшествия. Прошло пару минут, а у меня все еще не нашлось объяснения, которое скроет мою неуверенность, а я не хотела, чтобы он знал об этой моей черте характера.
    – Пожалуйста, Мелани, поговори со мной. Я думал, мы хорошо провели утро. Да и всю неделю тоже, – в его словах было замешательство и немного боли.
    Измученная мыслью, что делаю ему больно, отвергая его попытки, я сделала глубокий выдох и сказала то, что думала.
    – Нет, ты прав, мы провели хорошее утро и мне действительно нравится проводить время с тобой, – поправила прядь волос, тем самым пытаясь избегать зрительного контакта, и добавила. – И я тоже флиртовала, – последнее предложение заставило меня почувствовать неловкость.
    – Я знал это! – его глаза загорелись, а слабая улыбка превратилась в широкую, в самую широкую улыбку, которую я когда-либо видела.
    Ну, такую, которую описывают в романах. Оказывается, она существует и в реальной жизни.
    Я просто не могла не фыркнуть и не закатить глаза с такой скоростью реакции.
    – Так, ладно. Ты флиртовал, я флиртовала, но это не отменяет того факта, что между нами висит один вопрос.
    Брайан скрестил руки на груди, и мои глаза тут же опустились на его грудь, где белая футболка красиво обтянула его мышцы.
    – И какой же это вопрос? – он словил мой взгляд и поднял бровь.
    Опустив глаза, тихо задала вопрос, который крутился в моей голове с тех пор, как я увидела идеальное тело Кортни.
    – Почему я? Если ты можешь получить ее, почему я?
    К моему облегчению, Брайан ответил на вопрос моментально.
    – Потому что я не хочу ее, – его слова были холодными и четкими.
    Когда он полностью осмотрел мое тело, то я еще сильнее покраснела.
    – И ты мне нравишься. Очень.
    Брайан увидел удивление на моем лице.
    – Просто назови мне хоть одну причину, почему ты не можешь мне нравиться, Мелани. Ты тут же прибежала устраивать на работу, как только увидела брошюру, поэтому я знаю, что ты амбициозна. Смотря на то, как ты отвечаешь на паре, могу сказать, что умная. Мы много смеялись на этой неделе. И... – он еще раз обвел взглядом мои изгибы, и продолжил. – Я думаю, что ты самая красивая девушка из всех, которых я когда-либо видел, – Брайан снова протянул свою руку ко мне и приблизил наши лица. Просканировав мое лицо, он сфокусировался на моих глазах, и мягко добавил. – Почему не ты?
    Я закатила глаза на его комплименты. Единственный способ, как я умела реагировать на них. Но, когда мои глаза вернулись из путешествия на потолок, заметила, что Брайан смотрит на мои губы. Дальнейшие слова я практически не слышала.
    – Просто дай мне время, и я докажу тебе это. Поймешь, насколько ты красива в моих мыслях. Ты поймешь, как сильно я тебя люблю.
    Когда его губы смело прошлись по моей щеке, я потеряла все рациональные мысли. Когда он отодвинулся от меня, все никак не могла понять, что он имел в виду под этими словами.

    Глава 3
    Пятница, 25.01.2013
    Настоящее

    Было ранее утро. Слишком ранее, но когда я услышала, как открывается дверь, мой сон как рукой сняло. Брайан еще не вернулся. Камми и Лия должны были приехать только завтра. Поэтому, я вообще не представляла, кто бы это мог быть.
    Накинув на себя халат и надев тапочки, на носочках пошла к двери. Внезапно мной овладел страх. Послышались хлопки – будто кто-то пытался выломать плечом дверь.
    Нервы начали шалить, а сердце сильно застучало. Пока мой разум пересчитывал в голове бесконечное количество плохих исходов, я вспомнила, что Лия хранила бейсбольную биту в шкафу в коридоре, как раз для таких случаев. Мы жутко хохотали тогда с нее, но сейчас я бы расцеловала ее за это до смерти.
    Перекинув тяжелую, деревянную бейсбольную биту на плечо, я встала рядом с дверью в ожидании человека, который вот-вот должен был вынести дверь.
    Замок щелкнул, словно в замедленной съемке я наблюдала, как невыносимо долго поворачивается дверная ручка. Напрягая руку с битой, я готова была атаковать, не смотря на понимание, что у меня вообще нет шансов против кого-либо. Мои слабые руки еле выдерживали вес биты. Возможно, я смогу хотя бы обескуражить его и быстро выбежать из дома.
    Яркий свет ослепил глаза, когда дверь открылась – солнечные лучи попадали в коридор через огромное окно в холле, которое выходило в парк. Черт, я ничего не вижу! Прежде чем успела сделать хоть одно движение, увидела ноги, которые уже переступили порог.
    Действуя на чистом инстинкте, резко замахнулась битой и ударила коленную чашечку противника. Тело упало на пол, и я замахнулась битой над головой, чтобы нанести еще один серьезный удар и убежать через дверь.
    Противник начал закрывать голову руками и вместо грубого смелого голоса, послышался испуганный и тонкий.
    – Нет! Пожалуйста! Я живу здесь. Остановись, пожалуйста! – ее голос был пропитан болью и ошеломлением. – Пожалуйста... не бей меня больше, – я уронила биту, как только увидела, что девушка инстинктивно пытается от меня отползти.
    Она подняла руки в воздух, показывая, что не собирается меня атаковать, и с трудом дыша через боль. Бита покатилось к ее ногам, а она схватилась за колено и застонала от боли.
    От шока я прикрыла рот рукой.
    – О, Господи! Прости, прости! Ты в порядке?! – сейчас, поняв, что она это не «он» и что девушка не собирается меня насиловать и убивать, я чувствовала невероятной силы вину.
    Сквозь пелену темных волос девушка посмотрела на меня. Ее карие глаза, скрытые за очками в розовой оправе, блестели от невыплаканных слез.
    – Да, конечно, я в полном порядке. Ты просто чертовски меня напугала, – она приподняла штанину, где на колене уже красовался темно-фиолетовый синяк, который я ей поставила битой. Резко издав какой-то звук, я побежала к морозильнику, чтобы взять лед.
    Сев на колени рядом с ней.
    – Вот, приложи, – и прижала к ее сильно опухшему колену наполовину съеденную пачку с мороженным.
    Девушка просто изогнула бровь и бросила сухое «спасибо».
    – Прости, но это единственная заморозка, которая у меня есть. Я только вчера приехала, – я прислонилась к двери рядом с ней, и она едва улыбнулась мне. – В любом случае ты кто? – мне не хотелось показаться грубой, но я не могла справиться с эмоциями.
    – Я?! Я – Пейтон. И, похоже, что я ваша новая соседка, – девушка протянула мне руку для пожатия, а я просто смотрела на нее с недоверием.
    Почему я не подумала об этом? Конечно же, кто-то должен был занять место Мэдди. Не было смысла оставлять комнату в замечательном состоянии без жильца. Почему мне в голову не пришла эта мысль?!
    На автомате я пожала ее руку в ответ и сказала.
    – Ох, ну тогда добро пожаловать. Прости за то, что повредила твою коленную чашечку. Я, правда, не хотела травмировать тебя. Кстати, я – Мелани, – да, начали мы не с лучшей ноты, но, по-моему, она очень милая и если не будет вспоминать этот случай, то у нее такое же мнение сложится и обо мне.
    Я поднялась и протянула руку, чтобы помочь девушке встать с пола.
    – Вставай, я помогу тебе дойти до дивана.
    Пейтон обняла меня за плечи и так мы дошли до дивана. Иногда она вздыхала или вскрикивала от боли. Впрочем, дошли до дивана мы неплохо. Когда она легла, я положила подушку под ее ушибленное колено и принесла ей стакан воды и таблетку Адивила.
    – Вот. Это должно помочь с отеком.
    Пейтон так смотрела на таблетку, будто боялась брать ее с моих рук. Да, мы действительно плохо начали наше знакомство, но я же не собралась подсаживать ее на наркотики. Вложила таблетку ей в ладонь, чувствуя раздражение от того, что Пейтон подумала обо мне такое.
    Она пересмотрела таблетки. Да, она действительно прочитала буквы на таблетках и, убедившись, что это Адивил, а не какие-то галлюциногенные препараты, приняла их, запив водой.
    – Спасибо, Мелани, – она отдала мне стакан обратно и осмотрела комнату. – Здесь очень мило. Здесь еще кто-то кроме тебя живет? – Пейтон указала подбородком в мою сторону.
    Подогнув ноги под себя, я устроилась в старом, засиженном кресле напротив дивана, на котором она лежала.
    – Да, Камми и Лия приедут сюда завтра. Они живут в другой комнате. Они двоюродные сестры.
    Зная, что Пейтон здесь, а Камми и Лия приедут завтра, я была рада, что мое одиночество закончилось. Мне нужна была поддержка своих девочек.
    – Какие они? – Пейтон попыталась разузнать о них.
    И вдруг мне так захотелось, чтобы они оказались здесь. До этого момента даже не осознавала, насколько сильно я скучала по ним.
    – На самом деле они лучшие. Милые и задорные, – сорвался с моих губ нервный смешок.
    – Здорово. Значит, я буду делить комнату с тобой, – и снова поменяв тон, она продолжила. – А что произошло с твоей предыдущей соседкой? Ты ударила ее по голове? Или просто сильно запугала? – Пейтон пыталась сказать это в шутку, но эта девушка даже не понимала, что ходит по острию ножа.
    Что за черт?! Неужели она не понимает, что я думала, что она собирается напасть на меня?
    И как только я уже собралась высказать ей все то, что думаю о ней, Пейтон рассмеялась.
    – О, Господи! Твое выражения лица! Пожалуйста, скажи, что ты понимаешь, что я шучу!
    Смех сорвался с моих губ и слезы потекли по щекам. И в такой истерике я подбежала к ней, врезавшись в ее колено, от чего она дернулась, пытаясь отползти от меня.
    – Ох, нет! Прости, – мне стало еще хуже. Я действительно не хотела сделать ей больно.
    – Все в порядке. В порядке. Я в порядке. Успокойся, – Пейтон сжала мою ладонь, которую я положила ей на распухшее колено. – Я жива, Мелани. Мы все совершаем ошибки. Конечно, обычно мы не налетаем на своих новых соседей вместо приветствия, но, знаешь, все хорошо, – ее искренняя и подбадривающая улыбка хоть немного отвлекла меня от недавней сцены.
    Мое настроение слегка улучшилось, а чувство вины понемногу начало отступать. Я не любила причинять боль кому-то, и неважно намеренно это было или нет.
    И, конечно же, мои мысли улетели к Брайану и к боли, которую скоро мне придется ему причинить. Голос Пейтон прорвался сквозь мое чувство жалости к себе.
    – А что на самом деле произошло с девушкой, которая жила здесь до меня? Соскучилась по дому? Не выдержала лютых холодов? – Пейтон облокотилась на спинку дивана и скрестила руки на груди, ожидая ответа.
    Я даже не знала с чего начать. Потребовалось бы написать два романа, чтобы рассказать всю историю Мэдди, поэтому я выбрала самую оптимальную и простую версию.
    – Мэдди – моя лучшая подруга и ей пришлось вернуться домой, – пожала плечами и добавила. – Проблемы со здоровьем, – я понимала, что мы подружимся с Пейтон, но прошлое Мэдди это не мое прошлое, чтобы его рассказывать.
    Подозрительность и сомнения появились в глазах Пейтон.
    – Ох, нет. Надеюсь, что с ней все будет в порядке, – она приложила руку к сердцу. Я видела, что она действительно искренне сочувствует.
    – Да, с ней будет все в порядке. С Мэдди будет все даже еще лучше, чем можно представить, мне просто нужно перестать скучать по ней.
    – Значит, только я и ты, да? – Пейтон снова повторила свой вопрос, вновь заостряя внимание на том, что мы будем жить вместе.
    – Да, похоже, что так. Послушай, мне правда жаль, что я так поступила, – я указала глазами на ее колено, а потом на дверь, имея в виду мое нападение, – просто не ожидала тебя увидеть, думала, что кто-то пытается ворваться в дом. Честно, обычно я не агрессивная, – уголки моих губ поднялись в надежде, что мое искреннее сожаление разрядит ситуацию.
    Так и произошло, по крайней мере, хоть немного. Пейтон улыбнулась и опустила ногу, которая уже была полностью в мороженом, на пол. Я тут же поднялась, забрала почти пустой контейнер и принесла ей влажную тряпку, чтобы убрать беспорядок.
    – Спасибо. Думаю, я выживу, – немного сгладила напряжение Пейтон, вытирая ногу. – Это твои? – она показала на целую пачку дисков сериала «Секс в большом» на кофейном столике.
    – Да, люблю этот сериал, – проговорила я, вновь возвращаясь мыслями к героиням.
    Они мне все нравились. Большая часть девушек и женщин видели себя в лице Керри – главной героини, я же видела свой облик в Шарлотте, особенно в ее перфекционизме. Но я никогда и никому этого не говорила. Все думают, что я люблю этот сериал из-за привлекательных мужчин. Конечно, они не плохи, но именно из-за Шарлотты я и смотрела этот фильм.
    Пейтон дотянулась до диска и прочитала описание.
    – Хмм, никогда не видела этот сериал.
    – Что? Ты никогда не видела этот сериал? – я была в шоке.
    Она никогда не смотрела «Секс в большом городе»!
    Пейтон просто пожала плечами и положила коробочку с диском на стол.
    – Нет, прости. Я просто практически не смотрю телевизор, наверное, именно поэтому и не видела этот сериал. Я – скорее книжный червь, – она показала на ярко-розовые очки, говоря последние слова. – Не вылезаю из книг с тех пор, как научилась составлять из букв слова. И последние три года буквально рвала свою задницу, чтобы получить Витман-грант для аспирантуры.
    Что? Она только что сказала «аспирантура»?
    Пейтон увидела озадаченность на моем лице и взлетевшие брови, поэтому продолжила объяснение.
    – Я здесь начинаю аспирантуру, на семестр раньше. Мне дали огромный грант, и я тут же захотела им воспользоваться. Они приняли меня в программу по Английской литературе и взяли на работу репетитором в центре помощи для студентов. Единственной проблемой было жилье. Я пролистала весь интернет, но ничего не было, так как сейчас средина года и все либо занято, либо надо жить в похотливых домах братств.
    Интересно, она видела старую комнату Рида?
    – К счастью, это место появилось в последний момент, – быстро добавила Пейтон и улыбнулась мне.
    Да, к счастью для тебя.
    Пейтон поняла весь смысл своей фразы и слегка перефразировала.
    – Не к твоему счастью, конечно. Черт, мне правда жаль твою подругу. Я просто хотела рассказать тебе немного больше о себе, – ее брови сошлись на переносице, точно выражая ее искренность.
    Сделав глубокий вдох, я решила все то, что сводило меня с ума этим утром, да и последние чертовы недели, отпустить.
    Мы плохо начали с Пейтон, но так как нам надо будет делить комнату, как минимум следующие четыре месяца, я ярко улыбнулась ей и взяла DVD диск.
    – Расскажешь больше о себе, пока мы будем смотреть сериал? Я смотрела его больше раз, чем ты себе можешь представить, но ради тебя начну смотреть с самого начала.
    С такой же яркой улыбкой Пейтон мне и ответила.
    – Конечно. Это было бы здорово, – она выгнулась и указывала головой на сумку. – Я могу позже разобрать сумки.
    Я встала с дивана и вставила диск в проигрыватель. Как только заиграла привычная и знакомая мне мелодия, предложила сделать нам завтрак. Конечно же, мама удостоверилась, прежде чем уехать, что холодильник полностью забит. Господи, как я люблю эту женщину. Если бы не она, мы с Пейтон ели бы растаявшее мороженое и старые чипсы.
    Пейтон поблагодарила меня, когда я передавала ей тарелку с тостом с джемом и свежими фруктами. И тут же ее внимание переключилось на пару сияющих туфель от «Маноло Бланик» на ножках Керри.
    – Ох, Господи, это самые красивые туфли, которые я когда-либо видела, – и потом мужчина без футболки прошел прямо перед экраном, от чего Пейтон поперхнулась апельсиновым соком. – Какого черта я никогда раньше не видела этот сериал?
    Мы обе рассмеялись и провели остаток утра, узнавая друг друга лучше, пока смотрели сериал «Секс в большом городе».
    Было здорово хоть немного отвлечься от мыслей о Брайане, но, когда Эйден обвинил Кэрри в измене с мистером Бигом, меня тут же откинуло назад в реальность с моими проблемами – сообщения с поцелуями и изменами. Пытаясь вылезти с плохих мыслей, вспомнила наше первое свидание с Брайаном.

    Глава 4
    Пятница, 14.09.2012
    Прошлое

    Я работала в компьютерной лаборатории уже около трёх недель, и все шло как нельзя лучше. Стала намного больше проводить времени с Брайаном, который практически каждый раз давал мне дополнительные часы работы – и мне кажется, что это был его секретный план.
    И этот план был эффективным. Он покупал мне каждое утро кофе, когда у нас были совместные пары, а кофеин – это самый быстрый путь к моему сердцу. Также Брайан посылал мне маленькие записки, когда ему хотелось. Только на прошлой неделе, когда он раздавал бумаги на паре, передал мне одну из таких бумажек. На ней было написано: «Пойдёшь со мной на свидание?» и нарисовано два квадратика рядом. Рядом с одним был слово «нет», а рядом с другим «да». Немного по-детски? Конечно, но, так или иначе, это было мило.
    Краеугольным камнем его плана было то, что наибольший эффект на меня производила наша близость. Когда мы работали вместе, Брайан всегда становился за моей спиной и наклонялся, чтобы что-то напечатать на клавиатуре передо мной, заключая в ловушку своим телом. От прикосновения его груди к моей спине я буквально таяла. Его план работал безотказно, но я ему об этом не решилась сказать, хотя Брайан, итак это понимал.
    Сегодня ночью он со мной не работал. Были только я и профессор О’Нейл. Мне нравился профессор, теперь понимала, почему Брайану нравилось работать с ним уже три года. Ему за шестьдесят, и он был немного рассеянным. Профессор был уже практически полностью лысым, только изредка на его голове встречались редкие седые кучери. Помимо его невероятно милой личности, мне нравился его твидовый пиджак, знаете, такой с кожаными вставками на локтях и всегда с пылью от мела на спине.
    Так как был вечер пятницы, то в лаборатории было очень тихо. В тот вечер никто не хотел сидеть над домашними заданиями, когда бурлили вечеринки с алкоголем. Я вышла в восемь вечера с работы, и у меня еще было время пойти на какую-то вечеринку, но я их не очень любила.
    Профессор О’Нейл пробыл вместе со мной практически всю мою смену, но к концу, он уже еле выдерживал. Казалось, будто он сейчас уснет за столом.
    Легко постучав в его дверь, вытянула его из дремы.
    – Ох, да Мелани? Что-то не так? Тебе нужна помощь? – спросил он, пытаясь согнать руками усталость с глаз.
    Я подошла к его столу и подняла пару листов бумаги с пола. Должно быть, они упали, когда профессор отключился на стопке листов, которая была на его столе. Тогда он покачал головой.
    – Нет, все в порядке, профессор О’Нейл. Я просто хотела сказать, что обо всем позабочусь, – и кивнула головой на зал, который был полностью пустым. – Там никого нет, и вы можете идти домой, я все закрою.
    Посмотрев на часы, преподаватель улыбнулся.
    – А знаешь что? Это просто замечательно. Я успею домой вовремя, чтобы посмотреть фильм с моей женой, – и он начал собирать свой портфель, закидывая туда разные книги и бумаги.
    Удивляюсь, как он вообще помнит дорогу домой или карту кампуса. Он очень рассеянный человек.
    Когда профессор проходил рядом со мной, то похлопал меня по плечу.
    – Ты действительно хорошо работала последние несколько недель. Здорово, что у нас есть такой работник, – он опустил ключи в мою ладонь, когда выходил в коридор.
    Я улыбнулась от гордости и проводила его. Сначала профессор пошел налево, а потом резко развернулся, когда понял, что ему надо было идти направо. Я слегка засмеялась. Он настолько милый и потерянный, что было просто невозможно не рассмеяться.
    Ладно, надо отметить, что я очень трепетно отношусь к рассеянным людям.
    Легко засмеявшись от потерянности в пространстве профессора О’Нейла, я посмотрела на часы и направилась назад к своему столу. До конца моей смены оставалось около часа. Было чертовски скучно, но, по крайней мере, я сделаю все уроки. Доставая книгу по биологии из моей сумки, не удивилась, когда стукнулась головой об стол. Стоит заметить, что я самый безалаберный человек в мире, ну ладно, после профессора О’Нейла, конечно же.
    – Что тебя так рассмешило? – знакомый и теплый голос Брайана долетел до моих ушей. Должно быть, он зашел, когда я доставала книгу из сумки.
    Прикоснувшись к маленькой шишке на голове, которая уже начала там появляться, я улыбнулась ему.
    – Просто подумала, что я самый небезопасный человек в мире, но сейчас, когда ты здесь, мне кажется, ты к этому как-то причастен.
    Брайан засмеялся, глубоко и гортанно, и игриво подмигнул.
    – Ну, скажи тогда, пожалуйста, какая моя роль в твоих несчастьях? – он потер свой подбородок, ожидая моих слов. Но все, что я могла делать в тот момент – это наблюдать за его прикосновениями к лицу. И думала, каково это будет прикоснуться к его щетине, провести по ней языком и почувствовать, как она будет касаться моего лица и других мест.
    – Ну... – его мягкие слова прервали мою тишину и очень приятные мысли. Быстро стряхнув с себя наваждение, которое всегда было со мной, как только Брайан появлялся рядом, я улыбнулась.
    – Ну, по-моему, я слишком часто ударяюсь чем-то, когда ты рядом.
    Его громкий, практически неконтролируемый смех застал меня врасплох. Я скрестила руки на груди и сузила глаза, смотря на него внимательно.
    – И что я такого веселого сказала? – меня слегка задел его смех.
    Угомонив свой смех, Брайан положил ладони на стол и наклонился ко мне. Он был настолько близко, что я вдыхала запах корицы, когда он делал очередной выдох; чувствовала жар, который исходил от его мускулистого тела.
    – Поверь мне, Мелани, если бы это было в моих силах, то я бы тебя вообще связал, и не было бы никаких увечий. По-моему, я тебе это уже говорил.
    Ох, Господи!
    Его глаза буквально впились в мои, давая понять, что у меня вообще нет возможности хоть как-то скрыть шок, который уже начал появляться на моем лице. Брайан это увидел и снова мягко рассмеялся.
    – Не удивляйся. Я тебе уже говорил, что ты мне нравишься и далеко не один раз, если быть более точным. И это не моя вина, что ты мне не веришь, – он остановился на секунду, – пока не веришь.
    Я закатила глаза. Таковой была моя реакция на его настойчивые попытки до меня достучаться. С тех пор как мы впервые встретились, Брайан не упускал ни одной возможности, чтобы флиртовать со мной. Совсем недавним утром, когда у меня была пара на восемь утра, он решил подкараулить меня с большой чашкой кофе. От такого жеста я искренне улыбнулась, а не закатила глаза, как всегда. Похоже, его план действительно работал.
    Пока я в тщетных попытках пыталась успокоить взбушевавшихся бабочек в животе, Брайан пробежался глазами по пустой лаборатории. Парень сразу понял, что мы здесь одни.
    – Ты здесь совсем одна? Где профессор или Саймон? – флиртующий Брайан пропал и передо мной стоял уже сосредоточенный Брайан.
    Пытаясь отмахнуться от его защитного тона, взмахнула рукой в воздухе.
    – Это неважно, Брайан. Саймон не очень хорошо себя чувствовал, поэтому ушел раньше, а профессор уснул за своим столом, и я сказала идти ему домой, и что сама смогу здесь все закрыть.
    – Понятно, но тебе все равно не следует здесь находиться одной, – он до сих пор осматривал помещение, будто где-то прячется киллер и сейчас выпрыгнет на меня.
    – Ну, тогда оставайся со мной, – мои слова застали его врасплох. Черт, эти слова даже меня застали врасплох.
    С тех пор как я впервые встретилась с Кортни – его очень красивой бывшей, пару недель назад, я пыталась возвести между нами дистанцию, отталкивая все его попытки, но сегодня мне хотелось провести с ним немного больше времени. Особенно после его слов, что он связал бы меня, если бы мог. Ладно, ладно. Это звучит не очень, да и грубо, но я больше не могла отрицать искры, которые между нами появлялись. От его нежных прикосновений и слов, чувствовала себя особенной и красивой.
    И как только Брайан собрался мне ответить, уверена, что в сексуальной форме, я услышала в коридоре очень знакомый голос. Кортни.
    – Я так и знала, что это ты, Брайан. Что ты здесь делаешь? Ты не собираешься идти сегодня к Лиаму?
    Лиам и Брайан – капитаны команды по соккеру. Он приглашал меня пойти на одну из игр, но зная, что там будет Кортни, я всегда отказывалась, выдумывая странные причины.
    Кортни накручивала длинную, идеально выбеленную прядь волос на длинные, акриловые, яркие ногти. Уххх, меня затошнило от этого. Но вместо того, чтобы опорожнить свой желудок, я начала складывать вещи на свои места, так как уже близилось время закрытия лаборатории.
    Брайан перевел на меня взгляд и пошел к Кортни. Как же мне хотелось действительно поверить, что он хочет провести со мной время.
    Когда я засовывала книги в сумку, то едва слышала его ядовитый шепот.
    – Что ты здесь делаешь? Я еще утром тебе сказал, что между нами все кончено, – он схватил ее за предплечье и выволок из кабинета.
    Часть меня отчаянно хотела поверить в то, что я сейчас увидела. Мне хотелось верить, что Брайан действительно покончил с Кортни, но такое случается только в фильмах, разве нет?
    Я очень предвзято к нему относилась, хотя у меня не было никаких оснований для этого, потому что Брайан не сделал ничего плохого. Я шумно выдохнула, проходя мимо них. Отдельные фразы их громкого диалога впивались мне в подсознание, я пыталась отмахнуться от них, не веря в свою наивность, что на долю секунды поверила, что Брайан действительно хочет быть со мной.
    Кортни продолжала и продолжала твердить ему о том, что любит его, а он делает огромную ошибку, отпуская ее. Брайан отвечал на все это простой фразой: «Я никогда не был твоим, чтобы ты меня потеряла». Когда боковым зрением он увидел, что я прохожу мимо них, его глаза расширились, а тон стал еще более грубым.
    – Я закончил, Кортни. Мы закончили, – это была яркая точка, которую даже я услышала, но Кортни вообще не обратила на нее внимания. Буквально приклеившись к полу, я смотрела в полном шоке на картину передо мной.
    Брайан стоял, наполовину повернувшись ко мне, поэтому Кортни без особых преград видела шок в моих глазах. Обвив его шею руками, словно змея, которая захватывает добычу, Кортни посмотрела мне в глаза, провела языком по своим сочным губам, и мой желудок скрутило от тошноты.
    – Ты можешь говорить, что хочешь, Брайан. Но я знаю, что ты до сих пор хочешь меня, – она провела языком по его уху, и я с силой отвела глаза от этой картины. Я столько раз представляла, что именно я делаю это.
    Заставила себя через силу оторваться ноги от земли, мне было противно. Побежав по коридору, я поняла, что еще чуть-чуть, и из моих глаз покатятся слезы.
    Я повелась на это. Я действительно поверила в то, что нужна ему, когда на самом деле была всего лишь отвлечением. Кортни до сих пор хочет его, и ее ничто не остановит, пока она не получит Брайана обратно. Она лизнула его ухо, Господи. Я не могла соревноваться с ней. Я никогда не была и не буду такой девушкой, как она.
    Когда я дошла до своей квартиры, которая была не так уж и далеко от компьютерного цента, поняла, что никого дома нет, и была этому только рада. Я не знала, где все и, честно говоря, в тот момент меня это не волновало. Мне надо было утопить свою глупую жалость в ведерке мороженого и сериале «Друзья».
    Устроившись на удобном диване, я попыталась прогнать слезы, которые грозились прорваться наружу. Насколько надо быть глупой, что позволить себе даже подумать, что я понравилась Брайану. Конечно, он делал мне намеки про постель, но какой парень-студент пропустит возможность затянуть в свою кровать очередную задницу.
    Как только моя ложка коснулась шоколадно-арахисового мороженого, я была огорошена громким стуком в мою дверь. Посмотрев на нее и громко выдохнув, подошла к двери и прокричала.
    – Что ты, черт возьми, хочешь от меня? – я даже не спрашивала кто там за дверью.
    Не буду говорить, насколько я была удивленна, когда глубокий и полный сожаления голос Брайана послышался за дверью.
    – Это я, Мелани. Пожалуйста, открой дверь. Мне надо поговорить с тобой.
    Мне понадобилась только пара его умоляющих слов, чтобы открыть дверь и впустить его в свой мир.
    Когда глаза Брайана быстро пробежали по моей фигуре, поняла, насколько растрепано я сейчас выглядела. Когда вернулась домой, я переоделась в спортивные штаны и старую нелепую футболку. Свои неуправляемые кудряшки скрутила в неаккуратный пучок, который выглядел адовым беспорядком. Впрочем, после того, что увидела, именно так я себя и чувствовала – ревнивым и адовым беспорядком.
    – Что ты хочешь от меня, Брайан? – скрестив руки на груди и топнув ногой, я громко выдохнула.
    Облокотившись плечом на дверной проем и скрестив ноги, он выглядел словно Джеймс Дин – круто, непринужденно и чертовски сексуально.
    – Я тебе уже говорил, чего я хочу, но ты отказываешься слышать меня, – давая мне понять, о чем он говорил, Брайан еще раз смерил мое тело тяжелым взглядом, прежде чем спросить. – Я могу войти или мне объяснять все в дверном проеме? – серьезность его слов обезоружила меня. Он не собирался говорить лишь о том, что произошло в лаборатории.
    И вдруг мои закатывания глаз и громкие театральные выдохи показались мне вообще не к месту. Отойдя в сторону и протянув руку, посмотрела на него и тепло улыбнулась.
    – Эмм, да. Проходи.
    Брайан подошел к барным стульям и сел, пока я шла к холодильнику, чтобы взять нам воду. Протянув ему бутылку воды, открыла крышку свой бутылки и села на стул рядом с ним. Практически одновременно мы повернулись, чтобы видеть друг друга. Мы были настолько близко, что наши колени практически соприкасались. Я придушила улыбку, вспоминая, как мы сидели так на работе.
    Между нами растянулись долгие моменты неловкой тишины, и мы оба сделали глоток охлажденной воды. Брайан в воздухе качал ногой то верх то вниз, казалось, он скоро сломает табурет. Мы с Мэдди вместе собрали их, поэтому я не могла поручиться за их устойчивость.
    Я осторожно положила руку на его ногу, чтобы попытаться успокоить парня. И вот опять это – «это» что-то, что появляется каждый раз, когда мы соприкасаемся. Это ощущение появлялось, когда он помогал мне остановить кровотечение, когда наши пальцы переплетались по дороге к кабинету, когда наши взгляды пересекались.
    Именно я была той, кто отрицала это, отталкивала. Возможно, пора прекратить это делать и посмотреть, что из этого получится.
    – Так что ты хотел объяснить, Брайан? – сжав аккуратно его колено и посмотрев смело ему в глаза спросила я.
    Когда он накрыл мою ладонь своей, мое дыхание сбилось.
    – Ну, мне многое надо объяснить, поверь мне, но сначала тебе надо кое-что самой объяснить мне.
    Вдруг занервничав, я достала свою руку из-под его ладони и шокировано уставилась на него.
    – Что мне надо объяснить тебе? Мой бывший не лизал мне ухо! – я словно превратилась в зеленоглазого дракона.
    – Вот видишь, я не понимаю этого. Ты ревнуешь меня к ней, – Брайан выгнул бровь, когда я открыла рот, чтобы начать отрицать его обвинение – обвинение, в котором я не хотела сознаваться. – Ох, может, хватит уже, Мелани? – его уже не такие игривые слова застали меня врасплох, от чего рот самой собой закрылся. Мне хотелось услышать, что он еще хочет сказать.
    Когда Брайан увидел, что я не собираюсь его прерывать, он понятливо улыбнулся мне.
    – Я хочу спросить тебя кое о чем, несмотря на то, что уже знаю ответ, и мне надо, чтобы ты была предельно честна со мной. Хорошо? – он внимательно посмотрел на меня, ожидая ответа. Когда его взгляд на пару секунд задержался на моих губах, я в очередной раз потеряла возможность говорить.
    Как бы мне хотелось игнорировать свою нервозность, но не могла выдавить из себя ни слова. Поэтому вместо того, чтобы хоть что-то сказать, я просто кивнула. Брайан прошелся пальцами по своим волосам, потянув их за кончики, словно от безысходности. От этого его волосы стали выглядеть еще более растрепанными.
    И сексуальнее тоже.
    Распрямив спину и схватив меня за плечи сильными руками, он буквально впился в меня взглядом.
    – Почему ты сопротивляешься? – он взмахнул рукой между нами и убрал прядь волос, которая упала ему на глаза.
    В моем горле пересохло. Пульс участился. Я не могла поверить, что он спросил об этом в лицо. Когда я ничего не ответила, Брайан отошел в сторону и начал мерить шагами пространство.
    – Я не понимаю, Мелани. Я не понимаю, почему ты мне не веришь. Я все говорю и говорю тебе о том, что ты мне нравишься, и я хочу узнать тебя лучше. Все это время я пытался быть терпеливым и внимательным к тебе, чтобы доказать тебе что я не лгу. Черт, даже перестроил все свое расписание, даже поменял несколько предметов, которые были не так уж и важны для меня, чтобы работать вместе с тобой, а ты...
    – Что ты сделал? – мой едва различимый шепот прервал его монолог.
    Брайан сделал глубокий вдох и перестал ходить по кухне.
    – Что? – шок появился на его лице, когда он понял, что сказал вслух то, что собирался утаить от меня.
    – Ты поменял свое расписание, чтобы проводить больше времени со мной? Когда? Почему? – вот сейчас я была уже полностью сбита с толку.
    Человек в здравом уме никогда не поменяет свои предметы, особенно, когда он уже практически выпускник, только чтобы провести больше времени с девушкой.
    Только если она тебе очень сильно нравится.
    Господи, ну я и идиотка!
    Он подошел ко мне, и мы сели на диван лицом к лицу. Брайан взял мои руки в свои, его взгляд стал более нежным, а на губах появилась глупая улыбка.
    – Это было спустя неделю. Когда я увидел твое расписание в лаборатории, то понял, что мы будем пересекаться только на одной смене. Поэтому я поменял предметы и уговорил Саймона поменяться со мной сменами. Ты все время отказывала мне во встречах после пар, поэтому только таким образом мы могли больше видеться.
    Непроизвольный смешок сорвался с моих губ.
    – То есть ты признаешь, что первую неделю буквально преследовал меня? – теперь была моя очередь выгибать бровь.
    – Да ладно! Могу только признать тот факт, что, когда я к тебе тогда пришел провожать на работу, я действительно не знал, где ты живешь и мне пришлось проследить за тобой, – его робкие слова все равно указывали, насколько он был мной заинтересован.
    – Ладно, откинем эти мысли о слежке, ты можешь, пожалуйста, объяснить, что произошло с Кортни? Я про то, что если ты не хочешь быть с ней, – он открыл свой рот, чтобы сказать то же самое, что уже когда-то говорил, когда речь заходила о Кортни, но я не дала ему продолжить, – если ты не хочешь быть с ней, то почему, черт тебя подери, она лизала твое ухо?
    Разочарование вновь появилось на его лице.
    – Мы столько раз уже проходили это, Мелани. Я не хочу ее! – тоном он подчеркнул свои последние слова, смотря на меня. Он, очевидно, был обескуражен тем, куда свернул наш разговор, поэтому вновь зарылся руками в свои волосы. Когда Брайан снова посмотрел на меня, он был чертовски зол.
    Черт, я тоже могу разозлиться.
    – Даже не смотри на меня так, Брайан! Я тебе уже говорила, что она не нравится мне, и ты все еще думаешь, что я могу адекватно реагировать на то, как она подходит к тебе и лижет?! Просто подумай об этом, когда я нахожусь где-то рядом с тобой, то Кортни тоже всегда недалеко. Что за черт! В этом нет смысла! Я до сих пор...
    – Что? Дай угадаю. Ты не понимаешь, почему я могу хотеть тебя, если могу получить такую девушку, как она, – его губы произнесли вслух то, что я ему недавно сказала. Да будь он проклят за то, что использовал это против меня, за то, что бросил эти слова прямо мне в лицо.
    – Ну, ты и идиот! Как ты можешь говорить мне это! Прости меня за то, что я была дурой и не понимала, почему ты предпочтешь меня кукле, которая намного худее и красивее, – слезы появились на моих глазах, но я не дала им сорваться. Да, Брайан мог меня разозлить, но я не могла позволить ему увидеть мою слабость.
    Я никому не даю увидеть такую Мелани.
    Быстро нарезая круги по маленькой гостиной, Брайан пытался выдрать свои волосы с головы. Мы молчали несколько минут. Наступило время «все или ничего». Очевидно, мы зашли в тупик, но сейчас я была слишком упряма, чтобы выбираться с него.
    И, когда я уже подумала, что Брайан сейчас ураганом выбежит из моей квартиры, оставив меня один на один с моей грустью, мы встретились взглядами, и он пошел мне навстречу. Я видела, что внутренняя борьба покинула его тело, и уже была готова услышать слова прощания. Никто, а особенно я, не заслуживает, чтобы ради него так страдали.
    Готовя себя к неизбежному прощанию, я обняла себя руками и моргнула, заталкивая обратно слезы. Меня шокировало, когда вместо того, чтобы оттолкнуть меня и попрощаться, Брайан притянул меня к себе и прошептал на ухо: «Шшш. Все в порядке, Мелани». Невероятно нежно, пытаясь успокоить, он погладил меня по волосам. Оторвавшись от него и посмотрев в его взволнованные глаза, решила, что мне пора рассказать о своих внутренних страхах, по крайней мере, о некоторых из них, если я хочу хоть немного отпустить их.
    Вырвавшись из его объятий и просто опустив руки, спросила, не скрывая сарказма.
    – Ты уверен, что хочешь этого? – я показала руками на свое тело, будто показывая приз, который выигрывают в разных передачах. – Я вовсе не похожа на Кортни. Я не второго размера и никогда не смогу быть такой. У меня есть изгибы там, где их не должно быть и другие несовершенства, поэтому я действительно не понимаю, почему ты хочешь меня, если у тебя есть она. Она красивая, а я... ну а я – это я, – последние слова я скорее прошептала. Никогда и никому не признавалась о своих изъянах вслух.
    Притянув меня назад в безопасное кольцо своих рук, Брайан улыбнулся мне и аккуратно поцеловал в щеку.
    – Ты не понимаешь, но ты действительно нравишься мне за то, что ты не такая как она. И поверь мне, я думаю, что ты красивая, внутри и снаружи. Я не собираюсь идти на поводу вашей безумной женской логики, так как что бы я сейчас ни сказал, ты используешь эти слова против меня. Поэтому вместо того, чтобы сказать тебе, почему я хочу быть с тобой, я покажу тебе это, – нежно положив ладонь на мою щеку, Брайан провел пальцем по моим веснушкам на щеках.
    Попытка скрыть шок с треском провалилась. Показать мне? Что это, черт возьми, означает? В моей голове пронеслись все сумасшедшие сцены из романтичных фильмов. Брайан собирается сбить меня с ног и заняться со мной любовью?!
    Да, не зря он вспомнил про безумную женскую логику.
    Он поднес наши переплетенные пальцы к своим губам и продолжил свою речь, пока я до сих пор была обескуражена своим сном наяву.
    – Я заберу тебя завтра в полдень. Мы проведем вместе весь день, и я покажу тебе, откинув все твои сомнения, почему я хочу быть с тобой.
    Он не спрашивал меня, поэтому я не могла сказать «нет». Все, на что у меня хватило сил – это кивнуть и раствориться в его невинном поцелуе в щеку.
    Брайан не отпускал мою руку, пока мы шли к двери.
    – Будь готова завтра к полудню. И надень кроссовки, – его указания насчет обуви застали меня врасплох. Оставив меня одну с удивленным лицом, напоследок улыбнувшись и подмигнув, Брайан вышел в коридор.
    ***
    – Не могу поверить, что ты никогда раньше не поднималась по тому ущелью, – Брайан откровенно насмехался надо мной, выдвигая для меня стул в ресторане.
    Именно из-за двухчасового похода он попросил меня надеть кроссовки, и я была рада, что послушалась его. Шла вторая часть нашего свидания и, если она пройдет так же замечательно, как и первая, я буду очень счастливой девушкой.
    Мы оба пошли каждый к себе домой после прогулки, чтобы смыть усталость и приготовиться к вечеру. Мэдди помогла мне выбрать наряд и завершила образ парой касаний к моим волосам и лицу, отчего я чувствовала себя красивой.
    Когда рассказала ей о ситуации с Брайаном, она посоветовала мне просто плыть по течению. На самом деле Мэдди была очень рада, что я, наконец-то, дала ему шанс.
    Положив салфетку на темно-синюю юбку в стиле Мерлин Монро, я показала ему язык.
    – Может, ты не будешь издеваться? Я здесь всего несколько недель, а ты живешь в Итаке уже несколько лет.
    Потянувшись к моей руке через стол, накрытый кремовой льняной скатертью, его глаза светились от огня мерцающей свечи.
    – Тебе хоть понравилось? – робко спросил он.
    – Даже не думала, что там будет так красиво! Я уже с нетерпением жду те фотографии, которые мы сделали, – я не смогла сдержать улыбку.
    – Мы можем снова пойти туда на следующих выходных, если хочешь. Но только уже на другое ущелье. Там их сотни, ты же понимаешь, – лицо Брайана светилось гордостью, когда он делал глоток воды.
    – Я бы очень этого хотела, – нежно пропела я и сжала его руку, прежде чем взять свою воду.
    – Так что, мой план сработал? – его вопрос застал меня врасплох. Я даже не знала, что у него есть план.
    – Что ты имеешь в виду? Какой план? – спросила я, не скрывая шока.
    – Вчера я тебе сказал, что покажу, почему я хочу быть с «кем-то, как ты» что бы это не значило, – и он в воздухе показал кавычки, когда говорил фразу «кем-то, как ты».
    Он проигнорировал мой легкий смех с его ребячества и продолжил свое объяснение.
    – Что-то в тебе есть. И я заметил это с первой нашей встречи, ты была другой. Ты замечаешь красоту в вещах, которую другие люди не заметили бы. Я даже не могу сосчитать, сколько раз я звал Кортни на хайкинг. И каждый раз в ответ я слышал слово «нет». Слишком много грязи, слишком много мух – она придумывала любое оправдание, – он смотрел в мои глаза, – и спустя какое-то время, я просто устал.
    Как только я поставила стакан на стол, взрослая, даже пожилая женщина направилась к нам. На ней был фартук, который был полностью в соусе, и она светилась от гордости, подходя к нам. Когда Брайан увидел ее, то встал со стула и обнял ее.
    – Рада снова увидеть тебя, Брайан, – глаза старой женщины светились любовью, когда она отошла от него на расстоянии вытянутой руки, смотря на него. – Нам надо, чтобы ты пришел на следующей неделе и починил ту автоматическую штуку... которая делает компьютер или интернет... или что она там вообще делает, – она говорила с ярким итальянским акцентом и показывала рукой на место, где стояла та штука, о которой она говорила.
    – Конечно. Я приду после пар и разберусь с сервером, – сказал Брайан пытаясь сдержать смешок.
    – Замечательно, – женщина хлопнула в ладоши и повернулась ко мне, будто только сейчас поняв, что Брайан здесь не один. – Ох, а кто эта милая леди, Брайан?
    Я встала, чтобы поздороваться с ней, и тут же покраснела от ее комплимента.
    – Белла, я бы хотел познакомить тебя с Мелани.
    Я протянула ей руку, но вместо этого она просто меня обняла. Просто покачав головой на ее способ знакомства, Брайан продолжил с уже лишним представлением. – И, Мелани, это Белла.
    Наконец-то сложив в своей голове ее имя и внешний вид, я поняла, что она владелец этого заведения.
    – Рада нашей встречи, Белла. Это место очень милое, – сказала я, осмотрев огромное, романтическое и спокойное итальянское бистро. А запах с кухни свидетельствовал о том, что и еда определенно будет очень вкусной.
    Ее слегка круглое, покрытое морщинами лицо светилось гордостью.
    – Спасибо, Мелани. «Кухня Беллы» – это мое сердце и душа последние двадцать пять лет.
    – Тебе точно понравится еда, Мелани. Белла делает, самые вкусны ньокки в мире, – сказал Брайан, садясь на стул. Я тоже села обратно, а Белла, хоть и пыталась скрыть свою радость от комплимента, но улыбка все же появилась на ее лице.
    – Ну, тогда выбор очевиден. Я буду ньокки, – согласилась я, отдавая меню обратно, даже не просмотрев его.
    – Мне то же самое, – сказал Брайан, передавая ей меню.
    – Замечательно. Вы не разочаруетесь, – Белла взяла наши меню и с гордостью пошла на кухню, чтобы приготовить нам ужин.
    – Она очень милая женщина. Ты давно ее знаешь? – я показала головой в направлении кухни.
    – Да, она такая. Я знаю ее и ее мужа с тех пор, как начал тут учиться. А потом я начал помогать им здесь с интернетом. Они очень близкие друзья с профессором О'Нейлом и его женой.
    – Так ты тут подрабатываешь? Настраиваешь их компьютеры? Или О'Нейл просто хотел проверить твои навыки, прежде чем взять на работу? – спросила я, игриво изогнув бровь. Казалось странным, что кто-то, а особенно первокурсник захочет помогать кому-то бесплатно.
    – То есть, по-твоему, у всех всегда должны быть скрытые мотивы? – Брайан обвинительно показал на меня пальцем и рассмеялся – Нет, это было ни работой, ни тестом. Им нужна была помощь. Ресторан был на грани закрытия, и им было необходимо техническое обновление и больше клиентов. Белла с мужем ничего не знали про социальные сети и рекламу, поэтому я помог им перейти в этот век технологий, потому что...
    Я прервала его, не дав ему закончить. Выгнув дугой бровь.
    – Или ты делал это, потому что хотел приводить сюда всех своих девушек, чтобы произвести на них впечатление? – мои слова должны были быть легкими и с ноткой флирта, но как только я начала произносить их в слух, поняла, что он, должно быть, проводил здесь много времени с Кортни.
    Черт, насколько же я была глупой, чтобы даже на секунду подумать, что была особенной.
    Брайан сузил глаза, увидев, какие мысли вновь поселились в моей голове. Взяв меня за руку и сжав челюсть.
    – Остановись. Я же тебе сказал, что покажу, почему ты мне понравилась, и я это сделаю. Я сделал это, когда привел тебя в это место. Дашь мне все объяснить?
    – Конечно, говори, – сказала я.
    От моего тона он закатил глаза.
    – Для начала я никогда не приходил сюда с Кортни. Она всегда думала, что это место, даже не знаю какое слово подобрать, не достаточно крутое для ее уровня. Так что для заметки – ты первая, с кем я сюда пришел на свидание. Понятно? – его тон и хватка на моей руке стали нежнее, а взгляд стал мягче. Притянув мою руку к своим губам, он поцеловал ее.
    Я решила аккуратно двигаться дальше, чтобы не выглядеть в его глазах еще хуже.
    – Ты сказал «для начала». Ты хотел еще что-то сказать? – взмахнув ресницами, попыталась состроить виноватую мордашку.
    Он увидел мои извинения и рассмеялся моей глупости.
    – Господи, ты – невыносима, Мелани.
    Чтобы занять чем-то свои руки, я взяла кусочек хлеба с корзинки, которую нам только что принесла официантка. Полив его оливковым маслом и поднеся ко рту, я заметила, что Брайан смотрит на меня.
    – Да, как я и сказал, есть еще одна причина, – сказал он низким и хриплым голосом.
    – Какая? Я тебе нравлюсь из-за того, что люблю хлеб? – я выгнула бровь.
    – Не только из-за хлеба. Из-за того, что ты не привереда. Когда я пригласил тебя на свидание, ты даже не спросила, куда мы идем. Ты не спорила со мной. Ты позволила мне затянуть тебя на потный и пыльный хайкинг, а сейчас разрешаешь мне накормить тебя углеводами в маленьком итальянском ресторанчике, куда я раньше никого не мог затянуть. И ты не думала дважды, прежде чем обнять Беллу, не смотря на то, что она была в соусе с головы до ног, – он сделал паузу, подбирая слова. – Ты не такая, как остальные девушки, которых, по твоему мнению, так хотят парни. Ты – словно глоток чистого воздуха.
    Да, это было идеально. Он только что сказал мне то, что мечтают услышать все девушки.
    Те слова, которые я даже и не надеялась когда-либо услышать.
    Брайан выглядел ужасно довольным собой. Я доверилась ему. Он аккуратно обходил все мины, которые могли возникнуть по ходу его речи.
    – Мне нравится, когда из-за тебя мне жарко, – прошептала я ему.
    – Ну, тогда мы подумаем, что с этим можно будет сделать позже, – от его подмигивания и ухмылки в конце фразы все мои внутренности скрутились в узел.
    Брайан отпустил мою руку, когда Белла принесла нам наши блюда. Ужин проходил в полной тишине, пока мы опустошали наши тарелки. После того как мы провели целый день на теплом осеннем воздухе, наш аппетит разыгрался не на шутку и большая тарелка домашних ньокки помогла нам перезарядить батарейки.
    После того как официантка забрала тарелки и мы заказали десерт, разговор возобновился.
    – Расскажи мне о своей семье, – попросила я, сделав глоток воды.
    – Нечего особо рассказывать. Мы обычная американская семья. Мама, папа, я и моя младшая сестра, собака и белый забор. А у тебя?
    – Эмм, не настолько обычная, наверное. Мой папа погиб еще до моего дня рождения, поэтому всегда были только мы с мамой, – его глаза наполнились сочувствием и заботой, когда он услышал о моем отце.
    – Мне так жаль, Мелани, – Брайан дотянулся до моей руки и погладил большим пальцем мою ладошку.
    – Все в порядке. Я никогда не знала его. Я скучаю по нему или просто по его образу, но мне очень больно за свою маму. Она не вышла вновь замуж. И мне всегда казалось, будто это моя вина, будто она настолько заботилась обо мне, что вообще не думала о себе. Кто знает? Возможно сейчас, когда я в колледже, она, наконец-то, начнет ходить на свидания, – я вздернула плечами, надеясь на лучшее. Мне действительно хотелось, чтобы мама была счастлива, я желала ей больше счастья, чем самой себе.
    Когда официантка принесла нам тирамису, мой рот мгновенно наполнился слюной. Я – сладкоежка. Да, я еще никогда не встречала ни одной сладости, в которую бы не влюбилась и не съела полностью. Быстро просканировав наш стол, прежде чем уйти, официантка поняла, что принесла всего одну вилку.
    – Я сейчас принесу еще одну. Простите.
    Брайан остановил ее, пока она еще не отошла.
    – Не волнуйтесь. Все в порядке.
    Он подмигнул мне, и, похоже, мне пора уже проверить свое нижнее белье. Да, это было очень сексуально.
    Брайан зачерпнул вилкой шоколадное божество, от чего мое сердце начало делать башенные кульбиты и протянул мне вилку.
    – Дамы вперед, – его голос был соблазнительным и сексуальным, как и его жест.
    Как только моего языка коснулся шоколад, я закрыла глаза. Это были одновременно и рай, и ад. Когда он забрал вилку от моего рта, я облизала губы, чтобы не упустить и крошки этого божественного десерта. Открыв глаза, увидела лицо Брайана, которое светилось от удовольствия. Он потянулся через стол и вытер пальцем уголок моего рта. Замерев под его горячим взглядом, я взяла его руку и притянула палец, на котором был шоколад, к своим губам. Когда я аккуратно слизала крошки шоколада, Брайан провел языком по своим губам, закусив нижнюю губу между зубами. Видя эффект, который я на него произвела, завелась еще больше.
    Мы кормили десертом друг друга по очереди – не отрывая глаз и разгоняя пульс. Укус за укусом, мы доводили друг друга до безумия. К тому времени, когда мы выходили из ресторана, я безумно хотела большего.
    До моего общежития дорога была короткой. И, конечно же, Брайан настоял, чтобы провести меня до двери. Когда он положил руку мне на поясницу, я поняла, что потерялась навсегда. Между нами был огонь и сейчас, когда он скорее показал, чем объяснил, почему он хочет быть со мной, я собиралась позволить этому огню гореть – ярко и красиво.
    Прислонив меня спиной к дверям, Брайан наклонился ко мне и нежно провел костяшками пальцев по моей щеке.
    – Я провел сегодня замечательный вечер, Мелани. Пожалуйста, скажи, что ты тоже, – мне хотелось прыгать на месте, петь песни и танцевать, так я себя чувствовала после этого вечера, но из-за того, что Брайан был рядом, не могла сказать и слова, и он прекрасно знал об этом.
    Прижав свой лоб к моему, он посмотрел прямо мне в глаза. Мое дыхание сбилось, и он улыбнулся.
    – Я приму это, как «да», – я кивнула, так как не могла говорить.
    Брайан провел рукой по моим длинным волнистым волосам, запутываясь в них пальцами. Мурашки поползли по моей коже, а пульс начал неистово биться. Он погладил еще раз по моей щеке, и сказал.
    – Значит ли это, что ты готова дать мне шанс?
    – Да, – едва эти слова сорвались с моих губ, как его губы накрыли мои.
    Медленный, нежный, эротичный – только такими словами я могла описать его поцелуй. Брайан целовал каждый миллиметр моих губ – аккуратный бантик верней губы и пухлую нижнюю. Когда его язык дотронулся до уголка моих губ, прося разрешения войти, я уже не могла отрицать того, что хочу его.
    Обняв его за шею, притянула его еще ближе. Он обхватил меня руками за талию, и после дня и вечера, которые мы провели вместе, я больше не чувствовала стеснения, когда он меня касался.
    Полностью оставшись без кислорода и потонув в желании, оторвалась от него, услышав хохот с другой стороны двери. Он тоже услышал это и легко засмеялся в ответ.
    – Это мои соседки, – объяснила я звуки за дверью.
    – Привет, Брайан! – веселые голоса Мэдди, Камми и Лии донеслись сквозь дверь, тут же убивая все романтичное настроение.
    – Так, могу я тебя проводить на пары в понедельник? – спросил он, еще раз поцеловав меня.
    – Да, – я ответила голосом, полным желания.
    Я серьезно собиралась убить девочек за то, что они прервали нас. Но, наблюдая за красивой задницей Брайана, которая удалялась по коридору, почти их простила.
    Впервые со времен начальной школы я с нетерпением ждала утро понедельника.

