Солнечный страж (СИ)

Солнечный страж (СИ)

Аннотация

    Юная Сония некстати получила в наследство магический дар – в таверне, где она разносит тарелки и ублажает постояльцев, спрос на одарённых девушек невелик, была бы красива да проворна. Но приходит час, когда жизнь её меняется безвозвратно, и каждый следующий шаг увлекает всё дальше и дальше в водоворот необычайных событий. Что ждёт её – девчонку, которая решилась однажды просто открыть дверь и выйти в непроглядную ночь? Приключения, испытания, любовь… или всё сразу?

    В тексте есть: приключения, любовь и магия, загадки и тайны
    18+

Оглавление

Солнечный страж
Мария Фир


Глава 1.

    Я родилась на равнинах Вестена среди бескрайних полей и нескончаемых тёплых ветров. Быть может, поэтому так тяжело привыкнуть к высоким каменным стенам? Здесь, у северной границы Предела, в последнем человеческом оплоте с древним названием Ольден, стены на каждом шагу. Перво-наперво, сама крепость окружена двойным кольцом плотно подогнанных друг к другу камней, следом идут лабиринты улиц, угрюмые серые дома с неприветливо захлопнутыми ставнями. Тёмные и холодные, с острыми углами крыш, они нехотя жмутся друг к другу, как чужие люди, которых опасность заставляет сбиваться вместе, и они, скрипнув зубами и покрепче прижав к груди самое ценное, всё-таки держатся рядом. Между домами частенько нет даже проходов – ни одной лишней щели, чтобы спрятаться. Магический голубой свет фонарей ложится на город по вечерам, и каждая из главных каменных улиц превращается в ловушку: даже крохотная летучая мышка или мотылек не пролетят незамеченными по тихому переулку! Надо ли говорить, что незваного гостя заметят здесь прежде, чем он успеет оглядеться? Должно быть, по этой самой причине даже местные не слишком-то любят прогуливаться после наступления темноты.
    Рамина утверждала, что здесь безопасно, и я поверила ей. Сейчас, когда мой взгляд в отчаянии скользит по безучастным стенам и намертво запертым воротам, я не чувствую себя в безопасности. Скорее – в клетке. В глубоком каменном мешке, из которого видны только несущиеся в недостижимой выси осенние облака и чёрточки стремительных птиц.
    Прошлой ночью мне снилось, будто я стою, запрокинув голову вверх, и окошко неба вдруг становится меньше, меньше, будто невидимые пальцы затягивают верёвку на горловине мешка. У моих хозяев живут в сетчатом садке два причудливых хвостатых зверька из-за моря: дни напролёт они спят, а по ночам устраивают такую возню и писк, что приходится закутывать клетку рогожей, чтобы экзотические крысята не распугали весь народ в таверне. И всякий раз, когда мне приходится это делать, зверьки встают на задние лапки и с сожалением смотрят, как их лишают возможности глядеть на окружающий мир.
    Проснувшись, я решила во что бы то ни стало сегодня – именно сегодня – взобраться на стену и посмотреть на мир снаружи.
    Я знала, что делать и к кому идти. Несколько недель я приглядывалась к лейтенанту ольденской охраны по имени Вильгельм, и наконец, решилась. Этот кряжистый широкоплечий человек с копной соломенных волос и короткими щетинистыми усами был суров на вид, но мягок изнутри. Такие, как я, имеют возможность разглядеть кое-что, спрятанное за внешней неприступностью. Такие, как я, слышат множество случайно оброненных или произнесенных во сне слов. Такие, как я, знают о людях гораздо больше, чем они сами пожелали бы сами рассказать о себе. Замкнутые северяне, улыбчивые и загорелые жители равнин, хитрые торговцы с юга и властные волшебники с запада – мало кто задумывается о языке жестов и тела, когда вопрос касается отдыха. Я вздохнула и решительно направилась к служебной лестнице у северной стены, возле которой топтался продрогший лейтенант.
    – Эй, сюда нельзя, красотка, – рука в тёмно-синей перчатке предостерегающе вскинулась. 
    – Доброго дня, Вильгельм, – я учтиво поклонилась, как это делали девицы из магических академий и служанки в домах знатных господ. На мгновение мужчина нахмурил взъерошенные светлые брови, а потом расхохотался, узнавая меня. 
