Чернокнижник. Неистовый маг 3 (СИ)

Чернокнижник. Неистовый маг 3 (СИ)

Аннотация

    Маховик войны начинает раскручиваться все сильнее, затягивая в свое кровавое нутро все новых игроков и жертв. Маги и Ордены паладинов все же сцепились, истребляя друг друга и всех тех, кому не повезло оказаться рядом.
    Александр Вульфс все глубже погружается в магию хаоса, открывая для себя ужасные, но могущественные силы. Но проблема в том, что он хочет большего.

Оглавление

От автора:

    1. За каждые 100 лайков внеочередная глава. Максимум глав в день – 2 штуки (главы выкладываются в течении дня по Иркутскому времени). Автор заранее предупреждает, что 2 главы могут быть через день, если глава просто не пойдет.
    2. Upd(20.05.2020)Внимание: автор переоценил свои силы, поэтому главы за лайки приостанавливаются. Автор напишет еще одну обязательную двойную главу, за 400 лайков. Ну а дальше, как пойдет. В среднем планируется одна глава в день. Это хотя бы оставляет автору достаточно времени, чтобы приготовить поесть в течении дня.)
    3. Upd(10.06.2020) У автора появился Youtube-канал на историческую тематику. Рассказываем о темных моментах истории.
    https://www.youtube.com/watch?v=f425JDJ83h0
    Не бейте за саморекламу, пожалуйста.)
    4. Книга закончена.

Глава 1

   
    — Вперед, раз-два! Держим строй! Держим! — вдоль центральной улицы столицы ровными рядами шли закованные в отличную однотипную броню бойцы. Они с силой впечатывали ноги в брусчатку, четко держа построение. Горожане, в страхе бегущие прочь от места столкновения магов и паладинов, иной раз останавливались, расширившимися глазами смотря на невиданное зрелище.
    Над ними реяло знамя, три горизонтальных полоски, черный, красный и желтый сверху вниз. По центру же гордо трепетал чернокрылый орел.
    Людям этого мира, сей флаг был совершенно не знаком, а вот жители Земли вполне могли и узнать.
    Но больше всего привлекало внимание их оружие. Длинные, блестящие отполированные палки, у которых не было даже острия. Тем не менее эти солдаты не выглядели шутниками. Некоторые из бойцов, которые носили открытые шлемы, светили суровыми, небритыми лицами с парочкой шрамов или несколько раз сломанным носом.
    Постепенно к этому ядру с боковых улиц начали подтягиваться другие войска. Они были вооружены куда более привычно. Копьями, алебардами, мечами и араблетами.
    А по их одежде и шуточкам, можно было почти со стопроцентной уверенностью сказать об их принадлежности к касте наемников.
    Если первые солдаты вызывали у жителей недоумение, то вторые – лютый страх. Большое количество организованных наемников в городе было к большой беде.
    Земля дрожала и впереди раздавался грохот и вой сталкивающихся магических заклинаний. От них не отставали религиозные кличи и вспышки, видимые даже за несколько улиц, божественной магии.
    — Стоять! – две специальных сотни замерли стоило им получить команду. А вот другие наемники еще немного прошли пока тоже не остановились.
    Все замерли, ожидая момента, когда сражение уменьшит свой накал просто из-за смерти большей части участников.
    От ярости и грохота сражения даже наемники прекратили шутки, став полностью серьезными. Все прекрасно знали против кого придется сражаться. А святоши имели репутацию грозных бойцов.
    Благо наниматель был щедр, поэтому солдаты удачи готовы были в очередной раз сунуть свои головы в пасть дьяволу. Хоть в этом мире, таких как он, звали, скорее, Архидемонами.
    Внезапно к солдатам выскочило несколько разведчиков, которые замахали руками, показывая, что время пришло.
    – Вперед! — новая команда и вся масса бойцов двинулась вперед.
    Перед ними предстал ужасающий вид. Район, который примыкал к магическому кварталу просто перестал существовать. Разрушенные, переломанные здания, повсюду пляшут языки пламени.
    Брусчатка кое-где вспухла холмами, видимо, от применения земляной магии. А целые грозди не тающих ледяных кристаллов поддерживали несколько замороженных трупов.
    И словно демоны в аду в клубах дыма дрались насмерть маги и паладины.
    Выглядело это дико сюрреалистично. От первых во-вторых летели огненные, воздушные и водяные заклинания, а возле последних они уничтожались вспышками божественной силы.
    Конечно, земляная магия вносила куда большее опустошение в ряды церковников. Или тот же лед, наносил раны и после уничтожения движущей силы. Но воины богов обладали освещёнными арбалетами, которые вполне неплохо справлялись с магическими защитами. Пусть один болт ничего бы и не смог сделать, но десяток был уже существенен.
    Поэтому магов воды и земли убивали в первую очередь, расстреливая с безопасной дистанции. Их разноцветные накидки валялись на земле, привлекая яркими пятнами внимание.
    Конечно, и ряды паладинов не обходились без потерь. Так, то тут, то там валялись куски доспехов и тел церковников. И их было не мало.
    Вот только орденцам противостояли максимум парочка магистров, все остальные были маги и подмастерья. Со стороны же церкви работали самые настоящие рыцари и большая группа паладинов, не считая всякую мелочь вроде послушников.
    Слишком уж велик был монастырь по сравнению с небольшой академией.
    – Именем Республики Драклик, приказываем остановиться! — в рупор рявкнул представитель специального корпуса.
    Этим он привлек внимание, да и как могло быть иначе с поддержкой-то в сотни солдат за его спиной, но церковники предпочли проигнорировать предупреждение.
    Маги почти были загнаны в угол. Местные иерархи церкви посчитали этих людей, представителями короля, не придав значения какой-то там «республике». Они понимали раздражение правителя, город которого в наглую громят. Поэтому они были готовы после уничтожения магов, компенсировать разрушения. Воевать еще и с обычными людьми церковь не собиралась.
    Но на их беду, у наемников были четкие инструкции на этот счет. Действия паладинов, как и рассчитывал Шмидт, полностью развязали ему руки.
    Переговорщик кивнул, и повернувшись в сторону войск закричал.
    – Они отказались подчиняться! Стройся в два ряда! – новая команда и специальные сотни начинают расползаться в тонкую шеренгу по два десятка бойцов. Церковники еще не понимали всю опасность этих приготовлений. Арбалетов они не видели, а не особо длинные палки могли принять за короткие копья.
    -- Целься! – следующая команда заставила бойцов поднять ружья и нацелить их на вражеские войска. Расстояние было, пожалуй, метров сто. Но для мушкетов, созданных из сплава магии и технологии, это была дистанции прицельной стрельбы. Почти не надо было даже задирать стволы, чтобы пуля попала куда надо. Даже скорее наоборот, надо было опускать, ведь при выстреле ствол немного подбрасывало вверх.
    Вот теперь паладины заволновались. Действия наемников выглядели отнюдь не мирно.
    Вокруг паладинов и рыцарей засветилась божественная защита. Конечно, в большей степени она была актуальная против магии, но физические объекты она тоже могла замедлить, снизив удар по броне.
    – Огонь! – пальцы вдавили спусковые крючки, щелкнули кремниевые замки, высекая искры. Выстрел не производился мгновенно. Пороху требовалось немного времени чтобы пройти запальное отверстие и поджечь основной заряд внутри «гром-палки». Но последняя секунда жизни орденцев подошла к концу.
    Семьдесят пять мушкетов выплюнули свои смертоносные подарки, окутав владельцев клубами пороха.
    По рядам церковником будто стегнули плетью, которая выцеливала каждого второго. Бойцы Орденов стояли близко, дабы было сподручнее гасить вражескую магию, и это позволило каждой пуле находить во что впиться.
    Попадание бросало церковников на товарищей, после чего те сползали вниз, кулями падая на землю.
    Внезапно этот мир осознал, что теперь доспехи уже не являются абсолютным аргументом.
    Но это было лишь началом.
    – Разворот! – команда и выстрелившие разворачиваются, делают пару шагов назад, давая место бойцам с заряженными мушкетами. Делается это четко и размеренно. Никто не спешит. Десятки часов строевой подготовки делают свое дело. К тому же, здесь собраны не какие-то юнцы или деревенщины, а опытные наемники, которые знают себе цену. Шмидт потратил много сил, чтобы их выучили на совесть. Пока бойцы меняются местами пороховой дым достаточно развеивается, чтобы второй ряд снова мог целиться.
    – Стройсь! Целься! Огонь! – и вновь сокрушительный залп по ничего не понимающим паладинам и рыцарям, которые умирали не смотря на то, что прикладывали вполне ощутимые силы, чтобы защитить себя.
    Тем не менее настала очередь перезарядки.
    Солдаты ухватились за специально пришитые мешочки к ремням, опоясывающими их кирасы. Таких мешочков были десятки и в каждом из них присутствовал бумажный сверток с пулей и порохом.
    Стрелок зубами откусывал кончик бумажного свертка и высыпал из него немного пороха на затравочную полку своего мушкета, затем закрывал крышку.
    Следом он высыпал оставшийся порох внутрь ствола. Порох был рассыпчатым и с веселым шелестом ссыпался внутрь. За порохом шел бумажный сверток с пулей, который запихивался внутрь шомполом, вытаскиваемым из специального паза внизу мушкета. Пулю затолкнуть внутрь было не так-то просто, ведь она прилегала очень плотно, да еще и мешался бумажный сверток. По окончанию процесса взводился ударный механизм.
    Перезарядка длилась чуть меньше минуты. За это время церковники смогли прийти в себя и начать разворачиваться к новой угрозе. Маги, приободренные поддержкой, воодушевились и стали куда активнее отбиваться.
    Вновь выстрел первой шеренги, пороховой дым, уносимый слабым осенним ветерком, падают тела и разносятся крики боли, а смертоносный механизм другого мира продолжает собирать свою кровавую дань.
    Пули не всегда справлялись с защитой тех же рыцарей Ордена, не говоря уже о паладинах. Они словно несокрушимые стальные башни стояли там, где вокруг них все падали. В такие моменты огонь концентрировали именно на них, что становилось фатальным.
    Тем не менее, даже если пуля не пробивала доспех, то она с такой силой вбивала металл брони в тело своего владельца, встряхивая внутренности, что некоторые падали на землю от болевого шока, царапая скрюченными пальцами место попадания и пытаясь вдохнуть.
    Позади же них застыли шокированные ландскнехты. Они огромными глазами провожали истребление отличных воинов, которые, при других обстоятельствах, могли им попортить не мало крови. Конечно, они были истощены войной с магами, но они не растеряли своих навыков. Здесь же с ними даже не сражались, а просто изничтожали, словно грызунов рачительные хозяева.
    Церковники, закончив маневр, бросились к специальным отрядам и сначала нарвались на полноценный залп, смешав ряды, а следом получили арбалетный залп от стоящих рядом наемников.
    Тем не менее, никто не мог назвать воинов церкви трусами. Получая огромные потери, они не дрогнули, продолжая рваться вперед.
    Но Вальтер Шмидт был готов и к такому развитию событий.
    – Отступаем! – спец отряды организованно отходят вглубь строя ландскнехтов, оставляя тех разбираться с остатками воинов Орденов. Раненные, подчас с кровоточащими пулевыми отверстиями и погнутыми доспехами паладины и рыцари выглядели жалко и одновременно устрашающе. Словно истерзанный дробью медведь, умирающий, но все еще способный забрать своего убийцу с собой на тот свет.
    Все, кто был по рангу ниже рыцаря уже погибли, или от точного огня мушкетов или сраженные клинками, копьями и алебардами наемников.
    Но рыцари и паладины отказывались умирать до того, как покарают тех, кто ударил им в спины.
    Доспехи были истерзаны и поломаны, единственное, что поддерживало в них жизнь была внутренняя и божественная энергия.
    Они насквозь прорвали строй ландскнехтов, раскидав их словно псов. И солдаты удачи устрашились столь страшного самопожертвования, отступив.
    Но подобные истории отнюдь не всегда заканчиваются хорошо для храбрецов.
    Выйдя с другой стороны строя, оставшиеся в живых паладины и рыцари уставили в полностью готовые к бою две сотни мушкетеров.
    Залп стал для них тем, что они уже не смогли вынести. Стоило дыму рассеяться, то стало ясно, что на ногах остался стоять лишь один.
    @Тут был Чеширский Кот (=^ ? ^=)

Глава 2

    Судя по чудовищному ореолу божественной магии вокруг, тот был как бы не святым лордом. Он не мог двигаться из-за тяжести повреждений. Лишь стоял на месте, покачиваясь, и прожигал врагов оставшимся целым глазом. Второй вытек, оставив кровавый провал на том месте, где должен был быть глаз, отсутствовала и кожа на той стороне черепа.
    Командир мушкетеров, человек, который по словам людей его знавших, никогда не имевший благородства, впервые наклонил голову в знак уважения противника. А затем отдал приказ второй линии разрядить семьдесят пять мушкетов по этому воину, отдавая таким образом дань уважения. А также опасаясь, что пары выстрелов может не хватить.
    — Штыки! — мушкетеры привычно после перезарядки вытащив из ножен штыки, надели их на мушкеты и двинулись вперед, протыкая любое мертвое тело, удостоверяясь, что оно больше не встанет.
    Не забывали они и о мародёрстве. Старые привычки трудно изжить.
    Изредка притворившиеся мертвыми орденцы пытались схватить или ударить наемников, но те были ловкими ребятам, к тому же одетые в броню. Слабые удары бессильно отскакивали от их доспехов.
    Там, где церковник еще представлял опасность производился выстрел, окончательно ставящий точку в этом вопросе.
    Позади двигались наемники. Никто из них не рисковал подойти к телам павших раньше спецотряда. Этому было простое объяснение, они не хотели, чтобы эти суровые воины, помножившие на церковников, подумали, что они хотят украсть их добычу.
    К тому же, мечи и доспехи так и оставались лежать на земле, люди Шмидта собирали лишь монеты, кольца и легкие драгоценности, складывая эту мелочевку по сумкам, расположенным на поясе.
    Остальное вооружение собирали специальные команды. Немецкая бережливость не собиралась упускать столь дорогие вещи, как доспехи и оружие, из своих рук
    Закончив сбор, солдаты перезарядили мушкеты и вновь стали широкой цепью, только на этот раз по направлению к настороженно оглядывающимся магам.
    Те выглядели откровенно неважно. По-настоящему сильные бойцы погибли в сражении. Под конец в живых остались лишь молодые парни и девушки, которых старались защитить их учителя и старшие товарищи.
    Вид вновь занявших позицию стрелков их откровенно напугал и возле некоторых из них вспыхнули зарождающиеся заклинания.
    Сандоваль-Ван-Бормон лейтенант мушкетеров спокойно вышел из строя и двинулся прямиком к магам. Боялся ли он? Немного, но явно недостаточно, чтобы это показать или отказаться выполнять приказ Вальтер Шмидта.
    Сей наемник умудрился работать на Шмидта чуть ли не с самого начала. Вначале он был обычным охранником перспективного члена тайной канцелярии. Затем же, по мере расширения количества подчиненных немца, он начал занимать все более и более высокие посты.
    Землянину нравилась слабая эмоциональная составляющая Сандоваля, а также его умение четко выполнять приказы не считаясь с моральной стороной вопроса. Бормон же с самого начала понял, что после всего, что он сумел узнать во время службы у главы Тайной канцелярии еще Империи, его безболезненная отставка просто невозможна.
    Чего стоила его уверенность, что уничтожение Шарфклинга и его наниматель имеют слишком большую связь.
    Маги встретили Сандоваля очень недоверчиво, хоть и прекратили попусту жечь свою ману.
    Вперед вышел мужчина с седыми висками. Хотя его скорее вынесли двое молодых людей, поддерживающих его на весу. Арбалетный болт попал в бедро, поэтому маг не мог стоять самостоятельно. Наемник невольно отметил, что попади он чуть выше, они бы уже не разговаривали. Маг попросту истек бы кровью.
    Бормон отметил сильную волю этого магистра. Суметь плести заклинания, когда твою ногу разрывает чудовищная боль, дано не каждому.
    – Что вы хотите? — процедил тот отнюдь не дружелюбным тоном.
    – Здравствуйте, вы же Кастрос Винцес? – спокойно поздоровался лейтенант.
    — И вам добрый день, – скривился магистр, поудобнее устроившись в руках, державших его под локти. — Хоть мы невероятно сильно вам и благодарно, но мы бы хотели знать, что вам от нас надо. Мы видели, на что способны ваше оружие, поэтому, – он кивнул в сторону цепочки стрелков. – Это напрягает.
    -- Прекрасно вас понимаю. Но хочу вас заверить, что если мы договоримся, то вам в дальнейшем ничего не будет угрожать.
    – Если договоримся? Знаете, молодой человек сколько раз я слышал эту фразу и как часто после нее все шло наперекосяк?
    Сандоваль проигнорировал «молодого человека». Хоть маг напротив него не выглядел слишком уж старше его самого, но это ничего не значило. – Господин Винцес. Мой работодатель дал мне четкие указания на этот счет. Первым делом я обязан предоставить вам информацию, дабы вы куда лучше представляли наши цели и планы.
    – Хм, ваш наниматель явно любит много планировать. Но давайте свои планы. После того как вы столь впечатляюще разобрались с бойцами Ордена, я совершенно искренне желаю знать о вас побольше.
    Бормон прокашлялся, эти слова он буквально выучил, ведь никто бы не понял, если он стал читать по бумажке. Да и читал он откровенно медленно. Его голос разнесся вокруг.
    – Господа маги и жители города! Мы с вами живем в тяжелое время! Время изменений, это то, что будут помнить наши с вами потомки, но и то, где никто никогда не хочет жить. Империя рухнула, распавшись на десятки и десятки Королевств. Наш ждет война. И она ударит по нам с вами. Вновь запылают города и села. О чем говорить, вы сами это видите вокруг, – Сандоваль был, откровенно говоря, не самым лучшим оратором, но это не мешало всем слушать его с огромным вниманием. – Вот почему, наша страна требует изменений! Королевства враждуют друг с другом, а потом становятся частью Империи, которая затем рушится. Это было и будет, если мы не положим этому конец. Республика! Вот наш выход из этого порочного круга. Города сбросят непосильное ярмо налогов, аристократы больше не будут убивать кого хотят за косой взгляд. Крестьяне смогут спокойно пахать, не боясь, что их земли разорят, а их убьют. Рабочие же смогут получать адекватную плату за свой труд…
    Бормон не до конца понимал смысл всех этих слов. Точнее он понимал, что они значат, но не видел смысла. Он знал, что купечество и промышленность уже полностью подчинены Шмидту. Аристократия же старательно изживается самыми разными способами. Зачем вещать об этом еще и горожанам, да и упоминать каких-то там крестьян Бормон не понимал. С другой стороны, ему это и не нужно было. Он был солдатом, максимум, доверенным лицом, поэтому обдумывать приказы он считал излишним.
    -… Поэтому народ Республики Дранклик призывает вас, магов, встать на правую сторону и помочь Республике двигаться в правильном направлении! Кто, как не вы, может помочь с тем ужасом, что творят Люди Орденов, прикрываясь богами? Чтобы это понять, надо всего лишь оглядеться вокруг
    – Вот значит, как… – медленно протянул Кастрос Винцес, уже другими глазами смотря на стоявшего перед ним человека. Если до этого он видел обычного наемника, решающего какие-то свои дела, то теперь начал осознавать, что все в разы серьезнее. Здесь пахло самым настоящим мятежом. Хуже было того, что им предлагали в него шагнуть не глядя, словно прыгнуть головой вперед в омут.
    – А если мы не согласны? – тихо спросил магистр. – Если мы не желаем быть разменными монетами и служить твоим хозяевам или хозяину? Все же мы знаем, что от вас ожидать и без боя не сдадимся. В отличие от прошлого столкновения, в этот раз у вас будут потери.
    – Секундочку. – Бормон залез в поясную сумку, заставив всех анпрячься, и достал оттуда несколько листов. Он аккуратно пролистывал их пока не нашел нужную фамилию. – Кастрос Винцес, это вам. Прочтите, пожалуйста, сейчас.
    – Вслух? – хмыкнул магистр беря листок у своего ученика, который протянул руку и забрал у наемника.
    – Я сомневаюсь, что эту информацию вы захотите озвучивать прилюдно. – пожал плечами лейтенант.
    Сандоваль в который раз поражался умению своего господина находить у людей слабые места. Вот перед ним стоит могущественный маг, пускай раненый, но готовый сражаться до смерти. А в следующую секунду его лицо окаменевает, а в глазах появляется страх.
    Лейтенант считал, что бесстрашных людей попросту нет. Кто-то боится смерти, кто-то крови, а кто-то за родных. Ты можешь не бояться за себя, но риск подставить дорогих людей, может сыграть не хуже.
    Шмидт заставил мужчину выучить приметы каждого из высокопоставленных магов. А в сумке же у него был компромат того или иногда толка на каждого из них.
    Иногда это был не компромат, а обещания золота или исполнения каких-то тайных желаний.
    В столкновении в паладинами могли выжить разные высокопоставленные маги, но на большинство из них у Шмидта была информация.
    Магистр Винцес же прочитал адрес и описания дома в котором жила его тайная любовница с двумя детьми, оба из которых были от него самого. Не трудно было понять, зачем здесь это было написано.
    Повисла опасная тишина.
    – Я хочу сразу сказать, что в случае, если вы согласитесь, с нашей стороны к ним не будет предприниматься никаких действий. Даже сейчас они живут своей обычной жизнью, с учетом, конечно, происходящего в городе.
    – Вижу вы подготовились. Значит у меня нет выбора?
    – Господин магистр, мой наниматель предпочел бы обойтись совершенно без этого. Если вы помните, листик я достал лишь после вашего формального отказа. В нашем деле без гарантий никуда, информация на этом листике абсолютная тайна, доступ к которой имеют всего лишь пара человек. Это так и должно остаться в дальнейшем. Так считаем я и мой наниматель. Вы с нами согласны?
    – Согласен. Этот бой за вами. Нам дадут время перевязать раны или сразу погонят на штурм дворца? – язвительно вновь вернулась в голос магистра. Видимо, это было его обычным тоном, без которого он уже не мог разговаривать.
    – Конечно, – улыбнулся лейтенант, заставив пару молодых подмастерьев передернуть плечами. Он вытащил из сумки артефакт для отсчета времени. – У вас есть целых полчаса. За это время войска возьмут под контроль главные точки города.
    – Спасибо и на этом. Проклятье, лучше бы этот проклятый святоша выстрелил бы мне в голову! – ругнулся Винцес от боли в ноге.
    – Ну что вы. – Бормон покачал головой. – Это было бы невероятной потерей для Республики. – Я отправлю к вам доктора. Он вытащит болт и обработает рану. Да и у вас должны быть маги жизни, которые ускорят процесс заживления.
    – Почти все опытные маги жизни были убиты, С каких это пор, вместе с наемниками ходят доктора?
    – С тех пор, как Королевство стало Республикой Дракнклик. Наступают новые времена господин Винцес. В такое время легко можно возвыситься до больших высот, помните об этом.
    Последнюю фразу лейтенант сказал сам, а не по приказу. Бывает же иногда возникает желание хоть когда-то сказать правду?
    @Тут был Чеширский Кот (=^ ? ^=)

Глава 3

    Столь наглый рейдерский захват купеческих кварталов не мог обойтись без последствий. Мыслимое ли дело, силой ворваться в город, вырубая и пленяя стражников. Затем же устроить массовое побоище против охраны купцов, и в конце порубить этих самых купцов в капусту.
    Это если забыть о перепуганном городе и всполошившейся страже, которая под конец собралась во внушительную армию и лишь чудом не дошло до большой крови. Жители Кастонии решили, что их будут убивать и грабить, а все это, самая настоящая война
    Ситуация становилась неоднозначной еще и потому, что король изволил выбраться на охоту. А начальство уровнем пониже, узнав Шкерса Вилкса встало перед дилеммой. С одной стороны, он был частично в своем праве, так как это был его клан и, по его словам, он возвращал законную власть назад. С другой же, никому не было позволено таким образом врываться в город и устраивать беспорядки.
    Как итог, местное начальство решило дожидаться короля, чтобы уже он решил кого казнить, а кого миловать. Клан Вилксов имел большое влияние, и понапрасну с ними ссориться, выбирая не ту сторону, никто не хотел.
    Привычный политический принцип, спихнуть решение проблемы на кого-то повыше. Хотя подобными методами многие пользуются на работе и в жизни.
    Ожидание продлилось целую неделю. Видимо, король уехал далековато.
    Все это время Цестус, а соответственно и его подчиненные провели с пользой. Все компрометирующие факты были убраны, а поломанные вещи починены. Более того, Портис со своей привычной бульдожьей хваткой схватился за остальных наемников Вилксов.
    В этом ему помогало, что уже на третий день Шкерс был вынужден сообщить о женитьбе своей дочери на наемном капитане. А соответственно и отходе половины клана под управление этого же самого человека.
    Подобные новости не могли обрадовать лисоухих. Вот только Цестус обладал тем, что у торговцев больше не было, а именно контролем над их собственными вооруженными силами.
    А имея такой внушительной аргумент в любом споре, он начал постепенно общаться с различными представителями клана.
    Благо в этом мире даже в кланах зверолюдей встречались обычные люди. Возможно это было потому, что при контакте зверолюдки и человека, как и наоборот, мог родиться как человеческий малыш, так и зверочеловеческий. Соотношение же было, примерно равным.
    В итоге, этот мир не испытывал столь сильные расистское влияние. Возможно, потому что люди и зверолюды испокон веков жили, убивали и спаривались вместе.
    Портис не пытался сразу же давить на ключевых людей клана. Вначале он внимательно выслушивал собеседника, а затем начинал предлагать альтернативы их дальнейшего сотрудничества. Некоторые не видели в этом ничего дурного. Если зверолюд был против, то только тогда шли в ход намеки и угрозы. Пока что максимально аккуратные, лишь обозначающие возможность.
    Цестус не рисковал разойтись на полную пока не произошел разговор с королем.
    И такая возможно наконец настала.
    Въезд королевской процессии был громким. Жители Кастонии высовывались из окон домов и выходили на улицы, чтобы поглазеть на богатейшие облачения короля и его рыцарей.
    Впереди ехали герольды, которые дули в самые настоящие трубы. Алекс, находившийся за квартал от всего этого, услышав пронзительные переливы труб, порадовался, что Император не особо любил охоту.
    Позади ехали подводы, на которых валялась дичь, а судя по тому, что ее никто не прикрыл, целью было еще и хвастовство. Хотя учитывая некоторые зубастые экземпляры, это и впрямь являлось поводом для гордости.
    В этом мире охотник далеко не всегда был именно охотником, а не дичью. Даже если был полностью закован в броню и имел меч.
    Алексу почти не приходилось сталкиваться с лесными тварями, но он знал, что некоторые экземпляры местной фауны рассматривают конных рыцарей исключительно как еду. Хорошо хоть они редко выбираются из глухих лесов, куда их люди с огромным трудом смогли загнать.
    Манфредс Рольсуский, от фамилии которого и пошло название королевства, был в отличном расположении духа ровно до того момента пока ему не сообщили о произошедшем. По рассказам очевидцев, взревев от ярости, он уже было начало собирать верных рыцарей и городское ополчение, чтобы покарать наглых бандитов, как вмешалась третья сторона. Ситуацию спас давний друг Шкерса, обретающийся на должности одного из советников Манфредса. Именно он отговорил горячего венценосного от поспешных действий и предложил «преступников» сначала выслушать.
    Вульфс, слушая вместе со всеми все это, невольно закончил фразу: «…сначала выслушать, а если что будет не по нраву, то и далеко бегать не придется. Они сами пришли».
    Учитывая, что Портис взял его с собой в «пасть льву», Алекс был в не особо хорошем расположении духа.
    Да и начало разговора дало понять, что его опасения были не далеки от правды.
    Король был довольно низок, но при этом объемен. Этакий высокий гном. Дать ему секиру и можно было отправлять рубить орков во благо Средиземья.
    Голос у него был, под стать фигуре, гулким и удивительно громким. Во всяком случае, Вульфс пару раз поморщился на особо громких руладах.
    Манфредс Рольсуский поливал грязью Портиса и всех наемников разом самозабвенно.
    — Грязь! Смерды! Как вы посмели ворваться в мой! Мой город! И учинить такой разгром! Убили важных людей, а теперь пришли сюда и что-то просите?! Вы должны в ногах у меня ползать, целуя ботинки, — король бухнул сапогом, с которого еще не счистили охотничью грязь о ковер. – А вы, наоборот, столь нагло заявились сюда!
    — Ваше Величество, – Портис поклонился королю. – Мы очень сожалеем, что так получилось. Внутри торгового клана произошел переворот и Шкерс Вилкс, как наш хороший знакомый, попросил нас помочь ему…
    — И поэтому вы ворвались в мой город? – опасно сузил глаза Манфредс. — На твоем месте я бы сказал что-то еще в свое оправдание пока я не приказал страже засунуть тебя в самое глубокое подземелье, чтобы ты и твои люди там гнили заживо десятилетиями!
    – Мой король, – вперед шагнул советник короля. Шкерс, видимо, немало заплатил этому человеку, чтобы тот согласился похлопотать за него и его клан. -- Эти люди совершили ошибку, но они готовы ее исправить. Господин Портис обладает тремя с половиной сотнями лишь своих бойцов. Плюс, ему служат три сотни Синих Налетчиков и две сотни охраны торгового квартала.
    – Наемники. Презренные и неблагородные ублюдки, готовые на любые низости, если им заплатят. – сплюнул король прямо на пол, невольно показав все свое благородство и высокие манеры.
    «Хорошо хоть не помочился в углу». – Подумал Вульфс: «Вроде как в средневековой Европе этим особо не заморачивались».
    – Ваше Величество. Надеюсь, вы меня помните. Я, Шкерс Вилкс. Уверен, мой клан сумеет оказаться вам полезен. Я слышал, в городе появилась нехватка ткани для ваших великолепных стражей? В высшей мере гениальная идея сделать их подобными императорским стражам, одетым по одному…
    – Не императорским, – оборвал король. – Это я придумал так сделать, и не смотрел ни на какого-то там мертвого императора. Мои люди должны стать примером для всех, как должны выглядеть настоящие воины.
    – Полностью с вами согласен, – подхватил Вилкс тут же меняя тон на еще более восторженный. Алекс удовлетворенно понял, что взять с собой Шкерса было хорошей идеей. Кто из них и вытаскивал их жопы из неприятностей, так это был он. Сначала с советником, а теперь лично. Видно, что Портис просто не знал, как переубедить злобствующего монарха. А унижаться подобному купцу он не умел. – Ваша гениальная мысль позволит взглянуть на стражу совершенно по-другому! А для этого нужна ткань, с которой наш клан способен вам помочь, причем по совершенно уникальным ценам.
    – Уникальным? Я даже не знаю, – задумался король, погладив себя по бороде. – Учитывая тяжесть вашего проступка, думаю будет честным, если все расходы полностью лягут на ваш клан. Лишь тогда у короны не будет к вам больше вопросов.
    – Преклоняюсь перед вашей мудростью. – Шкерс сломался в пояснице, поклонившись. Манфредс благосклонно это воспринял.
    Но если у Вульфса и мелькнули мысли, что все закончилось, то они умерли толком не созрев.
    – Но если с вами все ясно, то вот с вашими наемниками не все так просто! Насколько я знаю, вы не отдавали приказ убивать ваших же соклановцев. Да и в страже двое человек остались калеками, а один убит. А я не оставляю убийц своих людей в живых! Это полностью была инициатива ваших наемников? Что вы на это скажете? Готовы ли вы взять за них ответственность?
    Шкерс оглянулся и Вульфсу совершенно не понравился его взгляд. В нем было слишком много задумчивости. Землянин предпочел бы что-то решительное, типа: «Да, конечно же я готов за них вступиться! Это же мои братаны!»
    Мужчина бросил быстрые взгляды вокруг и ему в очередной раз не понравилось увиденное. Разговор официально происходил в тронном зале. Помещение было здоровым, двух этажным. На верхних балюстрадах он списал целую кучу арбалетчиков.
    Или король что-то о них знал или он был достаточно параноидальным малым.
    А внизу стояла целая толпа отлично вооруженных стражников, которые довольно злобно пялились на троих человек. Вульфс подозревал они невзлюбили их за то, как неаккуратно они поступили с их товарищами.
    Портис остался недвижим, но Вульфс не сомневался, что уж он-то все подметил. Единственное, Палач остался снаружи. Стражники наотрез отказались пускать демона в святая святых.
    Также мужчина надеялся, что болты у стражников обычные, а не освященные в церкви. Хоть в этом городе и не было Орденов паладинов, но вот пара церквей все же была. Его огненная защита могла испепелить, замедлив болты, снизив их убойную мощь достаточно для блокирования доспехами, но вот освященные прошли бы через защиту почти неповрежденными.
    Дверь сбоку от трона открылась и оттуда выбежал человек, одетый в одежды гонца. Первым делом он рухнул на колени и задыхающимся голосом выдавил. – Срочные вести, Ваше Величество!
     @Тут был Чеширский Кот (=^ ? ^=)

Глава 4

    — Проклятье! — ругнулся Рольсуский. – Притащите этому остолопу лучшего вина. А то глядишь и вообще отъедет, ничего не сказав. А если то, что он хотел сказать полная хрень, то повесить этого дебила. Отвлекать своего короля и хлебать вино, пока он будет тебя ждать, это в высшей мере нагло!
    Гонец подхватил кубок у спешно прибежавшего слуги и быстро его выпил, отдышавшись.
    Все с вниманием уставились на его красное лицо.
    — Ваше Величество! Маги объявили войну Орденам!
    Все вокруг замерли в ужасе. Да и сам Вульфс ощутил что-то похожее на то, когда самолет резко попадает в воздушную яму. Ощущение, будто у тебя из-под ног уходит твердь. Неприятное чувство.
    – Вот же, жопа! – озвучил Манфредс в своей манере всеобщую мысль. Венценосец напряг кустистые брови над чем-то усиленно думая, а затем посмотрел на все там же стоявших наемников. — Эй, Портис! Тебя интересует королевской прощение?
    – Конечно, Ваше Величество.
    — Еще бы тебя не оно не интересовало. – Заржал венценосец. – Тогда моя воля такова. Твои бойцы помогут мне выгнать магов из города. И за это ты получишь королевское прошение. Не сильно дешево для тебя, а, наемник?
    -- Как скажет, ваше величество, – кивнул Портис, чуть поклонившись. Видимо, не достаточно, так как ноздри Манфредса гневно раздулись. – Но почему маги? – все же задал вопрос капитан.
    – Мне некогда. – бросил монарх, встав с трона и спешно направляясь прочь. – Альягос, – обратился он к советнику. – Объясни этому наемнику почему нам надо поспешить выгнать магов прочь ко всем демонам. И да, начинайте построение прямо сейчас. Чем скорее мы решим эту проблему, тем лучше.
    Советник поклонился вслед королю.
    – Пошлите. – хмуро бросил он всем троим и зашагал на выход из тронного зала.
    – Альягос, я тебе безмерно благодарен, сегодня ты спас мою жизнь. – начал было расплываться в славословиях Шкерс, но седоволосый мужчина отмел его благодарности взмахом руки.
    Вообще его вид разительно изменился, стоило королю покинуть их. Из угодливого, клонящегося и согнутого в вечном поклоне человека, он превратился в уверенного в себе чиновника. Это преображение было сродни магии, столь сильна была сила лицедейства.
    И Вульфс подозревал, что эта личина была уже куда ближе к его настоящему виду.
    – Пустое, Шкерс. Мы оба знаем, что все эти годы наше сотрудничество было в высшей мере выгодно нам обоим. Твои родственники оказались куда более жадными или глупыми, поэтому я рад, что они кормят червей… Или вы своих сжигаете?
    – Мы относим их в лес. И пока что церемония не началась. Они в леднике.
    – Все равно. – пожал плечами советник. – А вот ваши спутники мне неизвестны. Представь нас.
    – Цестус Портис, капитан ландскнехтов Крылатых Висельников. Алекс Вульфс, его лейтенант, демонолог. – поморщился купец от столь демонстративного равнодушия к их привычкам.
    – Демонолог? – резко остановился Альягос, все остальные невольно сделали пару шагов вперед. – Это может стать проблемой. Как ты относишься к Ассоциации магов?
    – Никогда не любил этих ублюдков. Скажем так, мне дали членство в Ассоциации и при этом напрочь лишили возможности обучаться. Поэтому если вы думаете, что я буду против, если с моими собратьями по цеху приключиться несчастье, то вы ошибаетесь. Я, – Вульфс кровожадно усмехнулся. – Лично готов вспороть пару глоток. – Его рука ласково погладила рукоять кинжала.
    Тот выглядел совершенно ничем не примечательно, но советник готов был поклясться, что он как-то потерся о руку демонолога, хоть при этом оставался полностью недвижим. Более того, Альягос с усилием оторвал взгляд от внезапно ставшего удивительно притягательным хаотического артефакта. Чиновник отлично знал опасности, которые могут представлять подобные вещи.
    – Отрадно. – хмуро бросил он, получив кивок Шкерса о том, что все это правда, после чего продолжил путь. – Ничего подобного, надеюсь, делать не потребуется. В связи с последними событиями, присутствие магов в столице очень нежелательно. В нашем городе присутствует небольшая академия, при этом отсутствуют монастыри Ордена.
    – Так это же хорошо? – поинтересовался Портис.
    – Да, – кивнул советник. – Это было бы хорошо, если бы буквально в соседнем королевстве не располагался один из самых больших монастырских комплексов. Лишь вопрос времени, когда они прибудут сюда, чтобы уничтожить всех, кто поддерживает Ассоциацию. Поэтому его Величество и приказал срочно выгнать магов из города. Если они устроят бой здесь, будет множество разрушений. Наше королевство не планирует ввязываться в войну Церкви и Ассоциации.
    – А, маги скорее всего совсем не горят желанием уходить, бросая свой дом. – хмыкнул Вульфс.
    – Поэтому здесь нужны и вы. – отрезал советник. – Разворачивайте бойцов, капитан и молитесь, чтобы сегодняшний день закончился спокойно.
    – Молитвы оставим святошам. – сплюнул Цестус. – Нам требуются освященные болты. Соваться против магов просто так, значит подписать себе смертный приговор, ну или оставить большое количество трупов.
    – Его Величество сказал сейчас, а не, когда вы будете лучше подготовлены. Так понятно? – Альягос в упор посмотрел на окаменевшего лицом Портиса. – И хочу добавить, чтобы вы поняли, что вы находитесь в столице Кастии, и вокруг вас расположены минимум две тысячи королевских войск. Не советую делать глупости. Вам понятна задача?
    – Так точно. – выплюнул Цестус.
    – Тогда я вас не задерживаю.
    Советник двинулся прочь, Алекс же внимательно наблюдавший за Цестусом, так и не сумел подметить даже тени неудовольствия на его лице. Это могло значит только одно, в глазах Цестуса Портиса советник Альягос был уже мертв, пускай еще и ходил по этому свету.
    Вульфс и Портис ничего не сказали и не потому что нечего было сказать. Просто ни один из них не испытывал ложных иллюзий по отношению к Шкерсу Вилксу.
    *****
    Действительность оказалась нерадостной. Пустые улочки и дома навевали уныние и непонятное беспокойство. А особенно в этом преуспели сами маги, вокруг зданий которых расположились пара тысяч бойцов.
    Многие благоразумно находились под прикрытием домов, не рискуя выходить на открытое пространство. Что, тем не менее, не мешало им устанавливать баллисты и скорпионы вокруг нескольких корпусов магов.
    Чуть дальше на краю площади собирались небольшие онагры, рядом с которыми горел огонь. Скорее всего обстрел стал бы вестись чем-то горючим.
    С одной сторон от зданий магов была площадь, с другой же небольшой внутренний дворик, отделенный ажурным заборчиком. Но защищать от вторжения должен был не он, а скрывающиеся внутри маги, способные обрушить на головы атакующих ужасные стихии.
    И проблема была в том, что первыми во всю эту мясорубку должны были ринуться люди Портиса.
    – Есть какие-нибудь идеи? – спросил Вульфс у мрачного Цестуса.
    – Пробиться через королевские войска тупо не сумеем. А если те объявят пощаду за то, что нас выдадут, то все закончится и того быстрее. К тому же, это скорее ты должен говорить мне что делать.
    – Это еще с чего? – удивился Алекс.
    – Ты маг? Маг. Они маги? Маги. Вот и давай идеи, как разобраться с твоими собратьями, чтобы всем вместе тут и не лечь.
    Вульфс аж не нашелся, что сказать на такую логику. Правда Портис и не требовал ответа, просто пошутив.
    – Кстати, как вам король – с интересом спросил Сигарт.
    – Тот еще кусок дерьма. – отрезал Цестус. – Бывало, сталкивался с разными нанимателями, но это оказался говнистее очень многих.
    – Остаётся только попробовать переговоры. Сомневаюсь, что Манфредс будет в этом искусен, поэтому лучше взять эту роль сразу на себя до того, как он все испортит.
    – Ты предлагаешь пойти и договориться с магами, чтобы те ушли, раньше того, как придет король? – ухмыльнулся Портис. – И это учитывая, что войска короля их здорово разозлили? Идея безумная, но это, наверное, единственный шанс устроить все без крови. Пойдем я и Вульфс. Общее командование в наше отсутствие на тебе Сигарт.
    – Так точно, – буркнул он. Не похоже, что это внезапное повышение его обрадовало.
    – Эй, кто-нибудь дайте знамя! – получив искомое, Портис уверенно шагнул вперед, аккуратно размахивая над головой штандартом. Следом ступал Вульфс, за которым плыл, ступая на землю черными ножками скалившийся Палач.
    Судя по тому, что в них не прилетело ни одним заклинанием начало переговоров можно было считать успешным.
    Лишь, когда они уже подходили к зданию, перед ним воткнулась огненная капля, которая немного прожгла землю.
    – Дальше можете пройти лишь без демона!
    – Да черта с два! – рявкнул Вульфс, которого окончательно достала вся эта ситуация и он закусил удила. – Этот демон часть моей магии, также как у вас огонь!
    – Если демон зайдет внутрь, ты умрешь. – ответил холодный женский голос.
    – Также, как и вы спустя пару часов. Местный королек пригнал столько пушечного мяса, что он вас просто утопит в крови. Ну что, стоят ваши «хотелки» срыва переговоров и последующей бойни?
    Рядом стоял невероятно удивленный Портис, который явно хотел сказать пару ласковых своему спутнику.
    – Ладно, входите. Но помните, что любое ваше действие, а тем более демона, может быть рассмотрено как нападение.
    – Угу, сказала бы что-то оригинальное. – Вульфс решительно толкнул дверь, входя внутрь.
    Когда глаза немного привыкли к полутьме помещения, сразу же стало ясно, что они стоят в окружении очень злых магов, расположившихся вдоль стен. Что Вульфса и Портиса не сильно тронуло. Оказываться в смертельно опасных ситуациях входило у них в привычку.
    Вперед вышла высокая женщина. Алексу хватило всего лишь одного взгляда чтобы понять какой магией она владеет. Видимо, перед домом не она бросала огненную каплю, ведь она была стопроцентным магом воды.
    Столь ледяное выражение лица отлично гармонировало с ее утонченной красотой. Высокая, но худенькая фигура с небольшой, но высокой грудью завершала образ.
    – Я хотел бы узнать, по какому праву нас вынуждают покинуть город? И по какому праву нам угрожают оружием в нашем же доме? – отчеканила она с презрением смотря на мужчин.
    Алекс тяжело вздохнул. – Вы… – он с намеком посмотрел на нее, ожидая представления. Но женщина проигнорировала его намек.
    @Тут был Чеширский Кот (=^ ? ^=)