    Глава 5
    Суббота, 26.01.2013
    Настоящее

    Сегодня должны были вернуться Камми и Лиа, которых я дожидалась с большим нетерпением. Давно я не была настолько взбудораженной.
    Послышался стук в дверь моей спальни и прежде, чем я успела сказать хоть слово, она распахнулась, и передо мной появилась яркая улыбка Камми.
    – Эй, малышка! – она кинулась к моей кровати и практически свалила меня, когда я пыталась сесть. Пока Камми меня обнимала, то практически задушила, невольно пытаясь выдавить из меня жизнь.
    Разорвав объятия, она отклонилась, не отпуская моих рук, и сказала.
    – Как же сильно я по тебе скучала. Такое чувство, будто вечность тебя не видела.
    – Я тоже по тебе скучала. Как же здорово снова вернуться сюда. Лиа приехала с тобой?
    Не в силах сдержаться я снова обняла ее.
    – Конечно же. Она придет сюда через минуту. Паркует свою машину, – Камми еще раз обняла меня и потом отодвинулась, облокотившись спиной о стену.
    Я сделала точно так же и мы обе смотрела на кровать, которая была возле противоположной стены. Кровать Пейтон.
    Осмотрев комнату и указав на голубое покрывало на кровати, Камми высказала свои догадки.
    – Похоже, у нас появилась новая соседка? – ее слова прозвучали очень нервно, выдавая нотки тревоги в голосе.
    Шок быстро появился и скрылся с моего лица, кода я поворачивалась к Камми.
    – То есть ты знала об этом?! Почему ты ничего не сказала мне?! Я практически вырубила ее вчера, когда она приехала сюда. Думала, что кто-то пытался вломиться в наш дом, поэтому грохнула ее по ноге битой, которую Лиа все время держит у входа!
    Услышав мое признание, Камми преподнесла руку к лицу, пытаясь скрыть потрясение, но ей это не удалось.
    – Что ты сделала? – ее голос был похож на сирену воздушной тревоги.
    Скрестив руки на груди, я фыркнула, и шок Камми трансформировался в смех.
    – Я не горжусь этим, но ведь я не знала, что у меня должна быть новая соседка по комнате. Почему вы мне не рассказали? Или почему университет об этом не уведомил?
    Впрочем, не надо так дуться на эту ситуацию. Ничего же нет страшного в том, что я буду жить с новым человеком, но в моей жизни происходит сейчас какое-то сумасшествие, и новая соседка, как удар под дых.
    Убрав с моих глаз прядь волос, Камми тепло улыбнулась мне и попыталась сдержать смешок.
    – Ох, Мел, но мы говорили тебе об этом. Я пару раз написала тебе сообщения, но ты ничего не отвечала. А университет отправил нам всем письма, но, наверное с этими каникулами, ты их не получила или не обратила на них внимания.
    Да, скорее всего, Камми права. Я никогда не была тем человеком, который обращает внимания на письма. Пожала плечами, ведь это уже не имело никакого значения.
    – Пейтон здесь, а Мэдди там. Вот и все.
    – Ладно, – покачала головой и вздохнула, мне было стыдно за то, насколько я была отстраненной от всех в прошлом месяце. – Прости за то, что я тебе ничего не ответила. Наверное, просто слишком от всего отвлеклась, пока была дома, – да, дерьмовая отмазка для того, чтобы описать все то, что происходило со мной все это время.
    Но говорить Камми или еще кому-либо о том, что я провела свои каникулы напиваясь, гуляя и изменяя Брайану, тоже не выход.
    Любовь Камми совать везде нос пересилила ее, она встала с кровати и подошла к столу Пейтон, разглядывая ее вещи. Но ничего интересного она так и не нашла – несколько фотографий с семьей, несколько любимых книг и несколько косметических средств.
    – Она милая, – сказала Камми, держа в руках фотографию Пейтон с ее родителями. – Она приятная? – спросила она, ставя фотографию на место.
    – Да, особенно учитывая то, что я накинулась на нее в первый же день. Но, она на самом деле приятная, – и в этот момент я решила, что пора уже вылезать с кровати и перестать в пустую просиживать свой день.
    Тем более уже два часа дня. Депрессия не была мне к лицу, и я собиралась вышвырнуть ее из себя прежде, чем сегодня вечером вернется Брайан. Нельзя играть в совершенство, слоняясь весь день без дела.
    Завязав волосы в расслабленный пучок, я подпрыгнула, когда услышала другой голос в двери.
    – Привет, соседки! – Пейтон подошла к Камми и протянула свою маленькую ручку.
    И я уже знала, что произойдет дальше. Камми ненавидит все эти формальности. Если вы живете с ней, вы будете обниматься с ней. Вот и все. И знаете что? Именно это она и сделала. Посмотрев на руку Пейтон так, будто та была отравлена или на ней было куча инфекционных заболеваний, Камми протянула руки к Пейтон и обняла ее.
    Пейтон стояла ко мне лицом, поэтому я засмеялась, увидев ее шок. Я не могла придумать, что сказать, поэтому просто пожала плечами и приложила все силы, чтобы изобразить на лице слова: «Я же тебе говорила».
    Когда Камми отпустила ее, Пейтон высказала свою догадку.
    – Ты должно быть Камми. Мелани мне рассказывала, что ты очень любишь обниматься. Хотя, она скорее предупреждала меня, но я не поверила ей, – она улыбнулась мне и закатила глаза.
    Возможно, у нас был плохой старт, но после марафона сериала «Секс в большом городе» и кучи смеха, я была очень уверенна, что Пейтон будет мне хорошим другом. Конечно, она никогда не заменит мне Мэдди, но черт, никто и никогда не сможет этого сделать. Уверена, мы хорошо проведем время в этом семестре.
    – Кто-то может мне здесь помочь? – раздались слова Лии. Она была очень зла из-за чего-то.
    Когда мы добрались до входной двери, я точно могла сказать, почему Лиа была вне себя от злости. У нее в руках были продукты, причем в том количестве, которое мы съедаем за месяц. Посмотрев на Камии, она сказала очень саркастично.
    – Наверное, так сложно было взять Мел и спуститься потом ко мне, чтобы помочь, да?
    – Секунду, давай я тебе помогу, – Пейтон подбежала к Лии, которая была полностью спрятана под пакетами с магазина.
    – Черт, а они тяжелые, – хмыкнула Пейтон, когда взяла в правую руку три пакета. – Кто настолько загрузил их, черт возьми?
    Еще раз убийственно посмотрев на Камми, Лиа зло сказала.
    – Вот эта вот девушка, – Лиа указала подбородком на Камми, – любит наполнять эти пакеты до краев, чтобы не ходить потом много раз от машины к дому.
    Камми аккуратно подходила к Лии, чтобы помочь, при этом держа руки в воздухе, будто сдаваясь.
    – Прости. Я не собиралась тебя там бросать, – она взяла несколько пакетов у Лии. По крайней мере, та не выглядела теперь так, будто эти пакеты раздавят ее в любую минуту.
    – Кто она? – спросила Лиа достаточно резко. Похоже, она не сильно обратила внимание на человека, который ей помогал.
    Она осмотрела Пейтон с головы до ног, и будто почувствовав это, Пейтон отвернулась от кухонной тумбы и еще раз представилась.
    – Я – Пейтон, ваша новая соседка, – ее слова были бодрыми, но так казалось только на первый взгляд.
    Мне было искренне жаль ее, ей приходилось защищаться только потому, что она была новенькой. Лиа была милой, но иногда она могла быть очень заносчивой. Видимо сейчас девушка решила быть именно такой и сыграть роль «сучки».
    – Замечательно, с тебя сорок баксов за твою часть еды, – Камми толкнула Лию в руку, но та только фыркнула. Лиа еще раз осмотрела Пейтон с головы до ног.
    – Перестань так себя вести, Лиа. Будь приветливой. Только потому, что ты зла на меня, не срывайся на Пейтон, – заполнил комнату упрекающий голос Камми.
    Повернувшись к Пейтон, Камми попыталась сгладить ситуацию.
    – Прости мою сестру. Лиа иногда может вести себя, как сука, если захочет.
    Лиа хотела прервать Камми, но я вклинилась, прежде чем та успела сказать хоть слово.
    – Прежде чем ты начнешь защищаться, не говори ни слова. Ты сейчас ведешь себя как сучка, и ты это знаешь. Поэтому будь дружелюбнее с Пейтон, иди поспи или сделай еще что-нибудь, что поможет тебе вернуть настоящую Лию. Мы знаем, что она еще где-то тут.
    В ответ Лиа всего лишь закатила глаза и сказала «не важно», но мне казалось правильным вступиться за Пейтон, особенно после того, что я сделала.
    Лиа раздраженно выдохнула и убежала из комнаты.
    – Вау, она всегда себя так ведет? – осторожно спросила Пейтон.
    – Нет, обычно она очень приветливая и хорошая. Уверена, что как только она поспит и примет душ, то вновь станет сама собой, – я попыталась объяснить выходки Лии, но она была похожа на фейерверк, никогда не понятно как она себя поведет.
    Я посмотрела на Камми, ожидая хоть каких-то объяснений тому, что сейчас вообще произошло, но она всего лишь вздернула плечами.
    Пейтон начала рыться в своих карманах.
    – Перейдем к вопросам еды. У меня есть только двадцатка, и я тогда не смогу оплатить учебный центр на неделю.
    Прежде чем она смогла закончить свое предложение, Камми отдала деньги Пейтон обратно.
    – Не беспокойся за это. Эта неделя на мне.
    Серьезно, существуют ли люди добрее, чем Камми? Да, если они и есть, то я их еще не встречала.
    После того как Лиа успокоила свою задницу, она вернулась в гостиную, где Камми обедала вместе с Пейтон, узнавая друг друга лучше. Шутить и смеяться с девчонками – было так просто. Это помогло мне отвлечься от ситуации с Брайаном – не важно, вместе мы или нет, но я собиралась сказать ему о сообщении и про измену. Мне не надо было притворяться идеальной с девочками. Легкая атмосфера в колледже или среди друзей помогали мне забыть об «идеальности». Я пыталась забыть свою настоящую жизнь хоть немного, поэтому, когда Камми предложила пойти сегодня на вечеринку к Джеку, я с удовольствием согласилась. Надеюсь, Лиа будет в лучшем расположении духа, и мы действительно сможем насладиться временем, проведенным вместе.
    После того как мы все приняли душ и собрались, время приблизилось к девяти вечера. Мне надо было сделать одну вещь, прежде чем мы уйдем. Брайан должен был вернуться сегодня в кампус, но, конечно же, он не связался со мной. Я написала ему, потому что, даже не смотря на то, что мне было больно от его игнорирования, мне нужно было знать, что он в порядке.
    Я: Не слышала от тебя ничего уже несколько дней, я просто беспокоюсь, нормально ли ты доехал.
    Уверив себя, что ответного сообщения мне придется ждать долго, поэтому жужжащий телефон застал меня врасплох.
    А еще больше меня удивило то, что Брайан решил позвонить мне, а не написать. Мои руки дрожали, когда я проводила по экрану, чтобы ответить. Сейчас, спустя практически месяц молчания, если не считать нескольких слов, он хотел поговорить со мной.
    Я прочистила горло, прежде чем ответить.
    – Привет, Брайан, – я ненавидела свой голос за то, что он выдавал мои эмоции.
    Мои слова встретили с глубоким и спокойным выдохом.
    – Господи, как же я скучал по твоему голосу, Мелани.
    Я млела от его слов. Опустилась на кровать и начала накручивать пряди волос между пальцами.
    – Я тоже по тебе скучала. Мне кажется, что мы уже вечность не говорили, – я старалась изо всех сил запихнуть свои эмоции поглубже, которые все сильнее и сильнее слышались в моем голосе. Я была одним сплошным комком нервных, восторженных и грустных эмоций.
    Услышала, как он фыркнул, прежде чем сказать.
    – Я знаю, прости за это, – было слышно, как Брайан передвигает какие-то предметы и вздыхает. Он прочистил горло. – Нам надо поговорить, но я не хочу делать это по телефону. Я могу прийти?
    А в моей голове крутилось только несколько ремарок: «Конечно. Давай приходи и вырви мое сердце. Не стесняйся», – но я придержала свой сарказм, потому что он не заслуживал его.
    Вместо этого сказала.
    – Да, девочки как раз уходят к Джеку, – я не знала, хорошая это идея или нет – быть с ним наедине, но лучше открыть все карты как можно скорее.
    – Хорошо, супер. Я буду у тебя через час, – Брайан внезапно развеселился. И вот теперь я окончательно запуталась. Он был рад как можно скорее порвать со мной? И я сразу же уверила себя, что это так и есть. Вот это он мудак.
    Я затолкала в глубину мысли, идя в гостиную, где меня уже очень нетерпеливо ждали Камии, Лиа и Пейтон.
    – Ох, только посмотрите, кто готов к нам присоединиться! – закричала игриво Лиа, вливая в себя алкогольный напиток.
    А я только закатила глаза. Все вокруг думают, что это такая моя особенность – всегда опаздывать. Но правда в том, что я всегда переодеваюсь кучу раз, прежде чем найду одежду, в которой мне будет комфортно. А чувствовать себя не комфортно – это самое ужасное для женщины. Показать что-то лишнее озабоченным парням-студентам, то же самое, что прийти голым в класс.
    Но вместо того, чтобы выдать себя, я просто принимаю ее игру.
    – Вы и так знаете, что я никогда не могу собраться вовремя. Никогда, – прохладные слова вырвались, скрывая секреты неуверенной в себе Мелани.
    Камми встала с дивана, продемонстрировав свою черную мини юбку. Джек сойдет с ума, когда увидит ее.
    – Тогда, вперед! – ободряюще улыбнулась она, идя к двери. Было видно, что она очень ждет эту вечеринку.
    Смотря на Пейтон, было очевидно, что она не с большим энтузиазмом воспринимает эту идею. Она вообще не была похожа на девочек, которые обычно ходят на вечеринки. И под этим я имею в виду, что она была одета, словно шлюха на углу. Ее черные джинсы-скини не оставляли много места для воображения, как и ее топ, но при этом она не выглядела как шлюха.
    Когда они схватили свои сумочки и направились к двери, я сказала.
    – Сегодня я остаюсь дома, – Лиа сразу метнула в меня кинжалы взглядом, а Пейтон выглядела напуганной.
    – Все в порядке? – Камми заволновалась.
    Покачав головой, отбрасывая ее неуместное беспокойство, сказала.
    – Да, все в порядке. Брайан только что приехал и сейчас придет. Мы не виделись уже месяц, поэтому... – я не договорила, потому что не знала, что мы сегодня будем делать.
    Мой живот сжался от мысли того, какая ссора нас ждет.
    – Ой, что сегодня будет! – Лиа пропела, обнимая Пейтон за плечи. – Не волнуйся. Ты можешь поспать в моей комнате, так как Камми сегодня остается у Джека, – Пейтон легко ударила локтем Лию, и они рассмеялись.
    Кажется, пока я разговаривала с Брайаном, они нашли общий язык. И это хоть немного сгладило мое чувство вины от того, что я не пойду с ними. Хоть я и не была ничего должна Пейтон, чувствовала, будто подвожу ее, отказываясь провести с ними вечер.
    Доставая свое теплое пальто из шкафа, Лиа рассмеялась, смотря на биту, которая стояла в углу.
    – Это была не такая уж и ужасная идея, да, Мел? – она показала мне язык и еще раз засмеялась.
    – Очень смешно! – шикнула я на нее.
    Посмотрев на телефон, Камми начала подталкивать всех к двери.
    – Идемте, Джек уже ждет нас внизу, и не знаю как насчет вас, девушки, но там чертовски холодно, и я не собираюсь идти пешком, – она обняла меня напоследок и добавила шутливым тоном. – Хорошей тебе ночи, Мел, – и прежде чем закрыть дверь, она подмигнула мне, отчего я не смогла сдержать смешок.
    Спустя несколько секунд мой искренний смех превратился в нервозный, когда посмотрев на часы, поняла что Брайан будет здесь уже с минуты на минуту.
    Тошнота, которую я чувствовала со вчерашнего дня, уже подступала все выше и выше, и мне с трудом удавалось затолкать ее обратно. Нервное и паническое ожидание сдавило грудь, я должна сказать ему, что изменила. Холодный пот скользнул по спине, и я рванула в ванную комнату опустошать свой желудок.
    Только потом почувствовала себя немного легче. Решила, что не буду говорить ему ничего о его сообщении. Если я не обвиню его в том, что он сделал, тогда мне не придется признаваться ему в том, что сделала я. И если смогу сдержать это обещание до того, как Брайан уйдет, то он точно ничего не узнает.
    Глава 6
    Суббота, 13.10.2012
    Прошлое

    – О, Господи, Господи, Господи! – я махала руками, словно бешеный цыпленок, если цыплята вообще впадают в бешенство.
    – Ты можешь просто успокоиться, Мел. Все будет в порядке, – Мэдди пыталась сбить мою панику.
    Конечно! Все будет в порядке! Это же вообще все не очень важно!
    Я же каждый день после матча футбола, где играет мой чертовски горячий парень, потом иду на вечеринку, где будут все его друзья, которых я никогда до этого не видела.
    Охх, а я сказала, что там будут еще и его родители? Да, это чертовски меня успокоило.
    Я понимала, что это не так уж и страшно. Я наконец-то становлюсь «своей», и впервые с тех пор, как мы начали встречаться, я начала ходить на его игры. И так как большинство из них были в средине недели, то и на вечеринки я не ходила. Но да, предстоящая встреча с его родителями, выкручивала меня изнутри.
    Мэдди держала в руках терракотовый топ без плечей.
    – Надень этот. Твои глаза и волосы будут очень хорошо смотреться.
    Стоя возле зеркала и то прикладывая, то убирая топ, я скривилась и выкинула его на кровать.
    – Ладно, – подруга протянула это слово, показывая свою раздраженность от таких сборов. – Как насчет фиолетового? Моего любимого.
    Натянув фиолетовый топ через голову, я поправила его низ, чтобы убедиться, что он хорошо сел – скрыв все недостатки и подчеркнув достоинства. Я плюхнулась на кровать и надела на ногу черную балетку. Подогнув одну ногу под себя, я повернулась к Мэдди и выдохнула достаточно драматично.
    – Что если они меня возненавидят? Я никогда не сталкивалась с этим прежде – я никогда не знакомилась с родителями своего парня. Что если я поведу себя не так? – мой дрожащий голос выдавал мои эмоции.
    – Ну, тогда, – Мэдди подняла меня с кровати и передала мне солнечные очки и черный бомбер, – ты хотя бы будешь выглядеть чертовки красиво, – она засмеялась, и я тоже не смогла сдержать смешок. – Но серьезно, Мел. Вы встречаетесь с Брайаном уже где-то месяц. И это очевидно, что ты ему очень нравишься, иначе он бы не знакомил тебя со своими родителями. Я уверена, что ты им понравишься, – слова Мэдди немного подняли мою уверенность.
    Стоя у зеркала, я застыла, смотря на отражение в зеркале. Обычно, это я пытаюсь убедить Мэдди сыграть Барби. Но сегодня мои руки тряслись так, что я даже не смогла сама нанести себе макияж. Тихо и одобрительно кивнув, я должна признаться, что Мэдди не так уж и плохо справилась со своей работой. Обычно я крашу глаза персиковым или нежно розовым цветом, но она выбрала изумрудные тени и подчеркнула глаз темно фиолетовым лайнером. Я бы никогда не осмелилась взять эти цвета, но оно того стоило – эти оттенки идеально контрастировали с моими светло синими глазами.
    Еще раз поправив низ темно-фиолетового топа и погладив свои темно-синие джинсы, я спросила.
    – Ты уверена, что я хорошо выгляжу?
    Взяв меня за плечи и немного сжав, она ответила.
    – Мелани, ты очень хорошо выглядишь. Но, что более важно, ты красивая. Брайану вообще не важно, какие на тебе вещи. Черт, да я видела, каким взглядом он смотрит на тебя. Он бы вообще был не против, если бы ты была без одежды, – Мэдди захихикала и игриво поиграла бровями.
    – Мэдди! – я выдохнула и легко ударила ее по руке, – ты действительно так думаешь? – добавила я с любопытством.
    – Думаю что, Мел?
    Неосознанно, я дотянулась до пряди волос и начала накручивать ее на палец. Нервная привычка.
    – Ты действительно думаешь, что он находит меня красивой? – мой голос внезапно превратился в застенчивый.
    – Конечно я так думаю, Мелани, – ее зеленые глаза были не на шутку серьезными. Ярко улыбнувшись, она добавила. – И так же я думаю, что ты ему понравилась за чувство юмора, ум и милосердие. А сейчас, иди уже на игру и повеселись там. Ты уверена, что не хочешь, чтобы я пошла с тобой?
    – Я бы очень хотела, чтобы ты пошла со мной, но так как это какие-то специальные «Родительские входные», ему дали всего два билета. Он даже взял один билет у своего друга, чтобы я смогла пойти.
    Я пожала плечами, сделав вид, что это не так уж и важно для меня, чтобы Мэдди пошла со мной, но реальность такова, что мне точно нужна была поддержка. Но вместо этого я уверила Мэдди.
    – Я буду в порядке. Как ты и сказала, они меня полюбят, – я надула губы и стукнула рукой по бедру, подражая дивам.
    – О Господи! Вот это, что ты только что сделала, не повторяй больше никогда. Никогда! – Мэдди засмеялась истерически, прежде чем сильно обнять. – Но серьезно, Мел. Ты им понравишься. Просто будь собой. Ты же самый дорогой человек для меня, в конце концов, – она улыбнулась и подмигнула, и просто невозможно было не ответить на эту улыбку.
    Когда я уже шла по коридору, то услышала слова Мэдди.
    – Повеселись! – произнесла она очень игривым голосом.
    Угу, повеселись. Конечно. Первая встреча с его родителями, пока он играет на поле весь такой горячий и потный – конечно, это очень весело.
    Общежитие располагалось недалеко от футбольного поля. Но все в Итаке было расположено на холмах. Вы же знаете эту старую пословицу «Под гору вскачь, а как на гору хоть плачь». Ну, я очень уверена, что она родом с Итаки.
    Когда я подошла ко входу, то передала билет проверяющему и прошла сквозь ворота. Брайан сказал мне сесть в десятой секции, там будет его мама и она собиралась надеть джерси Брайана, с номером «17» спереди. Пока все нервы внутри меня твердили сесть в любой секции, но не в десятой, мозг говорил уже наконец-то надеть «штаны взрослой девочки» и сделать правильное дело.
    Штаны взрослой девочки, понеслась!
    Мне не понадобилось много времени, чтобы найти родителей Брайана. Они были в первом ряду, который был уже немного заполнен. Сделав глубокий вдох, я пошла к ним с надеждой в лучшее. Когда я подошла к поручням, то мама Брайана встала и протянула мне руку.
    – Ты должно быть Мелани, – ее улыбка оказалась настолько искренней, что я тут же вспомнила о своей маме, как же я скучаю по ней. Мне точно надо позвонить ей.
    – Здравствуйте, миссис Маконей. Я так рада нашей встрече, – пожав ей руку, я улыбнулась в ответ. К сожалению, у нас не получилось такого приветствия с мистером Маконей.
    Он был слишком занят, не мог перестать печатать на своем БлекБерри, отвечая на важное сообщение. Когда миссис Маконей тронула его руку, он отвлекся от своего телефона, оценил меня и вернулся к своему сообщению.
    – Прости его, Мелани. Ден уже два месяца работает над очень важной сделкой, – и прикрыв рот рукой, будто говоря тайну, которую скрывает от мужа, продолжила. – Он немного отвлечен от всего вокруг из-за этого.
    – Я не отвлечен, Джейн, – мистер Маконей улыбнулся, но что-то еще было в его глазах. Неважно что, но он быстро стер это, и протянул руку. – Очень рад познакомиться с тобой, Мелани, – его губы изогнулись в улыбке, но как мне показалось, она предназначалась миссис Маконей.
    Ладно, я не понимала, что представляет собой этот мужчина, но я же не могла подойти и спросить у Брайана: «Что с твоим отцом?»
    Кроме того, у меня же не было опыта знакомства с отцами моих парней. Может быть, они всегда ведут себя так странно.
    Игнорируя странную ауру, которая исходила от него, я сфокусировалась на доброте, которая искрилась с глаз миссис Маконей. Поставив сумку в проходе, я протянула ему свою руку.
    – Я тоже очень рада наконец-то познакомиться с вами, мистер и миссис Маконей, – я понимала, что это звучит слишком формально. Но что-то меня в этом знакомстве нервировало.
    Да, будто до этого я была спокойна.
    – Ох, пожалуйста, Мелани. Никаких мистеров и миссис, называй нас Ден и Джейн, – она села на свое место и похлопала на место рядом с ней, которое я и заняла, скрестив ноги так, чтобы они не выдавала мою нервную дрожь.
    Игра прошла в обычном обсуждении. Джейн задавала мне стандартные вопросы: на какой специальности я учусь, где живу, как мои родители.
    Мои ответы тоже были стандартными: я еще не решила и живу в общежитии. Особо много нечего и рассказывать. И чтобы не говорить про смерть моего отца и то, что моя мама больше не вышла замуж, я просто ответила «с моими родителями все хорошо». Я не могла быть уверена, что это «хорошо» относилось к папе, и то, что мама до сих пор держится за память об отце, тоже нельзя было охарактеризовать, как «хорошо».
    Ден практически не сказал ни одного слова за всю игру. Иногда он отрывал свои глаза от телефона, чтобы посмотреть, как его сына толкают лицом в газон. Он ни разу не увидел ни одного из забитых голов.
    К концу игры мое горло уже першило от постоянных криков, а ладошки пекло от вечных рукоплесканий. Джей вела себя всю игру точно так же. Нам было весело, мы постоянно либо говорили, либо болели за Брайана. Как бы я хотела узнать, что происходит с отцом Брайана. Но одно было ясно, он точно работает над очень важной сделкой, потому что он пару раз покидал свое место, чтобы ответить на звонки. Джейн, казалось, уже не обращала на это внимания.
    Наблюдать за тем, как Брайан забивает победный гол, было самым ярким моментом этого дня. Когда он повернулся в углу поля, то мог видеть трибуны. Я надеюсь, что он видел мою гордость за него. Я была в восторге от его таланта. Кроме того, у меня было замечательное зрелище всю игру – его мускулы, которые переливались под футболкой от его формы.
    Замечательное. Очень замечательное!
    После того как закончилась игра, было торжественное вручение трофея и команда выстроилась, чтобы сделать фотографию. Было видно, что между ребятами в команде присутствует очень сильная связь. Все парни улыбались и хлопали друг друга по спине – поздравляли с хорошим сезоном.
    Все родители тоже выстроились в ряд, чтобы сделать свои фотографии. Как обычно, я стояла позади всех, пытаясь быть незаметной.
    Когда толпа начала расходиться, то я подошла к Брайану и его родителям. Но вместо веселой атмосферы, между ними был напруженный и громкий диалог.
    – Хорошо. Уезжайте тогда, – слова Брайана были наполнены болью.
    – Ох, милый. Мы не хотим уходить. Просто твоему отцу... – голос Джейн был полон извинений. Было видно, что ей действительно жаль, что они не могут остаться здесь на выходных.
    Ден вернулся к Брайану и Джейн, положив телефон в передний карман своих штанов цвета хаки.
    – Прости, сын. Но мне надо возвращаться, это не сможет ждать до понедельника, – Ден мог говорить, что ему жаль, но на его лице были любые чувства, но не чувство вины. – Пошли, Джейн. Мне удалось перенести наш вылет, но нам надо быть в аэропорту в течение этого часа, – Ден потянул Джейн за собой с поля, пока мы ошарашено стояли позади них с Брайаном.
    – Что произошло, Брайан? Я думала, что они остаются.
    – Да, должны были, но, похоже, есть более важные дела, – пробормотал он, пока мы подходили к машине его родителей. Когда я переплела наши пальцы, я чувствовала, как напряжение скользит по его телу. Он тоже в ответ сжал мою руку и посмотрел на меня с грустью в глазах.
    Когда мы пошли к машине, то Брайан отпустил мою руку и погладил мой висок. Открывая дверь, он помог забраться маме в машину. И его нежный поцелуй в щеку показывал, что он не винит в этом маму и не злится на нее. И злой взгляд, который он метнул в отца, показывал, какие чувства на самом деле бурлят в нем. Его отец ничего не сказал и просто сел в машину.
    Наклонившись к окну, Брайан сказал своей маме.
    – Позвони мне, как только приземлитесь. Поговорим позже. И передай Эмми, что я люблю ее.
    Ярко улыбнувшись сыну, которым она очень гордилась, Джейн сказала.
    – Хорошо, позвоню. Я люблю тебя. Ты хорошо сегодня играл. Мы отпразднуем это через пару недель, когда ты будешь дома, хорошо? Эмми тоже очень будет рада встрече.
    – Конечно, мама. Это будет здорово, – он старался сделать так, чтобы его слова были наполнены весельем, будто его вообще не задел их быстрый отлет, но я знала, что на самом деле это было не так. Брайан настолько ждал их приезда. С тех пор как он переехал в Северную Каролину, у родителей очень редко получалось прилететь из Нью-Йорка к своему сыну. Он этого не признает, но я знала, что он очень расстроен.
    Родители выехали с маленькой парковки, которая располагалась рядом с полем, и когда их машина виднелась просто маленьким пятном, я дотянулась до его ладони.
    – Мне так жаль, милый. Ты так хотел провести с ними время.
    Он поднял наши сплетенные руки и поцеловал мои костяшки.
    – Эх, все в порядке, – он попытался сделать вид, будто ничего не произошло, но я видела правду. Я не собиралась на него давить. Брайан заслужил отпраздновать последний день своей успешной футбольной карьеры.
    – Пошли. Пошли поужинаем у Беллы, и ты даже можешь проговорить мне все уши про футбол, – я посмотрела на него своими большими, голубыми глазами, в надежде, что это его хоть немного разрядит. – Ты же сам знаешь, что Белле очень интересно будет узнать о том как прошла игра, – от упоминания о Белле, его лицо посветлело, и он улыбнулся мне.
    – Конечно, пошли, – он нежно поцеловал меня, и мы пошли в направлении общежития и, надеюсь, хорошего вечера.
    Сказать, что Белла была рада нас увидеть, это ничего не сказать. Она обнимала Брайана практически через каждое сказанное им слово об игре, и о финале его футбольной карьеры. Так же он вскользь заметил, что его родители не смогут быть с ним, но Белла смогла быстро перейти на другую тему.
    Усадив нас за укромный столик в углу зала, она настояла на том, что принесет нам кое-что «особенное», сказав, что нам не надо меню. Нежно положив руку на плечо Брайана, она сказала.
    – Я так рада, что ты стал сюда приходить не только ради того, чтобы починить компьютеры, – ее лицо сияло благодарностью, когда она шла к кухне.
    – Как ты думаешь, что она принесет нам в этот раз?
    Это был бессмысленный вопрос. Мы здесь были несколько раз за тот месяц, который мы встречаемся, и каждый раз это было разное блюдо, не с меню, а специально для нас.
    – Неважно что, но надеюсь, что оно быстро готовится. Я очень голоден, – ответил Брайан, прежде чем откусить огромный кусок хлеба.
    – Это понятно, ты чертовски быстро носил свою задницу по полю, – я улыбнулась, а потом, снизив голос, добавила. – Красивую задницу, – его зрачки расширились от моего прямого заявления.
    – У тебя тоже хорошая задница, – сказал он, не пропустив удара.
    Вместо закатывания глаз от его комплимента, я ответила игриво.
    – Да, я знаю. Парень, с которым я вижусь, часто повторяет мне это, – но вместо того, чтобы разрядить обстановку, потому что это была шутка, взгляд Брайана потемнел. Атмосфера вдруг накалилось от его голодного и тяжелого взгляда.
    – Ты еще с кем-то встречаешься? – недоверие в его голосе тут же заставило меня пожалеть о своих словах. – Я думал... – остальные слова он проглотил, потянувшись за стаканом воды.
    – Брайан, я просто шутила. Я пыталась развеселить нас, как мы обычно это делаем. Не воспринимай мои слова всерьез, – как бы я хотела забрать обратно свои слова, проглотить вместе со стыдом, который я сейчас чувствовала.
    Момент растянулся в очень неловкое молчание, прежде чем он вообще смог посмотреть мне в глаза. Когда его карие глаза посмотрели в мои голубые, казалась, будто он обнажает свою душу.
    – Я просто думал... ну... что раз уж мы так долго уже встречаемся, то ты встречаешься только со мной.
    – Ох, Господи, Брайан. Конечно, я встречаюсь только с тобой. Нет больше никого. У тебя же тоже? – что, если он с кем-то встречается? Что, если это Кортни? Не важно, сколько раз я пыталась загнать внутрь свою неуверенность, она всегда вновь появляется.
    Дотянувшись к моей руке, он сжал ее нежно, и сказал.
    – Смотри, я понимаю, что мы встречаемся еще не настолько долго, но я не хочу ни с кем встречаться, кроме тебя. Да, у нас был не самый легкий старт, но ты мне действительно, действительно нравишься, и только мысль о том, что ты с другим... задевает меня и очень сильно.
    И сейчас я поняла, как он чувствует себя, когда я говорю, что он в итоге выберет Кортни. Я тихо пообещала себе закопать все мысли о том, что Кортни то-то значит для него. Мне не нравились эти мысли, и, похоже, они тоже делали ему больно.
    Я сжала его руку в ответ, как же я хотела стереть ту шутку из его памяти.
    – Я не подумала, сказав те слова, Брайан. Я действительно ничего такого не имела в виду. Поверь мне. Тебе не о чем беспокоиться. Я твоя, – я надеялась, что мои умоляющие глаза, сожалеющее лицо и извинения хоть немного помогут ему забыть те слова.
    – Хорошо. Потому что я действительно не хочу делиться тобой, – добавил он, сделав еще один огромный укус. И, если я не ошиблась, то там была попытка соблазнения в том, как он слизал каплю оливкового масла с губ.
    Я не хотела еще больше портить этот вечер, поэтому, вместо того чтобы еще что-то сказать про Кортни, про то что она придет и заберет его у меня, я улыбнулась ему, укусила кусочек хлеба и сказала.
    – Хорошо. Раз уж мы закончили с темой дележки, почему бы тебе не рассказать мне про тот гол, который ты забил, и который был идеальным к тому же.
    Его лицо буквально засияло от гордости, и я почувствовала, что мы наконец-то миновали кризис. Кто мог вообще подумать, что он так отреагирует. Ну, правда, у меня есть он, зачем мне другой?
    Когда он мне по секундам описывал последние минуты игры, Белла принесла нам две огромные тарелки всемирно известной лазаньи со словами «наслаждайтесь» и ушла обратно на кухню.
    Я думала, что это была лазанья, но я ошиблась. Это был рай – чистый рай на тарелке, покрытый сыром и соусом, и благословением. И Брайан съел полтарелки практически сразу.
    – Так кто такая Эмми?– спросила я. Брайан и его мама пару раз сказали это имя, а я его никогда раньше не слышала. Возможно, это собака или что-то в этом роде.
    Брайан поднял голову и вытер рот салфеткой. И вдруг, он стал выглядеть, будто ему неудобно, и второй раз за вечер я наступила на мину.
    – Эмми – это моя сестра, – быстро сказал он, но я не могла понять, почему он стал вести себя иначе, когда я произнесла ее имя.
    – Ох, да, точно. Я помню, что ты мне говорил о ней, – когда мы пришли сюда впервые, он мне говорил о сестре, но мы больше никогда не поднимали эту тему. – Как так получилось, что мы никогда толком не говорили о ней? – моя озадаченность победила. И я понимала, что единственной причиной, по которой он мог мне не говорить о ней, могло быть то, что они не очень хорошо ладят.
    – Это сложно, – сказал он коротко и пренебрежительно – и это было так не похоже на Брайана.
    Я слегка засмеялась – единственная реакция, на которую я была способна.
    – Что ты имеешь в виду под этим «сложно»? Она твоя сестра.
    Парень оперся спиной на спинку стула и вздохнул. Было видно, что он искал правильные слова, и я подумала «насколько же сложной была эта ситуация?»
    Брайан потерялся в каких-то внутренних дебатах. Пытаясь успокоить его страхи, я сказала.
    – Брайан, поговори со мной, пожалуйста.
    Это просто его сестра. Он же не признавался в том, что занимался торговлей людьми. Ох, нет, а если там произошло действительно нечто серьезное?
    Боже, надеюсь, что нет.
    Он все еще не говорил, поэтому я попыталась сама протоптать дорожку. Начиная с малого, я спросила «сколько ей лет».
    Маленькими шагами. Надо посмотреть, вдруг получится это сделать маленькими шагами.
    Облокотившись на локти и положив подбородок на ладонь, он ответил.
    – Ей двенадцать, – сказал он очень быстро, не отрывая от меня взгляда.
    – Она тоже играет в футбол? – мне казалось, что это логичный вопрос. Какая маленькая сестра не идеализирует своего брата?
    – Нет, – его пренебрежительность сменилась грустью. Я видела это в его глазах и слышала в его голосе. Я дотянулась еще раз к его руке, он казался более расслабленным, когда чувствовал физический контакт между нами. Так было с самого начала.
    – Что такое, Брайан? Ты можешь рассказать мне. Я хочу узнать тебя лучше. Но, если, по какой-то причине, ты не хочешь говорить об этом, я не буду давить на тебя, – я надеялась, что он слышит беспокойство в моем голосе. Я не хотела заставлять его рассказать, я хотела, чтобы он открылся.
    От моих слов он расслабился и начал говорить.
    – Ты не давишь на меня, Мелани. Наверное, я просто привык скрывать это и опекать людей вот и все.
    Это не удивило меня. Я так любила эту черту характера в нем.
    Я люблю его?
    Нет, слишком мало времени прошло.
    Хотя это я так думаю, я никогда не испытывала этих чувств. Возможно, это любовь.
    Вернув свое внимание обратно к Брайану, я сказала.
    – Ну, в любом случаи, ей повезло с таким старшим братом,– я остановилась и сжала его ладонь еще раз, ожидая его ответа. – У меня нет родственников, поэтому я была бы рада узнать о твоих. Расскажи мне больше о ней, пожалуйста.
    Уголки его губ немного дрогнули, и я заметила блеск его белых зубов сквозь слабую улыбку. Он точно хорошо относился к ней, и вдруг я готова была умереть, чтобы узнать все о маленькой девочке, которая занимала отдельное месте в его сердце.
    – Ее зовут Эмерсон, но мы называем ее Эмми. Она самая счастливая девочка, которую я когда-либо знал, – его лицо светилось от любви, когда он говорил о своей маленькой сестре. Даже не смотря на то, что я всегда считала Мэдди своей сестрой, часть меня всегда хотела младшую сестру, когда я была маленькой.
    – Почему она не приехала с твоими родителями? У нее был какой-то праздник в школе или что-то еще, что она не смогла быть здесь? Я бы хотела познакомиться с ней, – но, если подумать, то я была уже много раз в его комнате, но там нигде не было ее фотографий.
    А мальчики вообще вешают фотографии на стенах? Но, в любом случаи, это странно – очевидно, что он любит ее, но нигде нет и следа ее присутствия в его жизни. Я пыталась не расстраиваться, что он никогда не говорил мне о ней. Мы вместе уже около месяца, и это не значит, что мы знаем друг о друге каждую деталь. Отвлеченная своими мыслями, я уже и забыла, что задала ему вопрос. Его слова привлекли мое внимание обратно к диалогу.
    – У нее синдром Дауна,– выпалил он, и я была удивлена.
    Нет, не тому, что она была Дауном, а потому что его слова были внезапными. Но вдруг, я поняла, почему он так оберегал ее, почему не говорил о ней. И судя по его стеклянным глазам и дрожащему голосу, я поняла, что он не говорит о ней не из-за стеснения. Он просто защищал ее.
    Мои брови сошлись на переносице в сомнении и недоверии.
    – Почему ты думал, что это что-то поменяет для меня? Не было никакой причины не говорить мне об этом, – я просто надеялась, что мои слова помогут понять ему, как я себя чувствовала. Даже, если бы она не была его сестрой, он – маленькая девочка, но я слишком хорошо знала, что означает быть «сложным» ребенком.
    – Для нее это было весомо, – практически прошептал Брайан, сквозь мои болезненные воспоминания о моем же детстве.
    – Для кого?
    Он выдохнул и провел рукой по лицу.
    –Для Кортни.
    Было такое чувство, будто меня ударили под дых. Думала, что я уже не смогу возненавидеть ее еще сильнее, чем сейчас, но это было не так.
    – Что…я не понимаю. Что она сказала? – я понимала, что это прозвучало по-идиотски, но я вообще не могла понять, какое ей дело до этого.
    Неужели люди настолько мелочные?
    Официантка дождалась момента, чтобы подойти и передать нам наш счет, прерывая наш диалог. И как только она отошла от нашего столика, Белла подошла к нам.
    Порвав счет пополам, она сказала.
    – Ужин сегодня на мне. Это особенная ночь, – она подмигнула мне на последних словах, и я еще сильнее полюбила ее. Брайану нужен был сегодня праздник, и она прекрасно понимала это, что и пыталась устроить. – Кроме того, – добавила она слегка смущенно, – мне надо будет, чтобы ты пришел на этой неделе. Веб-страница, которую ты для меня создал, уммм, как это ты говоришь…
    Брайан засмеялся и закончил за нее предложение.
    – Он слетел?
    – Да, точно. Слетел. Так ты сможешь прийти на этой неделе и исправить это? – спросила она с надеждой.
    Брайан встал со стула, поцеловал ее в щеку и сказал.
    – Конечно. Я вернусь в понедельник, – протянув мне руку, он помог мне встать со стула и обнял за плечи.
    Белла провела нас к двери и пожелала нам хорошей ночи. Когда мы вышли на улицу, то холодный осенний воздух подул на нас, вызывая мурашки на моей коже. Надев на меня свой пиджак, Брайан сказал.
    – Я расскажу тебе про Кортни и Эмми по дороге на вечеринку, хорошо?
    Я кивнула, но, не потому что мне было нечего сказать, а потому что я не хотела спугнуть его.
    Закрыв за мной дверь, он обошел машину и сел на водительское место. Он крутил рычажки обогрева и нажимал кнопки на радиосистеме, было ясно, что он просто избегал диалога. Я взяла его за руку, а другой рукой погладила щеку. Я ничего не говорила, но, когда я наклонилась, чтобы поцеловать его, он понял все мои несказанные слова.
    Пробежав пальцами по моей щеке, он посмотрел в мои глаза настолько глубоко, что мне казалось, он увидел всю меня.
    Но часть меня знала, что он давно уже это сделал.
    Когда наши губы соединились, то мне казалось, что мы можем растаять, как одно целое. Я полностью растворилась. Его рука в моих волосах, его губы аккуратно ласкали мои, пока его язык исполнял бешеный танец у меня во рту – и от всего этого мой пульс побежал, сердце начало выпрыгивать, а тело задрожало. Этот поцелуй был полон его потребности и, да будь я проклята, но и наполнен любовью.
    Но это слишком рано. Поэтому, нет, я не произносила это слово, но поцелуй доказывал обратное. Его уверенность и напор свидетельствовал этому.
    Без кислорода и с широко распахнутыми глазами мы оторвались друг от друга. Он выглядел так, как я себя чувствовала, и было приятно знать, что я произвожу на него точно такой же эффект, как и он на меня. Но наша страсть никак не вывела бы его на диалог.
    Мы где-то минуту смотрели друг другу в глаза, и я подтолкнула его к началу разговора.
    – Ты можешь еще раз меня так поцеловать, но тебе всё равно придется поговорить. Поэтому, почему бы тебе не рассказать мне все, а потом мы можем целоваться до упаду,– я подмигнула и игриво подняла бровь в ответ на его громкий смешок.
    По крайней мере, теперь он выглядел более расслабленным, после страстного поцелуя.
    Господи, если бы нам не надо было куда-то идти, то этот поцелуй зашел бы гораздо дальше!
    Снова устраиваясь на сидении, Брайан уменьшил звук радио до минимума и посмотрел на вечернее небо перед нами.
    – Кортни и я встречались тогда уже несколько месяцев. Она мне нравилась, поэтому мы были вместе, но все же это была не любовь. Точно не любовь. Я не думал, что она была ужасной, поэтом я не бросал ее, чтобы посмотреть, что из этого получится, – он выдохнул саркастично.
    Я подвинулась ближе к нему, настолько близко насколько позволяло мое кресло, и взяла его за руку. Он непроизвольно поглаживал мою ладонь, продолжая разговаривать.
    Он закатил глаза.
    – Но я так ошибался. Корни увидела фотографию Эмми в моей комнате и, да, давай я просто скажу, что она показала настоящую себя. Она пыталась ее скрыть, но ее лицо был перекошено, как я его назвал «лицо отвращения». Кортни не говорила со мной об этом, но потом я услышал, что она поливала грязью Эмми на одной из вечеринок со своей подругой Тори, которая такая же сука, как и Кортни, – он сделал глубокий вдох, продолжая поглаживать мою руку. Когда он смог успокоиться, я увидела, как его лицо расслабилось.
    Жар в машине будто взялся ниоткуда. Мне казалось, будто мне перекрыли дыхание. Воспоминания заполнили мою голову, то, как меня дразнили на детских площадках или все те неприятные слова, которые преследовали меня везде. Хотя я даже и не знала Эмми, мое сердце защемило. Как бы я хотела обнять ее и сказать ей, что мир не настолько жесток, насколько кажется.
    Но тогда бы я ей соврала.
    – Что конкретно Кортни говорила? – я понимала, что это не так уж и важно.
    Он фыркнул и провел рукой по лицу.
    – Она назвала Эмми заторможенной. И она размышляла вслух, почему мы так печемся о ней. И Тори, ее чертова подруга, стояла рядом с ней смеялась. Это было невыносимо стоять рядом и слушать, как Кортни говорит о моей сестренке, будто о каком-то ничтожестве, будто о старой собаке, которую стоит усыпить, но это помогло мне увидеть настоящую Кортни. Злую и жестокую суку.
    Мою грудь сдавило, наверняка Брайану было сложно услышать такое об Эмми. И в одно мгновение, моя внутренняя неуверенность в том, что Брайан в какой-то момент отдаст предпочтение Кортни, испарилась. Теперь понятно, почему Брайан так относится к Кортни и почему больше не хочет ее.
    – Когда я обвинил ее в тех словах, которые она говорила Тори, она пыталась оправдаться тем, что была пьяна, и я все преувеличиваю. Я уверен, что опозорил ее в тот момент, но меня это вообще не волновало. Меня до сих пор это не волнует. Я хотел, чтобы она усвоила в своей голове, что мы больше никогда не будем вместе, но, похоже, она так этого и не поняла, – в прострации он провел руками по волосам, убирая пряди, которые упали на его теплые коричневые глаза.
    Пытаясь убрать растерянность с его глаз, я провела пальцами по его напряженной челюсти.
    – Брайан, мне жаль, что так произошло. Ты же знаешь, что я никогда бы… – его губы заткнули меня.
    – Конечно, я знаю, что ты бы никогда такого не сказала, ты бы никогда и не подумала так. Это одна из многих вещей, которую я лю… которая дает мне понять, насколько ты особенна, – он быстро исправился и прочистил горло.
    Он только что практически сказал то, что я думаю?
    – Наверное, я слишком разнервничался, рассказывая тебе об Эмми. Это глупо, я знаю, но я волновался. И, как я и говорил, я слишком защищаю ее, – он был очень горд, произнося последние слова, но потом он выдохнул и сказал. – Мне так жаль, что я тебе не рассказывал об этом раньше, – его пальцы до сих пор вырисовывали узоры на моей руке.
    – Почему она не пришла сегодня? – я нежно сжала его руку, подбадривая.
    – Она не может летать. Становится слишком чувствительной, накапливая эмоции, и взрывается. Когда я здесь, она использует Фейстайм, это единственный способ, как мы можем общаться. Ей нравится общаться таким способом, для нее компьютер – это неведомый механизм, – и вдруг я увидела его совсем в другом свете – свете, от которого я начала любить его еще больше.
    Да, я могла признаться в этом себе, но я пока была не готова сказать ему эти слова вслух.
    Пока не готова.
    – Это поэтому ты выбрал направление «компьютерные науки»? – спросила я тихо, поражена причиной его выбора.
    Он прошел руками по лицу, покрытому щетиной.
    – Да, когда я был в школе, я смог создать несколько полезных штук для нее, и с помощью ее терапевта и этих компьютерных программ, она начала прогрессировать. Она была счастлива, – яркая улыбка озарила его лицо, показывая, насколько он счастлив, помогаяей.
    И тут все пазлы сложились в одну картину.
    – Это поэтому ты помогаешь Белле? Это же не связано с профессором О’Неилом, не так ли? – я чувствовала себя детективом ФБР, который решил криминальное дело.
    – Да, – Брайан быстро поцеловал меня и улыбнулся. – Я действительно познакомился с Беллой и Гусом благодаря профессору О’Неилу, но, когда я увидел насколько они расстроены, это мне напомнило то, как я учил Эмми использовать компьютер. Они не отрицали мою помощь, так как сами в этом ничего не смыслят. Поэтому, я хотел научить их, помочь им догнать это столетие. Это же не плохо, правда? – он спросил игриво, улыбаясь самой сексуальной улыбкой в этом мире.
    Я тоже легко чмокнула его и сказала.
    – Нет, вообще нет. На самом деле, я думаю, то это хорошо, – это действительно было здорово и мило, и замечательное, и…ну вы поняли.
    Мне жутко неловко и стыдно, что я допустила мысль о том, что Брайан будет интересоваться мной, или вообще кем-либо только из-за внешнего вида. С моим маленьким опытом с парнями, я никогда не думала, что встречу кого-то настолько глубокого. Я никогда не думала, что мне так повезет.
    Будучи готовым закончить этот тяжелый диалог, Брайан выдохнул и снова повернулся ко мне.
    – Ладно, ты готова к вечеринке? Потому что после этого, мне надо выпить!
    – Абсолютно. Пошли, повеселимся, – я бодро улыбнулась ему.
    Когда он впервые сказал про эту вечеринку, моими мыслями тут же завладела Кортни. Она будет там? Что она скажет? Как она будет пытаться заставить чувствовать меня неловко? Что она будет делать, чтобы вновь заполучить Брайана обратно?
    Но после того как Брайан поделился со мной очевидно важной часть его жизни, без всяких сомнений, даже если они все еще остались, она не могла ничего поделать или сказать, чтобы встать между нами вновь.
    Я просто не позволю. И теперь я знаю точно, что он тоже не даст этому произойти.
    Зайдя через дверь в дом Лиама, мной овладело странное чувство тошноты. Повернувшись вправо, я увидела парня в футбольной кофте, которого выворачивало в его ботинок, я поняла, откуда исходит этот странный запах. То ли его ботинок был слишком маленьким, то ли его очень сильно выворачивало, но, когда рвота начала капать на пол, я закрыла рот рукой.
    – Ты в порядке? – спросил Брайан с беспокойством на лице. Он погладил мою спину, и мой желудок немного успокоился.
    – Да, конечно. Я просто думаю, что мне не стоит пить, – не думаю, что мой желудок выдержит это после маленького шоу.
    И потом, словно почувствовав, что мы вошли в дом, Кортни направилась к нам.
    –Хей, милый, – она промурчала, протягивая свои наманикюренные ярко розовые пальцы, чтобы дотронуться к груди Брайана.
    Эта сучка не видит, что я здесь стою? Я знала, что она видит. Просто плевать она хотела на это.
    Как бы я хотела, чтобы у меня был маленький балончик, чтобы я могла окатить ее и заорать «Брысь». Но это было бы слишком подростково, даже для меня.
    Поэтому вместо того, чтобы обратить на нее внимание, я встала на носочки и прошептала Брайану на ухо.
    – Я думаю, что у меня дома будет сегодня пусто. Хочешь сбежать отсюда? – прежде чем отодвинуться от него, я провела языком по уху и прикусила его мочку – что-то такое сделала Кортни, когда Брайан пришел, чтобы увидеться со мной.
    Он опустил руку с моих плеч и сильно обхватил мою талию, притягивая меня ближе к себе. Нежно поцеловав меня в макушку, он пробормотал мне в волосы.
    – С превеликим удовольствием.
    И с этими словам, мы вышли из дома, направляясь в мою комнату, чтобы создать нашу маленькую вечеринку.
    К моменту, когда мы дошли к двери моей комнаты, сексуально напряжение, которые было между нами с самой первой встречи, достигло своего пика. Мы были вместе уже месяц, и мы делали уже все, но не… Но сейчас, сегодня вечером, я хотела его, и я была уверенна, что он хочет меня. Когда, я достала ключи из своей сумочки и начала открывать дверь, Брайан облокотился ладонями об дверной косяк с обеих сторон и придвинулся ко мне сзади.
    Да, он точно хотел меня.
    Ну, или это что-то другое упирается мне в спину, и я очень сомневалась, что у него был банан в кармане.
    И резко он убрал руки с дверной рамы. Одна из них запуталась в моих волосах, а другая обвила мою талию, притягивая меня еще ближе к себе. Убрав мои волосы на одну сторону, он провел носом по всей длине моей шеи, останавливаясь на точке, где бился пульс, прямо за ухом. Когда его язык дотронулся до этой точки, то мои колени подогнулись, и внутри все скрутилось узлом. Должно быть, он почувствовал, что мои ноги дрожат, поэтому притянул меня еще ближе к себе и мягко засмеялся.
    Поцеловав ту же точку, он прошептал мне в шею.
    – Тебе нравится это, Мелани?
    Я не смогла сформулировать слова. И вместо того, чтобы говорить, я положила свою руку на его, которая держала меня за талию, а другой коснулась его волос. Придвинув его снова к точке, которую он целовал, я смогла только пробормотать «Ммммм».
    Даже не смотря на то, что это было невнятно, он понял мою просьбу и дотронулся языком к тому месту еще раз.
    – Я могу гораздо больше, чем просто целовать твою шею. Тебе просто надо открыть эту дверь, – я почувствовала его улыбку у себя на коже, что оказалась еще большей пыткой.
    И, Господи, что это была за пытка. Когда он целовал мою шею, я пошатнулась и уронила ключ на землю. Когда я начала двигаться, чтобы поднять их, он прижал меня к себе, еще раз, безмолвно говоря мне, оставаться на месте.
    Когда он подвинулся позади меня, мое тело окатило холодом – оголенное без его жара. Но холод не продлился слишком долго. Поднимая ключ с пола, он провел пальцами по всей длине моих ног. Когда он дошел до изгиба попы, он сжал ее, и я почувствовала смущение. Я ненавидела свою задницу. Но было очевидно, что он не разделял мою ненависть.
    Засунув одну ладонь в задний карман моих джинсов, второй рукой он дотянулся до двери. Ключом Брайан отворил замок. И тревога, которую я думала, что буду чувствовать, испарилась, когда я оказалась в теплом кольце его рук.
    Крепко сжав его, я положила голову на его крепкую грудь, вдыхая пряный запах его духов. Его ладонь вновь оказалась в моих волосах, и парень легко потянул за них, вынуждая меня поднять свой взгляд.
    – Ты же знаешь, что мы можем этого не делать. Мы уже говорили об этом. Только, когда ты будешь готова…
    Мои губы прервали его слова. Медленно, соблазнительно, страстно, я начала танец языком в его рту. Когда я оторвалась от поцелуя, то посмотрела в его глаза, которые были сейчас наполнены похотью.
    – Я помню, что ты сказал, что подождешь. И ты ждал. Я готова…только, если ты нет, – я не хотела этого говорить, но застенчивая и неуверенная в себе часть меня кричала, что он не хочет меня.
    И Брайан заткнул ту часть меня, нежно прижавшись ко мне губами и говоря.
    – Нет, я хочу тебя, – его руки зажали мою попу, и он подтянул мои бедра к своим. Его желание было явным доказательством, и я решила дать этому случиться.
    Ушла застенчивая и неуверенная Мелани – по крайней мере, пока что. Здесь с Брайаном. Я хочу быть достойной его желания. Я хочу быть такой, какую он заслуживает – горячую, страстную… любящую.
    Я не хотела разрывать наш физический контакт – переплетенные пальцы, приклеенные друг к другу глаза, поэтому я потянула его по коридору прямо к своей комнате, идя задом.
    Я дотянулась до ручки позади себя и прокрутила ее. Когда я переступала порог, мое сердце буквально выбивало грудную клетку. Мой пульс участился, а дыхание застряло в горле. Тревога и нервозность превратились в желание. И, несмотря на мою сильную неуверенность, я точно знала, что в глазах Брайана было точно такое же желание.
    Он наклонился и начал целовать ключицы, которые выглядывали из-под воротника рубашки. Горячие, влажные губы, вырисовывали дорожку к плечу. Аккуратно кусая мою кожу, он потом, словно пытаясь успокоить ее, целовал каждый укус.
    – У тебя самая красивая кожа. Я хочу испробовать ее на вкус.
    Будто бы ободрившись от его соблазнительных слов, я отступила от него на один шаг, потянувшись к краю своей рубашки. Я стянула ее и кинула на пол. Даже не смотря на то, что я стояла перед ним в джинсах и черном кружевном лифчике, я чувствовала себя обнаженной и полностью открытой перед ним. Сумасшедшие мысли проносились в моей голове, но я пыталась утихомирить их. Расширенные глаза Брайана зафиксировались на моей груди, и вдруг я уже не чувствовала себя смущенной.
    Я чувствовала себя красивой.
    Желанной.
    Страстной.
    Сексуальной.
    Я дотянулась до края его рубашки и стянула ее через его голову. Мускулы Брайана мягко перекатились, когда он позволил мне сделать это. Я должна коснуться его. Когда мои пальцы нежно погладили его мускулистый живот, ощутила, как он вздрогнул, и услышала его стон. Затем потянулась к пуговице на его джинсах более уверено, чем тогда, когда стягивала его рубашку, и расстегнула ее. В ответ Брайан сделал шаг навстречу и тоже стянул с меня джинсы.
    Стоять перед ним в одном лишь лифчике и трусиках было очень волнующе. Взгляд любимого говорил, что мне не о чем волноваться. Выпуклость в его расстегнутых штанах являлась доказательством того, что Брайан хотел меня. Я видела, что он на грани и почти теряет над собой контроль.
    Затем Брайан медленно подошел ко мне еще ближе, но не стал останавливаться, когда подошел вплотную и коснулся меня. Вместо этого он продолжил идти, осторожно толкая меня собой, пока мои ноги не уперлись в кровать за спиной. Я пристально смотрела в его глаза и на минуту потерялась в них. Обычно они цвета жидкого шоколада – темные и расплавленные, но сейчас в них видны янтарные крапинки и золотистые отблески.
    Брайан без особых усилий опустил меня на кровать, и впервые в жизни я почувствовала себя желанной и женственной. Окутанная его телом, ощущала себя крошечной и привлекательной. Его нежные руки мягко скользили по моему телу.
    Брайан расстегнул крючки лифчика и медленно опустил бретельки вниз. Сорвав его с меня, он бесцеремонно закинул его подальше и жадно уставился на мою грудь.
    – Господи, Мелани, ты осознаёшь, насколько ты совершенна? Ты чертовски красива, – говорит он, облизывая губы.
    Я потрясла головой, отрицая его утверждение и заодно пытаясь не смотреть в его глаза. Он коснулся моей щеки и заставил взглянуть на него. Брайан не использовал слова, чтобы убедить меня в своём недавнем заявлении. Его губы показали мне больше, чем могли бы сообщить слова.
    Они двигаются от моих губ к моей шее и плечам, к мягкому изгибу грудей. Он лег рядом, опираясь на согнутую руку и используя другую, накрыл мою грудь и нежно помассировал. Когда его палец коснулся моего затвердевшего соска, невольный стон удовольствия сорвался с моих губ.
    Брайан сделал это снова, но в этот раз нежно стиснул розовый кончик и плавно отпустил. Мои бёдра дернулись, ища освобождения.
    – Брайан!
    Его губы уткнулись в мою шею.
    – Ещё? – спросил он, и я лишь киваю в ответ. Я не хочу думать о том, что мне следует сказать. Я хочу лишь чувствовать.
    Путешествуя по тому же пути, что и раньше, его губы спустились к верхушке моей груди. Когда он мягко поцеловал один сосок, в то же время вращая другой между пальцев, я извивалась, желая большего.
    Брайан знал, чего я хочу, он облизывал и посасывал мою грудь так, словно от этого зависела его жизнь. Я не знала, кому из нас это больше нравилось. Мои пальцы запутываются в его темных волосах, щекочущих мою грудь. Тело покалывало и соски стали еще более раздражительными. Брайан проделал путь поцелуями вниз по моему телу и погрузился языком в мой пупок. Мы вместе уже месяц, но не заходили дальше поцелуев и прикосновений. А теперь мы оба пришли к точке невозврата.
    Его губы остановились чуть выше моих трусиков, и он взглянул на меня сквозь тёмные ресницы. Я кивнула, давая ответ на незаданный вопрос, и он зацепил пальцами края моих трусиков. Мои ноги тряслись, а внутри все дрожало, пока Брайан стягивал кружева с моих бёдер и ног.
    И вот я голая и полностью открыта, когда парень встает на колени между моих ног, побуждая жар разлиться по моему телу. Брайан смотрел на меня, словно не зная с чего начать и что нужно делать. Я бы отдала все, чтобы узнать, что творится у него в голове, но он ничего не стал говорить. Он легко пробежал пальцами по моим ногам, от самого низа до моей жаждущей плоти между ног. В его движениях чувствовалась неуверенность, поэтому я изгибаюсь дугой и двигаю бедрами к его прикосновениям.
    – Пожалуйста, Брайан! Я готова. Я хочу тебя. Я хочу этого. Пожалуйста, – я умоляла, ощущая как его руки бродят по моему телу, превращая меня в нуждающееся, распутное существо.
    Брайан не тратил время на слова и объяснения. Когда его пальцы нежно прошлись по моим складкам, внутри меня разлилось жаркое томление. Это было восхитительно и незнакомо. Я хотела освободиться от этого, но не желала, чтобы все это заканчивалось.
    Закрыв глаза, я мотала головой в исступлении из стороны в сторону, потерянная в удовольствии от его прикосновений. Когда Брайан нежно заскользил пальцем внутрь меня, я прогнулась, а мои соски стали еще более твердыми.
    – Ты такая мокрая, Мелани. Но я хочу сделать все медленно и расслаблено, – на последнем слове парень ущипнул мой сосок другой рукой, вызывая горячий поток влажности, покрывший его палец.
    Когда Брайан ввел глубоко в меня другой палец, по телу прокатилась волна жара, опускаясь тянущим чувством между ног. Жар быстро исчеза, хотя он работал своими пальцами из стороны в стороны, подготавливая меня. Последняя мысль заставила мои внутренности трепетать и сжиматься.
    – Ты близко, Мелани, – говорит он мне.
    – Да… Брайан… да… пожалуйста, – говорю я, задыхаясь, мои слова совпадают с ритмом его пальцев, двигающихся во мне.
    Брайан начал целовать мягкую плоть моих бедер, и я знаю, куда он ведет. Знаю, что он хочет сделать. При мысли о его губах на моей киске, ноги невольно сжались. Я не очень уверена, что готова к этому.
    Брайан видел желание, пропитывающие мое тело, он положил руку на мои бедра, нежно уговаривая меня их раздвинуть.
    – Шш, Мелани. Позволь мне сделать это, пожалуйста. Я очень хочу попробовать тебя. С того момента, когда увидел тебя, я хочу этого, пожалуйста.
    Я не могла отказать ему. Соврала бы, если сказала, что не хочу этого, поэтому позволяю любимому раздвинуть мои ноги в стороны. Он опустил голову к моему холмику и поцеловал каждый его дюйм. Мягко, почти благоговейно его губы плывут по поверхности кожи, в то время как мужские пальцы вернулись к мягким движениям. Раздвинув складки кончиками пальцев, Брайан коснулся клитора и скользнул языком по затвердевшему бутону, заставляя меня вцепиться в простыни.
    Не способный контролировать мое тело, он положил ладонь на живот, удерживая меня на месте. Он облизывал и посасывал, доводя меня до безумия. В финальном толчке его пальцев и одном длинном поглаживании языком моего клитора, оргазм взорвался внутри меня, и я прокричала его имя.
    Кожа горела, когда волны удовольствия разливались по телу. Брайан укрыл нас одеялом и лег рядом. Поглаживая волосы, которые прилипли к моему лицу, он нежно поцеловал мои губы.
    – Мне правда понравилось это, Мелани, – Брайан ухмыльнулся и выглядел при этом очень довольным, что подарил мне первый мой оргазм.
    – Мне тоже очень понравилось, – пробормотала я, ошеломленная и расслабленная.
    Я чувствовала, как его грудь грохочет от смеха. Лежа рядом с ним в этом несфокусированном и смутном состоянии блаженства, мысленно спросила себя, является ли это пылающее и всепоглощающее тепло в моей груди любовью.
    Но, помнится, я обещала себе не думать, только чувствовать, что и собираюсь делать.
    Превознемогая желание дотронуться до него, я провела пальцем по резинке его трусов. Глядя сквозь длинные ресницы, встретила его взгляд.
    – Ничего, если я дотронусь до тебя? – и не дожидаясь его ответа, накрываю ладонью его стояк и в изумлении смотрю, как закатываются его глаза.
    Звук того, как Брайан стонет мое имя, заставляет меня желать его еще, хотя я насытилась им.
    Мои прикосновения становятся тверже, более требовательными, высвободив из боксеров его твердую длину, наклонилась и поцеловала его в шею.
    – Мелани, я не выдержу больше. Твои руки… ох, Господи!
    Когда он начал толкать свой член в мою маленькую ладонь, я знала, чего он хочет. И тоже хотела этого. Я сняла его боксеры и провела по нему вверх и вниз несколько раз, до того как спросить.
    –У тебя есть презервативы?
    Пожалуйста, скажи «да». Пожалуйста, скажи «да».
    Брайан схватил меня и вжал в матрас, накрыв собою. Дотянувшись до пола, он поднял свои джинсы и достал презерватив.
    Спасибо, Боже!
    Стоя на коленях между моих ног, он разорвал упаковку, и я трепетно смотрю, как он надевает презерватив на свой член. Мои глаза путешествуют по его телу, и я ошеломлена, насколько он красив. Его вычерченные мускулы подчеркнуты V-образным узором его бедер. Его грудь была целым произведением искусства. Идеальное мускулистое тело и слегка запыленные волосы, я с трудом подавляю желание провести по ним руками.
    Взглянув на Брайана, осознаю, что он смотрит на меня с таким же благоговением.
    – Ты готова, Мелани? – его голос мягок и немного озабочен.
    Я обвила руками его шею и жарко поцеловала.
    – Я никогда не была более готова, – говорю я, целуя парня так страстно, как только могла. Ощутила, как головка его члена толкается к моему входу, а пальцы скользят по моему клитору медленно и успокаивающе, подготавливая.
    Расслабленный и очень готовый, он толкается в меня.
    – Ах, Брайан!
    – Шш… все хорошо. Мы будем действовать медленно и легко, – он опускается на меня, погружаясь внутрь как можно медленнее.
    Это странное сочетание удовольствия и боли. Последний толчок, и он полностью во мне. Боль быстро ушла и сменилась самым прекрасным чувством, которое я когда-либо испытывала.
    Его губы на мне, горячие и твердые. Брайан не спешил, давая мне возможность привыкнуть к нему, но мне нужно, чтобы он двигался. Я хочу чувствовать его.
    – Мне хорошо, Брайан… пожалуйста… двигайся… пожалуйста, мне нужно больше, – мои слова потерялись в ритме наших бедер, в биении наших сердец.
    – Мелани, – пробормотал он сквозь стиснутые зубы.
    Его темп становится беспорядочным и резким. Брайан забросил мою ногу на свое мускулистое плечо, проникая еще глубже. Другой рукой он массировал мою грудь и пощипывал соски. Я изгибаюсь, и он сдвигает руку от груди к моему клитору. От его касаний снова чувствую подступающий оргазм. Мои внутренности сжались, когда Брайан стал вбиваться в меня все сильнее и сильнее.
    – Ах… ох, Боже… Мелани, – собственный оргазм накрыл его, и он излился глубоко внутри меня.
    Я упивалась ощущением его тела, давящего на меня, своих рук вокруг него. Когда дыхание Брайана становится нормальным, он целует меня и дико смотрит в мои глаза, словно в поисках чего-то.
    – Вау… это было… – он выглядел таким милым не в силах подобрать слова.
    – Да… это было… прекрасно, – я провела пальцами по его челюсти и поцеловала его.
    Завернувшись в простыню, встала, чтобы пройти в ванную.
    – Я сейчас вернусь, – сказала я, уходя от него.
    – Постарайся уж – Брайан встал и снимал с себя презерватив.
    Стоя напротив зеркала в ванной, я видела в отражении другую себя. Я уже не та Мелани, какой была раньше, и я не имею в виду состояние «я больше не девственница». Та Мелани, что смотрела на меня из зеркала, была более уверена в себе.