    – Сония, ну надо же! А я было подумал, что какой-то академичке приспичило ловить ветер на стене, – и он хлопнул меня по спине с такой силой, что у меня перехватило дыхание. 
    Длинная юбка, позаимствованная у Рамины, и вязаная кофта с капюшоном сделали своё дело. Меня приняли за волшебницу. Эх, если бы... Впрочем, я тут же вцепилась в его предположение: 
    – А что, ученикам академий разрешают взбираться на стену? 
    Охранник почесал висок, глядя на меня насмешливым взглядом: 
    – Ну, разрешают, а тебе какая печаль? 
    Я вскинула подбородок и посмотрела на него, снизу вверх, как можно проникновеннее: 
    – Давай представим, что я всё-таки академичка, а? Пожалуйста? 
    Он вновь притворно нахмурился и оттеснил меня от перил лестницы, за которые я невзначай схватилась: 
    – Послушай, я на службе. Если уж тебе так не терпится, то дождись четверга, и тогда поиграем, во что захочешь. Договорились?
    Конечно, что ещё он мог сказать – мне. С такими, как я, вообще редко разговаривают по делу. Мог бы запросто ухватить за косу, дёрнуть посильнее и наговорить грубостей. Уж чего, а тумаков от северян получить можно запросто, причём, совершенно бесплатно. В Пределе люди не церемонятся с чужаками, и уж тем более с чужачками с равнин. Если только это не маги, конечно. Маги после войны и Раскола – на вес золота, особенно, целители. Даже самоучки, не говоря уж об уважаемых всеми выпускниках академий.
    – А если я докажу, что владею волшебством? – не обращая внимания на сарказм воина, спросила я упрямо. 
    Вильгельму надоело, он сделал недвусмысленный жест, означавший, что мне следует убираться, пока он окончательно не рассердился. Я прикусила губы и помотала головой. Капюшон окончательно сполз с моей головы и коса выскользнула наружу, приглашающе легла на плечо, мол, дёргай и смейся. Лестница была всего в двух шагах – чугунной скрученной лентой она вздымалась над моей головой, как спасительный трос, брошенный утопающему. Лейтенант охраны проследил мой взгляд: 
    – Да ничего там нет интересного, бес тебя забери! Пустырь, сосны да ёлки. В первый раз вижу, чтобы девку из таверны интересовал пост наблюдения. Белены объелась, что ли?!
     – Может и белены, – мне пришлось основательно сконцентрироваться, чтобы вспомнить позабытую за два года формулу, и призвать белое пламя. Призрачный светлый огонь окутал мои ладони и заставил воина отшатнуться в изумлении. – Пустишь на стену?
     – Ну, – он обескураженно смотрел, как я изо всех сил поддерживаю ускользающее, стекающее по пальцам пламя. Мне казалось, будто внутри моих рук вспыхнула кровь, настолько горячо обжигала приведённая в движение магическая сила. – Ну ладно, будь по-твоему.
    Я облегчённо выдохнула и прижала ладони к груди. То ли от того, что заклинание удалось, то ли от предстоящего подъёма на стену моё сердце билось в сумасшедшем ритме. Вильгельм велел обождать его и нырнул в неприметную дверь, что скрывалась в нише неподалёку от лестницы. Мне оставалось только ждать и смотреть вверх – на кромку тщательно обточенных камней, которая была лишь немногим темнее пасмурного неба. На одной из сторожевых башен восседала огромная взъерошенная ворона. Время от времени она оглядывала внутренний двор и пронзительно орала: кррра, кррра, мол, совсем с ума сошли, жалкие людишки, вместо того, чтобы сидеть в тепле у каминов шастаете по улицам!
    – Накинь, – скомандовал он, протягивая мне белую с красным мантию из лучшей во всём свете шерсти. 
    – Это... чьё? – я недоверчиво приняла одежду из рук Вильгельма. Позолоченные пуговицы на алой планке сияли так, что можно было забыть, насколько пасмурным и холодным выдался первый день октября. Мантия Солнечного стража. И вот так, запросто, девке из таверны – «накинь»? 
    – А тебе какая разница? – проворчал охранник. – Сказано, значит одевайся.