Глава 5

    — Хорошо, не-знаю-как-вас-зовут, — иронично продолжил Вульфс. – Как я понимаю, вам лишь сказали убираться и больше ничего? Ни о каких причинах?
    — Ты правильно понимаешь, демонолог, – бросила она. – О каких причинах ты говоришь?
    — И почему я не удивлен такой глупости? Король явно не счел нужным кого-то об этом уведомлять, наверное, потому что был сильно занят, а командиры получили приказ и начали его усиленно выполнять, толком не понимая зачем. На что вы и ответили отказом…
    – Не трать ни мое, ни свое время, чернокнижник. Ты упомянул причины.
    — Ах, причины, – Алекс зло улыбнулся. – Тогда, не-знаю-как-вас-зовут, наверное, было бы интересно узнать о том, что Ассоциация объявила Церкви войну?
    -- Что?! – на секунду дрогнуло лицо «снежной королевы».
    – Да-да. К тому же имеется маленькая, но важная деталь. Уже скоро здесь будет самая настоящая армия церковников, которые захотят задать вам парочку важных вопросов.
    Эта новость никого не оставила равнодушным. Маги по цепочке стали передавать новости тем, кто стоял дальше и ничего не слышал. Раздавались испуганные и злые выкрики. Маги, откровенно говоря, забили на двух стоявших переговорщиков и стали испуганно переговариваться. Некоторые перешли на повышенные тона.
    Внезапно пара магов сцепились, дергая друг друга за грудки. Их спешно растащили, но Алекс услышал пару выкриков.
    – Это вы виноваты! По любому это вы напали на Церковь? А что теперь?! Что теперь, я тебя спрашиваю?!
    – Заткнись! Это был единственный выход! Или мы их или они нас!
    – Да пошел ты! Вот иди и останавливай армию Ордена. Первый же забьешься в ближайшую щель.
    А Вульфс наслаждался представлением, ухмыляясь. Его душу невероятно тешило наблюдение за магами, которые, попав в по-настоящему опасную ситуацию, тут же сбросили свои маски надменности и всезнания, показав свое человеческое нутро. Хорошо быть знающими и сильными, когда вы давите всей государственной машиной каких-то мелких одиночек и совсем другое, когда против вас выступает сила ничуть не меньшая.
    Пять лет службы в армии, пускай даже столь слабо организованной, как средневековая, оставляют след. Вульфс с легким презрением смотрел на кудахчущих и ругающихся магов, которые отчаянно спорили что делать.
    Такая вещь как подчинение и самоконтроль явно не входили в практику обучения Ассоциации.
    «Проклятье, если так ведут себя все маги, то церковникам не придется сильно заморачиваться. Конечно, у магов есть сила. Но эта сила будет бесполезна против отлаженной и четко структурированной машины Орденов».
    – Ты не врешь? – уточнила магиня воды, которая пришла в себя сравнительно быстро.
    – Моим лучшим доказательством являются пара тысяч бойцов, которые очень хотят, чтобы вы покинули этот город?
    – А если мы этого не сделаем?
    – Ну… – улыбнулся Вульфс. – В принципе у вас есть некоторые шансы отбиться от всех нас. Мы, умывшись кровью, отступим, заблокировав все выходы наружу. И тогда вы точно не сбежите. Затем же дождемся паладинов и дадим им возможность в полной мере вам воздать сторицей.
    Магиня поморщилась, чем еще немного улучшила настроение чернокнижника. Та, увидев это, сверкнула глазами.
    – Демонолог, почему ты веселишься? Церковники выступают против магов. Если ты думаешь, что сможешь с ними договориться, то ты просто глупец. Как бы тебе самому не пришлось бежать, спасая свою шкуру вместе с нами.
    – Нет-нет, не-знаю-как-вас-зовут…
    – Я Элисандра Дастс, запомни демонолог. – оборвала она мужчину.
    – Хорошо, Элисандра. Я не особо много знаю об Орденах, но отлично помню, что они воюют не против магов в целом, а именно против Ассоциации. Церковников злит не то, что мы существуем, а то, что подчиняемся сами себе.
    – И ты отдашь свою свободу и будешь танцевать, как послушная собачка? Ты говоришь и ведешь себя, как храбрец или глупец, но твои поступки соответствуют скорее трусу.
    Александр чуть было не расхохотался на столь слабую попытку взять его на слабо, хоть в глубине души и вспыхнул гнев. Вульфс не любил, когда им пытались манипулировать, играя на чувствах.
    – Я готов плюнуть и с удовольствием наблюдать за тем, как вы будете истреблять друг друга в бесконечной грызне за власть. Ввязываться во всю же эту хрень я уж точно не собираюсь. А даже если победят они, ну или мы, маги, то ты думаешь проблемы церковников на этом закончатся? Вспомни в каком мире мы живем. Королевства уже точат друг на друга зуб, зверолюди на границах, которые уже не сдерживают легионы, так как они просто разошлись по домам. А эльфы на юге? Сколь долго они будут стоять на месте? Скоро весь мир будет пылать и даже если будут победители в первой войне, то во второй они будут заняты чем угодно, кроме того, чтобы заниматься проигравшими.
    Магиня несколько секунд пристально смотрела на чернокнижника. Алекс там и не понял зачем. Может тщетно искала в нем совесть? А может обдумывала его слова. А затем, не прощаясь, отвернулась и пошла в сторону спорящих магов.
    – Хватит спорить! Орденцы будут здесь минимум через неделю, мы должны собрать вещи и уйти до их прихода! Собирайте вещи, грузите их на… – Она осеклась. – Эй, переговорщики, скажите королю, что мы требуем десять подвод с лошадьми, чтобы погрузить наши вещи. Я уже общалась с его Величеством, поэтому скажите ему, что если он откажется, то я, Элисандра Дастс, обещаю ему, что мы соберем всю свою магическую мощь и жахнем по его проклятому дворцу. Пускай строит его заново. Так и передайте.
    – Мы передадим ваш послание. – кивнул Портис.
    – Ты полны псих. – заключил капитан, двигаясь с войсками. – В следующий раз, я скорее трахну демона желаний в ее зубастую жопу, чем возьму тебя еще раз на подобные переговоры.
    – Но ведь сработало же? – тут же привел Вульфс железобетонный довод.
    – Ага, – подхватил Портис. – А можно поиметь всех портовых шлюх и не подхватить никакую заразу, вот только будешь это скорее всего не ты. Вроде иной раз понятный человек ты, Вульфс. А порой самый настоящий отморозок.
    – И это я слышу от тебя? Кто вот уже дав раза ворвался в города, после чего сжег пару постоялых дворов, и захватил власть в целом клане? И после этого ты называешь меня психом? – возмутился Алекс.
    – Хах, – рассмеялся Портис. – В чем-то ты прав.
    Мужчины переглянулись и заржали. Компания, увидев хорошее настроение своих командиров, да и остальные войска слыша смех, чуть разжали руки на оружие. В этот хороший день никто не хотел умирать за просто так.
    *****
    – Вот сучка. – всего лишь хмыкнул его величество, чем удивил Вульфса. Землянин ожидал громов и молний, топота ног, угроз и мата, а вместо этого венценосец всего лишь обругал свою противницу. Удивительно здравое поведение для этого монарха.
    – Она и впрямь может выполнить свое обещание. Эх, будь она чуть посговорчивее, то мы уж, эх, – погрузился он в воспоминания. – Ладно, эй, ты! – он ткнул пальцем в одного из дворян, отирающихся поблизости. – Изыщи десяток телег с лошадьми. И выбери более-менее нормальных, чтобы подохли хотя бы спустя пару дней из выхода из города. А то с нее станется вернуться, чтобы вернуть должок.
    – Теперь касательно вас, – тяжелый взгляд короля уткнулся в Портиса. – То, что вы полезли вперед своего короля хоть и не преступление, но показывает вас наглыми ублюдками, которые не ставят меня ни во что. С другой стороны, вы оказали мне услугу. Говорить с этой ледышкой у меня не было никакого желания. После последней нашей встречи наши отношения не сложились. Поэтому я рад, что все закончилось так. – монарх задумался.
    – Хорошо. Мое слово крепко. Вы выполнили задание, поэтому к вам больше нет вопросов. Будете нужны, вас позовут, а теперь пошли прочь. Надоели.
    Цестуса и Алекса не надо было просить дальше.
    – Что у нас следующее по списку капитан? – спросил Вульфс, когда они были уже далеко от дворца.
    – Первым делом тебе надо будет пережить приход церковников. А потом будет свадьба. Думаю, не стоит позволять Шкерсу найти повод все отменить.
    – Это точно, – кивнул Алекс. – Этот угорь слишком скользок. А насчет короля.
    Портис помолчал.
    – Пока рано об этом говорить, поэтому держи свои мысли при себе. Понятно?
    – Ну что вы, господин, думаете мы без разумения? – Алекс передразнил деревенский говор этого мира.
    Портис лишь покачал головой на клоунаду. Алекс же не мог стереть улыбку с лица. В кои-то веки все закончилось без кровопролития. Хоть праздник в этот день устраивай, так редко подобное бывает.
    *****
    Паладины прибыли через полторы недели. Король не стал делать глупостей и открыл ворота по первому же требованию.
    В такие темные времена жители Кастии не ожидали ничего хорошего даже от служителей богов. Поэтому их встретили пустые улицы. Никто не вышел поприветствовать церковников. Кроме приведенной в боевую готовность армии. Общая численность войск короля приближалась к трем с половиной тысячам, а если сюда приплюсовать еще отряды Портиса и другие наемные отряды дворян, живущих в городе. Орден же привел лишь тысячу. Но эта тысяча заставляла опасаться себе в разы больше чем три с половиной короля.
    Тем не менее Орден повел себя максимально тихо. После разговора с королем, большая часть войск аккуратно расположилась вокруг города. Этот акт добрых намерений позволил его величеству облегченно выдохнуть.
    Но не все было так просто. Ордены хотели удостовериться, что в городе не осталось тех, кто поддерживает Ассоциацию магов.
    Поэтому по дворам и улицам начали шествовать вооруженные патрули, которые приняли опрашивать всех про известных магов.
    Если они таких находили, то устраивали допросы в которых расспрашивали про членство в Ассоциации, звание и политические предпочтения. Немаловажными были и слова соседей.
    В ассоциации на постоянстве находились лишь сколько-то сильные маги, слабосилки же хоть и имели возможность войти в Ассоциацию, но почти ничего от этого не имели. Это были разнообразные алхимики, торгующие всяким добром для ритуалов. Они, например, скупали части монстров или другие магические предметы и, после переработки за счет своего небольшого запаса маны и технологий, получали те же магические кристаллы для фокусировки потоков маны. Торговцы материалами, артефакторы, слабые лекари тоже решили остаться. Они были торговцами, а не воинами. В будущих сражениях от них не было бы толку.
     @Тут был Чеширский Кот (=^ ? ^=)

Глава 6

    На удивление, церковники не стали устраивать местный приход Святейшей Инквизиции. Большинство магов было отпущено, после подписания бумаги о том, что они отказываются сотрудничать и поддерживать Ассоциацию магов. Затем предлагалось подписать вторую бумагу о вступлении в магическое крыло церкви. Называлось оно не особо оригинально — Церковное Объединение Магов.
    Вульфс, когда услышал подобное, чуть не поймал разрыв шаблона, но кое-как принял местные реалии.
    Самое интересное, что именно предлагалось, а не требовалось вступление в «ЦОМ». Церковь действовала удивительно корректно. Видимо, иерархи всей этой организации решили не перегибать палку, давя на магов. А действовать не только пистолетом, но и добрым словом.
    Вступившие в магическое крыло церкви получали неплохие преференции и возможность контроля и создания уже своих академий и университетов, но уже под контролем этой самой церкви.
    О войне против своих товарищей никто и не говорил, хотя Вульфс считал с этого и начнут. Что может быть лучше, когда маги стали бы убивать магов? Но нет, на удивление все было тихо.
    Единственное, что принесло лично ему головную боль, так это то, что церковники далеко не ко всем типам магии относились одинаково.
    На отдельном месте, кто бы мог сомневаться, стояла демонология.
    И в конце концов, опрашивая людей Вилксов всплыл такой маленький момент, как наличие поблизости самого настоящего чернокнижника. Надо ли говорить, что церковники, узнав о вполне себе действующем демонологе изъявили бурное желание с ним пообщаться?
    Причем настолько бурное, что Вульфс наотрез отказался куда-то там идти. Разговор должен был происходить на территории клана. Церковники возмутились, но Алекса поддержал Цестус. А у Цестуса была почти тысяча бойцов.
    А связываться с целым кланом орденцы хоть и могли, но не хотели. Все же они решили сначала прозондировать почву, поняв, стоит ли этот чернокнижник таких жертв. Тысяча церковников разметала бы тысячу наемников, но были бы никому не нужные жертвы на пустом месте.
    *****
    — Алекс Вульфс. Вы понимаете в каком вы положении? И вы все равно отказываетесь от сотрудничества с Церковью? – Алекс невольно ощутил «дежавю». Так, несколько лет назад он также сидел в тюрьме и его опрашивали насчет сотрудничества с демонами.
    Вот только теперь никто не сомневался, что это сотрудничество в той или иной степени имело место быть.
    Благо подвал расположен был на территории клана Вилксов, да и вокруг отиралось достаточно солдат, чтобы церковники соблюдали хоть какие-то приличия.
    Но при этом Орденцы не то, что хотели его, Вульфса, прикончить, а наоборот желали, чтобы он вступил в их церковную Ассоциацию.
    А вот этого уже не хотел сам Вульфс. Он понятия не имел зачем церковникам нужны собственные чернокнижники, но не собирался идти у них на поводу.
    Это злило его собеседников. Двум мужчинам, в статусе рыцарей, откровенно не нравилось убеждать, пускай и угрозами, какого-то там мага.
    Действовать же жестко они по ряду причин не могли.
    — Господа, – наконец примирительно поднял руки Вульфс. – Я подписал ту бумажку насчет того, что не собираюсь помогать Ассоциации. И видят боги, я абсолютно искренен по этому поводу. У меня было несколько конфликтов с этой лавочкой, и я с удовольствием буду смотреть, как им подпалят пятки. Но повторюсь, я не буду работать на постоянстве ни на кого еще кроме моего капитана. Жизнь наемника полностью меня устраивает, и связывать себя какими-то еще обязательствами не собираюсь.
    Интересен был и тот факт, что рыцари внимательно слушали распинающегося перед ними чернокнижника, что было несколько необычно. Одной их причин подобного отношения было то, что отцы-дознаватели провели перед разговором большую работу по опросу ландскнехтов.
    И из этих разговоров вышла интересная вещь. Алекс Вульфс, несмотря на то, что заядлый чернокнижник, тот еще борец с демонами и всеми мерзостями, населяющими хаос.
    Сотни уничтоженных тварей, причем среди мелочевки попадались и монстры, способные опустошать села и маленькие города, как, например, тот гнилой топороносец, любитель маленьких детей.
    А защита города цепью отгоняющих хаос печатей? Уничтоженные нищие, оказавшие страшными мутантами?
    Безусловно, были и минусы вроде массовых жертвоприношений на битве императорских войск и мятежников. Или использование живых людей с целью призывов демонов. Все это было и люди это видели.
    Но положительные моменты все же перевешивали, делая из Вульфса вполне себе неплохого демоноборца.
    Церковники переглянулись. — Значит, говоришь, наемник? А что если ты получишь от нас заказ? Будешь ли ты его выполнять?
    – Почему нет, — пожал плечами землянин. – Мне глубоко плевать на кого работать, пока это не идет вразрез с командами моего капитана, и я получаю за это плату. Вы, маги, аристократы, все равно, главное платите.
    – Хорошо, мы тебя услышали. Тогда подожди здесь. Паладин Цепес желает с тобой пообщаться насчет уничтоженной столицы.
    Алекс удивленно поднял брови.
    А разве за столько времени вы ничего не узнали?
    -- Узнали. Но обрывочные сведения. Разговоров с магами по понятным причинам быть не могло. Другие же спасшиеся обладали лишь своим видением ситуации. Ты же находился буквально возле самого центра катастрофы, поэтому должен кое-что знать.
    – Хорошо, почему бы не рассказать.
    *****
    – Значит, произошедшее в городе было результатом огромного, давно спланированного ритуала. – их начальник, паладин Цепес, оказался сурового вида воином с уже начавшей седеть короткой бородой. Алексу он напоминал какой-то металлический памятник, настолько он был безэмоционален.
    – Именно. Насколько я понял, ключевых точек было слишком много. Даже если бы кто-то успел нарушить несколько из них, ритуал все равно бы сработал. Пускай и немного слабее. – Алекс в подробностях отвечал на вопросы, касающиеся его ощущений в тот злополучный день.
    А их было немало. Церковь очень интересовали и максимальное подробное сведения о демонопоклонниках, а Вульфс в этом плане был невероятно ценным информатором.
    Вульфс не пытался скрывать, что всем было известно о наличии нескольких культов вполне успешно и спокойно действовавших в городе. Сидящий напротив него человек не был дураком, поэтому вполне спокойно принял эти новости.
    Хоть землянин и не называл имен, вроде Яниса Слерса, тем не менее он совершенно не парился, когда сдавал некоторые тайны своих бывших подельников среди чернокнижников.
    Почему? Потому что он им ничего не был должен, как и они ему. Они вот, например, не сочли нужным предупредить его о взрыве и о намечающихся событиях. Так почему он должен заботиться об их безопасности?
    Среди демонологов нет какие-то сильных чувств вроде дружбы и верности. Каждый действует в пределах своей выгоды и неприятностей, которые могут быть ему доставлены за то или иное действие.
    Тот же Слерс с неизменной улыбкой сделает из него перевязанную бантиком жертву своим хозяевам, если сочтет, что Алекс будет в таком виде более полезен.
    Поэтому мужчина не считал сотрудничество с Церковью предательством каких-то там вымышленных идеалов. Да и, опять же, большинство имен он не называл, ссылаясь на то, что просто не знал.
    Сотрудничество сотрудничеством с Церковью, но Вульфс не собирался отказываться от тех возможностей, которыми обладали демонопоклонники.
    – Понятно, – паладин закончил делать пометки у себя в небольшой тетради и закрыл ее. – Обычно демонологи и некроманты, обязаны вступить в магическое объединение при Церкви, но учитывая все обстоятельства, я думаю, в вашем случае, в связи с открывшимися фактами, можно сделать исключение. Также, пока вы здесь хотел бы предложить помочь Церкви с несколькими хаотическими артефактами. Вы же наемник? – спокойный взор Цепеса взглянул на землянина. – Поэтому мы хотели бы вас нанять.
    – Плата? – задал Вульфс важный вопрос.
    – Теперь, маги, не работающие в Объединении облагаются дополнительным налогом…
    Вульфс присвистнул, оценив хитрость Орденов. Не хочешь идти под крылышко церкви? Будь готов раскошеливаться, теряя прибыль. Удивительно прогрессивная идея для этого мира. Хотя, мужчина сам себя одернул, он далеко не все знает об этом «прекрасном» мире.
    – Но в вашем случае, мы пойдем вам на встречу, поэтому обойдемся без налога. Так вы согласны?
    – Не, я, в общем-то, не вижу проблем. Однако, сразу предупреждаю, с такой вещью как хаос, никогда не знаешь, что получится. Поэтому будьте готовы, что я могу потребовать немало за, казалось бы, смешную вещь просто потому, что это будет и впрямь опасно и тяжело. Да и я не долбанный магистр демонологии, поэтому если я что-то не смогу сделать, то значит не буду и пытаться. Своя жопа мне как-то дороже.
    – Мы учтем ваши пожелания. – кивнул паладин. На его не дрогнул ни один мускул, когда он слушал достаточно грубоватую речь Алекса. Невозможно несколько лет служить вместе с местными наемниками и не нахвататься их манер. Да и нравилось Вульфсу подобное поведение, он не был ограничен нормами морали и запретами, поэтому вел себя так, как хотел.
    – И да, насчет пожеланий, – Вульфс замялся. – Как вы собираетесь платить?
    – Деньги? Или вас интересует что-то еще?
    – Да, вот прям что-то еще. Вы сказали у вас имеются различные хаотические артефакты? Вполне возможно, что имеются и какие-то книги по этим же направлениям? Или другие ценные вещи, связанные с моим направлением магии. Вам они совершенно не нужны, а мне бы пригодились. Как вам сделка?
    – Хм-м. – и впрямь задумался Цепес. – Это достаточно необычное предложение. Вульфс, на моей памяти, вы первый демонолог, который затребовал у церкви предоставить ему… Подобную награду. – паладин был достаточно корректен в формулировках, но вот взгляд стал удивительно похож на выражение лица Цестуса, после выхода из здания Ассоциации.
    – Зато все в плюсе, – улыбнулся Вульфс, рекламируя свою идею. – Золото может пригодится на что-то более полезное. А эти всякие «книженции» в лучшем случае в огонь бросите, для растопки камина. Получаете золото за, считайте, дрова. Это по мне выгодное вложение.
    Лицо одного из рыцарей, стоявших у дверей, дернулось в судороге.
    Алекс так и не понял, что это было. Гневный вопль на распоясавшегося чернокнижника или гомерический хохот. С этими церковниками, никогда не поймешь, что у них на душе.
    – Мы подумаем над вашим предложением, – наконец изрек Цепес и встал. За ним поднялся и Вульфс. – Мы рады, что вы, в отличие от ваших собратьев, понимаете, как устроена жизнь и на кого стоит ставить.
    – Это да, – хмыкнул Вульфс, старательно давя сарказм. – Этого у меня не отнять.
    @Тут был Чеширский Кот (=^ ? ^=)

Глава 7

    — Проходите. — сгорбленный церковник посторонился, пропуская паладина Цепеса в «святая святых». Походное хранилище запрещенных или особо опасных артефактов.
    На прошедшего следом Вульфса хранитель бросил хмурый взгляд, который не сулил землянину ничего хорошего.
    Алекс высокомерно его проигнорировал с любопытством оглядываясь вокруг.
    Хранилище представляло собой соединенные друг с другом несколько шатров, расположенных в стороне от основных укреплений церкви. В каждом же шатре располагалось подчас лишь один или два артефакта, расположенных на значительном расстоянии друг от друга.
    Сделано это было не просто так. Хаотические артефакты ничуть не уступают своим создателям, демонам, в коварстве и опасности. Не редки случаи, когда такие вещи способны подчинять разумы охраняющих их людей, или наоборот умудриться каким-то образом договориться друг с другом, чтобы совместными усилиями нести то, ради чего они были созданы, а именно, ужас и агонию.
    Алекс еще в свою бытность простым стражником, прочел нашумевшую историю об одном богатом коллекционере, который счел за глупость соблюдать технику безопасности.
    У сего торговца редкими безделушками были деньги и была любовь красиво расставлять вещи у себя в личном музее.
    Так, он отвел относительно небольшую тайную комнату под свою коллекцию. Кроме самого хозяина в эту комнату мог заходить лишь старый слуга.
    Конец сей истории печален. Артефакты совместными усилиями заставили слугу нацепить их всех. От обилия энергии хаоса его тело начало меняться. Некоторые артефакты стали вживляться в плоть, срастаясь в одно единое целое, где уже нельзя было понять откуда начинается металл того же проклятого нагрудника, а где начинается живая кожа.
    Нечто, вырвавшись из лаборатории, убило хозяина коллекции и всех его родственников, после чего пустилось творить «доброе и вечное» по всему городу.
    Количество погибших исчислялось сотнями. Мутант устроил невиданную резню, ведь кроме своих физических кондиций он обладал и магией, даваемой артефактами.
    Совместными усилиями маги с церковниками умудрились выбить эту тварь из города, но все же не смогли убить. На этом автор той статьи остановился особо. По его словам тварь еще несколько раз отмечалась в том или ином месте Империи, творя страшные вещи. Поймать же ее было проблематично из-за разума.
    Есть же в этой истории и злорадная нотка. Все произошедшее получилось из-за того, что сразу в нескольких сильных артефактах присутствовал тот или иной разум. Это мог быть заточенный демон, чья-то душа или просто зародившийся артефактный разум.
    Вот только все пошло далеко не так, как планировали хаотические предметы. Хаос беспощаден ко всем. У этой стихии нет любимчиков. Те же демоны, хоть и являются его плотью и кровью, спокойно могут быть им же и уничтожены.
    Энергия хаоса намертво сплавила все разумы в искалеченном теле в один нерушимый сплав. И если демоны надеялись вернуться обратно в междумирье, то они глубоко ошиблись.
    Под конец же они окончательно сошли с ума, породив нечто и впрямь противоестественное.
    Вообще, чем больше Вульфс наблюдал за устройством лагеря паладинов или их поведением и привычками, тем они ему больше нравились.
    Четкие ряды палаток, ров вокруг, часовые, отсутствие пьяниц и справляющих где попало нужду солдат, чем-то напоминали Алексу устройство римских лагерей про которых он уже давненько читал.
    Это было иронично, учитывая, что он был кровавым чернокнижником, а они служителями богов.
    Однако, это было так. Маги являлись слабо организованным сборищем, в котором мало кто желал кому-то подчиняться. В нем руководили интригами и силой. Здесь же люди следовали четким правилам и делали свою работу.
    Алекс был достаточно свободолюбив, чтобы не желать подчинять их правилам или тем более служить, но уважение в его глазах они заработали.
    – Что ты скажешь про эту вещь? — Цепес повернулся, указав рукой Вульфсу на стоявший на штакетнике меч.
    Алекс молча подошел к нему, но остановился, не доходя метр. Чернокнижник внезапно чихнул, немного смущенно потерев нос. Момент был испорчен.
    – Что я могу сказать по поводу этой гадости. – тяжело вздохнул он. — Разит от нее хаосом так сильно, что аж чихать хочется. Ну, а опасность стандартная. Взять этот меч можно спокойно, а вот отпустить сможет далеко не каждый.
    Алекс наклонился и внимательно оглядел выжженные на лезвии черные знаки.
    – Я не сильный специалист по душам, но могу точно сказать, что в этом мече заточено какое-то их количество. И явно немалое. Что еще? Пользователь получит силу, скорость, вероятно, живучесть. Но постепенно срастется с клинком. Станет одним целым. Этаким придатком. Предназначен и был специально создан для людей, ну или кого-то с нашей комплекцией. Зверолюди, там. Сделан был для относительно тайного ношения, так как на клинке нет всей этой хрени, что так любят демоны, вроде черепов младенцев или пальцев ног и всякой другой атрибутики. Ну и, сильный демонолог сможет этим мечом пользоваться какое-то время, не рискуя своей душой. Но дело тут явно опасное, поэтому за его продолжительность жизни я не готов дать и медяка.
    — Имеется ли там демон? – тут же последовал вопрос.
    – Демон? -- Алекс нахмурился. – Ладно, небольшой эксперимент. – землянин ловко вытащил кинжал, заставив охрану за спиной напрячься. Мужчина начертил прямо в воздухе дрожащий, алый круг, в котором вывел две руны. Далось ему это не просто, ведь в отличии от обычного, здесь всю конструкцию держал лишь его разум.
    В этом не было необходимости, но Алекс захотел немного похвастать. По силе, после всех убийств, сражений и тренировок, Алекс считал, что достиг звания среднего мага. Очень и очень неплохой результат за пять лет. Обычно, маги шли к чему-то подобному долгие лет десять, если не больше.
    Секрет его успеха был прост.
    Многие люди учат английский годами, затем снова его забывают и снова учат. При этом другие люди, попадая почти «гастарбайтерами» в ту же Америку, в кратчайшие сроки начинают понимать и общаться на иностранном языке.
    Все дело в вовлеченности в процесс. Когда от твоего усердия зависит такая немаловажная вещь, как оторвет ли тебе очередной демон гнева яйца в каком-нибудь рейде, то ты невольно начинаешь прикладывать еще больше усилий к учебе. Обучение магов этого мира строилось на неспешности подхода.
    Главное, считал Вульфс, подобрать стимул и тогда любое дело пойдет как по маслу.
    Долгое обучение у магов было в чем-то оправданно. Жили они долго, Империя была довольно стабильным государством с многовековой историей. Да и сами учителя не особо желали расставаться со столь удобными слугами, как подмастерья или неофиты.
    Вульфс же хватал и поглощал знания не для кого-то там, а ради себя любимого. Поэтому он был заинтересован на все сто процентов и еще немножечко сверху.
    И несмотря на то прошедшее время, его заинтересованность ничуть не ослабла. В этом ему помогал «этот прекрасный мир», кидая сверху гражданскую войну, вторжения демонов и наемничьи походы. А сколько еще впереди его ждало?
    Когда землянин думал о будущем его настроение неизменно портилось.
    Рука с мерцающим кругом вокруг кинжала аккуратно коснулась кончиком ножа рукояти клинка.
    Бахнуло, вспыхнуло.
    Внутрь палатки рвануло сразу пара десяток послушников с оружием наперевес. Вульфс удовлетворенно отметил, что его явно оценили достаточно высоко, ведь среди них была и пара рыцарей.
    – Мда, должен был вас, наверное, предупредить, – весело хмыкнул Вульфс, пытаясь протереть слезящиеся глаза. – Демон в этом мече сто процентов есть.
    – Отлично. Не обращайте внимани, рабочий момент. – кивнул Цепес, знаком давая понять охране выйти наружу. – Пойдёмте дальше.
    Следующий экспонат выглядел как довольно здоровый череп какого-то уродливого демона. Алекс склонялся, что это раньше принадлежало демону желаний или изменений.
    – А откуда, если не секрет, все это богатство? – спросил он между делом. – Ни в жизнь, не поверю, что вы таскаете все это барахло в каждый свой поход.
    – Трофеи, – пожал плечами паладин. – Перед тем как прибыть сюда, мы были еще в одном городе, где вскрылось гнездо демонопоклонников. Что вы можете сказать насчет этого артефакта?
    – Ну тут более-менее очевидно. – Алекс обошел череп по кругу, благо он стоял в центре. – Это центральный элемент для каких-нибудь мощных ритуалов. Фокусирующий кристалл многоразового использования.
    – Демоны?
    – Нет, – отрицательно покачал головой Вульфс. – Слишком опасно. Сидящая внутри тварь может так поднасрать, что… Короче, только полный псих решит засунуть туда демона. А здесь, – землянин пригляделся. – Видите оплавившиеся сколы и глазницы? Этот фокусировщик явно использовался далеко не один раз.
    – Понятно. – вновь кивнул паладин и на этот раз повел в самую дальнюю часть. И судя по количеству охраны и серьезности лиц, это место уже по-настоящему представляло опасность.
    Да и ощущение святой магии стало совсем уж раздражающим.
    Мужчина понимал, зачем все это было нужно. Проверка. Церковники проверяли его квалификацию, желая знать, возможно ли с ним работать.
    Судя по тому, куда они шли. Собеседование прошло успешно. Алекс не сомневался, что они и так знали, что собой представляют меч и череп.
    Третья комната встретила их сразу четырьмя рыцарями, которые окружили малый походный алтарь в центре которого неподвижно лежал красивый амулет с красным камнем в центре.
    От рыцарей исходило неприятное ощущение божественной магии. Но все это были остаточные влияния, ведь вся их сила была направлена на амулет, ослабляя его.
    Вот только стоило Вульфсу повнимательнее разглядеть этот самый амулет, как вместо еще одного шага вперед, он сделал широкий шаг назад, выматерившись.
    – Вы знаете, что это такое? – подобрался Цепес.
    – О-о-о, – протянул Алекс, рассматривая амулет, словно готовую взорваться бомбу хаоса. – Я отлично знаю, что это такое. Доводилось сталкиваться с этой дрянью. Точнее с похожей.
    Землянин не стал дожидаться ожидаемого вопроса, поэтому продолжил. – Когда я служил в столичной страже, был у нас эпизод нападения на один купеческий дом. Владелец этой побрякушки призвал целую кучу демонов и рубилово там было страшное. Я грохнул владельца и лишь чудом умудрился повредить этот проклятый медальон. Если бы не это, то мы бы с вами не общались.
    – Значит вы понимаете, что там находится?
    – Очень сильный демон.
    – Именно. Хорошо, здесь нам больше нечего делать. Не будем отвлекать братьев от их занятия. Думаю, вы понимаете опасность.
    Алекс мрачно кивнул. У него чесались руки полить этот проклятый амулет чем-нибудь вроде концентрированного пламени хаоса.
    Уже в палатке самого паладина тот предложил своему гостю стул. Как посмотрел землянин, церковники в походе не лишали себя житейских удовольствий и мелочей.
    Огромный шатер, столик, стулья, маленький шкафчик и другие мелочи.
    Хотя Вульфс сомневался, что подобная роскошь доступна обычным послушникам или тем же оруженосцам.

Глава 8

    — Одна из целей Орденов, уничтожение всякой демонической мерзости, которая смеет прорываться в наш мир, — начал Цепес, а Алекс его внимательно слушал. – В том числе в виде демонических артефактов. Однако, даже если убить физическое тело этих тварей, они утекают обратно в хаос. Церковь может уничтожать их безвозвратно, но для этого нужно слишком много сил. Нам известно, что чернокнижники могут делать это же, но прикладывая куда меньше усилий. Мы бы хотели нанять вас для уничтожения демонов, сидящих в этих артефактов. Ни одна тварь из находящихся в хранилище не должна вернуться на «родину». — паладин позволил себе под конец немного пошутить.
    – Это интересное предложение, – медленно протянул землянин. — Могу ли я в процессе уничтожения использовать их сущности для своих целей?
    Паладин взял паузу.
    – Если вы гарантируете, что разум и сущность каждого демона будет уничтожена, то мы согласны на такие условия.
    Алекс задумался. Это только со стороны кажется, что демонолог способен призывать столько демонов сколько ему нужно. Часть демонов пустить на продажу, других на артефакты, третьих на слуг.
    Если бы все было так просто, то демоническое мясцо продавалось как бы не чаще, чем то же свиное или говяжье.
    Проблема была в непостоянстве хаоса и опасности демонов. Если ставить призыв на поток, то первое с чем столкнется призыватель, это утончение границы между реальным миром и окружающим хаосом. Пара десятков слабых ритуалов подряд и на двадцать первый из пентаграммы высунется рука того же архидемона, которая утащит тебя в ад.
    Призыватель сам создаст для подобной ситуации все условия.
    Но даже если менять точки расположения ритуалов, появляется вторая проблема. Демоны постоянно норовят сделать какую-то гадость. Невозможно создать идеальный ритуал даже для призыва слабых тварей. Всегда есть вероятность, что что-то пойдет не так.
    К примеру, к слабому демону прицепится сильный и демонологу придется выбрасывать второго, пытаясь справиться с первым.
    И ставя подобное на поток, можно совершенно спокойно отъехать в лучший мир, замылившимся взором просто не заметив маленький косяк.
    Здесь же паладины предлагали Вульфсу уже призванных демонов, пускай и в столь неудобных обертках.
    — Что насчет награды? Мне придется здорово поработать, чтобы добиться нужного результата.
    Цепес холодно улыбнулся.
    – Вульфс, а вам не кажется, что уже доступ ко всем этим артефактам и возможность их переработки является наградой?
    – Это и впрямь что-то значит, но я все же вынужден настаивать на предоставлении в награду материалов по демонологии. Лишь тогда можно будет говорить о честной цене за эту услугу. -- с самым искренним видом сорвал Алекс. Паладин был прав, уже то, что они разрешили использовать эти артефакты, как ему заблагорассудится, дорогого стоило.
    – Вульфс, церковь достаточно терпелива, но жадность – это грех, который часто заканчивается очень печальными последствиями. Вы понимаете к чему я веду? – это была еще не угроза, но намек на нее.
    Видимо, служителю Орденов окончательно достало договариваться с пусть и полезным, но чернокнижником.
    – Договорились. Я возьмусь за эту работенку. Когда начинаем? – хмыкнул ничуть не расстроенных Вульфс. Даже то, что ему уже дали, было отличной возможностью повысить свою мощь.
    Не попытаться же поторговаться было бы глупо. Скорее всего, никто просто не понял его, если бы он согласился сразу.
    Церковь хотела, чтобы он уничтожил эти артефакты вместе с сидящими в них демонами. Ритуальные жертвоприношения, на скромный взгляд мужчины должны были подойти тут идеально.
    Конечно, эти ритуалы требовалось доработать, ведь они обычно предназначались для живых жертв, а не «консервированных».
    Но Вульфс считал, что справится.
    Уходя от церковников в его голове роились десятки идей того, как он все это провернет. Защитные конструкции, фокусирующие кристаллы и даже тот череп уже занимали свое место в будущих пентаграммах в разуме Алекса.
    Самым же вкусным во всем этом была возможность вернуть должок собрату того демона, который чуть не прикончил Вульфса на самой заре его карьеры стражника.
    Землянин сомневался, что такие амулеты являются просто так похожи. Сделаны они настолько одинаково, будто потрудился один мастер.
    Чернокнижник расплылся в предвкушающей улыбке, он жаждал услышать предсмертный визг демона, которого он пустит на энергию для своего ритуального кинжала и себя.
    Вульфс любил, когда жизнь давала ему возможность вернуть должок.
    *****
    Два проклятых места. Оба выглядели абсолютно разными, но вместе с тем, имели столько общего, что обычный человек мог сойти с ума лишь от одного взгляда на них.
    Оба были скрыты от посторонних глаз, ведь хозяева желали, чтобы до поры их деятельность оставалась тайной.
    Грязная, пропахшие нечистотами и мусором канализация могла бы считать образцом чистоты до того, как туда пришли последователи гнили. Их вел на удивление нормально выглядящий парень, если не считать неестественную бледность и то, что он полностью скрывал все свое тело, кроме головы и шеи. Даже руки были в плотных, черных перчатках.
    С их приходом канализация второго по величине города Восточных провинций, Багарат, превратилась в место, которое вполне могло бы напомнить созданиям плана гнили о доме.
    Чем глубже глупец, что рискнул бы туда спуститься, продвигался, тем больше на стенах появлялось странных отростков и опухолей. Они росли прямо на камнях и создавали впечатление, что сам камень гниет изнутри. Или подобные метастазы происходили с самим миром, запачканным той мерзостью, которую исторгал из себя хаос.
    В самой глубине происходило «священнодействие». Огромная зубастая пасть, выросшая в центре помещения с удовольствием принимала в себя сталкиваемых людей. Она кривилась толстыми, мясистыми зеленоватыми губами.
    Вокруг же стояли молящиеся культисты. Их тела были изуродованы многочисленными язвами, волдырями и опухолями. Трупные газы распирали их чресла и животы, но они ничего этого не чувствовали, прославляя своих хозяев.
    Длинный толстый язык иногда высовывался из пасти и облизывал радостно кричащих демонопоклонников, которые сходили с ума от этого «благословения».
    Здесь собрался весь цвет этого королевства. Ричард Смит провел отличную работу, вербуя новых и новых сторонников, которые продолжали уже его дело.
    Чуть в стороне веселился король. Его брюхо лопнуло на манер креста и трансформировалось в огромную пасть, которая дрожала четырьмя своими лепестками.
    В стороне веселились министры. Каждый из общественных деятелей носил на своих телах следы «благословения» гнили, но их лица и руки ради маскировки не были затронуты порчей.
    Хотя теперь это было уже не столь актуально. Ведь захват власти в королевстве уже подошел к концу.
    Где-то они действовали силой, убивая тех, кто мог воспрепятствовать их планам. А где-то лишь угрозами семьям и родным. Иногда это были деньги, а в другой раз обещание вечной жизни или могущества.
    Хаос умел быть убедительным.
    Демоны и их последователи не скупились на обещания. В такое смутное время никто и не замечал, что исчезала деревенька другая или пропадал целый торговый караван. А в темных подвалах замков аристократов открывали глаза, ужасающиеся порождения плана гнили.
    И подобное творилось не только в королевстве Бактас, но и в расположенной чуть дальше Гомории. Именно там обосновалась Эннис, в конце концов покинув Ричарда.
    Но вместо гнилых подвалов здесь балом правила роскошь и вседозволенность.
    Грязный камень сменился на красиво украшенные залы, обилие золота и дорогих тканей.
    Но суть, уродливая перекрученная хаосом суть осталась той же самой.
    План желаний полной ложкой давал своим последователям всевозможные удовольствия и необычные ощущения, развращая и подчиняя их.
    Если Ричарду пришлось скрываться и действовать частенько силой, то вот Эннис надо было лишь поманить пальчиком, чтобы новые и новые дураки погружались в гибельное удовольствие.
    Безумные, оторванные от реальности и здравого смысла балы начали свое шествие по королевству Гомория.
    Слабые развлечения постепенно сменялись чем-то пожестче, а в конце всегда заканчивались кровью и столь отвратительными вещами о которых нормальный человек даже не сможет подумать.
    Их ритуальный зал располагался прямиком во дворце короля. И не где-то в подвалах, а вполне себе в обычном помещении.
    На искусно вырезанный алтарь, сделанном в виде семерки совокупляющихся представителей разных рас, в котором были четыре разных зверолюда, эльф и человек, клались жертвы, после чего, цепляя крючьями, с них медленно сдирали кожу, попутно раздирая внутренности огромными шипастыми дубинами.
    Вокруг же этого кровавого месива танцевали и совокуплялись слуги и аристократы, поглощенные эманациями своих хозяев.
    Эннис сидя на том, что раньше было кронпринцем, а теперь воющем от удовольствия куске голой плоти, с удовольствием облизала свою лишенную кожи кисть. Отрастить кожу с ее новой силой было не проблема, но ее дико заводили ощущения от того как воздух холодит ее мясо на руке.
    Мир содрогнулся и Эннис и Ричард одновременно подняли головы, хоть и были за сотни километров друг от друга, всматриваясь в дрожащие око порталов, из которых на них взглянули столь могущественные существа, что сама реальность дрожала от их мощи.
    – Пора, верные слуги. Несите благословение хаоса дальше, – эти слова резонировали в их головах, отдаваясь в разумах остальных последователях. – Да поглотит этот мир Бескрайний хаос!
    – Да поглотит этот мир Бескрайний хаос! – в экстазе заревели сотни высокопоставленных культистов.
    *****
    Северные провинции, территория расположения клана Волка. Длинный вытянутый дом, частично вкопанный в землю, с огромными потолками. Он находится в центре деревни, расположенной на высоком холме.
    Холодный ветер зло свищет, заставляя факелы на стенах изредка метаться, почти затухая. Скоро должна была грянуть буря.
    Эдгарс по прозвищу Легионер мрачно сидел во главе широкого стола. Вокруг сидели его соратники по клану.
    Вернувшись со службы Империи, и даже выжив в после гибели столицы, у сотника было достаточно верных парней, чтобы почти без крови установить свою власть. К тому же к нему присоединились и другие «волки» из остальных легионов. Теперь он был вождем, но если бы это приносило ему радость.
    Суровые люди, одетые в доспехи и шкуры мрачно смотрели на скудную еду стоявшую на столу. Причем по местным меркам это считалось еще и праздничным столом.
    Обычные люди о таком не могли и мечтать.