    Глава 7
    Суббота, 26.01.2013
    Настоящее

    Я чищу зубы после моего приступа беспокойства в настолько противном состоянии, что не могу смотреть на себя в зеркало. К счастью, стук в дверь вырывает меня из жалостливой вечеринки для одного. Оперевшись на раковину, выполаскиваю остатки зубной пасты со рта и надеюсь на лучшее.
    Когда открываю дверь и вижу Брайана, мой пульс ускоряется, и сердце дико бьется в груди. Не только из-за нервозности, а также от любви и страсти. Он горяч и неважно сколько раз смотрю на него, я никогда не пойму, как мне так повезло, что он мой парень, даже если наше время кончается. Тело молодого человека идеально-мускулистое, даже сквозь его тяжелую кожаную куртку прорисовывались его совершенные мускулы. У него самые сильные руки, какие я только знаю – не то, чтобы я ощущала другие руки, но давайте просто скажем, что они чертовски сильные.
    Я отказываюсь позволять своему мозгу думать о тех руках – руках другого парня. Все равно не помню, какие они.
    – Привет, красавица, – он мурлычет в мое ухо, и я визжу, когда он, обвивая мою талию своими сильными руками, без усилий отрывает меня от пола.
    В такие моменты, как этот, я забываю о недостатках своего тела. Не понимаю, почему он хочет меня, но когда я с Брайаном, то чувствую себя женственной и привлекательной – я чувствую себя так, как желает себя чувствовать каждая женщина в руках любимого.
    Его руки заставляют меня забыть обо всем – о скандальных сообщениях от бывших девушек и своем обмане.
    Когда я оказываюсь снова на земле, наши взгляды пересекаются, и в его глазах я вижу шторм.
    – Что не так, Брай? – тихо спрашиваю, в то время как нежно глажу его легкую щетину. Мое сердце сжимается, когда он прислоняется к моему прикосновению.
    Он трясет головой в попытке усмирить эмоции.
    – Я говорил тебе по телефону. Я скучал по тебе, – шепчет он, прикасаясь к моим губам в поцелуе.
    Мы встречались четыре с лишним месяца, это не первый наш поцелуй, но он чувствуется новым на многих уровнях.
    Это первый поцелуй с тех пор, как я обманула любимого. Поэтому я буду помнить его всегда.
    Он начинается мягко и невинно, но когда Брайан слегка прикусывает мою нижнюю губу, у меня вырывается стон от удовольствия. Мои приоткрытые губы – единственное приглашение, в котором Брайан нуждается, чтобы встретиться своим языком с моим. На вкус он как корица и это ощущается словно рай.
    Напор поцелуя нарастает, когда молодой человек кладет руку на мой затылок, прижимая меня ближе. Другая его рука бродит по верхней части моего тела, от талии до плеч и снова вниз, опускаясь на мое бедро. Пальцы Брайана запутываются в копне моих рыжих волос, моя же рука путешествует по его затылку, пробуждая покалывания от прикосновения.
    Когда наш разгоряченный поцелуй завершается, я смотрю в глубокие карие глаза Брайана и теряюсь там на минуту.
    – Я тоже по тебе скучала, – мои слова звучат нетвердо, почти бездыханно.
    – Да, я вижу, – он посмеивается, оставляя безжизненный поцелуй на моей щеке. Убирая волосы за мое ухо, Брайан целует лоб и стискивает меня в крепких объятиях.
    Мы стоим в открытом дверном проеме, в то время как любители вечеринок проходят мимо, чтобы воспользоваться лестницей. Мы оба держимся друг за друга так, будто находимся на опасном краю пропасти. Было осязаемое притяжение между нами, магнетизм, сохраняющий наши руки сцепленными вокруг нас из-за страха упасть. По крайней мере, что касается меня, я держусь за него, потому что знаю, как только мы перестанем обниматься и закроем за нами дверь, я столкнусь с реальностью. А я этого делать не хочу.
    Когда группа очень пьяных и неприятных громких ребят с другой части холла, спотыкаясь, идет к лестнице, я высвобождаюсь из объятий Брайана и иду ближе к двери.
    – Заходи. Ты сказал, что хочешь поговорить, – я переплетаю свои пальцы с его, и он поднимает наши руки к губам для сладкого поцелуя.
    Брайан снимает куртку и бросает свитер на спинку стула, стоящего около маленького кухонного столика, и у меня во рту пересыхает от вида его простой черной футболки и узких, но не слишком джинсов. Я пытаюсь вобрать в себя вид парня, запомнить каждую частичку любимого, потому что пока мы идем в гостиную, я слышу как минуты, которые у нас есть, улетают из моей головы.
    Мы садимся на кушетку и поворачиваемся, чтобы видеть друг друга. Обычно, здесь хватает места на двоих девочек, чтобы удобно расположиться, но широкое тело Брайана и его длинные ноги занимают все пустое пространство между нами. Я надеваю веселую маску на лицо, ту, которую часто использую в своей жизни, и надеюсь, что он не скажет мне то, что может сломать меня. Я знаю, это эгоистично, но не могу ничего поделать.
    Брайан протягивает руку, и я охотно кладу в нее свою. Гладя большим пальцем мой кулак, любимый смотрит на меня самым искренним взглядом. Парень делает глубокий вдох, и я знаю, что он пытается собрать слова в кучу, то, что старается передать его взгляд.
    Я хочу упомянуть о сообщении, которое прислала мне Кортни, чтобы разобраться, но прикусываю язык, когда вижу, насколько Брайан обезумел. Не важно, с чем он сейчас борется, я позволю ему выбрать слова. Вина пропитывает каждую мою клеточку, и я сглатываю желчь. Чувствуя, что у меня нет права заводить его неучтивость, когда моя намного хуже, я сижу как можно спокойнее и жду, пока Брайан что-нибудь скажет.
    Это мучение сидеть и смотреть, как он сражается со своими чувствами, но трусость душит мои слова. Она задавливает во мне человека, который знает, что признаться в обмане – это правильно.
    Брайан прочищает горло, и наконец, говорит, пока моя внутренняя трусость прячется за горьким плачем позора.
    – Мне очень жаль за зимний перерыв, за то, что сказал тебе не приезжать навестить меня. Я... Это моя семья... Я не знаю, как начать... – разочарование поглощает его, парень отпускает мою руку и проводит своей по своим шелковым темным волосам.
    Брайан двигается вперед и упирается локтями в колени. Держа голову в руках, Брайан вздыхает, но ничего не говорит. Его явно что-то раздирает, и мне хочется его утешить.
    Я поднимаю его голову и поворачиваю лицом к себе.
    –Ты можешь поговорить со мной. Расскажи мне что происходит. Что-нибудь с Эмми? – я убираю пару прядей с его глаз и нежно целую его губы, стараясь передать, как сильно хочу быть с ним сейчас.
    Я ощущаю, что его челюсть напрягается, когда глажу щеку парня.
    – Нет. С Эмми все в порядке. Все великолепно, – он делает глубокий вдох и выпаливает, – мои родители разводятся.
    Брайан сжимает руки так сильно, что костяшки становятся белыми.
    – Они рассказали мне о разрыве. Мой папа встречается с какой-то женщиной, с которой он познакомился онлайн и, ну, он оставляет мою маму. Ты можешь поверить в это дерьмо? Двадцать пять лет замужества коту под хвост, потому что папа не может держать это в своих чертовых трусах!
    Святой гребаный ад! Он, правда, только что это сказал? Из всего, что может случиться, что может перевернуть его мир вверх дном – это обман! У Бога Кармы должно быть выходной с этим. Видения о том, как я впервые встретила родителей любимого, промелькнули в моей голове. Его отец был отвлечен и поглощен телефоном, отвечая на «важный бизнес звонок», и сейчас мне интересно, было ли это правдой.
    Но я не могу сейчас сказать про это.
    И я определенно не могу сейчас напомнить ему о сообщении небезызвестной Кортни. Не могу рассказать о том, что я переспала с другим парнем. Эти слова должны остаться мертвыми и похороненными.
    Какая ирония, одно лишь упоминание о разводе родителей и от Брайана веет злостью. Инстинкт позаботиться о нем поглощает меня, и я спускаюсь на пол перед парнем. Я встаю перед ним на колени и обвиваю руками его за талию, в то время как он продолжает сидеть на кушетке.
    – Малыш, посмотри на меня, – я умоляю его, когда он пытается избежать контакта глаза в глаза. Но когда он смотрит на меня, я могу сказать, почему он делал это.
    В его глазах мерцают невыплаканные слезы. Он пытается быть сильным, пытается сдержать их, но это необязательно. По какой-то причине, мне легче позволить кому-либо быть слабым. Моя собственная слабость ведь совершенно другая история.
    Я прижимаюсь к его широкой груди и обнимаю любимого как можно сильнее. Когда его руки обвивают мои плечи и его подбородок уютно устраивается на моей макушке, я ощущаю, как он нервно выдыхает.
    – Я просто не могу ему поверить. Моя мама взваливает на себя заботу об Эмми круглосуточно. Этот идиот уходит от нее и оставляет ни с чем. Он думает, что оплачивать половину медицинских счетов и ипотеку будет достаточно. Гребаный дебил.
    Я не знаю, что сказать, так что молчу. Позволяю получать удовольствие от моих прикосновений и лениво очерчиваю узоры по его спине.
    Спустя несколько минут неловкой тишины, Брайан начинает говорить.
    – Все хорошо. Я имею в виду, что со мной все в порядке.
    Его голос неровный и очевидно, что любимый пытается заглушить боль, но ясно, что он не в порядке.
    – Брайан, нормально испытывать злость. Тебе не нужно скрывать от меня то, что ты чувствуешь. Пожалуйста, поговори со мной.
    Наверное, мне следует поучиться следовать собственному совету.
    Я отодвигаюсь от него и еще раз пристально смотрю в его глаза. Боль и злость отравляют его прекрасное лицо. С того момента, когда я встретила Брайана, единственное, что я о нем думала – он красивый. Высокие скулы и точеная линия подбородка вырисовывали совершенное, мужественное очертание лица. Но сейчас, его красота затемнена болью, и больше всего мне хотелось убрать ее.
    Когда Брайан пробегает пальцами по моим волосам, чувствую, что напряжение в его теле начинает спадать. Последовало несколько глубоких, прочищающих вдохов и парень начинает рассказывать.
    – Мне очень жаль, что я не рассказал тебе это во время перерыва. Я не хотел создавать дистанцию между нами, – он смотрит на меня и мягко гладит костяшками пальцев мою щеку.
    – Теперь я это поняла, – говорю я, когда ловлю его ладонь и подношу к своим губам. Целуя подушечку каждого пальца, слышу, как прерывается его дыхание. Его глаза широко раскрылись, а зрачки расширились.
    – Давай забудем про это. Никакого расстояния сегодня. Я думаю, у меня есть кое-что, что поможет нам забыть про все это, – я прикусываю подушечку его большого пальца и легонько облизываю, смягчая укус.
    Его полные, мягкие губы изгибаются в ленивой усмешке, пока Брайан проводит подушечкой только что укушенного пальца по моей полной губе.
    – Что конкретно у тебя на уме, Мелани? – любимый изгибает бровь, и я делаю то же самое.
    – Ну, что-то вроде этого, – говорю я, проникая руками под его футболку. Его мышцы напрягаются и застывают под легким касанием моих рук.
    Поднимая их выше, по прекрасно сложенному телу, замечаю, как по его телу разбегаются мурашки. За время наших отношений у нас не было много секса. И не видя друг друга весь прошедший месяц, я словно исследую его тело впервые.
    – Думаю, мне нравится твой план, Мелани. Хочешь показать мне остальное в твоей комнате? – боль и злость в его голосе сменились страстью и желанием.
    Я встаю перед ним, когда парень поднимается с дивана. Он не супер высокий – примерно сто восемьдесят сантиметров, но он с легкостью поднимает меня. Брайан шлепает мой зад, когда мы идем в комнату. Я искоса на него смотрю и одариваю взглядом «ты шутишь надо мной?».
    – Что? Я люблю твою задницу и скучал по ней, – говорит Брайан, лишь пожимая плечами.
    – Скучал по ней? Ну, это почти невозможно. Мой зад слишком большой, чтобы по нему скучать, – я изгибаю бровь.
    Он снова шлепает мои ягодицы и сужает глаза.
    – Брось это. Ты знаешь, мне не нравится, когда ты так говоришь, – на последнем шлепке, он добавляет, – а теперь поторапливайся.
    Я лишь закатываю глаза и снимаю с себя топик. Он ненавидит, когда я не могу принять комплимент, и я стараюсь изо всех сил сдержать свое самоуничижение до минимума, но в моменты нервозности, как этот, отмашки – самый легкий способ удержать свою неудовлетворенность.
    Сегодня – не для меня. Оно для того, чтобы переключить его с дерьмового домашнего урагана. И для того, чтобы воссоединиться с ним, даже всего на несколько часов. Даже если только на сегодня, мне хочется насладиться его прикосновениями в последний раз. Это нехорошо с моей стороны – хотеть его, не рассказывая правды, но я не могу добавлять ему еще и эту боль.
    Когда мы заходим в мою комнату, он закрывает дверь на замок.
    – Мы же не хотим, чтобы Лия снова прервала нас, правда?
    – Это был самый неловкий момент в моей жизни! – я мягко смеюсь, но жар все же разливается по моему телу, когда я вспоминаю, чем именно мы занимались, когда вошла Лия.
    – Твоей? Ты была полностью одета, – Брайан указывает на меня, подходя ближе. Теребя пальцами нижнюю губу, он говорит. – Если я правильно помню, она получила занимательный вид на мою задницу.
    Я игриво изгибаю брови.
    – Ох, но что это за прекрасная задница.
    Брайан мягко смеется, но его поведение резко меняется, когда он делает шаг мне навстречу.
    Брайан превращается в охотника, увидевшего свою добычу. Кровь бежит по моим венам как раскаленная лава. Ноги будто приклеились к полу, и требуется серьезное усилие, чтобы сделать нетвердый и пропитанный страстью вдох.
    Когда Брайан пробегает пальцами по моим рукам, трогая участки открытой плоти, насколько позволяет мой топик, я содрогаюсь от восторга.
    Целуя изгиб моей шеи, его пальцы продолжают ленивое изучение моих рук и кремовой плоти над моей грудью. Его горячее дыхание омывает меня.
    – У тебя самая красивая кожа, – он кусает кожу моей шеи и облизывает ее языком, заставляя меня снова содрогнуться.
    – Хмм, – единственное, что я могу ответить.
    Моя грудь поднимается и опускается между нами, и Брайан опускает лямки майки, обнажая верхний изгиб моих грудей, которые угрожали вывалиться из розового лифчика. Палец Брайана углубляется в мое декольте, и он вырисовывает им каждый изгиб. Инстинктивно я двигаюсь, чтобы прикрыться, но все, что делаю – это надавливаю на грудь еще больше.
    Брайан опускает мои руки вниз по бокам и усмехается.
    – Ох, нет, ты не будешь этого делать. Прошло слишком много времени, с тех пор как я видел тебя, – он давит своими губами на мои и целует с еще большей страстью, с большей яростью, чем раньше.
    Будто хочет поглотить меня. Это так напряженно, что мне приходится отклониться, чтобы перевести дыхание.
    – Ты уверен, что с тобой все в порядке? Мы не должны этого делать. Ты знаешь, мы можем просто поговорить, – следует отметить, что я говорю это лишь от беспокойства за него, и по большей части из-за чувства вины.
    К счастью, Брайан этого не замечает. Вместо этого, он только смеется – мягким, сексуальным как грех, смехом.
    – С чего бы я хотел поговорить, когда другой вариант предлагает утонуть в красивом теле моей девушки на пару часиков? – любимый бормочет слова в мою шею, и они заставляют мои соски затвердеть и выступить сквозь бюстгальтер.
    В этом есть смысл.
    Даже два.
    Сегодня мне тоже хочется потеряться. Я не хочу думать о той ужасной вещи, которую сделала – черт, даже не хочу думать об этой ужасной вещи, которую делаю, не рассказывая ему правду.
    Так что вместо того, чтобы признаться в своих секретах и разбить его сердце еще больше, я пробегаю пальцами по его футболке и провожу ногтями по долинам и изгибам его длинных мускул. Достигнув края моей майки, Брайан стаскивает ее через мою голову и расстегивает мой бюстгальтер, освобождая грудь.
    Он отступает, чтобы впиться в меня взглядом и снять собственную футболку.
    Затем нежно опускает меня на кучу мятых одеял и простынь.
    Его локти располагаются по бокам от моей головы, а ладони легко гладят мои волосы. Наши ноги переплетаются, пока лунный свет из окна омывает его точеные черты лица.
    – Я скучал по тебе, – улыбнулся мне Брайан.
    Мне не хотелось больше разговаривать. Я боялась того, что могу сказать. Поэтому обвиваю руками его шею и опускаю его губы на свои. Пока мы целуемся, его желание растет и твердеет, потираясь о мое бедро.
    Парень оставляет мои губы, но только для того, чтобы поцеловать щеку. Брайан скатывается с меня и располагается рядом на кровати. Одной рукой он начинает гладить и массировать мою правую грудь. Мои бедра поднимаются, когда Брайан щипает мой сосок. Низкий стон наполняет комнату, и я не уверена, кому он принадлежит – мне или ему. Когда парень наклоняется, чтобы накрыть мой второй сосок, я вскрикиваю от пронзившего меня удовольствия. Не теряя времени, Брайан двигает свой талантливый язык по моей правой груди и мучает с не меньшим давлением другую. Он щипает и кусает мою нежную плоть, увеличивая мое желание и свое тоже.
    Я нащупываю руками пуговицу джинсов, но мои нетвердые руки бесполезны. Парень отстраняется и снимает с себя разом джинсы и трусы.
    – Ты прекрасен, ты в курсе? – мои слова пропитаны страстью и изумлением.
    – Нет. Я не прекрасен. А вот ты да, – отвечает Брайан.
    Я внутренне усмехаюсь от его замечания, что я красивая: «Ты шутишь? Я лишь та, кто получил лучший конец сделки в этих отношениях, но не хочу разрушить момент».
    Вместо этого закатываю глаза и тянусь к нему для еще одного поцелуя. Приподнимаю бедра так, чтобы Брайан мог снять с меня джинсы и трусики.
    То, как его лицо расплывается в удовольствии, когда я поглаживаю его, заставляет меня хотеть его еще больше. Все еще не понимаю, как я действую на него так сильно, но это становится ясным, когда он выкрикивает мое имя в смеси удовольствия и нужды. Он отбрасывает мои руки, хихикая от моих успехов, и поворачивается ко мне быстрым движением.
    – Мне нужно потрогать тебя первым, – шепчет Брайан мне на ухо.
    Из меня вырывается стон, потому что я очень сильно в нем нуждаюсь.
    Его пальцы путешествуют по моим бедрам, и когда он пробегает ими мимо моего округленного живота, я дрожу. Брайан двигает своей ногой мою, вынуждая открыться ему. Мурашки покрывают мои бедра, когда он продолжает мучительное путешествие к холмику. Когда его пальцы погружаются в меня, мои бедра дико изгибаются.
    – Ты такая тугая, детка, и такая мокрая.
    Он двигает своими пальцами снова и снова, внутрь и наружу, приготавливая меня, поддерживая огонь, который он успел разжечь. Я вздохнула, ощутив, как он вытаскивает палец, а затем охаю в облегчении, когда Брайан вводит внутрь меня два пальца. Его большой палец нежно трет мой клитор, и я теряюсь в волне удовольствия.
    – Ох, Господи... Брайан... – мои слова прерываются, когда он просовывает язык между моими губами.
    Он целует меня в том же ритме, с которым трахет меня пальцами. Это было дико эротично и мне казалось, что я не выдержу больше. Когда Брайан скользит губами еще раз к моей груди, я пропадаю. Вводя в меня пальцы, он трет большим мой клитор, пока языком облизывает мой сосок. Моя спина изгибается, когда оргазм сокрушает меня.
    Но Брайан не останавливается. Его руки и рот продолжают двигаться и дразнить, пока я кончаю. Он замедляется только тогда, когда моя голова прекращает бешено качаться из стороны в сторону и когда ощущает, что внутренние мышцы моей киски перестают сжимать его пальцы.
    – Восхитительно. Смотреть, как ты так кончаешь, абсолютно восхитительно, – он шепчет мне на ухо и поднимает пальцы ко рту, чтобы вылизать их.
    Смущенная и не в силах смотреть на то, что этот красавчик делал, я прижимаюсь к его груди и вдыхаю его аромат.
    Я целую каждый дюйм его груди, до которого могу дотянуться. Брайан откидывает голову и стонет от удовольствия. Проводя ногтями по спине, я подталкиваю его так, чтобы его тело накрыло меня полностью. Его бедра уютно располагаются между моими раскинутыми ногами.
    – Сейчас моя очередь? – мурлыкаю я между поцелуями и беру инициативу на себя.
    Я выскальзываю из-под него, заставив его откинуться на спину, и с удовольствием седлаю его крепкие бедра. Медленно позволяю своим бедрам танцевать вокруг его гладкой кожи. Облизываю, пробую и наслаждаюсь его уникальным вкусом. Я не была уверена в том, что делаю, но когда Брайан смотрит на меня и стонет от удовольствия, решаю отбросить свою неуверенность.
    Закрыв глаза, наслаждаюсь ощущением того, как член молодого человека проходит по моему языку. Брайан убирает рыжую завесу моих волос, мешающую обзору.
    – Черт... Мелани... твой ротик великолепен. О, Господи!
    Громыхающие стоны его благодарности придают мне смелости продолжать. Оборачивая маленькой ручкой основание, я поглаживаю его, подражая движениям рта.
    – Я близко, малышка... очень близко.
    Его живот напрягается, как и хватка на моих волосах.
    Эти слова заставляют меня отодвинуться и достать презерватив из прикроватной тумбочки. Надев резинку на его член, поднимаю бедра и медленно насаживаюсь на его плоть.
    – Займись со мной любовью, пожалуйста, Брайан, – умоляю я.
    – Ох, Мелани. Господи, ты офигительно ощущаешься, – толкаясь во мне, выкрикивает парень.
    В одно мгновение, не прилагая особых усилий, Брайан переворачивает меня так, что я оказываюсь под ним.
    Я оборачиваю ноги вокруг его талии и хватаю его подтянутую задницу, притягивая его ближе к себе. Его темп просто бешеный. Тяжелые, быстрые толчки сменяют друг друга. Моя неверность похожа на леденящую ванну, ошеломляющую любое удовольствие. Спустя несколько минут он выкрикивает мое имя в последний раз, пока оргазм вымывается из него, а мой собственный испарился окончательно. Брайан падает рядом со мной и обвивает меня рукой.
    Мы лежим рядом друг с другом, пока дыхание возвращается в нормальное состояние.
    – Это было удивительно, – говорит Брайан, целуя мой висок.
    Я лишь улыбаюсь и прижимаюсь к его широкой груди.
    Несколько минут спустя, он снова накрывает меня своим великолепным телом, и, оставляя сладкий поцелуй на губах, выбирается из кровати и идет в прилегающую ванную.
    Оставшись одна со своими мыслями, пока Брайан заботиться о том, о чем парни заботятся после секса, чувствую, как в горле поднимается желчь. Что я только что сделала? Я могла убеждать себя сколько угодно, что не хотела ранить его и не сказала ему, потому что очень боялась рассказать, но вина все равно разлилась по мне и тяжело осела в груди.
    Когда Брайан возвращается в комнату, и я смотрю на его прекрасное голое тело, понимаю, что терпеть больше не в силах. Паника возрастает, и я вскакиваю с кровати. То ужасное тошнотворное чувство возвращается, и единственный выход избавиться от него – это прогнать его.
    Я бегу мимо него в ванную и хлопаю за собой дверью. Он не может видеть меня такой – никто не может. Слышу его озабоченный голос, сквозь рвоту.
    – Мелани, что происходит? Ты в порядке?
    – Да, я в порядке. Ты можешь дать мне одежду? – отвечаю я, когда рвота прекращается, и тошнота отступает.
    – Держи, – Брайан открывает дверь и просовывает в нее мою одежду.
    – Спасибо. Я вернусь через минуту.
    Он кивает и возвращается в мою комнату.
    Я не могу стоять перед ним голой. Словно мой обман написан где-то на теле, и он увидит его, если я не оденусь. Так что я одеваюсь в ванной и снова чищу зубы. Когда смотрю на себя в зеркало, меня воротит от собственного отражения.
    Последние несколько дней выбили меня из колеи: мама, оставшаяся одна, возвращением в школу без Мэдди, нападение на Пейтон. Сомневаюсь, что рассказать Брайану после того, как услышала о том, что произошло в его жизни и после, занимаясь с ним любовью, будет легко. Это все должно уйти, я должна со всем разобраться. Все это больше невозможно держать в себе.
    Но теперь после всего я чувствовала, что все же смогу выйти к нему. Выйдя из ванной, вижу Брайана, который сидит на моем стуле около парты, ожидая меня с бутылкой воды.
    – Я подумал, что это может тебе пригодиться, – я иду прямо к нему, и парень усаживает меня на колени.
    Холодная вода успокаивает мое горящее горло, но ничего не делает для измученной души.
    – Ты в порядке? – Брайан обвивает руками мою талию и прижимается к моему телу.
    – Да, я в порядке. Наверное, съела что-то плохое. Со мной все будет хорошо, – за моими словами следует слабая улыбка.
    – Я могу не оставлять тебя, если ты не очень хорошо себя чувствуешь. Могу остаться, если хочешь, – он наполовину предлагает и наполовину спрашивает.
    Мне хочется прогнать его, прогнать всех, остаться в одиночестве, свернуться клубочком и дать волю слезам. Но я не могу. Не могу оттолкнуть его, если Брайан нуждается во мне. Часть меня надеется, что если я смогу преодолеть это чувство вины самостоятельно, если смогу убедить себя и его, что я идеальная девушка, то мне не придется рассказывать ему, насколько я несовершенна на самом деле.
    В моей голове созревает план. Я не расскажу ему. Никогда. Я могу хранить это в секрете и делать все, что в моих силах, чтобы правда не выплыла наружу.
    – Ничто не сделает меня более счастливой, если ты останешься, – сильно приободрённая новым планом, говорю я.
    Засыпая в руках Брайана, я клянусь, что когда проснусь стану идеальной девушкой, той, которую заслуживал парень, несмотря на то, что являюсь человеком, который менее всех достоин его.
    Это не в первый раз, когда мне придется притворяться и прятать мои настоящие чувства, но в этот раз это будет сложнее всего.