    Добавив что-то про вышестоящее начальство и сдобрив высказывание приглушённой бранью себе под нос, он подтолкнул меня к лестнице, и мы начали подниматься. Ступени были решётчатыми, подёрнутыми пылью ржавчины, а перила, напротив, блестели. Было видно, что по ним часто скользили руками, а особо лихие молодцы скатывались и на бедре по широкой спирали, протирая казённые штаны. Первые несколько метров вверх я преодолела с лёгкостью, но после глянула вниз – и дыхание перехватило. Вильгельм придержал меня за плечо, увидев моё замешательство и усмехнулся: 
    – Дальше пойдёшь или налазалась?
    Ноги дальше не шли, голова кружилась. Мы, дети равнин, испытываем врождённый страх высоты, что служит у других народностей прекрасным поводом для шуток и подколок. Я неловко вцепилась в холодный поручень перил, сжала зубы и заставила себя сделать шаг. За ним ещё один и ещё. Другой рукой я придерживала тёплую и слишком длинную мантию, опасаясь наступить на её белый с красной оторочкой край и испачкать башмаками. Да, я думала именно так – испачкать. Мысль о том, что я могла бы ещё и споткнуться не приходила мне в голову. Внутри меня всё дрожало от страха высоты и ожидания – что если там, на стене, я попросту потеряю сознание, так и не увидев обещанных сосен и ёлок? Десятая ступенька, двадцатая… внезапно налетевший ветер ударил мне в лицо и заставил поднять голову. Лестница закончилась небольшой квадратной площадкой, с которой мой провожатый спрыгнул раньше и, подхватив меня под мышки, поставил на ноги.
    – Ну, гляди, – Вильгельм обвёл рукой широкую стену, соединявшую две сторожевые башни, и указал вперёд – туда, где редким и нестройным частоколом начинался Ничейный лес. Он сказал что-то ещё, но за новыми порывами ледяного, пронизывающего ветра я не разобрала его слов, только последние. – К краю не подходи, не хватало ещё проблем с тобой.
    А потом он ушёл, скрывшись в полукруглой двери одной из башен и оставив меня созерцать открывшиеся виды. Разве не этого я хотела?
    Разве не ветер, выдувший из моей непокрытой головы последние частицы разума, принёс с собой нежданные, сумасшедшие мысли? Я осторожно приподняла колючий воротник и прижала его к щекам. От чужой мантии еле заметно пахло топлёной еловой смолой и дымом костра. Улыбнувшись, я расправила плечи и вспомнила недавнее прикосновение к источнику магии у меня внутри. Я – чистокровный маг по рождению, а сейчас ещё и Солнечный страж. На пять, на десять минут. Мне вдруг стало непривычно радостно внутри, когда я подумала о том, что меня могут увидеть люди из города, задрав голову и посмотрев на стену. Увидеть и радостно шепнуть друг другу: «Стражи в городе». Это добрый знак, он означает, что в округе всё хорошо, и никакой угрозы не ожидается.
    Но… В этом промёрзшем каменном мешке только приезжие имеют привычку задирать голову. Местные всегда смотрят прямо перед собой или же себе под ноги, надеясь, верно, найти однажды бриллиант под носками собственных сапог.
    Верхушки деревьев раскачивались в такт ветряным волнам, а я никак не могла раскрыть глаза пошире и рассмотреть, куда ведёт почти невидимая, петляющая меж стройных стволов дорога. Вдали как будто мерещилась причудливая постройка – не то арка, не то мост, соединяющий цветастый смешанный лес справа с непроходимой хвойной тайгой, конца и краю которой было не видать. По тёмному, кое-где украшенному пучками жухлой травы полю, которое отделяло замок Ольдена от Ничейного леса, бодро трусила северная остроухая лисица. Время от времени она останавливалась, водила из стороны в сторону чёрным носом и смотрела в сторону города. Я помахала ей рукой. Лиса недоверчиво встряхнулась и принялась вынюхивать что-то под ногами – должно быть, учуяла мышиную нору.
    – Как дежурство? На границе всё спокойно? – окликнул меня незнакомый голос, и я вздрогнула. Голос был звонким и сильным.