Глава 9

    — Проклятые Медведи опять залезли на нашу территорию. Говорят, стадо туров забрело с их земель, и они гнались за ними, — начал сидящий справа от вождя старик. Несмотря на возраст и абсолютно седые волосы его глаза цепко оглядывали всех здесь присутствующих. – На них наткнулась стража границ. Чуть было не дошло до кровопролития.
    — А на нашу территорию зашли люди клана Снежного тигра. – тут же раздался голос с другой стороны.
    – А у нас…
    — Хватит! – заревел Эдгарс с силой обрушивая кулак на сто, круша свою часть столешницы на куски. Его буквально трясло, а с губ почти капала пена. — Меня задрали ваши постоянные предложения пойти в поход на собственных же братьев! Мы один народ! И плевать, что из разных кланов! Я воевал за Империю вместе с Медведями, Куницами, Зимним тиграми, Ядовитыми змеями и многими другими!
    – Вождь, – Со стула поднялся другой северянин. Яростный взгляд вождя столкнулся с серьезным выражением его ближника. -- Так продолжаться больше не может. Народ голодает и умирает. Еще пара лет и останется жалкая горстка, которая сможет жить лишь благодаря охоте и остаткам земли. Если ты не хочешь идти на другие кланы, то пошли на Новые королевства!
    – Честь и смерть! – сказал, как сплюнул Эдгарс, выходя из-за стола и прохаживаясь. – Наш клан не достаточно велик, чтобы начинать войну. Ближайшие к нам королевства слишком велики.
    – Если враг был слишком силен, то наши предки находили выход, – вкрадчиво заговорил старик, наклонив голову, чтобы череп волка на голове скрыл его лицо. – Великий поход. – обронил он слово, которое решило все.
    Эдгарс, как и все остальные замолчали.
    Великий поход. Легенды о подобных вещах шли с тех давних пор, когда северяне на равных воевали с целой Империей. Многие считали, что те времена прошли.
    Но теперь, когда Империи больше не было…
    – Эй, Тюркс, – Легионер посмотрел на подобравшегося старика. – Собирай посольство. Почему одни мы должны получить всю славу?! Пусть присоединятся, и наши братья! Спустя века мы снова соберем Великий поход!
    Северяне ошеломленно замолчали, осознавая сказанное вождем. А затем заревели в радостном предвкушении.
    В тот день были открыты последние бочки с медом, после чего воины начали готовиться к будущей войне.
    Эдгарс же принялся планировать, как он будет собирать кланы в один общий строй. В этом ему должно было помочь то, что многие из вернувшихся воинов были легионерами. И некоторые из них, как и он, получили неплохие места в кланах. Именно на этом он собирался сыграть, используя бывшую армию, как скрепляющий материал для десятков и сотен племен, разбросанных по ледяным пустошам севера.
    Миру же было не до странного шевеления северян и пары восточных королевств. Вокруг бушевала война магов и церковников, от которой стирались целые города.
    *****
    – Здравствуйте, господа. – Шмидт вежливо поприветствовал почтенную публику, которая здесь собралась.
    Раньше, это здание являлось одним из дворцов короля, теперь же оно было отдано для нужд государственного аппарата Республики.
    Конкретно здесь было решено проводить важные выступления, в которых должно было участвовать большое количество людей. Была установлена трибуна и скамейки для слушателей.
    Сидящие люди являлись важными промышленниками и купцами Королевства, точнее уже Республики Драклик.
    Многие из них принимали непосредственное участие в восстании, поэтому они довольно оглядывались. В их понимании теперь наступала их эра власти.
    Самое же смешное, что Шмидт собирался их в этом… Уверять и дальше. Более того, он считал, что именно опираясь на промышленников и купцов возможно построить в этом мире что-то дельное.
    Однако он не забывал и о том, что подобных деятелей стоит ограничить дабы не получилось чего-то похожего на конец двадцатого века. Когда промышленники выдавливали все соки из рабочих и лишь появление профсоюзов и революционные движения заставили капиталистов начать считаться с интересами обычных людей.
    А для этого требовалось дать части власти в руки не купцов и промышленников, а кого-то кто сможет подняться из самого низа.
    Классовые лифты были важной вещь, которую Шмидт не собирался игнорировать.
    – Сегодня эпохальный день. Последние очаги сопротивления королевских войск были подавлены. В битве при Кирге погиб последний сын ныне покойного короля. Войска аристократов разбиты! Последние из их крепостей пали! Да здравствует Республика!
    Зал взорвался поздравлениями. Многие встали и весело похлопывали друг друга по плечам. Сегодня был их день победы.
    Шмидт поднял руку и все быстро успокоились, рассаживаясь обратно. Все отлично знали кто этот человек, и кто ответственен за то, что они получили власть.
    Еще больше года назад они не могли и помыслить, что могущество аристократов будет подорвано и контроль за своей жизнью перейдет к ним самим.
    Все благодаря новому канцлеру Вальтеру Шмидту, который железной рукой, мощью нового оружия и тактики громил отряды дворян и даже их объединённые армии.
    Чего хотя бы стоили увеличенные версии ружей. Огромные металлические трубы которые выплевывали клубы дыма вместе с смертоносной свинцовой картечью, которая выкашивала солдат противника десятками. Выжившие же завидовали мертвым, протягивая в бессердечные небеса обрубки конечностей, срубленные картечью.
    – В связи с окончанием гражданской войны хочу сообщить о необходимых изменениях в устройстве государственного аппарата. – Шмидт замолчал, давая всем возможность осознать его слова.
    – Во-первых, объявляется о создании Республиканского управления промышленности Драклика. В него войдут все нынешние крупные промышленные гиганты. Именно этот орган теперь будет ответственен за правильное направление движения промышленности нашей страны.
    Раздались аккуратные хлопанья, которые перешли в овации.
    Вальтер с удовольствием слушал звук аплодисментов. Он лично объяснил смысл подобного жеста и приложил некоторые усилия, чтобы ввести его в обиход. Подобные мелочи позволяли ему вновь ощутить частичку дома.
    – Во-вторых, я рад сообщить о создании Республиканского союза купцов Драклика. Теперь наши деньги будут идти на пользу Республики, а не только паре человек. – На этот раз сильнее всего аплодировали купцы, хоть они и прекрасно поняли тот намек, который вложил Шмидт в свои слова.
    «Вот вам власть, но не зарывайтесь, ведь как вы ее получили, так можете и потерять». – вот, что несли его слова.
    – В-третьих, кроме промышленности и торговли у нас имеется и военный сектор. Сандоваль-Ван-Бормон объявляется командующим Республиканских вооруженных сил. С их помощью мы будет спокойны за нашу страну и нас самих.
    С краю встал наемник и оглядел всех привычным ничего не выражающим лицом, чуть поклонившись. Раздались аплодисменты, хоть и не такие громкие, как в прошлые разы. Влиятельные люди старательно пытались его запомнить. Некоторые из них знали или слышали о правой руке канцлера, но вживую им его видеть не доводилось.
    Вообще всем было довольно странно осознавать, что обычный человек, без дворянского звания или череды влиятельных предков может занять столь могущественный пост. Раньше о подобном никто бы и не мечтал.
    – А теперь главная новость. – Шмидт раскинул руки. – Республика стоит на пороге больших изменений. Весь мир скоро вцепится друг к другу в глотки, и мы тоже не избежим этого. Поэтому наша страна должна использовать каждую крупицу металла, сил и пота, чтобы быть готовой к этому моменту! Набирайте новых людей, учите мастеровых и готовьте солдат. Республика с честью выйдет из будущих конфликтов! Во славу Республики!
    – Во славу! – дружно зазвучал клич в огромном зале.
    *****
    Мировая война началась отнюдь не сразу. Многие ставят разные даты этих событий. Кто-то считает, что она началась в момент нападения Великого похода Северян. На тот момент далеко еще не все жители севера присоединились к войне, поэтому их нашествие не было столь гибельным.
    Тем не менее, у них получилось разбить армию одного из западных королевств и захватить несколько городов, вывезя из них все подчистую. Многие из жителей были угнаны в рабство.
    Вернувшиеся домой северяне с огромным удивлением поняли, что голодная смерть отступила и теперь они могут жить в богатстве и довольствии. Надо ли говорить, что еда через время кончилась и к новым Великим походам стали присоединять новые и новые участники.
    Видя, как жируют их собратья, остальные кланы преисполнились зависти и тоже хотели ухватить свою порцию пирога. Некоторые кланы объединялись в собственные походы и нападали уже на восточные королевства.
    Этих походы встретили страшные столкновения с последователями Гнили и Желаний. Чуть позже подтянулись остальные восточные королевства. Люди прекрасно осознавали опасность хаоса. Но уничтожить Гоморию и Бактас оказалось не так-то просто. Хотя бы потому что сами королевства отнюдь не доверяли друг другу и то и дело предавали, начиная воевать уже друг с другом.
    А возможно, причиной этому послужило действие самих хаоситов, цепкие щупальца которых расползлись много дальше тех страны, в которых они официально находились.
    Как говорилось выше, кто-то считает, что мировую войну начал Вальтер Шмидт. Ведь почти одновременно с Великим походом северян, Республика, которая набрала достаточную силу, вторглась в соседнее королевство, расположенное на северо-востоке.
    Конечно, огнестрельного оружия было относительно немного, но оно все же было. Командующий же республиканской армией очень умело использовал его в любом противостоянии.
    Сандоваль воевал грязно и подло, не придерживаясь каких-то принятых норм. Ему было глубоко плевать на свою репутацию, ведь у него был четкий приказ своего патрона – победить.
    Достаточно бесстрашный человек, Бормон просто не хотел думать о том, что будет если он проиграет. Благо, он оказался достаточно умелым полководцем.
    Пушки отлично себя показали при штурме любой крепости или города, хоть и тратили огромное количество пороха, которого постоянно не хватало, что замедляло продвижение вглубь. Поэтому наравне с пушками использовались катапульты и требушеты.
    Примечательно было и то, как именно канцлер Республики продвигал эту войну. Войскам Драклика запрещалось грабить или отнимать что-либо у населения захватываемой страны.
    Более того, на каждом перекрестке, городе или деревне всем сообщалось о том, что это война не против братьев западников, а против различных мерзавцев, которые всех обманули и раздраконили на части великую страну.
    Империя не упоминалась. Шмидт давил именно на единую западную державу, которая существовала и до Империи.
    На пропаганду он также не забывал тратить огромные средства и силы. Тогда, в бывшем дворце он не упомянул еще несколько министерств, одно из которых касалось продвижении нужных ему мыслей. Кому как не жителю двадцать первого века осознавать полезность этого инструмента.
    Однако, подобное отношение совершенно не касалось дворян и самого короля. Любые аристократы расстреливались и вырезались без всякой пощады. Не щадили никого. Новой власти не нужны были в будущем мстители или мятежники.
    Да и в новое общество Шмидта они не вписывались. Ему нужна была абсолютно профессиональная армия, а не сборище вооруженных наемников, с завышенным чувством собственной важности.
    Остатки цвета королевства в ужасе бежали в другие страны, неся страшные вещи. Если тот же хаос был вещью знакомой, то вот, то, что принес Вальтер, являлось для них жуткой новинкой.
    Это начало процессы противостояния нескольких королевств столь наглому и опасному соседу.
    Дурной пример заразителен. Одно за другим королевства бросались друг на друга в яростных попытках уничтожить и захватить власть. Словно рушащийся карточный домик мир и порядок сменились на мировую войну.
    Запад, восток и Север вспыхнули кровопролитными сражениями, захватами и осадами замков, сгоревшими деревнями и трупами. Последние в огромных количествах стали лежать на полях и дорогах на поживу воронью. Часть из них восставала или перерождалась, неся смерть выжившим.
    Единственный, кто стоял в стороне, были южане. Но им не долго осталось радоваться. На границах наметилось странное шевеление орды зверолюдов, да и эльфы что-то явно задумали.
    @Тут был Чеширский Кот (=^ ? ^=)

Глава 10

    Рухнувший с небес болт со свистом вошел буквально рядом с ногой одного из сидящих возле костра бойцов.
    — Да етить тебя через плетень! — от испуга солдат опрокинул на себя тарелку с похлебкой и рукой съездил по лицу рядом сидящей шлюхи.
    – Бу-га-га! — заржали его товарищи, потешаясь над неудачливым товарищем. Продажная женщина, обиженно вытерев разбитую губу, подсела к другому солдату, который смачно ее поцеловал.
    Другой боец достал лютню и начал наигрывать какой-то веселый мотивчик.
    Наемники не боялись, что следом прилетит еще один болт. И так, этот выстрел был сделан вслепую по вражескому лагерю из «скорпиона, уменьшенной версии баллисты стреляющей длинными стрелами.
    Защитники таким образом пытались атакующим не дать расслабиться, но по факту тратили в пустую боеприпасы. Попадания даже по палаткам были редки, не говоря уже о людях. К тому же, здесь собрались опытные вояки, которые давно привыкли к смерти.
    Когда ты живешь чуть ли не в обнимку с серой госпожой, то начинаешь смотреть на жизнь проще.
    До штурма было еще время пока один чернокнижник не подготовит ритуал, который поддержит атакующую армию.
    Да и могло ли быть иначе. Горлышко у бутылки было сломано и джина нельзя было вернуть в бутылку.
    Война всех против всех шла уже три года и не было у нее конца.
    – Эй, Рейнерд. А сколько ты уже воюешь? – один из обычных наемников поинтересовался у жутковатого вида сержанта, чью рожу пересекал уже заживший, но оставивший страшный рубец, шрам.
    — Да сколько себя помню! – засмеялся в далеком прошлом сержант Чудовищных. — Лет пять уже, как наемник. – окружающие уважительно переглянулись. Жизнь ландскнехтов не была безопасной. Даже несколько лет в столь опасном бизнесе считался внушительным сроком. Те наемники, что жили своим ремеслом десять или пятнадцать лет считались легендами. Ну или невероятно удачливыми и живучими «сукиными сынами».
    Если, конечно, они не были командирами отрядов или лейтенантами. В таком случае это было не странно, ведь руководство редко лезет в самое «мясо». Обычно оно посылает туда кого-то другого.
    Рейнерд Сепп, а по совместительству главный по обучению новичков в отряде лейтенанта Алекса Вульфса, раздраженно цыкнул.
    – А если серьезно, то вот это вот все, жалкие цветочки по сравнению с тем, как я служил в Чудовищных. Сколько мы разных чудовищ перехреначили, просто ужас. Иной раз выходили из подземелий, а на нас столько дерьма висит, что нас за тварей принимали! Так, представляете, под столицей завелись новый вид то ли мутантов, то ли особо уродливых зверолюдей…
    -- Да пошел ты! – хмыкнул один из сержантов, пошевелив волчьими ушами. Остальные сержанты весело зафыркали.
    – Сам пошел козе в трещину! Так вот. Выглядели они чисто как крысы, только прямоходящие. Нашли где-то одежку грязную, ну и начали плодиться. Разных тварей мы под столицей находили, но эти были особенными. А знаете, чем?
    – Да не тяни ты, сука. – тут же подбодрили его благодарные слушатели.
    – А тем, что молились они зеленым камням. А камни эти они…
    – Блин! Я слышал эту историю, – неизвестный возбужденно ударил себя по коленке. – Говорят под столицей нашли целую кучу изумрудов! И туда поехала целая уйма народу, пытаясь вытащить камни!
    – Хлебало закрой, а то вот веришь, я тебе его своим сапогом сейчас заткну. – угрожающе припечатал Рейнерд. Сержант глянул в оскаленное лицо чудовищного, вспомнил, что про него рассказывали и сделал вид, что внезапно задумался о чем-то важном. К примеру, о своем дальнейшем здоровье.
    – Вот из-за таких дурных ублюдков в эти подземелья и повадились лазить всякие дебилы. Изумру-у-уды. – передразнил он. – Эти поганые крысы мазали своим зеленоватым дерьмом обычные камни! А всякие глухие и тупые уроды, услышав все через жопу, пустили слух, что стража нашла изумруды. Знали бы вы сколько народу сдохло от этой тупости. Так сдохли бы и хрен бы с ними. Так они же тварей собой подкармливали! – наемник в возмущении аж задохнулся, не находя что сказать.
    Остальные бойцы ошарашенно помолчали, а затем всех прорвало.
    – Ви-и-и! – тихо выл, скрючившись от смеха сидящий с другой стороны костра Минас. – Камни! Зеленые!
    Наконец все успокоились. Повисла недолгая тишина, которую прорвал сержант, принадлежавший отряду лейтенанта Сигарта.
    – А слышали, Республика сцепилась с церковниками?
    – Еще бы, – цыкнул другой солдат. – К ним же магики бегут. Ну, те, которые не хотят больше воевать внутри Ассоциации. Будут делать там это новомодное оружие.
    – Кстати, слышали эта «ружья»…
    – «Ружье». Эта хрень зовется ружьем.
    – Да срать, как она зовется, – говоривший вызверился на поправляющего. – Говорят Ливсийцы смогли узнать секрет того взрывающегося порошка. Их ружья слабее, не такие точные и постоянно взрываются, так как они не используют магов, но все равно стреляют!
    – И че? Продают оружие то?
    – Ага. – Говорят смогли сманить нескольких мастеров, знающих секрет. Сейчас уже несколько заводов работают.
    – Да уж. Эта Республика та еще заноза в заднице. Воюют не честно, так и норовят расстрелять, чтобы не встречаться честь по чести грудь в грудь. – покачал головой Рейнард.
    – Да, командир тоже так считает! – Рядом сидящий Зюлиус хохотнул. – Помню, сидим мы как-то в трактире. Ну и тут какой-то бродяга начинает рассказывать про Республику. Дескать, он там был и много странных вещей видел, – Зюлиус сделал паузу. – Ну и зашла речь про их канцлера, Вальтера Шмидта, значится. Так, командир, того, позвал его прямо за стол и долго выспрашивал у него про Республику эту, и кто там правит. Но больше всего он возмущался, когда тот бродяга рассказал про флаг Республики.
    – Я тоже слышал, – кивнул один из слушателей. – Он как услышал о черно-красно-желтом флаге, так стал ругаться на смеси нашего и какого-то другого языка.
    – А под конец сказал, – вновь вернулся к повествованию Зюлиус. – «Ах ты немецкая морда, скажи еще, что ты Республику Германией назовешь, коль флаг стырил!» Никогда не слышал такого языка, может от диких зверолюдов или древние языки, конечно.
    – Странно. А кто-нибудь знает откуда Вульфс сам?
    – Нет, – Рейнерд покачал головой и стал очень серьезен. – И не советую пытаться лезть в это дело. Наш командир очень этого не любит. А то был один… Все совал свой нос в дела командира.
    – И что? – спросил Минас.
    – И все, – отрезал Сепп. – Больше его никто не видел.
    – А демон после этого ходил такой довольный, будто сытый. – хихикнул кто-то, но как-то неуверенно.
    Мимо, чеканя шаг начала маршировать сотня солдат короля. Наемники сморщились, прикрывая еду от пыли, поднятой сотнями ног.
    Войска короля и наемные отряды полностью окружили город, лишив защищающихся даже призрачной надежды сбежать.
    Тем не менее защита у города была неплохой хотя бы за счет нескольких магов, которые посчитали это место новым домом. Ну и по причине того, что местный бургомистр повздорил с церковниками.
    – Эй, мальчики! – зазывной голос двух разбитных девах привлек всеобщее внимание. Одна из них потрясла бочонком, в котором что-то весело заплескалось. – Кто хочет промочить глотки перед штурмом?! Превосходное вино! Прямиком с торговца, что вез бухло самому бургомистру! Торговец висит, качается, а его вино все еще может кого-то порадовать!
    – А если не хотите вино, то может хотите нас? – вторая деваха ухватилась за подол юбки и резко подняла его, показав всем, что никакого нижнего белья там не было и в помине. – Ну что мальчики? Чур не больше трех! Я принципиальная, ах-ха-ха!
    – Ах, чертовки! Прям маните! Эй, Гульфс, пошли, не посрамим наши десятки. – Один из сержантов встал, алчно ухмыляясь.
    Второй тоже мигом подскочил, яростно расчесывая у себя что-то в штанах. Подобная судьба была у всех слишком охочих до доступных тел маркитанток.
    – Эй, мужики! Только быстро. Штурм уже скоро начнется!
    Сержанты в обнимку с повисшими на них девками двинулись в сторону палаточного городка, помахав что услышали.
    – Пить перед битвой. Тьфу! – Рейнарт сплюнул. – Торопиться на тот свет.
    – А я слышал, что если меч в кишки попал, то это, вино, значит, помогает!
    – Да ты вообще молчи! Если бы это вообще работало, то Старик Гусман вообще был бы бессмертным! Он столько бухал, что весь насквозь пропитался алкоголем, как эти. Зверушки страшные у алхимиков в банках! Его бы и пара мечей в тело не успокоили бы тогда!
    – Так его камнем и размазало, дык, потому что мечи и не брали!
    Все весело посмеялись, вспоминая старину Гусмана, на которого довольно неудачно рухнула каменюка два года назад при очередной штурме. Солдаты потом удивлялись где вообще такой огромный камень нашли и как доперли до верха стены.
    Как стоял Гусман, так в землю и вошел. Точнее то, что от него осталось. Любитель выпить он был большой, наемничий срок же у него подходил ко второму десятку, поэтому его уважительно звали «Стариком».
    Тогда бухали все ландскнехты провожая «легенду» на тот свет. Кто-то даже нашел помятый шлем Гусмана и на него лили весь вечер вино, угощая Старика.
    – Демоны, проклятые маги. Если бы не они. Мы бы уже взяли город. – Минас раздраженно кинул ветку в костер.
    – Да, черта с два, маги лишь одна из проблем. Много народу там собралось, и никто не хочет сдаваться.
    – Еще бы, – Рейнерд вздохнул. – Наш наниматель, Король Росульфский, чтобы ему век царствовать, изволил повесить парочку высокородных дворян в одном городе после сдачи. Дескать, они поносили его со стен. А теперь ни один город не хочет открывать перед нами ворота до последнего! Готовы сражаться насмерть, но не сдаваться.
    – А может это из-за того, как мы в прошлом городе покуражились?
    – Так ведь почти никого не убили! Так что враки.
    – А кто-нибудь знает, что готовит наш демонолог?
    – Что-то грандиозное. – Минас покачал головой. – Я уже долго сражаюсь вместе с ним, но первый раз вижу столь масштабное колдовство. Столько жертв, как только он умудрился три года назад договориться с церковниками. Да и сейчас его не трогают…
    – Ай, – один из сержантом почесал волосы и, выловив там что-то, раздавил ногтями. – Церковникам сейчас не до того. – После того как Ассоциация стала избегать прямых сражений и наносить удары по их монастырям, дела у них пошли так себе.
    – Это да-а-а…
    – Слышьте, парни. А что вы можете рассказать про своего командира? Ну, про чернокнижника? Про него много чего болтают.
    Рейнард и Минас настороженно подобрались.
    – И что про него болтают?

Глава 11

    — Ну, — немного смешался спрашивающий. – Говорят он чуть ли не продал душу демонам ради силы. В каком бы сражении он не участвовали, оно всегда закончится его победой.
    — Победой, капитана Портиса, ты хотел сказать?
    – Ты меня понял!
    – А еще говорят, что его боятся даже церковники! Ну, не просто же так они его не трогают? — пояснил свою мысль один из сержантов. – Вон, год назад он зарезал целых десять человек, чтобы взломать магический щит огневика, который доставлял нам столько проблем. А церковники ниче так и дальше к нему ходят.
    — Ну и че? Зарезал и зарезал, – Рейнард пожал плечами. – Командир договорился с ними, вот и все. Чтоб вы знали, Вульфс настоящий бич все этих демонических тварей. Я уверен, в аду ссутся, что после смерти, как бы он к ним на огонек не заскочил! Сколько его знаю, он этих тварей давит.
    -- Да че ты гонишь! А его демон?! Все видели, что тот за ним хвостиком ходит.
    – Дурень! А ты знаешь, что это за демон? Не знаешь? То-то и оно. Это, мать его, демонический палач! Уж пока мы этих сук давили, то многих из них повадки выучил. Такие как он жрут демонов, словно коты мышей на завтрак!
    – Еще лейтенант умеет держать обещания, – в беседу вступил Гирс. В прошлом крестьянин, стражник, а затем и наемник. – Когда столица была разрушена, погибла моя жена, дочь и все родственники. Я хотел сдохнуть, но забрать побольше тварей на тот свет. Но Вульфс не дал мне этого сделать. Он пообещал мне, что мы убьем столько тварей, что я устану их убивать. Он сдержал обещание. Я лично прикончил демона среднего уровня, когда лейтенант сжег и оторвал ему все лапы!
    – Это точно. – Рейнард ухмыльнулся. – Слышь, Зюлиус, а помнишь, как вы попали в темницу короля?
    – Такое хрен забудешь. Подумаешь, выпили, побуянили, ну чуть трактир поломали, ну и людей вокруг тоже. Так, никого же не убили! А нас повесить! Типа, трактир принадлежал какому-то родовитому хрену, который знал начальника тюрьмы. Так, Вульфс пришел прямо под стены тюрьмы при всем параде вместе со всеми бойцами и чуть ли не пинками и угрозой казнить на месте заставил начальника нас выдать.
    – Так поэтому нас собрали и сказали, что возможно мы против короля пойдем?
    – Ага, точно. Капитан того, еле урегулировал. Думал с боями будем из столицы прорываться. – Рейнард стал серьезен. – Наш командир слишком… Зол, наверное. Вот, если я, например, тебя пошлю, Минас. Что ты сделаешь?
    – Пошлю тебя туда же. – тут же ответил Минас.
    – Вот. Так сделает каждый. Но Алекс Вульфс слеплен из другого теста. На слово, он ударит, на удар же вообще убьет. Если вам не повезло перейти ему дорогу, то постарайтесь заплатить. Плевать чем. Деньгами, своим трудом или услугой, но вы должны вернуть долг. Иначе, когда это сделает он сам, вам совершенно не понравится итог. Людей вроде него нужно или сразу убивать, или не трогать. Не стоит это того.
    Сержант со шрамом замолчал. Слишком длинная для него речь.
    – Это да. Гирс стряхнул крошки какой-то стряпни с колен. – У нас в деревни был пес, Рвач. Вроде не особо большой, да и не сказать, чтобы сильный. Но лютый, прям страсть. Коль какая драка собачья, так он тут как тут. И сходу бросался в самую гущу, начиная всех рвать и грызть. Любил он выбрать какого-то большого и вцеплялся в глотку и начинал душить. Сам мотыляется, как сопля на верху, а держит крепко пока жертва не рухнет без сил…
    Внезапно воздух содрогнулся от протяжного, проникающего в самую душу звука. Бойцы засуетились, засовывая впопыхах остатки еды в рот и вскакивая.
    – Сигнальный рог, подготовка к штурму!
    Сержанты Вульфса дружной группой подорвались в сторону своих десятков.
    Лейтенанта здесь не было, так как он готовил нечто грандиозное для защитников, но это лишь еще сильнее заставляло всех, от сержантов до обычных воинов, суетиться. Одно дело накосячить, когда командир рядом. В этом случае ты получишь наказание и все. Сейчас же совершив ошибку, они невольно покажут, что считают, что можно игнорировать приказы лейтенанта пока его нет.
    Гнев чернокнижника в чьей власти никто не мог усомниться, мало кто хотел представлять.
    Может поэтому их две сотни выстроились раньше всех, готовые выполнять приказ Рейнарда и Вастса.
    Здесь произошла необычная ситуация. Мировая война лишила многих людей возможноси привычного заработка. Единственная профессия, которая позволяла хоть и недолго, но все же жить, а не выживать, была воинской или всем тем, что помогает воинам существовать.
    Различные кузнецы, маркитанты, шлюхи, обозники и строители осадных машин. Мир менялся дабы оказывать столь необходимые услуги.
    Все это привело к огромному наплыву желающих вступить в армию.
    Подобное не обошло стороной и Цестуса Портиса, который плавно занял едва ли не второе место после короля Рольсуфского. Если три года назад его армия составляла порядка тысячи человек. То теперь это были полноценные две тысячи. Такая масса народа уже была чрезмерной даже для целой войны, поэтому Портис иной раз отправлял части этой армии воевать в другие места.
    У короля были союзники и они исправно платили за наемников.
    Тем не менее, новые кондотьеры были обязаны выплатить часть добычи Портису и общей казне Веселых Висельников, которыми они и являлись.
    Увеличение потока новых бойцов сказалось и на Вульфсе. Хоть он откровенно и не хотел никого брать, Цестус настоял, чтобы это все же произошло.
    Как землянин подозревал, сделал он это ради увеличения своей собственной силы. Все же работа капитаном столь огромной толпы ландскнехтов – это очень напряжённая работенка. Если заказы наемники обязаны выполнить, дабы не испортить репутацию, то вот предать своего капитана и уйти в другую страну куда проще.
    Или того хуже, попробовать самим занять столь вкусное место. Стоило хотя бы посмотреть на клан Вилксов, по которым война не то, что не ударила. Наоборот, они лишь расширялись, поглощая новые и новые трофеи Веселых Висельников.
    Портис был уже достаточно состоятелен, что не мешало ему грести все новые и новые трофеи.
    В подобном раскладе у Портиса были сотни, чьим командирам он более-менее доверял. Вульфс был одним из них. Кроме него были, и другие лейтенанты такие как Сигарт и Йонас, но Портис всегда был очень предусмотрительным.
    В итоге, в подчинении у Вульфса оказалось целых две сотни. Совершенно невообразимая масса людей, за которыми требовалось следить, наказывать, кормить и вести за собой.
    Однако росло и магическое могущество Алекса. Три годы войны всех против всех вкусное время чтобы подтянуть навыки и окончательно стать магом, с которым будут считаться.
    Поэтому, когда Вульфс был занят очередным ритуалом, власть ложилась на Вастса и Рейнарда, которые были одновременно сержантами своих десятков и заместителями лейтенанта.
    Хоть Вастс и был с Вульфсом дольше, но у него не получилось на равных соперничать с Сеппом. Сержант чудовищных, несмотря на не самую большую сообразительность, был достаточно волевым и харизматичным человеком, чтобы подмять себя не столь уверенного Вастса.
    Протрубил второй рог и спустя пару минут к построившимся наемникам подбежал запыхавшийся гонец.
    Еще безусый мальчишка, но уже носивший на поясе меч. Судя по богатой одежде он был сыном какого-то дворянчика.
    Парень попытался сделать суровый и надменный вид, но наткнувшись на «дружелюбные» взгляды бойцов, как-то съежился.
    – Че приказали? – сплюнул Рейнард, выйдя вперед и нависнув над пацаном. Тот, окончательно припухнув от бандитской рожи ландскнехта, пискнул. – Вам приказано выдвигаться к первой линии. Атака по команде трех свистков.
    – Понятно, гонец. А теперь давай отсюда, как бы чего не случилось. Беги к следующим.
    Парень не стал искушать судьбу и рванул прочь.
    По рядам бойцов пронеслись злые смешки. Сотни пристальных взглядов проводили спину маленького дворянчика. Ландскнехты любили, когда у них появлялась возможность прикончить или поиздеваться над теми, кто в другой ситуации смотрел бы на них, как на говно.
    А уж пытки дворян и дворянок были любимейшей забавой таких как они во все времена. Если при Империи за это могли вздернуть. Доходило иной раз до полного абсурда, когда даже на войне обычный воин посмевший убить дворянина мог по итогу боя подвергнут казни.
    Сейчас смотрели уже не так чтобы внимательно. К тому же, пример Республики, вырезавшей своих аристократов, оказался на диво любопытным и притягательным. Шмидт создал прецедент, который привлекал чернь со всего мира.
    – Ну что, сукины дети?! Этот город посмел сопротивляться даже несмотря на предложение о сдаче. И поэтому город был нам отдан на разграбление! А вы знаете, что это значит?!
    – Да!!! – рев сотен глоток сотряс воздух, заставив защитников ежиться от страха, выглядывая сквозь зубцы стен вдаль, туда где собирались волны вражеской пехоты, которая уже скоро ринется на последний штурм.
    – Делайте, что хотите! Убивайте! Трахайте! Режьте! Грабьте, сколько душе угодно! Но ничего не жечь! Те, кто посмеют это сделать, окажутся колесованы. Город должен остаться целым. А теперь вперед и не подведем нашего лейтенанта!
    – Да! – солдаты с предвкушением смотрели в сторону города. Они уже видели не защитников, а всего лишь преграду, которую надо снести, чтобы перед ними обнажилось нежное, парящее нутро, в которое можно вцепиться всеми клыками и трепать, рвя на куски.
    Иногда слышались разговоры вроде: «Всегда хотел вздернуть какого-нибудь церковника. Слушай, а я тоже. Никогда не любил тих уродов. Драли с нашей деревни столько, что мы жили впроголодь. Я слышал здесь есть целых две церкви! Вот уж, готов поспорит, где золотишко, то!».
    Войска медленно выстраивались вокруг стен на достаточном удалении, чтобы не добивали арбалеты или было чрезвычайно трудно прицельно стрельнуть из баллист и скорпионов.
    Подтаскивались деревянные щиты, которые несли впереди, чтобы защищаться от стрел.
    Чуть в стороне неторопливо катился таран с деревянным навесом от стрел и болтов.