    Глава 8
    Суббота, 27.10.2012
    Прошлое

    – Ненавижу Хелоуин, – громко пробормотала я, стоя возле зеркала в полный рост.
    – Ну, тогда не думай, что это Хелоуин, а просто представь себе, что это очередная вечеринка, для которой все странно оделись, – сказала Мэдди, вытянув голову с дверного проема ванной, и засмеялась.
    – Конечно, тебе легко говорить, ты маленькая и милая Тинкербел. А кто Рид, кстати говоря? Ибо клянусь, если ты скажешь мне, что он Питер Пен, я взорвусь! – просто представив ее парня в зеленых колготках, я засмеялась.
    Мэдди вышла из ванной, держа крылья от костюма в руках, и я помогла продеть ей сквозь них руки.
    – Спасибо. И нет, он точно не будет Питер Пеном. Я вообще не думаю, что он придет в костюме. Мне кажется, что Рид вообще против этих переодеваний на Хелоуин, – она добавила тонкий слой блеска на губы и причмокнула. – А Брайан наряжается?
    – Нет. Брайан, как и Рид, придерживается такой же политики. Я просто рада, что он решил прийти. Он же толком с вами и не знаком, – я знала, что парень будет чувствовать себя с ними, как рыба в воде, но пока что он был знаком только с Мэдди и то он видел ее всего один раз. У меня было такое чувство, будто сегодня будет проходить какой-то тест, и, конечно же, мне предстояло проходить его в этом идиотском костюме.
    – К девушкам такое требование – выглядеть пошло, да? – выгнула бровь, и Мэдди повернулась, посмотрев на мой костюм в зеркале.
    – Ты думаешь, я выгляжу пошло?
    Она уже начала расстраиваться, но я быстро попыталась исправить ситуацию.
    – Нет. Нет, ты выглядишь хорошо, правда. Меня просто бесит, что практически каждый костюм – это сексуальная копия всех в обычной жизни. Почему я просто не могу пойти, как медсестра? Почему я должна быть сексуальной медсестрой?
    – Мелани, ты выглядишь очаровательно, – Мэдди осмотрела меня с ног до головы. На мне были черные легинсы, черная юбка в стиле чирлидерш, ободок для волос с кошачьими ушами и нарисованные усы. Подруга была права. Я выглядела мило, а не пошло.
    Я хмыкнула и упала на кровать, но Мэдди не дала мне там долго оставаться.
    – Пошли, девочки ждут. Ты хорошо выглядишь, поэтому переставай нервничать.
    Когда мы вышли в гостиную, Камми и Лия уже ждали нас как обычно. На Камми был костюм греческой богини. Скорее всего, она отморозит себе задницу, но она выглядела прекрасно. Лия, ну, даже не знаю с чего начать. Она была одета в стиле 90-х – чулки в сетку, сапоги высотой до колена, невероятно короткая мини юбка и голубой топ. Парик цвета блонд завершали ее образ, но я до сих пор не понимала, кем она являлась.
    – И кто ты? Проститутка или…? – именно так Лия и выглядела. Девушка стояла, растягивая жевательную резинку, завалив бедро в одну сторону.
    Она подпрыгнула на месте и хлопнула в ладоши.
    – Да! Ты угадала! Да, я – Джулия Робертс из фильма «Красотка». Я проститутка!
    Никогда не видела, чтобы кто-то настолько радовался, услышав, что его обозвали шлюхой, ну что же, Лия – первая в этом.
    Мой телефон пропищал в моей руке, получив сообщение от Брайана.
    – Пошли, дамы. Брайан уже внизу. Выходим.
    Он предложил побыть нашим водителем этой ночью, но я понимала, что у него были более скрытые мотивы.
    Парень явно хотел получить одобрение от моих друзей, и от этого мое сердце охватила нежность, ведь он хотел им понравиться.
    Конечно же, когда мы дошли до парковки, он держал открытой дверь для девочек. Они запрыгнули в салон, сказав «привет». Он открыл мне пассажирскую дверь и закрыл, после того как я села на сидение. Когда Брайан переходил на свою сторону, Лия завыла, словно волк, и мы рассмеялись. Господи, спасибо, что у нее не хватило времени, чтобы еще что-то сказать. Я могла только представлять, какие слова сорвались бы с ее губ. Просто надеялась, что Лия будет хорошо себе вести все десять минут, пока мы будем ехать на вечеринку.
    Брайан сел на свое место, пристегнулся и положил руку на мое колено, от чего мурашки поползли по моему телу. Он наклонился и поцеловал меня в щеку, пробормотав «Ты хорошо выглядишь».
    Даже не ожидая моего ответа, он посмотрел через свое плечо на заднее сидение и засмеялся.
    – Ну, в моей машине впервые сидят фея, богиня и шлюха одновременно.
    – Я не шлюха, – не пропустив удар, парировала Лия. Она ласково провела рукой по груди,– я элитная шлюха. А теперь отвези меня на вечеринку, где я смогу выпить, – она махнула рукой, указывая Брайану на руль, от чего все засмеялись еще сильнее.
    Он посмотрел на меня, сказал «Вау» и выехал на дорогу.
    Когда он остановился возле назначенного места, девочки выбрались из машины и взбежали по лестнице. Мэдди и Камми пошли искать Рида и Джека, а Лия, ну, я уверена, что Лия побежала в поисках веселья.
    Брайан взял меня за руку, и мы вошли в дом, аккуратно прокладывая себе путь среди толпы в гостиную, где нашли Мэдди, Рида, Камми и Джека. Все дружелюбно улыбались Брайану, когда мальчики знакомились с ним.
    – Приятно с тобой познакомиться, чувак. Хочешь выпить? – спросил Джек, пожимая Брайану руку.
    – Нет, спасибо. Я сегодня за рулем, – он покачал головой, вновь беря меня за руку.
    – Рид, черт возьми, что ты на себя напялил? Мэдди сказала, что ты не собираешься наряжаться, – спросила я, смеясь.
    – А что? Ты думаешь, что это не подходит? – спросил он, смотря на свой костюм – подарок в упаковочной бумаге. На этом «костюме» были вырезаны дырки для головы и рук.
    – Ну, зависит от того, с какой стороны на это посмотреть. Придурок в коробке, то да, в точку попал.
    У Мэдди вырвался смешок.
    Рид не был с ней мил до того, как они начали встречаться. Но, с тех пор, как у них начались отношения, он был идеальным. Я была на стороне Рида. Ради того, чтобы я была на его стороне, он водил меня на обед раз в неделю.
    – Прочитай этикетку. Ты поймешь, – он засмеялся с моего комментария и подмигнул.
    Я посмотрела на этикетку, и задохнулось от смеха, прочитав.
    «Получатель: Женщина»
    «Отправитель: Бог»
    Джек присоединился к моему истерическому смеху, закатив глаза.
    – Он надевает этот костюм каждый год.
    – Что? Да, я такой, – голос Рида был пропитан смехом. Он сладко поцеловал Мэдди, и она, как и все, закатила глаза.
    – Да точно. Но не означает ли это, что я позже должна буду распаковать тебя? – игривые слова Мэдди точно произвели на него впечатление.
    Они были такими милыми. Эти двое текли друг у друга по венам с первой встречи, и с тех пор, как они официально начали встречаться, они были само милой парой в мире. И что-то в них говорило мне, что они справятся и дойдут до конца.
    – Пошли. Найдем, что тебе выпить, – сказал Рид Мэдди, выводя ее из гостиной в кухню.
    Джек и Камми тоже пошли вслед за ними, и как только и мы с Брайаном собрались тоже пойти за ними, Лиам, один из игроков в команде Брайана по футболу, подошел и стукнул Брайана по плечу.
    – Хей, Брайан. Не знал, что ты сегодня сюда придешь, – сказал он, встав перед нами.
    – Привет, Лиам. Да, моя девушка Мелани дружит с Камми и Джеком, – объяснил Брайан, показывая на Джека, входившего на кухню. Лиам сказал мне «привет» и аккуратно пожал мою ладонь, странно взглянув на меня.
    – Как тесен мир, я хожу на терапию с Джеком, – объяснил Лиам, отпустив мою ладонь. – Я не видел тебя на вечеринке после футбольного матча. Что случилось? – спросил он, делая глоток пива.
    – Эмм, я видел, как тебя вывернуло в ботинок, ну и подумал, что всю вечеринку я уже пропустил. Поэтому мы ушли вместе с Мелани, и… у нас была собственная вечеринка, – Брайан легко засмеялся.
    Румянец тут же появился на моем лице.
    – Брайан! – воскликнула я и легко стукнула его по руке.
    – А что? Была же, – он поцеловал меня в лоб и, обняв за плечи, притянул меня к себе.
    Я закатила глаза, но, когда Брайан сдвинул руку с моих плеч к шее и начал играть с моими волосами, он тут же был прощен.
    – Дам вам время пообщаться, а я пока пойду, поищу девочек. Вернусь через пару минут, – встав на носочки, поцеловала Брайана в щеку, боковым зрением заметив отвращение на лице Лиама. На самом деле мне не нужно было искать девочек, я просто хотела сбежать от Лиама.
    Прежде чем отправиться на поиски ребят, я решила заскочить в ванную и освежиться. К счастью, так как было рано, там еще не было очереди. Закончив мыть руки, я нанесла блеск для губ и потянулась к дверной ручке. Меня практически вынесло из комнаты, когда кто-то потянул на себя дверь снаружи. Потеряв равновесие, врезалась в чей-то костюм пошлой медсестры.
    Восстановив равновесие, я была очень «рада» увидеть, что это оказалась Кортни.
    Моя чертова удача!
    Я поправила свой ободок с ушками и отступила в сторону, чтобы пройти мимо нее, не говоря ни слова, потому что она – последний человек на планете Земля, с кем мне хотелось говорить.
    Мой план полетел к черту, когда Кортни схватила меня за запястье и затянула за собой в туалет. Для такой худой суки она была достаточно сильна.
    Захлопнув за собой дверь, она осмотрела меня с ног до головы.
    – Что ты хочешь, Кортни? – я практически выплюнула эти слова. Да, возможно мне стоило бы поучиться манерам, но так хотелось плюнуть ей в лицо.
    – Я хочу, чтобы ты оставила Брайана в покое, – ее слова были насыщены ядом и злостью.
    Конечно же, я рассмеялась.
    – И почему именно я должна сделать это? – скрестив руки на груди, снисходительно на нее посмотрела.
    Кортни застала меня врасплох, подойдя очень близко и ткнув пальцем мне в руку.
    – Потому что это выставляет меня в плохом свете! – ее палец все сильнее и сильнее вдавливался мне в руку с каждым сказанным словом.
    Пренебрежительный смех сорвался с моих губ. Опустив руки, я в ответ ткнула ее.
    – Скажи мне, пожалуйста, почему это выставляет тебя в плохом свете? – я фыркнула и попыталась пройти мимо нее. Но Кортни вновь схватила меня за запястье, вдавливая свои пальцы в мою кожу.
    Ох, игра началась, сучка!
    Я сделала медленный выдох и спокойно повернулась к ней. Скинув грязную руку девчонки со своего запястья, поставила руки на талию, ожидая ее ответ. Ее глаза прошлись по моему телу, прежде чем она заговорила, и у меня появилось чувство, что я точно знаю, какие слова она произнесет. Я заставила себя собраться, чтобы спокойно все выслушать. Ее губы искривились в дьявольской улыбке.
    – Потому что он предпочел мне толстую и не высокую сучку, – Кортни еще ближе подошла ко мне и еще раз ткнула мне в плечо пальцем. – И, если ты сейчас же не оставишь его в покое, я сама решу этот вопрос. Сама увидишь как, – ее слова превратились в тихий, но зловещий шепот. Не желая отдавать ей победу, я посмотрела на нее, показывая, что ее слова ничего для меня не значат.
    – Может, если бы ты не была…, – я приложила палец к губам, будто подыскивая идеальное слово, ох, да, вот оно, – холодной и бессердечной сукой, то не потеряла бы его. Кроме того, насколько низко надо пасть, чтобы обижать беззащитного ребенка. Ты, чертова сучка! – я практически завибрировала от злости, вспомнив ее слова об Эмми.
    Закатив глаза к потолку и фыркнув, Кортни сказала.
    – Все равно. Эта девчонка – маленький отсталый уродец и это вообще не важно. Я же не обижала Брайана. И я вообще не понимаю, почему это его так задело.
    Не сумев себя сдержать, моя ладонь приземлилась на ее щеке.
    – Никогда больше даже не произноси и слова в ее сторону! Она не отсталая! – схватив ее за подбородок, я заставила ее посмотреть на себя глазами, полными слез от моей пощечины. – Вот, что ты сделаешь. Ты оставишь меня и Брайана в покое. Он больше не нуждается в тебе, и после этого твоего перформанса здесь, прекрасно понимаю почему, – я отпустила ее и оттолкнула от себя, посмотрев на нее в последний раз. – Ты даже не стоишь того воздуха, который я потратила, разговаривая с тобой. А сейчас убирайся! – я держала голову высоко, когда она проходила мимо меня.
    Я надеялась, что положила конец компании «Я верну себе Брайана».
    Когда адреналин испарился, мной вновь завладела реальность. Что за черт? Почему она вела себя так, будто они были обручены, или что-то в этом роде. Не смотря на все мое нежелание впускать в себя ее слова, они произвели на меня эффект. Они снова и снова вспыхивали в моей голове, заставляя задуматься, что же Брайан нашел во мне. Чертова сука!
    Пытаясь сделать вид, словно ничего не произошло, я брызнула на себя холодной водой и еще раз поправила макияж. Стук в дверь застал меня врасплох, заставляя поторопиться.
    Выйдя из комнаты, прошла мимо огромной очереди. Люди смерили меня очень злыми взглядами. Просто замечательно, это прямо то, что мне надо – еще больше людей, которые меня ненавидят!
    К тому времени, когда я вернулась в гостиную, толпа людей танцевала под какую-то громкую клубную музыку. Брайан стоял спиной ко мне, разговаривая с кем-то, кого мне не было видно. Увидев его крепкую спину, меня охватило теплое чувство комфорта и защищенности. Кортни могла говорить все, что ей угодно, но я точно знала – он ее не хочет.
    Подойдя к нему, застыла. Все внутри сжалось, а злость закипела и потекла по венам. Конечно же, перед ним стояла Кортни. Но что еще больше меня удивило, так это то, что она буквально обвила Лиама. Кажется, это была ее попытка заставить Брайана ревновать, но единственное, что промелькнуло в моей голове – это отчетливая мысль, что Кортни выглядела, словно шлюха. Сучка, одетая в пошлый костюм медсестры.
    Готовя себя к худшему, я подошла к Брайану и коснулась его, меня немного задело, что он практически отпрыгнул от моего прикосновения. Он не втянул меня в диалог и не посмотрел, как обычно, с теплом в глазах. А потом, вообще нечего не сказав, оттянул меня в сторону, уводя от разговора с Кортни и Лиамом.
    Возможно, из-за волнения от того разговора с Кортни, мои слова прозвучали сурово и обвиняющее.
    – Что это было? О чем вы, черт возьми, разговаривали? И почему ты меня так уволок в сторону?
    У Брайана не было шанса ответить мне. Должно быть, его телефон стоял на вибро, потому что я не услышала звонка. Когда он посмотрел на дисплей, в его глазах появился легкий испуг.
    – Мне надо выйти. Я скоро вернусь, – он уходил, оставляя меня одну на вечеринке, на которую я даже особо не хотела идти.
    Просканировав толпу, не встретила знакомых лиц. Мэдди, Камми и Лия тоже не были найдены, и так как Рид и Джек никогда не отходили от своих девушек ни на шаг, то их я тоже не увидела. Единственно, кого видела, это были Кортни и Лиам, которые стояли в другом конце комнаты. Они стояли, словно что-то скрывая, и у меня было странное чувство, будто Лиам был частью плана Кортни по возвращению Брайана.
    Не в силах больше выдерживать их взгляды, я вышла на крыльцо, где Брайан отвечал на звонок. Увидев, что он держит телефон в руках, вместо того, чтобы приложить к уху, тут же поняла, кто ему звонил.
    Эмми.
    Я осталась стоять сбоку, мне не хотелось, чтобы она увидела меня через экран. Брайан говорил мне, что Эмми сложно принимала новых людей, поэтому я не хотела волновать ее. Но Брайан заметил меня рядом и улыбнулся мне. Он показал пальцем, что вернется ко мне через минуту. Я кивнула и обхватила себя руками, пытаясь хоть немного укрыться от холодного осеннего воздуха.
    Благодаря громкой связи, я уловила пару слов с их разговора.
    – Все будет в порядке, Эмми. Я обещаю, – он успокаивал ее, но видимо у него это не получалось, поэтому он добавил. – Они успокоятся. Просто оставайся в своей комнате. Расскажи мне о твоей новой книге. Той, которую я тебе скачал. Что ты о ней думаешь?
    Лицо Брайана посветлело, когда она начала рассказывать о той книге, которую он ей установил. Я потерялась, рассматривая его и думая о том, какой же он невероятный, и потом я уловила конец его последнего предложения.
    –…нет, я не один. Тебе не стоит беспокоиться, Эмми. Я со своей девушкой, Мелани, – теплый взгляд Брайана вернулся ко мне и его лицо расслабилось. Я подошла на шаг ближе к нему, но до сих пор оставалась вне поля зрения Эмми. И, когда я была уже рядом, то услышала ее слова.
    – Я могу ее увидеть?
    Брайан посмотрел на меня с опаской, не зная, как я отреагирую. Конечно же, он думал о реакции Кортни или, возможно, о том, что я не захочу говорить с его сестрой. Говоря тихо, чтобы только он мог слышать.
    – Можно с ней поговорить? – спросила я.
    Он дотянулся своей рукой, притянул меня к себе и вытянул телефон, чтобы Эмми могла видеть нас обоих.
    Подпрыгивая на своем стуле, она начала от души смеяться, так заразительно, что этот смех передался и мне. Я захохотала.
    – Что тебя так насмешило, Эмми? – улыбнулась и скорчила рожицу, смотря в экран смартфона Брайана. Мне не хотелось, чтобы она чувствовала себя неуютно, но что-то настолько яркое и живое было в ее смехе, что я не могла скрыть игривость, задавая вопрос.
    – Ты – котенок, Мелани, – Эмми снова засмеялась, показывая на мой ободок. Я дотянулась и потрогала его, забыв о его существовании. Она все еще смеялась, и, когда я мяукнула, засмеялась еще громче.
    Когда ее смех поутих, она гордо расправила на себе костюм принцессы. Я вздохнула от восторга, когда она надела на голову корону.
    – Ох, Эмми, ты – самая красивая принцесса в мире.
    – Правда? – я услышала недоверие в ее голосе, и от этого мне захотелось перелезть через экран и крепко обнять ее.
    – Конечно, да! Ты – красивая маленькая принцесса и не слушай остальных, кто говорит иначе, – вот и мне самой надо поверить в свои же слова. И это будет огромный прогресс.
    – Ты тоже очень красивая Мелани, – Эмми сжала свои плечики и смущенно склонила подбородок к груди.
    Ее слова подняли во мне невероятные эмоции. Впервые за свою жизнь, я действительно поверила в комплимент, который мне сказали. Ее невинность, ее смущение и в то же время игривость заставили меня посмотреть на себя другими глазами.
    Инстинктивно я переплела наши с Брайаном пальцы и сильно сжала. Прислонившись к его плечу, почувствовала жар, который исходил от его тела. Он аккуратно поцеловал меня в макушку и прошептал «спасибо», чтобы только я его услышала.
    Возвращая свое внимание к Эмми, я сказала ей, что мне пора уходить, и я возвращаю ей Брайана. Я вновь встала возле него, но все равно слышала их разговор и его слова.
    – Я знаю, Эмми. Я тоже думаю, что она красивая, – его глаза проследовали по моему телу и осенний воздух перестал быть таким холодным. – Да, она мне тоже нравится, очень сильно, – на последних словах по его губам скользнула улыбка, а мои внутренние органы сделали кульбит.
    Сквозь туман в голове от воспоминаний, на что эти губы способны, услышала, как Брайан сказал.
    – Хорошо, Эмми. Иди, читай книгу. Дай маме телефон, пожалуйста, – он нажал пару кнопок, чтобы выйти с видео звонка.
    Приложив телефон к уху, он весь выпрямился. Он готовил себя к чему-то.
    – Ты хочешь, чтобы я оставила тебя одного? – спросила я, говоря тихо, чтобы его мама меня не услышала.
    В ответ на свой вопрос получила взгляд «не говори глупостей» и его рука сильнее сжала мою. Поэтому я стояла рядом с ним и слушала его разговор с мамой о ссоре между ней и его отцом. Пока Брайан успокаивал ее из-за срочной командировки отца, я думала, говорить ли Брайану о странной атмосфере вокруг его отца. Но все же решила, что это был не подходящий момент.
    Поэтому я спрятала свои подозрения. Кроме того, слова: «У меня есть подозрения по поводу твоего отца» не казались мне успокаивающими. Я ничего не сказала ему о странных взглядах его отца во время игры, или о том, что практически уверена в том, что он разговаривал по телефону совсем не с бизнес-партнером. Я ничего не сказала и о Кортни с ее высказываниями. Проглотила свои подозрения о заговоре Лиама и Кортни против нас.
    Спрятав внутри все сомнения, просто обняла Брайана. Я пыталась успокоить его, и, когда он закончил разговаривать по телефону, вместо того чтобы идти на вечеринку, предложила поехать ко мне.
    Мне не хотелось возвращаться на вечеринку.
    – Ты уверена, что хочешь поступить так? А что насчет твоих друзей? Разве вы не собирались веселиться вместе? – начал задавать вопросы, но я точно видела, что Брайан тоже хотел убраться отсюда подальше.
    Мое сердце сжалось от нежности, зная, что, даже не смотря на свои проблемы, он думал обо мне и о моих друзьях.
    – Я напишу им по дороге. Думаю, что они там и собирались провести ночь, – подняла бровь, не желая объяснять, что имею в виду под этими словами. – Кроме того, мы завтра планировали заняться хайкингом. Они все поймут.
    Брайан кивнул и пробормотал «хорошо». Потом притянул меня к себе и поцеловал с единственным желанием забыться. Я не знала, что именно он хотел забыть, но очень хотела помочь ему в этом.
    Сидя в машине Брайана по пути домой, набрала Мэдди. Меня не удивило, что она подняла трубку на первом же гудке.
    – Мел? Ты где? Я отошла от тебя буквально на минуту, и ты уже пропала! – в ее голос была паника.
    Я закатила глаза и посмотрела на Брайана, который услышал крик Мэдди с телефона.
    – Успокойся, Мэдди. Я в порядке. Я с Брайаном…кое-что…ум…произошло.
    Она захихикала, и я услышала Рида на заднем плане.
    – Конечно же, – протянула она, намекая на то, на что намекнул бы любой друг.
    Я прочистила горло в надежде на то, что это остановит ее смех.
    – Может, ты прекратишь уже? Мы едем обратно. Я знаю, что мы собирались сегодня повеселиться, но кое-что действительно произошло, – ее смех тут же испарился, и она собралась, услышав серьезность в моем голосе.
    – Все в порядке, Мел? Вам нужна помощь? – беспокойство в словах Мэдди было очевидно, и я услышала, как Рид на той стороне трубки спрашивает все ли со мной в порядке.
    – Да, Мэдди. Я тебе обещаю, что все в порядке. Просто хотела тебе позвонить и сказать, что еду домой. Вот и все, – Брайан потянулся через консоль и сжал мою руку. – Знаю, что Брайан обещал вас отвезти домой, но вы справитесь сами?
    – Вообще не беспокойтесь об этом, – успокоила меня Мэдди. Я была уверена, что Рид сегодня даже не выпустит ее со своей кровати.
    – Я позвоню тебе утром. Может, сходим позавтракать перед хайкингом.
    – Конечно. И, Мел, если вам что-то понадобится, звоните нам. Мы тут же приедем. Увидимся утром.
    – Спасибо, Мэдди.
    – И еще одно, Мел.
    – Да.
    – Повеселитесь, – и снова подкол.
    Я смотрела на Брайана, когда он парковался, наблюдая за тем, как двигается его бицепс, когда он выкручивал руль.
    – Безусловно, – отключила звонок и наклонилась к Брайану, коснувшись рукой его предплечья. Он повернулся ко мне с грустью и отстранённостью на лице. – Ты в порядке? – я запустила пальцы в его мягкие волосы, которые вились на затылке.
    Он убрал прядь волос с моих глаз и улыбнулся грустной улыбкой.
    – Я еще никогда не слышал свою маму настолько расстроенной. Не понимаю, что у них происходит. Мне кажется, она что-то скрывает.
    Я нежно провела рукой по его щеке.
    Его рука захватила мою, и он поцеловал мои пальцы.
    – И я ненавижу, когда Эмми грустная. Она не знает, как с этим управляться, и, находясь здесь, чувствую себя немного беспомощным. Вот и все, – пожав плечами, Брайан попытался сбросить грусть, которую я прекрасно видела. Но его глаза, в них светилось внутреннее беспокойство.
    Притянув его лицо к своему, я провела большим пальцем по его нижней губе. Брайан коснулся языком моего пальца, заставляя меня поежиться. Я аккуратно водила пальцами по его лицу, пытаясь убрать напряженность. Добравшись к его изогнутой брови, сказала.
    – Давай сегодня просто расслабимся, Брай. Завтра с этим разберемся. Хорошо? – еще раз коснулась его щеки, и он потянулся к моей ладони.
    Брайан ничего не говорил, но я поняла, как только он вышел из машины, обошел ее и открыл мне дверь, что ему понравился мой план.
    Когда мы добрались до квартиры, я сняла свой ободок с ушками и стянула резинку с волос. Брайан подошел сзади и переложил мои волосы на одну сторону. Его дыхание тут же окутало кожу, вызывая на ней мурашки. Расслабившись, я прижалась спиной к его груди, наслаждаясь его губами, которые танцевали на моей шее. Когда его губы поцеловали пульсирующую точку, на которую целый вечер надавливал ободок, с моих губ сорвался стон удовольствия.
    Я склонила шею и повернула голову, давая ему больше доступа. Брайан аккуратно сжал свои сильные пальцы на моей шее, проводя носом дорожку от моего плеча к линии роста волос.
    – Я хочу тебя, Мелани, – Брайан нежно прошептал мне в ухо.
    У меня не найдется слов, чтобы описать, что сотворили со мной эти слова. Честно говоря, думала, что никогда не услышу их. В тепле его сильных объятий, я знала, что буду делать все, что в моих силах, чтобы слышать эти слова снова и снова.
    – Безумно хочу тебя, – толкая свою попу к его паху, сказала я.
    У меня за спиной завибрировал мужской рык удовольствия. Мое сердце растаяло, и колени подогнулись от осознания, что этой частью себя я могу с ним поделиться. Откровенно говоря, никогда не чувствовала себя настолько собой, как чувствую себя с Брайаном. Я ни другая, ни лучше, или стройнее, или еще какая-то. Я такая, какая есть, и, как бы странно это не звучало, когда я с ним, горжусь этим.
    Без особой грациозности мы с Брайаном натолкнулись на диван. Его руки путешествовали по моему телу с особой внутренней нуждой, пока его рот кусал меня с небывалой жаждой. Он не просто целовал меня; он пытался стать частью меня. Я обвила парня руками за шею и притянула его еще ближе, если это вообще было возможно, и поцеловала в ответ, собирая все свои эмоции и потребность и отдавая ему.
    Когда его большой палец задел мой возбужденный сосок сквозь ткань футболки, мое тело содрогнулось от удовольствия. Брайан почувствовал это. Он играл моим телом, словно играл на инструменте, каждое его движение было отточено и красиво.
    – Брайан…я…я, – я даже не понимала, что хотела сказать. Я просто хотела его. Его имя стало частью моих губ, моего сердца.
    – Что, Мелани? Скажи мне, что ты хочешь, и я сделаю это для тебя. Ты же это и так знаешь, – слова слетели с его губ, и я точно знала, что это было правдой, потому что видела искренность в его глазах.
    Брайан сделает все ради меня, но сейчас моя очередь делать это для него. Я застала его врасплох, когда оттолкнула его и поменяла нас местами. Сев на его бедра, сняла с себя лифчик и его руки автоматически обхватили мою талию. Я потянула его рубашку, освобождая грудь, и буквально врезалась в его тело. Растворяясь в его запахе, мучила его шею мягкими, влажными поцелуями. Чувствуя его извивающееся тело подо мной, ощущала себя чертовски сексуальной и странно властной. Когда Брайан обхватил меня руками и сел, оставляя меня на коленях, полностью стянула с него рубашку. Нежно толкнула его, и он вновь лег. Я продолжила свою миссию, целуя его шею, возле ключиц, спускаясь к сильным мышцам груди и дальше к скульптурному прессу. Полностью спустившись, устроилась между его ног. Я продолжила рукой дорожку под пояс джинсов, все еще не расстегивая их. Потянув за бегунок на молнии, почувствовала его член и то, как он пульсировал под моими пальцами, отчего желание во мне разгорелось еще сильнее.
    Брайан поднял бедра, и я воспользовалась возможностью стянуть с него джинсы и боксеры. Пока смотрела на его красивое голое тело, внутри закручивался узел удовольствия. Аккуратно прикоснулась к нему, боясь причинить ему боль или сделать что-то не так. Но как только мои пальцы полностью завладели его твердым членом, Брайан толкнулся бедрами навстречу моей ладони.
    – Ох, черт, Мелани… – он замолк, как только моя ладонь начала двигаться по его разгоряченной коже.
    Ободренная тем, что ему было хорошо, я начала оставлять поцелуи на его животе, проводя языком по V-образной мышце, не прекращая ласки. Острое желание попробовать его, дать ему наслаждение, которого он так хотел, поглотило меня.
    Убирая руку с его плоти, я услышала его резкий выдох сквозь губы. Мой язык проделал влажную дорожку от основания до конца. Брайан выгнулся, твердые мышцы на его животе напряглись, а грудь резко поднималась и опускалась от его рваного дыхания.
    Проделав такое языком еще пару раз, услышала, как с его губ срывается мое имя, а дыхание потяжелело, словно его легким не хватало кислорода. Я обхватила его плоть губами и взяла ее настолько глубоко, насколько могла. Брайан убрал мои волосы в сторону и нежно обхватил мой затылок. В этом не было никакой силы или принуждения, или еще чего-то в таком роде. Парень просто направлял меня.
    – Мелани… твой рот… как же чертовски хорошо.
    Почувствовав, что его движения становятся более резкими и не такими ритмичными, я последний раз провела по его члену языком и встала рядом с диваном. У меня было кое-что, что, как мне казалось, будет еще лучше, чем мой рот. Я сняла с себя оставшуюся одежду и достала презерватив с заднего кармана.
    Когда я разрывала упаковку презерватива зубами, Брайан перекатился на бок и облокотился на локоть. Другой рукой, он нежно проводил линию, начиная от ложбинки между грудей и продолжая свой путь к моему животу, вызывая мурашки на моем теле. Когда он вставил в меня два пальца, его имя сорвалось с моих губ. Двигаясь, насаживаясь на его пальцы, я сходила с ума.
    – Брайан. Ты мне нужен внутри. Пожалуйста, милый.
    Продолжая свои безжалостные движения пальцами, он прохрипел.
    – Больше всего на свете хочу войти в тебя, – с этими словами Брайан прекратил свою мастерскую пытку и забрал презерватив из моих рук.
    Надев его на себя, парень схватил меня за талию и посадил на себя, слегка погрузившись в мою киску.
    – Не спеши, малыш. Я не хочу сделать тебе больно, – прошептал Брайан, помогая мне.
    Когда мои ноги задрожали, поняла, что больше не могу терпеть это, и одним движением полностью села на него.
    – Ох, Господи, Брайан…ты чувствуешь… – я не знала, как закончить это предложение. Я никогда не испытывала таких ощущений – я была наполненной, между нами существовала связь, и я никогда не чувствовала такой любви.
    – Знаю, малыш, – его губы врезались в мои, когда он притянул мое лицо.
    Его руки обхватили мою талию еще раз, полностью взяв контроль на себя – толкаясь в меня и притягивая к себе еще ближе.
    Его язык ворвался в мой рот, а пальцы запутались в моих волосах. Мы прижались друг к другу и от того, что мои соски терлись об его тело, я возбуждалась еще сильнее. Когда он поменял угол, достав ту сладкую точку внутри, я потеряла контроль.
    Блаженство. Чистое блаженство растеклось по моим венам, и мое тело задвигалось в собственном ритме. Оно молотилось неистово, но оставалось в идеальной синхронизации с движениями Брайана. Он потянулся рукой между нашими бедрами, и начал потирать мой клитор, попадая в один ритм с его бешеными движениями.
    – Брайан… Брайан… – его имя слетало с моих губ, когда я кинулась с головой в то блаженство.
    – Мелани, я тебя чувствую…о…Господи, – еще один последний толчок внутри меня, и он кончил.
    Когда адреналин испарился, и наши легкие вновь нормально заработали, я задвигалась чтобы слезть с него. Но вместо того, чтобы отпустить меня, он притянул еще ближе и начал перебирать пальцами мои волосы.
    – Мы можем так еще немного полежать? – спросил он тихо.
    Я положила руку на его сердце и прижала губы к его груди.
    – Конечно, мы можем.
    Брайан больше ничего не говорил в ответ. Вместо этого, парень сильно прижал меня к себе и поцеловал в макушку.
    Где-то между сном и реальностью, я услышала, как голос Брайана проникает в мое сознание. Бархатный голос убаюкивал меня. Сквозь дремоту, даже не поняла, что я больше не лежу на диване, а он аккуратно взял меня на руки. Инстинктивно, я обхватила его шею руками и дальше дремала у него на груди. Последнее, что почувствовала – мягкая постель, на которую он меня положил, его теплые объятия и губы, которые он прижал к моему виску, желая мне спокойной ночи.

    Глава 9
    Понедельник, 4.02.2013
    Настоящее

    – Привет, малышка. Как ты себя чувствуешь? Хорошо ли ты спала прошлой ночью? – весело спрашивает Брайан, когда я встречаю его у своей двери.
    – Мне лучше. Думаю, мне нужно было немного отдохнуть, – отвечаю неубедительно, надевая теплый зимний свитер. Закрыв дверь комнаты, мы выходим на свежий воздух и идём через двор в класс.
    Зайдя в здание наук, Брайан прижимается и целует мой лоб, словно проверяя, есть ли у меня лихорадка. Но он все равно ничего не почувствует. Я не была особо больна в эти выходные. Мне просто нужен был перерыв от чувства вины. Сказала ему, что подхватила что-то вроде простуды и спряталась в комнате на все выходные. Конечно, будучи заботливым мужчиной, любимый настоял, чтобы приходить навещать меня. После нескольких уверений, что со мной все будет отлично, Брайан смилостивился и позволил мне отдохнуть.
    Помогло, что Пейтон редко находилась в комнате. Она разрывалась между работой над диссертацией и письменной лабораторией, и ее не было практически все выходные. Камми и Лия забеспокоились и принесли мне куриный суп из лапши и имбирный эль. Но даже это не уменьшило мою вину.
    Мы проделали путь до третьего этажа в некомфортной для меня тишине.
    – Ты уверена, что с тобой все в порядке? Ты кажешься немного отстраненной на этой неделе, – спрашивает Брайан, прижав меня к себе.
    – Со мной все будет хорошо, обещаю, – я широко улыбаюсь ему в ответ.
    Альтернатива была гораздо менее симпатичной. Так что вместо того, чтобы рассказать правду, я надеваю на себя улыбку и иду с ней остаток пути до класса.
    Дойдя до моей лаборатории по биологии, Брайан останавливается напротив и переплетает наши пальцы.
    – Ты уверена, что ты в порядке? – спрашивает он снова, и это начинает выводить меня из себя. Конечно его забота не проблема.
    Но факт того, что он достаточно хорошо меня знает, обременял и проникал под кожу, заставляя чувствовать себя еще более паршиво. Засовывая обратно свою злость и вину, я обвиваю своими завернутыми в пушистое пальто руками его талию так сильно, насколько позволяет наша громоздкая зимняя одежда.
    – Правда, Брайан. Я в порядке. Думаю, я все еще немного устала, но со мной все будет хорошо. Обещаю, – откидывая голову, чтобы увидеть его глаза, я стараюсь изо всех сил убедить его.
    Пряча нос в моих волосах, любимый вздыхает. Он не верит мне, я знаю это. К счастью, несколько других студентов входят в дверной проем, ведь осталось всего несколько минут до начала занятия.
    Брайан тянет нас к двери и отступает. Всматриваясь в мое лицо в поисках ответа, который, надеюсь, он не сможет найти.
    – Тогда, можно я увижу тебя сегодня? – спрашивает парень.
    Профессор выбирает этот момент, чтобы пройти мимо нас, прочищая горло, ясно намекая, что я должна как можно скорее войти в класс.
    – Конечно. Хотя дай подумать. У меня два теста на этой неделе и письменная работа в среду. Я позвоню тебе позже, – быстро поцеловав его, проскальзываю мимо него в аудиторию.
    Опускаясь на свое место, в то время как профессор закрывает дверь перед совершенно смущенным лицом Брайана, осознаю, что не смогу вечно избегать его. Я должна найти способ как быть с ним и не испытывать тошноты от вины.
    У меня получилось избегать Брайана всю неделю. Мне нечем гордиться, но, тем не менее, я это делала. Всепоглощающая нужда поговорить с кем-нибудь про это все выжимала все силы. Забравшись в кровать после изматывающего теста, я позвонила Мэдди, надеясь, что она несильно занята.
    Только когда я собралась сбросить звонок, она подняла трубку.
    – Привет, Мэл. Подожди секунду, – Мэдди запыхалась и я слышу ее проклятия, когда ключи и телефон падают на землю.
    – Черт, черт, черт, – говорит Мэдди, и мне на сердце становится чуть легче, когда я это слышу.
    Узнаю шуршащий звук пластиковых пакетов, когда голос Мэдди возвращается на линию.
    – Извини, Мэл. Я только вернулась из продуктового. Дурацкий телефон выскользнул прямо у меня из рук. Что случилось, детка?
    – Ух ты, ты стала одомашненной. Если скажешь, что ты еще и готовишь, я готова пройти оценку психологического здоровья, – мягко смеюсь, представляя Мэдди, которая готовит нечто большее, чем хлопья.
    – Просто заткнись. Так как все проходит? – она пытается ходить вокруг да около вопроса, который очень хочет задать. Я избегала разговора с ней, так же, как и избегала разговора с Брайаном.
    – Все нормально. С занятиями порядок. О, и зацени это – у меня новая соседка по комнате, – нервно говорю, накручивая волосы на палец.
    – Не может быть! Какая она? – я слышу, как шуршит сумка на заднем плане, в то время как открываются и закрываются кухонные шкафы.
    Я отвлекаюсь на несколько минут, когда мы теряемся в бессмысленном разговоре про тесты по биологии и новых соседок по комнате, но, когда неестественная тишина растягивается на несколько секунд, понимаю, что Мэдди аккуратно пытается выбрать слова для вопроса о Брайане.
    – Я все еще не рассказала Брайану, – быстро отвечаю на ее незаданный вопрос. Откидываюсь на кровать и закидываю руку над головой.
    – О, нет, Мел. Почему нет? Я думала, ты собираешься рассказать ему, – слова Мэдди звучат озабоченно и без капли осуждения.
    – Я знаю. Знаю. Я просто... Это так сложно. Мэдди, я не знаю что делать, – чувство вины наступает мне на горло, когда я пытаюсь выговорить слова.
    – Так почему бы тебе не попробовать объяснить мне все? Мы не говорили про это во время перерыва, но сейчас я здесь к твоим услугам и хочу помочь тебе разобраться во всем, – она говорила мне это ранее, но я все время чувствую, что обременяю девушку своими проблемами. Знаю, мне не следует, но я чувствую это.
    – Мэдди, мы можем часами проговорить об этом. Тебе не нужно приготовить ужин или еще что-нибудь в этом роде? – я не могу отрицать ту часть меня, которая хочет поговорить и часть меня, которая пытается избежать этого разговора как можно дольше.
    Ее громкий смех разражается по линии и мне приходится отодвинуть трубку от уха.
    – Пффф. Я могу пробовать готовить ужин сколько хочу. Мы все равно закончим выяснять. Кроме того, мы совсем не разговаривали с тех пор, когда ты пошла в колледж, – умоляющий тон ее голоса заставляет меня сломаться.
    Подсчитайте еще одно напоминание о моих провалах. Чертова лучшая подруга прямо здесь.
    Когда я несколько секунд все еще ничего не говорю, Мэдди пытается в последний раз.
    – Пожалуйста, Мэл. Я лишь хочу понять и помочь тебе. Пожалуйста, говори.
    Через раздражение и стыд за ситуацию, я начинаю говорить.
    – Что тут еще говорить? Я была не права. Он сказал мне не навещать его. Он не звонил мне. Я получила смс о том, что он и его бывшая веселятся на вечеринке и затем я пошла и чертовски налажала, обманув его.
    Я срываюсь на подругу, хотя это не ее вина.
    – Я не знала про смс. Ты спрашивала о ней Брайана? – Мэдди мягко вздыхает. В ее словах слышно изумление и боль от того, что я никогда про это ей не рассказывала.
    Вздохаю и я, как будто это может облегчить часть стыда, который я испытывала.
    – Нет, я выяснила, что не имею права спрашивать его, после того, что натворила.
    – Это является причиной того, что ты начала общаться с Линдси и этими девочками после каникул?
    Мой живот скручивает в узел, когда вспоминаю, как а–ля–Мелани вела себя на каникулах.
    – Думаю, что да. Я не горжусь этим. Ты знаешь, я не пью, но я пыталась избавиться от этого всего.
    – Помогло? – острит она, но без намерения обидеть меня.
    – Прек–чертовски–расно! – парирую с притворной ловкостью. – Ладно. Это был дерьмовый путь, чтобы справиться со всем, но я была очень злой и грустной. И потом это случилось, и я чувствовала себя такой виноватой. Ничего не испытывать, кроме ступора, было лучше, чем чувствовать все это, – я не могу заставить себя рассказать о самом большом источнике своей вины.
    Факт того, что я была слишком пьяна, чтобы помнить с кем была и что я с ним делала, было тем, что я буду скрывать ото всех. Кроме, думаю, Брайана в какой-то момент.
    – Мэл, я была бы рада как-то облегчить это, но, знаешь, единственный способ выпустить вину – это поговорить с Брайаном. Может, то сообщение было ошибкой? – этот обычный вопрос вызвал беспокойство в моей груди.
    – Ошибка? Что ты имеешь в виду? – обвиваю живот рукой, чувствуя, что болезненное ощущение снова разрастается.
    – Получила ли ты сообщение от него или от нее?
    Дерьмо. Ничто не остановит Мэдди, если она вошла в режим Нэнси Дрю.
    – Оно было от нее, – выскальзывают из моих уст тихие слова.
    Я понимаю, куда она клонит. Конечно, когда я получила сообщение, то не обратила внимания на номер отправителя. Я увидела фотографию, среагировала и сейчас чувствую всепоглощающий ужас.
    – И упоминал ли он, почему не хочет, чтобы ты его навещала? – Мэдди собирала кусочки пазла до конца.
    – Да, упоминал, – я решаю не говорить пока о причинах. Моя совесть может пока выдержать только это.
    – Тогда ты должна поговорить с ним об этом. Я серьезно сомневаюсь, что он даже догадывается о том сообщении. Ты знаешь, как себя вела с тобой сучка Кортни в прошлом семестре. И если у него была законная причина быть на расстоянии, тогда передай ему право сомневаться.
    Черт побери Мэдди и уровень ее уравновешенности.
    Я сдвигаюсь и выпрямляю спину вдоль стены недалеко от кровати.
    – Ненавижу, когда ты права.
    Мысленно представляю ее ухмылку, появляющуюся на ее лице от моего одобрения.
    – Знаю, но правда, сладенькая, я хочу, чтобы ты была счастлива. Мне все равно, кто прав, а кто нет.
    Мой желудок опять делает сальто, думая о добрых, зеленых, озабоченных глазах Мэдди, пока она говорит это фразу.
    Испустив дрожащий вздох, впустую пытаюсь увильнуть от тяжелого разговора.
    – Ладно, ладно. Хватит обо мне. Расскажи, как у вас там дела? Как поживает малыш? Какая работа у Рида? Каково это жить с мальчиком? – я дразняще растягиваю слово «мальчик», и она хихикает в ответ.
    Спрашиваю про это все, потому что очень хочу знать, но также хочу и сама побыть ненадолго счастливой. И единственный способ быть счастливой – это не думать о моем мире дерьма.
    Остаток разговора заполнен потоком слов Мэдди о ее беременности, Риде и переживаниях о том, как впихнуть в расписание занятия по фитнесу. Даже если время от времени я слышу беспокойство в ее голосе, могу сказать, что с ней все в порядке. У них все хорошо. Надеюсь, у меня будет также.
    Мэдди завершает разговор, когда Рид возвращается с работы, и я чувствую себя намного лучше, поговорив с ней. Теперь осталось поработать над храбростью и поговорить с Брайаном.
    После разговора, я принимаю душ в надежде, что горячая вода смоет с меня немного вины, которую испытываю. Когда пар закручивался в воздухе, я представляю разговор с Брайаном. Пытаюсь вообразить, как пойдет разговор, и, в то время пока намыливаю голову, Брайан говорит, что прощает и любит меня. Но потом, когда исчезают мыльные пузыри с тела, он ругается и говорит, что ненавидит.
    Где этот чертов хрустальный шар, когда он нужен?
    Выйдя из душа, завернулась в пушистое фиолетовое полотенце. Протирая запотевшее зеркало, мельком вижу свое искаженное лицо. Я никогда не смогу сказать, что уверена в себе или что действительно люблю себя, но глазея на виноватое лицо, которое отражается, понимаю, что совершенно отвратительна. И не только из-за того, что я должна рассказать все Брайану. Это из-за того, кем я стала за последний месяц. Эта самоотверженная, нерешительная, уклончивая версия меня ужасала. Отчаянно ища в зеркале девушку, которой я хочу быть, делаю глубокий вздох, прочищая легкие и возможно душу.
    Переодевшись, собираю волосы в свободный пучок. Я сижу на стуле около парты, чувствуя, что не заслуживаю того, что может дать мне кровать, и снова достаю мобильник. Но, когда я уже решаюсь позвонить Брайану, заходит Пейтон. Злая Пейтон.
    – Ублюдок! – она кричит, бросая сумку в угол.
    – Какого черта, Пейтон? – визжу я, уклоняясь от книги, которую она бросила через комнату.
    – Ничего. Это неважно. Просто какой-то ублюдок, которого я встретила в писательской лаборатории, – фыркает она, собирая книги около моей кровати.
    – Хочешь поговорить об этом? – я тихо спрашиваю, потому что сейчас она выглядит так, словно готова убивать.
    – Нет, я точно не хочу говорить об этом! Прямо сейчас, я хочу за это выпить! Что ты делаешь сегодня вечером? – надежда в ее голосе делает мою соседку более похожей на человека, хотя это невероятно, у нее просто Халкоподобный удар.
    Поглазев на свой телефон, думаю, не пропустить ли мне звонок. Зная, что не смогу держать в себе вину, все же решаю набрать Брайану. Подойдя к пышущей злостью Пейтон, обнимаю ее за плечи.
    – Дай мне пять минут на звонок, и я вся твоя, – говорю я, пододвигая девушку ближе к себе.
    Я ощущаю, как ее тело расслабляется и думаю, что была дряной соседкой последнее время. Она кладет голову на мое плечо и выдыхает, отпуская стресс.
    – Спасибо, Мелани. Я могу использовать пока девичье время, – я слышу тоску по родине в ее словах, когда они долетают до моих ушей, и чувствую одиночество в ее теле, когда Пейтон тяжело прислонилась ко мне.
    – Хорошо, – говорю я, удерживая ее за руку. – Дай мне только несколько минут, чтобы дать Брайану знать, что происходит, и я буду готова.
    – Ты замечательная, знаешь это? – Пейтон подмигивает мне из дверного проема и в первый раз с момента, когда она штормом ворвалась в комнату и бросила в меня книгу, соседка выглядит счастливее.
    Когда дверь захлопывается за Пейтон, я моментально набираю номер Брайана. Если не сделать этого сейчас, то закончу поиском причины отложить неизбежное. Быстро набирая его номер, я задерживаю дыхание и жду, пока парень ответит.
    Но он не отвечает.
    Я набираю снова. Но, поразительно, он не берет трубку.
    Незабытые неадекватные мысли начали проползать в мою голову. Они сжимают мое сердце, и словно лозы сорняков душат красивый цветок. Меня откинуло назад на несколько месяцев назад. Безостановочные звонки. Ожидание ответа. Вопросы, почему Брайан не берет трубку.
    Заупрямившись, решаю позвонить еще раз. Если не возьмет трубку, тогда разберусь с ним утром.
    На этот раз он ответил.
    – Хей, Мелани. Прости за это. Я разговаривал с Эмми, – его голос взволнован и я чувствую себя задницей за то, что позволила неуверенности взять над собой вверх, когда все, что он когда-либо делал – это заставлял чувствовать меня достойной.
    Достойной его времени, потому что любимый всегда давал его мне.
    Достойной его тела, потому что он всегда почитал мое.
    Достойной его доброты, потому что Брайан всегда был заботливым и нежным ко мне.
    – Все в порядке. Все хорошо? – спрашиваю я.
    – Нет. Не совсем, – голая реальность его слов шокирует меня еще больше.
    Я тяжело опускаюсь на стул и позволяю беспокойству уйти.
    – Хочешь поговорить об этом?
    Слышу, как незначительно прерывается его дыхание, вдох срывается с его губ – губ, которые я неожиданно долго не целовала.
    – У нее сейчас тяжелое время дома. Очевидно, папа съезжает на этой неделе и Эмми не понимает этого. Я провел час, пытаясь объяснить ей все, но это слишком тяжело, чтобы уложилось в ее головушке.
    – Ох, Брайан, мне так жаль, – я ненавижу, что в моих словах присутствует сострадание. Ненавижу, что собираюсь причинить ему еще больше боли.
    Услышала в ответ тяжелый вздох и звук чего-то сломавшегося.
    – Черт! – кричит Брайан, видимо эмоции одерживают над ним вверх.
    – Успокойся. Все будет хорошо. Не знаю как, но будет. Ты хороший брат для Эмми. Ты это ведь знаешь, правда? – мои пальцы зудят от желания дотронуться до его лица, ощутить его щетину.
    – Сейчас мне так не кажется. Я чувствую себя таким беспомощным. Мне хочется быть рядом с ней, – гортанный рык раздается на линии, и мое сердце разбивается по любимому и Эмми. – Мне еще кто-то звонит, Мелани. Повиси секунду, хорошо?
    – Конечно, – тридцать секунд, которые он провел на другой линии, тянулись вечно.
    За это время я решаю, что то, что я собиралась рассказать ему, нельзя изложить по телефону, особенно после того, что я сейчас узнала. Испуская мучительный выдох, жду, когда парень вернется на линию.
    – Хей, мне нужно принять другой звонок. Это моя мама. Перенесем сегодняшнюю встречу?
    Его злость превратилось в уязвимость и мне хочется его обнять. Брайан заслуживает намного лучшего, чем то, что имеет. К сожалению, это включает и меня.
    Я слышу, как он перемешивает несколько бумаг, перед тем как сказать.
    – Мы оба свободны от лаборатории вечером в среду. Может, встретимся?
    – Да. Конечно. Брайан, я... – говорю я, не думая. Слова, которые хотела сказать, застряли в горле, так что вместо того, чтобы говорить парню, что люблю его, отвечаю совсем другое. – Я рядом для тебя. Звони, если буду нужна.
    – Я знаю. Позвоню. Мне нужно идти. Поговорим позже, малыш, – и он отключается.
    Часть моего сердца умерла вместе с оборвавшимся звонком.