    Лейтенант возвращался ко мне, да не один, а в компании высокого молодого стража, который и выкрикнул эти вопросы, весело смеясь. Его волосы были взъерошенными на затылке и рыжими, как весеннее степное солнце, что вспыхивает на лепестках маков. Я моментально поняла, чью одежду позаимствовал Вильгельм, потому что мужчина был одет лишь в форменные брюки и плотно сидящий на крепких плечах вязаный свитер с воротником под горлышко. Белый. Цвета Солнечной стражи – белый и красный, они символизируют светлую магию и кровь, которую защитники границ проливают, чтобы защитить мир живых. Их узнают издалека, им распахивают ворота и предлагают стол и кров безвозмездно. Даже на Севере. Люди знают, какой ценой досталась нам свобода после второй магической войны и Раскола. Стражи знают, какой ценой удаётся её сохранить.
    Я поклонилась, пробормотав невнятное приветствие как раз в тот момент, когда мужчины приблизились, и незнакомец смерил меня взглядом лучистых голубых глаз: 
    – Тебе идёт, пожалуй, хотя размерчик не твой, – это он, конечно же, о мантии.
    Моя рука немедленно потянулась к единственной застёгнутой пуговице у горла, мне стало невыносимо чувство того, что я ни на секунду не заслужила права даже прикасаться к освящённой одежде воина Солнца. Он остановил меня и спросил у Вильгельма, кто я такая и по какому случаю приехала в Ольден. Настал миг моего падения – сейчас, сейчас лейтенант охраны откроет рот и произнесёт пару небрежных слов, которые низвергнут меня с волшебной стены и припечатают к бренной земле намертво. «А, так, шлюха из местной таверны». Или девка. Или выберет словцо покрепче, чтобы уж никаких сомнений точно не осталось – самое место мне внизу. 
    – Это Сония, – Вильгельм махнул рукой и посмотрел в сторону, пряча смущённый взгляд, – просто знакомая. 
    Солнечный страж кивнул, без раздумий принимая ответ, и сказал: 
    – Я Эдвин Сандберг, родом из Фоллинге. 
    Насколько я знала, они всегда называли место, где родились, но не где живут сейчас. Солнечные стражи принадлежат не месту, но всему живому миру. 
    – Фоллинге? Это ведь всего в двадцати милях от Вестена! – невольно вырвалось у меня. 
    – А я знаю, что ты из Вестена, – заявил Эдвин, подходя к самому краю. – Городские девчонки всегда смотрят на деревенских парней свысока. Даже если при этом мило улыбаются. 
    Это я-то смотрю свысока? Или же это волшебный эффект мантии, в которую я куталась – придавать человеку уверенности в себе? Страж небрежно обернулся, как будто стоял не на осыпающейся каменистой кромке древней стены, а посреди базарной площади: 
    – Забралась посмотреть на нашу заставу? 
    – На самом деле – нет, – тихо ответила я. – А где она? 
    – Во-о-он там, – он бесцеремонно ухватил меня за рукав и пододвинул к себе, протягивая руку. – Мост видишь? Это и есть застава. А дальше к северу уж никаких людских приютов нет, если не считать землянки да стоянки. 
    – Значит, мне не показалось, – прошептала я, разглядев на этот раз не только арку, но и шпиль наблюдательной вышки, и мерцающий бело-золотым огнём флаг с изображением алого Солнца.
    Интересно, в каком отряде он служит? Я знала только, что в Стражу охотнее всего принимают искателей и магов огня – первым удаётся незаметно выслеживать врагов, начиная от прытких маленьких лесных эльфов с отравленными стрелами и заканчивая беспокойной нежитью, вторым – убивать так, чтобы у врага, живого или мёртвого, не оставалось шансов на возвращение. В том, что Эдвин Сандберг маг, я ни на мгновение не усомнилась – его дар чувствовался даже не расстоянии нескольких шагов. К тому же, воины редко когда расстаются с любимым оружием, а у него не было при себе даже заткнутого за голенище ножа. Я почему-то знала это наверняка. 
    – Дай угадаю, – сказал он, впервые заглянув мне в лицо. – Вестенская Академия, Медицинский факультет, первый курс?
    Я молча смотрела в его смеющиеся глаза, не в силах даже сказать «нет». Что мне надо было сказать? Нет, я не целительница и никогда не поступала в академию… Дешёвая девчонка из придорожного трактира, которую «коллега по цеху» притащила в северный город на заработки? Можно обмануть человека или эльфа, но мага обмануть без подготовки трудно. Он ведь точно так же чуял мой дар, как и я его. И я не ответила, а он пожал плечами и отступился, пояснив: 
    – Да я просто сам его заканчивал пять лет назад. И с выпускного сразу пошёл служить.