Глава 12

    Фашины уже никто не брал. Небольшой ров был засыпан еще в первые штурмы. У атакующих тоже были осадные машины. Кроме требушетов и онагров, которые забрасывали горящие, политые маслом и обёрнутые тряпьем камни в стены и башни, имелось даже новомодное оружие, купленное у Ливсийцев.
    Толстые металлические трубы, установленные на колесах. Если бы кто-то посмотрел на поделки Республики и тех, кто у нее их скопировал, то стала бы заметна огромная разница в качестве.
    Своровавшим технологию приходилось наращивать куда более толстые стенки пушек и ружей, чтобы их не разрывало в клочья. И даже так никто не давал гарантию, что после нескольких десятков выстрелов ничего не случится.
    С другой стороны, даже столь опасные для самих владельцев поделки были достаточно эффективны против стен и ворот. Они отлично крошили камень, планомерно делая бреши, или круша зубцы стен вместе с теми, кто возле них находился.
    Единственный минус был в ограниченном количестве пороха, которого постоянно не хватало.
    Вообще этот мир сумел так быстро развить эту технологию, всего лишь за три года, а также наладить производство даже таких ущербных пушек, лишь за счет достаточно развитой металлургии и промышленности.
    Но сейчас всеобщее внимание привлекали отнюдь не эти громыхающие пушки.
    Куда больше всех интересовала огромная пентаграмма, горящая кровавым потусторонним светом, по кругу которой были вкопаны столбы с привязанными к ним десятками людей, корчащимися от нестерпимой боли.
    От их тел шел еле видимый дымок уходящие в выжженные линии на земле.
    Александр Вульфс застыл прямо в центре ритуала. Этот день должен был стать вершиной его мистического искусства.
    Землянин двигался вдоль линий, не приближаясь к краю, и спокойно и методично вскрывал горло каждого вражеского солдата одного за другим. Ключевые точки ритуала вспыхивали, наливаясь силой.
    Наконец, он замер ровно в центре. Кто-то наблюдательный заметил бы, что двигаясь от тела к телу демонолог шел извилистой петлей, которая заканчивалась прямо в центре.
    Он раскинул руки в стороны, словно хотел обнять весь мир. В правой руке мерцал жертвенный кинжал. Его покрывала кровь уже убитых жертв, алая жидкость все стекала и стекала с блестящего лезвия, словно у нее не было конца. А может быть так и было.
    Большое количество хаоса рвет и корежит привычную реальность. То, что казалось невозможным обретает пугающие очертания.
    Алекс глубоко вздохнул. От мага во все стороны тянулись магические нити, которыми он управлял, словно гигантским концертом. Будто некий паук дирижер, он дергал за ниточки, активируя те или иные процессы в нужный момент.
    Конечно, часть из всего этого работало и без вмешательства со стороны. Человек просто бы не сумел выдерживать необходимые интервалы времени между, например, той точкой отсчета, когда нужно сделать первый прокол реальности, затем же скрепить полотно мира, чтобы оно не затянуло разрыв.
    А следом вновь и вновь резать ткань мира новой и новой жертвой. Все глубже погружаясь в тайны магии хаоса перед Александром Вульфсом открывались такие секреты, которые неподготовленный разум могли заставить сойти с ума.
    Любые серьезные ритуалы не просто так требуют жертв. Порядок особенно уязвим против самого себя. Так родилась демонология, использовать живых существ, где их «кровью» рвут завесу хаоса, позволяя тому проникать внутрь.
    Но кроме автоматических процессов в ритуале были и такие, в которых обязательно требовался оператор, который обязан был повернуть тот или иной вентиль в зависимости от ряда условий.
    Чернокнижник работал. Вокруг бушевали волны энергии, сотрясались от страданий на столбах десятки пленников, но сознание Вульфса было далеко. Словно умелый наездник он пытался побороть, подчинить непокорную стихию, желающую уничтожить все вокруг.
    Вся проблема этого ритуала заключалась в его желании шагнуть дальше. За три года Вульфс сумел освоить парочку новых способностей: стены адского пламени, не только сжигающие, но и оказывающие физический удар.
    А чего стоит жидкий огонь? Хаос бывает разным. Хаотическая смесь воды и огня была удивительно опасной идеально подходила для выжигания различных нор и подвалов.
    Подобные эксперименты разнообразили его боезапас.
    Тем не менее, это была магия хаоса. Демонология хоть и росла, но лишь в теоретическом плане, ограничившись Палачом.
    Но теперь Вульфс хотел сделать то, что сделал четыре года назад. Призвать демона. Но если Палач подходил под средний уровень, то сегодня должен был быть высший. Пускай самая низкая планка этого ранга, но высший.
    «Пора!»
    Часовой ритуал подходил к своему логическому исходу. Дыра в пространстве уже появилась. Алекс без страха взглянул в прореху.
    Там клубился хаос, безразмерный и неисчислимый. Он смотрел бесчисленным количеством глаз на того, кто дерзнул с ним сыграть. Вот только этот день был отнюдь не тем, когда демонологу приходится платить.
    Десятки пленников издали душераздирающий вопль. Их глаза вспыхнули белым пламенем, начиная чадить энергией, уходящей вверх и всасывающейся в разлом.
    Их тела корчились, содрогаясь в немыслимых пароксизмах боли. От невероятного напряжения сил, кожа трескалась и рвалась словно бумага, обнажая мясо. Они усыхали, начиная обугливаться и обвисая огарками на цепях.
    Плата была получена. И в мир шагнул один из тех, перед кем дрожали сами небеса, если бы они существовали в этом проклятом мире. Ангелы же, силы порядка, были заняты чем-то более важным, чем спасение какого-то мира от очередного апокалипсиса.
    Вульфс взмахнул рукой. Перед ним появился хаотический щит, который принял на себя удар концентрированного хаоса. Земля стонала, взрывалась, плавилась и осыпалась песком.
    Некоторые камни, потеряв способность воспринимать гравитацию, поднимались в воздух. Они буквально светились от хаоса. Что позволило им игнорировать законы порядка.
    Мир уже привычно лишился всех цветов.
    Пентаграмму, собственно, как и столбы с мертвыми телами снесло ударной волной.
    Когда пыль немного рассеялась стал виден этакий островок целой земли с Вульфсом внутри внушительного кратера. Его щит с честью выдержал удар.
    А напротив него стоял тот, кого он все же смог в одиночку протащить в этот мир.
    Стоявшие вдалеке солдаты со страхом смотрели на порождение хаоса. Все их инстинкты кричали о необходимости бежать, не оглядываясь. И они были правы.
    Это существо было абсолютно чуждо всему живому.
    Особенно корежило тех, кто имел счастье несколько лет назад из первых рядов любоваться гибелью столицы. Ушедшие было кошмары вернутся к ним вновь. Ведь они снова ощутили ту пробирающую до костей силу одного из высших. Пускай это был лишь один, но его силу нельзя было ни с чем спутать.
    Горящие адским пламенем глаза встретились с холодным взглядом чернокнижника. Но высшего демона гнева нельзя было обмануть.
    Пасть семиметрового монстра дрогнула, и Алекс понял, что тот ухмыляется. Демон отлично видел, ту ненависть и гнев, которые теперь вечно жили внутри чернокнижника. Однако к раздражению твари хаоса, Вульфс умел контролировать эти чувства, направляя и применяя их лишь тогда, когда ему самому это было надо.
    Пыль наконец рассеялась достаточно, чтобы можно было увидеть чудовище во всей красе.
    Огромный рост. Мощные повернутые коленями назад ноги, покрытые толстыми роговыми пластинами брюхо и грудь. Каждая из пластинок шла внахлест, создавая самый настоящий природный доспех.
    Поверх же всего этого был приварен прямо к плоти толстые металлические пластины, покрытые горящие огнем символы. Четыре длинных лапы, две из которых сжимали по мечу от которых исходило страшное ощущение опасности. И это было не просто так. Руны на лезвиях, как бы намекали, что это не простые клинки.
    Из спины выходили лапы наподобие паучьих, заканчивающихся острыми клинками.
    На голове имелось целое переплетение рогов, между которых были искусно вплетены металлические вставки. Такой шлем нельзя было снять, но высший демон мог не беспокоиться о защите головы.
    Цвет твари был непривычно черно-алый, не как у всех демонов гнева.
    В энергетическом плане на демоне окончательно проявились сдерживающие символы. Алекс чуть сгорбился от невиданной тяжести. Контролировать и держать поводок высшего демона оказалось безумно тяжело, хоть он и был готов к чему-то подобному.
    К сожалению землянина, у него не выйдет получить второго питомца вроде Палача. Если он даже достигнет того уровня, когда сможет на постоянной основе держать подобное существо под контролем, то не стоит забывать о самом мире, для которого подобная дрянь словно для быка красная тряпка.
    Столь сильные хаотические твари одним своим существованием испускают достаточно хаоса, чтобы разрушать и уродовать все вокруг себя. Алексу, стоящему рядом, приходилось поддерживать защиту дабы эманации хаоса не изменили его самого.
    Да и ударная волна при появлении была ничем иным кроме как попыткой избавиться от призывателя. Если бы Вульфс и выжил после такого удара, то ненадолго. С демонами всего нужно быть наготове.
    «Ты хочешь убивать демонолог? О да-а-а. Я вижу, как ты ненавидишь. Отпусти меня, и я выполню твое желание. Все вокруг умрут. Умрут страшно, прямо как ты хочешь. Готов поклясться, что я тебя не трону». — пасть монстра так и осталась неподвижной, но в голове мужчины раздался голос. Звучал он мягко и убедительно. Совершенно не соотносясь с этой мускулистой машиной апокалипсиса неподалеку.
    — Хреново стараешься. – Отбил предложение Вульфс, чихнув. Вокруг все еще летало много пыли. — Вот демоны изменения или желаний и впрямь заставляют попотеть. Убедительные, суки, что прям атас. А разговоры явно не твоя специализация. Твоя задача убить внутри города всех магов. Всех, кто будет тебя атаковать тоже можешь убивать. Больше никого. Ни в городе, ни здесь.
    Монстр хотел что-то сказать, но чернокнижник сжал поводок, хлестнув им по энергетике чудовища. Землянин не собирался вести с временным рабом какие-либо разговоры.
    Демон взрыкнул, пустая пара лап сжалась и разжалась, показав внушительные когти. Этому монстру не требовалось оружие, чтобы кого-то убить.
    Алекс повернулся в сторону ставки командования. Прямо сейчас оттуда на него смотрел весь военный цвет Королевства плюс командиры наемников. Был там и Портис, хоть отношения между его величеством и капитаном были откровенно напряженные.
    Землянин взмахнул рукой, указывая на город, давая понять, что он готов.
    Затрубил рог. И десятки машин: деревянных или стальных выпустили свои снаряды по стенам, пытаясь отогнать защитников от края, не позволяя тем беззаботно расстреливать двинувшуюся в атаку пехоту.
    «Вперед!» – мысленная команда и высший демон, недовольно разглядывающий скалившегося неподалеку Палача, шагнул в сторону осаждаемого города.
    Копье из баллисты почти воткнувшееся ему в грудь он отбил небрежным взмахом меча, словно ничего не весящий прутик, расщепив его на десятки брызнувших осколками кусков.
    @Тут был Чеширский Кот (=^ ? ^=)

Глава 13

    Алекс неторопливо двинулся следом. Пытаться угнаться за гигантскими шагами семиметровой твари он даже не пытался. Активный же щит ограждал его от обстрела. Правда мужчина все равно старался держаться за спиной у демона.
    Появление огнестрельного оружия, которое, как подозревал Алекс, было результатом действий Шмидта, все же имело опасность и для магов.
    Конечно, хорошенько напитанный хаосом щит был способен просто-напросто дезинтегрировать или остановить почти любое количество свинцовых пуль от мушкетов. Другое дело, что подобную конфигурацию защиты очень затратно держать постоянно. Да и видимость опускается почти до нуля.
    Тем же магам воздуха в разы проще. Их защита хоть и искажает видимость, но через нее все же можно что-то увидеть.
    Внезапно позиции атакующих сотряс мощный взрыв. Алекс бросил беглый взгляд назад и вздохнул. Одна из пушек приказала долго жить, разметав по округе весь свой расчет. Даже с такого расстояния отлично была видна кровь и обрывки того что раньше было людьми.
    Защитники старательно пытались не дать врагам подойти к стенам. Высовываясь сквозь зубцы стен, они выпускали стрелы, хоть чаще стреляли из арбалетов. Пару раз появлялись даже маленькие облачки дыма и раздавался стегающий щелчок выстрела. Кто-то из защитников умудрился достать порох и некую огнестрельную поделку.
    Атакующие прикрываясь щитами, старались побыстрее пройти столь опасную дистанцию. Тем не менее, Росульфцы не собирались покорно принимать удары.
    Пыхтящие от тяжести своей ноши, арбалетчики с силой втыкали тяжелые деревянные щиты-павезы в землю. В этом им помогали шипы, расположенные снизу. Следом ставился дополнительный упор и щит превращался в самую настоящую огневую точку. Выпустив болт, арбалетчик прятался за щитом, вдевал ногу в стремя арбалета и начинал изо всех сил крутить ворот, натягивая стальную тетиву. Дело это было не быстрое. Поэтому хорошая защита играла огромную роль.
    Достигнув стен, атакующие начали устанавливать лестницы. Сделать это было не так-то просто. Их старались всячески столкнуть или даже сломать ударами алебард. Сверху начали лить какую-то кипящую гадость. Воздух заполнили крики и вопли обожжённых. Несчастные катались по земле, царапая лопнувшие от жара глаза. Иногда их же товарищи мечами или копьями добивали их, облегчая страдания. Попасть в такой ситуации по вертящимся наверху врагам было не так-то просто.
    Землянин с облегчением подумал о том, что хорошо, что пушки не особо распространены. Обдать осаждающих залпами картечи, что может быть приятнее сердцу врагов?
    Да и Алекс не хотел проверять, сможет ли он защититься от пушечного ядра, пущенного в него прямой наводкой.
    Вжух!
    Десятки людей поглотила яркая вспышка и даже до Вульфса долетела волна горячего воздуха, встрепав волосы, выбившиеся из-под шлема.
    Чернокнижник безошибочно посмотрел в на тот участок стены, на котором расположился огненный маг. Это было хорошо, значит не нужно было их выискивать. А главное был плюс в том, что он находился слишком далеко. Чтобы помешать демону приблизиться на дистанцию ближнего боя. Судя по силе магического удара — это был явно магистр.
    А вот воздушник и водяной маг посчитали своей целью огромного демона почти подобравшегося к прямо к стене.
    Рост монстра вполне позволял поднять руки и зацепиться за верх стены, чтобы взобраться.
    Ледяные и воздушные атаки обрушились на высшего демона. Но Вульфс очень бы удивился, если бы это дало тот результат на который рассчитывали маги.
    Вокруг твари хаоса образовалось мерцающий радужный щит. Вульфс завистливо хмыкнул. То, что было недоступно людям, как существам порядка, так это использование хаоса напрямую. Демону не требовалось подчинять эту стихию, дабы она не навредила ему самому. Если бы любой маг попробовал создать вокруг себя подобную защиту из чистого хаоса, то попросту прикончил бы сам себя.
    Тем не менее, вражеская магия была достаточно сильной чтобы сносить целые куски хаоса, обнажая плоть чудовища, куда незамедлительно прилетали ледяные копья или замораживающие заклинания.
    Костяная плоть трескалась, металл покрывался инеем и лопался, обнажая горящие огнем внутренности.
    Подобные ощущения явно не пришлись чудовищу по душе.
    Демон прыгнул, преодолевая оставшееся расстояние. Мечи были вбиты в камень, заставив людей на стене потерять равновесие от внезапного сотрясения основы. К тому же это сбило прицел магов, что стало фатальным.
    Вторая пара рук и спинные наросты ухватились за выбоины в кладке и подбросили монстра на самый верх.
    Защитники успели глянуть на самое страшное зрелище в своей жизни: на атакующего высшего демона. А затем умерли, сметенные волной хаоса.
    Стоявшие среди людей маги пережили первый удар, магия спасала им жизни, но это не сильно помогло, хоть они и имели звание полноценных магов.
    Артефактный двух метровый меч описав дугу, врубился в воздушный щит и тот даже выдержал первый удар, а вот горящая пламенем нижняя рука вполне спокойно прорвала ослабшую пленку защиты. Маг не успел даже пискнуть, как его грудная клетка хрустнула, а сквозь пальцы чудовища брызнула кровь и внутренности.
    Тот с удовольствием их облизал, попутно зацепив труп, словно большой рожок мороженого.
    Внезапный удар почти сбросил демона со стены. И лишь чудом тот успел ухватиться за зубцы, выпустив тело погибшего мага.
    Оставшаяся в живых магиня не растерялась, выпустив невероятно мощное заклинание, прошившее тварь насквозь толстым куском льда.
    К несчастью высших демонов трудно убить. Стена льда, вставшая на пути монстра, смогла его задержать, но не остановить. Удар хаосом вместе с несколькими взмахами мечами разрушили уже ее щит. Взрыв соприкоснувшегося хаоса с камнем отбросил и дезориентировал девушку.
    Алекс мысленным усилием подавил пришедшую от демона картину того, как он держа еще живую жертву, начал от нее откусывать по кусочку, прижигая обрубки, дабы она не истекла кровью раньше времени.
    Демоны довольно мстительные твари, что как бы намекает на необходимость не оставлять их в живых.
    Подобная трапеза не помешала демону двигаться вдоль стены, убивая все живое вокруг. Его целью были остальные маги, разбросанные по всей защищаемой площади. Тактически верное решение для всей осад, обернулось настоящим кошмаром, ведь один на один маги стали смертельно уязвимыми для их убийцы.
    Алекс, стоя под стеной, повернулся к своему компаньону.
    «Эй, Палач. Подсоби-ка!» — мысленная команда и демон оборачивает щупальца вокруг мужчины, «нежно» поднимая того в воздух. Так нежно, что доспехи аж заскрипели от нешуточного давления.
    Сотни щупалец находили мельчайшие дырочки и выбоины, поднимая черный шарик с его ношей вверх. Никакого покачивания не чувствовалось, единственное слишком уж скрипела кираса.
    «Полегче».
    В ответ пришло раздражение, что его призыватель такое слабое существо, которое не способно залезть по отвесной крепостной стене.
    Вульфс на это отправил картину того, как Вульфс убивает несколько десятков демонов и демонстративно не отдает ни одного тела Палачу.
    Угрожающий рык и Вульфс в красках получил картину, как у Палача нечаянно разжимаются щупальца, и чернокнижник превращается в размазанную лепешку.
    На что Алекс не замедлил показать, как демона затягивает обратно в хаос.
    За долгие годы совместного сотрудничества человек, и демон давно уже знали, что можно использовать как аргументы в спорах.
    К примеру, для Алекса стало настоящим сюрпризом узнать, что Палач не хочет возвращаться в хаос еще и потому, что ему было в этом мире любопытно.
    Демон, осознав тогда, что отбиться от любопытного землянина не выйдет, постарался донести свою мысль. Так, хаос, не смотря на свое непостоянство и наличие самых разных существ, сущностей и обломков разных миров, представлял собой довольно однообразное место.
    Вечная война всех против всех с попытками забраться как можно выше, чтобы снизить число тех, кто может тебя убить. Но даже на самом верху, ты никогда не можешь быть уверенным в своей безопасности.
    В безмерном хаосе существовали столь страшные твари, для которых все планы демонов по размеру, как бутерброд. Эти левиафаны бесцельно плавают поглощая все на своем пути.
    В этом плане Порядок был Палачу куда интереснее и безопаснее.
    Очень необычный взгляд и Вульфс даже не мог сказать, это было особенностью его компаньона или твари хаоса подсознательно тянуться к порядку, так как он им интересен? А может долгий опыт с человеком позволил демону поумнеть? Вопросов было пока больше, чем ответов.
    На стенах кипели бои. На стороне защищающихся была их позиция, у атакующих же превосходящая численность. Они могли позволить себе атаку сразу с нескольких сторон, постепенно продавливая защитников со стен.
    Бои на узком пятачке камня – это отдельная песня, собственно, как и фехтование держась за раскачивающуюся лестницу.
    Тот, кто хоть раз лазил по лестницам, пускай даже металлическим, больше трех четырех метров отлично знает, как они начинают ходить ходуном. А уж лестницы больше пяти метров, когда по ним быстро кто-то взбирается…
    Не редки были случаи. Когда кто-то с криком падал на землю, расшибаясь на смерть или ломая кости.
    Но никого это не останавливало. Среди тех же наемников были популярны выплаты тем, кто первым взберется на стены или закрепиться на них, подняв свой флаг.
    Таран сильно чадил, догорая. У защищающихся получилось его подпалить, не смотря на мокрые шкуры поверх досок. Тогда было принято решение оттащить таран подальше и вдарить из пушек прямой наводкой.
    Толстые деревянные доски итак здорово побитые тараном не смогли больше сопротивляться, разлетевшись в нескольких местах. В город рванули стоявшие внизу бойцы.
    Подобное сильно сказалось на морали защитников. Сложно стоять насмерть, видя, как ты оказываешься в окружении, так как город за тобой начинает выть от ужаса.
    Горожане не испытывали иллюзий о своей дальнейшей судьбе. Отданные на разграбления города — это настоящий кошмар для его жителей.
    Выбраться же из города уже не представлялось возможным. Жадные до крови и богатств ландскнехты вливались полноводной серо-коричневой рекой внутрь.
    Алекс прогулочным шагом двигался в сторону грохота и вспышек пламени. Изредка раздавался рокот земли. Оставшиеся маги, сообразив, что их просто вырезают по одному, объединились и все же смогли дать серьезный бой демону.
    Когда он приблизился достаточно, стало ясно кто именно встал демону поперек глотки. Два уже достаточно пожилых мага, судя по значкам, магистров, вполне успешно противостояли твари. Их товарищи валялись мертвыми вокруг, но их хватило, чтобы нанести твари серьезные увечья.

Глава 14

    Огневик отбросил огненную сторону своей магии, сконцентрировавшись на взрывной ее части. А вот водяной маг буквально рубил монстра на части, затрудняя ему обзор ледяной бурей.
    Снежинки бури, со свистом от которого глохли уши, стесывали камень с мостовой. А температура даже на внушительный дистанции от боя опустилась так низко, что Алекс вздрогнул от холода. Изо рта вырвался пар.
    Высший демон уже лишился двух лап, одной правой верхней и левой нижней. Хромал, а также обзавёлся несколькими украшениями вроде ледяных копий в разных частях тела. Рога на голове были частью обломаны, что, правда, не мешало ему и дальше сражаться, хоть и с меньшей прытью.
    «Хм, атаковать мага льда можно, но это не принесет ничего кроме проблем. Пусть уж демон получает свои тумаки. А вот огневик… Это интереснее».
    Хоть на Вульфса и давил контракт с демоном, он вполне себе мог сражаться. Мысленная конструкция и в огневика отравляется пробивная стрела хаоса. Раньше ему требовалось несколько секунд на ее создание, когда он дрался с сильным демоном гнили. Теперь эти времена остались в прошлом.
    Подобное нападение было довольно подлым и в этом мире не одобрялось. Коль уж маги должны были сражаться, то требовалось соблюсти ряд правил. Сделано, как подозревал землянин, это было для того, чтобы маги не переубивали друг друга.
    Те же, кто не следовал этим правилам, обычно считались отбросами и чернокнижниками. Отношение к ним было соответственное. Благо Вульфсу было глубоко плевать, что о нем будет думать полумертвая Ассоциация. Собственно, как и Церковь, которая здорово потеряла во влиянии, после гибели целой кучи монастырей и всех накопленных богатств.
    Хотя, надо признать, тот контракт по уничтожению артефактов был достаточно выгоден и полезен.
    Маг, подтвердив свои навыки, успел среагировать, отбив заклинание наклонной стеной огня. Пронесшийся мимо хаос влетел в обычный деревянный дом, прожигая в нем дыру и рванул где-то внутри. Окна, сделанные из натянутых бычьих пузырей вспухли, вылетев к чертям с какой-то внутренней утварью.
    Алекс поморщился, заметив отблески пламени. Ему не хотелось объяснять кому-либо почему он поджег город. После боя требовалось потушить очаг возгорания.
    А вот летевший следом жидкий хаос огневик заблокировал уже не полностью.

    Раздалось отвратительное шипение и вокруг запахло горелым человеческим мясом. Уж этот запах Вульфс теперь мог отличить от всего чего угодно. Возможно, ему это лишь казалось, но он готов был поклясться, что жаренные люди пахнут иначе, чем жаренная говядина. Хотя казалось бы, и там и там просто мясо.
    Огневик с неверием рухнул на землю, смотря на дымящиеся кости ног, с которых за пару секунд сползла плоть. Жидкий хаос, словно издеваясь продолжал гореть прямо на костях. Маг не катался по земле от чудовищной боли лишь из-за шока.
    Он не заметил подошедшего со спины чернокнижника. Вульфс не хотел затягивать агонию этого человека, но столь удачная ситуация редко, когда появлялась.
    Маг льда, увидев, что делает чернокнижник взревел от ярости. — Эй, урод! Отойди от него или я превращу тебя в еще живой кусок льда!
    — Не отвлекайся! – безразлично посоветовал Алекс магу, которого чуть не прикончил высший демон, воспользовавшись тем, что противник отвлекся.
    Тем не менее Палачу пришлось резко встать между ними, чтобы разрубить на части ледяное копье.
    Примечательный факт был в том, что маг целился отнюдь не в чернокнижника, а в своего товарища.
    И Алекс его даже понимал, заканчивая чертить достаточно примитивный ритуал по отъему сил.
    Рука в латной перчатке легла на голову покачивающегося мага, растерянно смотрящего на свои ноги. Из нескольких магических символов выстрелили алые цепи, надежно зафиксировавшие «пациента».
    Ритуал был типовой, поэтому было забавно смотреть, как безмозглая магия сковала не только руки и тело мага, но и кости ног, будто прямо сейчас тот встал бы и куда-то побежал.
    Алекс криво ухмыльнулся и активировал поглощение. Глаза мага вспыхнули белым светом. Тонкие струйки силы, исходя из глаз, все ускорялись наполняя его убийцу столь желанной энергией.
    Это был тот случай, когда жертва от боли теряла возможность даже кричать.
    Зубы демонолога скрипнули от непередаваемого чувства эйфории вместе с раздирающей энергетическое ядро энергией. Словно, воздушный шарик, его ядро увеличивалось от притока дополнительного воздуха, главное, было не переусердствовать.
    — Ублюдок!!! – окончательно утратил ясность мышления маг льда, рванувшись в сторону убийцы его друга. Во всяком случае, Алекс подозревал, что этот огневик был его достаточно близким товарищем.
    А может он был должен ему большую сумму денег?
    Его яростный удар откинул высшего демона и Палачу пришлось броситься наперерез, чтобы не дать тому прервать ритуал.
    Алекс с сожалением передвинул руку на плечо, не дав обессиленному телу упасть. Хотя это не требовалось, цепи надёжно фиксировали его положение.
    Слишком много энергии, Алекс не был готов принять столько. Кинжал вошел магу в сердце со спины почти нежно. Жертвенный кинжал взвыл от радости поглощая всю энергию, ведь чернокнижник отказался от своей порции.
    – Не-е-ет! — с болью простонал вражеский маг. Высший демон замахнулся молниеносно взмахнул мечом и… Промахнулся, врубив клинок чуть ли не в полуметре от мага.
    Горящие пламенем ненависти глаза уставились на чернокнижника, на что тот весело улыбнулся.
    Вульфсу было не выгодно прерывание боя, поэтому он намеренно помешал демону убить противнику.
    Ледяной маг пришел в себя и с новыми силами набросился на высшего демона. Правда мощь его заклинаний была уже не та. Его силы мало-помалу, но кончались. Будь ты хоть архимаг, но вечно сражаться не получится.
    Вульфс привалился к оплавленному и побитому постаменту, с которого в битве случайным ударом оторвали статую. Мужчина никогда не курил, но подумал, что сейчас было бы самое время.
    Ситуация, как бы, распологала.
    Дым, разрушенная улица, разносящиеся вокруг крики все еще сражающихся солдат. Вдалеке слышатся панические вопли горожан, до которых все же добрались ландскнехты.
    Рядом начинает разгораться дом, даже в отдалении от которого чувствуется неприятный жар.
    «Как бы не случилось пожара. Эх, пожарником мне бывать еще не доводилось. Вот и поэкспериментируем. Палач, охраняй»
    Алекс повернулся к дому и размял пальцы. В этом не было никакой необходимости, просто психологическая разгрузка.
    Хаос был тем из чего был создан Порядок и в том числе стихии. Другое дело, что попытки создать из хаоса нужные стихии хоть и возможно, но они будут работать с заметными отличиями.
    Из рук мага вырвалось голубоватый искрящийся шар, которым он выстрелил в сторону дома, после чего заблаговременно выставил перед собой защиту.
    И не зря. От дома ударило мощной волной жара, который покрыла хрустящей изморозью брусчатку вокруг дома.
    Алекс снял щит и полюбовался делом своих рук. А посмотреть было на что.
    Этот голубоватый шар представлял собой нечто вроде хаотического холода, и он даже сработал более-менее ожидаемо. Единственное, что портило впечатление – это то, как именно хаос остудил горящий дом.
    Насквозь промороженные стены — это еще было еще полбеды, а вот застывший огонь… Вульфс со смешанными чувствами оглядел это непотребство, выглядевшее словно языки пламени превратились в искусно вырезанный лед.
    И вишенкой на торте было то, что от этого «льда» ощутимо тянуло теплом.
    Землянин сплюнул, свою задачу он выполнил, огонь больше не будет распространяться. А как будут чистить этот дом от результатов его трудов, было уже не его дело.
    Вот поэтому он не особо любил эксперименты с хаосом. Слишком своенравная стихия. Никогда не знаешь, к чему все может прийти. Единственный более-менее успешный эксперимент заключался в жидком пламени.
    Ледяной маг явно оправдал свой ранг, умудрившись побеждать целого высшего демона. Тот валялся на земле, так как ног у него уже не было. Целой оставалось одна лапа, вокруг которой он сконцентрировал хаос и кое-как отбивался от осатаневшего ледяного.
    Единственную возможность передвигаться ему давали обрубки наростов на спине, но это была уже агония.
    «Он твой. Убей его». – мысленная команда Палачу и тот взорвался радостным предвкушением.
    Мгновение и сотни плетей и щупалец опутывают тварь, ломая оставшуюся руку, и, рвя кожу, проникают внутрь.
    Заживо пожираемый демон забился, словно муха, попавшая на торжественный обед паука, пасть шарика пугающе раскрылась обнажив десятки рядов клыков, которые впились в его плоть. Кусок за куском отправлялся в бездонную утробу.
    Достаточно увлекательное зрелище, учитывая, что демон умел очень быстро регенерировать. Поэтому то водяной маг использовал именно лед, а не обычную воду, чтобы промораживать раны.
    – Теперь моя очередь, не так ли? -- хмыкнул, тяжело дышащий ледяной, демонстративно пытаясь отдышаться. Вульфс сомневался, что он и впрямь так себя плохо чувствует, как показывает, но не обижать же недоверием его актерское мастерство.
    – Приятно разговаривать с умным человеком.
    Они ударили одновременно. Сметающая все и вся стена адского пламени, и модифицированное ледяное копье.
    Ледяной снаряд пробил стену, но Вульфса на месте уже не было. А вот стена и не думала пропадать, рухнув на мага воды, заключая его в смертельные объятия.
    Взрыв и клубы пара, показали магистра вокруг которого плясали водяные смерчи. Призванные элементали с плана воды. Довольно туповатые создания, хоть с ростом силы они и прибавляют в мозгах. Такие создания призывают начиная со степени мага, до этого считается опасным.
    Он быстро оглядывался, пытаясь понять местоположение чернокнижника. И ему это даже удалось вместе с целой очередью заклинаний вроде адских стрел и бомб.
    Уставший маг, контуженный чередой взрывов вокруг, просто не заметил небольшую печать, которую Вульфс в дыму выжег у него под ногами.
    Взрыв!
    Противник уже не успел встать. Бросившийся коршуном ему на спину землянин вбил жертвенный кинжал прямиком в затылок. Пытаться играть как в прошлый раз он не собирался. Слишком уж опасен был этот враг.
    Кинжал, выходя из черепа задрожал от удовольствия, Алекс тоже улыбнулся. Ему определенно нравилось, когда артефакт становился сильнее.
    Связь между магом и кинжалом достигла уже тех величин, когда Вульфс с закрытыми глазами мог безошибочно указать местоположение оружия.
    Округу сотряс обиженный рев. Палач в ярости крушил все вокруг. Алекс прислушался к его мыслям и в раздражении сплюнул.
    «Я говорил тебе его прикончить! А не играться с едой! А теперь этот недоеденный кусок говна, свалил!»
    В ответ пришла сложная конструкция ближайший перевод которой значил что-то вроде: «Пошел ты нахрен».
    Вульфс хлестнул Палача плетью хаоса, которую тот хоть и разрубил щупальцами, но она все же отрубила ему несколько десятков ножек.
    Чернокнижник и демон зло уставились друг на друга.
    «Пошли. Охотник, блин». – Алекс двинулся прочь. Палач последовал за ним. Это была далеко не первая их ссора подобного толка.
    Требовалось поспешить, если он не хотел, чтобы ценные магические книги растворились в руках наемников. Конечно, по идее они должны были сдавать их в общак. Но иногда происходили казусы, когда вещи пропадали.

Глава 15

    Вульфс не беспокоился, что сбежавший демон устроит ему неприятности. Палач все же здорово его потрепал, сожрав немалую часть внутренней сути. Это значило ослабление сил и потеря его неприкосновенного запаса душ, которые давали ему силы. Уже то, что он сумел сбежать не иначе как чудо.
    Пока он сумеет восстановиться, пройдет много времени. Скорее всего, несколько лет. Куда больше проблем заключается в том, что почти у каждого высшего демона есть хозяин. И вот, как он воспримет ослабление своей армии уж точно нельзя предсказать.
    Может решит, что ему не нужен такой слабак, которого может убить какой-то человечишка. А может постараться отправить по следующему ритуалу надбавку в виде пары высших демонов или еще какой-будь гадости.
    Но если волков бояться, в лес можно не ходить. Доля демонолога опасная штука. Вечно приходится балансировать на краю. Никто не гарантировал, что сам демон добровольно бы убрался из этого мира, даже не смотря на сдерживающие печати.
    Но это не значило, что чернокнижник не стал бы еще более внимательным при призывах. Советы и наставления Гарсиуса-Ван-Дойча Алекс воспринял максимально близко к сердцу.
    Грабеж города продолжительный процесс, если на горизонте нет тех, кто способен выбить захватчиков или прижечь им пятки. Местное королевство имело глупость развязать войну на два фронта. И проигрывать войну не только королю Рольсуса, но и потерять армию в другом сражении.
    Поэтому войска двух королевств-захватчиков договорившись о том, что кому принадлежит, без суеты и спешки захватывали свою новую собственность.
    Поэтому сопротивление этого города строилось лишь на местной гордости, но никак не на логике. Может они хотели стать свободным городом? Но теперь уже было не важно, что они там планировали
    Идя по страдающему городу он чувствовал… Удовлетворение. Нет, отнюдь не из-за страданий окружающих. Они не приносили ему удовольствия, так же, как и не трогали жалостью. Ему было все равно, умирали они или наоборот праздновали.
    Ему было приятно видеть, как его узнавали пьяные от вседозволенности наемники. Не раз и не два его дорогу преграждали пьяные от крови отряды, но стоило им понять, кому они перешли дорогу, то тут же инцидент старались замять. Пару раз, нечаянно оскорбив словами, им пришлось платить золотом. Вульфс не прощал обид и не считал, что ниже его чести грабить грабителей.
    Видя этот страх, животный ужас перед тем, кто призвал на глазах тысяч людей страшную непобедимую тварь, Вульфс чувствовал спокойствие. Это ли не гарант безопасности и возможности жить спокойно?
    Он считал, что страх лучший аргумент при общении с этим миром.
    Восемь лет — это продолжительный срок. Он сумел полностью приспособиться, приняв правила игры. Он знал, по каким правилам живут окружающие люди и что надо делать, чтобы оставаться в дальнейшем на вершине пищевой цепочки.
    Все это средневековое дерьмо в сознании землянина ассоциировалось с огромной кучей мусора, даже не так, с безразмерной свалкой самых разных отходов, по которым бродят стада бомжей, считающие это место домом.
    И его, Александра Кузнецова, кто-то взял и не считаясь с его мнением превратил в такого же бомжа, который сумел научиться вести себя как бомж и с помощью зубов, кулаков и розочки от бутылки водки сумел занять хорошее место в иерархии этих отбросов общества.
    Мужчина не считал окружающих его за равных. Причем это относилось от Королей до самого последнего говночиста местных сортиров. Когда-то давно Вульфс с удовольствием посмотрел фильм «Трудно быть богом», хотел почитать книгу, но так и не дошли руки.
    Вообще Вульфс очень скучал по интернету и возможности читать книги. Местная беллетристика заставляла его морщиться и желать ударить писателей лицом об их писанину.
    В этом фильме поднимались довольно сложные темы взаимоотношений цивилизации находящейся на более высоком уровне развитии, чем ее товарка. Должна ли космическая цивилизация вмешиваться в жизнь средневекового общества? Или они должны ограничиться ролью наблюдателей?
    В прошлом смотря фильм, Александр посчитал, что лучше не вмешиваться, позволив их развитию идти, как оно идет.
    Однако сейчас, после всего, что он здесь пережил, Вульфс готов был спалить все вокруг в огне ракетных ударов и ковровых бомбежек. А когда пыль и пожары утихнут, постараться перевоспитать остатки общества в правильном, верном ключе.
    Мужчина не знал, какой этот путь «верный», но он был уверен, что подобный путь найдут. Все лучше, чем окружающий его мрак.
    В этом плане Алекс отлично понимал своего «брата» попаданца Шмидта. Он также, как и он сам, насильно был превращен в бомжа на свалке. Но он не согласился играть по правилам, начав перестраивать окружающий его мусор.
    Немец с характерной для его народа стойкостью и целеустремленность менял свалку на что-то иное. Алекс не знал, будет ли получившаяся картина лучше, или даже хуже прошлой.
    Главное, она будет иной.
    К сожалению, сам Вульфс так не умел. Бурлящий в его крови хаос все же видоизменил его, как бы сам землянин этого не хотел. Тихая, мирная жизнь, о которой он мечтал раньше, медленно истаивала словно дым от затухающего костра.
    Новый Александр не мыслил свою жизнь без встрясок и развития. Сидение на одном месте казалось ему все большей глупостью.
    Поэтому мужчина мысленно поддерживал Шмидта в его стремлении что-то сделать. Хоть и послал бы его к черту, если тот предложил Алексу пойти под его руку. Хотя Вульфс иногда задумчиво размышлял, что он будет делать, если Шмидт в какой-то момент захватит все вокруг. Станет этаким вторым Императором, ну или канцлером. Тогда ему волей-неволей придется сотрудничать, не бежать же жить к зверолюдям? Хотя он решительно не понимал, что может быть нужно такому человеку как Вальтер от скромного чернокнижника?
    Выходя из дома, в котором квартировал столь проблемный, но к счастью покойный, магистр воды, Алекс был доволен. Палач позади него нес в щупальцах целую кипу сумок и пакетов. Причем их вес и количество были внушительными, но для демона это не представляло трудностей.
    Вообще Палач являлся невероятно удачным приобретением. Практически наравне с жертвенным кинжалом. Вульфс почувствовал мысленный посыл от клинка, что-то вроде мурлыканья.
    Чернокнижник издал каркающий смешок, заставив отшатнуться спешащих куда-то солдат. Последний, молодой паренек, боясь поднять глаза, осенил себя кругом какого-то божества воды.
    «Артефакт, испивший крови нескольких сотен человек, убивавший беспомощных жертв и сражающихся воинов, умеет мурлыкать! Даже если бы я счел нужным это сообщить, никто бы и не поверил! Не сомневайся, ты, мое лучшее приобретение!»
    Веселое предвкушение кровавой резни было ему ответом.
    За время странствий, у Палача было в достатке возможностей плотно покушать. Пожирание людей или магов тоже являлось для него неплохой диетой. Как и все демоны, он умел аккумулировать души, усиливая свою мощь. Хоть и куда слабее обычных своих собратьев.
    Но это не помешало ему пройти от нижнего среднего, прямиком до верхнего среднего уровня силы. Алексу даже пришлось проводить несколько дополнительных ритуалов привязки, так как старые были уже не предназначены для удержания существа такой силы.
    И единственной причиной почему у него это почти без проблем получилось было то, что сам Палач не был против. Демон видел свой рост и сумел его связать с сотрудничество с демонологом.
    Его размер не сильно вырос. Теперь он был размером не с крупную овчарку, а, например, с крупного мастифа, что несильно впечатляло по сравнению с теми же высшими демонами, которые находились уже и не многим выше по адской иерархии.
    Другое дело, что его плотность и сила щупалец возросла в разы. Как показало недавнее сражение. Правильно зафиксированный высший демон мог лишь скулить от страха, пока его будут самым наглым образом жрать.
    Но с ростом силы у демонов появляются и новые способности. Обычно это выпускание и контроль хаоса.
    Палач это тоже умел, хоть и пока не очень умело, но были у него и эксклюзивные тузы в рукавах, вроде умения создавать щупальца не только на своем теле, но и в определенном радиусе вокруг.
    Алекс, первый раз увидев эту способность, впечатлялся до предела. И было от чего.
    Представьте, внезапно из земли, деревьев, стен и всего, что вы видите начинают расти сотни и тысячи щупалец, которые стараются впиться, оплести или порвать вас на десятки кусков.
    Мир привычно от обилия хаоса теряет краски и вокруг остается лишь шевелящееся полотно черного, аморфного нечто, которое со всех сторон тянется к тебе. Жалкие белые обрывки мира тают, поглощенные живой и подвижной тьмой.
    Очень неприятное зрелище, которое поднимает из глубины души самые потаенные страхи. Алекс не знал, но был уверен, что существует некая фобия, которая вертится вокруг щупалец.
    Невольно вспоминался старина Говард. Наверное, он бы пришел бы в восторг, увидь то, что умел создавать Палач.
    Веселая парочка двигалась к центру города, достигнув богатых кварталов. Вульфс искал место, где можно было остаться на постой.
    И найти для себя подходящий для жительства дом не составило проблем. Более того, жители этого места были безумно благодарны чернокнижнику за то, что он решил там поселиться.
    Возможно ли, что именно хорошее настроение демонолога стало причиной почему его внимание привлекла одна из бесчисленных сцен чьей-то трагедии, разворачивающейся прямо на пути.
    Красивый, уютный домик, вокруг которого раскинулся маленький садик, огороженный резным заборчиком прямо сейчас был оккупирован группой ландскнехтов, которые азартно друг друга подначивая, развлекались, тыкая копьями в изо всех сил отбивающихся двух воинов.
    Хотя второй из них подходил под определение «воин» с явным преувеличением. Юношеский пучок растительности под носом, нескладное, вытянутое тельце, но яростное выражение лица в попытках защитить, что-то дорогое, расположенное буквально за дверью в дом.
    В окне на втором этаже что-то промелькнуло и прищурившись Вульфс увидел миниатюрную девушку, которая со страхом взирала на происходящее внизу.
    Кроме девушки иногда мелькали другие лица, но землянин готов был поклясться, что это была лишь прислуга.
    Ландскнехтов было десятка два и единственное, что объясняло почему они не превратили защитников в мясо с кровью, было то, что они уже знатно пограбили и даже успели достать пару бочонков бухла.
    Обвешанные закреплённым и привязанным к доспехам добром они выглядели бы забавно, если не потеки крови на их копьях и мечах.
    Именно поэтому они решили, что могут позволить себе и поразвлекаться, изображая, что защитники и впрямь представляют для них какую-то проблему.