    Глава 10
    Среда, 13.02.2013
    Настоящее

    Ледяной дождь прорывался сквозь зимний воздух. Несмотря на резиновые сапоги и дождевик, я промокла до нитки. Холод пронизывал каждую клетку моего тела, мне казалось, будто я никогда не смогу согреться.
    И, скорее всего, так оно и будет.
    Было ощущение, словно мое лицо режут тысячи маленьких лезвий. Но эта боль была приятной. Уж лучше я буду терпеть физическую боль, нежели эмоциональную пытку, через которую сейчас прохожу. Как же мне не хотелось втягивать Брайана во все это. Не важно, сколько раз я прокручивала в мозгах эту ситуацию, пути назад не было, мне нужно рассказать ему правду. Даже подумывала о том, чтобы просто разойтись с ним – без объяснений, без причины, без оправданий. Но в то же время понимала, не смотря на то, сколько боли мне причинит это признание, я должна это Брайану. Должна озвучить ему хотя бы причину.
    Спустя каких-то десять минут ходьбы, подхожу к апартаментам, в которых живет Брайан. Подняв свою уже фиолетовую от холода руку, тихо стучу в дверь. Вибрация от стука проходит по моей руке, отзываясь уколами иголок на коже. Мне кажется, будто я тону, хватая воздух сквозь ком, который образовался в горле, как только слышу шаги за дверью.
    Дверная ручка поворачивается, и клянусь, мое сердце перестаёт биться. Нервозность захватывает меня, превращая ноги в вату.
    – Мелани, что за черт? – Брайан хватает меня за руку и тянет в дом, как только узнает, дрожащую и промокшую до нитки. Он хватает плед с маленького дивана и обматывает им мои плечи, после того как стягивает с меня плащ. Затем растирает мои плечи и предплечья, притянув меня ближе к своей крепкой груди.
    – Что ты тут делаешь? Я же должен был забрать тебя только через два часа.
    Я отступаю от него и поднимаю взгляд, чтобы посмотреть ему в лицо. Когда он смотрит мне в глаза, тревога отражается у него на лице.
    – Что-то не так?
    Я киваю и прохожу мимо него к дивану. Обматываясь сильнее пледом, чувствую тошноту. Диван прогибается, когда Брайан садится рядом со мной. Я пытаюсь впитать как можно больше силы от его руки, которой он обнял меня.
    Сделав глубокий вдох и проговорив в голове молитву, я готовлю себя к неизбежному исходу этого разговора.
    – Нам надо поговорить, Брайан, – мой голос дрожит одновременно от страха и от холода, который не скоро покинет мое тело.
    Мои зубы стучат, уверена, что губы были синими. Подогнув под себя одну ногу, поворачиваюсь, чтобы видеть его, Брайан делает точно так же.
    Тревога не покидает его лицо.
    – О чем нам надо поговорить, Мелани? – мягко спрашивает он, отводя мою мокрую прядь со лба за ухо. Когда он аккуратно проводит ладонью по моему лицу, прежде чем взять меня за руку, я чувствую, как мое сердце разбивается на части.
    И вот этот момент.
    – Мне есть, что тебе рассказать, – начинаю я.
    Брайан легко смеется, кивнув головой в направлении маленького окошка позади нас.
    – Это я уже понял, не зря же ты пришла сюда в такую погоду. Что произошло?
    Я прокручивала этот разговор в голове миллионы раз, но все равно не могла понять, с чего же начать. Казалось, что прошло уже пару часов, с тех пор как я сюда пришла.
    Взяв мой подбородок своими пальцами, Брайан поворачивает мою голову к себе.
    – Эй, малыш. Что бы ни случилось, ты можешь рассказать мне. Я рядом.
    Ох, Господи! Он может быть еще идеальнее?
    И как только я собираюсь заговорить, он прерывает меня.
    – Знаю, в последнее время я был слишком занят своими родителями. Мне не хотелось, чтобы ты подумала, что мне все равно на тебя. Я…я, на самом деле, уже давно хотел тебе кое-что сказать, – аккуратно заключив мое лицо в свои ладони, он проводит большими пальцами по моим щекам, целуя губы. Я таю, вбирая его прикосновения в себя, зная, что это всё в последний раз.
    Когда он отрывается от моих губ, то проводит костяшками пальцев по моим щекам. Открыв глаза, вижу перед собой действительно завораживающее зрелище. Теплые глаза Брайана широко распахнуты и наполнены искренностью. Мягкая морщинка в уголках его глаз кажется еще более мягкой, когда он улыбается.
    Брайан притягивает обе мои ладони к своим губам и целует их. Возвращая наши переплетенные пальцы ко мне на колено, смотрит на меня в последний раз, когда с его губ срываются слова.
    – Я люблю тебя.
    Я невольно задыхаюсь. Мои глаза расширяются, а сердце бьется чаще. Вытянув руку из его захвата, я прикрываю рот. Мне нечего сказать ему в ответ. Брайан, должно быть, путает мою реакцию с восторгом, потому что в следующий момент смеется, думая, что я сошла с ума от радости.
    Не дав мне ничего сказать, он еще раз целует меня и начинает говорить мне в губы, сквозь поцелуи.
    – Я никогда прежде не говорил никому эти слова, но это правда. Мелани, я люблю тебя, и мне так жаль, что в последнее время я был не самым хорошим парнем.
    С широко распахнутыми глазами и дрожащими руками, я делаю рваный вдох, пытаясь подобрать слова, которые должна произнести вслух. Но вместо этого по моим щекам бегут слезы, а горло будто сдавило.
    – Ш-ш-ш, малыш. Не плачь, – парень произносит эти успокаивающие слова мне прямо на ухо, притягивая меня к своей груди. Гладя мои спутавшиеся влажные волосы, пальцы Брайана немного успокаивают меня.
    – Мне так жаль, Брайан. Мне так жаль, – я повторяю эти слова снова и снова, но он не понимает, о чем именно я сожалею.
    Пока не понимает.
    – Все в порядке. Ты не должна говорить это в ответ. Просто знай, я люблю тебя, – посмотрев на меня еще раз с теплотой и нежностью, спокойно говорит Брайан.
    Он аккуратно целует меня в висок, и я вообще теряю контроль над собой.
    Обвив его своими хрупкими руками, говорю ему слова, которые так долго хотела произнести.
    – Брайан, я тоже тебя люблю, очень сильно, – бормочу ему в серую футболку, прежде чем полностью отстраниться от него. Мне вновь становится холодно без его прикосновений.
    Вытерев слезы, которые стекают по лицу, делаю глубокий вдох. Выравнивая спину и расправляя плечи, я проглатываю чувство вины и даю словам волю.
    – Я тоже люблю тебя. И нет, я не говорю эти слова, только потому, что ты мне их сказал. Я действительно тебя люблю, но мне надо сказать тебе еще кое-что, после чего ты не сможешь меня больше любить.
    Брайан смотрит на меня взглядом «не говори глупости» и хочет уже начать говорить, но я перебиваю его.
    – Я переспала с другим.
    Как бы я хотела сказать, что мне стало легче после признания, но не могу. Все чувства стали так сильно давить на мое сердце, что казалось, оно вот-вот взорвется.
    Брайан вскакивает с дивана и отбегает от меня подальше. В комнате практически не было места, но парень хаотично двигается в тесном пространстве. Я даже не могу представить, какие мысли в его голове. Черт, его отец изменяет матери, я даже и не хочу представлять себе эти мысли.
    Замечаю, что его руки начинают дрожать, поэтому встаю рядом с ним, беру их в свои в попытке успокоить. И не удивительно, что Брайан даже не дает прикоснуться к себе. Вместо этого, он скрещивает руки на груди и встает передо мной. Он грубо проводит рукой по своему лицу и выдает громкое «еб*ть», которое вибрирует по всей комнате.
    Злость пульсирует в нем. Напряжение настолько ощутимо, что у меня пропадают все слова. Хотя, что тут ещё скажешь.
    Резко Брайан засовывает руки в карманы и смотрит на меня пристально.
    – С кем? – спрашивает он.
    – Я не знаю, – мышь пищит громче, чем звучат мои слова.
    Вот теперь он кипит и подходит ближе ко мне.
    – Что ты только что сказала?
    – Я сказала, что я не знаю.
    Смотрю на старый весь в пятнах ковер.
    В любом случае на него приятнее смотреть, чем на чувство отвращения, которое точно отразилось на лице Брайана.
    – Как ты к черту можешь не знать? Что это за ответ? Расскажи мне все, Мелани, – он кричит, от чего слезы вновь заструились с моих глаз. Я не могу говорить. – Да, черт с тобой, расскажи мне! – Брайан вновь кричит на меня.
    Я падаю на диван от злости в его словах, которая буквально сбивает с ног. Я ненавижу себя, ненавижу себя за то, что сделала с ним.
    Сквозь рыдания, рыдания, на которое у меня не было никакого права, говорю.
    – Это было на Рождественских каникулах. Мне так жаль, Брайан. Пожалуйста, я люблю тебя. Мне очень жаль.
    Я судорожно всхлипываю не переставая. Между нами повисает неловкая тишина, причиняющая боль. Наши сердца разорваны пополам. Спустя пару минут я успокаиваюсь в достаточной мере, чтобы разглядеть, как его злость превратилась в грусть. Брайан падает на диван и тяжело вздыхает.
    Я смотрю на него – его плечи опустились, а на лице гримаса боли. Пытаясь разглядеть в потолке подсказки как сбежать, он шепчет: «Почему?».
    Брайан наклоняет голову к ладоням, и продолжает бормотать «Почему?» снова и снова.
    – Я…я…не знаю. Прости, – мямлю я, не в состоянии найти слова, которые смогут объяснить мои мотивы.
    – Нет! – рычит он. – Скажи мне, сейчас же. Почему? Я недостаточно хорош для тебя? – боль пролегла на его лице, отчего я сдалась и рассказала ему все.
    – Это было из-за твоего сообщения. А потом ты не звонил мне. Я хотела приехать к тебе, но ты мне сказал не делать этого. Думала, что ты начал двигаться дальше.
    Господи, надеюсь, в моих словах был хоть какой-то смысл.
    – Какого сообщения? – фыркнув, он смотрит на меня в замешательстве.
    – Кортни отправила мне фотографию, на которой вы целовались, и я подумала, что ты вернулся к ней. А потом ты сказал мне не приезжать, и был настолько отстраненный… я просто подумала… ну, я подумала, что ты со мной покончил.
    – Покончил с тобой? – тихо тянет он, но с сарказмом. – Я думал, что никогда с тобой не покончу, – грустно добавляет Брайан.
    Немного позже его злость возвращается, когда он повторяет мои слова.
    – Ради всего святого, почему бы я вернулся к ней? Особенно, после того как я тебе рассказал все о ней! Черт, да даже если бы она не была законченной сукой, я тебе вновь и вновь повторял, что не хочу ее… что я хочу тебя! Я не понимаю, почему ты никогда не верила в это!
    – Я тоже не знаю, Брайан. Я ненавижу эту часть себя… ту часть, которая поддает все слова сомнениям. Эта часть всегда заставляет меня чувствовать себя ничего не стоящей. Я… – звуки моего плача вновь становятся громче, как только слова сходят на нет.
    – Ты не «ничего не стоящая», – говорит Брайан, вновь садясь рядом со мной. Его слова стали мягче, чем несколько минут назад, но он все еще отстранен и холоден. – И я сказал тебе не приезжать, потому что мои родители расходились. Это было не связано с тобой.
    – Я знаю. Знаю. Как бы мне хотелось знать это тогда, но только сейчас я это понимаю. Пожалуйста, поверь мне, что я действительно сожалею. Я бы сделала все, лишь бы исправить то, что я натворила.
    – Дело не только в измене, Мелани, – его слова шокируют меня, отобрав дар речи.
    – Что ты имеешь в виду? – я выдавливаю из себя.
    – Ты не доверяешь мне, Мелани. Ты никогда не доверяла, но еще сложнее закрыть глаза на то, что ты не верила в нас. Ты не верила в то, что мне достаточно того, что у нас есть. Господи, этого было достаточно. Но неважно сколько раз я повторял тебе это, ты никогда не верила мне.
    – Нет… я верю в нас. Пожалуйста, Брайан. Дай мне шанс доказать это тебе. Пожалуйста, пожалуйста, – я вновь тянусь к его руке, но когда он убирает ее, мне кажется, будто меня ударили в печень.
    – Я не могу, Мелани. Я не могу проехать мимо этого, – он отворачивается от меня, но я хватаю его напряженную челюсть и поворачиваю его лицо к себе.
    – Пожалуйста. Я сделаю все. Пожалуйста, не оставляй меня. Брайан, поверь мне. Я искреннее сожалею, – никогда так ни за что не извинялась в своей жизни.
    Брайан тянется к моей ладони и убирает ее со своего лица. Когда он смотрит в мои глаза, то я вижу в них слезы, которые были скрыты под злостью и болью, что плескались на поверхности.
    – Я не могу, Мелани. Мне надо быть с девушкой, которая будет любить себя так же сильно, как сильно я буду любить ее. Я заслуживаю девушку, которая будет уверена в себе без моих постоянных убеждений, – он сильно сжимает ладони в кулаки, отчего они белеют. – Я не могу быть с кем-то, кто не верит в нас, в себя. Прости, Мелани, но я просто не могу.
    На последних словах, Брайан встает с дивана и поднимает мой плащ со стула, который бросил туда час назад, когда я зашла в этот дом. Когда я поворачиваюсь, чтобы надеть его, вижу, что маленький обеденный стол был накрыт – там был романтический ужин для нас двоих. Еда на вынос с ресторана Беллы и свечи по всей комнате.
    – Я собирался сделать тебе сюрприз в честь наступающего Дня Валентина, – Брайан проследил за моим взглядом, пожимая плечами.
    Даже последняя надежда, которая еще успела уцелеть, теперь была полностью уничтожена.
    Я тянусь к дверной ручке и чувствую пощечину морозного воздуха, открывая дверь. Слышу звон ключей от машины Брайана, но не могу вынести мысль о том, что он подвезет меня. Это выше моих сил.
    Касаюсь его руки, в которой были ключи, и смотрю ему в глаза.
    – Нет, я пройдусь.
    Он кивает и бросает ключи на маленький столик.
    Выходя за порог, смотрю в его глаза в последний раз, ощущая как слово «Прости» застряло у меня где-то в горле.
    – Прощай, Мелани, – говорит Брайан, смотря на меня с болью в глазах.
    Я ничего не делаю, просто застываю и наблюдаю за закрывающейся дверью. Мое сердце рассыпалось на миллионы маленьких кусочков, слыша звук замка, который он запер. Брайан навсегда ушел из моей жизни, и я знала, что уже никогда не буду прежней.
    Они говорят, что, когда одна дверь закрывается, открывается другая, но они врут.

Часть вторая
Перевязанная

    Глава 11
    Апрель 2013

    – Мелани! Просыпайся, девочка! Ты пропустишь экзамен в середине семестра. Давай!
    Это была Пейтон не-такой-нежный будильник, включающий в себя крики на ухо и легкое потряхивание меня.
    – Вставай, Мелани! Если не хочешь поднимать свой зад с постели, то я пойду за ледяной водой...
    Я лениво переворачиваюсь и смотрю на нее.
    – Ты не пойдешь.
    – Ох, но я сделаю это. Подъем! – её лицо весело озаряется.
    Вместо того чтобы встать, отворачиваюсь к стенке. Ворча из-за сумасшествия Пейтон, даже не слышу, как она выходит из комнаты.
    Но когда на меня льётся холодная вода, понимаю, что она выполнила свои угрозы.
    – Что за черт! Не могу поверить, что ты сделала это! – визжу я, выпрыгивая из мокрой постели.
    – Ну, я сделала это, – Пейтон стоит, положив руки на бедра и показывая мне язык. – С меня хватит твоей хандры и ни черта неделания. Ты ничего не делала прошедшие шесть недель, и почти гарантирую, что если бы я тебя не разбудила, ты бы пропустила очередной экзамен, – она закатывает глаза, когда я стою перед ней, выжимая промокшую пижамную рубашку.
    – Хорошо. Я встала. Ты теперь счастлива? – саркастически огрызаюсь.
    – Пока только взволнована. Даю тебе десять минут на то, чтобы твоей задницы тут не было, и тогда я буду в восторге, – парирует она раздраженно. Когда Пейтон выходит из комнаты и закрывает за собой дверь, я показываю ей средний палец.
    Собираясь на свой последний экзамен перед весенними каникулами, оглядываюсь на прошедшие шесть недель и понимаю, что Пейтон не ошибалась. Я была напугана. Ну, назвать это испугом было приуменьшением. Мои оценки ухудшились. Мое положение отстойное. Я по большей части ходила злая, а когда нет, то в депрессии. Реальный человек, которого можно обвинить во всем – это я.
    Слова Брайана про то, что я не могу полюбить себя и о недостатке веры в то, кем я являюсь, постоянно крутились у меня в голове. За эти шесть недель я пересмотрела последние одиннадцать лет своей жизни под линзами этих слов.
    У меня не было друзей в средней школе, потому что дети были гнусными? Или это было потому, что я была слишком неуверенная в себе для знакомства с новыми людьми? Со мной никто не встречался в старшей школе, потому что я никого не интересовала? Или это было из-за того, что я никогда никого не подпускала к себе близко, потому что боялась показать настоящую себя? Является ли моя конкретная неспособность принять комплимент результатом того, что я не верила им?
    Я была такой открытой и любящей ко всем важным людям в моей жизни – к маме, Мэдди и даже Риду, в братски-сестринском отношении. Я всегда готова помочь, когда кто-то нуждается во мне, но кажется, я пропустила одного очень важного человека – себя.
    Почему я не могу любить себя так же, как люблю свою семью и друзей? Почему не могу видеть себя такой, какой видят меня они?
    Почему я не могу видеть себя такой, какой меня видел Брайан?
    Потерявшись в мире «если», не заметила, что те десять минут, которые у меня были на то, чтобы собраться, истекли.
    – Хорошо. Хорошо. Я иду, – выкрикиваю, когда Пейтон начинает стучать в дверь.
    Схватив сумку, выхожу из комнаты, сказав Пейтон, что вернусь где-то к полудню. На весенние каникулы Пейтон отвезет меня домой. С того времени, когда она появилась, то предложила подбрасывать меня домой. Мне не хотелось напрягать маму, так что я воспользовалась щедростью Пейтон.
    Возможно, это и не было неудобным для мамы. Возможно, это я просто вижу себя как неудобство.
    Наступило время прекращать видеть себя недостойной. Может, наступило время начать видеть ценность в себе.
    Возможно.
    Мой маленький ободряющий разговор немного помог поднять дух, и, когда я сажусь за парту на экзамене, ловлю блеск надежды, мелькающий на горизонте.
    Выйдя во двор после экзамена, дышу прохладным весенним воздухом и чувствую обновление. Вернувшись в квартиру, прокручиваю экзамен в голове и понимаю, что сдала его хорошо. Конечно не получу высшую оценку, но сомневаюсь, что провалю его. Смеясь над собой, осознаю, что то, как я ощущаю результат теста, сходно тому, как я ощущаю жизнь.
    Я как бы застряла в смутной, серой, безлюдной земле. Я не двигалась вперед, ни с чем не определялась. Я просто существовала. Я не обременяла Брайана разговорами с того момента, как мы расстались. В этом нет смысла. Когда мы разошлись, я уволилась из компьютерного класса. Быть рядом было бы мучением для нас обоих, так что, будучи справедливой к нему, я ушла.
    Проходя мимо дерева, под которым Брайан и я обедали прошлой осенью, вижу, что уже распускаются новые листочки. Эта зима была тяжелой по нескольким причинам. Временами снег и холод были невыносимы, когда пустота росла в моей груди. С приходом апреля, погода постепенно согревалась. С приходом весны я размышляла над тем, пора ли мне тоже меняться.
    Несмотря на то, будет ли в будущем шанс с Брайаном, мне нужно исправить себя для себя. И если эта новая и улучшенная версия Мелани будет иметь призрачную надежду вернуть Брайана, значит, это будет только глазурью на торте.
    Конечно, я не смогу измениться за один день. Это страшило меня, но я осознавала, что это необходимо.
    – Что с тобой случилось? – чирикает Пейтон в кабине маленького черного седана.
    – А? Что ты имеешь в виду? – поворачиваюсь к ней, очень смущенная её вопросом.
    – Ты была настоящей хандрой в последнее время. А сейчас улыбаешься. После того как я полила тебя водой. Так что случилось? – обиженно спрашивает девушка.
    – Не знаю, – я уклончиво отвечаю и пожимаю плечами.
    Я уже рассказала ей о Брайане. Не было никаких слез и заверений что все будет хорошо и завтра он вернется. Пейтон сказала мне, что вся ситуация полная задница и она надеется, что в скором времени я снова буду счастлива.
    – Ох, давай прекращай. У нас есть час, который надо убить в поездке, так что говори. Что происходит в твоей миленькой головушке? – она вытягивает руку и гладит меня по голове с ухмылкой на лице. Я не могу не рассмеяться над ней.
    Я закатываю глаза. Час в её компании будет адом, ведь Пейтон прожужжит мне все уши.
    – Просто думала о том, что сказал мне Брайан. Он сказал, что мне нужно научиться любить себя, он не может быть вместе со мной, потому что у меня нет достаточной веры в себя, соответственно, я не могу верить в наши отношения, – снова пожимаю плечами и выпрямляюсь на своем сидении. – Думаю, что он может быть прав.
    Пока меняет станцию радио, соседка ничего не говорит, но кажется задумчивой. Когда Пейтон останавливается на какой-то рок-станции 80-х, она пристально смотрит на лобовое стекло.
    – Я тоже думаю, что он прав, – мягко говорит она. – Знаю, мы не супер близки, но по тому, что я вижу, должна согласиться с Брайаном. Черт, я пыталась лучше узнать тебя за последние несколько месяцев, но ты всегда словно под защитой, всегда озабочена тем, что я о тебе думаю или что говорю о тебе, – неловкость растягивается до того момента, пока она не добавляет, – думаю ты довольно крутая, Мелани, но то, что думаю я не важно. Твое мнение о себе самое важное из всех. Ты совсем не ценишь себя, – Пейтон снова встречается со мной взглядом и продолжает. – Может, если ты прекратишь беспокоиться о Мелани, которую, как тебе кажется, все видят, ты дорастешь до того, что будешь любить Мелани, которая существует на самом деле.
    И снова – возможно.
    – Ты права, Пейтон, – вздыхаю я и внутренне кричу на себя за то, что потеряла столько времени, ненавидя себя. – Я сравнивала себя с другими слишком долго. Но я не они, я – это я, – смотрю в окно на мелькающий мимо меня мир и бормочу. – Сейчас я должна выяснить кто я такая.
    Я не ожидала никого увидеть дома поздним вечером. Но когда Пейтон въезжает на забитую дорогу, я больше чем удивлена.
    – Почему они не расстелили красную дорожку? – смеется Пейтон. – Это одна из самых приятных вечеринок.
    – Да, я тоже так думаю, – отсоединяю телефон от зарядки и хватаю кошелек. – Это моя мама со своей лучшей подругой Линдой и Мэдди. Я не знаю, чья это машина, – указываю подбородком на внедорожник, припаркованный рядом с машиной моей мамы. – Хочешь зайти на пару минут и познакомиться со всеми? – мне хотелось держать ее на расстоянии, но я также понимала, почему Пейтон могла сама не захотеть присоединиться ко мне. Я ловлю ее взгляд на часы, и понимаю, что если она ненадолго зайдет, то ей придется ехать ночью.
    – Не-а, все в порядке. Я должна ехать. Меня ждут пять часов езды.
    Пейтон дотягивается до коробки передач, и я чувствую себя огромной дурой, что даже не подумала об этом.
    – Тогда останься на ночь. Пожалуйста? Будет весело, – я складываю руки в умоляющем жесте, упрашивая ее сдаться.
    Я ощущаю себя ребенком в магазине сладостей, когда она убирает руку с рычага и выключает двигатель.
    – Ладно, хорошо. Я согласна, – выдает Пейтон с улыбкой на лице.
    Мы даже не успеваем достать сумки из машины, как к нам уже неслась по ступенькам крыльца Мэдди.
    – Мэл! Я так скучала по тебе, – бормочет Мэдди, крепко меня обнимая.
    Ощутив ее выросший живот, я отстраняюсь от нее и рассматриваю девушку на расстоянии вытянутой руки.
    – Вау, Мэдди. Ты выглядишь... – слова пропадают от навалившегося счастья.
    Неправильно истолковав мою фразу, Мэдди взмахивает руками.
    – Большой! А ведь еще не конец срока! Я стану еще больше, – и ее руки автоматически ложатся на живот.
    – Нет, ты красивая, – не могу я сдержать слезу, которая катится по моей щеке.
    Остановившись с ней рядом, я представляю ей Пейтон. После обмена неловким «привет», мы все заходим внутрь, и Мэдди предупреждает меня, что мама, Линда – по которой я скучала так же сильно, как по маме и кто-то еще, кого она знает, но кого я буду счастлива видеть, уже ждут меня. Прошло много времени с тех пор, как я видела Мэдди, но конспираторский блеск в ее глазах подсказал, что что-то происходит.
    Когда я переступаю порог, меня накрывает потрясающее чувство что я, наконец, дома. Здесь даже воздух кажется другим. Когда мама замечает меня, ее руки сразу ложатся мне на талию.
    – Ох, Мелли Белли! Я скучала по тебе, малыш.
    Ее крепкое объятие заставляет меня пожалеть о каждом звонке, который я игнорировала в эти недели; заставляет содрогнуться от мысли, сколько раз я не отвечала на ее звонки.
    – Я тоже скучала по тебе, мам, – до того, как мы успеваем сказать еще что-нибудь, меня обнимает Линда и начинает причитать, что мне надо приезжать чаще. И тут я вспоминаю, что в дверях в ожидании стоит Пейтон.
    – Ох, черт побери. Прости за это, Пейтон, – отступив, втягиваю ее в комнату. – Мам, Линда, это моя соседка по комнате, Пейтон. Она останется у нас на ночь и уедет домой утром, – соседка смущенно здоровается и махает рукой.
    Пейтон действительно крепкий орешек – то откровенная и причудливая, то застенчивая и тихая. Пейтон быстро извиняется и уходит в ванную, а мама затаскивает меня на кухню.
    Мужчина, стоящий у плиты и что-то готовящий, выглядит смутно знакомо, но я не могу его сразу вспомнить. Когда мы подходим к нему, он вытирает руки о кухонное полотенце, висящее у него на плече. Его добрые серые глаза светются, когда мама представляет его.
    – Мелани, познакомься с Эваном.
    – Привет, Мелани. Рад видеть тебя снова.
    Мужчина протягивает руку и крепко трясет мою.
    «Видеть меня снова?»
    – Привет, Эван, – говорю я, но это больше звучит как вопрос, а не утверждение.
    Мама замечает неуклюжесть беседы и уточняет.
    – Эван – отчим брата Рида. Ты с ним виделась в прошлом декабре, помнишь?
    По ощущениям явно прошло больше времени, но теперь я его вспомнила.
    Когда мама встает рядом с Эваном, и он притягивает ее к себе, на меня обрушивается осознание увиденного.
    – О Боже! – указываю на них двоих, – вы двое...?
    Кажется, земля отклонилась от своей оси.
    Моя мама – женщина, которая ни с кем не встречалась много лет, наконец-то кого-то себе нашла!
    – Да, Мелани, – строго говорит она и смотрит на Эвана.
    Думаю, она ошибочно приняла мой шок за злость, но это последняя вещь, которую я чувствовала. Конечно, я многого не знаю об этом мужчине, но я видела, как он смотрел на нее, когда она вошла в комнату. Видела, как близко к себе Эван ее держит. Я ведь не идиотка.
    Она счастлива. Это все, что мне нужно знать.
    В моей груди расцветает теплое чувство, и по лицу расползается улыбка.
    – Я так рада за тебя, – обвиваю ее руками и сжимаю настолько сильно, насколько могу. Мама глубоко вдыхает и расслабляется. Нам не удалось поговорить, так как входит Рид и прерывает разговор.
    Взгляд на то, как он обнимает Мэдди, нежно гладя живот, заставляет мое сердце пропустить удар. За те полчаса, которые я находилась дома, мое сердце словно перезарядилось. Краем глаза замечаю Пейтон, которая разговаривала с Линдой, а затем, извинившись, подходит ко мне.
    – Это должно быть папочка малыша? – шепчет она, тыкая меня локтем в ребра. Мы хихикаем и подходим познакомиться к сладкой парочке.
    Рид отходит от Мэдди и заключает меня в крепкие объятия.
    – Привет, Мэл. Я скучал по тебе.
    – Я тоже, Рид. Рада тебя видеть.
    За время отношений с Мэдди, Рид стал для меня кем-то вроде брата.
    Все эти годы я мечтала о брате или сестре. Сейчас, когда они у меня, наконец, есть, пусть и не родные по крови, я чувствую себя самым счастливым человеком на Земле.
    – Как насчет как-нибудь пообедать на неделе? Я была бы рада прийти и посмотреть на твою работу, может, и с Диланом встретимся, – я скучала по еженедельным встречам с Ридом и я чувствовала себя сумасшедшей из-за того, что позволила себе так долго с ним не видеться.
    – Ничто не сделает меня более счастливым, Мэл, – Рид улыбается мне, но потом ловит на себе подозрительный взгляд Мэдди.
    – Господи! Вы двое находитесь в одной комнате меньше двух минут и уже секретничаете, – хихикает она. Я могу оспорить ее обвинение, могу сказать, что мы планировали обычный ланч, но где в этом веселье.
    Рид и я обмениваемся конспираторскими взглядами, отчего Мэдди фыркает.
    Вскоре Эван и мама зовут всех ужинать на кухню. Видно из-за того, что Эван отставной пожарник Нью-Йорка, он являлся кулинарным гением. Ужин был просто фантастическим и не только из-за еды. Все живо болтали между собой и смеялись. Даже Пейтон вступала в разговор.
    Не могу ничего поделать со своей улыбкой, когда мама и Эван обменивались сладкими взглядами. Если не ошибаюсь, под столом они держались за руки. Мне очень хотелось наехать на них с расспросами, но пока потерплю, чтобы не смущать маму.
    Около одиннадцати часов Линда собралась уезжать и Рид с Мэдди последовали ее примеру. Мэдди, когда выходила, легко мне подмигнула. Она посвятила меня в план устроить Риду сюрприз в ближайшие несколько недель, чтобы отметить его новую работу. Мне нравилось, что я получила шанс помочь ей еще больше увлечь его собой.
    Мама и Эван все еще убираются на кухне, когда Пейтон садится рядом со мной на диван.
    – Так что происходит? – она подгоняет меня, но я не знаю, к чему она клонит.
    – Что ты имеешь в виду? – спрашиваю я, рассеяно переключая каналы.
    – Ну, вся эта чепуха про «Мелани не любит себя», я только поняла, что ты была в словно в сломанном доме, – Пейтон делает паузу, чтобы обвести взглядом комнату. – Это место великолепное и, ясное дело, ты была с парочкой людей, которые очень любят тебя, – она подворачивает ноги и добавляет, – и я спрашиваю, почему так?
    Онемевшая, я не могу придумать ни одного логического объяснения. Так что просто говорю.
    – Я не знаю, Пейтон. Я просто не знаю.
    «Кхм» сзади нас прерывает разговор, и Пейтон встает с дивана. Мама и Эван закончили на кухне и сейчас стояли за нами.
    – Я пойду приму душ и подготовлюсь ко сну. Хотелось бы отправиться в дорогу рано утром, – я киваю, когда Пейтон проходит мимо меня. – Было очень приятно с вами познакомиться. Спасибо, что разрешили остаться.
    – Ты желанный гость в любое время, Пейтон, – мама улыбается, а Эван кивает, когда Пейтон поднимается по лестнице.
    – Думаю, я тоже отправлюсь домой. Оставляю вас, девчонки, поболтать, – хватая пальто с вешалки, говорит Эван.
    Я встаю попрощаться.
    – Я действительно очень рад видеть тебя, Мелани. Надеюсь, мы втроем поладим до того, как ты вернешься назад, – Эван снова протягивает руку, и я вежливо пожимаю ее в ответ.
    Извиняюсь и позволяю им частное пространство для всего того, что им нужно сказать друг другу. Но, подглядывая с кухни, вижу, как Эван прячет волосы за мамино ухо и нежно целует ее в щеку. Когда она кладет руку на грудь мужчины и встает на кончиках пальцев, чтобы дотянуться до его губ, ощущаю, как еще один кусочек моего сердца встет на место.
    Дверь закрывается, и я вижу маму, входящую на кухню.
    – Сделать тебе чаю, мам?
    Она знала, что на самом деле я хотела сказать: «Усади свою задницу и посвяти меня в каждую деталь».
    Мама смеется, когда берет таблетку для посудомоечной машины под раковиной. Опуская последнюю тарелку в посудомоечную машину, она закрывает дверь и нажимает кнопку. Разговор будет бесполезным из-за шума нашей старой машины.
    Когда она ухмыляется мне, я знаю, каков ее план. Она умная! Выходя из кухни, она обвивает меня рукой за талию, пока мы идем до наших комнат.
    – Хорошо. Сейчас ты снята с крючка, но завтра я хочу знать все.
    – Люблю тебя.
    – Я тоже люблю тебя, мам, – я стою тут и смотрю, как она идет по коридору в свою комнату, и в моей голове прокручивался вопрос, заданный Пейтон.
    Окруженная ежедневной маминой любовью, как так получилось, что я не научилась любить себя?