    Выходит, он лекарь. Про себя я тут же невольно прикинула, что он старше меня примерно на десять лет. Пять лет на службу и пять – на обучение в академии. Получается, если он поступил туда в моём возрасте, то ему должно быть двадцать шесть – двадцать семь лет. Странно, он показался мне моложе, быть может потому, что всё время улыбался. За этими подсчётами я словно забыла о существовании Вильгельма и о том, где нахожусь. Оторвалась от земли и мысленно летела над миром, что лежал сейчас передо мной – меня бил в лицо ветер, но холода не чувствовалось, только воздух, только беспрерывное, нежно-цветастое одеяло осени внизу, коричнево-зелёное и туманно-серое. Ворона, наблюдавшая за нашей троицей с карниза башни негромко кррракнула и лениво спланировала вниз. Почти сразу за этим раздался гулкий, дрожащий бой церковных часов, возвещающих о середине дня. Моё сердце упало, я опомнилась и спохватилась. Торопливо вернула Солнечную мантию растерянному Эдвину и поспешила назад к лестнице, чуть не забыв поблагодарить Вильгельма. 
    – Увидимся в конце недели! – шепнул он мне в спину, и я готова была зажать уши, чтобы не слышать того, что скажет Солнечный страж. А я чувствовала, что он не промолчит. 
    – Эй, где тебя искать? – крикнул Эдвин Сандберг, перегнувшись через перила. 
    – Не ищи меня, – одними губами ответила я, не оборачиваясь. – Пожалуйста, не ищи меня!
    *** 
    Таверна «Усатый волк» встретила меня привычным гомоном горожан, пришедших на обед, и разъярённым воплем Кьяры, старшей кухарки. Ко мне она направлялась, засучив рукава и крепко сжав в кулаки красные от свёклы руки: 
    – Где тебя носит, тварь эдакая?! Я сказала, чтоб после полудня ни шагу за порог! 
    Я прошмыгнула в кухню, где среди дымящихся кастрюль и шкворчащих сковородок прыгал шеф-повар, он же «усатый волк», он же единоличный и полноправный владелец нашего развесёлого заведения. Рамина сверкнула чёрными глазами и немедленно швырнула в меня недочищенной картофелиной. Я увернулась. Уж что-что, а уворачиваться от летящих в меня предметов я умела с детства. Овощ врезался в пышную юбку Кьяры и оставил на ней мокрое пятно. Женщина схватила меня за локоть и ударила по лицу, оставив на щеке яркий свекольный след, после чего оттолкнула прочь и, тяжело дыша, затопала к Рамине. 
    – Эй, девочки, девочки, прекратите сейчас же! – запротестовал хозяин, размахивая поварёшкой. – Вы опрокинете кастрюлю и обваритесь, а вам ещё работать!
    Да, подумала я, усаживаясь на лавку рядом с подружкой и оглядывая корзины с нечищеными овощами. Нам ещё работать до заката, а затем – приводить себя в порядок и снова работать до рассвета… Кормить гостей, ублажать гостей. Щека пылала, но слёз почему-то не было, будто ударили не меня, а какую-то пустую оболочку, по случайности оказавшуюся в распоряжении моей души.
    Так было в самом начале, когда меня вытолкали из церковного приюта в большой мир, и я не могла поверить в то, что происходит с моим телом. Внешнее и внутреннее, казалось, не имели никаких точек соприкосновения. Потом я перестала думать об этом, мне было попросту некогда. Я должна была заботиться о том, чтобы моё смертное обличье находилось в порядке, не умирало от голода и жажды, не подхватывало случайную хворь, не зарастало волосами или, не приведи Господь, прыщами. Свои мысли я затолкала куда-то на самое дно сознания. Туда, где ещё раньше до этого был спрятан мой некстати полученный по наследству магический дар.
    Солнечный страж прикоснулся ко мне – не руками, не глазами и не голосом. Он всколыхнул во мне всё, что уже давно было под семью замками и не должно было показываться на белый свет. Так бывает, когда в распахнутые зрачки попадает яркое солнце – больно, и потом мучительно мешается чёрное пятно. От солнца, но слепое, мешающее пятно, которое никак не удаётся сморгнуть. Моя жизнь – это самое пятно, всё, что происходит со мной уже больше года – одно чернильное, невыводимое пятно. Нож соскользнул по пальцу, и я порезалась. Мои руки дрожали. Рамина толкнула меня в бок и указала на капающую в котелок кровь: 
    – Ты заснула, что ли? 