Глава 16

    Другое дело, что скоро им это наскучит, и тогда копья ударят уже не столь лениво, а умело и быстро. А главное синхронно, чтобы не было и тени шанса увернуться. Девушке же чернокнижник мог бы посоветовать вскрыть себе горло и побыстрее. Ну или выпить яд, как это было принято у аристократов. Она уж точно не хотела знать, что ее могло ждать в дальнейшем.
    Алекс уже собирался идти себе дальше, но внезапно его зацепила маленькая деталь во внешности и повадках второго защитника. Это был сурового вида мужчина, по местным меркам почти старик, так как его борода была покрыта начинающейся сединой.
    То, как он двигался было неправильным. Казалось, он специально себя сдерживался. Подобные вещи Вульфс мог заметить вполне точно, хоть он и остановился в своем развитии как воина с техниками.
    Невозможно было полноценно развивать магию, тело и умение управлять внутренней энергией. Все требовало времени, при этом вполне возможно было откатиться немного назад, после пропуска одной-двух тренировок.
    Особенно этим грешила внутренняя энергия. В какой-то момент Алекс понял, почему мастера-воины умирали лишь в сражениях.
    Движение вперед после определенного уровня было возможно лишь на грани жизни и смерти в вечном преодолении своих пределов. И как бы ты не был опытен, в какой-то момент тебе может просто не повезти.
    Да и, как говорилось выше, внутренняя энергия и развитие тела очень зависели от систематики. Нельзя было пропускать тренировки, если не хотел получить регресс и ослабление.
    Еще одна причина в копилку того, почему в этом мире было так мало тех, кто представлял хоть что-то в плане воинских техник.
    Поэтому Вульфс остановился в развитии, как воин, сконцентрировавшись на магии. Он довел стандартные техники вроде усиления и укрепления до некоего стабильного уровня использования, когда знаешь, что в критический момент все пройдет как планируется.
    Пожилой воин дрался скупо, раскрывая свои способности не то, что не полностью, а даже не на четверть. Вульфс допускал, что сражайся он один против двадцати у него даже были бы шансы победить. Пускай раненным, возможно даже смертельно, но победить.
    И не трудно было догадаться, что ему мешало. Юнец пыхтя от натуги, пытался не только отбивать копья, но и даже нападать, не понимая, что своими действиями лишь еще больше веселит наемников.
    Побитым жизнью, опаленным огнем десятков конфликтов, посеченными шрамами мужикам было весело издеваться над этим прилизанным мальчиком.
    Если же воин стал биться серьезно, то первой же жертвой их «битвы» стал бы этот паренек. Землянин почему-то не сомневался, что пожилой мужчина сказал юному господину не высовываться.
    Вот только, судя по бедной одежде, он сам был отнюдь не дворянином, следовательно, юный господин пропустил его пожелание мимо ушей.
    Взгляды старого вояки и чернокнижника встретились, и Алекс внезапно в кои-то веки сделать доброе дело.
    «Эх, добрый я сегодня. Хотя жилье мне в любом случае потребуется. Желательно чистое и вымытое, а не обоссаное и засранное толпой ландскнехтов. Эти уроды умеют поганить все до чего дотягиваются. Да и прислуга насколько я вижу есть, так что пожрать уж точно приготовят. Главное, чтобы не отравили, но, надеюсь они поймут, что это будет последнее тупое действие в их жизнях. Да и не факт, что это меня убьет».
    — Развлекаемся парни? — Вульфс подошел к насторожившимся ландскнехтам. Появление высокого начальства не оставило их равнодушными. Каждый из них знал, что это явно не к добру. И они были правы.
    Вперед вышел здоровый парень. Одного взгляда на бульдожью челюсть хватило, чтобы понять, что это их сержант. Хорошее же снаряжение завершило картину.
    – Так, точно лейтенант. Вот, — наемник кивнул на защитников. – Эм, тренируемся в работе копьями на живых мишенях. – умудрился он сказать с «красивостью». От чего даже подбоченился.
    — Хорошее начинание. Молодцы! Но этот дом и его обитатели мои давние знакомые. И я как раз хотел остаться здесь на постой. Не так ли? – Вульфс со своей неизменной кривой улыбочкой повернулся к внимательно прислушивающимся мужчине с парнем.
    Молодой уже хотел что-то сказать, как пожилой его опередил. Видимо, он решил не давать своему господину даже призрачной возможности опять все испортить.
    — Вы абсолютно правы, господин. Мы с радостью готовы принять вас в нашем доме.
    – У вас нет никаких возражений, сержант? – Вульфс приподнял бровь.
    Возражения у наемника определенно были, но вот сказать их в лицо демонологу он явно не мог.
    -- Нет. Приятного заселения. – выдавил ландскнехт через силу.
    – Приятно слышать, – Алекс кивнул в сторону соседней улицы, там, где он обшарил жилище покойного мага. – На той улице богатый дом, мой собрат-маг там недавно жил, кое-что я унес. – мужчина кивнул на баулы. – Но еще многое осталось.
    – Премного благодарны. – ощерился немного повеселевший сержант и они ринулись по указанному направлению. В этот раз они явно не станут медлить, опасаясь, что опять кто-то уведет ценную добычу.
    – Прошу, проходите господин. – пожилой с поклоном открыл дверь и почти не дрогнул, когда возле него следом за чернокнижником прошел и Палач.
    – Эльза, Гриста и Варс быстро взяли вещи господина… – воин посмотрел на чернокнижника.
    – Вульфса. Алекса Вульфса.
    – Господина Вульфса и перенесли наверх в свободную комнату. Быстрее!
    Внутри с лестницы стремительно сбежали две миловидные служанки и паренек-слуга, которые начали подхватывать вещи у Палача, стараясь не приглядываться у кого они что берут.
    Алекс восхитился тем, как воин выдрессировал прислугу. Они боялись его явно больше, чем самого настоящего демона.
    В дом вошел сам малолетний господин, прикрывший за собой дверь. Судя по его недовольному лицу личность землянина не особо пришлась ему по душе. На что Вульфсу было глубоко пофиг, он не был золотым, чтобы всем нравится.
    – Господин, вы не голодны? – спросил пожилой мужчина внимательно наблюдая за задумчивым лицом их гостя.
    – Хм, да, пожалуй, было бы неплохо и хорошенько перекусить. – одобрительно хмыкнул Вульфс.
    – Тогда прошу за мной. Обеденный зал у нас здесь. – домик оказался достаточно просторным, чтобы в нем поместился длинный зал с широким вытянутым столом.
    – У меня в коричневых сумках имеются некоторые припасы. Можете их использовать.
    – Я передам. – воин еще раз поклонился и ушел, проконтролировать.
    За столом остался лишь Вульфс и малолетний господин. В уголке примостился Палач, втянув свои отростки и став похожим на шестиглазого колобка. Ни один особо не горел желанием начинать разговор. Алекс полез поясную сумку и достал оттуда тетрадку, всего лишь сшитую стопку листов, в которую он записывал всякие интересные идеи или мысли.
    В моменты, когда ему было нечем заняться, он любил перечитывать их, планируя свои дальнейшие шаги.
    К тому же, прямо сейчас Вульфс был в предвкушении. Библиотека того мага включала в себя не только тома, посвященные стихийной магии, но и редкие книги, рассказывающие о Темных веках или, например, общие магические принципы и взаимодействия.
    Вульфс не особо нуждался в деньгах, но после того, как все прочтет, это можно будет продать за очень хорошую цену. Первое могло заинтересовать и не только магов, но и просто ценителей.
    Внезапно дверь в зал открылась и на пороге застыла девушка, которую Александр видел на втором этаже. Милое личико, большие глаза и белокурые волосы делали ее и впрямь красивой.
    Алекс почувствовал подозрительный взгляд, вероятно, ее брата. Тому явно не понравилось это внимание.
    Вот только он очень зря показал свой страх. Алекс улыбнулся одной из своих самых паскудных ухмылок, вставая из-за стола. Он шагнул к девушке навстречу, не обращая внимания на вставшего брата.
    – Рад видеть, что вы почтили нас своим присутствием юная госпожа. Прошу, проходите. Сядьте с нами за стол. – Вульфс говорил все медленнее вглядываясь в ее глаза. Желание поиздеваться над глупым пареньком медленно умирало.
    – Ой, а это вы прогнали тех плохих людей? Я вам так благодарна, так благодарна! – девушка схватила не сопротивляющегося чернокнижника за предплечье и стала радостно трясти.
    И Алекс позволил это делать, терпеливо пережидая волну счастья и благодарности.
    Он смотрел в глаза девушки, такие чистые и яркие. Он уже знал этот взгляд. Доводилось сталкиваться.
    Он мягко отстранился, забирая свою руку и молча двинулся за стол. Ее брат тоже облегченно вернулся.
    Вульфс уже общался с такими людьми, глуповатый взгляд, в котором нет и грамма злости или какой-либо подлости. Вечная радость и по-настоящему искренне желание всем помочь.
    Эта девушка была больна, и зная это, было куда проще найти в ее лице те характерные признаки заболевания.
    Вульфс был не уверен, как называется эта болезнь. И болезнь ли это? Единственное слово, которое он смог вспомнить, было «синдром дауна».
    Пытаться шутить и издеваться было, по мнению Вульфса, просто низко. Что-то вроде взять палку и начать бить ластящуюся к тебе собаку, которая всей своей сутью обожает весь мир.
    Животные иной раз куда более чистые и невинные чем люди.
    Взгляд девушки оббежал помещение и остановился на сидящем и никого не трогающем Палаче.
    – Ой! А кто-то это у нас такой милый! – Алекс не успел даже испугаться, как, подбежав, она начала гладить охреневшего от такого поворота великого и ужасного Палача, грозы демонов.
    Вульфс аккуратно прислушался к чувствам демона и облегченно выдохнул. Удивление твари хаоса сменилось безразличием вместе с чем-то наподобие веселья.
    Гадкий демон не упустил скачок эмоций своего призывателя, поэтому демонстративно закатил все шесть глаз, дескать от удовольствия.
    Хотя… Вульфс подозрительно прищурился – Палач и впрямь получал удовольствие от «почесунчиков».
    А девушка, видя, что ее действия приносят результат, совсем расстаралась, используя уже обе руки.
    – Знаешь парень. Ты можешь гордиться своей сестрой. Я никогда не слышал, чтобы демонического палача умудрялись чесать и делать это так, чтобы ему это даже нравилось! – со странной смесью веселья и удивления высказал землянин брату девушки. – И при этом не был сожран, конечно же.
    @Тут был Чеширский Кот (=^ ? ^=)

Глава 17

    Именно такую сцену застали служанки, несущие первые подносы с напитками. От этого чуть было не случился конфуз, но посуда все же благополучно расположилась на столе.
    — Милая, оставь… Кхм… Зверя. И садись за стол. Не пристало приличной девушке так себя вести. Давай-давай. — брат мягко отцепил свою сестру от нехорошо на него смотрящего Палача. «Почесунчики» тому настолько понравились, что он даже наклонился, чтобы девушка могла дотянуться до той части, которая относилась то ли к затылку, то ли к спине. Его шарообразная форма мешала определению этих мест.
    И прерывание этого процесса, не оставило его равнодушным.
    Вернувшийся пожилой воин, никак не прокомментировал увиденное. Он также сел за стол, показав, что имеет достаточно высокое доверие в этой семье.
    Вульфс с ухмылочкой наблюдал за Палачем, невольно прокручивая в голове все типы демонов, которых он знал. Какой из них также не прочь подобного развлечения?
    Демонов желаний Вульфс, конечно же, сразу вычеркнул. Они будут рады не только поглаживаний, но и развития взаимоотношений. Так сказать, в более близком взаимодействии. Некоторые же из них выглядели настолько мерзко и противоестественно, что чернокнижник не хотел о них думать, чтобы не портить себе аппетит.
    – Господин Вульфс, а если не секрет, чем вы занимаетесь? — тишину за столом нарушил пожилой мужчина.
    – А вы кто?
    – Оруженосец его благородия барона Кастельванского, Лакитис Прэдитс. — взгляд землянина перешел на паренька и девушку.
    Парень вспыхнул и запальчиво протараторил.
    – Я сын барона Кастельванского, Мариаст Кастельванский! А это моя сестра Айваста Кастельванская!
    Алекс выслушал это обилие «Кастельванских» с выражением откровенной скуки. Ему было абсолютно все равно, как их зовут. Через пару недель, максимум, пару месяцев он съедет и тогда им всем придется вновь думать о том, как выжить в растерзанном городе. Конечно, если не вернется «его благородие». Но шансов на это было немного. Армии королевства были разбиты и было мало выживших. Возможно, он был в числе пленников, но тогда он в любом случае выйдет не скоро, ведь платить выкуп ему скорее всего нечем.
    — Я наемник, – пожал плечами Вульфс. – Магический наемник, -- уточнил он, после некоторого раздумья. – Учитывая, что творится сейчас с магическими академиями и орденами, все мы в той или иной степени стали наемниками.
    – Ваша правда, – тяжело вздохнул Лакитис. – Мне откровенно больно видеть нашу страну в таком виде. Знаете, двадцать лет назад мы с бароном вместе служили в легионе. Отбивали набеги кочевников и перехватывали мстительный отряды эльфов.
    – Эльфов? Расскажите побольше об этом виде. Я не так уж и много о них слышал.
    – Ну, Я тоже не специалист. Обычно мы их убивали или отгоняли обратно, – Прэдитс оторвал кусок от птицы и повертел его в руках. – Это нелюди, господин. Живут в лесах. В разное время мы отвоевали у них много территорий, после чего сожгли и вырубили все леса. За это они нас истово ненавидят. Да и когда я служил, находились группы авантюристов, которые пробирались к ним в леса и крали эльфиек. Красивые, прям страсть, но лезть за ними в леса… Это надо быть очень смелым и настолько же глупым.
    – Эльфы бдят?
    – Не то слово, господин. Эти нелюди умудрились как-то навострячиться общаться с деревьями, что те рассказывают им, где находимся мы, люди. Да и зверолюдов тоже отлично чуют. Хрен спрячешься, короче. Но те, кто выбираются оттуда живыми, да еще и с эльфийкой, а может и не одной, те богачи. Эльфийки стоят дороже любой рабыни в сотни раз! Их покупают короли и герцоги!
    – Прямо покупают? – саркастично отметил этот момент Александр. – Не легче ли просто забрать? Сомневаюсь, что какому-то королю по душе разговаривать и рассчитываться с какой-то чернью. Ведь рыцари не станут ходить в такие походы.
    – Нет, господин, – покачал головой пожилой мужчина. – Это дело очень опасное. Если сделаешь так, то поставки эльфиек прекратятся. А этого никто не хочет. Они, эльфийки, гордые, долго в неволе не хотят жить. А с людьми не скрещиваются. Поэтому на них всегда есть спрос.
    – Интересный получается круговорот эльфиек в природе. – хмыкнул Вульфс.
    – И не говорите господин. Вот, эльфы собирались в отряды и ходили мстить людям. В степи и полях они чувствуют себя неуютно, все деревья мы вырубили, и лишь это дает их заметить. Тихие нелюди, прям спасу нет. Тогда мы и познакомились, с его благородием. Я спас ему жизнь несколько раз, да и он мою множество. Поэтому он решил сделать меня оруженосцем. Дворянского звания у меня нет, поэтому рыцарем мне никогда не стать. Но вот оруженосец куда выше по статусу, чем обычный воин. – последнее было произнесено с явной гордостью.
    Внезапно Мариаст закатил глаза.
    – Лакитис, ты сотню раз это рассказывал! Я уже не могу этого слушать!
    Пожилой воин извиняюще улыбнулся Алексу.
    – Юный господин. Эту историю я рассказываю не вам, а нашему гостю, который был столь благороден, что спас наши жизни и жизнь вашей сестры. Поэтому, пожалуйста, будьте ему благодарны.
    – Буду я еще выслушивать от старого слуги моего отца, кому я должен быть благодарен, – независимо фыркнул паренек. – Мы бы и сами справились с теми бандитами. Я знаю, насколько ты, Прэдитс, ловок с мечом. Ты бы их нашинковал одной левой, если почему-то не зевал.
    «Угу, глупый ты вьюноша. «Зевал». А вероятнее таким образом спасал твою никчемную жизнь».
    Возможно, будь на месте этого молокососа, вполне себе взрослый человек, Вульфс не замедлил бы поставить его на место. Но спорить с этой личинкой человека, он считал ниже своего достоинства.
    Скорее он его развлекал, как прыгающая и кричащая обезьянка. Не будете же вы спорить с гримасничающей вам мартышкой?
    – Жалко, что Империя пала, – продолжил пожилой воин. – Конечно, все воровали. Даже когда мы служили, нам жалование уже задерживали, а уж в последние годы, говорили, что все вообще стало еще хуже. Но была какая-то стабильность. Я всегда говорил, лучше привычное зло, чем непривычное. А там глядишь и лучше бы стало.
    – Возможно, в этой ситуации вы и правы. – согласился Вульфс, зачерпывая хлебом соус. – Творившийся вокруг беспредел трудно назвать каким-либо приличным словом.
    – Да сейчас вообще говорят о том, что скоро конец света! По городам бродят безумные проповедники и все кричат о том, что наши дни сочтены. Проклятье, даже возник какой-то новый то ли орден, то ли секта поклоняющихся хаосу!
    – Я тоже о них слышал, – кивнул Вульфс. – Забавные ребята. Хаоса в них нет ни на йоту, что не мешает им обкуриваться и объедаться разной дрянью, после чего громить и жечь все вокруг. Совершенно не ценят свои жизни. Набираются из самых отбросов даже нищих. Подчас калеки, без руки там или глаза. Им плевать, что с ними станет.
    – А вы явно не мало о них знаете, – с удивлением протянул бывший легионер.
    – Доводилось сталкиваться. – хмыкнул чернокнижник с удовольствием откусывая кусок пирожка с мясом. – М-м-м, превосходно. Мое уважение вашей кухарке. – Алекс с удовольствием умял весь пирожок. В вечных походах редко получается поесть горячей домашней пищи.
    – Так вот, эти гаврики выбрали ничего умнее, чем попытаться поджечь наши припасы. Мы как раз остановились возле одного города, не важно какого, и собирались какое-то время дислоцироваться рядом. В итоге просыпаемся, а эти уб… – Он запнулся, глянув на внимательно слушающую девушку. – Короче, бегают вокруг с факелами и тыкают во все, что можно. Мы их начали убивать, а они лишь хохочут и продолжают свое мерзкое дело.
    – И как? Получилось спасти припасы?
    – Получилось. Почти, – Вульфс издал пару кашляющих смешков. – Так вышло, что они начали как раз с вещей нашего капитана, Цестуса Портиса, если вы слышали о нем. И пока сообразили, пока начали тушить, больше половины всех его вещей сгорело к демоновой бабушке!
    Айваста радостно засмеялась
    – Демонова бабушка! Демонова бабушка!
    – Ваш капитан был в ярости?
    – О-о-о. Не то слово. Если честно, это был второй раз, когда я видел капитана настолько злым. Вы только представьте, в одной из телег были золотые монеты и украшения. В итоге, они расплавились, и вся эта куча перемешалась с грязью, обгоревшими обломками и всяким мусором. Все это, конечно, можно было отделить, но драгоценности то уже было не восстановить! Собственно, как и некоторые драгоценные камни. Они чудовищно потемнели и потеряли весь блеск.
    Алекс покачал головой.
    – На тот момент под стенам того городка стояло полторы тысячи его бойцов. Он вызвал бургомистра и приказал дать ему разрешение, чтобы его люди вошли внутрь и нашли поджигателей. Бургомистр в начале сопротивлялся, но стоять между Цестусом Портисом и теми, кто лишил его больших денег, явно не стоит. Благо городской глава это быстро понял. Не хватало штурмовать целый город бесплатно. Мы вошли внутрь, а затем…
    – Что? – спросил с жадностью паренек. Его явно увлек рассказ. Землянин не стал тянуть. – А затем мы вытряхнули каждого нищего из их убежищ и нор. Вначале мы пытались быть беспристрастными, выискивая лишь этих сектантов. Но, когда на нас несколько раз бросились со спрятанными ножами и всяким другим де… Хренью. То был отдан приказ убивать всех подчистую. Так, тот вшивый городишко решил проблему безработных, а попутно, бездомных и нищих. Да еще и освободил целый район для богатых и состоятельных граждан. Надо признать, на моей родине подобный способ решение проблем нищеты, мог бы найти горячее одобрение у верхов.
    – Резня у Кастории, – кивнул Прэдитс. – Доходили слухи. А что планируется по отношению к нашему городу? – все же задал вопрос воин.
    – Понятия не имею, – честно ответил Вульфс. – Но скорее всего нашему королю он не особо нужен, иначе он бы не отдал его на откуп нам, наемникам. Учитывая сколько наше королевство захватило, нам бы разобраться с тем, что уже есть.
    – Понятно…
    Остаток трапезы прошел в молчании. Вульфс, кивнув на прощание и двинулся на поиски своего отряда. Все же заместители заместителями, но проконтролировать их все же надо.
    А вот потом, он собирался плотно заняться найденными у мага вещами.

Глава 18

    Вот за что Вульфс был благодарен магии, так это за возможность получить абсолютно бесплатное освещение. Более того, оно было вполне себе качественного уровня и могло работать даже на основе той смеси магии хаоса и его личной магии.
    На обычной деревяшке чертятся простейшая цепочка рун, напитывается энергией и отличный, яркий фонарик готов. Пускай и одноразовый, если сделан из дерева. Если хочется многоразовости, будь добр использовать металл, который способен дольше сохранять свою целостность. А также добавь такую функцию, как выключение и включение.
    Алекс пока что ограничился деревяшками, которые он развесил вокруг. Предоставленная ему комната была богато обставлена картинами, в ней имелся столик, шкаф, кровать и пара столиков с посудой. Все в резьбой и позолотой. Барон Кастельванский или его предки явно не бедствовали.
    Было видно, что этот номер для самых дорогих гостей. И Вульфс, как спаситель их жизней, вполне имел на него право.
    Что, правда, не значило, что он не подпер дверь со своей стороны стулом, попутно закрыв щеколду и поставив Палача охранять выход. В благодарность людей Алекс не верил еще при жизни на Земле. В этом же мире, это трансформировалось из неверия, скорее, в абсолютную уверенность, что благодарности не будет.
    Конечно, хлипкий стул вряд ли сумеет выдержать больше одного хорошего удара тяжелым сапогом или плечом в дверь, но это даст столь необходимую пару секунд, чтобы активировать щит.
    Выходить же он в любом случае до утра не собирался. Фишка с ночными горшками успешно перетекла с Земли и сюда. Или мысли людей сходятся во всех мирах? Надо ли говорить, что эта деталь, была еще одним кирпичиком к его ненависти к этому миру?
    Но сейчас был тот редкий момент, когда Александр Вульфс был в хорошем расположении духа. Даже в отличнейшем.
    Причиной этому служила библиотека убитого мага, да и украденные силы его друга приятной болью отдавались в увеличившихся энерго-каналах и ядре.
    Когда грянула война Магической Ассоциации и Орденов, маги очень быстро поняли, что они невероятно уязвимы, оставаясь в своих академиях. Церковники умели штурмовать даже укрепленные магией замки, что уж говорить про гражданские постройки. И количество магов на квадратный метр не сильно помогало делу. Воевать в городах против церковников было неудобно, окружающие дома откровенно мешали.
    Их же уничтожение злило уже королей и аристократов.
    К тому же, стоит помнить, что бургомистры и короли, видя во что превращается их подотчетная собственность, а именно, в дымящиеся руины, сами заставляли магов, а иногда и церковников покидать города.
    О чем говорить, если Вульфс сам участвовал в одном из таких мероприятий и все лишь чудом не закончилось большой кровью. И далеко не всем так повезло. Паника и человеческая глупость ядреная смесь, где не всегда решения принимаются разумом с оглядкой на последствия.
    Поэтому маги спешно подхватывали свои библиотеки, порой чей возраст доходил до нескольких сотен лет и перебирались в другие места. Самые ценные книги конечно же доставали самым сильным, но война есть война. Кто-то гибнет и его имущество достается товарищам.
    Наш магистр явно сумел пережить многих из своих друзей, так как у него было столько редких трудов, что Алекс только диву давался, как он все это сумел перевозить и сохранить.
    Книги требуют бережного ухода, а как его обеспечишь если за твою задницу назначена награда и по пятам идут ищейки церкви.
    Лишь за три года мировой войны Вульфс убил многих, но такого навара не получал ни разу.
    В итоге перед ним встал вопрос: «С чего начать?»
    И после некоторых колебания Вульфс пододвинул к себе все, что было связано с Темными веками.
    Эта тема была интересно-болезненной. Хоть мужчина, казалось, уже прочитал все, что только можно по этому вопросу, его не отпускала надежда, что он сумеет найти что-то, что поможет ему с возращением домой.
    Это была нелогичная, абсурдная надежда, но он ничего не мог с ней поделать.
    Внимание Вульфса привлекла даже на вид очень старая книга. Более того, она была рукописной, являясь личным дневником одного из жрецов тех далеких времен.
    И первые же строчки заставили мужчину забыть обо всем на свете.
    «Сей дневник является собственностью монаха-наказующего третьего разряда Ксилиасиса по прозвищу Гурский. Попытки узнать написанные в нем сведения являются наказуемыми матерью нашей Инквизицией. И да постигнет его гнев небес, который, как известно, беспощаден и неминуем…»
    Вульфс, благодаря подарку Души мира понимал язык на котором говорил тот монах, живший сотни лет назад. Хоть иногда и приходилось всматриваться в некоторые слова, чтобы понять ту или иную закорючку.
    Как минимум до середины тетрадки шли довольно мрачные рассказы о самой настоящей мировой войне. Вот только те события не шли ни в какое сравнения с сегодняшними. Магические искусства были развиты не в пример сильнее, вследствие чего и разрушения приносили колоссальные.
    Маги творили настоящий ужас, внося тотальное опустошение. Удар стихий сносили города, на алтари клались в жертву жители сел и деревень от мала до велика, а некроманты строили некрополи, чтобы омертвлять леса, поля и долины, лишая противников продовольствия.
    Ксилиасис по прозвищу Гурский был удивительно удачливым человеком. Он входил в свиту одного из западных архимагов жизни, вследствие чего им пришлось исколесить весь мир. Имя архимага в книге почему-то не указывалось, хоть землянин и не мог понять причину. Все равно дневник предназначался лишь для собственного использования.
    Архимаг запада ездил на север, восток и был даже на юге, лечив самых настоящих некромантов.
    Причину Вульфс так и не понял. Вроде как у архимага были некоторые договорённости по лечению самых разных людей. Видимо, он входил в группировку являющейся некоей разновидностью красного креста, который было принято не трогать.
    И везде где им везло оказываться, шла война. Именно тогда стали попадаться первые упоминания демонологов и тех, кто покорно принял волю «Тварей страшных, могущественных и невероятно злобных, сидящих за гранью реальности».
    Если поначалу демонопоклонники появлялись редко и почти не участвовали в кровавом безумии, то постепенно их влияние стало просматриваться все сильнее. Причем их не стоило мешать с демонологами. Те, принимали вполне себе живейшее участие в кровавой мясорубке.
    В какой-то момент времени архимаг жизни с ужасом обнаружил, а следом за ним и монах-наказующий, что вся война была спровоцирована чьим-то злым умыслом.
    Отовсюду тянулись мерзкие нити скверны хаоса, отравляющей разумы всех, кого она касалась. Каждая из ниточек же тянулась к культам демонопоклонников.
    Вульфс бережно переворачивал пожелтевшие, хрупкие страницы дневника. На многих из них имелись простейшие укрепляющие рунные цепочки, вероятно лишь из-за них эта книжка умудрилась пройти весь этот путь.
    Возможно, нигде не упоминается имя архимага, так как он помог в зачаровании этой книги?
    Конечно, магия уже давно истратилась, но дневник был все еще цел, что как бы намекало на качество работы.
    Открыв эту ужасную тайну, архимаг вместе с церковью попытались остановить войну. Надо ли говорить, что у них ничего не вышло?
    Их противники не дремали, сея семена вражды где только можно. Доверенные лица убивались, а подозрения падали на противников. Переговоры заканчивались взрывами и нападениями. Всеобщее недоверие друг другу тоже сыграло немаловажную роль.
    Отравленные кинжалы, бомбы и яд. Все шло в дело.
    Единственным плюсом было то, что организацию архимага не воспринимали за угрозу, поэтому с ними ничего не случилось. Конечно, были нападения, но это лишь являлось следствием войны, а не чьего-то злого умысла.
    Александр находил все больше и больше занятных совпадений того, что он видел каждый день сейчас и здесь и того, что описывалось на страницах дневника.
    Трогало ли его это? Честно говоря, не особо. Вульфс давно подозревал, что за всем вокруг стоят силы хаоса. Да и трудно этого было не заметить, вспоминая ту же столицу.
    Мир катился в пропасть и единственное, что заботило чернокнижника, это возможность соскочить с гибнущего поезда. Причем сделать это так, чтобы не попасть в кабалу к демонам.
    Вот только чем дальше он читал, тем все интереснее становилось.
    Видя, что ситуация уже вышла из-под контроля. Архимаг решил обратиться к старому, древнему и уже почти забытому средству.
    Призыву героев. Ритуал был сложный и долгий. Подобное было по плечу лишь настоящему архимагу или сразу нескольким. Но доверять никому из своих товарищей он не мог. Предательство грозило со всех сторон.
    Не смотря на все опасности, ингредиенты были собраны и использованы. Ритуал прошел успешно и были призваны четыре героя. Три имени Алексу ничего не сказали, а вот четвертое…
    Четвёртое же заставило его вытаращить в шоке глаза. Он специально прочел это имя несколько раз, дабы исключить возможность ошибки. Вдруг способность Души мира выбрала именно этот момент, чтобы сломаться?
    Рихарт Львиное Сердце. Вот как представился четвертый из призванных героев.
    Слишком известное прозвище, да и имя… Мог ли монах его неправильно записать?
    Алекс в изнеможении откинулся на спинку стула, пытаясь осознать эту мысль. Получается Душа мира могла призывать и тех, кто умирал или уже умер.
    «Так какого черта был призван я?! Сомневаюсь, что в тот момент мне на голову упал кирпич с крыши дома или рухнул на голову самолет. А может долбанная комета? Я ничего, мать его, не почувствовал! Так какого хрена!?»
    Подавив вспышку ярости, Вульфс вернулся к чтению. Он снова внимательно прочитал оставшиеся три имени, но они ему ничего не сказали, что опять же ничего не значило.
    Он не был историком и, вполне возможно, эти трое тоже были некими известными деятелями того времени. Да и кто сказал, что они должны были умереть в один день?
    Ричард Львиное сердце был убит стрелой какого-то француза, Вульфс не помнил подробностей. Тем не менее, на место он прибыл вполне себе целеньким.
    Могла ли Душа Мира захватывать души, создавая тела уже на месте? Или может, Душа мира никого не переносила, а создавала копии, которые и отправлялись в новый мир. Оригинал же продолжал жить у себя как ни в чем не бывало. К примеру, радуясь и живя в новеньком доме?

Глава 19

    Алекс схватился за голову. Его разум метался, пытаясь систематизировать полученную информацию.
    Одна мысль о том, что где-то может существовать его копия, доводила мужчину чуть ли не до помешательства.
    Внезапно землянин замер. А с чего он решил, что тот «он» копия? Может, это он копия, коль находится в этом мире? Какого чувствовать себя лишь магическим клоном некоего оригинала? Является ли он полноценным человеком? Помнит ли он свое детство или эти воспоминания были не скопированы за ненужностью?
    Может ли то, что он стал таким, быть причиной того, что он не полноценная копия?
    Его беснующийся разум пару раз допускал, что этот дневник может быть подделкой, но его возраст, и упоминаемые в нем события так или иначе перекликались с тем, что он и так знал.
    Это была не первая книга, которую он смог найти по Темным векам.
    Вульфс вернулся к чтению. Он жаждал узнать продолжение.
    Сразу же всплыли различия между их четверкой и той. Рихарт умудрился взять лидерство, вследствие чего герои не стали разъединяться. Более того, их квартет двинулся на поиски демонопоклонников.
    И их сила была так велика, что не было тех, кто мог бы их остановить.
    Но как же слабые, ничего не знающие о магии и воинских техниках, люди умудрились громить демонологов и их призванных чудовищных тварей, спросите вы?
    А потому что они не были слабыми. Вместе с тем же пониманием языка и любой письменности каждый герой получил знания о магии, огромную магическую и физическую силу.
    Задачей архимага и церкви стало лишь объяснить четверке общую мировую ситуацию, растолковать местные заморочки, снабдить доспехами, некоторым войском и указать цель, после чего паровой каток имени Души мира пошел вершить добро и справедливость.
    Дальше, монах в красках и в восторженных чувствах описывал, как с переменным успехом герои все же нарушили планы архидемонов хаоса и остановили вторжение в их мир.
    Цель всего этого так или иначе всплыла, поэтому под конец все уже знали, кто виноват в творившемся беспределе.
    И хоть герои делали все возможное, но мир был разрушен, страны находились в упадке, а отрасли, начиная от промышленности, заканчивая медициной, получили сильнейший пинок назад. И единственное, что во всем это было хорошее, у них все же было будущее
    Закончив это чтение, Александр Вульфс замер полностью недвижимым, а в его сознании медленно, но верно начало расти осознание.
    Даже скорее понимание того, что произошло конкретно с их четверкой.
    Могущественные силы хаоса в тот раз были побеждены. Они лишились множества своих последователей и сил. Но они не отбросили мысль поквитаться. Для бессмертных созданий вроде них, что такое сто или тысяча лет? Когда жил Ричард Львиное Сердце? В тысяча двухсотом? Трехсотом? Вульфс не помнил, но это было минимум семь столетий назад.
    Получив поражение, архидемоны извлекли из этого урок. Теми, кто вырвал у них из лап победу были герои. Поэтому был сделан ряд шагов, чтобы максимально извратить существующий ритуал призыва героев. А может призыв был проведен абсолютно правильно, но был нанесен некий удар, который извратил его суть в последний момент.
    И вследствие этого были призваны не те, кто мог помочь этому миру, справиться с возникшей проблемой. А те…
    Алекс глухо хмыкнул. В груди у него забулькало, пока хохот неостановимым потоком не вырвался наружу.
    Юный сын барона заночевал в комнате своей сестры, так как ему не понравились бросаемые на нее взгляды чернокнижника. Он чуть не упал со стула, когда услышал страшные звуки.
    Его взгляд встретился с испуганным взглядом сестры. Он ласково погладил ее по голове, успокаивая.
    — Спи, — прошептали его губы. – Ничего не случилось, — успокаивал он ее. – Это просто смех.
    Он врал. Тот безумный хохот, в котором не слышалось ничего человеческого до сих пор резонировал в его ушах.
    Он не знал, что могло показаться их гостю столь смешным, но это было явно что-то очень нехорошее.
    Подобным образом не могут смеяться те, у кого все хорошо. Следом послышался грохот. Кто-то крушил мебель, словно дикий зверь мечась внутри помещения и пытаясь найти кого-то на ком можно было бы выместить свою ненависть и ярость.
    Вульфс замер посреди комнаты. Сумасшедший, горящий темным огнем взгляд метался по обломкам шкафа и стула. В голове стучала кровь, а в руке горел пламенем хаоса верный кинжал.
    Палач в углу комнаты расставил во все стороны щупальца, с подозрением глядя на сошедшего с ума призывателя.
    Демон, пройдя бок о бок с этим человеком множество боев, не собирался допускать фатальную ошибку, недооценивая этого мага.
    Демоны много знают о нелогичных, душащих разум, вспышках безудержного гнева. И лучшее, что можно в таком случае сделать, это держаться подальше от безумца.
    Наконец Александр Вульфс замер. Нет, его сметающая все и вся ярость не ослабла. Она все также горела у него в груди неугасимым пожаром, но он все же смог заковать ее в рамки разума, поставив чувства на службу.
    Стол на удивлением уцелел, а вот стул остался лишь один и тот без спинки. Алекс вернул обратно рассыпавшиеся книги на место и аккуратно сел.
    «Забавно. Получается архимаг скорее всего и впрямь виноват лишь частично. Он должен был призвать сильных, могущественных героев, которые обязаны были решить какие-то проблемы. Возможно, свергнуть Императора и возродить Империю. А может всего лишь уничтожить всех мятежников и бунтовщиков. Теперь это уже не особо важно. Но вмешалась третья сила, которая все испортила. А попутно испортила жизнь четверым никого не трогающим землянам. Их бросили в чужом для них мире, снабдив сам минимумом того, что должна была дать система... Хаос».
    Вульфс скрипнул зубами от душившей его злобы.
    Все эти годы он винил архимага и Императора в том, что они украли его с Земли и разрушили прежнюю жизнь. Какого спустя восемь лет узнать, что настоящий виновник всегда был рядом? И так и не понес заслуженного наказания.
    И ведь это было так очевидно. Кто в своем уме будет призывать героев, которых насильно вырвали из их миров? Каждый из них лишился чего-то ценного при переносе. Дома, бизнеса, известности и денег.
    Довольно странное решение даже для некоей непонятной Души мира.
    Дальше больше, Вульфс узнавал, кто где обосновался. Вальтер Шмидт не сильно скрывался. Да и его ранг не позволял ему оставаться в тени. Становление канцлера и появление Республики опять же не стало секретом. Единственное, что в свое время поразило мужчину, так это украденный флаг Земной Германии, но каждый сходит с ума как хочет.
    У Вульфса было слишком много своих скелетов в шкафах, чтобы осуждать чужие.
    С Эннис и Ричардом было сложнее, так как фигурами они были пожиже. Но не сложно было догадаться куда они отправятся. Так, он узнал, что они расположились на востоке.
    Теперь же, судя по поступающим оттуда сведениям, Гниль и Желание широкими шагами шествовали по королевствам, подталкивая этот мир все дальше к неминуемой гибели.
    Вульфс скривился. Ричард – Гниль, это не сложно было понять, если знать, где он расположился. Эннис — Желание. Он сам… Вульфс отлично знал ответ. Вечно клокочущая в груди ярость и гнев были лучшей подсказкой, которую только возможно придумать.
    Оставался лишь один обширный план. Изменение всегда славилось безумными, многоступенчатыми планами и Вальтер Шмидт идеально подходил под оставшийся пьедестал.
    Как же архидемоны, а это могли быть только они, ведь требовалась сила способная противостоять целом миру, могли подобное провернуть?
    Как можно было рассчитать все так, чтобы каждый из них, словно послушные марионетки, двинулись туда, куда желают невидимые кукловоды?
    Причем Вульфс готов был поспорить, что каждая фигура двигалась отдельно от остальных. Архидемоны столь разных направлений просто физически не в состоянии долго сотрудничать. Если их и хватило на сам ритуал, то скорее всего дальше их дорожки немедленно разошлись.
    Тем не менее, вспоминая свои действия. Александр не чувствовал контроля. Его действия были вызваны лишь его собственными мыслями, но как же тогда все пришло к выгоде тварей хаоса?
    На ум просилось такое слово как «пророчество», но мужчина считал его полной чушью. А вот возможностью неким образом с высокой точностью моделировать некие варианты развития будущего… Почему бы и нет?
    Алекс не слышал о пророках, но что если существа по силе не уступающие богам и живущие тысячи лет, способны глядеть на тысячи шагов вперед?
    Возможно ли вообще их победить?
    Алекс зло усмехнулся. Как оказалось, возможно. Жители этого мира уже один раз что-то подобное провернули. Они призвали героев, и засунули демонов в ту жопу, откуда они вылезли.
    Требовалось «всего лишь» это повторить.
    Вульфс считал, что расквитался со всеми виновниками того, почему он оказался здесь. Но внезапно, он ошибался.
    Что же, мужчина готов был потратить свое время и силы, чтобы исправить свою ошибку.
    «Великие люди тем и отличаются от обычных смертных, что умеют исправлять свои ошибки».
    Алекс не помнил, где прочитал эту фразу, но она очень запала в память.
    Месть. Эта причина была ему знакома и понятна. Она давала четкую, недвусмысленную цель, к которой можно было идти, не считаясь со средствами.
    И демоны должны были умереть или хорошенько утереться, не от желания спасти этой вшивый мир, ведь Вульфс с удовольствием посмотрел бы, как он будет гореть.
    О нет, Алекс хотел его спасением максимально сильно ударить по его новым горячо «любимым» друзьям.
    Даже если он не сможет убить архидемонов, пускай даже одного из них, к примеру ярости, то он должен сделать все возможное, чтобы поражение отдалось им максимально болезненно.
    Но не смотря на всю браваду, Вульфс прекрасно отдавал себе отчет, что четыре архидемона, это четыре архидемона. Даже одного из них за глаза хватит, чтобы растереть его в кровавую пыль. Даже не вы пыль, а в ничто.
    Как ни курит, в одиночку что-то подобное было не провернуть.
    Следовательно, кроме наращивания собственной силы, требовалось обзаводиться сторонниками. Теми, кто будет в курсе происходящего и тоже начнет делать шаги по недопущению вторжения.
    Безусловно, Цестус Портис являлся отличным кандидатом, если его получится убедить в реальности опасности. Такой враг демонам явно придется не по душе.
    А второй…
    Алекс Вульфс еще раз тяжело вздохнул. Как бы он ему не нравился, но не похоже, чтобы Вальтер Шмидт продался демонам. Скорее, он также, как и он сам, умудрился остаться независимым.
    Значит, Александру Вульфсу стоит придумать как донести до немца свои измышления и сделать это максимально убедительно.
    Землянин достал листочек и поудобнее перехватил артефактную ручку. Обычным пером он нормально писать так и не научился.
    Требовалось набросать хотя бы примерный план его дальнейших действий.
    Если бы демоны знали, что попадет в руки чернокнижнику, то они предпочли бы уничтожить город вместе со всеми жителями и магами.
    К их несчастью, этот момент они упустили. События же между тем, лишь набирали обороты.