    Глава 12

    Следующим утром Пейтон встает где-то в шесть и уезжает прежде, чем даже проснулась моя мама. И, конечно же, мама расстроилась.
    – Я хотела узнать ее получше, – она пожимает плечами и добавляет. – Возможно, мне удастся это в следующий раз, – потянувшись за кофе, она предлагает мне чашку.
    Мы сидим за столом, потягивая кофе в полной тишине, прежде чем я решаюсь расспросить ее об Эване.
    – Он хороший, – бросаю я невзначай, ожидая какой-нибудь реакции.
    Прежде, чем спросить о ком я, глаза мамы начинают сиять от внутреннего счастья.
    Ладно, я сдаюсь первой.
    – Эван. Ведь кроме него вчера вечером в этом доме был только Рид, и было бы странно, если бы я о нем так отзывалась, – я ежусь и делаю вид, будто меня вот-вот вырвет. Мама хихикает, а я тянусь и кладу руку ей на предплечье. – Я действительно счастлива за тебя, мам.
    И, когда она, наконец-то, верит в мои слова, то расслабляется, и на ее лице появляется мечтательно выражение, словно она вдалеке отсюда.
    – Эван милый, правда? – мама словно превратилась в подростка.
    – Ну, конечно же. Если тебе нравятся черные волосы с проседью, острые черты лица и мускулистое тело, то тогда соглашусь, – я выгибаю бровь и делаю глоток кофе.
    Мама легонько бьет меня по руке, а ее щеки краснеют.
    За следующий час мы успеваем обсудить практически все. Оказалось, что она встречается с Эваном еще с конца декабря. Он никогда не был женат и у него нет собственных детей, поэтому мама и Эван решили особо не спешить. По мере того как она говорит о нем, ее лицо светится с каждым словом всё сильнее. Я очень надеюсь, что у них все получится.
    – Так ты видишь будущее с ним или вы все еще «не торопитесь»? – осторожно спрашиваю я. Мне не хотелось спугнуть ее, чтобы она закрылась.
    – Ох, я не знаю. Просто эта такая огромная работа. У него есть собственная жизнь и у меня есть своя и пока мне этого достаточно, – мама выдыхает и слегка ерзает на стуле.
    Я с уверенностью могу сказать, что ее слова были не совсем правдой.
    – Но что если твоя жизни и его жизнь как-то сплетутся вместе? Может быть, получится этакая «наша» жизнь, – я делаю значительную паузу на слове «наша», и мама смеется.
    – Эх, кто знает? Возможно, однажды, – притянув свою чашку ко рту, она бормочет в фарфор.
    Зная слишком хорошо, насколько трудно говорить о том, о чем ты не очень готов говорить, я оставляю эту тему и встаю, чтобы налить себе еще одну чашку кофе. Начиная делать английские маффины, задаю вопрос, который интересовал меня еще с прошлой ночи.
    – Сколько ему лет? Он выглядит слишком молодо, чтобы быть на пенсии, – нажимаю кнопку на тостере и облокачиваюсь о столешницу, ожидая ответа.
    – Эван рано вышел на пенсию, – говорит мама коротко и с грустью.
    – Ох, как так? – направляясь к холодильнику, чтобы положить обратно пакет с маффинами и достать масло, интересуюсь я.
    – Одиннадцатое сентября, – она произносит это одновременно с пиликаньем тостера, и я сажусь обратно на стул, вместо того чтобы доделать свой завтрак.
    – Он был ранен? – кладу свою руку на ее, видя, что на ее лице появилась печаль.
    – Да, но не так как ты думаешь, – и в манере «мамы» она встает со стула, чтобы доделать мне завтрак. Поставив наши чашки на стол и тарелку с маффинами, она начинает рассказывать историю Эвана. – Он даже не работал в тот день. В то утро Эван был на пробежке. Тебе было только пять, поэтому уверена, ты даже не помнишь, но это был очень красивый осенний день.
    Мама была права. Я не помнила. Все, что осталось в памяти, это то, как мама забрала меня рано со школы, хотя нет, с садика. Увидев маму, которая шла ко мне по коридору, я подумала, что сегодня лучший день в моей жизни. Во всех смыслах. Мы ели на ужин мороженое и провели несколько часов на диване в обнимку. Казалось, будто мама не хотела меня отпускать. И когда я попросила прочитать еще одну сказку перед сном, несмотря на то, что она уже успела прочитать четыре, она даже не спорила. Просто взяла еще одну книгу про принцесс, и, держа меня коленях, читала, пока я не уснула. Сейчас, смотря в прошлое, я понимала, почему она так делала, но в то время мне казалось, будто у меня наступил еще один день рождения.
    – Эван пришел домой с пробежки и, увидев новости, тут же ушел на работу. К тому времени все мосты и туннели, которые вели к Манхеттену, были перегружены машинами, поэтому ему пришлось идти пешком по туннелю Линкольн. Когда он добрал туда, зданий уже не было. Так же не было и несколько тысяч людей.
    По ее щеке катится одинокая слеза, которую она быстро вытирает.
    – Эван провел следующие несколько дней в эпицентре. Из-за того, что он провел столько времени в пыли, пострадали его легкие. Когда он нашел останки своих коллег, которые были его единственной семьей, пострадала также и его душа, – мама моргает, пряча слезы, и голосом, дрожащим от эмоций, продолжает. – Ему повезло, и он победил рак легких. Но со стрессом, который он получил, находя мертвые тела, он не смог справиться. Эван обратился за помощью и подал в отставку, – не в силах больше справляться с эмоциями, мама начинает плакать. В тот же момент я двигаюсь к ней, чтобы обнять.
    Когда мы обе успокаиваемся, я передаю маме салфетки, чтобы она привела себя в порядок.
    – Вы прошли через многое, – говорю едва слышно, зная, что мама все услышит.
    – Что ты имеешь в виду? Он прошел сквозь то, с чем люди вообще не должны сталкиваться, – отвечает мама, вытирая последнюю слезу.
    Сделав глубокий вдох, решаю задать вопрос, который был в моих мыслях с тех пор, как я стала достаточно взрослой, чтобы думать об этом.
    – Ты давно потеряла папу. А потом единственный кто у тебя был – это я. Тебе не было грустно все это время? Тебе не казалось, будто ты пропускала все мимо? – на последних словах мной владеют эмоции.
    Мама тут же меня обнимает. Гладя мои волосы, она успокаивает меня, давая мне возможность выплакаться. Оторвавшись от меня, она смотрит в мои глаза, которые наверняка были опухшими и красными от слез.
    – Конечно, я скучаю по твоему папе. Я очень сильно любила его и у него всегда будет кусочек моего сердца, но я не хочу, чтобы ты даже думала о том, что моя жизнь была неполноценной, только потому, что нас было всего двое, – заправив волосы мне за ухо, она целует меня в лоб и улыбается. – Ты – самое лучшее, что произошло в моей жизни. Быть твоей мамой – это удовольствие и счастье и я даже не могу представить, что могло бы быть более важным в моей жизни, чем ты, – мама снова целует меня в лоб, когда я сильно обнимаю ее.
    Мы стоим так, наслаждаясь объятиями еще пару минут, пока грусть полностью не испаряется.
    – Я люблю тебя настолько сильно, Мелани, что ты даже не понимаешь насколько, – мое сердце замирает, когда я смотрю в ее глаза. Все эти года я действительно думала, что она просто потратила на меня свою жизнь. Мама заслужила намного больше счастья, чем у нас с ней было. Мне казалось, будто ее жизнь стояла на «паузе», из-за меня.
    А, как оказалось, я и была ее жизнью.
    А что сейчас? С этой мыслью я будто нажала на перемотку и вернулась к тому, о чем мы говорили раньше.
    – Так ты не думаешь, что наконец-то заслужила все это счастье спустя столько лет? Я про то, что Эван – замечательный, по крайней мере, из того, что я увидела. И я знаю, что он сделает тебя счастливой. Почему бы тебе не перестать говорить слова «Возможно, когда-то», – я пользуюсь этой фразой, и она снова смеется.
    Но потом мама выдыхает, будто чувствует себя подавленной.
    – А что, если он не чувствует то же самое?
    Подождите секунду! Неужели моя мама, самая лучшая женщина в мире, действительно чувствует себя неуверенно?
    Она, должно быть, шутит!
    – Мам, – я говорю это слово громче, чтобы удостовериться, что она меня слушает. – Я видела, как он вчера смотрел на тебя. Черт, он сделал для нас ужин и вел себя так, будто всегда был частью нашей сумасшедшей семьи. И не думай, будто я не видела, как вы держались под столом за руки.
    Мама открывает рот, чтобы запротестовать, но я просто махаю пальцем в воздухе перед ней.
    – Ох, и даже не думай это отрицать. Я видела вас, – мама подносит чашку к своим губам, понимая, что бы она сейчас ни сказала, это обернется против нее. – И я думаю, что он чувствует то же самое по отношению к тебе.
    – Но что насчет тебя, Мелани? – спрашивает она нерешительно.
    Я опускаю руки и пожимаю плечами.
    – А что насчет меня, мам? У меня все хорошо. У меня хорошие соседи и жизнь в кампусе. Тебе не надо обо мне беспокоиться, – чтобы добавить больше правдивости в свои слова, прижимаю руку к сердцу и тяну ей мизинец со словами «Обещаю».
    – Хорошо, ладно, – она смеется и хватается за мой мизинец.
    – Так ты будешь встречаться с Эваном? – у меня кружится голова, и я сажусь на стул.
    – Да, я дам этой ситуации шанс, – бормочет она, и я вижу в ее глазах предвкушение.
    Мама встает, чтобы помыть свою чашку, и задает вопрос.
    – Говоря о парнях, как там Брайан? Что происходит между вами? – да, я та дочь, которая забыла сказать маме о самом важном, что произошло за последнее время.
    – Мы расстались, – я решаю сорвать пластырь одним движением в надежде, что она больше не будет задавать вопросы. Но это же моя мама.
    Ее лицо исказило удивление, и она вновь садится на стул.
    – Ох, нет! Что произошло? Когда? Почему ты не рассказала мне? С тобой все в порядке?
    Значит вопросы, ладно.
    Я не собиралась вдаваться в тему измены. Мы были близки с мамой, но не настолько, чтобы говорить с ней о таком. Выбрав самый уклончивый и короткий вариант, я отвечаю на все ее вопросы одним ответом.
    – Просто что-то пошло не так. Где-то шесть недель назад. Я закрутилась. И да, я в порядке.
    Мама смотрит на меня, подняв одну бровь и улыбаясь. Держа руки перед грудью, мама сдается.
    – Хорошо, ладно. Я не буду на тебя давить. Но ты же знаешь, что я всегда рядом, – она улыбается и встает. Поцеловав меня в макушку, спрашивает, хочу ли я присоединиться к ней и Линде во время шопинга.
    – Эм, нет, спасибо. Пожалуй, откажусь, но вы повеселитесь, – она слышит сарказм в моем голосе и закатывает глаза. – Я позвоню Мэдди и узнаю, какие у нее на сегодня планы.
    – Хорошо, вы тоже повеселитесь, – радостно говорит мама, идя к лестнице.
    Я смеюсь, ибо нас с Мэдди до каких-то странных дворовых распродаж отделяли всего лишь двадцать пять лет, и мы будем в точности как мама и Линда.
    Спустя два часа бесполезного шопинга, Мэдди тянет меня в Старбакс, мимо которого мы как раз проходили.
    – Мне надо присесть. Мои ноги очень сильно отекают.
    Я смотрю на ее ноги, и, несмотря на то, что, на мой взгляд, они выглядели нормально, решила не спорить.
    Заказав по шоколадному печенью и холодному чаю, мы садимся за столик, стоящий дальше остальных. Так вот какой у Мэдди был план. Она ничего не говорила, потому что знала, что я отвечу на любой ее вопрос. Вместо этого она просто убийственно посмотрела на меня, давая понять, что хочет знать все.
    Я отламываю кусочек печенья и кладу его в рот, смотря на нее в упор. Но она оставалась непоколебимой, поэтому я просто закатываю глаза и выдыхаю.
    – Ладно! Говорю! – Мэдди наклоняется через столик, насколько ей позволял живот. – Он расстался со мной, – отвечаю я полная стыда. Несмотря на то, что она берет меня за руку, пытаясь успокоить, по выражению ее лица понимаю, что она обо всем уже догадалась.
    – Мне так жаль, – ее глаза блестят в уголках, и она сжимает мою руку. – Почему ты мне не позвонила? Ты же знаешь, что я всегда рядом, правда?
    Я делаю глоток чая и нервно прикусываю трубочку.
    – Я не знаю, Мэдди. Мне было так стыдно. Честно, я была слишком расстроена, чтобы что-то говорить, – делаю глубокий вдох, прежде чем сказать следующее. – До того как я призналась ему об измене, он сказал, что любит меня. До того как расстался со мной.
    На лице Мэдди отражается шок и сомнение. Когда она ничего не говорит, я киваю и добавляю.
    – Я знаю. Я тоже сказала ему, что люблю его, но после этого рассказала о смс и измене, и видимо одной любви оказалось недостаточно, – пожав плечами, делаю еще один глоток, пытаясь спрятать слезы.
    – Как ты думаешь, вы еще будете вместе? Я имею в виду, вы уже виделись после этого? – спустя минуту напряженного молчания говорит Мэдди.
    – Сомневаюсь. Я действительно все испортила. Думаю, что он покончил со мной, –мне так хочется держаться за надежду, что у нас все еще получится. Но здравый смысл подсказывает, что это бред.
    Со знающим взглядом Мэдди отламывает кусочек печенья и кладет в рот.
    – Люди все время что-то портят. И только потому, что ты сделала ошибку, это еще не значит, что нельзя ничего поменять, – она съедает последний кусочек печенья и делает глоток чая. Я знаю, что она говорит о себе и о Риде.
    Но как часто такое случается в жизни? Такое обычно происходит только в романах и в мелодрамах. И я сомневалась, что мне так повезет.
    Убирая мусор со стола, Мэдди замечает парня в очереди.
    – Мел, – бормочет она мне. – Этот парень точно смотрит на тебя.
    Я смотрю на него, пытаясь сделать вид, что читаю вывеску, висевшую над баристой. Парень мне не знаком, но, когда мы пересеклись взглядом, он улыбнулся так, словно выиграл в лотерею.
    Мэдди тоже увидела это.
    – Оу, он такой милый. Иди, поговори с ним, – подруга практически толкает меня к нему.
    И мне понадобилось немного упорства, чтобы скинуть ее руки со своих плеч.
    – И не подумаю! – моя попытка не привлекать внимания проваливается с грохотом, и милый парень начинает с нас смеяться.
    Да, он и, правда, милый. Светлые блондинистые волосы, мягкие зеленые глаза и спортивное тело – да, он однозначно был красив. Но я была не готова начать разговор со случайным парнем. Единственный раз, когда я сделала так, был с Брайаном и хотя этот парень был милым, он был не Брайан.
    – Мелани, просто иди и поговори с ним. Посмотри, он же сморит на тебя! – голос Мэдди становится громче по мере того, как мы подходим к двери.
    Парень слышит мое имя, отходит с очереди, идя к нам на встречу.
    – Мелани? Я так и знал, что это ты, – парень нервно засовывает руки в передние карманы джинсов, и Мэдди подозрительно смотрит на меня.
    Я все еще не понимала кто это. Кажется, на моем лице отразились эти мысли, потому что парень смеется и говорит.
    – Ты меня не помнишь, не так ли? – он наклоняет голову.
    – Нет, прости, – я пытаюсь пройти мимо него, но парень аккуратно кладет свою руку на мою. В этом прикосновении не было принуждения, он просто хочет, чтобы я вспомнила.
    – Мы встретились у Линдси на вечеринке, еще в декабре. Я – Тайлер. Тайлер Коул. Ты действительно не помнишь меня? Мы эм…, – когда его слова обрываются, то вместе с ними обрывается и что-то у меня внутри.
    Это он.
    Мэдди видит страх и отвращение, появившиеся на моем лице.
    – С тобой все в порядке, Мелани? Ты хочешь уйти отсюда? – Мэдди хватает меня за руку.
    Я не могу выдавить ни единого слова, понимала только, что мне надо убраться отсюда. Мне хочется бежать. Мне нужно начать двигаться, но мои ноги будто приклеились к полу. Как только желудок возвращается на место, а мозг снова начинает нормально функционировать, неистовое желание бежать пропадает. Стоит поговорить с ним. Необходимо точно знать, что происходило той ночью. Я чувствовала, что это единственное, что поможет мне оставить эту ситуацию позади.
    Убрав руку Мэдди, говорю.
    – Все нормально, правда. Я вернусь через пару минут.
    Мэдди просто кивает и идет к лавочке.
    – Тебе что-то взять? – спрашивает Тайлер, пока мы идем к тому столику, где недавно сидели мы с Мэдди.
    Я трясу головой и говорю глупое.
    – Та ночь хорошо перевернула мою жизнь, чтобы ты знал, – Тайлер удивляется от моих слов и его брови сходятся на переносице. Моя злость на саму себя начинает проецироваться на него.
    На его лице мелькает озадаченность, и какие-то отголоски боли.
    – Ладно, – тянет он, явно не ожидая от меня злости. – Не понимаю, каким образом это могло произойти, – Тайлер скрещивает руки на своей широкой груди и опирается на стул спиной.
    Все, что было во мне эти последние шесть недель, забурлило в моих венах, словно потоки лавы. Вместо того чтобы кричать я спрашиваю невероятно спокойным голосом:
    – А ты думаешь, что после того как я пересплю с тобой, когда у меня был парень, ничего не поменяется?
    – Воу! Подожди секунду! – говорит он достаточно громко, чем привлекает внимание пары человек в очереди. Поняв, что его реакция была слишком бурной, Тайлер наклоняется через стол и, снизив голос, продолжает. – Мы не спали.
    Я вижу в его глазах, он говорит правду.
    – Что ты только что сказал? – требую я, нуждаясь в разъяснениях.
    Тайлер ищет в моих глазах подтверждение того, что я играю с ним. Но все, что он там находит – неуверенность. Он делает глубокий вдох и проводит рукой по своим волосам.
    – Я сказал, что между нами ничего не было. Мы просто встретились на вечеринке и говорили. Мы хорошо проводили время, пока тебе не пришло какое-то сообщение. После этого ты напилась.
    Отдельные кусочки того вечера, наконец-то, становятся на места. Он прав. Мы просто говорили, когда мне пришло смс от Кортни. Но я все еще не помнила остаток того вечера, поэтому ничего не говорила.
    – А дальше ты даже не могла стоять самостоятельно, я помог тебе устроиться на диване и тогда ты начала говорить о своем бывшем, – с долей стеснения продолжает Тайлер.
    – Прости, но ты только что сказал «бывший»?
    – Да, по крайней мере, так ты мне сказала. Послушай, я бы даже не поцеловал тебя, если бы знал, что ты с кем-то в отношениях. Я не такой ублюдок, – Тайлер выставляет ладони перед грудью, будто защищаясь. В его глазах отражается честность, и я не могу не поверить ему.
    Черт подери! Мне не верилось в это. Неужели всего этого можно было избежать с Брайаном?
    – Так ты говоришь мне правду? Мы никогда… – я показываю ладонью сначала на себя, а потом на него, не желая произносить последнее слово вслух.
    Тайлер сочувственно смеется и трясет головой.
    – Нет, мы этого не делали. Поверь мне, я хотел. Мы начали «играться», и ты говорила что-то о другой комнате, но была слишком пьяна. И ты точно не была в сознании, а я не собирался пользоваться твоим состоянием.
    Я выдыхаю и прикрываю рукой рот, наконец-то осознав, что он прав, и мы не спали.
    – Теперь ты мне веришь? – с опаской спрашивает Тайлер.
    Говоря сквозь пальцы, которыми я все еще прикрываю рот, киваю и отвечаю.
    – Да. О Господи! Не могу поверить в то, что я подумала…
    Вспоминая события той ночи, цепочка действий становится предельно ясной. Я была пьяна. Он был милым. Мы целовались. Я отключилась, и он отвез меня домой. Все. Секса не было. Измены не было. Той ночью была только я, которая среди ночи была у двери своего дома и Рид, который помог мне дойти к кровати прежде, чем я перебудила бы всех вокруг.
    Господи, Боже мой!
    Вспомнив кое-что, прошептала.
    – Но как я в итоге оказалась без лифчика и в мужской футболке?
    Четно говоря, проснувшись следующим утром в чьей-то футболке и без лифчика, я была уверена, что что-то все-таки произошло.
    – Когда я вез тебе домой, ты сняла футболку и выкинула ее в окно, – он смеется и продолжает. – Ты пыталась снять футболку и с меня тоже, но мне удалось тебя остановить прежде, чем ты это сделала. Все это мельтешение, видно, вызвало у тебя тошноту и тебя вырвало. У меня была спортивная сумка в багажнике, и я помог тебе поменять футболку, – Тайлер улыбается мне и стирает улыбку в тот момент, когда видит грустное выражение на моем лице. – Ты в порядке? Ты уже не выглядишь такой злой, – дружеский тон Тайлера возвращает меня обратно.
    Быстро придя в себя, я отвечаю.
    – Да, я в порядке, – оцепенело встаю со стула, заметив Мэдди сквозь витрину. – Мне надо идти.
    Тайлер встает и проводит меня к двери. Пока Мэдди идет к нам на встречу, Тайлер будто хочет сказать что-то еще, но, честно говоря, мне хотелось, чтобы он просто ушел.
    – Думаю, увидимся еще, Тайлер, – говорю я.
    – Эм, да, конечно. Увидимся, – и потом он разворачивается и уходит.
    Мэдди решает не терять и секунды со своим расследованием.
    – О чем вы, черт возьми, говорили? Что произошло?
    Так как у меня не было достаточно слов, чтобы прояснить всю ситуацию, я просто отвечаю:
    – Ничего.
    Остаток весенних каникул пролетает слишком быстро. Прежде чем я вообще что-то поняла, я уже ехала в Итаку на последний месяц учебы, быстро согласившись на предложение Эвана и мамы отвезти меня обратно. Эван на этой неделе еще пару раз навещал маму, и, четно говоря, было немного странно вновь видеть мужчину в нашем доме, но так как мама была рядом с ним очень счастлива, я постараюсь к этому привыкнуть.
    Один раз, когда Эван не пришел вечером, мама призналась, что они говорили с ним о своих отношениях. К великому удивлению мамы, но не к моему, он чувствовал то же самое по отношению к ней. Мама думала, что раз Эван никогда не был женат, то он никогда не будет заинтересован в серьезных отношениях. Он вогнал ее в ступор, просто сказав, что никогда не встречал подходящей женщины. Приблизительно в десяти минутах от Итаки, Эван приглушил радио и посмотрел на меня в зеркало заднего вида.
    – Мелани, на какой ты специальности? Твоя мама никогда об этом не говорила.
    Я наклоняюсь вперед и кладу подбородок на плечо мамы. Аккуратно толкаю ее в руку, решая воспользоваться возможностью и пошутить.
    – Почему так, мам? Ты не хочешь говорить со своим парнем о своей скучной дочери? – я тяну громко слово «парень», подчеркивая их новое официальное положение.
    Мама аккуратно кладет свои руки на мои, лежавшие на ее плачах, и гладит их.
    – Нет, моя милая, – и продолжает дальше с сарказмом. – Я не сказала ему, потому что ты мне никогда не говорила, – она показывает мне язык и подмигивает.
    Ее слова отрезвили меня, я ведь действительно скрылась ото всех. Но я только недавно определилась со своей специальностью, и была очень горда этим.
    Улыбаясь от уха до уха, делюсь своим планом.
    – Я только недавно решила со своей специальностью. Хочу обучать детей со специальными нуждами. Я начинаю это программу со следующего семестра.
    Мама поворачивается на своем сидении, и ее лицо озаряет гордость.
    – Это замечательный выбор, Мелани.
    – Здорово, – говорит Эван. – Что тебя побудило сделать такой выбор?
    Никто из них не знал об Эмми, но именно из-за нее я приняла такое решение.
    – Я просто подумала, что, помогая детям, у которых нет таких преимуществ, как у остальных – это хороший способ провести следующие тридцать лет своей жизни.
    – О, это так здорово, милая. Ты же так хорошо ладишь с детьми, – мама кладет руки на колени, чтобы хоть немного утихомирить свою радость.
    Эван кладет свою руку поверх маминой и переплетает их пальцы. Этот маленький жест заставляет мое сердце сжаться от нежности. Еще раз, встретив взгляд Эвана в зеркале заднего вида, я вижу, что в его глазах, как и в глазах мамы, гордость.
    – У моего приятеля с пожарной части есть ребенок с аутизмом. Он ездит каждый год в лагерь прямо рядом с Итакой. Если ты хочешь, то я могу раздобыть тебе о нем информацию. Возможно, им требуется какая-то помощь.
    Возможно, кто-то ошибочно бы подумал, что Эван пытатеся такими словами расположить меня к себе, но я видела честность и искренность в его глазах.
    – Да, это было бы здорово, Эван.
    За прошлую неделю, пока я приглядывалась к нему, поняла, что он нравится мне. Нравится, как он общается с мамой и как к ней относится, но от того, что он пытался наладить контакт еще и со мной, Эван начал нравиться мне даже еще больше.
    Остаток дороги мы провели весело, все время смеясь. И, когда стали парковаться рядом с моим домом, я обрадовалась, увидев машины Камми, Лии и Пейтон. Эван помогает мне с сумками, и мы с мамой идем перед ним в дом. Я прислоняюсь к маме и шепчу ей на ухо «мне он нравится».
    Она застенчиво улыбается и отвечает.
    – Мне тоже.
    – Чего вы там вдвоем смеетесь? – Эван интересуется, услышав наше девичье хихиканье.
    Синхронно, отчего мы еще сильнее смеемся, мы отвечаем:
    – Ничего серьезного.
    Когда мы заходим в квартиру, девочки были очень сильно заняты ничем. На самом деле они просто лежали на диване, попивая Космо и смотря «Секс в большом городе». Увидев мою маму и Эвана, они немного нервно засуетились. Правда нервничали они ровно до того момента, пока мама не хлопнула в ладоши и возбужденно побежала к дивану.
    – Оооо, эта та серия, где мистер Биг и Айден бились в грязи?
    Лия и Камми подвинулись в стороны, давая место моей маме между ними. Не прошло и минуты, как они начинают спорить о том, с кем Кэрри лучше было бы остаться. Но это был бесполезный спор. Потому что спустя все попытки и пытки, Кэрри оказалась в правильном месте, к которому она принадлежала – в руках ее настоящей любви.
    Камми, Лия и Пейтон были совершеннолетними, но даже, если бы это было не так, мама все равно не свернула бы эту вечеринку. Я не буду говорить, что моя мама поддерживает пьянство среди несовершеннолетних, но она же не наивная. Я не попадалась на глаза маме, когда была выпившая, но она прекрасно понимала, что я пью не впервые.
    – Мам, тебе сделать коктейль? – кричу я с кухни.
    Мама смотрит на Эвана.
    – Ничего страшного, если мы немного задержимся, Эв?
    Губы Эвана изгибаются в глупой улыбке. Сомневаюсь, что ему пришлась по душе идея провести вечер с девочками, которые пьют Космо и смотрят «Секс в большом городе», и которым немногим больше, чем двадцать один, но я вижу это в его глазах – он готов сделать все ради моей мамы, лишь бы она была счастлива.
    – Конечно, мы можем остаться. Я сбегаю в «Вегман» и возьму нам что-то на ужин, пока вы, девочки, будете наслаждаться своим секс-шоу или чем бы это ни было.
    Проводив его к двери, я говорю.
    – Спасибо, – и целую его в щеку. Мне кажется, я застаю его врасплох, но, не смотря на это, он мне улыбается.
    Передав маме коктейль, подхожу к другому огромному креслу, где сидит Пейтон. Она двигается, давая мне немного места, и сжимает мое колено, знающе мне улыбнувшись. Думаю, эта неделя пошла мне на пользу, и Пейтон тоже это заметила.
    Когда серия заканчивается, Лия садится так, чтобы смотреть на нас всех.
    – Так, у меня есть хорошие новости.
    Мы все ожидающе на нее смотрим. «Хорошие новости» обычно означали, что она нашла хорошую пару обуви со скидкой.
    – Так ты поделишься ими с нами? – подталкивает ее Камми, когда она долго молчит.
    – Я нашла нам всем квартиру на лето и на следующий год, которая находится вне кампуса, вот так вот!
    Лия взмахивает руками, но ее взгляд тут же падает на мою маму. Смогу ли я провести все лето вдали от нее?
    Моя мама пристально смотрит на меня и говорит.
    – Все в порядке, – а потом отвечает громко, адресуя ответ всем: – Это здорово, Лия! Вы так хорошо проведете время, девочки! Где она находится?
    – Она прямо за университетом, на улице Коддингтов, через дорогу от милого маленького итальянского ресторанчика, – Лия отвечает на мамин вопрос, и тут же я понимаю, о каком доме она говорит, потому что итальянский ресторанчик – это ресторан Беллы.
    Мы все возбужденно обсуждаем возможности, которые у нас появятся при переезде. И когда мы уже приступали ко второму раунду Космо, с покупками зашел Эван и тут же начал готовить ужин – куриные фахитас с рисом.
    И вот пришло время прощаться с мамой и Эваном. Мне действительно понравился вечер с ними, и я искренне наделась, что такие вечера еще не раз повторятся.
    Я улыбаюсь, наблюдая за тем, как Эван аккуратно усаживает мою маму в свой внедорожник. Думаю о том, насколько мне помогла эта неделя, как она исцелила меня, и мне было грустно от того, что мама уезжает, но в то же время я была рада, что у нее появился Эван. Закопав последние несколько недель где-то глубоко внутри себя, я вдруг начинаю с нетерпением ждать следующих недель, чувствуя надежду, которая вновь появилась на горизонте.

    Глава 13
    Июнь 2013

    Каким-то чудом, и с огромной помощью Пейтон у меня получилось вытащить свои оценки из «канавы» и я окончила первый курс колледжа со средней оценкой 3,4. Не лучшая моя работа, но учитывая происходящее, я была вполне довольна результатом и даже удивила себя «ты не должна быть совершенной все время» рутиной в эти недели. С весеннего перерыва очень многое поменялось. Самое главное изменение состояло в том, что я выросла до того, чтобы любить себя гораздо больше, чем раньше. Я научилась прощать себя за то, что случилось с Брайаном, хотя все еще не набралась храбрости поговорить с ним. Однажды я проходила мимо лаборатории. Я не ожидала, что он будет там, так что когда заглянула за большую стену, облицованную окнами, едва не споткнулась о свои ноги, когда его грустные карие глаза столкнулись с моими.
    Мне хотелось подойти к нему и задать миллион вопросов. Как дела с его родителями? Как поживает Эмми? Рад ли он выпуститься? Какие у него планы на лето? Скучает ли он по мне?
    Но вместо того, чтобы сделать это, я выжала из себя скупую улыбку и слабо помахала ему рукой. Он кивнул в ответ и быстро занял себя чем-то за компьютером.
    Я безумно скучала по нему. Скучала до боли в костях. Я не осознавала этого, когда мы были вместе, но Брайан заставлял меня чувствовать себя больше чем просто особенной. И, нет, я не говорю о физической стороне. Он помог мне увидеть свою цену, которую я должна была знать с давних пор. Брайан любил меня не потому, что должен был, а потому что хотел. И, да, я ненавижу себя за то, что разрушила эту любовь, но это послужило прозрением. Я была любима, несмотря на свои изъяны, и в процессе роста этой любви, узнала, что то, что я видела худшими изъянами, на самом деле были моими наилучшими качествами. Мне лишь хотелось получить еще один шанс. Мне хотелось исправить все с ним, с нами.
    Я думала рассказать ему о том, что сказал мне Тайлер, но не нашла в себе смелости. Вряд ли это бы что-то изменило. Хочется думать, что это изменит его отношение ко мне, что это поможет ему простить меня, но его слова о том, что мне нужно научиться любить себя, звенели в моих ушах, лишая меня смелости.
    Я изменилась, но могу ли я действительно сказать, что люблю в себе все?
    Может ли кто-нибудь любить в себе все?
    Возможно, наилучшее, на что можно надеяться – это научиться ценить себя, не обращая внимания на то, кем ты не являешься.
    Возможно, в этом я изменилась больше всего. Я научилась любить себя за то, кто я есть, вместо того, чтобы ненавидеть себя за то, кем не являюсь.
    И, нет, не все мое новоявленное самомнение пришло от Брайана, и по правде это не было настоящим самомнением. Я прошла через глубокое самокопание и научилась определять себя не своими недостатками. У всех есть изъяны. Я отказываюсь определяться простыми недостатками.
    Думаю, значительная часть способности прощать и любить себя пришла от разговора с мамой. Больше я не чувствовала себя обузой для нее. Наблюдение за ней с Эваном осветило мое сердце. Я сдерживалась, позволяя себе быть счастливой только тогда, когда знала, что она счастлива.
    Мне нравилось, что она двигается вперед и это разрешало мне все отпустить и также двигаться дальше. Ну, двигаться на самом деле. Это наша последняя неделя в этих апартаментах, и я очень рада заселиться в новые.
    Камми, с другой стороны, не была так счастлива. Я видела ее грустное лицо, когда возвращалась с обеда с Пейтон. Ей нужно было идти работать в репетиторский центр, а Лиа пошла по магазинам. Не имею представления, что еще могла желать эта девушка.
    – Новая одежда для квартиры, глупенькая, – ответила девушка.
    Ну конечно! Почему я об этом не догадалась?
    В данный момент Камми довольно мрачно упаковывает посуду и серебро на кухне. Закрыв за собой дверь, подхожу к девушке и сажусь на бледно-голубую стойку.
    – Судя по выражению твоего лица, думаю, он придерживается своего решения, да? – я вытаскиваю тортилью из наполовину съеденной упаковки на стойке рядом со мной и наслаждаюсь ей, пока Камми думает над ответом.
    Прислонясь к стойке, она хватает чипсы и с силой кусает. Сложив руки на груди, Камми вздыхает, и на ее лице появляется покоренный взгляд.
    – Да. Я знаю, что так будет лучше, но ненавижу то, что буду вдали от него целый год.
    – Но ты будешь его навещать, а он будет навещать тебя. Чикаго недалеко. Кроме того, когда ты выпустишься, можешь переехать туда вместе с ним.
    Я спрыгиваю со стойки и хватаю две бутылки воды из холодильника. Передавая ей одну.
    Камми снова вздыхает.
    – Я знаю, знаю. Я чересчур девчонка в этом. Просто мы пять лет вместе и никогда не были дальше, чем в двух часах езды друг от друга, – и добавляет, потягивая воду. – И сейчас он начинает новую огромную часть жизни без меня и это пугает.
    Джек в ближайшие пару недель переезжает в Чикаго, чтобы начать двухлетнюю программу аспирантуры по физической терапии. В конце, он станет настоящим доктором и все такое. Странно думать о Джеке, как о докторе Паркере.
    Я обвиваю рукой ее плечо и сильно сдавливаю его.
    – Камми, вы самая крепкая парочка, которую я когда-либо встречала. К этому надо привыкнуть, но я знаю, что ты справишься.
    Лия пользуется возможностью ввалиться в дверь, таща с собой слишком много сумок.
    – Оставила ли ты что-то после себя для других? – шучу, помогая ей с сумками.
    – Ой, заткнись! Я купила кучу вещей для квартиры. Хочу, чтобы все было симпатично, – заявляет Лия, начиная вытаскивать ароматические свечи и разноцветные вазы из сумок. Никто не отрицал чувство стиля этой девушки. И если она украсит квартиру, будет просто замечательно.
    – Все очень миленькое, – отмечаю я, теребя в руках фиолетовую скатерть.
    – Я знаю! Я хороша, правда? – говорит соседка гордо.
    – Ты когда-нибудь думала что-то с этим сделать? С твоим талантом? Можешь пойти на одно из этих «будь следующим великим дизайнером» телешоу или что-то в этом роде.
    Лия принимает мою колкость в шутку и смеется. Заворачивая стеклянную миску в газету, она отвечает на вопрос.
    – На самом деле, я думала о подобном. Будут несколько дополнительных занятий, вдобавок к моей степени модного дизайнера, я также смогу быть сертифицированным начинающим дизайнером.
    Камми визжит от восторга, ее лицо искрится гордостью за кузину.
    – О господи, Лия! Для тебя это просто идеально!
    Не то чтобы я думала по-другому, ведь знала, что с вмешательством Лии наша квартира будет совершенна. Та квартира станет домом, и я не могу дождаться переезда туда. Мы провели остаток дня складывая вещи, предаваясь воспоминаниям о прошлом и восторгам о будущем.
    Переезжать отстойно. Хотя Джек и его друзья помогли нам с коробками и мебелью, и нам не пришлось таскать много тяжелых вещей, но все-таки это отстойно. Мы провели последние несколько дней за уборкой. Мыли кухню, полы, шкафы, окна. Несколько недель назад наше новое жилье было более-менее чистым, но потом старые арендаторы закатили громадную вечеринку и это дерьмо омрачило все веселье.
    Мы находились здесь всего около недели, но уже чувствовали себя как дома. Помогало еще и то, что это действительно был дом. Мы арендовали маленький одноуровневый дом с четырьмя спальнями среднего размера, большой гостиной и обеденным пространством и заодно новой кухней. С тяжкими усилиями и декоративным вмешательством Лии, место, наконец, было готово. Сложив последнюю коробку и завязав последний мешок с мусором, отнесла их к образовавшийся куче мусора.
    Сегодня я просто вымоталась и вспотела. В трениках с подогнутыми краями и в розовой маечке выглядела я как горячий беспорядок. Выйдя на солнце раннего лета, ощутила себя обновленной и живой. Осматривая маленькую клумбу на ступеньках, ведущим к входной двери дома, заметила, что она поросла сорняками и решила ее освежить.
    Черт, я снова чумазая. Куда еще больше грязи?
    Ползая по газону, вырываю переросшие сорняки сада. Спустя десять минут под моими ногтями собралась грязь; пот стекал с лица и плечи горели от жары и напряжения. Зато я увидела прогресс и решила посадить пару растений.
    Закончив бросать сорняки в ведро, вытираю покрытые грязью руки о штаны. Поднимая руку, чтобы стереть каплю пота с лица ловлю свой запах и, о Господи, я воняю. Девочки скоро будут дома, так что у меня есть немного времени принять душ в спокойствии до начала битвы за ванную. Одна ванная. Четыре девочки. Это ужасно.
    Когда я разворачиваюсь, чтобы пойти домой, что-то на противоположной стороне улицы привлекает мое внимание. Вернее кто-то. И как я умудрилась не увидеть машину Брайана на небольшом участке грязи? Брайан меня заметил как раз тогда, когда мое сердце застряло в горле, а желудок рухнул вниз.
    Из всех дурацких дней, это случилось именно сегодня.
    Вместо того чтобы просто пойти в дом, меня словно что-то толкает к нему. Брайан видимо тоже это чувствует, потому что вместо того, чтобы сесть в машину и уехать, он переходит дорогу и направляется ко мне.
    – Привет, – неуверенно говорит он, проводя рукой по волосам.
    Они отрасли с тех пор, когда я в последний раз его видела и пара прядей теперь падает на его глаза, после того как он зачесал их назад.
    – Привет, – мой голос дрожит, и слова даются мне нелегко. Ненавижу это.
    Я уже собираюсь поднять руку, чтобы загородить солнечные лучи, которые льются из-за спины Брайана, но потом вспоминаю, что от меня воняет. Быстро опустив руку, надеюсь, что он не почувствовал запах.
    – Так ты переехала, да? – Брайан смотрит на фасад дома и кивает в подтверждении.
    – Да, на прошлой неделе, – из-за нервозности, я еще раз вытираю ладони о штаны. Его лицо в тени от солнца, сверкающего позади него, из-за чего мне было сложно его разглядывать.
    – Это здорово, – говорит Брайан вкрадчиво.
    – Ага, – о Господи, этот разговор, если это вообще можно так назвать, затянут и неловок.
    Мы не разговаривали три месяца, но ведь не должно же быть настолько трудно разговаривать с человеком, которого ты однажды любил.
    С человеком, которого ты до сих пор любишь, по крайней мере, с моей стороны.
    От необходимости заполнить пустоту тишины, которая угрожала проглотить нас, говорю «Итак», пожимая плечами.
    – Ну, мне нужно идти, – Брайан также пожимает плечами.
    Как только парень разворачивается, чтобы уйти, я хватаю его за руку, забыв про свои грязные руки и вонючие подмышки. Мне нужно поговорить с ним. Я хочу поговорить с ним и не могу позволить ему уйти.
    Взглянув на мою грязную руку, обвивающую его загорелое предплечье, он принимает безропотный вид. Мне интересно, чувствовал ли Брайан огненный треск тепла, который существует между нами с нашей первой встречи.
    Я чувствовала это.
    Указывая рукой в сторону маленького крыльца, спрашиваю.
    – Мы можем сесть и поговорить? – Брайан просто кивает, и мы подходим к лестнице в три ступеньки. Тогда, увидев его несколько недель назад через окно лаборатории, мне хотелось задать ему миллион вопросов. Но сейчас, сидя здесь на ступеньках, мои пальцы продолжают вибрировать после нашего прикосновения, и я не могла вспомнить ни одного.
    Я выбираю тему, которая сделает его наиболее счастливым.
    – Как дела у Эмми? Она радуется лету?
    Его губы приподнимаются в уголках и напряженные плечи расслабляются.
    – Эмми в порядке. Она любит лето. У нее на днях был день рождения, и она продолжала и продолжала вечеринку несколько дней, – он перестаетл улыбаться уголками губ, и к нему возвращается напряжение. Держа голову в руках, он взволнованно вздыхает.
    – Что не так, Брайан? – мне так хочется переплести свои пальцы с его, что приходится сделать над собой усилие, чтобы расслабиться.
    – Это из-за развода. Это все, – резкая отрывистость его слов говорит мне, что дела плохи.
    – Я всегда рядом, – Брайан поднимает голову и странно смотрит на меня. – Знаю, мы не разговаривали целую вечность и знаю, что все закончилось плохо, но я могу быть твоим другом. Мы можем поговорить. Мне не нравится видеть тебя таким, Брайан.
    Его странный взгляд превращается в тоскливый.
    – Нет, мы не можем быть друзьями, Мелани. Я не могу опустить то, что ты не доверяла мне, – он трясет головой и громко вздыхает. – Ты знаешь, после того, как мы расстались, ко мне снова пришла Кортни. Я все еще не хотел иметь с ней дело. Когда я что-то сказал ей про отправку сообщения тебе, она выложила все на чистоту – рассказала, что это была старая фотография. Видимо она надеялась, что если скажет правду, то получит шанс снова сойтись со мной. Но я все еще не могу смириться с тем, что ты не доверяла мне. Я все еще не могу... Мы не можем быть друзьями, – он встает и собирается уходить.
    – Погоди! – выкрикиваю я, когда он подходит к газону.
    Подходя к нему, я надеюсь, что парень примет то, что скажу ему.
    – Я понимаю, что ты не хочешь, чтобы мы были друзьями. Я лишь хочу, чтобы ты знал, что я здесь, если буду нужна тебе, – Брайан кивает, из-за чего новые слова застревают у меня в горле. – Перед тем как ты уйдешь, мне нужно, чтобы ты знал одну вещь. Я никогда не хотела обидеть тебя. Мне очень жаль, что я сразу подумала на самое плохое в том сообщении, – начинаю нервно теребить край рубашки и смотрю на него, будто это самая интересная вещь в мире.
    На лице парня соединяются злость и грусть.
    – Да, мне тоже жаль. Может, еще увидимся.
    – Да, может, – бормочу, но быстро понимаю, что он уже слишком далеко, чтобы услышать меня.
    – Держите, – говорит мне веселый почтальон, передавая большой, толстый конверт и несколько листовок.
    – Спасибо.
    Остановившись у двери, поворачиваюсь посмотреть на место парковки Беллы и вижу Брайана в своей машине, глазеющего на меня через улицу. Когда он замечает, что я смотрю на него, то холодно надевает солнцезащитные очки и уезжает с места парковки.
    И из моей жизни.
    Я не получила возможности сказать ему все то, что хотела. Он заслуживал знать про Тайлера и что ничего не произошло. Мне хотелось, чтобы он знал про мои новые возможности в жизни. Думаю, он бы гордился мной за произошедшие изменения. Когда осела пыль от его удаляющейся машины, мне стало интересно, выпадет ли мне шанс сказать ему все это?
    После того как я приняла душ, вернулись девчонки с китайской едой и коробкой, да я сказала коробкой, вина. Джек сегодня уехал, и, посмотрев на отекшие, красные глаза Камми, поняла, что ей нужна девчачья компания. Когда она ставит вещи на пол, я крепко ее обнимаю.
    – О, Кэм. Все будет в порядке, – я пробую успокоить ее, протягивая ей кружку вина.
    – Да, я знаю. Просто немного грустно, – делая большой глоток, говорит девушка.
    – Ну, мы здесь для того, чтобы отвлекать тебя всю ночь, – поет Лия, размахивая DVD с «Супер Майком».
    Выхватив диск из рук Лии, Камми смотрит на него.
    – Да, это отвлечет, – на ее лице играет удовлетворенная ухмылка, и мы смеемся, доставая тарелки для маленького ужина с парочкой горячих парней без рубашек.
    – Он чертовски горяч, – кричит Пейтон, когда Мэтт Бомбер гордо шествует на экране.
    Допивая свой третий, а может четвертый бокал, Лия дико трясет головой.
    – О нет! Он! Он тот, с кем бы я переспала, – указывая на Ченнинга Татума, Лия едва не пускает слюни.
    – Что насчет тебя, Камми? Кто твой сегодня? – я пихаю ее локтем под ребра, подталкивая на реакцию под стать девичнику, который мы ради нее закатили на всю ночь.
    Она делает глоток вина и пожимает плечами. Нет ответа.
    – Давай же, Камми. Будь у тебя шанс, с кем бы ты провела одну горячую ночь?
    Камми краснеет от маленького теста Лии.
    – Ни с кем.
    Вау, она в плохом настроении. Неожиданно я понимаю, на что это похоже – так было, когда мы расстались с Брайаном.
    В надежде поднять ей настроение, я останавливаю фильм на моменте, где мышцы Алекса Петтефера пульсируют на экране.
    – Даже не с ним, Камми? Посмотри на него! У его мышц есть мышцы. Этот парень – Бог. И ты говоришь, что вышвырнула бы его из постели?
    – Хорошо. Нет. Я не вышвырнула бы его из кровати, – со следами вина на губах, бормочет Камми.
    Когда мы свистим и хохочем, Камми закатывает глаза и наконец тоже смеется.
    После третьего стакана вина и хорошо проведенного времени с девочками, решаю пойти спать. Я прохожу мимо стола и беру конверт, который сегодня получила. Это от мамы, даже сквозь множество слоев бумаги, чувствую, что это тетрадь на спирали.
    Сев на кровать, разрыва. упаковку и вытаскиваю тетрадь. Письмо приклеено к передней странице, на нем написано мое имя маминым почерком. Я рассеяно провожу пальцем по выписанной линии своего имени и тотчас скучаю по маме.
    Открываю конверт и достаю письмо

    «Дорогая Мелани, я разбирала на днях чердак и нашла эту тетрадь. Я знаю, что он бы хотел, чтобы она была у тебя. Пожалуйста, знай, что я люблю тебя больше, чем небеса. Он тоже.
    С любовью, мама (и папа тоже)».

    Трясущимися руками провожу пальцами по выцветшей голубой обложке тетради. Это принадлежало моему папе. Он когда-то также держал в руках эту тетрадь. Нежно открывая оборванную обложку, я вижу слова, нацарапанные на бумаге, и на глазах появляются слезы. Просматривая страницы, вижу несколько десятков довольно коротких записей.

    «Март 1995
    Твоя мама сегодня рассказала мне про тебя. Никогда не забуду, как она выглядела и насколько счастливыми меня сделали ее слова. Я хочу сообщить тебе, что сегодня первый день как ты стала частью моей жизни и я очень взволнован и жду того дня, когда смогу подержать тебя на руках».

    Слезы льются по моим щекам, и не важно, как быстро я пытаюсь смахивать их, новые заменяют старые. Мой папа написал эту книгу для меня. Он даже не знал меня, но написал эти письма, потому что хотел дать знать насколько сильно любит меня.
    Я читаю дальше, но одна запись цепляет мое внимание и заставляет улыбаться до ушей. По моим быстрым подсчетам, мама была на середине беременности.

    «15 мая, 1995
    Я почувствовал сегодня твой толчок. Это было немного странно и страшно, но это был самый волнующий момент в моей жизни. Твоя мама и я смотрели фильм в кровати. Она взяла мою руку и положила на свой живот. Это было совсем не то, чего я ожидал – в лучшем случае маленький пузырик в движении. Я мельком увидел твои крошечные пальчики, тыкающиеся из-под одеяла. Сегодня ты стала для меня реальной, и я просто знал, что должен поделиться этим с тобой».

    К следующему письму прикреплена монограмма с моим изображением. Это был снимок в профиль, и я проследила пальцем изгиб своего носика.

    «Июнь 1995
    Мы сегодня узнали, что ты девочка. Девочка. Твоя мама начала плакать. Я... ну, мне было страшно. Я хочу защитить тебя от всего. От разбитых коленок и проваленных тестов, до разбитого сердца. Но что, если у меня не получится? Что, если ты поранишься, потому что я не смог справиться со своей работой? Я надеюсь, что ты знаешь, что, несмотря на то, сколько раз мы боремся с комендантским часом и местом ночлега или все те вещи, о которых спорят папы и дочери, знай, что я борюсь, потому что люблю тебя».

    Последняя запись заставляет меня смеяться сквозь слезы. Теперь я знаю, откуда у меня надоедливое стремление к совершенству. Я перелистываю страницы дневника и читаю про то, как он делал мою люльку и помогал Линде удивить маму с детской душевой. Это странно, что я никогда его не знала, но через его слова, обычные строки на листе бумаги, чувствовала, что он прямо здесь, в моей комнате, со мной. Когда я добралась до последней записи, снова заплакала. Он написал ее за вечер до своей смерти.

    «29 сентября, 1995
    Дорогая Мелани, твоя мама и я недавно обсуждали имена. Если в один день ты будешь читать эти строки, и тебя будут звать Джессика или что-то в этом роде, знай, что я проиграл битву. Но каким- то образом твоя мама согласилась со мной, и я надеюсь, что адресую это верному человеку.
    С того времени как ты должна появиться со дня на день, я думал, что сделаю эту запись длинной. Есть пара вещей, о которых я хочу сказать и чувствую, что если напишу эти простые уроки на бумаге, то ты сможешь вернуться к ним в любое время, когда они будут тебе нужны, когда меня может не быть рядом, чтобы рассказать их тебе. Я человек чисел и фигур, линий и зданий, так что заранее извиняюсь за то, что не поэтичен со всем этим.
    1. Будь доброй. Теплая улыбка с теплыми словами пойдет дальше, чем любая унция принижения. Мир может не всегда казаться хорошим по отношению к тебе, но ты найдешь красоту в нем, если будешь доброй к нему.
    2. Будь терпеливой. Все стоящее в твоей жизни требует времени. Так что будь терпеливой, но всегда проявляй упорство. Когда тебя ударили, а так и будет, потому что это неизбежно в жизни, встань и сражайся в два раза сильнее за то, над чем ты работаешь.
    3. Веселись. У тебя вся жизнь для того, чтобы беспокоиться о счетах, долгах и о всех взрослых вещах. Никогда не забывай смеяться и наслаждаться простыми удовольствиями в твоей жизни. Никогда не знаешь, когда они уйдут.
    4. Люби все, что у тебя есть. Я никогда не знал, что такое любовь до встречи с твоей мамой. И когда она рассказала мне про тебя, я понял, что на самом деле значит любовь. Так что, когда встретишь того, кого будешь любить, не мешкай.
    Помни то, что если эти советы не помогают, твоя мама и я любим тебя больше, чем кто-либо когда-либо. Ты звезды в нашем небе и мелодия наших сердец... Не смейся. Я же говорил, что не очень хорош во всех этих поэтических штуках.
    Не могу дождаться того, чтобы встретиться с тобой, малышка (кого, как я нескрываемо надеюсь, зовут Мелани).
    С любовью, папа».

    Закрыв тетрадь, я крепко прижимаю ее к себе и шепчу сквозь всхлипы.
    – Я тоже тебя люблю, папа.

    Глава 14
    Июль 2013

    Я работала в лагере уже две недели и мне нравилось. Нет, сильно нравилось. Я еще никогда не была окружена таким количеством счастья и улыбок, как здесь. В конце дня я была вся в грязи и пыли, а иногда и в блестках, в зависимости от того, что мы делали целый день, но это было счастьем.
    Сегодня меня определили в спортивную секцию, где мы будем играть в футбол. И от этого я думала о Брайане. С тех пор как я прочила папин дневник, все напоминало мне о нем. Мне хотелось дать нам второй шанс, но я пока не понимала как. С нашего разговора прошло несколько недель, и я не видела его. Я проезжала мимо его дома с какой-то призрачной надеждой, что он все еще живет там, но так как это было здание университета, понимала, что его там не будет. Скорее всего, он просто уехал обратно домой.
    – Я могу помочь, Мелани? – спрашивает меня Рути, десятилетняя девочка с синдромом Дауна.
    – Конечно, можешь. Пошли на поле. Ты играешь на той стороне.
    – Хорошо, я поняла. Пошли, – ее энтузиазм буквально сбивает меня с ног, пока мы идем к полю.
    Когда мы выходим на поле, меня сразу же окружает группа детей. Потом Уилл, один из работников, с которым мне вместе предстояло работать этим летом, свистит в свисток и дети строятся в шеренгу на краю поля. Они очень хотят нам угодить. Все ярко улыбаются и прыгают на месте, нетерпеливо ожидая наших инструкций.
    Играя, будто он какой-то сержант, Уилл встает ровно, вытянувшись.
    – Окей, кадеты. Вот правила, – дети смеются с его мини-сценки. Они знают его слишком хорошо, чтобы воспринимать этот спектакль всерьез. Один из мальчиков в конце шеренги не смог сдержаться и громко смеется, и Уилл кричит:
    – Эй ты! Сейчас же прекратить смеяться, – маленький мальчик тут же проглатывает свой смех и салютует Уиллу. И как только Уилл поворачивается спиной к маленькому чертенку, тот вновь смеется.
    Уилл подмигивает мне и продолжает инструктаж. Дети рассчитались на «первый» и «второй», разбившись на команды, и бегут на поле. Спустя десять минут, мы делаем перерыв, чтобы дети смогли выпить воды. Уилл подходит ко мне и передает бутылку с водой.
    – У тебя хорошо получается, Мелани. Дети тебя любят, – карие глаза Уилла зажигаются, когда он делает мне комплимент.
    – Спасибо, Уилл. Мне действительно нравится здесь. Я понимаю, почему ты возвращаешься сюда каждое лето, – я делаю глоток воды и сажусь в тени от дерева.
    – Да, это место действительно замечательное, – он садится рядом со мной, держа в руках свою бутылку с водой.
    Мы сидим в тишине пару минут, иногда попивая воду. Работая с ним каждый день на протяжении последних двух недель, между нами появилось некое подобие дружбы. Обычно диалог протекал легко, но когда я допила воду, тишина уже стала навязчивой.
    – Ну, так ты занята этим вечером? Я могу тебя куда-то сводить? – спрашивает Уилл допив остаток воды и повернувшись лицом ко мне.
    Его вопрос застает меня врасплох.
    – Я, эм, да, я имею в виду нет, – сделав глубокий вдох, я беру под контроль свои дрожащие руки и нервный голос. – Прости, но я не могу. Моя мама и ее парень приезжают на этих выходных. Они уже будут у меня, когда я вернусь в квартиру.
    Я готова сделать все, лишь бы больше ничего не говорить. Мне нравился Уилл, сильно, но не в том понимании. Я знала, что этим летом меня назначат работать с более опытным человеком. Но, узнав, что буду работать в паре с высоким, красивым брюнетом с ослепляющей улыбкой и шармом, я была скорее нервной, нежели воодушевленной.
    Принимая мой отказ в ту же секунду, он встает и протягивает мне руку, чтобы помощь подняться.
    – Тогда может в следующую пятницу?
    – Конечно. Посмотрим, – отвечаю я, отряхивая траву с попы.
    Когда мы уже собирались идти на поле, так как дети требовали продолжения игры, к нам подходит наш босс Холли. Рядом с ней покорно стоит девушка, которую я тут же узнаю.
    – Привет, Мелани, Уилл, я хочу вас познакомить с новой девочкой. Это Эмми. Она только сегодня к нам приехала.
    Когда Эмми слышит мое имя, то сразу поднимает голову. Узнав меня, она бежит ко мне и крепко обнимает.
    – Мелани! – она визжит от восторга. От силы ее объятия мы кружимся. Когда мы с Брайаном были вместе, я постоянно разговаривала с ней по телефону. Мне казалось, ей нравилось то, что у нее была еще одна девушка, кроме мамы, с которой она могла поговорить. Не удивительно, что она помнила меня, но все равно мне стало тепло от этого, словно от яркого солнца.
    Разомкнув наши объятия, мы обмениваемся улыбками. На лицах Уилла и Холли отражается непонимание.
    – Откуда вы друг друга знаете? – спрашивает Уилл.
    – Эмми моя лучшая подруга. Мы знакомы уже долгое время, – огромные карие глаза Эмми светятся гордостью и восторгом. – Мы собираемся продолжить игру. Ты хочешь присоединиться к моей команде, Эмми? – обняв девочку за плечи, спрашиваю я.
    – Да! Я люблю футбол! – она прыгает и хлопает в ладоши от восторга.
    Холли садится перед Эмми, чтобы быть с ней на уровне глаз. Мы все так общаемся с детьми.
    – Ладно, тогда веселись, Эмми. Если тебе что-то понадобиться, то скажи об этом Уиллу или Мелани. Я вернусь к обеду, хорошо? – Холли взъерошивает волосы Эмми, когда та кивает.
    Крепко сжав мою ладонь, Эмми тянет меня на поле. В этот день она была словно моя тень, что было для меня идеально. Имею ввиду, что мне не надо объяснять Уиллу откуда я на самом деле знала малышку. И он знал, что нельзя начинать такой разговор при детях. Они словно маленькие губки, которые впитывают все, что ты сказал, поэтому мы были очень осторожны со словами во время работы.
    В конце дня я веду Эмми на парковку. Это не был лагерь, где дети оставались ночевать, поэтому мы ждем, пока всех детей заберут их родители. Ожидая там с Эмми, я задаю ей вопрос, который целый день вертится у меня на языке.
    – Эмми, кто тебя сегодня заберет?
    Как самая настоящая девчонка тринадцати лет, она смотрит на меня, закатив глаза.
    – Конечно Брайан, глупышка. Кто же еще?
    Мне хочется сказать ей, что я даже не знаю, где он находится. Что я его не видела уже неделями, и что я даже не знаю, живет ли он здесь, но понимала, что это будет неправильно. Кроме того, я даже не знала, знает ли Эмми, что мы расстались.
    – Вот он, – Эмми хватает меня за руку и тянет к Брайану, который выходит из машины.
    Парень выглядит таким же удивленным, как и я, когда Холли шла к полю, держа за руку Эмми.
    – Брайан, смотри! Это Мелани! Она здесь работает.
    – Привет, малышка. Да, я вижу, – Брайан смотрит на мою форму лагеря, задержав взгляд на моих оголенных ногах.
    Эмми бегает вокруг, и ее хвостики взлетают в воздух.
    – Разве ты не должен поцеловать свою девушку, Брайан? – дразнит она.
    Вдруг разнервничавшись, Брайан засовывает руки в задние карманы и начинает раскачиваться.
    – Эм, ладно… – когда он говорит эти слова, я тихо показываю губами «все нормально», так, чтобы только Брайан это увидел.
    – Это мило, Эмми, но я все еще на работе. Ему придётся подождать, прежде чем он сможет меня поцеловать, – я подмигиваю ей, и она кивает.
    А Брайан показывает губами «спасибо».
    – Пошли. Поедем домой, и поужинаем, хорошо? – Брайан забирает у Эмми рюкзак и целует ее в макушку.
    Прежде чем побежать к машине, она в последний раз обнимает меня.
    – Ты будешь здесь в понедельник, Мелани?
    – Да, тогда увидимся в понедельник, Эмми, – я улыбаюсь и махаю ей, когда она открывает дверь, садится в машину и пристегивается. Аккуратно закрыв за ней дверь, Брайан смотрит на меня растерянно и с тоской.
    – Спасибо, что выручила меня.
    – Без проблем, Брайан, – я нервно стряхиваю несуществующую пылинку со своих шорт.
    – Хорошо, тогда до следующего понедельника, – говорит он. Было видно, что Брайан пытается избежать разговора, но я не могу дать ему так легко уйти. Не в этот раз.
    – Подожди, Брайан. Нам надо поговорить, – он открывает рот, чтобы что-то сказать, но я поднимаю свою руку, остановив его. – Пожалуйста, дай мне закончить, – он кивает, и я пытаюсь собрать свои мысли в кучу.
    – Мне столько надо тебе рассказать и столько объяснить, – останавливаюсь, когда эмоции начинают брать верх надо мной. – Я скучаю по тебе, – добавляю тихо.
    Я боюсь смотреть на него. Мне страшно увидеть в его глазах другие чувства, поэтому вместо того, чтобы смотреть на него, я смотрю в пол.
    Даже не буду говорить, что я в шоке, когда он аккуратно гладит меня по щеке. Я тянусь к его касанию и смотрю на него.
    – Я тоже скучаю по тебе, – шепчет он, и тут Эмми стучит по окну, пытаясь привлечь его внимание.
    Брайан поворачивается к ней, подняв один палец, показывая, что вернется через минуту.
    Вновь посмотрев на меня, он удивляет меня, сказав.
    – Ты права. Нам надо поговорить. Я могу тебе позвонить завтра вечером?
    Все планы с мамой и Эваном тут же испаряются из головы.
    – Конечно, можешь.
    Его лицо на мгновенье светлеет, но парень быстро берет себя в руки.
    – Если у тебя все еще тот же номер, то я наберу тебе после того, как Эмми уснет. Я не хочу пугать ее. Хорошо? – когда он обозначает цель звонка, то мое сердце сжимается от боли.
    – Да, хорошо. Тогда до завтра, – я быстро возвращаю свое самообладание.
    Напоминая себе, что мне надо двигаться маленькими шажками и быть внимательной, я вздыхаю, вновь чувствуя маленькую надежду от его касания.
    Я наблюдаю за тем, как он садится в машину и уезжает с парковки. С новым чувством надежды я иду обратно в главное здание и собираю вещи, чтобы пойти домой.
    Вечер окрашивает небо в красивое сочетание оранжевого и красного, и я вспоминаю слова, которые написал мне мой папа девятнадцать лет назад. Мы любили друг друга всем сердцем. И сейчас, все что мне надо было делать – это быть терпеливой, чтобы понять можем ли мы опять быть вместе.