    Я вскочила, умылась из кувшина, перевязала палец и взялась за работу – на этот раз спокойно. Меня здесь не было. Я стояла у сторожевой башни в мантии Солнечного стража, и ветер трепал мои распущенные волосы. Спустилась ночь, и моё, ставшее теперь абсолютно чужим тело, оказалось в цепких и жадных руках какого-то купца, затем – в мозолистых ладонях солдата, а затем Рамина лежала взлохмаченной головой на моих коленях, и говорила, говорила что-то, пока мы обе не провалились в сон. И даже во сне я не вернулась в город, чернеющий под высокой стеной. Я шла из Ольдена прочь по запорошенной снегом тропинке, а впереди бежала серебристая остроухая лиса и заливисто лаяла.
    Глава 2.1.
    Несколько дней после всех этих событий я словно отсутствовала в мире живых. Были это проделки моей девичьей фантазии или недоразвитого дара, но время и люди будто бы проплывали мимо меня, как жухлые листья в сточной канаве, а я с замиранием сердца снова и снова проживала те несколько счастливых минут, проведённых на городской стене. С того дня угрюмые пейзажи Ольдена стали для меня совсем невыносимы.
    До полудня нам позволялось отсыпаться и отдыхать, но обычно я успевала подняться пораньше, закутаться потеплее и пройтись до базара или посмотреть на чинно прогуливающихся после завтрака господ из графского замка. Сейчас я не хотела и носа показывать наружу. Не из-за холода: я опасалась встретить на улице Эдвина Сандберга. В таверне одни гомонили о том, что лорд Эральд принимает у себя не кого-нибудь, а самого предводителя Солнечной стражи в сопровождении элитного отряда. Другие, основательно приняв на грудь, кидались спорить о том, что в Ольден ожидают прибытия Инквизиции, третьи утверждали, что сам лорд намерен выбраться на Север и лично осмотреть Ничейные земли. Я давно убедилась в том, что людям совершенно всё равно, о чём чесать языками. У них всё заслуживало внимания: и попавшая в тарелку муха, и соседская жена, и красные демонята, которых и в природе-то, наверное не существовало. Удивительно, но именно этим загадочным демонятам я и оказалась обязана своим следующим приключением.
    Однажды утром хозяин поднялся не с той ноги. Не успев позавтракать, он вломился в нашу с Раминой каморку и бесцеремонно сдёрнул с нас единственное одеяло. К рассвету угли в камине общей залы, которая находилась за стенкой, окончательно остыли, и всё тепло, что нам удавалось удерживать, было заключено под тонким слоем дырявой шерсти, в которую мы кутались. Лишив нас одним ловким движением последнего тепла, «усатый волк» принялся надрывно орать, раздувая свои пушистые усы и топорща коротко остриженную бороду. Я сжалась в комочек, натянула на согнутые колени спальную сорочку и спрятала лицо, оставив лишь щелочку для глаз. Рамина бесстыдно развалилась поперёк кровати и подпёрла кулаком подбородок, другой рукой поглаживая себя по обнажённой груди.
    – … как деревянные! – донеслось до меня, как будто из другого мира.
    Надо признаться, когда на меня орут, я не могу разобрать ни слов, ни смысла – всё сливается в единый неразборчивый шум.
    – … шевелить задницами, разнося тарелки! Улыбаться! Стрелять глазами! А не подпирать стену кухни и не сидеть на бочке под лестницей!
    Крик хозяина остывал, переходя в сварливое ворчание. Метод Рамины всегда срабатывал безотказно – хозяин попросту не мог оторвать взгляда от её проворных пальчиков, скользящих по нежной коже сверху вниз. Она, конечно, в сравнении со мной была красоткой: чёрные брови и чуть раскосые лукавые глаза, копна густых каштановых волос, тончайшая бронзовая кожа. Её словно задумали хитрые и охочие до людских слабостей демоны древности – смешали между собой крови трёх континентов и нескольких рас, чтобы создать девушку, которая будет по нраву любому мужчине.