    Черт-е когда обещанная двойная глава. Обещание выполнено.)
    Конец ознакомительной половины книги. (Если вы купили книгу или пират, то это сообщение не для вас)
    @Тут был Чеширский Кот (=^ ? ^=)

Глава 20

    На следующее утро жители дома не спешили поднимать тему ночного происшествия и грохота ломающейся мебели. Вульфс тоже не стал этого делать. Единственное, за что ему было немного неприятно, это был сломанный резной шкаф. Достаточно дорогая и ценная вещь по местным меркам.
    С другой стороны, он себя успокоил тем, что это своеобразная плата за их спасение. Да и разве это первый и последний груз на его совести? Сколько уже было и сколько будет. Как в песне Высоцкого: «Перед нами все цветет, а за нами все горит…» Вот только стоит помнить, что за этими словами шла песня о немцах Второй Мировой.
    И хоть во время завтрака никто старался не подавать вида, Алекс заметил, как сестра боялась поднять глаза от тарелки, а брат старался незаметно ее успокоить.
    Вульфс дернул уголком губ. Был ли о всегда таким, или этот мир сделал это с ним?
    Вновь вернулись вечерние размышления. Ночью он сумел поспать всего лишь часа четыре, чего теперь откровенно не хватало. Противно ныли энерго-каналы, а с ними и тело, как бы намекая хозяину на необходимый отдых.
    Но единственное место где Алекс мог отдохнуть, был гроб, и то, если его душу не поймает какой-нибудь демон.
    — Было очень вкусно. Передайте мою благодарность кухарке. — сухо поблагодарил он, поднимаясь из-за стола. Все тоже встали, провожая его.
    Выйдя из дома, Алекс прикрыл глаза от солнечного света, который вонзился ему прямо в глаза. Сморгнув непрошенные слезинки, он прищурился, оглядев округу.
    Не смотря на отличный день, город выглядел печально. Захватчики все же умудрились не подпалить свой трофей, но на этом хорошие новости для города закончились.
    Пока Алекс шел по улице, то тут, то там встречались убитые. Их никто даже не подумал оттащить прямо с середины улицы. И если этим не заняться в ближайшие дни, то город будет поглощен вонью сотен, разлагающихся тел. Большинство было даже без оружия, хотя Вульфс допускал, что его могли просто забрать.
    Изредка дорогу пробегали загнанные, со страхом оглядывающиеся люди. Часто это были женщины. Почти каждая из них смотрела на мир потухшими блеклыми глазами, пытаясь прикрыть ладонями покрытые пятнами крови юбки. Их одежда была разорвана, порой настолько сильно, что они кутались в самые настоящие лохмотья.
    Обычно женщин старались не убивать, но делало ли это их жизнь чуточку светлее? Алекс очень сильно сомневался.
    Сколько он уже видел таких картин? Десятки. В каждом из захваченных городов, все повторялось вновь и вновь.
    Алекс сумел привыкнуть ко многому, но столь неприкрытое сексуальное насилие каждый раз его немного задевало. Он не знал в чем была причина. Ведь к тому же убийству он уже привык. Может, будь здесь дедушка Фрейд, он бы обязательно растолковал в чем проблема. Алекс же надеялся, что это неприятие одна из последних вещей, что делала его землянином и человеком.
    Его путь лежал к месту расположения его сотен. Две сотни – это очень много. И хоть в штурме погибло десятка два, остальным надо было где-то расположиться. Так, они заняли целую улицу с прилегающими домами.
    Когда Вульфс все же пришел к этой улице его взгляду предстали ровные шеренги покачивающихся от пьянства людей, которые тем не менее терпеливо по очереди подходили к чанам с водой и ополаскивались. Чуть в стороне стояли десятки лоханей с водой, в которых женщины судорожно стирали покрытые кровью вещи бойцов.
    Плохое настроение немного уменьшилось, и Вульфс даже улыбнулся.
    Мужчина не привык отказываться от своих слов. Вот только одно дело заставлять мыться десяток бойцов. Когда же их было пять десятков на него косились и считали несколько странным.
    А вот когда он отказался снимать правило мытья для двух сотен…
    Но даже две сотни бойцов продолжали следить за собой. При этом Вульфс пришлось прилагать даже меньше усилий чем с полусотней.
    Как же так вышло?
    Все просто. Эта полусотня просто привыкла выполнять этот странный приказ. Затем же они сами стали замечать те приятные особенности чистоты, вроде отсутствия неприятного запаха и бравый вид своего отряда.
    К тому же, лишившись своего запаха, они стали в разы лучше ощущать чужой, что им отнюдь не понравилось. Но одно дело чужие, и совсем другое свои.
    Причем существовал еще и приказ лейтенанта. В итоге, уже достаточно организованная полусотня почти силой заставила толпу людей в три раза их больше слушаться. Да и приходили они волнами. Каждой новой большой партии новобранцев объяснялись правила жизни в отряде.
    Постепенно этот ритуал стал их фишкой. Вечно вымытые, с красиво поблескивающими доспехами, их сотни привлекали внимание, в то числе и женского пола.
    Другие отряды смотрели на это недовольно и частенько вспыхивали самые настоящие драки стенка на стенку. Правда, без оружия. За убийство соратника в лучшем случае полагалась виселица, в худшем же все могло закончиться и колом.
    И тогда несчастном очень повезет, прибьют ли к колу этакий насест, чтобы он сел на него и подольше помучался, или под собственным весом опуститься ниже и быстро истечет кровью.
    Апофеозом этих волнений стало то, что некоторые бойцы стали брать пример с рот чернокнижника. Причиной служила странная популярность бойцов у баб.
    И удивительное дело, это работало! Так, волна мытья и чистоты не только не думала останавливаться, но и продолжала свое «чистое» дело, превращая ландскнехтов в самых главных чистюль этого проклятого мира. Возможно, не считая аристократов и некоторых церковников. Те тоже мылись чаще.
    — Вольно! – махнул Александр сержантам, которые, увидев командира, вознамерились прервать процедуру помывки и построить солдат. – Чистота — это святое. Продолжайте!
    – Так точно! — все вернулись к прерванной процедуре.
    К Алексу подскочили заместители. Вастс светил огромным фингалом на пол лица. Явно что-то прилетело в шлем. Главное, что цел остался. Он был достаточно сообразительным, чтобы Вульфс огорчился его потерей.
    Выслушав отчет, и узнав примерное количество награбленного, он уточнил местонахождения Портиса, который, как он и догадывался, находился в резиденции бывшего бургомистра.
    Толстое тело, покачивающееся на флагштоке возле дома бывшего городского главы, как бы намекало, что с ним самим случилось.
    Причем казнь была достаточно жестокой. Толстяка вздернули не связав руки, поэтому он до последнего пытался подтянуться по скользящей деревяшке, дабы ослабить петлю впившуюся в горло.
    Таким образом король давал всем понять, что будет с теми, кто не станет открывать ворота.
    К моменту прихода землянина, прерванный пир возобновился вновь. То тут, то там валялись бессознательные, упившиеся тела. Испуганные слуги боялись к ним прикасаться дабы не навлечь на себя гнев господ.
    Между телами бегали псы, которые яростно дрались за объедки, которые бросали им радостные захватчики.
    Иногда было даже веселее, когда еду бросали слугам и те, понимая, что от них хотят, устраивали свары за эту самую еду, веселя рыцарей.
    Стоявшая рядом собака подняла ногу и помочилась на валяющееся тело, которое даже соизволило проснуться
    Алекс брезгливо перешагнул через него, пробираясь к замеченному вдалеке Портису.
    Один из пьяниц попробовал ухватить ногу землянина, что-то бурча про собутыльника. Алекс пинком отбросил ее, двинувшись дальше. Вслед понеслись не особо разборчивые ругательства, которые быстро прервались, так как выпивоха нашел не до конца допитую кружку.
    Алекс не раз замечал нехорошие взгляды. В основном они исходили от людей короля. Наемники обладали слишком большой властью и при этом получали неприличные, по мнению аристократов, деньги.
    Не раз и не два злые языки упрашивали Манфредса Росульфского разорвать отношения с компанией Цестуса Портиса. Освободившиеся же деньги потратить на… Ну, к примеру, на самих аристократов. Они то уж куда лучше каких-то там презренных наемников!
    Более того, Манфредс откровенно недолюбливал Цестус, причем это было взаимно. Поэтому дело казалось за малым, но политика хитрая штука, которая не всегда дает сразу то, что мы хотим.
    Король хоть и был грубым и глуповатым человеком с целой кучей отрицательных качеств и черт, однако он не был идиотом.
    Поэтому он прекрасно понимал, чем отличается от других королей в этом регионе. Армия Цестуса Портиса неуклонно росла и уже сейчас была самым большой компанией наемников.
    О чем говорить, если Цестуса Портиса уже иногда звали не капитаном, а полковником! То есть тем, кто командует не просто армией ландскнехтов, а уже целыми армиями наемников.
    Именно бронированный кулак псов войны прошибал щиты и замки его врагов. И это создавало неприятный прецедент, когда твои собственные войска считают настоящим полководцем отнюдь не своего короля, а какого-то непонятного вшивого безродного капитана.
    Но и выгнать его не получится, ведь в таком случае Портис имеет полное право встать на сторону его врагов, после чего кисло станет уже самому Манфредсу.
    Вульфс считал, что основная проблема в характере Портиса. Слишком уж тот был независим и умен. Более того, вполне осознанно делал шаги для обретения еще большей популярности.
    Будь он обычным наемничьим капитаном, которого интересуют бабы, деньги и бухло, Росульфский смирился бы, но Портис был не таков.
    Эта пороховая бочка тихо тлела и было непонятно, когда она рванет.
    К примеру, прямо сейчас люди короля заняли одну половину зала, а наемники другую. И никто особо не стремился пересекаться.
    – О-о-о! Вульфс, опять где-то веселился без нас? – Портис, до этого сидящий довольно хмуро повесел и махнул Вульфсу присаживаться рядом.
    -- Не угадал – ухмыльнулся Алекс. – Я спал.
    – Все демоны преисподней, это самый скучный ответ, который я слышал! И самое смешное, ты ведь не соврал!
    Тут же остальные лейтенанты пододвинулись, дав чернокнижнику место.
    @Тут был Чеширский Кот (=^ ? ^=)

Глава 21

    — Ну ты, конечно, дал жару. Когда королевские кони увидели ту тварь, которую ты призвал, они чуть не унесли своих седоков обратно на родину. Жалко, что ты раньше не мог такую дрянь призывать, теперь-то нас вообще никто не остановит!
    — Разбежались, – скривился Алекс. — Если слишком часто баловаться подобным, то может нагрянуть начальство этой семиметровой твари. А я уверен, никто из нас не хочет пока сталкиваться с ними.
    Судя по вытянувшимся лицам собравшихся они в красках представили того, кто стоит над семиметровым монстром. Вульфс не просто так ведь назвал его высоту и при этом ввел всех в заблуждение. Архидемоны находились на том уровне силы, когда их могущество не зависело от размера тела. Поэтому они могли быть и десяти метров и, к примеру, двух.
    – Умеешь ты обломать, Вульфс. – при этом Портис не выглядел расстроенным. Видимо, он что-то подобное подозревал изначально.
    — А сам, что такой хмурый? – спросил Вульфс, хватая со стола аппетитно выглядящую ножку какой-то жаренной птицы. Прогулка по улице нагуляла небольшой аппетит. — Город пал, все гуляют. Каждый боец в твоей армии стал богаче, как и ты сам. Это ли не повод для радости?
    – А-а-а, – махнул рукой Цестус, заиграв желваками. -- Король, оказывается, дал этот город какому-то своему приближенному. Так этот хлыщ приперся ко мне и приказал выметаться из, дескать, его города. Типа мы ломаем его имущество. Ты представляешь?! Прямо встал передо мной и цедил через губу.
    – Я так понимаю ты не согласился? – хмыкнул Алекс.
    – Конечно, послал я его в жопу архидемона. Она у него широкая, вся свита короля влезет. – безразлично пожал плечами капитан. – Он взбеленился и чуть не дошло до драки. И вот забавно, король вроде как совсем не причём. Но ведь мы все прекрасно понимаем, что подобного не произошло бы без его ведома.
    Окружающие лейтенанты нахмурились и бросили пару косых взглядов на королевский стол. Причем, Вульфс готов был поспорить, там отлично заметили эти взгляды, что отнюдь не прибавило к ним любви.
    – Политика. – сказал, как сплюнул землянин.
    – Она самая. – Цестус явно разделял отношение своего лейтенант, хоть при этом сам всеми силами в нее лез. – Так что привело тебя сюда? Я давно тебя знаю, черная ты душа, и ты ни за что не придешь просто так, чтобы поддержать своего капитана. К тому же бухать ты явно не будешь, это уже все знают.
    – Важное дело. Надо поговорить.
    – Я так понимаю без ушей?
    – Да, желательно один на один.
    – Проклятье! – Цестус тоскливо оглядел стол, на котором еще хватало вкусных блюд. – Это так срочно?
    – Срочно, но может подождать. До завтра. – подумал, но все же дал ответ Вульфс.
    – Четыре плана ада, я сдохну от любопытства раньше. Куда идем?
    – Я занял один прелестный домик. Стены там толстые, да и позабочусь о том, чтобы нас никто не услышал.
    – Ладно, – Портис тяжело поднялся. – Пошли.
    Сзади капитана пристроились несколько десятков его личной гвардии. Тех, кому достаточно недоверчивый капитан все же сумел доверить свою жизнь.
    – Как супруга? – поинтересовался Алекс.
    К удивлению, Айя очень близко к сердцу восприняла совет Алекса и в самом деле постаралась стать для Портиса верной женой и опорой.
    Самое смешное, это не насторожило Портиса, а, наоборот, закрутило эту парочку в порывах страсти.
    В те редкие моменты, когда Алекса приглашали к ним в дом, он пытался найти фальшь в эмоциях девушки, хотя скорее уже молодой женщины, и… Не находил. Или она и впрямь умудрилась по-настоящему влюбиться в жесткого капитана, который тоже ответил ей взаимностью, или Алекс явно чего-то не понимал.
    – Скучает, – на лице Портиса промелькнула улыбка. – Два дня тому назад получил от нее письмо. Мелкого нянчит, за батей своим, черти его дери, приглядывает. Напоминает всем, кто в доме хозяин и что не стоит наглеть, если я далеко.
    – Я так понимаю с батяней не все так гладко, как хотелось бы? – уточнил Алекс.
    – Не то слово, – сплюнул Цестус. – Никак не хочет смириться с тем, что теперь мы с его дочкой у руля. До последнего сопротивлялся, старый хрыч, утеканию власти. А теперь постоянно мутит что-то. К друзьям товарищам ходит, общаются о чем-то за закрытыми дверями. Благо денег у него не много, не хватит на что-то масштабное. Но за Айю все же боязно. – внезапно признался Портис под конец, чем заслужил недоверчивый взгляд собеседника.
    Услышать о том, что непоколебимый Портис чего-то боится было для чернокнижника как-то неуютно.
    Еще одна причина в копилку того, почему он не собирался заводить долгоиграющих отношений. Дорогие люди становятся той щелью в броне, в которую так удобно ткнуть ядовитым кинжалом.
    – Так может прикончить его и все дела? – равнодушно предложил Алекс. – Ценности он больше не несет никакой. Все что надо, мы уже от него получили. Один вред и угроза твоей власти и нашему благополучию.
    – Красиво сказал. – ухмыльнулся Цестус. – Моей власти. Что ты, типа, на власть не претендуешь. Но нельзя. Айя все же испытывает к нему какие-то чувства, отец все-таки. А так-то он бы подавился какой-нибудь острой косточкой еще года два назад.
    – Как знаешь.
    – Кстати, Айя как-то рассказала, что это ты ей дал совет втереться ко мне в доверие. – прищурил глаза капитан.
    – Предательница. – буркнул Алекс.
    Цестус долго не выдержал серьезного взгляда и рассмеялся.
    – Не думай, мы тебе оба благодарны. Не думал, что все же встречу бабу, к которой я бы хотел возвращаться каждый раз. Помнишь, ты как-то рассказывал про какого-то бога любви, который летает в виде младенца и пускал маленькие стрелы любви…
    – Пошел нахрен, – закатил глаза Вульфс. – Так, блин, и рассказывай вам что-то интересное. Кстати, вот и пришли.
    Забурившись в комнату, а попутно устроив небольшой переполох своим появлением, Алекс начал чертить простейшие глушащие звуки пентаграммы. Подобные вариации рунной магии существовали у всех, просто здесь были адаптированы для магов хаоса.
    Портис с сомнением оглядел комнату, особенно на поломанные стулья и сел на единственный оставшийся.
    Приготовления Вульфса не оставили его равнодушным, поэтому он приготовился к серьезному разговору.
    И Алекс его не подвел.
    Описать всю грандиозность проблемы нельзя было без рассказа о такой маленькой детали, как инородность самого Алекса. Ведь попутно требовалось объяснить откуда он знаком с целым канцлером Республики Дранклик и другие неудобные вопросы.
    Землянину не хотелось этого рассказывать. Не потому что он не доверял Портису. Просто, привыкнув столько лет хранить некую тайну очень сложно сказать о ней хоть слово. Кажется, будто вся твоя сущность восстает против этого.
    Так, до крайности удивленный капитан узнал о том, что его, казалось бы, знакомый товарищ, если не друг, пришелец из другого мира. Более того, их, таких, еще трое. И они никто иные, как самые настоящие герои.
    Точнее почти настоящие. Да и Алекс упустил в своем рассказе некоторые «мелочи» вроде убийства архимага. И не особо напирал на Эннис и Ричарда. Только подозрений в своем падении в хаос ему не хватало.
    И если поначалу Портис воспринял новость о намечающемся конце света и вторжении хаоса с явным скепсисом и недоверием, то с каждым новым фактом, предоставленными бумагами, выдержками из книг, в которых нужные места Алекс старательно подчеркнул, он все больше настораживался.
    Странное сходство давних событий и настоящих опять же не были пропущены.
    Алекс сходил за вторым стулом и под конец они оба хмуро застыли рядом со столом, заваленного целой кучей макулатуры.
    – Лучше бы ты сообщил мне, что король собирается нас всех завтра грохнуть, – наконец процедил Портис. – С этим было бы меньше проблем. И что со всем этим делать? Проклятье! – капитан выругался. – Ты готовишь какие-то планы. У тебя есть надежды. У тебя растет ребенок, наследник. А тебе сообщают, что миру осталось… Сколько там, кстати, осталось?
    – Лет десять–двадцать. Трудно пока говорить. Но у них явно все не на конечной стадии, ведь в ином случае начали бы уже открываться случайные прорывы хаоса. Следовательно, завеса между этим миром и порядком все еще сильна.
    – Демоны, – Цестус активно растер лицо ладонями, чтобы прийти в себя. – Ладно, я не совсем понял, что они хотят и должны сделать, чтобы нам всем настал конец?
    – Судя по дневнику монаха и тому, что я знаю, в каждом мире существует особые места из которых вырывается магическая энергия в мир. Да и не только магическая. Есть версия, что кроме магии имеется и некая сущность мира. Но не суть. Цель демонопоклонников осквернить их. Перерезать вены миру, дабы он истек кровью и ослаб. Добавим сюда призывы большого количества демонов, которые будут засирать все вокруг эманациями хаоса.
    – А попутно мир должен страдать не так ли? – мрачно спросил капитан. – Поэтому вокруг гремит война. Эту часть я отлично понял. Однако, я кое-что все еще вызывает у меня вопросы. – он побарабанил пальцами по столу.
    – Вальтер Шмидт? – предположил Алекс, поднимая бровь.
    – Вальтер Шмидт, – эхом повторил Портис. – Ублюдок, который заварил всю эту кашу. Выродок, из-за которого сотни тысяч погибли и до сих пор гибнут. И ты предлагаешь взять его в союзники?
    – Да, – кивнул Вульфс. Он рассказал капитану о том, что сделал немец. Причина была проста. Цестус Портис должен был обладать всей полнотой знаний того, насколько опасен может быть Шмидт. Более того, в руках Цестуса это знание являлось мощным козырем для разговоров с Вальтером.
    Хорошим словом и пистолетом можно добиться большего, чем просто хорошим словом. Хотя в их случае это походило скорее на пистолетом и гранатометом можно добиться большего.
    Выбирая между Портисом и Шмидтом, Алекс не сомневался. Со своим командиром он прошел столько всего, поэтому иной раз в мыслях звал его другом. Для человека вроде Вульфса даже сама возможность в мыслях назвать кого-то другом, стоило очень многого.
    – И у тебя, конечно же, есть разумные аргументы почему это так и почему это правильно… – констатировал очевидный факт капитан. – Хорошо, Шмидт и впрямь может быть полезен, но… – Цестус замолчал. – После того, как дело будет сделано, я заставлю его заплатить за то, что он сделал с этим миром, и ты ведь не станешь мне мешать?
    Алекс не отводя взгляд, покачал головой.
    – Это ваши личные дела. Я не дам ему тебя прикончить, но и помогать убивать Шмидта не стану. Все же я чувствую перед ним некий должок, да и землянин все-таки. Моя цель, как ты сказал, заставить заплатить истинных виновников происходящего.
    – Отлично, – улыбнулся Цестус. – Значит договорились. Теперь надо решить, что будем делать с нашим глубокоуважаемым королем.

Глава 22

    — Его Величество окончательно надоел? — ухмыльнулся Алекс.
    – Как будто сам не знаешь. Если до того, как ты рассказал про намечающееся вторжение, я не знал, что с ним делать, то теперь это очевидно.
    — Покушение, яд, честный удар мечом по голове во время дворцового переворота? – с любопытством перечислил Алекс варианты.
    – Первые два предпочтительнее, но для этого нужно получить законное право стать королем. Брак с его дочерью будет идеальным выходом.
    — Насколько я знаю двоеженство не распространено ни в одном королевском дворе. – Вульфс невольно представил сколько проблем придется решить, чтобы эта безумная идея вообще смогла осуществиться.
    Начать стоит хотя бы с того, что не дворянин может не иметь права на брак с принцессой. То, что ее высокородный папа явно будет против, даже не упоминается, так как очевидно.
    Более того, даже если Портис получит статус аристократа, ну или сам себе его назначит, то согласятся ли дворяне идти под его руку?
    Если бы кто-то другой сказал, что-то подобное, Вульфс послал бы его к черту. Но его командир уже не раз показывал, что его сумасшедшие планы имеют свойство сбываться.
    Да и государственный переворот, что может быть более амбициозным? Доверенный друг короля — Александру нравилось, как это звучит.
    – Это и не понадобится. Я разведусь с Айей…
    Землянин удивленно покачал головой.
    – …А потом, когда получу трон, не пройдет много времени, как я женюсь на ней снова, после трагичной смерти своей царственной супруги.
    -- Пф-ф! – фыркул Вульфс. – А такое вообще разрешено? Менять жен, как перчатки? Может есть какой-то срок между женитьбой?
    – Плевать. – отмахнулся Портис. На тот момент я буду уже королем, и я смогу поменять то, что мне будет не нравится. А несколько тысяч солдат добавят моим словам веса.
    – Превосходный план, если я его правильно понял, а главное точный, – Алекс невольно пошутил. – И когда мы начинаем?
    – Сейчас. – отрезал Портис.
    – Сейчас? – переспросил Вульфс, не уверенный, что ему не послышалось. – А ты не сильно торопишься?
    – Ни хрена подобного. Вот скажи, если бы ты узнал, что твой мир, Земля, вроде да? Будет уничтожена через десять пятнадцать лет, ты бы смог ничего не делать, сидя и попивая пивко?
    Алекс молча отрицательно покачал головой.
    – Вот и я не могу, – вздохнул Портис. – Этот мир должен существовать для моих детей и внуков и не каким-то там иномирным тварям захватывать его… Не обиду тебе, Вульфс. Ты, конечно, тоже иномирец, но может жить сколько хочешь. – веселясь закончил капитан.
    – Вот спасибо. – оскалился Вульфс. – Постараюсь оправдать оказанное доверие. Так, в какую жопу ты меня решил втравить на этот раз?
    – Все просто. На территории этого королевства расположена одна из последних крепостей магов. Их пока никто трогать не хочет, но рано или поздно за ними придут. Также уже в нашем королевстве имеется один из отколотых кусков церкви. Те ребята с которыми ты договаривался раньше по артефактам, если я правильно помню, что ты там рассказывал. Сейчас они тоже переживают не лучшие времена. Их монастыри, как и других орденцев подверглись разрушению. Они пытаюсь восстановиться, но пока без особого толку. Знакомые у тебя там есть, поэтому договоришься. Магов я тоже не просто так выбрал. Там предводительствует та ледяная магиня, которую мы вышвырнули из города. Хоть какие-то знакомства лучше, чем никаких не правда ли?
    Вульфс аж задохнулся от возмущения.
    – Я должен умудриться их всех уговорить встать на нашу сторону?! Знаешь, Цестус, твои задания раз от разу становятся все невозможней. Вот скажи хоть одну причину, почему они не пошлют меня к демонам? А могут ведь вообще психануть, а напасть! Времена сейчас больно уж смутные. А церковники вообще злые на всех и почти забросили свою идею привязать магов к себе. Некоторые выбрали путь тотального геноцида всех, кто умеет хоть чуть-чуть колдовать.
    – Будет тебе причина. Причем одна на двоих. Что маги, что орденцы пытались договориться с нашим великим правителем, но у них ничего не вышло. Манфредс не желает делиться властью. Ему не нужны неподконтрольные силы в его королевстве. И, видят боги, я его понимаю. Но ситуация изменилась. Я готов предоставить им помощь в восстановлении, пищу и защиту. Главное, чтобы они согласились прекратить войну хотя бы для начала на моей территории и вступить в мою армию. Если ситуация будет благоприятной можешь рассказать о том, что нас ждет. Но сам понимаешь, секретность.
    – На твоей, – заржал Алекс. – Еще ничего не началось, а уже на твоей территории. Кстати, почему мы не рассматриваем вариант рассказать королю о вторжении. Может он поверит нам и тогда не придется заморачиваться со всем этим мятежом?
    – Дай подумать, – Портис задумался. – Может потому что наш король гнида, которая совершенно не умеет быть благодарной и которую мы давно хотели прикончить?
    – Точно, – щелкнул пальцами Вульфс. – Как я мог забыть о такой мелочи. Ладно, я еще что-то должен знать?
    – Когда ты предлагаешь начать связь со Шмидтом? До мятежа или после?
    – Однозначно после, – не задумываясь ответил землянин. – Даже если он решит помочь, эта помощь, ох как дорого нам будет стоить. Лучше общаться с ним на своих условиях, не подпуская его слишком близко.
    – Понял, – мужчины поднялись. – Когда отправляешься?
    – Завтра, скорее всего. Как раз соберусь в дорогу.
    – Будешь кого-то брать с собой?
    – Нет, лишние глаза и уши. Своим людям я доверяю, но если напьются, то ни о каких тайнах говорить не приходится.
    – Я тоже хотел это посоветовать, – кивнул Цестус. – Я присмотрю за твоими людьми в твое отсутствие, так что может не беспокоиться.
    – Пф-ф, насмешил, – фырнул землянин. – Когда это их жизни стали для меня столь ценными?
    – Может, когда ты собирался драться с начальником тюрьмы и всей королевской армией за нескольких своих солдат, которых собирались повесить? – ехидно уточнил капитан.
    – Это было делом принципа, а не какой-то привязанности, – немедленно отмел это предположение мужчина. – Только я имею право их убивать, а не какой-то там вшивый тюремщик.
    – Как скажешь. – хмыкнул капитан, но было видно, что Портис не изменил своего мнения.
    *****
    Прощание с войском, назначение Рейнарта и Вастса постоянными сержантами своих сотен прошло довольно быстро. В конце концов мужики тянули на себе весь перечень обязанностей командиров, а получали словно обычные сержанты, командующие десятком воинов.
    Да и теперь они разом поднялись на совершенно другой командный уровень, получив нехилый такой скачок в статусе.
    Заткнув поток благодарностей, Алекс предупредил, что если по его возвращению он увидит сотню хоть в чем-то распоясавшей, то новоявленным сотникам лучше самим выкопать себе могилы. Быстрее будет.
    Ну и чистоту соблюдать неукоснительно. Не зря же они носили прозвище Чистых сотен?
    Убедившись, что подчиненные прониклись, Алекс пошел готовиться к путешествию.
    *****
    Янис Слерс в раздражении пнул ногой очередной бархан. Путешествия по мирам, новые знакомства и тайны магии – это, конечно, здорово, но вот в такие моменты он определенно сомневался, что правильно выбрал свой путь.
    Жара и духота выводили его из себя. Постоянно хотелось пить, но воду стоило экономить. Благо ледяные руны на запасах воды, не давали ей протухнуть и испариться.
    Бесконечная пустыня не просто так была названа бесконечной. Если поначалу Яниса и его людей пыталось убить лишь солнце, то в какой-то момент появились и его исконные обитатели.
    Так, ночью, когда все уже спали после утомительного перехода на караван набросилась нежить.
    Причем нежить была достаточно древней, чтобы суметь организовать засаду и дождаться ночи. К несчастью, в караване было слишком много тех, кому уже не требовался сон.
    Выглядящие людьми путники раскалывали ударами когтистых рук истлевшие черепушки, в глазницах которых горели зеленоватые огоньки глаз. А уж, когда подключились демонопоклонники, то нежити стало окончательно тоскливо.
    Пламя хаоса ядреная вещь, а уж боле сложные плетения оставляли целые просеки в костяном воинстве.
    Один из братьев тогда собрался было броситься в погоню за улепетывающей в темноту непропорционально высоким скелетом, одетым с древние доспехи некромантов, но Янис его остановил.
    Слерс с усмешкой смотрел за побегом одного из личей. Их целью было не только добраться до одного из магических источников мира, но и попутно раздраконить нежить на более активные действия. А в идеале направить гнев немертвых на юг.
    – А вот и очередная партия. –тяжело вздохнул вздохнул чернокнижник. Магический источник к его сожалению находился буквально возле самой столицы древнего королевства некромантов. Следовательно, на тот момент там были достаточно заселенные земли.
    Как итог, с каждым разом им приходилось прилагать все больше и больше сил, чтобы пробиться через очередной отряд.
    Хотя с каждым разом это все меньше и меньше походило на отряды, скорее на самые настоящие орды или армии.
    Причем демонопоклонник четко ощущал все усиливающееся внимание вокруг. Правители смерти медленно, но верно просыпались, пытаясь понять, кто уничтожает их слуг. Их немигающий взор метался по пустыне, но с каждой смертью он становился все ближе.
    Но кроме вечного хруста лопающихся от демонического пламени костей и недовольства жарой, Янис умудрялся получать некоторое удовольствие от окружающих видов.
    Не смотря на время не малая часть прежнего великолепия все еще проглядывала сквозь барханы песков.
    Огромные каменные здания, построенные из ровных черных кирпичей, длинные, ровные дороги, построенные с такой точностью, что становилось понятно, что к ним не притрагивалась рука человека. Точнее живого человека.
    А уж целый мертвый лес, который по каким-то немыслимым причинам окаменел вызвал у него море восторгов. Идти среди черных, сморщенных деревьев, которым сотни и сотни лет было новым даже для него.
    Единственное, что чуть испортило тот момент были местные костяные звери, которые вполне себе ждали гостей.
    Такие моменты Янис любил. Пару раз он даже возвращался в те миры, которые хаос уже поглотил с его помощью.
    Прогулки посреди пустынных опаленных хаосом улиц в полной тишине заставляли его настраивать на особый философски-созерцательный взгляд на мир. В такие моменты на Яниса нападало желание что-то написать или сочинить. Возможно, доработать некий ритуал или опробовать заклинание.
    План изменений давал знания, но он не давал столь желанное чувство вдохновения. А вот вид погибших миров и бесчисленных жертв эту возможность давал.
    Он садился на какую-нибудь чудом уцелевшую лавочку или заходил в чей-то дом, отпихивая обглоданные кости его жителей, доставал тетрадку и начинал писать.
    Он немного стеснялся этого, но к каждому из уничтоженных им миров посвящалось пара стихов. Причем складывал он их именно на том языке, на котором говорил в каждом конкретном мире.
    Для своего мира у него тоже был стих, правда всего лишь один. Тогда он еще не так хорошо управлялся со словом.
    Янис Слерс с предвкушением усмехнулся. Он надеялся сочинить великолепный стих и этот мир уже дал ему некоторые наметки.
    Не хватало лишь пары штрихов для первых строк. Но он уже знал, что речь там пойдет про четырех героев, призванных для того, чтобы спасти этот мир, даже не понимая, что все закончится совсем иначе.

Глава 23

    — Как же там было… Небо уронит, ночь на ладони. Нас не догонят, нас не догонят! — с удовольствием вывел Вульфс очередной куплет песни.
    Лошадь устало прянула ушами. Животинка за прошедшие года успела значительно постареть. Виданное ли дело, Алекс умудрился ее получить больше пяти лет назад! Вульфс задумался, как давно он получил привыкшее к магии животное, но так и не вспомнил.
    Чернокнижнику предлагали продать лошадь каким-нибудь деревенским, чтобы они выжали из нее последние крохи сил, да и съели. Вульфс же купит хорошего молодого коня, причем, возможно, даже приученного к магии.
    Вот только землянин честно отвечал, что если советчики не заткнуться, то он уже их пустит на мясо.
    Верная лошадка за прошедшие годы почти ни разу не создавала ему проблем или подстав, чем не мог похвастаться ни один из его знакомых людей.
    У нее были и другие несомненные плюсы: она была молчалива, четко выполняла команды, не роптала и не просила надбавки, удовлетворяясь платой едой.
    Портис, один раз выслушав объяснение Алекса на эту тему, заржал и сказал, что-то на подобие, что будь она человеком и умей готовить, была бы идеальной женой.
    Пока он думал, и не пел, лошадь было обрадовалась прекращению концерта по заявкам, но как бы не так.
    Александр вновь затянул очередную песню и четырёхногое средство передвижения окончательно повесило морду.
    Палач уже давно наматывал круги вокруг, якобы проводя разведку.
    Хотя песнями это было трудно назвать. К своему ужасу, в какой-то момент жизни в этом мире мужчина осознал, что не помнит полностью ни одну песню. Его максимум – это пара строк припева каких-то самых известных песен. Причем, как назло, это были самые тупые образчики жанра, вроде попсы, которые намертво впивались в подкорку мозга.
    Самое же страшное, что спросить или «загуглить» возможности не было. Вот он и повторял одну и ту же пару строк раз за разом, напевая звучащие в голове мелодии.
    Добавим к этому печальному зрелищу почти полное отсутствие слуха и становится понятно, насколько же ужасно это звучало.
    Что же побудило землянина начать петь?
    Все же, на минутку, любые дороги в этом мире теперь представляли чудовищную опасность, на них присутствовало такое количество напастей, что одинокие путники почти никогда не отправлялись в одиночку.
    Вернее, было дождаться полноценный караван и уже вместе с ним двигаться дальше.
    Вот только проблема была в том, что путешествия на лошади пускай даже в одном королевстве это совсем не тоже самое, что езда на машине по хайвэю.
    Это удивительно нудное и медленное занятие. Хоть за прошедшие годы он и подтянул навыки езды на лошади, но быструю скачку не любил.
    От унылости этого путешествия он был готов делать все, что угодно, дабы хот ькак-то скоротать путь.
    Вот и тошнил по разбитым средневековым дорогам, распевая под нос песни, изредка любуясь местными красотами вроде мелких или крупных полей битв, россыпи качающихся трупов или сожженных деревушек.
    Хотя висельники встречались редко, они были, скорее, хорошим знаками. Веревка, пускай даже и с трупом, в эти тяжелые времена все же представляла ценность, поэтому, если трупы никто не снял, значит место было не особо популярным.
    Это же можно было сказать и по трупам. Если тела раздеты полностью, забрано, в том числе, исподнее, значит сделавший этот отряд, скорее всего, рядом.
    Наемники, получали слишком много, поэтому могли пренебречь такой мелочью. Бандиты обычно всегда торопятся, боясь попасться, следовательно, снимают лишь самое ценное.
    А вот крестьяне, из-за голода вышедшие на большую дорогу, снимают все. И при этом именно они отличаются самой большой злобой и жестокостью. Они словно мстят всем вокруг за свою бедность и постоянные унижения от власть имущих.
    Если охотник в лесу читает следы, то наемник читает войну и ее последствия.
    И то, что землянин сейчас видел, как бы намекало ему, кого он вскоре должен увидеть.
    Остановило ли это его от пения? Скорее, наоборот.
    Отстранившись от этой вечной погони за силой и сражениями, Вульфс осознал насколько же он стал от этого зависим. Ему физически не хватало какой-то «движухи». Так, серьёзно занимающимся спортом людям не хватает ежедневных нагрузок и болей м мышцах. Ему же не хватало роста его энергетического тела на основе выкачивания чужой силы посредством кинжала и ритуалов.
    Поэтому вышедших из-за очередного поворота толпу заросших мужиков Алекс встретил почти как родных.
    — Эй, рыцарь. Слезай с коня. – Вперед вышел самый здоровый, поигрывая дубиной. – Не будешь упрямиться, миром отпустим.
    Вульфс лишь улыбнулся столь непосредственной лжи. Конный рыцарь и пеший это две довольно разных вещей. Да и крестьяне явно не хотели навредить животине, ее впоследствии можно было выгодно использовать. Знаменитая хозяйственность деревенских в действии.
    Вот только Вульфсу было действовать сподручнее именно пешим, поэтому он с удовольствием выполнил это требование.
    Главарь разбойников радостно ощерился неполный комплектом зубов. Жизнь в деревне сопряжена с драками, поэтому зубы вылетают только так. С другой стороны, каждый из оставшихся зубов был удивительно белым, без единого признака кариеса. Отсутствие сахара делало чудеса.
    — Молодец, рыцарь, не стал упрямиться. Брось сюда меч и щит и можешь уходить…
    «А как бросишь меч и щит, можешь броню снимать, за ней одежку, ну а потом ляг на землю и не сопротивляйся, тогда не больно зарежем. Мы бы тебя и в рабы забрали, но стремно, рыцарь все-таки». – мысленно закончил он за них.
    — А не пойти ли вам нахрен? – хмыкнул Вульфс. Взгляд чернокнижника по-хозяйски оглядел тела разбойников. Честно говоря, они его не впечатлили, жизненной энергии будет мало, от настоящих солдат толку было бы побольше. Благо хоть их количество, десятка три, это чуть компенсировало. – Вы не подумайте, это реально щедрое предложение, советую подумать прежде чем отказываться…
    Говоря эту чушь, землянин ломал голову, как бы их так помягче спеленать, чтобы сильно не поранить? Магия хаоса не предназначена для обезвреживания, без убийства. Тут куда лучше бы подошел воздушник или маг воды.
    Главарю ответ явно не понравился от чего он резко вскинул топор и в, как он предполагал, рыцаря полетел десяток стрел. А чуть погодя грохнул мушкет, посылая пулю, которая пролетела бы мимо, но щит ее все же изничтожил.
    Алекс отряхнул пепел от сгоревших болтов, запорошивший его доспех. Магическая защита сработала штатно, прикрыв его от выстрелов. Единственной неожиданность стал мушкет, но одна пуля в любом случае роли не играла. Вот если бы там была пара десятков стволов, вот тогда он бы стал беспокоиться и усилил пассивную защиту.
    Последняя работала просто, в случае если в некий радиус вокруг мага проникал быстро летящий предмет, включалась защита. Постоянно ее поддерживать было очень утомительно, поэтому Алекс частично перетащил ее на свой нагрудник, начертив с внутренней стороны рунный круг.
    -- Моя очередь? – хмыкнул чернокнижник в лицо раскрывшему от ужаса рот главарю.
    – Это маг! – закричал тот, разворачиваясь в попытке удрать. В лесу раздались панические крики, это атаковал сидящий в засаде Палач.
    Вульфс вскинул руку, с которой сорвалось дрожащее марево, которое стремительно опустившись к земле пронеслось на уровне ног разбойников. Земля, где оно ее касалась, свертывалась в странные черные шарики, чем-то напоминая оплавленные стекло. Стояли они довольно широким фронтом, поэтому с одного удара всех зацепить не получилось.
    Алекс с интересом оглядел упавших, катающихся от боли жертв его чародейства, пытаясь понять, как именно отразилась на них наспех сложенное плетение. В последнее время он экспериментировал с интуитивной магией хаоса.
    Энергия, которой он управлял в огромной степени зависела от эмоций, и чисто теоретически ею можно было управлять, прямо как демоны, лишь мысленным усилием без всяких сдерживающих магических конструкций.
    К сожалению процесс шел медленно и тратил огромное количество энергии. Благо теперь Вульфс мог заботиться об этом в разы меньше.
    А вот чего чернокнижник и впрямь не предполагал, так это вырвавшегося из-за дерева мощного воздушного тарана. Во всяком случае, упавший на землю землянин с интересом наблюдал, как брызнули во все стороны щепки от толстого дерева, которое пошатнувшись начало падать прямиком на лежащего мужчину.
    – Так мы не договаривались. – Буркнул раздражённый Вульфс. Удар был и впрямь неожиданный, и сильный, поэтому он решил не принимать его на щит. Огненная буря в мгновения ока сожгла ветки и листву, разметав горящие обломки вокруг на десяток метров.
    Магическое пламя и не думало тухнуть, организовав десятки новых очагов возгораний. Выглядело это в чем-то даже красиво. Будто бы взорвавшийся изнутри ствол, окутанный неестественно алым пламенем, и множество дымков, поднимающих то тут, то там.
    – Выходите, я вас заметил. – сплюнул Алекс, поднимаясь, акцентировав голосом слово «вас».
    Из-за дерева вышел статный мужчина лет сорока. Было видно, что он старательно следил за своей одеждой.
    Чуть погодя, с этой же стороны дороги, немного в стороне показался молодой парень, судя по неуверенному виду и бросаемых взглядах на старшего товарища, подмастерье.
    «Хотя нет», – мысленно покачал головой Алекс: «Подмастерья более наглые. Значит, неофит».
    – Рад приветствовать брата по цеху! – дружелюбно улыбнулся маг. – Приношу тысячи извинений. Произошла досадная ошибка, не позволившая мне осознать, что вы такой же, как и мы, маг.
    – Неужели? – иронично уточнил Алекс. – Тогда почему ваш удар пришелся уже после появления вокруг меня щита?
    – Был занят формированием заклинания, поэтому не придал этому значения. – обезоруживающе усмехнулся собеседник.
    – А как же эти крестьяне? – Алекс обвел рукой стонущий тела. Да и в лесу раздавались крики боли так-как Палач не прекращал свою охоту. Демон не ограничивался только ногами, ломая до кучи еще и руки. Иногда монстр ломал спины, Вульфс подозревал, что ему просто нравится, как ломаются человеческие кости. – Разве вы не огорчены гибелью своих людей?
    – Эта чернь? – пренебрежительно отозвался воздушник, глядя на валяющиеся и стонущие тела. Мы договорились с несколькими деревнями о взаимопомощи, поэтому я тут.
    – О-о-о! – Алекс приподнял бровь. – Получается вы из замка Мастаус?
    – Вы направляетесь туда, не так ли? – оживился маг. – Еще раз приношу тысяч извинений, что на вас напали, просто сейчас тяжелое время, никогда не знаешь, кто друг, а кто враг. Я вас перепутал с кое-кем другим.
    @Тут был Чеширский Кот (=^ ? ^=)