    Глава 15

    Как было обещано, мама и Эван ждали меня в доме, когда я вернулась с лагеря. Когда въехала, я сделала для них копию ключей от дома. Так, на всякий случай.
    Одну машину на дороге я не узнала. Это была почти новая белая Субару. Никогда не видела ее здесь раньше, поэтому, когда зашла в дом, кричу:
    – Мам? Эван? Кто с вами? – когда я поворачиваю за угол коридора, ведущего в гостиную, быстро закрываю глаза, увидев, как мама поправляет рубашку, а Эван шорты цвета хаки.
    – О Господи! Вы двое точно целовались! – я всматриваюсь в них сквозь пальцы.
    – Хватит! Мы не целовались, Мелани! – защитный тон мамы ничего не меняет, но заставляет меня выглядеть виновной.
    – Мне можно уже смотреть? – я раздвигаю пальцы шире, будто смотрю страшный фильм.
    – Да, ты можешь смотреть! Остановись уже!
    Машу рукой на последние мамины слова, но когда она подходит ко мне, что-то выглядывает. Узнав, что это, я смеюсь.
    – Эм, мам? Если вы ничем не занимались, то можешь объяснить как, – я указываю на пуговицы ее рубашки, – три твои пуговицы до сих пор не застегнуты? Или ты просто забыла про них утром?
    Она быстро отворачивается, чтобы застегнуть пуговицы и Эван, пойманный с поличным, тихо хихикает.
    – Рад видеть тебя, Мелани. Как проходит тренировка в лагере?
    – Все великолепно, Эван. У меня нет слов, чтобы отблагодарить тебя за то, что ты рассказал обо мне своему другу. Мне там нравится, – бросаю рюкзак на пол и плюхаюсь на диван. – Единственная заноза в заднице – это то, что приходится ходить пешком туда- обратно. Это неплохо, но две мили в каждую сторону, особенно после игры в футбол в течение дня с детьми убивают, – сбросив кроссовки с ног, вытягиваю перед собой ноги. После растяжки пальцев на ногах взад-вперед, моим ногам становится лучше.
    – Так чья это машина перед домом? – между ними проскакивает довольно заговорщицкий взгляд, но они ничего не говорят. – Что случилось? Рассказывайте уже.
    – Ну, сейчас, когда ты не живешь в кампусе, мы подумали, что было бы здорово, если у тебя будет собственная машина, – объясняет мама, дрожащим от волнения голосом.
    – Мы?
    Очередной смущенный взгляд мелькает между нами до того, как Эван начинает говорить.
    – Ну, я первый предложил это. Мне не нравится мысль, что ты ходишь туда и обратно в кампус, – Эван рассеяно проводит рукой по лицу. Кажется, он ищет правильные слова. – Я бы... я имею в виду, твоя мама бы слишком волновалась. Так что я предложил, и мы нашли машину.
    Когда до меня доходит эта мысль, я подпрыгиваю и в восторге хлопаю в ладоши. Обвив руками шею Эвана, для чего мне требуется встать на цыпочки, я громко чмокаю его в щеку.
    – Спасибо, спасибо, спасибо! Это так круто!
    Мама присоединяется к маленькому групповому объятию, и передает мне ключи.
    – Давайте прокатимся.
    Следующие пятнадцать минут мы втроем провели в езде по городу и кампусу. Мама была уже тут несколько раз, так что она немного знала окрестности, но Эван не видел ничего, кроме парковочного места возле моей старой квартиры. Конечно, больше всего его заинтересовали поля для бега.
    Когда мы возвращаемся домой, мама предлагает поужинать «в миленьком маленьком итальянском месте через дорогу». Я избегала ходить к Белле в течение месяца, с того момента, как мы въехали, потому что с ней связано слишком много воспоминаний. Я знала, что Белла вспомнит меня, и не была уверена, что смогу объяснить ей произошедшее. Я не видела, чтобы Брайан парковался где-то тут с того дня, когда я вырывала траву на клумбе. Не могу представить, чтобы он рассказал ей все, так что Белла обязательно будет меня пытать.
    Я уже собиралась предложить сходить куда-нибудь еще, когда Эван хлопает себя рукой по животу.
    – Я бы с удовольствием сходил за домашним ужином с моими двумя любимыми девочками, – обнимая меня и маму, он целует ее в макушку.
    Хорошо, ладно. Думаю, мне нужно сдаться. Невозможно отказать тому, кто так мил.
    Позже вечером мы сидим за тем же столом, за которым мы когда-то сидели с Брайаном. В этот раз свечи не дают теплого тумана. Музыка казалось выключенной и еда, хоть и вкусная, была не такой волшебной, как тогда с вилки Брайана. Мне стало грустно, потому что магия исходила не от ресторана Беллы, а от того, как я ощущала себя с Брайаном. От этого я скучала по нему еще больше.
    После того, как мы слопали лазанью, к нашему столу подошла Белла. Думаю, мне повезло, что получилось избегать ее целый вечер.
    Встав рядом со мной, она кладет ладонь мне на плечо.
    – Мелани? – женщина наклоняется и целует меня в щеку. – Ты выглядишь прекрасно. Как дела? – болтает Белла, в то время как мама и Эван тепло ей улыбаются.
    Я клажу руку на ее ладонь.
    – Мам, Эван – это Белла, хозяйка этого ресторанчика.
    Они оба пожимают ей руку, говоря как все было восхитительно вкусно.
    – Ох, спасибо, спасибо. У нас произошло небольшое сокращение персонала, так что приношу извинения, если пришлось ждать, – Белла нервно сжимает руки при мысли о том, что ее обслуживание было ниже среднего уровня.
    – Нет, все было великолепно. Это красивый ресторан.
    Лицо Беллы светится от гордости из-за комплимента Эвана.
    – Прекрасно. Десерт сегодня на мне. Сейчас принесу, – Белла наклоняется и шепчет мне на ухо. – Не уходи, пока не поговоришь со мной, хорошо?
    Я нежно глажу ее руку и киваю в знак согласия. Я догадываюсь, о чем она хочет поговорить, но не могу ей отказать.
    Когда Белла отходит, мама, извинившись, уходит в туалетную комнату. Эван начинает нервно водить руками по столу.
    – Мелани, мне нужно с тобой поговорить, – прочистив горло, говорит он низким голосом.
    – Конечно, в чем дело? – я подаюсь вперед, чтобы лучше было слышно.
    Когда Эван молчит в ответ, словно пытается выяснить, что именно хочет сказать, я решаю ему помочь. Вдыхаю и открываю рот.
    – Вы…? – мой вопрос повисает в воздухе, когда Эван толкает меня. Я не заметила, что была слишком громкой, но когда парочка, сидящая за соседним столиком, смотрит на нас, сбавила радость и снизила тон.
    – Ш-ш-ш, нет. Не это, – его лицо морщится от неловкости. Эван большая лапочка и я решаю просто расслабиться и выслушать его.
    – Я знаю, твоя мама и я вместе не так долго, но, ну... мне... Мне она, правда, нравится.
    Последнее предложение заставляет меня улыбнуться.
    – Без обид, Эван, но я сомневаюсь, что у нас был бы такой тихий разговор, если бы мама тебе просто «нравилась». Кроме того, вам, ребята, не по шестнадцать, – я выгибаю бровь, ему нужно расслабиться.
    Он выдыхает и перегибается через маленький столик.
    – Хорошо. Ты выиграла. Я люблю её, – его слова уверенные и гордые, и вовсе не смущенные и стыдливые.
    Я делаю знак «продолжай». Я знала, что он любит её, просто хотела услышать, как он это говорит.
    – Я думал попросить ее переехать ко мне.
    – Но... – я обрываю фразу, надеясь, что он заполнит тишину. Было бы здорово, если бы он выплеснул все это до маминого прихода.
    – Ну, я хотел проверить, что ты не против до того, как спрошу у мамы. Мой дом маленький и я знаю, насколько сильно твоя мама любит ваш дом. Я не хочу говорить о переезде туда до того, как узнаю, что с тобой все в порядке, – он берет мою ладонь, и с моей щеки скатывается слеза, когда Эван нежно ее пожимает.
    Я замечаю маму, идущую к столику.
    – Думаю, будет замечательно, если вы съедетесь. Пока мама хочет этого, хочу и я. И мой ответ на вопрос, который ты собирался задать – тоже да, чтобы ты знал, – подмигиваю ему, когда мама садится в кресло. Эван становится неловко тихим и мама не может этого не заметить.
    – Вы двое просто разговаривали? – она указывает на нас с Эваном и одаривает нас «взглядом».
    Эван выглядит так, будто пытается совладать с языком, так что я его выручаю.
    – Эван рассказывал про всякие штуки в машине.
    Подхватывая мою маленькую, безобидную ложь, Эван добавляет.
    – Да, я заметил, что рычаг переключения передач иногда заедает, – он делает глоток воды и, несмотря на то, что ничего мне не говорит, его глаза говорят мне «спасибо».
    Когда мы закончили с десертом и занялись счетом, Белла отвела меня в сторонку. Мама и Эван вернулись домой, он всего лишь через дорогу. Я дала им знать, что ненадолго задержусь.
    – Мне нужна другая официантка, – прямо говорит Белла.
    Вау, это не то, чего я ожидала.
    – Ох, Белла. Я не знаю смогу ли. Это просто... – она отмахивается и машет руками между нами, словно пытаясь очистить воздух.
    – Я знаю, о чем ты думаешь. Но Брайан больше сюда не приходит. Он очень занят с выпуском – по крайней мере, так он мне сказал. Он переехал ближе к Корнеллу, получил собственное жилье и все такое. Парень оставил меня с одним из своих друзей около месяца назад и сейчас тот делает все с компьютером.
    Она сказала месяц назад? Парень оставил Беллу, потому что сейчас я живу через дорогу. Я сочувствовала Белле. Брайан был для неё больше, чем просто компьютерщик. Она очень любила его. Мое сердце смягчилось из-за этой женщины, которая мне словно бабушка и недолго думая, я согласилась. Так как у меня работа в лагере до конца лета я могла работать только по выходным.
    Договорившись, мы отвлеклись на официантку, проходящую мимо. Перегруженный поднос, который она несла, неустойчиво заколебался у нее на плече, а потом упал на пол.
    – Ох, дорогая! – выкрикивает Белла, хватая метлу и несколько полотенец для посуды, чтобы убрать беспорядок. Естественно, я ей помогаю, и официантка долго извиняется за испорченные блюда. Белла говорит ей, что все в порядке, и велит принести другой заказ.
    Поверх кучи пролитых равиоли, Белла пожимает мою руку, покрытую соусом, и говорит:
    – Спасибо!
    До того, как я ушла, мы прояснили несколько деталей о том, когда мне начинать. Она еще несколько раз уверила меня, что Брайана не будет поблизости. Наверное, это к лучшему. Мы не вместе, и, несмотря на то, что я надеялась встречаться с ним снова, не уверена, что так оно и будет.
    Следующим вечером я отчаянно жду звонка Брайана.
    Но я так же знаю, что он ни за что не позвонит.
    Я чувствую себя немного дурочкой из-за того, что думаю, будто Брайан мне позвонит. Пробегая пальцами по щеке, я задумываюсь, почувствую ли когда-нибудь снова его прикосновение. Он двигается вперед, я знаю это. Ненавижу, но знаю.
    Вместо того, чтобы париться об этом, я провожу ночь с девочками и мамой, смотря фильмы. Эван рано идет спать, но не думаю, что он настолько устал. У нас нет свободной комнаты, поэтому я позволила маме и Эвану пожить у меня, пока я в лагере. Эван наверняка смотрит бейсбол или что-то еще, потому что мы постоянно слышим его крик на телевизор.
    Мне грустно от того, что они уезжают в воскресенье утром, но в тоже время я знаю, что впереди на горизонте для каждого из нас будут очень счастливые события. Мама и я утвердили планы на детскую душевую Мэдди, и также наметили план пойти по магазинам за свадебным платьем для Мэдди, когда я приеду в августе домой. И, надеюсь, помощь Эвану с переездом тоже станет частью моего будущего.
    Я испытываю счастье, когда махаю вслед машине Эвана. Несмотря на то, что Брайан отшил меня, знаю, что есть люди, которые меня любят. Это странно, но с тех пор, как я позволила им любить себя, я в состоянии любить и себя тоже.
    Не хочу сходить с ума из-за того, что Брайан не звонит мне. Он ничего мне не должен, но позже вечером, когда собираю вещи в лагерь, понимаю, что мы должны Эмми. Не хочу, чтобы она продолжала думать, что мы вместе. Это нечестно по отношению к ней.
    Надеюсь у него тот же номер телефона. Я никогда не удаляла его контактную информацию. Каким-то образом все это казалось временным.
    Я набираю и нервно жду, когда он ответит.
    Но парень не делает этого.
    Видимо, он обижен и было бы здорово, если бы Брайан дал мне шанс все объяснить. Кто знает, может он даже поверил бы мне про Тайлера? Но единственный факт, который имеет значение, это то, что он заслуживал, как минимум знать и я заслуживаю...
    Но мне нужно поговорить с ним, и я хочу поговорить с ним и про Эмми.
    Я пробую позвонить еще раз, но он снова не берет трубку. Глубокий вдох, затем удар по подушке и я немного успокаиваюсь. Решаю, что должна дать ему пространство. Когда я заканчиваю приводить вещи в порядок, из-за моего перфекционизма, который никуда не денется, в комнату заходит Пейтон.
    Она прислоняется к дверному косяку, улыбаясь как дурочка.
    – Почему ты такая веселая? Не похоже на тебя, – я показываю ей язык, когда она саркастически смеется.
    – Я только хотела сказать, что к тебе посетитель, – она снова усмехается, складывая руки на груди.
    – Кто, черт возьми, будет навещать меня в… – я смотрю на красные цифры на будильнике, – в десять вечера в воскресенье?
    Девушка снова усмехается.
    – Ну, я думаю, тебе придется это выяснить, – и с этими словами она выходит из комнаты.
    Отодвинув занавеску у окна, смотрю на крыльцо, чтобы узнать, кто пришел меня навестить. Когда вижу Брайана, неспокойно вышагивающего взад-вперед, одна рука в кармане, вторая в волосах, из моих легких выбивается воздух.
    Делаю глубокий, успокаивающий вдох, но это не помогает бешено бьющемуся сердцу.
    Открыв дверь, выхожу на влажный летний воздух. Брайан останавливается и смотрит на меня с потерянным видом.
    Мягко закрывая за собой дверь, неожиданно не могу подобрать никаких слов.
    – Прости, что пришел так поздно, – он снова проводит ладонями по волосам и складывает их за головой.
    – Все хорошо, – я двигаюсь к первой ступеньке и мы садимся.
    Расположившись на противоположных сторонах ступеньки, мы оба смотрим на ночное небо. Когда я теряюсь в черноте, усеянной тысячей огоньков, в моей голове начинают играть строчки «Звезд» Grace Potter & The Nocturnals.
    После нескольких секунд тишины, мы хором говорим «итак».
    – Ты первый, – уступаю я, по большей части потому, что хочу узнать, почему он пришел сюда.
    Положив локоть на согнутое колено, он поворачивается ко мне лицом.
    – Не ожидал увидеть тебя... в лагере, имею в виду. Или покидая Беллу.
    – Ты можешь тогда представить, насколько я была удивлена увидеть Эмми. Как так получилось, что она здесь, Брайан? – его нога начинает дико дергаться от моего вопроса.
    Несмотря на то, что я тоже дрожу, кладу руку на его колено. Когда он успокоился, убираю руку, хотя это последняя вещь, которую мне хотелось сделать.
    – Это мои родители. Развод – чертовски дерьмовый шторм, – он смотрит на небо и продолжает нетвердым голосом. – Моя мама совсем не справляется, – делает паузу и громко вздыхает. – Она в депрессии и начала пить, – после короткой паузы, Брайан добавляет. – Много, чертовски много. Все пошло настолько плохо, что папа собирался оформлять единственную опеку над Эмми. Задница, которая по нам прошлась, хочет забрать и Эмми, – и из горла Брайана вырывается злой рык.
    Я не знаю что сказать, поэтому молчу, давая ему пространство, чтобы дышать и думать.
    Он зажимает пальцами переносицу и смотрит на меня.
    – Каким-то приступом удачи, судья решил дать маме последний шанс восстановиться и умыться. Я поехал туда на прошлых выходных, чтобы забрать ее, – он громко вздыхает, пытаясь вернуть самообладание, – так что пока она далеко, Эмми живет со мной. Надеюсь, это только на лето.
    – Брайан, мне так...
    – Не смей говорить, что тебе жаль. Мне не нужна ничья жалость, – его грубые слова ранят меня глубже, чем любой нож.
    Нервно сжимая пальцы вместе, я собираюсь с мыслями и пытаюсь поговорить о чем-то обнадеживающем.
    – Эмми, кажется, неплохо поживает. Она была счастлива в лагере, – я улыбаюсь, но улыбка остается незамеченной. – Где она сейчас?
    – Она спит. Мой сосед присматривает за ней, – кратко отвечает парень. После глубокого вдоха, Брайан добавляет. – Ей лучше, потому что она не дома. Но увидев тебя... – взгляд, наполненный болью, разбивает мое сердце.
    Хочется верить, что он не собирался обидеть меня, но эта надежда быстро исчезает.
    – Вот почему я пыталась дозвониться. Я просто хотела узнать, что ты сказал Эмми, чтобы я не говорила ничего, что могло бы расстроить ее.
    Из-за его проникающего взгляда в мою душу я ощущаю себя уязвимой, и одновременно живой за долгое время. Ощущаю себя обновленной, как будто был шанс, что Брайан увидит новую Мелани. Может, он видел, насколько я стала другая. Он всегда видел ту версию меня, которую я хотела, чтобы все видели, так что, может быть, он все же видит новую меня. Но, когда он смотрит вдаль, я теряю надежду на это.
    – Я сказал ей, что сейчас мы просто друзья. Она спросила, развелись ли мы так же, как мама и папа.
    Черт! Появляется надежда. Мне хочется спросить, что он имел в виду, когда сказал, что тоже по мне скучает. Мне хочется обнять его и облегчить боль. Хочется свернуться клубочком у него под боком и заснуть в его объятиях.
    – Так что, если она спросит о нас, просто говори, что мы друзья. Если скажет что-то про родителей, говори, что они тоже пытаются быть друзьями. Она это понимает. Так будет легче для нее, – его голос тверд и сдержан.
    – Я могу сделать это. Я хочу быть друзьями, Брайан. Я знаю, что обидела тебя, но...
    – Не знаю, могу ли я быть тебе другом, – он снова меня прерывает.
    Значит ли это, что он хочет большего?
    Набравшись храбрости, решаю поделиться чувствами. Я поворачиваюсь к нему и беру его за руку, отчего он шокировано на меня смотрит.
    – Послушай, Брайан. Я не хочу быть друзьями. Я это имела в виду, когда сказала в пятницу, что скучаю по тебе. Я хочу, чтобы все было, так как раньше... нет, подожди... хочу быть чем-то большим, чем мы были. Я теперь другая. Я никогда... Я никогда тебе не изменяла, – как только эти слова слетают с кончика моего языка, Брайан резко встает и кричит.
    – Я любил тебя! Я любил тебя больше, чем кого бы то ни было! И это ничего не значило для тебя! Мы ничего не значили для тебя! – на рыке, он разворачивается и смотрит на мерцающие звезды. – Черт, Мелани! Я нуждался в тебе! Эти последние месяцы...– его слова заостряют из-за чувств, которые он так старается подавить.
    Не выдержав смотреть на то, как он мучается, я встаю рядом с ним, но не прикасаюсь.
    – Я могу быть тут для тебя. Если позволишь, я могу быть твоим другом и тогда возможно...
    Остаток моего предложения тонет в его поцелуе. Его губы горячие и быстрые. Одной рукой Брайан путается в моих волосах, а другой, обхватив меня за талию, притягивает к себе. Ощущение его крепких мускул, прижатых к моим мягким изгибам, было больше, чем прекрасно, больше, чем рай. Брайан буквально пожирает меня в глубоком страстном поцелуе, заставляя меня теряться в ощущениях. Я вдыхаю его сладкое дыхание с ароматом корицы, вдыхаю в легкие, делая частью моего существования.
    Сильно посасывая мою нижнюю губу, он тянет ее в рот. Поглощает мой стон удовольствия, когда кусает пойманную губу. Мои руки обвиваются вокруг его шеи и запутываются в его мягких волосах. Только я собираюсь притянуть его ближе, как Брайан отстраняется, оставляя меня бездыханной.
    – Что возможно, Мелани? – шепчет парень, прислонившись лбом к моему.
    – Может, мы могли бы... – я отвлекаюсь на его нос.
    – Да, возможно, – спокойно утверждает он с похотливым взглядом на лице.
    И уходит от меня, уверенно идет к своей машине, оставляя меня безмолвной, обнадеженной и смущенной одновременно.
    На следующее утро я проспала. Выпрыгивая из кровати, звоню Уиллу и предупреждаю, что опоздаю на несколько минут. Он смеется над моим суровым и безумным голосом, и говорит, что все в порядке.
    – Хочешь, заеду за тобой? – уверена, его предложение связано больше с тем, чтобы поговорить наедине, чем быстро доставить меня на работу.
    – Нет, все в порядке. Мама купила мне машину. Я приеду через десять минут, – быстро отключаюсь и благодарю покровителей за то, что прошлым вечером выложила одежду и упаковала обед.
    Мне хотелось прийти в лагерь пораньше. У меня не было шанса рассказать Брайану о Тайлере и о том, что между нами произошло. Я надеялась рассказать ему сегодня, когда он приедет забрать Эмми.
    Припарковавшись, бегу в комнату искусств и ремесел. Дети каждый понедельник рисуют картинки того, что они делали на выходных. Я незамедлительно обнаруживаю Эмми и когда вижу ее рисунок, мне сносит крышу.
    – Вау, Эмми! Это ты нарисовала? – прислонившись к ее плечу, немедленно узнаю то, что она нарисовала. Это рисунок того ущелья, куда мы ходили с Брайаном во время нашего свидания. Никогда не забуду, как там было красиво.
    – Да, – гордо говорит она. Эмми улыбается мне, и это было так же красиво, как те звезды на вчерашнем небе. – Брайан возил меня туда на этих выходных.
    Эмми снова фокусируется на картине, на которой пишет сверху название печатными заглавными буквами: «Водопад счастливых времен». Она добавляет «Для Мелани» сверху и «С любовью, Эмми» внизу, прежде чем отдать мне этот шедевр.
    – Большое спасибо, маленькая. Ты уверена, что я могу это взять? – Эмми восторженно кивает, и я знаю, что не принять рисунок – не вариант. Держа его перед собой, еще раз оцениваю картинку – это действительно красивый рисунок. С уверенностью можно сказать, что искусство – ее конек.
    – Очень милое название, Эмми. Как ты его придумала?
    – Так оно называется, глупенькая, – она усмехается с таким сарказмом, какой должен быть у каждой тринадцатилетней девочки.
    – Нет, глупенькая. Это ущелье Хемлок, – пихаю я ее.
    – Ты можешь называть это как угодно. Но когда я спросила Брайана, он сказал что-то про счастливые времена. Мне больше нравится «Счастливые времена», чем Хемлок или как ты там это назвала.
    Я прижимаю бумажку к груди. Этот рисунок, нацарапанный карандашами девочкой-подростком, становится одной из ценнейших вещей в моем имуществе.
    Оставшийся день я витаю в облаках. Знание о том, что Брайан взял Эмми туда, где он был со мной счастлив, делает меня еще более обнадеженной. День проходит как в тумане и мой желудок сжимается в ожидании, когда Брайан припаркуется, чтобы забрать Эмми. Она бегает по маленькому полю в стороне автостоянки с некоторыми друзьями и другим консультантом. Я теряюсь в мечтах о «возможностях», о которых мы с Брайаном говорили вчера вечером, так что когда Уилл подходит ко мне, я моментально пугаюсь.
    – Хэй, как прошли выходные? – он видит, что я подпрыгнула, и смеется.
    – Хорошо. Было очень здорово увидеть маму, – со стороны могло показаться, что я говорю с ним, но на самом деле, я занята тем, что изучаю парковочное место Брайана.
    – И ты из-за этого получила машину, да? Это довольно приятная сделка, – он усмехается, указывая на машину, припаркованную рядом с его автомобилем.
    – Да, это было полным сюрпризом. Но все-таки она мне нравится.
    Стоя передо мной, он протягивает руку.
    – Пойдем, покажешь мне ее, – он не спрашивает, поэтому я не говорю «нет».
    – Я не могу. Эти дети...
    Уилл машет Саманте, другой консультантке, и она машет нам в ответ.
    – Что эти дети? Они в порядке. С ними Саманта. Я хочу увидеть, как ты ездишь, – я сдаюсь, но встаю сама, не беря его руку.
    Когда мы доходим до машины, останавливаюсь около дверцы водителя.
    – Ну, вот. Не слишком шикарная. Четыре двери, несколько колес и руль, – думаю, он понимет, что я стараюсь избегать его. Я делаю это целый день.
    Ничего не говоря, он прислоняется к машине и соблазнительно улыбается.
    – Так, насчет пятницы. Ты свободна?
    Так вот что было его целью все это время. Он не интересовался моей машиной. Он просто хотел увести меня подальше от детей и поговорить лично.
    Я нервничаю. С минуты на минуту должен появиться Брайан и это последняя вещь, которую он должен видеть – прижатую к машине меня, в то время как Уилл пытается пригласить меня на свидание.
    – Слушай, Уилл. Ты мне нравишься, но только как друг.
    – Хорошо, тогда пойдем как друзья, – он не врубается.
    Правда в том, что если бы не Брайан, меня было бы проще соблазнить. Уилл привлекательный и смешной. В свои двадцать два года, он в приемлемом возрастном ограничении, чтобы я могла встречаться с ним.
    – Спасибо, Уилл, но я все-таки скажу нет.
    Не мешкая, он поправляет прядь волос, выпавшую из-за моего уха. После этого, Уилл слегка проводит большим пальцем вниз по щеке.
    – Ты уверена? – мягко спрашивает парень.
    – Я польщена, Уилл. Правда. Просто я не могу, – и убираю его руку от лица.
    Он пользуется этим, чтобы поднести мои кулаки к своим губам. Слегка касаясь их, парень бормочет в мою кожу.
    – Не можешь или не хочешь? – его глаза убеждают меня сдаться.
    Я закрываю глаза и делаю глубокий вдох. В поисках силы, издаю раздраженный вздох.
    – Нет, Уилл, не хочу. Спасибо, но мы только друзья, – до того, как я успеваю убрать его руки от своих, слышу, как под чьими-то шагами хрустит гравий.
    – Лишь друзья, да? – из-за спины Уилла тихо грохочет злой голос Брайана. Взмахнув руками, он разворачивается и уходит. – Черт возьми!
    – Нет! Подожди, Брайан! Подожди! – выкрикиваю, догоняя его. Он разворачивается на пятках так быстро, что я почти сталкиваюсь с его грудью.
    – Что, Мелани? – в его глазах застывает боль и его плечи опускаются.
    – Я могу объяснить, – неубедительные слова умирают в пространстве между нами.
    – Нечего объяснять. Ты, по-видимому, с ним тоже только друзья, – он клокочет, но не кричит, как прошлой ночью. Проводя руками по лицу и волосам в сдержанном гневе, он наклоняется настолько, что только я могла его слышать. – Только когда я подумал, что могу доверять тебе... когда подумал, что возможно смогу снова впустить тебя... ты перевернула меня с ног на голову... выставила меня дураком. Мне надоело, Мелани. Я просто не могу... – так много боли и муки в его голосе.
    Его последние приглушенные слова звучат почти болезненно, когда любимый уходит от меня. Я заслуживаю его злость и крик, но вместо обиды и сожаления, во мне закипают гнев и боль.
    Оцепенев и с наворачивающимися слезами на глазах, я смотрю, как Эмми бежит к Брайану. Он помогает ей залезть в машину и уезжает от меня.
    На этот раз, думаю, навсегда.

Часть третья
Исцеленные


    Глава 16
    Ноябрь 2013

    Это было нелегко, но я наконец-то отпустила мысль, что мы с Брайаном сможем быть снова вместе. Не важно, сколько раз я пыталась поговорить с ним этим летом, по телефону или когда ждала, что он приедет за Эмми, он все время избегал меня. Парень не был грубым или презрительным. Сохраняя видимость дружбы ради Эмми, Брайан обычно был добрым. Но какими бы старательными ни были его попытки быть вежливым, я всегда чувствовала его гнев и боль, которые кипели под поверхностью.
    Мне было грустно от того, что Эмми уезжала в конце лета. Я плакала, обнимая ее на прощание, потому что действительно буду скучать по ней, и потому что знала, как только она исчезнет из моей жизни, из нее исчезнет и Брайан. В последний день он ждал у своей машины, давая нам с Эмми пространство. Она нарисовала в тот день для меня еще одну картину – на ней мы с Эмми держались за руки. В ее глазах были слезы, когда она отходила от меня к Брайану.
    Мне хотелось бежать к нему. Хотелось орать и кричать, объясняясь, пока у меня не закончатся слова, но решительный кивок, который Брайан бросил мне с другой стороны парковки, дал мне понять, что те чувства, которые возможно существовали той ночью, когда он меня поцеловал, мертвы и похоронены.
    Отказываясь вновь возвращаться в то темное место внутри себя, появившееся во мне после того, как мы с Брайаном разошлись, и полностью ненавидя ту девушку, которой была, я пообещала себе держать свою голову высоко. Я помахала ему, когда они выезжали с парковки, и прошептала «я люблю тебя», несмотря на то, что он никогда этого не услышит.
    Хотела бы сказать, что события конца лета полностью отвлекали меня, и я больше не думала о Брайане, но я бы соврала. Когда родился ребенок Рида и Мэдди, я пролила столько слез радости, что казалось, столько слез не бывает. И, когда Эван переехал к нам, то это место стало еще больше ощущаться домом. Мама была счастливей, чем когда-либо, и от этого я чувствовала себя свободной.
    Даже сейчас, когда холодный осенний ветер задувал в мое окно, я чувствовала себя дома. Это место стало для меня домом. То, что изначально было пыльным и грязным помещением, быстро превратилось в дом, наполненный смехом и тонной счастливых воспоминаний. Я знала, что когда Камми и Лия в этом году окончат университет, я буду грустить. Больше чем грустить, на самом деле.
    Но также знала, что я выживу. Возможно, Пейтон тоже останется в Итаке, когда закончится ее программа, но кто знает. Но я точно знала, что нашла счастье в моменты тишины, и впервые за всю свою жизнь, действительно была счастлива за человека, которым стала: я смирилась со своими ошибками и с неуверенной девушкой, которой я была. Чувство вины и несовершенства заменились гордостью и любовью.
    Выйдя на крыльцо, поправила тыкву, которую мы вырезали прошлой ночью. Она была неровной и комковатой, не идеально круглой, поэтому она и не могла устоять на месте. Возможно, именно поэтому я ее и выбрала. В каком-то смысле эта тыква напоминала мне меня. Подбирая несколько конфет, уцелевших после вчерашней ночи, я перешла улицу и зашла в ресторан Беллы, готовясь к пятничной вечерней смене.
    Белла оказалась права, когда брала меня на работу. Я ни разу не видела Брайана с тех пор, как начала работать здесь в июле. Эти мысли заставили меня немного загрустить. Но так же они напомнили мне о том, что Брайан пережил эту ситуацию так же, как и я. Я надеялась, что все сложилось хорошо и у Брайана, и у Эмми, и у их мамы. Развод уже должен был закончиться, и все теперь нормально.
    Что бы это «нормально» не значило.
    Встав у стойки в ожидании клиентов, Лаири, наш хостес, подошла ко мне и указала на клиентов, которых она усадила в мою секцию.
    – Он очень милый, – она подмигнула мне и ушла.
    Милый? Ладно, я была бы не против. У меня не было ничего милого с тех пор, как Уилл сводил меня на первое и единственное свидание. Был конец лета, и я точно знала, что между мной и Брайаном все закончилось. Я ничего не могла сделать. Уилл был очень милым и настойчивым. Не стану отрицать, вечер прошел неплохо. Но, когда он проводил меня до двери и прижался своими губами к моим, не было ни искры, ни желания, ни бабочек в животе.
    Отгоняя мысли, насколько жалкой была моя личная жизнь после Брайана, сфокусировала свое внимание на милашке, которого Лаири усадила за мой столик. Зная свою удачу, он наверняка пришел с девушкой. Милые парни не приходят сюда со своими бабушками.
    Я выглянула из-за стены, которая отделяла меня от зала, и когда заметила сидевшего за тем столиком Брайана, тихо рассмеялась со слова «милый». Он не был милым. Он был чертовски шикарным.
    И он был с девушкой – девушкой, которая точно не была его бабушкой.
    Оттуда, где я стояла, или шпионила, это уже считайте, как хотите, я видела их, но они не могли видеть меня. Брайан был одет в бледно-синее поло, красиво обтягивающее его мускулистую грудь. Если бы он стоял, я бы могла рассказать вам, насколько его задница шикарно выглядит в темно-серых классических штанах, но так как он не стоял, то я просто представила себе это. Его волосы были длиннее, чем обычно, но выглядел он чертовски стильно. Мои пальцы сжались от желания провести по этим шелковистым прядям.
    И, конечно, девушка тоже была шикарна. Миниатюрная, с блестящими коричневыми волосами, аккуратно ниспадавшими на ее плечи, она выглядела, как модель. Когда она поднесла стакан к своим пухлым красным губам, я провела пальцем по своим, вспоминая ощущение губ Брайана.
    Это чувство пронзило меня.
    Брайан не был моим уже месяцами, и, наблюдая за этими двумя, сидевшими друг напротив друга, понимала, что он никогда уже не будет моим.
    Глубокий вдох. Голову выше. Натянуть штаны взрослой девочки.
    Я вышла в зал и сразу же споткнулась об стул, который не был до конца задвинут. Быстро оправившись, понадеялась, что никто этого не заметил, но не тут-то было, с моим-то везением. Когда «вот черт» слетело с моих губ, Брайан повернулся в мою сторону. Я смущенно помахала рукой позади его девушки и с его губ сошла милая соблазнительная улыбка.
    Поняла, что мне нужно подойти к ним, несмотря на мое сердце, которое выпрыгивало из груди от мысли, что я вновь заговорю с ним. Ну и добавьте к этому еще одну незначительную деталь – он был на чертовом свидании, и от этого мой пульс тоже зашкаливал.
    Проглотив свою нервозность, ну и гордость, если говорить откровенно, я встала рядом с ними.
    – Привет, Брайан. Рада вновь видеть тебя, – боже, это прозвучало глупо даже для меня.
    – Привет, Мелани. Да, я тоже, – нас окутала неловкость, когда мы смотрели друг на друга. Тишина разбилась, когда девушка незаметно закашляла.
    – Привет, я – Абби, – конечно, у нее был мелодичный голос.
    Мне не хотелось быть грубой, ну ладно хотелось, но мне нельзя было позволить этой грубости выйти в наружу. Протянув свою руку, мы вежливо поздоровались.
    – И откуда вы знаете друг друга, ребята? – спросила она, показывая то на меня, то на Брайана. Быстро понимая, что он не мог ответить, я ответила за него.
    – Мы работали вместе, когда он был в Итаке, – она кивнула, услышав мой ответ, пока Брайан пил воду. В отчаянном желании сбежать от неловкости, достала свой блокнотик и ручку. – Так, что я могу принести вам на ужин?
    Они сделали заказ, а я изо всех сил старалась сохранить самообладание, которое, как мне казалось, у меня было. Но, наблюдая за тем, как они разговаривают и смеются, самообладание покидало меня. И все время я замечала, что Брайан аккуратно бросал взгляды на стойку ожидания, где стояла я, или провожал меня глазами, когда я направлялась к любому столику. К концу их ужина я чувствовала себя растоптанной. Одно дело чувствовать, будто ты прошла этот этап, а совсем другое дело видеть, как другой человек перешагивает этот этап прямо перед тобой и отбрасывает тебя на пару шагов назад.
    Их диалог уже перешел далеко за обычное свидание с десертом, поэтому, когда я положила им чек на стол, сказала, что они могут не спешить, так как до закрытия еще оставалось время, и быстро развернулась. Мои слова и глаза совершенно не скрывали мою боль. Как я могла думать, что мне хорошо? Как я могла думать, что этот этап уже пройден?
    Это было слишком для меня.
    Забирая их чек и достаточно большие чаевые, сказала «спасибо» с такой вежливостью, какую смогла из себя выдавить. Но другой столик, который пытался довести меня до безумия, окончательно меня добил. Добавьте к этому еще разбитое за столиком Брайана на миллион кусочков мое сердце, и я была рада, что раньше заканчивала работу. К тому же сегодня было не очень людно, поэтому я не потеряю много денег.
    Где-то около десяти, я вышла в осенний вечер. Воздух был холодным и свежим, и если бы мне необходимо было идти дальше, чем всего лишь через дорогу, понабилось бы накинуть что-то теплое на тонкую белую рубашку. Простояв несколько минут, пытаясь восстановить самообладание, я облокотилась на стену и сжала переносицу. Сделав глубокий вдох и дрожащий выдох, оттолкнулась от стены и практически закричала, когда передо мной появился Брайан.
    Чисто на инстинкте я ударила его по руке, пытаясь защитить себя.
    – Черт возьми! Ты до чертиков испугал меня, – я практически задыхалась, по мере того как страх начинал исчезать.
    Симулируя будто ему больно, он держал руку, которую я только что ударила, и кривил лицо от несуществующей боли. Разгадав его блеф, улыбнулась ему.
    – Ой, прекрати, я едва коснулась тебя.
    – Даже не знаю. Возможно, у меня будет синяк, – пошутил Брайан, поднимая рукав своей футболки.
    Увидев маленький красный след, причиной которого была я, я потянулась, чтобы провести по нему рукой, но потом вдруг подумала, что касаться его кожи была не такая уж и хорошая идея.
    Поэтому вместо того, чтобы сделать то, чего мне так хотелось, засунула руки в карманы.
    – Прости за это, – пока мы оба отходили от момента игривости, который вспыхнул между нами нас, когда Белла вышла через заднюю дверь с переполненным мешком мусора.
    – Давай я помогу тебе, Белла, – Брайан всегда был джентльменом, и мой обморок-радар начал зашкаливать. Сомневаюсь, что когда-либо Брайан не будет производить на меня эффект.
    Подмигнув и кивнув, Белла зашла в ресторан, на прощание сказав.
    – Хорошего вам вечера.
    Сомневаюсь, что он таковым и будет. Брайан был здесь на свидании. Саркастические слова так и остались на языке, не прорвавшись на свет, вместо этого я просто посмотрела на небо, пытаясь взять хоть немного силы от той красоты наверху.
    Но как оказалась, этого было недостаточно.
    Прежде чем тишина полностью поглотила нас, я отошла в сторону, неубедительно улыбнувшись.
    – Наверное, мне стоит идти, – и указала в сторону маленького, но уютного дома.
    Когда я была в шаге от дома, услышала гравий, который хрустел у него под ногами по мере того, как Брайан поворачивался в мою сторону.
    – Мелани, – сорвавшись с его губ, мое имя прозвучало больше как вопрос.
    Когда он добавил «пожалуйста», я остановилась, словно вкопанная.
    Не в силах игнорировать боль в его словах, я повернулась к нему. Не в состоянии посмотреть в его глаза, рассматривала гравий под своими ногами.
    Камни под моими ступнями вдруг стали очень интересными.
    В поле зрения попала официальная черная обувь Брайана. И на каждый шаг, который я делала от него, он делал свой собственный в мою сторону. В моей голове царил полный бардак, и после того, как я увидела его сегодня вечером с другой девушкой, даже не знала смогу ли я вновь к нему приблизиться.
    Его длинные пальцы схватили меня за запястье и притянули в его пространство. Другой рукой Брайан поднял мой подбородок, чтобы наши глаза пересеклись.
    Когда его большой палец стал поглаживать кожу моего лица, мне так захотелось прильнуть к этому касанию. Мне хотелось вдохнуть древесный запах его одеколона, но я понимала, что если позволю себе это сделать, то превращусь у его ног в лужу.
    Он ничего не говорил. Мы просто стояли там, соприкоснувшись взглядами, горя изнутри, и заставляя изнывать свои сердца. Брайан приблизился, чтобы поцеловать меня, его губы были настолько близко, что я чувствовала запах корицы. Мой желудок взбунтовался от желания и отвращения.
    Выжимая из себя последние силы, которые я искала в себе последние несколько месяцев, заставила себя отступить от него на шаг.
    – Брайан, не могу. Ты только что…мы не должны, – казалось, будто я жевала свой собственный язык – слова не произносились так просто, как мне этого хотелось.
    Еще раз шагнув ко мне навстречу, Брайан протянул руку и погладил меня щеке.
    – Это было не свидание, Мелани, – второй раз за сегодняшнюю ночь мой личный мир сошел с орбит.
    – Но вы двое… со стороны казалось… я не понимаю, – это было слишком и для меня, и для моего красноречия.
    Переплетая наши пальцы, он притянул мою ладонь к своим мягким губам.
    – Я знаю, как это выглядело со стороны, но это не так, – он двигал нашими сплетенными пальцами по своему лицу, тянувшись к этому касанию каждой клеткой.
    – Но, Брайан… – слова, лишенные кислорода, потерялись в холодном осеннем воздухе.
    Оттянув наши руки от своего лица, и еще раз поцеловав мою ладонь, Брайан отпустил меня.
    – Нет никаких «но». Это не было свиданием. Абби – новая студентка программы, которотую я веду. Она хотела, чтобы я показал ей окрестности, и, когда она увидела это место, то настояла на том, чтобы здесь поужинать. Я даже не знал, что ты здесь работаешь, но должен был догадаться, по тому, как Белла рассмеялась и выгнула бровь, когда я заходил.
    Заправив мне за ухо прядь волос, Брайан запутался пальцами в моих волосах, отчего мое сердце в грудной клетке застучало еще сильнее. Подняв мою голову, он второй рукой погладил мою щеку, и прошептал.
    – Я скучаю по тебе, – когда был уже в сантиметре от моих губ.
    Когда его губы коснулись моих, время остановилось. Брайан двигался медленно, отчего я ощущала каждую линию и трещину его пухлых губ. Жар его поцелуя окутал меня; он пронзал мою душу и заставлял вновь летать бабочек в моем животе. Язык парня легко скользнул по складке моих сомкнутых губ, прося разрешения войти, но, когда я открыла рот, чтобы заговорить, сказать ему, что нам необходимо поговорить, Брайан принял это за приглашение заняться любовью с моим ртом.
    Его язык касался моего и творил магию; из моей головы исчезли все разумные мысли. От чистого вожделения я обняла его, пытаясь притянуть к себе как можно ближе. От холодного воздуха и жара, исходившего от наших тел, мои соски в тот же момент затвердели. Ощущение от касания его тела к моей груди даже сквозь ткань, привело к водопаду у меня между ног.
    Губами, которые все еще эротично танцевали вокруг моих губ, Брайан пробормотал.
    – Я хочу тебя. Пожалуйста, разреши мне владеть тобою.
    – Я и так твоя, Брайан. Только твоя, – и наши губы вновь сливаются в поцелуе, все мысли о вещах, которые мне надо ему рассказать, о которых он должен был знать, тут же испарились.
    Не думаю, что кто-то из нас понял, как это произошло, но спустя секунду мы уже ворвались в мой дом, стягивая друг с друга одежду. Скорее всего, девочки были в гостиной комнате. Кажется, я слышала, как Камми выкрикнула наши имена, пока Лия громко свистела, но когда я захлопнула дверь своей комнаты и щелкнула замком, все звуки испарились. Единственным звуком осталось наше сбитое и громкое дыхание.
    Попытка открыть рот, чтобы сказать Брайану, что у меня ничего не было с Тайлером, в очередной раз оказалась бесполезной. Брайан вдохнул мой выдох, и вновь накрыл мои губы своими.
    Страсть и желание захватили все рациональные мысли, по мере того как мое тело плавилось под его касаниями. Мы шли назад, пока мои ноги не стукнулись о кровать. Нуждаясь в ощущении его кожи на моей, я вытянула его рубашку из-под пояса брюк, в которых, кстати, его попа выглядела просто шикарно.
    Мышцы его пресса прокатились под моими касаниями, когда Брайан стягивал свою рубашку через голову. Мне казалось, что его грудь была магнитом для моих пальцев. Проводя по светло-коричневым волоскам на груди, проследила пальцами дорожку ниже к животу и под пояс. Его дыхание остановилось, и мое имя сорвалось с его губ вместе со стоном.
    Медленно и аккуратно Брайан расстегивал пуговицы на моей рубашке. Но вместо того, чтобы снять ее с меня, он оставил ее. Я скинула с себя свою уродскую обувь для официанток, а следом и штаны и предстала перед ним в белом кружевном лифчике, трусиках с этого же комплекта и белой рубашке.
    Я чувствовала себя обновленной – будто впереди меня ждал новый старт.
    Ободренная своей обретенной уверенностью и чистым желанием к своему мужчине, который стоял передо мной, медленно стянула рубашку со своего тела. Я расстегнула застежку лифчика и небрежно бросила его на пол. Тяжелое дыхание Брайана вырывалось сквозь стиснутые зубы.
    – Ох, Господи, Мелани… Ты такая… красивая.
    И Брайан начал покрывать меня поцелуями – мои губы, подбородок, шею, мою набухшую грудь, заставляя мое дыхание прерываться. Необходимость в нем забурлила в моих венах, угрожая поглотить целиком. Все мысли о разговорах тут же испарились. Мы можем сделать это позже.
    Обняв за талию, Брайан поднял меня и уложил на кровать. Облокотившись на локти, я наблюдала за тем, как он обнажается. Когда он остался в одних синих боксерах, мой рот тут же превратился в пустыню. Вся влага отправилась далеко на юг, по мере того как мое тело пульсировало от желания.
    Спустя секунду Брайан оставил меня без трусиков, отправив их куда-то к нашей одежде на полу. Мы смотрели друг на друга широко открытыми глазами, наполненными желанием, потерявшись в красоте друг друга. Парень аккуратно опустился на меня, и я потерялась в ощущении его тяжелого тела, вжимающего меня в матрас. Мною завладела необходимость попробовать его на вкус, и я припала к его шее, промурлыкав.
    – Я так сильно по тебе скучала. Пожалуйста… Мне нужно… – слова испарились в воздухе, когда мои бедра начали вращаться и двигаться в своем собственном ритме.
    Его огромная ладонь схватила меня за талию, чтобы успокоить.
    – Ш-ш-ш… мы доберемся до этого. Мне нужно поцеловать каждым миллиметр тебя.
    Когда его аккуратные поцелуи превратились в горячие, влажные, посасывающие и лижущие, мои соски вытянулись, словно прося принять участие в пытках, которые он устроил моей коже. Но что за волшебная пытка это была. Полизывание его языка одного алмазно-твердого кончика, в сочетании с движениями пальцев на другом соске, разжег еще сильнее огонь, который Брайан уже зажег в моем животе. Я запутала пальцы в его шелковистых каштановых волосах и прижала парня к груди, а затем толкнула его вниз по моему телу.
    Когда он остановился у моего пупка и поцеловал его, я удивила себя, так как не пыталась прикрыться. Я знала, что он считает меня красивой. Как же мне хотелось, чтобы я это поняла еще несколько месяцев назад, но тогда я еще сама не верила в свою красоту. Брайан посмотрел на меня с удивлением и гордостью от моей обретенной уверенности.
    Сейчас я в это верила.
    Раздвигая мои бедра, он посмотрел на меня, полностью оголенную перед ним. Его пальцы прошлись по моим лепесткам в приятном реверансе и без предупреждения проникли внутрь.
    – Ах…Брайан…– это была смесь удовольствия и боли.
    – Ты в порядке, Мелани? Говори со мной, пожалуйста. Я не хочу причинять тебе боль, – его глаза расширились, словно блюдца, и в них плескалось беспокойство.
    – Нет, ты точно не причиняешь мне боль. Просто… прошло много времени. Вот и все, – пока моей мозг напрягался, пытаясь найти слова, которые будут логичным завершением, мой язык завязался в узел.
    – Да, у меня тоже, – сказал Брайан, и я была шокирована.
    Я села и поцеловала его, вкладывая в этот поцелуй все, что у меня было. Возможно, он не был моим эти месяцы, но в каком-то смысле он всегда оставался моим. Я прильнула к нему своими губами, в надежде, что он продолжит то, что начал. Все еще сидя, Брайан снова провел двумя пальцами по моим складкам и проник ими глубоко внутрь меня.
    – Да, Брайан. Да! Пожалуйста, не останавливайся! – его пальцы глубоко вонзились в меня, достигнув точки, которая буквально заставляла меня еще сильнее прижиматься к его руке. Когда его большой палец начал мягко выводить маленькие круги на моем клиторе, мой надвигающийся оргазм заставил трепетать мои внутренности.
    Моя потребность прикоснуться к нему была подстегнута необходимостью кончить. Брайан склонился передо мной на коленях, и его член стоял, приглашая меня его погладить.
    Поэтому я так и сделала.
    Ощущение, как он поднимает бедра и скользит по моей ладони, заставляло меня чувствовать себя сильной. Вокруг нас повсюду был запах секса, и когда Брайан произнес мое имя в удушающем стоне, это стало безумной смесью.
    Каким-то образом нам удалось не прерывать наши касания. Мой клитор буквально горел, а ноги дрожали, пока нарастал мой оргазм.
    – Брай, я практически… о Боже, Брайан… Брайан… Брайан…– его имя, которое срывалось с моих губ, соответствовало ритму его толчков, и последним толчком он довел меня до крайней точки.
    Брайан обнял меня за спину, чтобы удержать на месте, и его пальцы продолжали свои неустанные, но восхитительные мучения. Глубоко втянув сосок в горячий рот, он двигал пальцами в одном ритме с сосанием, и, прежде чем я это осознала, вторая волна удовольствия накрыла меня с головой.
    – Брайан… – его имя исчезло в нашем поцелуе – горячем, полном страсти и страха.
    Я плюхнулась на кровать, не в состоянии держаться на ногах, даже с помощью рук Брайана, которые удерживали меня. Пот покрывал мою кожу, а мурашки по коже усеивали мою плоть, которая охлаждалась в отсутствии теплого тела Брайана. Парень встал на колени между моих ног, смотря на меня с чем-то, что очень похоже на любовь. Но сейчас было не время для слов.
    Я достала из тумбочки презерватив и передала его ему. Потянувшись, положила свою ладонь на его руку. Он забрал из моих рук и надел презерватив. Брайан не тратил впустую время, аккуратно пристроившись к моему входу. Потянув меня за бедра, мы оба искушали друг друга, танцуя в опасном предвкушении.
    – Пожалуйста, Брайан. Пожалуйста, займись со мной любовью, – я знала, что моя просьба была рискованная, она могла оттолкнуть его, но это то, чего я хотела, и наконец-то я не боялась высказать то, чего хотела.
    Когда он, наконец, вошел в меня, дюйм за дюймом, я была рада, что осмелилась на такой риск. Его челюсть сжалась, вены выпучились, мышцы напряглись, Брайан выглядел так, будто его контроль держался на одном волоске.
    – Ааа, Мелани… чертовски узко… – сначала его движения были медленные и неглубокие, но я сразу открылась перед ним. Изумленный крик разнесся по комнате, когда он наполнил меня полностью – шум, смешанный с нашим общим удовольствием.
    – Пожалуйста, двигайся, Брайан, пожалуйста… мне нужно больше, – легка касания моих ногтей оставляли на его мускулистой груди после себя красные полосы, но это только побуждало его дать мне именно то, о чем я просила. Схватив мои ноги руками, он держал их, врезаясь в меня еще сильнее и быстрее.
    – Черт... Мелани... Я скоро кончу... Мелани...
    Брайан вышел из меня, снял презерватив и бросил его на пол. Поглаживая себя ладонью, парень кончил мне на живот. Это самая горячая вещь, которую я когда-либо видела. Мой клитор пульсировал от необходимости в прикосновениях. Поэтому я дотянулась и начала рисовать круги на нем, пока Брайан продолжал кончать.
    – Да, Мелани... прикоснись к себе... Боже мой, ты так прекрасна, когда кончаешь.
    В тот момент, когда его губы обхватили мой сосок, я кончила. Мое тело раскололось на миллион кусочков, и как раз тогда, когда подумала, что больше ничего не смогу, Брайан прислонился к моей шее и прошептал.
    – Просто захватывает дух, малыш.
    Он назвал меня «малыш»?
    Но прежде чем я смогла что-либо сказать, парень встал, взял чистое полотенце с кучи, которая была на моем комоде, вытер мой живот и натянул на нас одеяло.
    Обняв его рукой за талию и закинув на него ногу, я положила голову ему на грудь и растворилась в этом ощущении. Это было то место, где я думала, что больше никогда не окажусь – в его руках. Он поцеловал меня в макушку и выдохнул.
    Спустя несколько минут тишины, которая прерывалась лишь стуком его сердца под моим ухом, я наконец-то нашла силы сказать то, что мне нужно было рассказать ему.
    – Брайан, нам надо поговорить.
    – Да, нам надо.
    Когда его пальцы запутались в моих локонах, сон унес меня раньше, чем мы начали разговор.