    У меня во внешности и крови ничего подобного не было. Серые глаза, курносый нос, волосы цвета сухой соломы – такими были женщины Вестена с незапамятных времён. Матушка Евраксия, прежняя настоятельница приюта, в который меня определили после рождения, рассказывала, что моя мать в юности тоже была светловолосой, весёлой и неугомонной девчонкой. В детстве она пела в церковном хоре, что не мешало ей, впрочем, лазать по деревьям и тайком от взрослых практиковаться в огненных заклинаниях. Мой отец, напротив, был сдержан и немногословен, в академии на первом же курсе прослыл нелюдимом и букой, но когда годом позднее пришла война, первым из студентов вызвался в солдаты. А второй, кто сделал шаг вперёд, едва объявили сбор добровольцев, была моя мама. Отряд боевых магов, куда их определили, продержался почти целый год, после чего был полностью уничтожен эльфийской армией. Но мама успела оставить в этом мире меня, и добрые люди из рук в руки умудрились доставить младенца нескольких дней от роду в лоно Вестенской церкви.
    Хозяин, тяжело дыша, удовлетворялся Раминой, пока я украдкой натягивала тёплые чулки и рубашку, трясясь от озноба и омерзения. Она покусывала губы и притворно стонала. Я не желала всего этого ни видеть, ни слышать. Мне хотелось, чтобы это гадкое утро поскорее закончилось, а за ним закончился день и самое ненавистное моё время – вечер и ночь. Чтобы колесо времени раскрутилось изо всех сил, замелькало спицами, как крутятся колёса роскошной повозки, в которой лорд Эральд выезжает на большой тракт осмотреть близлежащие деревни и поля. Если бы только это было возможно! Если бы дни замелькали мимо меня с ослепительной скоростью, и я перестала бы с содроганием влачить эти жалкие часы отдыха, когда таверна была ещё закрыта, дожидаясь горячего грохота кухни и вечерних клиентов!
    У меня внезапно вырвался нервный смешок: и что бы тогда произошло? Что бы случилось, если бы время полетело вдвое, вдесятеро быстрее? Я бы быстро состарилась, сгорбилась, и меня вышвырнули бы просить милостыню к местному храму – а там, глядишь, подобрали бы в приют, чтобы я не замёрзла на улице. Чудесная жизнь и возвращение в обитель бога Солнца на этой грешной земле, ничего не скажешь. Всё-таки, как некстати мне вздумалось забираться на эту проклятую стену, ведь жила же я как-то все эти месяцы и почти не вспоминала ни о матушке Евраксии, ни о родителях, ни о магическом даре, будь он неладен!
    Дар. Что это за дар, если не знаешь, как с ним обращаться? Дай конюшему карту звёздного неба или микроскоп – драгоценные предметы академиков и волшебников, стоящие непомерных денег – он только удивится и скажет «да на что это мне?» А на что мне светлый дар магии? Если бы с его помощью можно было отдраить кастрюли или выпечь хлеба, или сделать так, чтобы у каждого, кто желает развлечься с юной девушкой, вырастали бы козлиные рога и хвост!
    Я думала, что неприятности этого утра закончились, и можно притулиться с краю одного из пустых столов, плеснув в кружку горячего чая и отломив от вчерашней краюшки ржаного хлеба, но не тут-то было. Кьяра, уже красная и свирепая, налетела на меня вслед за хозяином, больно оттаскав за косу и осыпав оплеухами. Она была очень сильной тёткой, и вырваться из её мускулистых рук, привыкших к неподъёмным чанам с водой и огромным кастрюлям, мне было не под силу. Я только пыталась закрывать лицо, чтобы к вечеру не быть в «неподобающем виде» с фингалом под глазом или ссадиной на щеке.
    – … дармоедка проклятущая! – выдохлась она, выпуская меня и решительно направляясь в каморку.
    Я закрыла уши, чтобы не слышать ни визга Рамины, ни вновь разгоравшейся ругани. У меня горело лицо и дрожало всё изнутри. Дар. Может быть, я просто вообразила, будто он у меня есть? Я ведь не могу произвести ни огненного шара, чтобы спалить это ненавистное заведение, ни молнии, чтобы засадить её Кьяре прямо в лоб, да так, чтобы у неё перекосило всё лицо и язык отнялся. Навсегда. Как это случилось с Уной.