Глава 24

    — Неужели? — ухмыльнулся Алекс. – Кстати, как вас зовут?
    — Признанный воздушный маг Симилекс Пурмалс, к вашим услугам. В стороне стоит мой личный ученик, Айтарис Пурмалс, – немного поклонился маг. Неофит же дергано кивнул, опасливо всматриваясь в лес. Шум, издаваемый Палачом, исчез, а это значило, что бандиты кончились. – А вы…
    — Приятно познакомиться. – Алекс, издеваясь, повторил поклон, — Алекс Вульфс, уверен вы и без этого отлично знаете, как меня зовут.
    – Вы все еще злитесь на счет нападения? – нахмурился воздушник. -- Хорошо, я признаю – это была ошибка. По приезду в замок готов поделиться парочкой интересных трактатов дабы загладить свою вину.
    – Что вы – что вы, – отбросил Алекс инсинуации. – Я совсем не злюсь. Просто я не верю в то, что ваше нападение было ошибкой. Мой характерный шлем не дал бы вам ошибиться, да и мое имя вам явно знакомо. А я привык не оставлять живых врагов за спиной.
    Рядом с неофитом открылся небольшой портал в хаос и оттуда хлынул поток демонов. Правда, самые простейшие и мелкие, не больше крысы, твареныши. Все же открыть более сильный портал без подготовки было трудновато.
    А этого должно было хватить, чтобы отвлечь неофита от схватки. Выскакивая, демоны окружали нервничающего парня.
    Было очевидно, стоит пареньку вступить в схватку, как все эти твари разом бросятся в атаку. Чар же, бьющих по площади у него скорее всего нет.
    Алекс и Айтарис напряженно замерли. Воздушника можно было понять, демонолог, тем более сильный демонолог был большой проблемой. Даже если убить призывателя, демон может далеко не сразу отправиться в хаос, успев здорово покуролесить напоследок.
    По итогу противнику демонолога надо было драться в лучшем случае сразу против двоих.
    Но и Вульфс не торопился нападать. Воздушники были неприятными противниками. Их магия позволяла отталкивать и даже перенаправлять вражескую же магию в самих противников.
    Каждый приноравливался, пытаясь придумать какой именно магический удар в этой ситуации будет предпочтительным.
    – Зря ты все это затеял, – процедил маг. – Даже если ты победишь, мои товарищи найдут место схватки и поймут, что это был ты.
    – Возможно. – одобрительно кивнул Алекс, делая несколько небольших шагов влево, от чего противник повторил их за ним. Теперь неофит вместе со своим учителем находился почти напротив Вульфса. Чернокнижника нервировал этот неучтенный фактор в схватке. – Вот только, я не услышал еще ничего заслуживающего внимания, чтобы я изменил своего мнения.
    – Хорошо-хорошо, – выставил руку Пурмалс. – Не горячись, я слышал о тебе. Более того, мы даже встречались, пускай ты скорее всего и не помнишь…
    – Наверное, когда я заставил вас покинуть Кастонию не так ли? Поэтому ты решил и атаковать? думал поквитаться с предателем, вставшим на сторону церкви. Засвербело в жопе, как говорится, поддался чувствам. Вот только силы свои ты явно переоценил. И сейчас стоишь передо мной, обоссав свои дорогие штанишки, ведь обо мне ты скорее всего слышал немало всего интересного. В том числе о моем компаньоне, который, вполне возможно, прямо сейчас стоит у тебя за спиной и готов сжать тебя в крепких дружеских объятиях.
    Воздушник ничего не сказал, но это молчание было красноречивее всех слов.
    – Ты прекрасно понимаешь, что я убивал столько, сколько тебе и не снилось. И при этом, куда сильнее тебя. Недавно вот, магистра воды вместе с его любящим побаловаться огоньком дружком отправил на тот свет. А уж, что творил призванный мной высший демон… – Алекс в восхищении цокнул языком, с удовольствием наблюдая за проступающей паникой у своего противника.
    «Рыбка явно попалась на крючок. Иногда в репутации напрочь отмороженного чернокнижника есть и свои плюсы. Тебя, как и любые угрозы, сразу начинают воспринимать всерьез».
    – Обычно я не оставляю врагов в живых, однако, сегодня удивительно везучий для тебя день. Ты сказал, что ждал кого-то другого. И я склонен даже в это поверить. Такая засада явно рассчитана на одиночную цель. Бывшие крестьяне пусть вооруженные арбалетами и даже мушкетом, не станут большой силой. Скорее всего, вы им и предоставили все это снаряжение. Они должны были стать тем прикрытием из-за которого вы смогли бы нанести свой удар. Тот воздушный таран был и впрямь хорош. Но все это бесполезно против даже десятка церковников. Значит, вы и впрямь хотели встретить одиночку. Мой вопрос кого и почему?
    – Я…
    – Ой, чуть не забыл, – хлопнул Вульфс себя по нагруднику. – Если ты снова начнешь мне заливать какую-то «дичь», то я выпью твои силы максимально медленно и болезненно, затем же отдам тебя призванной суккубе. После чего тебя еще живого заберут на план желаний. Уверен, там ты получишь море новых впечатлений. Кто знает, может тебя там даже понравится?
    Надо ли говорить, что воздушник прекрасно понимал, что эта угроза совершенно не блеф? А может он слышал ту нашумевшую историю, когда один вороватый торговец два раза очень сильно обманул лейтенанта Крылатых Висельников на круглую сумму. После первого раза ему было вынесено предупреждение. А после второго, Алекс Вульфс, не считаясь с последствиями, ворвался к нему домой, вытащил жирное тело на улицу, призвал пару суккуб, а когда те вдоволь над ним поизмывались на глазах у шокированной публики, отправил прямиком в ад.
    Конечно, это имело некоторые хорошие последствия вроде резкого снижения воровства. С другой стороны, больше никто из торговцев не желал вести дела с Вульфсом. Благо прикормленные Портисом торгаши были все еще доступны.
    И Айтарис Пурмалс сломался. Вообще, одна из причин, почему землянину не нравились маги и он не хотел иметь с ними ничего общего, заключалась в их чрезмерной инфантильности.
    Рождение магом, учеба в Академиях, постоянный почет и страх от окружающих, заставили их вырастать не готовыми к окружающим трудностям. Их характеры были слабыми, и они не умели держать удар. Конечно, были исключения, обычно те, кто достиг своего ранга упорным трудом, а не по праву рождения или силы.
    – Хорошо, я скажу, – он суетливо глянул на своего ученика. – Здесь должно проехать доверенное лицо одного из магистров. Борьба за власть, понимаете? Мне приказали, вот и все. А вас я просто перепутал, листва обзор перекрывала вот и… – под конец он вообще замолчал, понимая насколько же жалко смотрятся его оправдания.
    – Ну тогда важный вопрос, – хмыкнул Вульфс. – Кто тебя послал пришить доверенное лицо магистра?
    – Элисандра Дастс, магистр воды, – выдохнул он.
    – Хоть здесь все без изменений. Я бы очень удивился, если бы эта ледышка окончательно выпустила бы власть из рук, – улыбнулся землянин. – А кто же тогда ее противник?
    – Старас Кестерис, огненный магистр. – тут же последовал ответ.
    – Подожди, – Вульфс нахмурился. – Где-то я уже слышал это имя… Черт, никак не вспомню. Ладно, не важно. Так, что же случилось между ними, что возник конфликт?
    Воздушник тяжело вздохнул.
    – Господин Вульфс. Вы же получили, что хотели. Да и мы в любом случае будет еще пол дня идти до замка. Может двинемся, а я по пути все и расскажу.
    – Хорошо, будем считать инцидент исчерпанным. Зови своего ученичка.
    Топтавшиеся вокруг демонические звери с яростным писком исчезли. А они так надеялись вкусить чьей-то плоти.
    Из-за деревьев показался Палач, который и впрямь оказался позади Айтариса.
    Сборы были недолгими. Лагерь разбойников оказался неподалеку. Маг забрал свои вещи, погрузив их на коней. После чего они уже втроем двинулись в сторону замка.
    – Понимаете, господин Вульфс, – Алекс никак не реагировал на эту попытку прогнуться. Вероятно, воздушник считал его кем-то вроде магистра. Однако, если судить по официальным испытанием, Алекс был в ранге неофита. – Старас Кестерис – маг старой закалки. Он ратует за продолжение войны и у него есть поддерживающие его сторонники. Он отправил человека, который должен договориться с архимагом Гривсусом, который собрал вокруг себя самых активных оппортунистов, и отступил в южные провинции. У этого архимага получилось договориться с парой южных королей, и он активно собирает магов на войну.
    – А вы, как я понимаю, воевать не хотите?
    – Не хотим! – чуть ли не с вызовом согласился. Госпожа Элисандра пытается вновь организовать мирную жизнь, где нам не придется ежедневно рисковать жизнь, боясь получить арбалетный болт в сердце или пулю в голову. Однако у Кестериса достаточно сторонников.
    – А не вернувшийся назад гонец должен был изрядно пошатнуть его авторитет, – согласно кивнул землянин. – Теперь ситуация и впрямь проясняется.
    – А вы, господин, зачем прибыли?
    – Это пока секрет. – отрезал чернокнижник. Делиться хоть чем-то с этим скользким угрем он явно не собирался.
    Неофит все это время молчал, благоразумно не влезая в разговор «взрослых». Видимо, в возможность того, что учитель защитит его от гнева страшного демонолога он не особо верил.
    Алекс бы на его месте вообще задумался о смене наставника. Конечно, судя по фамилии тот его родственник. Вот только Вульфс подозревал, что если хорошенько прижмет, то Айтарис не будет стоять до последнего, защищая своего родственника.
    Появившийся через время на горизонте замок его не сильно впечатлил. Холм и на нем стоял огромный каменный дом с множеством пристроек, чьи первые окна находились минимум этаже так на 3 или 4. Стены были уже довольно старыми. Кое-где началась отваливаться кладка.
    Появление увеличившейся компании, а в особенности Палача, вызвало удивление, но ворота были открыты довольно оперативно.
    Алекс с интересом оглядел рунные цепочки, выжженные с внутренней стороны створок, а чуть позже и по косяку. Учитывая объем проделанной работы, у землянина было подозрение, что теперь легче будет пробить брешь в стене, чем пытаться сломать эти ворота.
    – Так-так-так, – тягуче протянула уже знакомая магистр воды, с холодной усмешкой рассматривая чернокнижника. За прошедшие три года она не сильно изменилась. Хотя нет, на правой щеке имелся небольшой шрам, который было почти не виден. Видимо, она тоже не скучала. – Печально известный Алекс Вульфс. Убийца, наемник, предатель и головорез. Вот мы и снова встретились. Единственное, что меня удивляет, так это то, что ты сам сюда пришел. Добровольно. Довольно глупый поступок для кого-то вроде тебя.
    – Я тоже тебя очень рад видеть. Я официальное лицо, почти паралментер, поэтому остуди свою кровожадность. А насчет предателя ты погорячилась. Убийца, наемник, головорез – все четко, тут не подкопаешься, но лишнего на меня не вешай. Никого я не предавал.
    – Неужели? – магиня якобы в удивлении покачала головой. – А я слышала после нашего ухода ты активно сотрудничал с Церковью. Ходил к ним чуть ли не каждый день. Или скажешь, такого не было?

Глава 25

    — Помогал. — кивнул Вульфс. – Вот только та помощь оплачивалась. И я занимался уничтожением хаотических артефактов, что совершенно не возбраняется. После этого я с ними больше не сотрудничал. А пару раз доводилось сойтись с церковниками и в бою. Нам приходилось брать на меч разные города. Поэтому не ввязывай меня дорогуша в вашу грызню.
    — Я тебе не «дорогуша», демонолог, знай свое место. Твои оправдания не стоят ничего и пусты по своей сути. Почему я не должна размазать тебя прямо на месте, как слугу Орденов?
    – Есть пара причин, но мне нравится одна. – паскудно ухмыльнулся Алекс, идя прямо к напрягшейся магине.
    — Еще один шаг, и он станет для тебя последним! – Элисандра имела все шансы насторожиться. Тяжелая, бронированная фигура Вульфса вместе с немаленьким мечом на левом бедре и кинжалом на правом заставляла быть внимательной.
    Нехорошая же улыбка, мелькавшая за частоколом демонических клыков наталкивала окружающих на превентивный удар. Землянин же, в свое время осознав, что его улыбка нервирует окружающих, наоборот стал улыбаться еще больше.
    Он был не очень хорошим человеком.
    — Извини, дорогая Элисандра, но я должен кое-что тебе сказать очень и очень личное. Почти интимное, если ты понимаешь. Кое-что, о чем ты бы сама не хотела распространяться, – Вульфс с намеком кивнул на нервничающего Айтариса. – И если ты все же решишь выбрать силовой вариант, то я могу успеть сказать это очень и очень громко.
    Женщина мрачно посмотрела на опустившего взгляд мага с учеником. Не трудно было провести параллель между чернокнижником и внезапно вернувшимся подчиненным.
    -- Подойди и без неожиданностей. Любое резкое движение я буду считать атакой.
    – Как скажешь – как скажешь.
    – Старас Кестерис, – тихо выдохнул Вульфс имя головной боли Элисандры, когда встал всего в паре шагов. Она никак не показала лицом, что удар достиг своей цели, но это не требовалось. – Дам бесплатный совет, когда нанимаешь убийц, не бери магов. Они… М-м-м… Слабоваты и гниловаты в большинстве своем.
    – Я не помню, когда просила у тебя совета, – отрезала ледяная магиня. – Это все, что ты хотел мне сказать?
    – Кроме того, что я успею выкрикнуть эти сведения на весь двор, после чего тебе придется иметь дело с маленькой революцией? Конечно же, есть. Я послан одним политическим лицом, которое готово вам все же предоставить те условия, о которых вы так упрашивали всех вокруг.
    – Неужели? И это лицо понимает последствия? Официально приняв магов, он противопоставит себе церковникам. А это десятки уцелевших орденов, которые рвут и мечут, чтобы поймать побольше наших.
    – Дорогу… Элисандра, – поправился Алекс, отметив бешеный взгляд женщины. Что-то подсказывало Вульфсу, что эта ледяная красавица отнюдь не так холодна внутри, как внешне. А это значит, что слишком уж злить ее не стоит.
    – Мы так и будем тут стоять в окружении целой толпы лишних ушей? Или ты может проявишь капельку гостеприимства и все же пустишь меня внутрь, где мы все и обсудим?
    – Хорошо, ты прав, пошли, – она резко развернулась. Полы ее мантии хлестнули Вульфса по сапогам.
    – Ну чистая стерва. – пробормотал Вульфс, двигаясь следом. Правда сказал он это очень и очень тихо.
    Изнутри крепость опять же не впечатляла. Такое чувство, что кто бы тут раньше не жил, жизнь его была не особо веселой. Старая, рассохшаяся мебель. Дыры в стенах откуда постоянно сквозил воздух.
    Изредка попадающиеся по пути маги кутались в мантии, хоть на дворе стояло лето, однако внутри стен было неуютно.
    Высокую фигуру, облаченную в доспех провожали разными взглядами. Были здесь настороженные и любопытные. Слишком уж вид Вульфса напоминал церковников, врагов магов.
    Позади них двигалась охрана Элисандры. По прибытию к покоям, они дисциплинированно заняли свои посты по бокам от двери.
    Однако, в отличие от остального замка комната магессы оказалась очень даже миленькой. Было видно, что женщина приложила значительные усилия, чтобы придать этому месту хоть какой-то уют.
    Взгляд Алекса зацепился за богатое ложе.
    – Здесь мы можем поговорить без посторонних ушей. – Дастс развернулась и наткнулась на взгляд чернокнижника, направленного на постель.
    – Ты устал с дороги? – зашипела она, сложив руки под грудью. – Может мне дать тебе время отдохнуть?
    – Не стоит утруждаться, – фыркнул Алекс. – Здесь нас не подслушают?
    – Нет, я позаботилась о специальных рунах.
    – Отлично. Тогда… – Алекс набрал в грудь побольше воздуха, но запнулся, не зная с чего начать. – Проклятье! Вот чем он только думал, отправляя меня! Ну не мастак я речи толкать. Короче, мой наниматель заинтересован в вас, то есть магах, как боевой силе. Если вы встанете на его сторону и поможете ему в одном деле, то он готов вернуть вам старые права и предоставить места для строительства новых академий и университетов.
    – Превосходно, – наконец сказала Элисандра после недолго обдумывания. – Это самая запоминающаяся речь из всех, что я когда-либо слышала. Захотела, бы не смогла забыть, а уж поверь, я уже хочу это сделать. Хорошо, если это все, то тогда встречный вопрос. Кто это таинственный наниматель?
    – Пока мы не договорились я не могу его называть. – отрезал Алекс.
    – Не городи чушь, – холодно усмехнулась магесса, убрав руки с живота, заставив свою грудь колыхнуться, чем невольно привлекла внимание Вульфса. Тот дал себе клятвенное обещание в ближайшее же время найти новую любовницу. Организм совсем не вовремя решил дать о себе знать. – Ни о каком договоре не может быть и речи, пока я не узнаю кто твой наниматель. Хотя-я-я… – она приложила пальчик к губам. – Твоя попытка сохранить в секрете столь очевидную вещь, выглядит почти милой.
    – Неужели? – Вульфсу совершенно не понравился ее тон. Он не любил, когда над ним смеются
    – Естественно. Всем известно, на кого ты работаешь, чернокнижник. Цестус Портис –это был не так ли? Очевидно, что так. Слишком уж его жажда власти огромна, а амбиции непомерно. Но это не значит, что он не имеет на них права. Такой человек, как он, умеет добиваться желаемого. Так я права?
    – Мой ответ на что-то влияет? – съязвил Алекс.
    – Честно говоря, нет, – безразлично махнула рукой магесса. – Если твой таинственный наниматель – это Портис, значит единственная цель, зачем ему могли понадобиться почти полторы сотни магов, – она сделал паузу. – Переворот, не так ли? Король перестал быть нужным или стал даже вредным? Учитывая, какой Манфредс кусок говна, я совершенно не удивлена. Хотя скорее, просто Цестус решил, что уже готов.
    Так какой твой ответ? – окончательно надоел землянину этот скорее монолог, чем диалог.
    Он считал, что умные женщины – это украшение, но не каждый мужчина, готов, чтобы такое украшение находилось рядом с ним.
    – Не пойму, что мог найти в тебе такой человек, как Цестус Портис? – внезапно задала вопрос Элисандра, задумчиво окинув Алекса взглядом.
    – А ты его хорошо знаешь? – иронично уточнил Алекс.
    – Конечно, я обязана знать о всех значительных личностях на политической арене. Я отвечаю за сотню магов и не имею права не оправдать их доверия. Портис очень хитрый и пробивной человек, и я решительно не понимаю, почему он доверил столь ответственную миссию такому дуболому, как ты.
    – Я умею убивать, – пожал плечами землянин. – И стараюсь держать свое слово.
    – То есть доверие. Но не громкие ли слова для наемника? И это я не про умение убивать, в нашем мире этим может похвастаться чуть ли не самый распоследний крестьянин.
    – Я не буду пытаться доказать свою правоту, – отбросил эту претензию Алекс. – Я сказал, что думаю, и это твое дело, верить мне или нет. Так что ты думаешь насчет его предложения?
    – Я думаю, – она специально сделала очередную паузу, явно чтобы позлить закипающего собеседника. – Что лучшим выбором будет отказаться.
    – Могу ли я узнать причину? – спокойно уточнил Вульфс, беря себя в руки.
    – Можешь. Я не могу быть уверена, что участие в гражданской войне будет иметь смысл, если Портиса не примут королем. Можете не беспокоиться, что я сдам ваш планы Манфдредсу. Если этот урод сдохнет, я первой плюну на его труп. Если у же у вас все-таки получится, то я согласна перейти под руку короля Портиса. Но не раньше, чем станет очевидно, что его власть крепка. Ну а вторая причина еще более очевидна. У нас на минутку раскол, и если бы не твое вмешательство с возвращением Айтариса с племянником, то у меня были бы шансы закончить все мирно! – рявкнула она под конец
    – Да черта с два, – поморщился Алекс. – Все закончилось бы кровью в любом случае. Я так понимаю, ты про Стараса Кестериса, который жаждет отправиться к архимагу Гривсусу в южные королевства?
    – О нем самом. Старый пердун силен и умеет убеждать. Минимум половина моих людей собирается отправиться туда. Идиоты! Война не даст им ничего кроме бессмысленных смертей.
    «Ты даже не представляешь насколько». – с иронией подумал Алекс: «Каждая из смертей идет на пользу хаосу и архидемонам. А значит, надо этого никоим образом нельзя допустить».
    – Значит, если я разрешу твое непонимание с этим Старосом одной проблемой против вступления будет меньше?
    – Ты решишь проблему? – фыркнула Элисандра. – Чтоб ты знал, Кастерис невероятно опытный магистр. Теоретически он мог бы стать архимагом, но ему не хватает магического резерва. Этот старикашка, пережил столько своих врагов, что можно устать их перечислять. Даже когда столица взлетела на воздух, он умудрился выжить! Это сильный и опытный магистр огня. Может ты и силен и даже что-то знаешь, но против магистра тебе не тягаться. К тому же, из столицы он выбрался вместе со своими учениками. И пара из них тоже магистры. Теперь ты начинаешь понимать глубину проблемы?
    – Скажем так, – неохотно процедил Алекс. – У меня есть аргумент, который скорее всего не оставит равнодушным, ни тебя, ни этого твоего Староса. Когда я рассказал его Портису, он и начал всю эту возню. Однако, я предпочел бы два раза не повторять. Мне надо встретиться с этим Кастерисом.

Глава 26

    — Хотя знаешь, — Вульфс замолчал, обдумывая внезапно пришедшую мысль.
    Хоть вероятность того, что этот огненный магистр может оказаться сторонником демонов и стремилась к нулю, ее все же не стоило отбрасывать. Конечно, этот маг не был демонологом, как и магом хаоса, но кто мог гарантировать, что его просто-напросто не купили, обманули или вообще сумели подчинить сознание.
    Хоть последнее по отношению к целому магистру было настоящим подвигом.
    К тому же, в будущих переговорах лучше было иметь хотя бы одного человека, который будет на твоей стороне.
    Поэтому Алекс силой задавил свое неприятие к этой высокомерной женщины. Ради дела он должен быть беспристрастен и работать с тем, что имеет.
    Рассказ о найденных документах и сделанных выводах прошел удивительно гладко. Более того, даже лучше, чем с, тем же, Портисом.
    Элисандра оказалась умелым слушателем и под конец задавала вопросы лишь, по существу.
    Единственное, что Вульфс опустил, так это то, что он один из героев. Их знание об остальных строились на получении сведений во время службы в столице.
    – Смешно, но я что-то подобное и предполагала. — наконец задумчиво протянула она, скользя взглядом по предоставленным листам.
    – Неужели? – Вульфс как смог старался уменьшить сарказм, но, видимо, не достаточно.
    Правда женщина отреагировала спокойно.
    — Не совсем. Происходящее вокруг безумие слишком уж похоже на чей-то заранее спланированный план. Я думала, это рук дело некой группы дворян, которые пожелали построить новый порядок. Или еще зачем-то. Но я и помыслить не могла, что речь может идти о конце света. Это же форменное сумасшествие. Скажи кому угодно об этом и тебя поднимут на смех. Вот только ни ты, ни Цестус не похожи на этих безумных пророков конца света. Да и смысл вам обманывать меня? Правда так или иначе всплывет и вам придется иметь дело с обманутой мной и другими людьми.
    – Ну и как? Этот повод ты считаешь достаточным, чтобы присоединиться к нам?
    — Теперь да, – перед угрозой такого уровня я могу позволить себе забыть о паре тех, кого желаю отправить на тот свет.
    – Думаешь, этой информации окажется достаточно, чтобы переубедить старого магистра?
    -- Не знаю – Элисандра тронула пальцем нижнюю губу. – Он самый упрямый человек из всех, кого я знаю. При этом он очень стар, поэтому может наплевать на все ради своей мести.
    – Превосходно! Судьба этого мира зависит от решения какого-то вздорного старика. Конец, который идеально подходит этому миру. Окей, я не привык терять время. Есть возможность, если все пойдет не по плану, скажем так, решить проблему радикально?
    – Ты предлагаешь подло атаковать его самого и подчиненных? – по лицу Элисандры ничего нельзя было сказать.
    – Если это будет единственный шанс привести как можно больше магов для борьбы с демонами, то да, я предлагаю ударить первыми.
    – Четыре плана ада, это безумие, но хорошо. Я тоже не вижу иного выхода, поэтому начну расставлять людей, но если все провалится, то нам с тобой лучше самим будет перерезать глотки. Сообщество магов нам этого не простит.
    – Не парься, – хмыкнул Вульфс веселея. Когда появлялся любой, пусть даже тяжелый для исполнения план, он чувствовал себя куда увереннее, чем когда ничего не было. – Бери пример с меня. Я уже давно живу одним днем и не строю долгоиграющих планов. В нашем мире это бессмысленно. Хочешь рассмешить бога, расскажи ему о своих планах.
    – Какому богу?
    – Что? – Алекс не ожидал этого вопроса.
    – Первый раз слышу это выражение. Какого бога рассмешить?
    – А я откуда знаю, – уставился Вульфс на нее. – Сам от кого-то его услышал.
    – Наверное речь шла о боге ветров, также отвечающего за судьбу и удачу. – после недолгого размышления выдала Элисандра.
    – Это безумно интересная тема, но так, когда начнутся переговоры?
    – Ты их не пропустишь и не надейся. – фыркнула магиня.
    – Ах да. По-твоему, магистр может работать на демонов?
    – Нет, – покачала головой женщина. – Но вот насчет его окружения, собственно, как и насчет своего, я теперь не уверена.
    Как оказалось, Старос оказался на момент приезда Вульфса занят медитацией, поэтому и не вышел узнать из-за чего собственно переполох. Однако, тренировка магических резервов подошла к концу, и встреча все же состоялась.
    За прошедшее время, а на это был целый час, Алекс успел подготовиться, начертив в подвале пентаграмму призыва демона среднего уровня. Специальное место показали люди Элисандры. На большее не было времени. Против магистра такая тварь не особо полезна, но пару секунд дать все же может. Да и ее энергетические возмущения были не особо велики, поэтому имелись хорошие шансы, что ее никто не заметит.
    Расстановка сил была примерной равной. У Кастериса были четыре магистра вместе с ним самим, у Элисандры тоже четыре, но у нее был еще Вульфс, который являлся очень неприятным противником, как и любой маг хаоса.
    Если бы мастера этой школы магии постоянно не умирали от собственных же сил, то они бы стабильно занимали верхние строчки рейтинга силы.
    Все бы хорошо, но Кастерис по силе и мощи сам был как два магистра, чуть-чуть не дотягивая до архимага.
    Волновался ли Вульфс идя в главный зал где и должна была пройти встреча? Драка восьмерых магистров в закрытом, пускай и большом помещении, это и впрямь страшно. Им не требовались сильнейшие заклинания, чтобы накрывать всю площадь зала.
    Победить мог только тот, кто, как говорится, выхватит револьвер первым. Элисандра сказала, что позаботится об этом, и она не вызывала ощущении дуры, однако Алекс не особо верил, что первым ударом выйдет вывести даже половину противников, не говоря уже обо всех.
    Зал встретил Алекса напряжением и застывшими в центре зала двумя магистров. Их подчиненные расположились вдоль стен, пристально наблюдая друг за другом.
    Низенькая фигура старичка почти подавлялась высокой с внушительными достоинствами магиней. Вот только сила магов не зависит от физических показателей.
    Если обычных магов Вульфс мог презирать, то вот магистры в большинстве своем были сделаны из другого теста. Дело было в том, что пропасть между магистром и обычным магом была как бы не больше чем, между неофитом и настоящим магом.
    Магистр обязан был иметь резерв минимум в три раз превышающий обычного мага, плюс к этому должны были прилагаться внушительные знания в конкретной школе и, конечно же, умение всем этим пользоваться.
    Очень мало магов имели достаточно упорства, силы воли и внутреннего стержня, чтобы добраться до этих высот. А коль уж добрались, значит имели внутри себя что-то опасное.
    Взгляды собравшихся скрестились на белом демоническом черепе-шлеме, как вдруг оттуда донесся оглушительный в наступившей тишине смешок.
    Алекс неторопливо снял шлем, сбросив раздражающие волосы с лица, после чего ухмыльнулся.
    – Старос Кестерис. Я ведь помню, что это имя и фамилия были мне знакомы. Сильный пожилой магистр огня вместе с учениками сбежавший из столицы. Мог же вспомнить!
    – Мы, молодой, человек уже встречались? Извините, старость не радость, некоторые вещи я все же иногда забываю. – недоуменно уточнил старик.
    – Нет-нет, что вы! – Вульфс замахал руками. – Я бы очень удивился если бы вы меня тут же вспомнили. Наша последняя встреча прошла при довольно оригинальных обстоятельствах. Помните в Шарфклинге Чертова стража штурмовала поместье одного купца-демонопоклонника и вас как раз подрядили нам на помощь.
    – Да-а-а, был такой момент. – маг внимательно уставился в лицо Вульфсу. – Подождите, молодой человек, я вас вспомнил. Вы тот молодой стражник, который умудрился прикончить демона-воина не так ли?
    – Ваша память в таком возрасте вызывает уважение, – чуть наклонил голову Алекс. – Я также помню наш разговор. Вы дали мне несколько ценных советов, с помощью которых и начался мой путь в магии. Хотел бы выразить вам огромную благодарность за те слова.
    Алекс говорил искренне. Впоследствии он не раз помянул этого старого мага добрым словом, когда сидел в библиотеке и штудировал материалы по развитию резерва. А после гибели столицы даже мелькало сожаление, что этот старик скорее всего погиб.
    – Хе-хе, – дробно засмеялся старичок, лукаво смотря из-под кустистых бровей. – Не стоит так прямо льстить, молодой человек. Но! – оборвал он возмущение землянина. – Я вижу, что вы говорите искренне, поэтому не обижайтесь. Я рад, что та пара слов была сказана мной не зря. Я всегда говорил, что иногда стоит потратить на пару слов больше, перед тем как ударить заклинанием. – после этой фразы, произнесенной с нажимом Старос бросил взгляд на одного из своих учеников, который ощутимо поморщился.
    Учитывая, что старик обращался сурового вида мужчине лет так пятидесяти, это было даже забавно.
    У Вульфса невольно возникла ассоциация с тем, как некоторые молодые люди продолжают жить со своими пожилыми родителями, и те вечно говорят, что им делать. Только здесь пожилой «отец» по голой мощи сильнее всех своих сыновей и дочек.
    Вся эта ситуация невольно заставила окружающих немного расслабиться. Особенно Алекса веселило выражение лица Элисандры, которая явно не знала, как на все это реагировать, ведь о ней, казалось, все забыли.
    – Я, честно говоря, не услышал, о чем вы разговаривали, но не могли бы вы ввести меня в курс дела? – вежливо обратился Алекс к старику.
    Тот окинул его задумчивым взглядом, остановившимся где-то на уровне груди. Вульфс готов был поспорить, что он прямо сейчас определял уровень силы землянина. Определив и сочтя его достаточно высоким для дальнейшего разговора, Старос все же ответил.
    – Мы с Элисандрой обсуждали, почему я не вижу причин снова что-то обсуждать. Мы говорили на эту тему уже десятки раз и очевидно, что мы так и не придем к единому мнению. Вы же Алекс Вульфс, не так ли? У вас репутация отъявленного головореза, но при этом, даже я слышал о том, что вы, странным образом, держите слово. Во всяком случае вы готовы отпустить своих врагов, даже не смотря на приказ начальства.
    Вульфс поморщился. В его биографии и впрямь бы такой момент. Вот надо было ему при свидетелях обещать опустить ту парочку магов, если они передадут ему редкие книги. Ведь не было сомнений, что если он этого не сделал бы, они обязательно их сожгли. А после этого ему пришлось отчитываться, как те два мага умудрились уйти. Неприятная вышла история. Как оказалось, последствия настигли его и спустя пару лет.
    – Так скажите, по-вашему могут ли маги занять нормальное положение в этом мире, если не будут драться за свои права?
    – За свои права всегда надо драться, – пожал плечами Алекс.
    – Именно! Поэтому мы должны… – обрадовался Старос.
    – Однако! – выделил Вульфс последнее слово. – Иногда есть причины, когда любая борьба бессмысленна по своей сути. Именно это Элисандра и хочет с вами обсудить. Я привез очень, повторюсь, очень важные сведения. И поверьте, даже если вы будете не согласны, вы всегда можете сказать нет. Возможно, вы уже много раз говорили с Дастс, но со мной этого еще не было.
    Видя, что старый маг еще сомневается, Алекс надавил чуть сильнее.
    – Один раз вы уже дали мне добрый совет. Я был бы очень благодарен, если вы сделаете это снова. Ведь не вы ли сами сказали, что лучше потратить пару слов…
    – Хватит, молодой человек, – перебил его Старос. – Не хватало еще, чтобы меня попрекали моими же словами. Хорошо, будет вам разговор, но на этот раз последний!

Глава 27

    Ударивший с небес столб хаоса заставил содрогнуться сам мир. Что уж говорить о начавшихся осыпаться куски итак полуразрушенных зданий. Время неумолимо. Но раньше этот город по праву носил звание города-жемчужины.
    Колыбель самого понятия некромантии. Если кто-то считает, что маги смерти желали жить в мрачных угнетающих улочках, то он был бы абсолютно не прав.
    Города магов смерти буквально сверкали самыми разнообразными цветами. Именно у них было принято тратить баснословные деньги на разукрашивание стен домов и инкрустирование в них различных драгоценных поделок.
    Чем богаче был дом, тем затейливее он был украшен.
    Возможно, причина подобного разнообразия крылась в отсутствии в городе хоть какой-то растительности. Чрезмерное количество магов смерти и их экспериментов негативно сказывалось на жизни в целом.
    Поэтому же у некромантов постоянно имелась нехватка сильных рабов, хоть они и научились создавать амулеты, экранирующие часть негативного магического спектра.
    Именно традиция украшательства веками гнала разнообразных мародеров на встречу с собственной смертью. Желание завладеть красотами городов некромантов не отпускала людей даже спустя массу времени.
    Янис Слерс, поднявшись на очередной бархан, впервые увидел легендарную школу магии и в восхищении цокнул языком. Время обошлось с городом-некромантов немилосердно. Большая часть была занесена песком, многое отвалилось или было разрушено порывами ветра.
    Однако, даже то, что сохранилось, могло впечатлять. Знаменитые южные краски все также переливались на свету, заставляя город весело подмигивать путешественникам всеми цветами радуги.
    И это можно было принять за хороший знак, если бы не тысячи и тысячи мертвых за их спинами. Плюс, Яниса настораживало странное шевеление внутри города, еле видимое на таком расстоянии.
    В своем опасении он не ошибся. Хозяева города встретили пришельцев нерадостно. Их спасло лишь то, что самые сильные существа и маги еще не проснулись.
    Их вековой сон было не так-то просто нарушить, но это все же происходило. Поэтому прорвавшись с боями к центральной площади, демонопоклонники споро начали готовиться к ритуалу.