    Глава 17

    Когда руки Брайана обхватили сзади мою талию, прижимая сильнее к его телу, я испугалась. Вздохнула и он надо мной рассмеялся, отчего по моей спине прокатилась вибрация.
    – Что тут смешного? – ухмыльнулась я, хотя знала, что он не может этого видеть.
    – Ты, – Брайан крепко сжал меня и оставил сладкий поцелуй на моем плече. – Думаю, ты не привыкла просыпаться с кем-то, да?
    Я потерлась задом о его возбужденный член.
    – Нет, я точно не привыкла вот так просыпаться, – еще одно повиливание попой подчеркнуло то, что я имела в виду.
    Я удивлена как легко шутить с ним, но опять же, с Брайаном всегда так было.
    Легко.
    Мы оба посмеивались, пока на нас не опустилась тишина. Я перевернулась, чтобы увидеть его, и подперла голову рукой. Положив руку под голову, парень посмотрел невидящим взглядом в потолок.
    – Брайан, мне нужно тебе кое-что сказать.
    Он резко перевернулся на бок после моих слов.
    – Мне тоже, Мелани, – его голос был полон боли, и я могла только воображать, что ввергло его в нее.
    Видимо я.
    Мы прислонились к изголовью кровати. Плотно прижав к себе простыню, я сделала очищающий вздох и помолилась, чтобы все получилось хорошо.
    Его рука легла на мою и нежно сжала, побуждая начать говорить.
    – Я никогда не спала с тем парнем, – я выплюнула эти слова и почувствовала после этого небывалую легкость.
    Брайан резко повернулся и в замешательстве посмотрел на меня. Мой желудок скрутился в узел из-за того, что я не рассказала ему об этом месяцы назад.
    Сжав переносицу, он сузил глаза.
    – Извини, что ты сейчас сказала? – ошеломленный взгляд никак не скрывал его чувств.
    – Знаю, я должна была тебе рассказать об этом давно, но когда я пыталась, всякий раз что-то происходило, – я видела, как его смятение отступает, когда любимый вспоминал наши малочисленные и злые встречи за лето. Чувствуя, что надо внести ясность, я добавила. – Никогда не было подходящего момента, чтобы рассказать тебе об этом. Когда ты рассказал мне о том сообщении от Кортни, что фотография была старая, эти слова не всплыли у меня в голове. Я хотела рассказать тебе, но ты ушел. Я даже пыталась прошлой ночью, но ты был так занят... другими вещами... так что можешь назвать меня эгоисткой, но я просто хотела тебя и не хотела говорить об этом, чтобы не разрушить шанс снова быть с тобой.
    Громко выдыхая, Брайан потирает ладонями лицо, будто пытался очнуться от кошмара.
    – Я знаю. Не хотел слышать никаких слов вчера, – проговорил он мягко, отодвигая волосы с моего лица. Я воспринимаю его кивок как знак продолжать длинное объяснение.
    – Ты уже знаешь, что я была в дерьме до того, как мы разъехались по домам на каникулы, – он снова кивнул, и это придало немного сил продолжать. – Ну, мне надо было многое понять не только про нас, но и про другие вещи. Я не была довольна тем, кем являлась. Мне не нравились те обороты, которые принимала жизнь, – я вдохнула в надежде успокоить дыхание, но вдох затерялся в чувствах, засоряя горло. – Мэдди чуть не умерла, потом она узнала, что беременна и покинула меня. Мама снова осталась одна и грустила. Потом ты не звал меня, и я думала, что ты отдалился от меня, – моя речь становилась бессвязной и смешивалась со слезами.
    Брайан подушечкой своего большого пальца смахнул мои слезы, поднимая мой унылый взгляд. Он притянул мои губы к своим, в то время как его ладони нежно накрыли мои щеки.
    – Расскажи мне остальное. Пожалуйста, – умоляли его глаза.
    – Я ходила на многие вечеринки, когда была дома. Думаю, Мэдди знала, но никогда особо не сопротивлялась. Все стало плохо слишком быстро. Это было моим способом затормозить все, не испытывать того, что заставляло меня грустить. Я даже не хотела тусоваться с Мэдди. Ее счастье делало меня еще грустнее, – сильно вздрогнув, Брайан снова отодвинул мои волосы. – Тем вечером, когда получила сообщение от Кортни, я успела убедить себя в том, что ты больше не хочешь меня. Я напилась и разговаривала с парнем. Мы много пили. После сообщения я еще больше выпила. Мы целовались, дурачились немного, но это все, клянусь.
    Мы сидели несколько минут в тишине. Парень ничего не говорил, и мне хотелось дать ему пространство осмыслить все то, что я сейчас рассказала. Наконец, Брайан взглянул на меня.
    – Но я не понимаю, Мелани, – он вздохнул, почесывая голову. – Ты сказала, я имею в виду... как ты... что заставило тебя думать, что ты спала с ним, – последние слова застряли в его горле.
    Я много думала об этом. Я ругала себя за разрушение наших отношений так долго, что у меня было много времени наедине с собой, чтобы все выяснить.
    – Брайан, мне очень жаль. Никогда не хотела, чтобы мы проходили через это все, но возможно это случилось отчасти из-за того, что я всегда думаю о себе самое худшее. Я помню, что разговаривала с ним. Помню поцелуй и звонок, а остальное – размытый беспорядок, – засопела я и вытерла нос в довольно неженственной манере. – Я проснулась следующим утром в чьей-то рубашке, мои джинсы были расстегнуты, лифчик отсутствовал, и сквозь похмельный туман я подумала о худшем. Когда я случайно столкнулась с Тайлером во время весенних каникул, та ночь четко выстроилась. Мне хотелось тут же рассказать тебе, ты должен был поверить мне, но ты не хотел слушать.
    Брайан выглядел так, будто я ему противна. Черт, я тоже себя так чувствовала, когда впервые узнала обо всем. Но, немного погодя, мне стало легко из-за высказанной правды.
    Поглаживая щетину, украшавшую его челюсть, он вздохнул и закрыл лаза. Брайан боролся с тем, что я только что рассказала, но в реальности прошлой ночью парень хотел меня еще до того, как я рассказала ему хоть что-то. Ободренная этой мыслью, я придвинулась к нему на дюйм ближе и накрыла ладонью его щеку. Поворачивая его лицом к себе, напоминаю о вчерашней ночи.
    – Но ты не знал об этом прошлой ночью, Брайан. Ты ничего об этом не знал, но все равно хотел меня. Я видела это в твоих глазах и чувствовала в прикосновениях. Прошлая ночь была не просто дело на одну ночь, – переплетаю наши пальцы и нежно пожимаю.
    По крайней мере, я надеялась, что не была.
    –Ты права. Это не было просто на одну ночь, – его слова моментально отрезвили меня, ведь я не надеялась их больше услышать от него. – Когда я увидел тебя у Беллы, знал, что ты думаешь обо мне и Абби. Я видел, как сильно это ранит тебя и знал это. Я просто знал, что у тебя еще есть ко мне чувства. Увидев боль в твоих глазах, когда мы уходили, я тоже решил принять свои чувства к тебе.
    Одинокая слеза скатилась по моему лицу. Брайан сцеловал ее и улыбнулся.
    – Не думаю, что когда-либо переставал тебя любить, – он раскрывал мне сердце, и я гримасничаю. – Хорошо, хорошо, – поднял он руки в знак капитуляции. – После того, как ты тогда рассказала мне, что случилось, мои чувства поменялись, но все-таки часть моего сердца всегда принадлежала тебе.
    – Так, что изменилось за то время и пришлую ночь? – тихо спросила.
    Брайан рассеяно посмотрел в окно моей спальни, где солнечный свет танцевал сквозь тонкие фиолетовые шторы. Закрывая глаза, будто может найти ответы за закрытыми веками, он, наконец, начал говорить.
    – Я провел последние несколько месяцев борясь с семьей. Смотреть на то, как люди, которых ты любишь больше всего, расстаются прямо на твоих глазах – чистое мучение. Но когда Эмми осталась у меня на лето, я почувствовал себя снова живым. Я знаю, это странно, но она вселила в меня надежду. И когда я снова увидел тебя, знал, что должен воспользоваться шансом, – он притянул мое лицо к своему и слегка провел губами по моим, – я просто не знал как. И когда увидел тебя с тем парнем из лагеря, я потерял решимость. Все, что думал о случившемся между нами, обрушилось на меня, – бормотал он сквозь сжатую челюсть. – Я спустил злобу на все и позволил ей поглотить себя. Это изменило меня.
    Я мягко прижала губы к его щеке.
    – Все хорошо. Ты все равно остаешься собой.
    Он прижался к моим губам, и мое сердце словно раздулось. Я так скучала по нему.
    – Но я не был таковым долгое время, и мне не нравилось, кем я был. Я потратил кучу времени, думая как несправедлив был с тобой, когда мы расстались. Сказал тебе, что ты не достаточно хороша, что тебе надо измениться, – его лицо перекосилось от вины. – Насколько все было испорчено? Мы могли ведь поработать над этим. Может, мы бы выяснили все, но я сказал тебе определиться с собой, и тут я сам стал тем самым человеком, которым говорил тебе не становиться.
    Было довольно тяжело это слышать и это убивало меня, что мы могли бы давно разобраться во всем этим. Все же я сдержала то, что могло стать очень большим взрывом. Правда в том, что Брайан прав. Тогда я не была цельной личностью, я была тенью женщины, которой стала.
    – Но, Брайан, неужели ты не понимаешь, что я не стала бы тем человеком, которым являюсь сейчас, если бы ты не сделал этого, – я глубоко вдохнула и понадеялась, что в моих словах есть смысл. – Многое из того, что ты мне тогда сказал, было правдой. Я не верила в себя. Я не любила себя. Если бы мы не расстались, я бы, возможно, никогда не нашла сил выяснить кто я. Я не собираюсь лгать, это было тяжелое для меня время. Но я провела много душевных поисков и потратила много времени с семьей. Я многое узнала о том, кто я на самом деле и узнала, что я довольно офигительная, – я игриво потрясла волосами, подчеркивая глупость сказанного. Его хитрая улыбка и маленький смешок, побуждали продолжить. – Может так и должно быть. Нам нужно было провести время по одиночке, чтобы разобраться, сложить кусочки пазла, чтобы мы оба были цельными, когда снова найдем друг друга.
    Еще до того как я смогла выдавить из себя неубедительную улыбку, его губы накрыли мои. Его ладони запутались в моих волосах, и парень притянул меня к себе настолько близко, что мне показалось, будто мы сплавимся воедино. Отрываясь от фирменного поцелуя, он прислонился своим лбом к моему.
    – Мне все еще страшно, – его признание сбило меня с толку, потому что он будто читал мои мысли.
    – Мне тоже, Брай. Я боюсь, что недостаточно хороша для тебя, для нас.
    – Ш-ш-ш... Мелани, я вижу, насколько ты стала другой, но в тоже время осталась такой же. Сладкой, доброй, смешной. Ты – все, во что я влюбился с первого взгляда и еще многое другое. Я просто боюсь, что мы все снова разрушим, – его большие пальцы нежно гладили мои щеки. – Что, если мы слишком разные?
    Мне не хотелось раскрывать свой страх. Была некоторая правда в том, что он хотел сказать, но в моем сердце, было чувство, что тем разным людям, которыми мы стали, суждено быть вместе.
    – Помнишь, что ты сказал мне, когда мы впервые встретились? Что ты лучше покажешь мне, чем расскажешь все способы, которыми мы можем быть вместе совершенными? – я мягко рассмеялась, вспоминая то, что Брайан сказал очень давно.
    Он отодвинулся от меня. Перебирая пальцами по нижней губе, сделал вид, что пытается вспомнить какой-то давний секрет.
    – Ага, думаю, что помню, что сказал что-то вроде этого.
    Я дразня шлепнула его руку и выстрелила серьезным взглядом, мгновенно теряясь в его глазах цвета растопленного шоколада.
    – Позволь показать насколько отличными мы можем быть. Позволь раздеть тебя и доказать тебе, что несмотря на то, что мы изменились, это только к лучшему.
    – Думаю, я могу сделать это, Мелани. Но что у тебя на уме? – на последних словах Брайан выгнул бровь.
    Я сбросила одеяло с грудей и оседлала его бедра.
    – Немного этого, – сказала я, покачиваясь на нем. С другим покачиванием добавила. – И немного того.
    Его пальцы накрыли мягкую плоть моей талии.
    – Думаю, мне нравится твой план, – пробормотал он с вожделением. Я прижалась к его телу.
    – О, нет. Ты полюбишь мой план, – пробормотала я в его губы.
    Мы провели остаток дня, показывая друг другу, насколько хорошо мы подходим друг другу, делая перерыв на дыхание и еду только по необходимости. Когда уже смеркалось и солнце скрылось за горами, небо зажглось обжигающим закатом, отражая день, который мы только что провели вместе.
    Брайан развалился на моей кровати в одних боксерах, а я лишь в длинной футболке. Прижимаясь к его боку, рисовала пальцами случайные узоры на его груди.
    – Так куда это приведет нас? – глупая я и моя нужда в четкости.
    Брайан прочистил горло, укладывая руку под голову.
    – Не знаю, Мелани, не знаю.
    – Да, я тоже, – это чистая правда.
    Конечно, последний день был великолепен, и мы много разговаривали о разных вещах, но все еще нужно было многое выяснить.
    – Как насчет того, чтобы медленно идти шаг за шагом, день за днем? Посмотрим, как пойдет. Хорошо? – мое предложение не казалось мне совсем плохим.
    Целуя мою макушку, Брайан кивнул в знак согласия.
    – Это прекрасно, Мелани.
    – Может завтра будет немного холодно, но мы можем начать сначала, – я указываю на рисунок Эмми «Счастливые времена у водопада», который висел на моей стене у компьютера.
    – Только не забудь надеть кроссовки.
    Я пихнула его в бок и показала язык. Брайан притянул меня ближе к себе и вдохнул сладкий цитрусовый аромат моих волос.
    – Холодно или нет, я не могу придумать лучшего способа провести день. Пока я с тобой, все будет прекрасно.
    – Можешь прекратить говорить это? – я закатила глаза.
    – Что? – он посмотрел на меня, смущенный моими словами.
    – Совершенно. Вещи никогда не будут совершенными. Это невозможно, – сказала я, нежно его целуя. – Мы не идеальны, никто из нас. И мы никогда такими не будем, но мы можем быть неидеальными вместе.
    Его губы танцевали по моим, и счастье мерцало в его теплых, карих глазах.
    – Тогда впереди будет еще один несовершенный день, и так один за другим.

    Глава 18
    Декабрь 2013

    Звучало невероятно, но тем не менее это так – Брайан и я провели последний месяц вместе, греясь в сиянии нашей несовершенной любви. Мы ругались, мирились и ругались снова, но это научило нас быть честными с самими собой и друг с другом. Когда мы только сошлись, я думала, что мы не справимся. Например, когда он нервничал и злился о доме. Или, когда я чувствовала, что не заслужила всю его любовь и привязанность после того, через что я заставила нас пройти. Тогда Брайан напоминал мне, что это не только моя вина.
    Как бы мы ни старались починить себя, нам все еще предстояло над собой много работы. Я не настолько глупа, чтобы думать, что все будет радужно и блестяще, так что, по меньшей мере, я была готова к борьбе. Но я не была готова к настолько хорошим временам, таким, как сейчас.
    На прошедших выходных мы были волонтерами на местных параолимпийских играх, и на данный момент это был самый полезный опыт в моей жизни. Мы были приставлены к Джою, двадцатилетнему парню с синдромом Дауна. Когда он выиграл свою первую из трех медалей, он заплакал. Это, естественно, заставило плакать и меня и, несмотря на то, что Брайан отказывался это признавать, я заметила пару слезинок и в его глазах.
    Последним мероприятием того дня была игра в футбол в помещении. Она не была на том уровне, на котором привык играть Брайан, но он купался в славе. Было видно, что он скучал по футболу, но учитывая то, как он бежал с другими игроками заодно наставляя их, по своей сестре он скучал еще больше. Думаю, это был поворотный день для нас не просто как для пары, но и как для личностей. Брайан всегда был помощником – был рядом для профессора О'Нила, Беллы, Эмми и даже для своей матери, у него доброе сердце и заботливая душа. Думаю, он вернул себе ее кусочек, когда пробежал последний круг с Джои.
    Я знаю, что тем днем вернула кусочек и своей души. Долгое время я думала, что не заслуживаю быть любимой, что те люди, которые любили меня, делали это только из чувства долга. Но после того как я прочитала папино письмо, и после того, как мама снова нашла свою любовь, я знала, что окружена кучей безоговорочной любви. Вот почему мне нравилось работать с детьми со специальными нуждами. В конце дня, когда Джои, Брайан и я ушли с поля, парень спросил приедем ли мы снова в следующем году. Не раздумывая, мы с Брайаном хором ответили.
    – Мы ни за что это не пропустим.
    Этот день был подтверждением того, как сильно мы изменились и свидетельством того, насколько мы оба выросли.
    Так что вот мы – год спустя после той недели, которая разлучила нас, и та же нервозность из-за расстояния снова прокрадывалась в мою душу. Мы у Беллы – проводили последнее свидание до того, как уедем на каникулы порознь. Брайан чувствовал, как трясется под столом моя нога.
    – Что случилось, малышка? – любимый протянул ладонь через весь стол, и я охотно вложила в нее свою.
    – Забудь. Это глупо, – я потянулась другой рукой к своей воде.
    Крепко сжимая мою руку, парень настойчиво посмотрел на меня.
    – Прекрати. Тебя что-то беспокоит. Что случилось? Пожалуйста, расскажи мне.
    Помня наше обещание быть честными друг с другом, я сделала глубокий вдох и озвучила свое глупое беспокойство.
    – Я просто нервничаю, что буду вдали от тебя.
    Брайан отпустил мою руку и начал легко щекотать мое запястье. Когда он придвинулся ближе ко мне, я насладилась прикосновением кончиков его пальцев к моей коже. Я сразу же расслабилась. Его прикосновение имело надо мной такую власть.
    – Хорошо, теперь, когда ты расслабилась, послушай меня.
    Я кивнула и приглушила растущие эмоции.
    – Я тоже не хочу расставаться с тобой. Мне нравится просыпаться с тобой, но мне нужно ехать домой. Это первое Рождество мамы в одиночестве, и она справляется, ходит в клуб «Анонимных алкоголиков» и все такое, но мне... мне нужно быть там с ней и Эмми, – он поднес мою ладонь к губам и поцеловал костяшки моих пальцев.
    – Я знаю, милый. Я понимаю, но это не означает, что я буду скучать по тебе меньше, – Брайан нежно погладил мои сжатые в кулаки ладони, чтобы еще немного успокоить меня. Я сделала глубокий вдох и попыталась в последний раз. – Ты уверен, что не сможешь сделать это до свадьбы на следующей неделе?
    – Ты знаешь, что я хочу быть там. Мы говорили об этом. Это слишком близко к Рождеству. Я не могу...
    – Знаю, Брайан. Я подумала, что спрошу еще разочек. Давай оставим это и насладимся нашей последней ночью вместе.
    По его лицу расползлась озорная ухмылка.
    – Мы определенно насладимся.
    Мы расплатились за ужин, и Белла напоследок обняла нас, после чего мы вышли на холодный воздух. Мы торопились пересечь улицу обратно в мою квартиру. Этим утром Кэмми улетела в Чикаго, чтобы провести неделю с Джеком. Они вместе прилетят в Эльмиру на свадьбу Мэдди и Рида на следующей неделе. Честно, я не видела Кэмми более счастливой, чем тогда, когда она узнала, что снова будет с Джеком. Лия сейчас гуляла с ее нынешним парнем – очередной игрушкой, по крайней мере я так предполагала. Она никогда не приводила их домой. Пейтон на время каникул остается в Итаке. Она получила работу в книжном магазине и по совместительству в кафе, чтобы заработать больше денег к скудной зарплате, которую получает в репетиторском центре. Так что она сегодня там и дом в нашем распоряжении.
    Дрожа от холодного зимнего воздуха, я ворвалась через дверь в помещение. После того, как стряхнула несколько снежинок с плеч, сняла пальто и передала его Брайану. Он повесил оба наших пальто на вешалку около входной двери и дотронулся до моей руки.
    – Пойдем со мной.
    Ошеломленная, я посмотрела на парня.
    – Куда же еще я пойду?
    Я выгнула бровь, но Брайан просто потянул меня по коридору в мою комнату. Открывшийся передо мной вид заставил меня остановиться и лишил дара речи. Повсюду были свечи и пол усеян лепестками цветов.
    – Для чего это? – спросила я шепотом.
    Брайан подошел ко мне сзади и обвил мою талию руками. Прислонясь к моей спине, он коснулся носом моей шее и прижался к ней губами.
    – Ну, это тот план, который я придумал, когда впервые хотел сказать, что люблю тебя, но тогда все пошло не так, как я планировал, – парень нежно прикусил мочку моего уха, но тут же смягчил укус языком. – В этот раз… – эти слова заставили меня задержать дыхание и повернуться к любимому в кольце его рук. – В этот раз, когда я скажу, что люблю тебя, я хочу сделать это правильно.
    Я встала на кончики пальцев и поцеловала его со всей любовью, которую он открыл во мне.
    Прислоняясь своим лбом к моему, Брайан сделал глубокий вдох.
    – Я знаю, что мы собирались идти день за днем, но мне нужно сказать, что я люблю тебя. Я думал, что любил тебя раньше, и я правда любил, но по-другому. Того человека, которым ты стала, я люблю еще больше.
    – Брайан, я люблю тебя. Спасибо тебе за сегодня. Это...
    Парень рассмеялся и пробормотал «идеально» в мои губы.
    Потянув его за пояс штанов в глубь комнаты, я рассмеялась и углубила поцелуй.
    – Иди, чтобы я могла показать тебе насколько сильно я тебя люблю, – сказала я в его губы. В ответ – низкий стон одобрения, когда он крепко сжал мою задницу.
    В лихорадочной страстной спешке мы разделись за несколько секунд. Одежда полетела на пол и стоны сотрясли воздух. Мы споткнулись о кровать, и я толкнула его на матрац. Его тело подо мной было горячим и твердым. Устраиваясь между его ног, обхватила губами его член. Брайан зашипел сквозь зубы, завязывая мои волосы в узел своей рукой.
    – Черт... Мелани... ах.
    Он приподнял бедра, и я лизала, посасываю каждый его дюйм. Вглядываясь в него, узнала, что он уже близко. Вены на его шее и теле вздулись и пульсировали с едва сдерживаемым желанием.
    Я схватила презерватив с прикроватного столика и надела на него. Обхватив ногами его бедра, медленно опустилась на его член. Прежде чем полностью принять его, я отстранилась так, что он едва находился внутри меня. Мучительно медленно скользя вниз, сантиметр за сантиметром, я мучила нас обоих. Не давая ему полностью войти в меня и полностью его не освобождая.
    – Мелани, ты убиваешь меня. Пожалуйста...
    Любимый скользил пальцами по моим бедрам, опуская мое тело на свое. Больше не в состоянии терпеть мучительно медленный темп, я опустила свои бедра, резко заставляя его член полностью скользнуть вглубь меня.
    Брайан наклонил свои бедра так, что теперь он находился сладко глубоко внутри меня. Жар разливался по телу, когда я балансировала на краю контроля. Горстка длинных, грубых и глубоких толчков толкнула меня к краю.
    – Брайан... я кончаю. О, Господи, Брайан!
    Любимый был все еще внутри меня, проигрывая битву со своим оргазмом. Мои ноги дрожали, и я упала на него, не в состоянии держаться прямо. Брайан обвил мою спину руками и лениво поглаживал кожу.
    Занятие любовью смыло все сомнения, которыми я мучилась о том, как мы проведем несколько недель порознь. Сейчас я осознала, насколько глупыми они были. Его бьющееся подо мной сердце – необходимое мне доказательство, что мы справимся.
    – Не могу поверить, что вы женаты, – громко завизжала я, когда Мэдди и Рид зашли в отдельную комнату в необычной приемной.
    – Знаю. Это сумасшествие, так? – обнимая меня сказала подруга.
    – Да, что-то вроде этого. Но Рид теперь навсегда твой, – заверила я Мэдди, когда мы обмениваемся сестринскими улыбками.
    Прошлой ночью Мэдди оставалась в моем доме, и мы спали вместе на той же кровати, на которой ночевали, когда она впервые переехала. Казалось, это было в прошлой жизни и во многих отношениях так и было. Подруга поделилась со мной страхами, но не имеет значения, насколько она волновалась, Мэдди знала, что это мимолетное чувство. Им с Ридом суждено было быть вместе и сегодня мы праздновали их с трудом завоеванное счастье.
    Я была дома всего несколько дней, и из-за всей этой свадебной суеты у меня толком не было времени рассказать Мэдди новости про Брайана. Мы говорили об этом, она была рада, что мы снова вместе, но это не было главной темой нашего разговора.
    После короткого разговора наверху в номере, мы выстроились за пределами бального зала, готовые разыграть выход. Продев мою руку себе под локоть, Дилан, Лучший Мужчина, погладил меня по руке.
    – Готова, Мелани?
    Я танцевала на кончиках пальцев в такт музыке, которая громко играла внутри.
    – Ну, Дилан, давай сделаем это.
    Диджей выкрикнул наши имена, и мы присоединись к толпе, ждущей появления Мэдди и Рида.
    Голос диджея гремел сквозь музыку.
    – А сейчас давайте послушаем эту песню в честь мистера и миссис Рид Коннели!
    Все хлопали, веселились и свистели, а мои глаза наполнились слезами. Я посмотрела на маму, которая стояла рядом со мной. У нее тоже были слезы на глазах. Эван заметил их и дал ей платок. Мужчина обвил маму сильной рукой за плечи и подмигнул мне поверх ее головы. По его подмигиванию и ухмылке я поняла, что после Рождества в ближайшем будущем нас ждет еще одна свадьба.
    Конечно, мама еще об этом не знала. Это разрушило бы сюрприз.
    Поздней ночью я уловила момент побыть в одиночестве за своим столом. Мама махала мне рукой с танцпола, в то время как Эван кружил ее под песню Eric Clapton «Wonderful Tonight». Я мечтательно задумалась о танце с Брайаном. Не могу дождаться возвращения в университет и продолжения нашего путешествия «день за днем».
    Пока я затерялась в счастливых мыслях, рядом со мной села Мэдди.
    – Привет, милая, – Мэдди весело мне улыбнулась. – С тобой все в порядке, Мэл? – спросила она, когда я не сразу ответила ей.
    Честно говоря, она застала меня врасплох, так как я вспоминала нашу последнюю ночь с Брайаном, то, как мы занимались любовью до того, как я вернулась домой. Это действительно была хорошая ночь.
    Я медленно вздохнула, желая, чтобы Брайан был здесь со мной.
    – Конечно. Но давай не будем обо мне. Знаешь, сегодня ты выглядишь потрясающе.
    Не хочу расстраивать ее, хотя знала, что подруга думала, что я пытаюсь сменить тему, переключая на нее внимание.
    – Спасибо, милая. Ты сама неплохо выглядишь, мисс фрейлина Чести.
    Мэдди толкнула своим локтем мне в бок, и я, наконец, выдала искреннюю улыбку, которую искала подруга с того момента, когда пододвинула свой стул к моему.
    – Спасибо, Мэдди. Почему бы тебе не пойти и не потанцевать. Не хочу обременять тебя. Я просто скучаю по Брайану, вот и все.
    Избегая смотреть ей в глаза, я начала теребить край салфетки на столе. Этой ночью я не хотела впутывать ее в свои заботы. Она должна сегодня получать удовольствие.
    Улыбаясь мне, Мэдди встала.
    – Я знаю, Мэл. Мне бы тоже хотелось, чтобы он был здесь. Все будет в порядке.
    Я тоже думала, что все наладится. На самом деле, я была уверена в этом, но сегодня просто немного скучала по нему. Окружающие меня влюбленные парочки и любовь, витающая в воздухе, заставляли меня тосковать по его объятиям.
    Как по сигналу, позади Мэдди возник единственный свободный человек на этой вечеринке.
    – Не хочешь потанцевать со мной? – спросил Дилан, протягивая мне руку.
    Дилан раньше встречался с братом Рида, Шоном, до его смерти. Он так и не отважился полюбить снова. Не могу сказать, что понимаю его боль, ведь она совершенно другой природы, чем моя. Я просто надеюсь, что он найдет другую половинку своего сердца.
    Вставая со стула, я положила свою ладонь в его.
    – С удовольствием, Лучший Мужчина и крестный папочка.
    Я подмигнула Мэдди, когда Дилан сопроводил меня на танцпол.
    Когда песня Клэптона поменялась на другую, мы с Диланом двинулись кругами и пришли к Кэмми и Джеку, которые мечтательно любовались друг другом. Глубокий мужской голос пел о поиске новой любви и Дилан легкомысленно засмеялся.
    – Что? Ты не думаешь, что снова найдешь любовь? – забеспокоилась я. Дилан заслуживал любви, но почему-то так не считал.
    Тряся головой, парень ответил непринужденным голосом.
    – Не-а, не думаю, что в моих силах полюбить еще раз.
    – Не знаю, Дилан. Не принижай себя. Ты молод, горяч и довольно сладкий. Я уверена, что существует кто-то для тебя, – я погладила его плечо, когда песня подошла к концу.
    Он нежно поцеловал мою щеку.
    – Думаю, нужно подождать, Мелани, тогда посмотрим.
    Когда смотрела, как он уходит с танцпола, мое сердце кровоточило из-за него. Я знала, каково это считать, что не стоишь любви. Я знала эту черную и грызущую пустоту внутри, которая способна прожевать тебя и выплюнуть.
    Я лишь надеялась, Дилану удастся этого избежать.
    Когда праздник подошел к концу, я пошла к бару и взяла себе диетическую колу. Когда рука обвила сзади мою талию, я в шоке подпрыгнула.
    – Привет, детка.
    Быстро повернувшись, я в шоке увидела Брайана, стоящего позади меня.
    – Что за черт! Я думала, ты не сможешь приехать! – я прыгнула в его объятия, крепко обнимая его и целуя с широкой улыбкой.
    – Я и не мог, сначала. Но когда приехал домой и поговорил про это с мамой, она настояла на том, чтобы я приехал хоть на свадьбу, – он оставил целомудренный поцелуй на моей щеке и гордо улыбнулся мне, словно только что выиграл желанную награду «Бойфренд года». – У нее и впрямь все хорошо, намного лучше, чем я ожидал.
    – Брайан, это замечательно. Я очень счастлива за нее. Но что с Эмми, что с ней? – я встала на кончики пальцев с нетерпением желая услышать, как поживает сестра моего парня.
    – Ты шутишь? Как только она услышала, что я пропускаю свадьбу с «симпатичными платьями принцесс», – при этих словах он нарисовал кавычки в воздухе, чтобы дать понять, что это не его слова, а Эмми, – она почти выпроводила меня за дверь.
    – Но путешествие и уже почти праздники, и это просто... кажется, это больше, чем оно того стоит. Что насчет Рождества, а затем и Нового Года? Ты хотел быть со своей семьей, – темп, с которым слова вылетали из моего рта, был просто головокружительным, и я едва ли могла перевести дыхание.
    Брайан притянул меня ближе к себе и прижался губами к моему уху.
    – Да, но я также хотел быть с тобой, – потирая носом мою кожу и оставляя мягкий поцелуй на лбу, он добавил. – Ты никогда не являешься проблемой и всегда стоишь того.
    Эти слова заставили меня расплавиться в нем и выдохнуть в знак облегчения, что он здесь со мной.
    – Потанцуешь со мной? – спросил, когда диджей объявил последнюю песню ночи.
    – Всегда.
    Сплетая наши пальцы вместе, мы медленно покачивались на танцполе.
    Он несколько раз наступил на пальцы моих ног, а я на его. Мы смеялись, когда оба пели строчки не той песни, следует отметить – совершенно не попадая в ноты. Впрочем, это нормально.
    Мы всегда неуклюже танцевали под приятную мелодию. На нашем пути мы столкнулись со множеством неприятностей и неудач не потому, что все сделали идеально, а потому, что научились любить друг друга, несмотря на наши недостатки.
    Мы решили любить друг друга несмотря на ошибки, которые мы сделали, и в конце концов, мы стали от этого сильнее.
    Кто знает, что будет завтра, но пообещав друг другу честность и любовь, у меня появилось чувство, что мы с Брайаном надолго останемся вместе.

    Эпилог
    Июнь 2014

    – Не могу поверить, что завтра наш последний день здесь, – в словах Лии звучит ностальгия, когда она сворачивает мягкое, серое одеяло, украшавшее диван в прошлом году.
    Плюхаясь на диван рядом с ней, я кладу голову на плечо девушки.
    – Я знаю. Это была лучшая первая квартира. Буду скучать по ней, – сдерживая слезы, которые грозят хлынуть по моим щекам, я добавляю. – По вам я буду скучать больше.
    Слишком стараюсь сдержать слезы. Я словно водопад.
    Кэмми садится рядом с нами и обнимает нас с Лией настолько крепко, насколько может. Сквози тихие всхлипы, она хрипит.
    – Хэй, я думала, мы пообещали обойтись сегодня без слез.
    – Я знаю, Кэм. Просто сумасшествие, что мы не будем видеть друг друга каждый день.
    Мы пообещали писать электронные письма, звонить и навещать друг друга, когда только сможем, но, честно говоря, сейчас каждая из нас пойдет по своей дороге.
    Память о том, что нам следует праздновать наши начинания, позволяет мне выкинуть вечеринку жалости из головы.
    – Ты права. Никаких слез, – я вытираю щеки. – Во сколько ты улетаешь в Чикаго?
    – В девять. Лиа подбросит меня по пути, – Кэмми грустно улыбается кузине. Я знаю, что им будет еще труднее расстаться. Не думаю, что они когда-либо были дальше друг от друга, чем на расстоянии вытянутой руки.
    – Я все еще не могу поверить, что ты будешь работать на Манхэттене, Лиа. Это чертовски здорово, – мои слова звучат в духе легкомысленной фанатки или чего-то в этом роде, есть нечто впечатляющее в работе в городе.
    – Я знаю. Я великолепна, правда? – отмечает Лиа, драматично перебрасывая волосы через плечо. Сломав напряжение, мы начинаем хихикать.
    – Я бы не стала так сильно смеяться, мисс Мелани. Ты собираешься жить с парнем. – Лиа показывает мне язык после слова «парень».
    Да, это правда. Мы с Брайаном будем жить вместе, и я безмерно счастлива. Это было не легко. Не каждый день получаешь второй шанс с первой любовью, и мы оба намерены удержать ее изо всех сил.
    Пока Лиа не начала издеваться, я перевожу стрелки на Кэмми.
    – Так же, как и она, знаешь ли, – в такой же игривой манере, я показываю язык и тыкаю пальцем.
    – Да, но Кэмми и Джек почти женаты, так что это не считается, – слова Лии обрываются, когда Кэмми запускает в ее лицо единственную оставшуюся подушку.
    – Мы не женаты, – она делает паузу, прежде чем добавить, – пока.
    Мы смеемся, пока реальность завтрашнего утра устанавливается в последний раз. Даже несмотря на то, что мы движемся в разных направлениях, это очень захватывающе по многим причинам, и я бы соврала, сказав, что это не чертовски пугающе.
    Безучастно глазея в окно, смотрю на яркое дневное солнце, танцующее по рябой глади озеру. Мы все еще потрясены нашим грустным расставанием, когда входная дверь захлопывается, сотрясая дверную раму. Если бы на стенах остались фотографии, то они бы точно упали на пол.
    – Пейтон, это ты? – ответом на мой вопрос становится резкий стон с кухни.
    Когда девушка входит в гостиную, она почти роняет коробку, на которую громко кричит «Черт!». Закручивая крышку на бутылке из-под воды, она плюхается на меньший из двух диванов, пока мы смотрим на нее, желая, чтобы соседка заговорила.
    Когда девушка ничего не говорит, Кэмми, Лиа и я обмениваемся подозрительными взглядами, решая, кто разрушит удушающую тишину. До того, как мы что-то говорим, Пейтон накрывает лицо ладонями и начинает плакать. За те полтора года, что я знаю Пейтон, она никогда не плакала. Никогда.
    Быстро двигаясь, я опускаюсь на пол рядом с ней и нежно сжимаю ее колено.
    – Что случилось, Пейтон?
    Она не особо хочет делиться.
    Когда ее дыхание успокаивается, она смахивает слезы. Выпрямляясь в кресле, Пейтон делает последний глубокий вдох.
    – Ничего. Правда, я в порядке.
    Девушка обхватывает бутылку так сильно, что костяшки ее пальцев белеют, и это говорит о том, что она ничуть не в порядке.
    – Ты не в порядке. Пожалуйста, поговори с нами, – добрые слова Кэмми как всегда имеют магический эффект.
    – Что-то пошло не так в офисе регистратора. По-видимому, одно из моих занятий не перенесли, но никто не подумал сказать мне об этом, – собирая волосы в свободный пучок, она решительно кивает. – Кажется, мне придется пробыть здесь минимум еще один семестр. Думаю, еще долго до возвращения домой.
    – Ох, Пейтон. Это отстойно, милая, – Кэмми высказывает наиболее искренние соболезнования, но я чувствую, что мы ими не обойдемся, чтобы Пейтон почувствовала себя лучше.
    В стиле Пейтон, она пожимает плечами и пускает все на самотек.
    – Все хорошо. Я имею в виду, что выживу. Мне просто нужно во всем разобраться.
    – Я могу остаться.
    Пейтон прерывает меня.
    – Не заканчивай предложение. Ты завтра съезжаешься со своим мужчиной и все, – она делает глубокий, успокаивающий вдох, собирая мысли в кучу. – У одной из моих подруг в магазине кофе есть свободная комната. Я могу остаться с ней, пока не найду свое собственное место на осень. – Эти слова окончательны, решение принято. Я даже не собираюсь спорить с ней. Последнее, что я хочу делать – это менять планы с Брайаном.
    Мы проводим остаток вечера поедая пиццу, выпивая вино и вспоминая наше время вместе. Где-то с третьим бокалом у меня появляется блестящая идея.
    – Давайте пообещаем устраивать девчачьи выходные каждые три месяца. Несмотря на то, что мы делаем или на то, что происходит в наших жизнях, мы будем собираться на целые выходные раз в три месяца, – я поднимаю кружку с белым вином вверх. – Я даже заставлю Мэдди присоединиться. Будет очень весело.
    Лиа чокается со мной первой.
    – Это просто шикарная идея! – вино всегда действует на девушку сильнее всего, и она чертовски бунтует, когда навеселе.
    – Это может отлично сработать! – добавляет Кэмми с таким же энтузиазмом, но без ругательств. – Мы можем менять места встречи. Так мы можем посмотреть, кто где живет и как поживает.
    На этих словах я замечаю, что Пейтон неловко сдвигает что-то, но тут же выпрямляется и говорит, протягивая кружку.
    – Выпьем за это!
    В мгновение ока вечер заканчивается, и мы все выходим на крыльцо, прикрываясь руками от яркого утреннего солнца. Каким-то образом сквозь слезы мы выдавливаем слова прощания. Смотреть на то, как Лиа и Кэмми уезжают, разрывает мне сердце, но в то же время я счастлива за них.
    Я подхожу к машине Пейтон, помогая ей с оставшимися сумками, и обнимаю ее.
    – Не принимай все близко к сердцу из-за меня, Мелани. Я вернусь довольно скоро.
    Она весело мне улыбается, но я вижу слезы в ее глазах.
    – Просто сообщи, когда доберешься домой, хорошо? – говорю я, отступая на шаг назад из ее объятий. Она садится в машину и выезжает на дорогу, махая на прощание рукой.
    Я беру оставшиеся сумки со ступенек и кладу их в машину. Брайан несколько дней назад помог мне перевезти все, так что со мной остались лишь туалетные принадлежности и чемодан с некоторыми вещами.
    Я останавливаюсь на нижней ступеньке и осматриваю клумбу в последний раз. Она заросла сорняками, земля слишком скудная, чтобы произвести хоть какую-то жизнь. Но, за последний год, я сделала это своим маленьким зоопроектом. Я ухаживала за ней, вырывала сорняки, посадила любимые цветы и смотрела, как из этого вырастает красота.
    Притягивая чувствительные, ярко-розовые лепестки лилии к носу, я вдыхаю сладкий аромат. Я решаю сорвать его и увести с собой, но потом передумываю и оставляю ее нежиться на летнем солнце.
    Волоча за собой чемодан через порог нового дома, замечаю витающий в воздухе аромат кофе.
    – Привет, малышка. Кофе? – Брайан протягивает мне ярко-фиолетовую кружку, нежно целуя меня в щеку.
    – Ты – спаситель, – бормочу я из-за кружки.
    После слишком большого количества стаканов вина прошлой ночью и пролития моря слез, мой мозг серьезно нуждался в кофеине.
    После нескольких глотков я кладу кружку на кухонную столешницу. Брайан берет мою сумку одной рукой и переплетает пальцы другой с моей.
    – Я хочу показать тебе кое-что.
    Он ведет меня по короткому коридору к комнате, которая будет нашей спальней. Я не в восторге от нее. Это определенно мальчишечья комната, но не думаю, что мне придется звонить Лие за помощью в обустройстве.
    Взволновано пританцовывая перед закрытой дверью, Брайан просит меня закрыть глаза. Было слишком рано спорить с ним, особенно, когда у него туз в рукаве, поэтому я просто закатываю глаза и закрываю их.
    Когда милый открывает дверь, мой нос заполняет сладчайший аромат из всех, что я знала. Больше не в состоянии держать глаза закрытыми, особенно когда знаю, что это за сюрприз, я глазею на комнату, уставленную лилиями.
    – Брайан, это... вау... это очень мило.
    Здесь должно быть дюжины лилий в нескольких вазах по всей комнате. Аромат явственный, но не всепоглощающий. Лепестки цветов упругие и ярко окрашенные. Взяв цветок в руки, я глубоко вдыхаю, когда Брайан обнимает меня за талию сзади.
    – Я знаю, что это твои любимые и хочу, чтобы мое место стало нашим. Кроме того, я знаю, как ты любишь цветы, так что мне захотелось, чтобы они ждали тебя, когда ты приедешь сюда сегодня.
    Я поворачиваюсь лицом к нему и мягко целую его в губы.
    – Они красивые, Брайан. Спасибо.
    – Все для тебя, Мелани. Я люблю тебя.
    Его губы танцуют по моей шее и мурашки бегут по коже.
    –Хм-м, – прислоняясь к нему, бормочу я.
    Мы стоим, крепко обнимаясь и покачиваясь в тон музыке, которая даже не играет. Прижимаясь к его теплой груди, я вдыхаю смесь лесного одеколона и чистого аромата Брайана, что заставляет сердце пропустить удар.
    – Я тоже люблю тебя, Брайан. Очень сильно.
    Я приподнимаюсь на пальцах ног и яростно целую возлюбленного. Когда начинаю ощущать результат от моих прижимающихся губ низом живота, я отодвигаюсь и выгибаю бровь. Брайан подмигивает и ухмыляется мне.
    – Что? Он тоже тебя любит.
    – О Боже! Я не могу поверить, что ты это сказал, – я смеюсь, крепко его обнимая. – Ты такой придурок.
    Смотря на меня со смесью серьезности и игривости, парень говорит.
    – Да, но я твой придурок.
    – Да, ты мой. Весь мой.
    После моего утверждения, он без усилий поднимает меня и тащит на кровать, покрытую старым и скучным «мальчишечьим» одеялом. Это место отчаянно нуждается в фиолетовом.
    Бросив меня без церемоний на матрас, Брайан изгибает губы в соблазнительной ухмылке.
    – Хочешь окрестить кровать?
    Опираясь на локти, я смотрю, как он стягивает с себя рубашку через голову. Его мускулы и грудь лишают меня дара речи, так что я просто тупо киваю и готовлю себя к восхитительному терзанию нашей любви.
    Когда он прижимается ко мне своим телом, в перерыве от поцелуев, бормочет.
    – Не могу поверить, что это на самом деле. Не могу поверить в то, что мне повезло обладать тобой каждый день своей жизни.
    Смотря в его глаза цвета карамельной ириски, я позволяю возбужденному дыханию заполонить мои легкие.
    – Брайан, это мне повезло. Ты любил меня, когда я думала, что любовь – это последнее, чего я заслуживаю. Ты любил меня даже тогда, когда я сама себя не любила. Не могу сказать, что я идеальна. Бог знает, насколько я далека от этого, но я смирилась с этим. Мне так повезло встретить тебя в своей жизни, потому что ты научил меня любить себя.
    Я притягиваю его лицо к своему и целую со всей любовью. Со взглядом – смесью беззаботности и желания, бормочу прямо в его мягкие губы.
    – После того, как мы окрестим кровать, можем ли мы окрестить столешницу?
    Грохот его глубокого смеха вибрирует по нашим тесно прижатым друг к другу телам. Сексуально улыбаясь, любимый произносит.
    – Ох, мы доберемся до столешницы. А потом до кухонного стола, и следом до прачечной. И также не забудь про душ.
    Когда его губы и язык колдуют по моей коже, я знаю, что сегодня будет великолепный день.
    А завтра, ну, завтра надерет зад сегодня.

    Продолжение следует

Подробней о книге

Исцеление любовью (ЛП)

Содержание

Аннотация

Аннотация

Идеальность. Мы все к этому стремимся, но что случается, когда желание быть идеальным буквально пожирает тебя?

Что случается, когда вас ослепляет необходимость похоронить все свои ошибки?

Мелани Крейн всегда была идеальной. Идеальной дочерью, подругой, студенткой – она была идеальной во всем. Но однажды девушка потерпела крах в своем стремлении к совершенству, когда неуверенность, которую она скрывала ото всех, внезапно взяла над ней верх. Мелани сломалась. Оглушенная печалью и чувством вины, она пообещала себе никому и никогда не показывать, насколько она сломлена.

У Брайана Маоней, казалось, было все. Он обаятельный, не обделен чувством юмора, идеальный мужчина. Его жизнь уже была спланирована до мелочей, но действительность может быть очень обманчивой. Когда вся семья Брайана за секунду меняется до неузнаваемости, все что ему остается – это собирать ее осколки.

Не все шрамы оставляют за собой следы. Напуганные и уставшие от жизни, Мелани и Брайан должны дать любви шанс исцелить их разбитые и измученные сердца.

Установки пользователя

Цвет фона
Цвет текста
Применить

Скачать