    Вторая же часть их товарищей двинулись к краям площади, начав чертить пентаграммы массовых призывов демонов. И делали они это очень спешно, так как вместо обычных слабых костяков подтягивались монстры и пострашнее.
    Магический источник находился в центре внушительной арены, видимо раньше здесь происходили разнообразные торжественные мероприятия.
    Огненный столб, вырвавшийся из прорыва хаоса ударился не просто в землю, а в то место из которого в мир вытекала мана. Перед энергетическим взором Слерса предстала разветвленная сеть черно-красных нитей, которая начала распространяться от пораженного участка.
    Внезапно один из краев площади потонул в гулком взрыве от которого во все стороны начало распространяться гнилостное свечение. Каменные скамейки арены сложились внутрь, подняв клубы пыли.
    Из этой зеленоватой дымки покачиваясь вышел один из демонологов и рухнул на землю. Его тело словно под действием невиданной кислоты стремительно разлагалось, оставляя лишь желтоватые кости. Внезапно костлявая рука дернулась и впилась в землю. С поднявшегося черепа упал скальп с куском волос.
    — Вот прибыли и реальные хозяева этого места, — раздраженно процедил Янис. – Эй! Хватит прохлаждаться! Вот и для вас появилась работенка! — Она раздраженно махнул в сторону появившейся процессии.
    В ней без труда угадывались личи идущие в окружении слуг. Выглядели они странно. Вся ткань, в которую они были одеты при жизни расползалась на малопонятные лоскуты, которые висели на мумифицировавшихся останках. Зато металлические детали сохранились куда лучше и побрякивали похоронным звяканьем.
    Ритуал еще не был закончен и его прерывание было недопустимо.
    Зарычав Слерс вцепился в контуры заклинания, стараясь всем своим существом расширить прореху. Мир опять застонал и напор чистого хаоса увеличился.
    Взвизгнул один из заклинателей, за секунду сгорев в пламени и даже не оставив пепла.
    – Держать! – Рявкнул Янис. — Еще сильнее!
    А пока продолжался ритуал. Хаоситы делали все возможное, чтобы остановить неумолимое шествие мертвых.
    Братья кузнец почти полностью утратили человеческий облик. Выбитые на их телах руны горели мрачным пламенем. Огненные удары испаряли десятки врагов. И не обычных скелетов, а элиту, самых настоящих умертвий.
    Древних воинов, при жизни пользующихся техниками, после смерти, трансформировавших всю эту силу в смерть.
    А мертвые конструкты? Огромные костяные големы самых разных форм и размеров. Некоторые обладали магией, благодаря вставленным в их тела специально обработанным ритуальным кругам и магическим кристаллам.
    Они неостановимой волной напирали на отряды демонологов и без конца призываемых демонов. Архидемоны были очень заинтересованы в успехе, поэтому от призывателей требовалось лишь открыть путь, заботиться о контроле не надо было, так как твари хаоса уже знали в чем будет заключаться их цель.
    Это позволяло призывать их целыми полчищами. Но даже так мертвые паровым катком вминали иномирных монстров в песок, заливая все вокруг огненной кровью и засыпая осколками костей самой нежити.
    Если демоны ревели, визжали и кричали, издавая разнообразные боевые кличи, то нежить дралась в абсолютном молчании и невообразимом презрении, которое могут испытывать лишь мертвецы по отношению ко всем живым.
    И вишенкой на торте всего этого великолепия являлись личи. Могущественные некроманты, настигнутые магией своей же давно погибшей страны.
    Их разум в большинстве был чудовищно исковеркан смертью, поэтому они не помнили кем они были раньше или чего желали.
    Тем не менее, навыки управления столь родной стихией были в них вбиты не только на физическом уровне, но и энергетическом.
    Смерть же разом увеличила доступное количество смерти в несколько раз, убрав ограничение по пропускной способности. Живые некроманты не могли пропускать через себя много некро-энергии, так как сами рисковали умереть. Личам этого можно было не бояться.
    Мертвые маги били простейшими заклинаниями из некро-школы: стрелы, шары и облака. Однако в них было сконцентрирована такая мощь, что они пересиливали вражеские защитные заклинания более высокого уровня.
    Сверх же этого, они пассивно испускали ауру, усиливающую их более слабых братьев, наделяя их скоростью и сопротивлением к вражеской магии.
    Но все было зазря. Янис Слерс не первое десятилетие занимался своей работой, поэтому он все рассчитал правильно.
    Столб хаоса, дрогнув оборвался, после чего на огромной скорости понесся к земле.
    Секунда тишины и из земли выстрелил грязный, видимый лишь в энергетическом плане луч. Он уткнулся куда-то в тучи и выпустил волну изменений, которые покатились во все стороны.
    Один из магических источников только что пал, теперь своим существованием лишь приближая конец света. Оскверненный поток магии будет постоянно подтачивать барьер мира. И хоть он постоянно восстанавливается, но с каждым уничтоженным источником, делать это будет все медленнее.
    Однако долго радоваться у демонопоклонников не вышло.
    Чудовищной силы давление прижало их к земле. Точнее ощущение того, что их вдавливает в землю.
    Чувство, которое появляется, когда существа низкого уровня ощущают ярость кого-то в несколько раз более могущественного и находящегося на другом уровне силы.
    Слерсу не надо было оглядываться, чтобы понять откуда оно исходит.
    Своими действиями у них все же получилось привлечь внимание кого-то внушительного, причем настолько, что тому же архидемону пришлось бы приложить значительные усилия, чтобы с ним расправиться.
    По главной улице шел архимаг. Мертвый архимаг. Не из нынешнего «племени», которые по старым традициям в лучшем случае заняли бы посты магистров, а старой закваски.
    В отличие от целой кучи личей вокруг он был одет во вполне себе целую одежду и это был очень неприятный признак.
    Это значило, что он осознает, что такое одежда и почему она должна быть целой.
    Костлявая с высушенными сухожилиями крепко сжимала искусно вырезанный посох с причудливой золотой головой какой-то твари и острым нижним концом.
    Если Янис до этого рассчитывал вырваться из этого места своими силами, то с приходом этого персонажа, эта надежда умерла в страшных корчах.
    Значит оставался запасной выход, который Слерсу совершенно не нравился. Хаос довольно неприятное место, чтобы по-своему собственному желанию туда лезть. Конечно, Янис связал с ним свою жизнь, но проводил он там лишь обязательный минимум, при любой возможности сбегая в новые миры.
    – Чертим обратный ритуал! — отдал он заранее обговоренную команду. Демонологи спешно принялись выжигать и напитывать рисунки на земле энергией хаоса. Демонопоклонник же молился, чтобы архимаг не усел сообразить, что же они делают.
    Его желание исполнилось лишь частично. Когда сдерживающие нежить демонологи поучили приказ отступать и встать внутри готовой печати, повелитель мертвых все же ударил.
    Волна смерти трансформировалась в гигантскую ладонь, которая накрыла весь фланг, попутно проникая сквозь щиты и парализуя магов, чтобы следующую секунду их захлестнули потоки костей.
    Янис не стал дожидаться второго удара, который накроет уже их и активировал ритуал. Надо ли говорить, что у него не было никакой жалости к не успевшим коллегам?
    Кусок камня вместе со стоящими в нем десятками людьми и демонами, мигнув, исчез, оставив круглое углубление в камне.
    Вот только Янис Слерс просчитался. Те, кого он считал погибшими, вполне себе выжили. Нежить не убивала парализованных магов, а лишь вырубала их, бережно заключая в свои объятия.
    *****
    Когда-то это была личная резиденция великого архимага Кайроса Вестдота. Теперь же это были лишь руины. Своды не смогли пережить века без починки и рухнули вниз.
    Однако такие мелочи не могли заставить могущественного лича Кайроса прерваться от получения, так интересующих его ответов.
    Перед ним предстали корчащиеся тела. Магия смети насильно выдавливала в них жизни, превращая в личей, послушных воле их нового господина.
    Помнил ли архимаг, что тронный зал не самое лучшее место для таких процедур и что за пару комнат от этой находится специальный ритуальный зал?
    Очень и очень смутно. Он обладал этим знанием, но не мог им в полной мере воспользоваться.
    Когда собственное детище, созданное для уничтожения врагов их страны вышло из-под контроля, он плюнул на свою защиту, сконцентрировавшись на сознании, пытаясь всеми силами его сохранить.
    Стихийники, случайно попавшие по Оружию даже не успели испугаться, как умерли. А следом умерли все вокруг.
    И у него это получилось. Волна смерти, уничтожившая его тело, перекорежила и извратила его разум. Тем не менее, он сумел соединить все части своего «я» в цельный алмаз, вокруг которого и должны были строиться знания и память. Однако, он не успел, большая часть памяти и ассоциативных связей была не соединена.
    Однако, самое главное, ядро его личности было цело. То, что отличало обычных личей от великих. Он не был безумен, он был… Очень и очень неосведомлен обо все, что его окружает.
    @Тут был Чеширский Кот (=^ ? ^=)

Глава 28

    Столетия он провел, скрупулёзно восстанавливая и соединяя этот невообразимый пазл в целую картинку. Подобное никогда не было бы под силу живому, но мертвец был не ограничен некоторыми трудностями.
    Правильно соединить все связи за более чем полуторавековую жизнь было очень трудно.
    Первым делом маг восстановил умение двигаться. После чего занял свой трон, следом была магия, позволившая ему взять под контроль своих куда более туповатых слуг.
    Кусочек за кусочком он вспоминал кем он был.
    Пришельцы позволили ему обзавестись новой, целой одеждой. С годами она вновь портилась, но отбоя от желающих помародёрствовать не было. Он отправлял своих слуг, чтобы приглядывать за страной, выискивая нарушителей.
    И миру невероятно повезло, что холодный разум нежити посчитал те куски, которые касались находящихся за пределами пустыни земель не первоочередной информацией.
    Вот только хорошее не может продолжаться слишком долго.
    Вторжение демонопоклонников стало тем спусковым крючком, за которое архимаг сумел уцепиться, начиная восстанавливать куски памяти.
    Он вспомнил войну и их мечту о мире в которой маги смерти смогут править, без оглядки на другие школы.
    В разуме мертвеца настоящее и далекое прошлое соединились в одно целое, разом пропустив долгие века. Для Кайроса Вестдота война и не думала кончаться. Конечно, они получили сильный удар, но нежить считала, что они смогут восстановиться. Он понимал, что с ним и окружающим миром что-то не так. Но не мог до конца осознать, что именно «не так».
    Возможно, в глубине своего я, он понимал, что беспросветно мертв, собственно, как и все, кого он знал. Больше не было шансов что-то восстановить или отмотать назад. Может быть, он был последним хоть как-то целым осколком уничтоженного.
    Почему могущественнейший архимаг старательно игнорировал такие простые вопросы, как: «Были ли у него дети и жены?» Почему его разум отказывался вспоминать, что находится на втором этаже его дворца в левом крыле? Почему за все эти века он так и не решил ни разу туда подняться?
    Скорее всего, его разум отказался признавать и осознавать эту мысль, скрыв ее спасительной, хоть и ложной надеждой, сохраняя от истинного безумия.
    И тогда он встал с кресла, стряхнув столетний слой пыли. Белый балахон какого-то знатного бедуина, нашедшего в песках свою смерть больше столетия назад, все еще сохранял необходимое качество.
    Он взял посох, который привычно ответил ласковым теплом и пошел защищать свою страну от проклятых вторженцев.
    Нападающие посмели проводить некий ритуал в центре жемчужины его страны городе-школе. Благо, он не только сумел прогнать врагов, но и поймать пленных для получения информации.
    Его верные слуги как всегда были на высоте, спеленав врагов, совершенно не боясь погибнуть. Кайрос почувствовал гордость за своих соотечественников.
    Архимаг не стал пытаться приводить их в чувства или пытать, а разом активировал заклинания по насильному превращению магов в личей.
    Чудовищные мучения пленников его не трогали. Скорее он испытывал легкую скуку от того, что ему приходится ждать.
    Глядя же в высохшие глазницы бывших демонопоклонников, архимаг медленно, но верно приходил в ярость.
    Ярость нежити — это то, что живые практически не способны осознать. Она вызвана не физиологическими процессами, а неким абсолютным несоответствием желаемого и настоящего.
    Теперь он знал, что стало причиной войны всех против всех и того, что его страна получила все эти разрушения. Личи не пытались юлить или что-то скрывать, послушно раскрывая все новые и новые сведения. А знали они немало.
    Попади их мертвые тела архимагу, он бы не смог от них многого добиться. Однако Янис просчитался, посчитав их мертвыми.
    Демоны.
    Память, подстегнутая откровениями новообращенных личей, рисовала перед его взором демонологов и архидемонов. События чуть ли не тысячелетней давности вновь восставали перед самым настоящим очевидцем.
    «И где они? Где скрываются ваши основные силы?» — прозвучал ледяной в своей ненависти вопрос.
    И личи разом ответили: «Восток. Авангард демонического вторжения начинал свое шествие на востоке».
    Вестдот был неумолим и отстал от своих новых слуг лишь спустя три дня, вытащив из их разумов все, что только смог найти полезного.
    Теперь путь одного из сильнейших архимагов своего поколения был направлен в зал связи. К несчастью упавшие перекрытия перегородили главный вход, однако многотонные камни были не той преградой, которая могла замедлить неторопливое шествие существа такой силы.
    Костлявый палец указывает на преграду и с него выстреливает ослепительный изумрудный луч, который мало того, что плавит камень, так продолжает распространяться вокруг, создавая зеленоватый студенистый свод по которому нежить смогла пройти дальше.
    Там, где пола касались вышитые узором тканевые туфли с загнутыми носками, клокочущая кислота отступала, оставляя обожженный камень.
    Взгляду Кайроса предстали обломки специальных приспособлений, в которые садились определенным образом обученные маги и умели соединяться сознаниями с такими же, как и они магами за сотни и тысячи километров.
    Эта технология, как и многое другое была потеряна и ныне живущие даже не помнили о такой возможности.
    К сожалению, тонкая аппаратура не выдержала магического удара, а затем сотен лет бездействия.
    Однако нежити они были и не нужны. Горящий потусторонним пламенем взгляд скелета уткнулся в огромный кристалл, закрепленный у потолка.
    Именно с его помощью и подавался сигнал. Магу его силы не требовались костыли, вроде тех, которыми пользовались обычные связисты.
    Посох начал стремительно остывать, начиная распространять изморозь от точки соприкосновения острия и пола. Чуть позже даже стал клубиться ледяной пар, правда слабенький. Воды вокруг было немного.
    С силой подняв посох над головой архимаг с силой его опустил, вонзив в камень. Одежда с треском заколыхалась, пережидая мощнейший магический удар, который даже отразился на физическом мире. Волна искажений с зашифрованным в них сообщением начала расползаться во все стороны.
    Кайрос мысленно улыбался. Послание было отправлено.
    Прямо сейчас в бесчисленных лишенных малейших признаков кожи черепах начинали зажигаться мертвые огоньки. Они зажигались в домах бедняков и в дворцах аристократов, на полях давних сражений и под толщей занесенных песками городов.
    Слабые скелеты вставали сразу, их более сильные товарищи позднее, однако этот процесс был неостановим.
    Жители давно погибшей страны просыпались от мертвого сна. И у каждого из них была своя цель. Слабая нежить стягивалась к своим более сильным и умным товарищам, те же кто был сильнее объединялись в армии под контролем самых сильных. А уже эти армии начинали неторопливо, но неуклонно двигаться в сторону столицы, откуда и пришел столь мощный зов.
    Теперь мертвый архимаг знал его главных врагов. Ну а потом… После того, как он прикончит демонов и их пособников, Кайрос был готов вернуться к старому плану. Некроманты победят в старой войне и плевать, что она уже идет почти как тысячу лет.
    Война не кончается до того, пока жив хоть один солдат. В случае же с магами смерти, пока хоть один из них способен сражаться.
    Королевство некромантов отказывалась признавать поражение, хоть противники их и убили.
    *****
    – Портис, ублюдок! Из-за тебя мне пришлось неделю отбивать себе жопу в седле. Если то, зачем ты нас позвал окажется какой-то хренью, то я даже не знаю, что сделаю! — вошедший внутрь человек явно был воином. Причем достаточно сильным. Об этом говорила его внушительные мускулы и дорогое снаряжение. Налысо побритая голова блестела от пота, а черные завитые в кольца усы аж топорщились от гнева.
    – Успокойся Карс. Все мы знаем, что ты ему ничего не сделаешь. – второй мужчина, занявший место за столом возле Портиса выглядел даже в чем-то красиво. Во всяком случае было видно, что он следит за своим внешним видом.
    На что Карс не замедлил указать.
    — И это я слышу от любителя мальчиков? Давно ты, Кастианс перестал быть настоящим мужиком и стал завивать волосы? А может, когда твои бойцы не видят еще и губы красишь?
    – Долго думал над этими словами, Карс? Зная тебя, уверен ты попросил кого-то их тебе написать, а потом зачитать, так как твоих невеликих мозгов явно не хватит, чтобы выучить даже пару букв! И чтоб ты знал, умение следить за собой и отличает настоящих людей от дикарей. Мы на юге впитываем эту истину с молоком матери!
    — Ты хотел сказать с отростка своих любовников вы это впитываете? – грубо заржал здоровяк и подавился своим смехом, когда кто-то грубо толкнул его в спину.
    – Дай пройти, весь проход загородил. -- прозвучал басовитый голос и в комнату вошел седоусый старик. И хоть его молодость давно прошла, но мощный разворот плеч как бы намекал, что даже сейчас он многого стоит. Короткий седой ежик волос, щетка пышных усов под губой и острый, как лезвие бритвы, прищур глаз, завершал образ.
    Набравший в грудь побольше воздуха Карс тихонько его выпустил, молча убравшись с дороги. Даже Кастианс промолчал никак не прокомментировав невольное унижение его оппонента.
    Еще бы. Все они прекрасно знали легенду ландскнехтов Денариуса Бобса. Человека, вот уже более полувека живущего одной лишь войной.
    Бывало, что отряды наемников по другую сторону «баррикад» разрывали контракты, когда узнавали, что против них будут биться Веселые Мертвецы, как называлась его наемничья армия.
    Ландскнехт, получивший неофициальный титул Короля наемников, пользовался пугающей славой.
    И его дальнейшие слова заставили Карса вообще уронить челюсть.
    – Ну что, ученичек? Столько лет ни слуху, ни духу, а тут прям просьба о встрече. Да и еще пару ребят пригласил, как я посмотрю. Старик усмехнулся в пышные усы, наклонив голову.
    – Проходите учитель, присаживайтесь. – подорвался Портис со своего места.
    – Сиди-сиди. Я еще не старая развалина, чтобы меня усаживали. Я еще вас всех переживу! – вот только в обычных старческой присказке невольно прозвучала вполне ощутимая угроза. Хотя от такого человека как Король Наемников любая фраза могла ощущаться как угроза
    – А я слышал слухи, – задумчиво протянул Кастианс. – Что ты Портис какое-то время служил под началом вас Денариус, однако потом между вами что-то произошло.

Глава 29

    — Что-то! — воскликнул Бобс. – Этот молокосос посчитал, что круче вареных яиц и решил сбежать, организовав свой отряд!
    — Извините учитель, – внезапно склонил голову Цестус. – Вы же знали мою мечту. Я не мог всегда оставаться у вас под крылом.
    — Конечно, я ее знал, – проворчал Денариус. — Но надеялся, что у тебя все же хватит мозгов подождать, но как всегда недооценил силу молодости. Да подними ты голову! Если бы я на тебя все еще злился, то духу моего тут не было бы. Эй, здоровяк, что мнешься возле двери? Давай, садись за стол. Послушаем, наконец, зачем мой ученичок нас всех собрал. Он же теперь большая шишка. Уже две тысячи мечей, вроде?
    – Ваши сведения, как всегда точны.
    – Еще бы это было не так. -- огладил усы Денариус. – Однако ты мне зубы не заговаривай! Чай не девка, которой ты подол мечтаешь задрать.
    – Господа капитаны, – Портис сделал паузу, давая его собеседникам понять, что время шуток закончилось. – Вы правы. Столь срочный призыв, точнее просьба, собраться был мной сделан не просто так. Каждый из вас очень занятой и влиятельный в нынешних условиях человек. Гарс, вы командуете армией численностью более полутора тысяч.
    Гарс горделиво подбоченился. Это здоровяк набрал себе армию и властвовал на том промежутке между западными и северными королевствами.
    Две разных культуры в тех местах смешались, породив что-то третье. Выходцы оттуда считали абсолютно нормальным сегодня драться с набегами северных кланов, а уже завтра, присоединится к особо удачливому северному вождю и пройтись огнем и мечом по землям запада.
    – А вы, Кастианс, легенда юга. Ваши конные всадники вносят настоящее опустошение в тылы противника. Кроме того, вы отлично показали себя в целом ряде серьезных сражений.
    – Господин, Цестус, мне, безусловно, приятно, что мои достижения были вами замечены, – чопорно, но вежливо кивнул южанин. – Но я не понимаю, к чему вы ведете.
    – Согласен ученик. Когда ты начинаешь так растекаться по древу, это значит, что ты что-то затеял. И да, я надеюсь мои достижения ты описывать не будешь? А то боюсь, наши великолепные посиделки могут затянуться.
    – Что вы, учитель. Я бы не сделал такую ошибку. А насчет цели зачем я вас собрал… Сначала я задам вам вопрос. Что вы планируете делать, когда все закончится?
    – Че? – в своей непередаваемой манере выразил общий вопрос Гарс. – Слышь, Портис. Я нихрена не понял. – прикинулся дураком здоровяк.
    – Я поясню, – кивнул наемник. – Каждый из нас здесь на данный момент процветает. Война для таких как мы, это настоящий праздник. А мировая война, наподобие этой, это самое настоящее торжество! Однако, любое торжество имеет свойство кончаться. Значит, рано или поздно войны закончатся, и короли, наконец, обратят самое пристальное внимание на наши с вами отряды. Прошу заметить, невероятно разожравшиеся отряды. В былые годы, компания ландскнехтов даже помыслить не могла о численности больше полутысячи. Она просто бы не смога себя прокормить! Но теперь хочешь тысячу, а хочешь и две. Уверен, в будущем каждый из нас сможет увеличить армии и до трех тысяч.
    – Ученик, я тебя прямо не узнаю. Когда это ты стал задумываться о столь далеком будущем? – хмыкнул Бобс Денариус. – Жизнь нашего брата коротка. Никогда не знаешь, когда случайный болт или эти новомодные пули пробьют твой шлем и засядут в башке. Если будет слишком много бойцов, то часть просто отпустим, вот и решение проблемы.
    – Все так. Мы можем отпустить, снизить свои доходы и распрощаться с теми свободами, которыми мы имеем сейчас, не так ли? В настоящее время короли готовы жать нам руки и признавать равными. Однако через пару лет или даже десяток, сколько будет идти эта война, мы вновь станем той грязью, на которую смотрят сквозь пальцы пока она полезна. А когда будет сильно жалко денег, можно будет спустить и псов. Я не хочу с этим смиряться. Смирение для жалких, послушных крестьян. Это им попы промывают мозги, что послушание господину есть высшая благодетель, а после смерти им за это зачтется. Я собираюсь получить все здесь и сейчас.
    – Так что ты, демоны тебя побери, предлагаешь? – рыкнул доведенный до ручки Гарс.
    – Я предлагаю то, о чем мечтали десятки поколений таких же как мы ландскнехтов. Место, которое они могли бы назвать домом. Золдерланд – земля наемников.
    Повисла тишина. Окружающие бессмысленно смотрели на Цестуса. Первым пришел в себя Денариус, задумчиво, пригладив усы.
    – Такая легенда и впрямь есть, ученик. Но на то она и легенда, чтобы привлекать внимание бессмысленной идеей, которую невозможно реализовать.
    – Вы правы, учитель. Золдерланд, как легенда, неспособна существовать в реальности. Страна, в которой все равны, правительство избирается всеобщим голосованием, и каждый житель мужского пола является наемником, умеющим обращаться с оружием, это мечта. Тем не менее, нам нужна главная идея этой легенды. Ландскнехты могут создать для себя собственную страну.
    – Вздор, – покачал головой Кастианс. – Цестус, вы великолепный командир, но кое-чего вы не понимаете. Короли не допустят создания чего-то подобного. Пока мы служим за деньги, мотыляясь по всему миру, мы опасны, но уязвимы. У нас нет базы и поддержки. Лиши нас денег и наши же люди поднимут своих командиров на мечи.
    – Вы абсолютно прав, – удовлетворенно кивнул Цестус, что было странно, так как его критиковали. – Однако никто не заставляет во всеуслышание трубить о создании Золдерландии сразу же по созданию страны. Дадим ей укрепиться, попутно маскируясь под обычную страну, которая наняли сразу несколько отрядов наемников.
    – А потом? – спросил Гарс.
    – А потом… А потом мы опять же не будет называть свою страну страной наемников, однако каждый из вас получит титул, земли и уверенность в завтрашнем дне. При этом никто не будет заставлять вас отказываться от своих компаний и заработка. Хотите наемничать? Да ради всех богов, только подальше от своей страны.
    – А потом ты предлагаешь снять завесу тайны, пригласив другие такие отряды в нашу страну? Место, в котором любой наемник может чувствовать себя в безопасности. Безопасная гавань. Возмущаться же никто не посмеет, так как наша армия будет сильнейшей, – протянул старик. – А ты ничуть не изменился ученик. Все также строишь великие планы. Только теперь они чуть более связаны с реальностью.
    – Хорошо, предположим, что все пройдет удачно и на заре становления нашего королевства никто ничего не поймет, – Кастианс взмахнул рукой, будто бы обводя воображаемые земли. – Но тут появляется вопрос, кто будет королем?
    – Я. – пожал плечами Портис.
    Кастианс замер, наклонив голову.
    – А почему ты? – хмыкнул Гарс. – Может я буду лучшим королем?
    – Есть несколько причин, – кивнул Цестус. – У меня есть подходящая для этого страна, в которой я уже сделал ряд шагов для того, чтобы переворот прошел максимально не кроваво. Во-вторых, я и сам бы смог это сделать, но тут возникает цена, которую я могу отдать. Разваленное гражданской войной королевство мне не нужно. Здесь и появляетесь вы, нанося удары по всем моим недоброжелателям.
    – Твое предложение интересно, – медленно протянул Кастианс. – Но я…
    – Я согласен, – совершенно внезапно для всех сказал Денариус. Старый наемник ухмыльнулся. – Портис прав. Сейчас мы сила, с которой всем приходится считаться. Мы мощь, которая крушит страны и сносит замки. Мы меняем королей, как вздумается нашим нанимателям. Но это не будет длиться вечно. Рано или поздно наступит всему этому конец. И вполне возможно, короли захотят спросить с нас с вами за весь тот страх, что они испытывали по отношению к нам.
    А вот эти слова заставили капитанов задуматься. Мстительность монархов была отлично известна. На самый верх редко поднимались люди, не обладающие подобными особенностями.
    – Поэтому я за создание страны, в которой наемники будут чувствовать себя как дома. В ней мы сможем набирать новых бойцов и не беспокоиться насчет покупного провианта. Больше никаких гнилых продуктов и платы золотом за полную дрянь. Ведь еду нам будут выращивать наши же слуги. Можете считать это блажью старика, который хочет хоть под конец жизни найти что-то, что можно назвать домом.
    Пламенная речь Короля наемников не оставила равнодушными двух других капитанов. Если Кастианс, поначалу хотел отказаться, то теперь он колебался. По итогам, оба из них запросили время на раздумья.
    Встреча происходила в небольшом пограничном городке. Ничем не примечательная точка на карте. Деревня, выросшая в маленький городок.
    И хоть Гарс с Кастиансом ушли, Денариус Бобс так и остался сидеть, с прищуром рассматривая Цестуса.
    – Учитель, будете ром? Специально нашел именно ваш любимый. Восточный, двухлетней выдержки.
    – Заканчивай уже учителем звать. Теперь, как никак, командуешь почти таким же количеством людей, как и у меня. – однако знаком показал, что от хорошей выпивки он не откажется.
    – Вы всегда останетесь моим учителем. Тем человеком, который научил ничего не понимающего в жизни паренька из пустыни всему тому, что нужно знать для выживания. Если бы не вы…
    – Я сказал, заканчивай с вечером воспоминаний. Знаешь, Цестус, для кого-то кто знает тебя поменьше, твои слова звучали логично и правдоподобно… Но я тебя, сукина сына, воспитал чуть ли не с… Кхм. Вот не верю! Чтобы Портис отказался даже от кусочка власти, пускай даже и с выгодой для себя, это полная чушь. Тот человек, которого я знал на такое пойти не мог.
    – А может я изменился? –уточнил Цестус, чокаясь с Бобсом и дружно выпивая ядреную смесь. Оба одновременно скривились и взяли закусь.
    – Вся моя жизнь говорит, что люди так сильно не меняются, ученик. Поэтому оставим твою версию тем парням. Что по правде заставило тебя искать помощи у меня и остальных капитанов?
    Цестус вздохнул и залпом выпил весь оставшийся ром в кружке. Он собирался рассказать учителю правду, просто по плану это было позже. Но старый вояка, как и ожидалось, оказался не так-то прост. Врать сейчас нельзя было никак. Король наемников так или иначе узнает правду, а потом смертельно обидится. Да и не был уверен Портис, что сможет обмануть этого прожжённого старика.
    Не разбирающиеся в интригах ландскнехты не доживают до семи десятков лет. А именно столько было Бобсу Денариусу.
    – Хорошо. Я расскажу. История не из самых обычных. Началось все с того, что наш мир приглянулся нескольким демоническим ублюдкам…

Глава 30

    — Собратья! — вперед вышли Старос вместе с Элисандрой. Старик поднял руки, привлекая внимание собравшихся. – После долгих обсуждений и в связи с новыми обстоятельствами решение отправляться в южные провинции было признано ошибочным!
    Секундная тишина и поднялся возмущенный гул. Многие маги в непонимании смотрели на своего лидера.
    — Как же так?! Я не верю собственным ушам! – визгливо закричала одна из магичек. Она яростно протолкалась вперед, смотря на лидеров бешеными глазами. – Значит по-вашему лучше все забыть?! Забыть, как они нас убивали? Как гибли наши друзья, любимые и учителя?! Кто вернет мне мою ученицу и отца? Я тебя спрашиваю, старый ты, маразматик!
    Кестерис смотрел на это удивительно спокойно. Поняв, что дальше идет лишь бессвязная истерика он кивнул паре рядом стоявших магов, которые мягко подхватили женщину под локти и повели в сторону.
    На этот раз вперед вышел другой маг. Он, в отличие от прошлого восклицающего держал себя в руках.
    — Магистр. Мы все в недоумении. Все это время вы радели за общее дело. За то, что маги возьмут судьбу в свои руки и заставят весь мир с нами считаться. Вы были тверды в этом убеждении и не раз повторяли, что не откажетесь от него. Так что изменилось? Что могло вас заставить сменить свое мнение?! – вопрошающий медленно повышал голос и под конец он обращался уже несколько к Кестерису а к всем внимательно его слушающим магам. — Я считаю, что единственный возможный путь для выживания всего сообщества магов в целом, это война! Если мы не сплотимся, то нас просто вырежут, как овец на бойне! Поэтому я задам вопрос прямо. Как они смогли подчинить вас Старос Кестерис?
    Все в шоке замерли, пытаясь понять, о чем говорит этот маг.
    – Да-да! Вы все удивлены, также, как и я. Но столь резкое изменение поведения есть ни что иное, как подавление сознания! Магистр находится под контролем! И виноват недавно прибывший убийца магов и наемник церкви Алекс Вульфс. Это предатель давно снюхался с церковниками и теперь работает на них! Более того, рядом стоит Элисандра, нам всем известно, что она была против похода на Юг. Не допустим собратья, чтобы орденцы диктовали нам, что дела…
    От Староса раздался оглушительный грохот, заставивший большинство магов застыть. Однако некоторые из них продолжали движение, не понимая, что уже привлекли внимание. Старик поднял руку над которой сформировался внушительного размера вращающийся огненный сгусток. Именно он издал грохот. Магистр активировал взрыв и тут же взял его под контроль, вернув разрушительную энергию обратно в мирное русло. Невиданный контроль.
    – Все, что я сказал ранее, было враньем, -- слова Кестериса были сухи. – У меня были подозрения, что среди нас затесались служители демонов. Теперь же они обрели зримое воплощение. Собратья, этот человек демонопоклонник. Я не знаю в чем заключалась его цель, но я узнаю. – в голосе магистра прозвучало зловещее обещание. Этому добавило внушительности и то, что старик стал неторопливо спускать вниз, двигаясь навстречу занервничавшему магу.
    Секунда и глаза демонопоклонника зло сверкнули.
    – Бей прислужников церкви! – с этими словами, он ударил по Старосу.
    Десятки заклинаний понеслись во все стороны. Хаоситы или просто предатели, ведь не всем из них сообщали, кто является заказчиком, пытались справить с охраной мероприятия и ближниками лидеров.
    Но к их несчастью, те заранее подготовились к такому развитию событий.
    На крепостной стене вставали фигуры тех, кому Элисандра или Старос могли доверять. Их противники были для стоящих наверху магов, как на ладони.
    Удары, направленные в обычных ничего не понимающих магов были заблокированы возникающими щитами, а самим нападающим пришлось срочно переходить в оборону, так как давление на них оказываемое, не оставляло шансов ни на что большее.
    Оратор нырнул рукой за пазуху, вытащив оттуда начавший недобро мерцать кинжал. Рубящий взмах и из демонического артефакта вырывается гудящая струя синего пламени, которая оформляется в некий демонический силуэт, бросившийся на Кестериса.
    Вот только, что демон, что его хозяин явно не ждали как из сухонькой руки старичка появятся четыре острых плети, которые прошьют туманный силуэт в нескольких местах, стягивая его в одно целое. После чего разом засветятся, сжигая верещавшую от боли сущности.
    Следом же заклинания продолжило свой ход. Острия плетей вонзаятся в рукоять кинжала, разрывая его, как и руку мага на куски. Дымящееся мясо и кости красиво разлетаются вокруг, пятная камни двора черной кровью. Та же судьба постигла и вторую руку. Обугленное, но еще живое тело отлетело вбок, чтобы никто случайно не зашиб.
    Но проблемы демонопоклонников на этом не закончились. Если они думали, что их врагами будут лишь маги, то они глубоко ошибались.
    Из подвала, ревя вылетел демон-воин, размахивая острой железякой. Несколько магов невольно отвлеклись, атакуя неожиданную угрозу. Демон не успел даже пикнуть, как его разорвало на несколько кусков, которые попутно были облиты кипятком, поджарены, заморожены и хорошенько отбиты воздухом и камнями.
    Но сконцентрировавшись на одном, они упустили другое. Сверху, черной тенью рухнул Палач, разом пустив в дело, сотни щупалец. Большая часть из них ударилась в щиты, но это не спасло магов, ведь земля под ногами расцвела теми же демоническими плетями от чего они вопя рухнули в их объятия.
    Демонический Палач уже давно отработал умение воевать против магов. Да и его тело было слабо подвержено магической энергии.
    Палач недовольно рыкнул, отдавая некоторые из бессознательных тел своему призывателю. С одной стороны, приносить в жертву перед магам их же бывших товарищей было не очень вежливо. С другой стороны, они же враги? Враги, значит нечего стесняться.
    Вульфс не заморачивался сложными ритуалами. Тел было несколько, поэтому он в любом случае не смог бы употребить всю энергию, и просто бы зазря потратил время. Кинжал в предвкушении задрожал, чуть ли не облизываясь.
    Элисандра тоже отжигала. Хотя в ее случае, скорее морозила. Сминающие все и вся ледяные стены, острейшие ледяные глыбы и череда кипящего пара вместе с арктическим холодом. Умелые маги воды, которые разбирались в нескольких направлениях своей школы, были опасными противниками.
    Потребовалось не так уж много времени, чтобы последний из слуг демонов пал. Некоторые при этом были еще живы. Магов очень интересовали остальные предатели
    Возможно, не все из демонопоклонников были побеждены. Однако, умелый допрос должен был выявить оставшихся.
    Весь этот план был предложен Старосом. Старый маг давно подозревал, что среди его людей не все так гладко. Он хотел спровоцировать оппонентов на активные шаги, а затем разом их прихлопнуть.
    А что могло лучше их спровоцировать, чем разрушение планов о продолжении войны? Поэтому-то он и начал эту игру, попутно захватив и парочку предателей Дастс.
    Теперь же он, как и собирался, двинется в южные провинции. Вот только на этот раз с другой целью.
    – Хорошо. Я постараюсь разобраться на месте, – магистр кивнул Вульфсу и Элисандре. – Найду старых товарищей, определю не поддались ли они влиянию хаоса. Тех, кто достоин доверия, посвящу в нашу общую проблему. Ну и попутно постараюсь переубедить как можно больше народу не лезть в эту мясорубку. Я считаю нам потребуется еще один центр противодействия вторжению. На юге имеется пара магических источников. Я сделаю все, чтобы они были в безопасности.
    – Главное, чтобы вас там не грохнули за это. – хмыкнул Вульфс. – Что? – переспросил он на острый взгляд Кестериса. – Даже если убрать демонологов, уверен, многим придутся не по душе ваши миролюбивые разговоры. Вон, один урод кричал, что я продался церковникам. Как бы и с вами чего-то подобного не случилось.
    – Простите его, Кестерис. Он совершенно не знает, как надо себя вести. – внезапно впряглась Элисандра, когда молчание затянулось, а старик и не думал отводить пристального взгляда.
    – Я так понял, вы, молодой человек, самоучка?
    – Ага, – показательно расслабленно кивнул Вульфс. – Без всяких академий и университетов.
    – Это достойно уважения. Но я вам бы все-таки советовал подучить этикет. Маг вашего уровня, коль уж вы его достигли, не имеет права вести себя как ему вздумается. Это просто недопустимо. Вы поняли меня?
    Хмурый Вульфс уставился глаза в глаза Старосу Кестерису, который, видимо, ждал чего-то вроде: «Виноват! Исправлюсь!»
    Вот только, учитывая характер чернокнижника, он предпочел бы сдохнуть, чем унижаться и так отвечать. Хотя скорее он бы сделал так, чтобы сдох кто-то другой.
    Ситуацию спас вошедший маг из свиты Староса. Срочный вопрос разорвал эту дуэль взглядов. В комнате остался лишь Вульфс и Элисандра. Женщина тяжело вздохнула.
    – Вот скажи мне. Зачем ты ведешь себя, как полный дурак? Я согласна при первом, и даже втором взгляде, ты очень даже на него похож. Но дурак не смог бы добиться всего этого, – она обвела пальчиком его доспехи и кинжал. – Так почему ты не можешь вести себя, как все нормальные люди?
    Алекс искривил губы в уже привычной ухмылке, и он уже почти сказал очередную грубость, чтобы она лишь отстала. Однако, что-то его остановило. Он хмыкнул.
    – Две причины. Меня бесит все эти дурацкие правила. А зачем нужна сила, если не плевать на всю эту дрянь? Ну а вторая… Меня распирает от сожранной энергии тех предателей. Хочется творить какую-то хрень и что-то делать. Слушай, мне все равно тут куковать до завтрашнего дня, не составишь компанию?
    – Компанию? – округлила глаза магиня, посчитав, что ослышалась.
    – Ага, выпьем вечерком, поговорим, расскажем друг другу что-то интересное о жизни или магии. Уверен, у тебя жизнь была отнюдь не скучной. А уж у меня, что ни день, так прям полное веселье.
    Элисандра с сомнением оглядела ухмыляющегося Вульфса.
    – В чем-то Старос безусловно прав. Твое знание этикета отвратительно. Пригласить магиню выпить. Я даже не знаю, влепить в тебя ледяным осколком или кипятком. – она с удивлением покачала головой, после чего двинулась на выход.
    – Так я не понял. Тебя ждать? Ты все-таки не ответила. – догнал ее уже в дверях вопрос Алекса.
    – Я подумаю. – с аристократической холодностью ответила магиня и вышла из комнаты, даже не удостоив собеседника взглядом.
    Вульфс улыбнулся. Ему неожиданно понравилось выводить могущественных магов из себя. Хотя чернокнижник прекрасно понимал, что причина его столь неоднозначного поведения – это переизбыток энергии в организме. Этакое чувство энергетического опьянения, которого не сказывается на теле, но отлично бьет по мозгам.
    Медитация была лучшим выходом, пока он опять что-то не отчебучил.
    Теперь становится понятен шок Александра, когда вечерком, когда он уже собирался что-то почитать к нему в гости заявилась Элисандра Дастс?
    И мужчина был готов поклясться, что наблюдая за тем, как он в спешном темпе готовит стол, так как даже не предполагал ее приход, в глазах женщины явно плясали смешинки.
    Надо ли говорить, что разговор двух магистров и пара бутылок алкоголя так увлекли, что магиня вышла из комнаты чернокнижника лишь под самое утро?

Глава 31

    — Нет, я, конечно, знал, что этот мир меня не любит, но… Хотя какого черта! Очевидно же, что он меня терпеть не может! — лежащий среди деревьев Вульфс с интересом смотрел на то дикое побоище, которое устроили маги и церковники.
    – А эти ребята умеют отжигать. — уважительно кивнул чернокнижник, когда внезапно земля рванула, разбрасывая во все стороны целый отряд церковников. Особую пикантность этому добавляло, что из образовавшейся ямы начали вылетать целые грозди острых каменных пик, которые устроили орденцам процедуру колосажания.
    Правда большинство, попыхивая божественной магией, вполне успешно крошили магические снаряды и двигались на сближение с атакующей их Ассоциацией.
    А последних собралось предостаточно. Видимо, маги умудрились насобирать достаточно сил, чтобы решиться на этот смелый ход
    Тот временной-постоянный лагерь, который построили церковники, после уничтожения их монастыря, опять же весело горел, светя во все стороны обломками домов, снесенных ветром и землей.
    После памятной ночи каждый из двух магов отправился по своим делам. При этом Алекс не строил каких-то особых иллюзий. Что она, что он были достаточно опытными людьми. Любовь и чувства вызывали в них лишь чувство опасения, ведь они не знали, что с этим «добром» делать.
    Маги под предводительством Элисандры должны были оставаться в замке, готовясь к выступлению по первому приказу Цестуса. К капитану же были отправлены посланники, которые должны были не только донести до него, что маги присоединятся, так еще и оказать защиту, ну или любую другую посильную помощь.
    Вульфс же, собрав манатки, двинулся уже в сторону того места, где расположились лишенные дома церковники.
    И что же он обнаружил по прибытию?
    Огромный костер и веселое «рубилово» магов и орденцев. И ведь это случилось не вчера и не случится завтра, а именно тогда, когда Вульфс собирался нагрянуть в гости.
    Алекс внимательно вглядывался в мельтешащие фигурки. К своей удачи у него получилось расположиться на холме, плавно перетекающем в лес. Это позволяло наблюдать за творившимся хаосом с возвышения.
    Чернокнижник напряг зрение пытаясь понять, что вообще происходит. И увиденное ему решительно не нравилось. Судя по тому, что он смог определить, церковники проигрывали. Маги дрались отчаянно, не жалея маны. Видимо, выплескивали обиды. Самое же грустное, что среди них были далеко не новички, а опытные маги и даже магистры. Во сяком случае заклинания вроде той приснопамятной ямы так просто не появляются.
    К сожалению землянина, это значило лишь одно, его вторая миссия накрылась медным тазом. Вариант схватить шашку и рвануть вниз, творить доброе и вечное он даже не рассматривал.
    Слишком много там было магов. Если же дождаться, пока их численность упадет до минимально разумного предела для атаки, от церковников ничего не останется.
    И ведь маги, по факту, творили настоящее беззаконие, приравнивая свои действия к самым обычным разбойникам. Они ведь вторглись в королевство и атаковали на его земле его жителей.
    Чернокнижник аккуратно встал и отошел назад так, чтобы его даже случайно не заметили, после чего взгромоздился на лошадь, дернув поводья вбок.
    «Видимо, Цестусу придется довольствоваться лишь магами. Лезть к тем же церковникам на помощь…. Мне столько не платят!» – усмехн