    Тихая Уна размеренно скоблила доски стола тупым лезвием. Она не терпела ни пятнышек, ни малейшего мусора на полу – должно быть, поэтому её никогда не били и не называли дармоедкой. А скорее всего, не срывали на ней злость потому, что женщина была немой. Неинтересно орать на того, кто не заплачет и не запричитает в ответ, это ведь всё равно, что лить вино в серый песок. В войну, семнадцать лет назад, боевая молния какого-то мага задела её лицо, необратимо повредив лицевые нервы и лишив дара речи. Заметив, что я рыдаю под лестницей, она аккуратно отложила нож, вздохнула и подошла ко мне, протягивая руки и касаясь моих плеч. Я уткнулась в её фартук и замолчала. Уна гладила меня и тихо гудела себе под нос – этот звук был похож на колыбельную, когда матери укачивают детей, не открывая рта. «Ммм-ммм…» Хороший лекарь из академии наверняка бы мог исцелить её, да вот только где было ей взять денег на лекаря? Она работала за миску похлёбки и соломенную лежанку в задней комнате – мела, чистила, мыла, отскребала.
    – Надо отсюда когти драть, – заявила мне Рамина, когда дело, наконец, дошло до еды и чая. – Бьют тут и холодрыга неимоверная. И это только начало октября, а зимой мы что делать будем?
    Насколько я знала, никаких накоплений у моей подружки не было. Если мне удавалось припрятать монету-другую, то Рамина всё до последнего тратила на украшения, помады и краски для лица, духи и прочие девчачьи премудрости. Она «вкладывала в красоту», но клиентов у нас было примерно поровну. Как-то раз мы в шутку измазали мне брови, густо подвели глаза и наложили на губы толстый слой винно-красной мастики – и получилось форменное чучело. Хозяин увидел эти художества и велел немедленно смыть, решив, что так я только распугаю посетителей.
    – Куда? – односложно спросила я, проглатывая обжигающий напиток и испытывая облегчение от того, что его жар унимает мою нервную дрожь.
    – На юг, куда ж ещё, – пожала плечами она.
    Ну да. Несколько месяцев назад было то же самое, только с «на север». Мол, пограничный город, военный форт, заставы рядом – и защита от всякой швали, вроде разбойников или изгоев, и мужчин хоть отбавляй. Она была права только в одном. Сбежать действительно хотелось, это верно. Но мне было уже почти семнадцать, и разум подсказывал, что перед зимой лучше не пускаться в путешествия по северному краю. Не говоря уже о людях, есть ещё и дикие звери, и лесные эльфы, и разбуженная нечисть. А ещё есть те, кто был повинен в последнем, те, кто разбудил мёртвых и заставил их бродить по земле, нападая на всё живое. Они называли себя Гильдией призывателей теней, но у церкви есть для таких магов куда более короткое слово – некроманты.
    – Не знаю, – сказала я честно.
    В прошлый раз на дорогу ушли все мои деньги, а часть пути пришлось всё-таки отработать натурой. Рамина с тех пор всё обещала вернуть свою часть серебром, но где уж ей было сэкономить серебра, когда даже погнутый медяк не задерживался надолго в её карманах! И снова мы, ни до чего не договорившись, помогали на кухне, носились с тарелками и ловили на себе сальные взгляды подвыпивших гостей заведения. И этот день был бы лишь одним из сотни точно таких же, похожих друг на друга, как песчинки в старых часах, дней. И я бы, наверное, начала уже забывать о том чудесном происшествии на стене и знакомстве с Солнечным стражем. Если бы не то, что случилось после заката.
    Непроглядные чёрные сумерки спустились на город, и мы с Раминой разожгли все масляные светильники на стенах и подпирающих крышу колоннах таверны. Тихая Уна неторопливо засвечивала свечи на столах, когда дверь вдруг с треском распахнулась и из уличной тьмы в нашу дешёвую харчевню вошли трое господ. Солнечные стражи. Кто-то раскрыл рот от неожиданности, кто-то присвистнул, кто-то даже попытался принять приличествующий вид и перестать жульничать в игре в кости. Хозяин мигом вытянулся по стойке смирно, словно перед ним стоял армейский старшина и расплылся в натянутой улыбке:
    – Доброго вечерочка, господа стражи. Али чего изволите откушать, а то вина поднести или чего ещё погорячее? Похлёбка есть гусиная, картошечка с грибочками с пылу с жару…
    – И тебе не хворать, любезный, – ответил первый из стражей, обводя зал напряжённым взглядом.
    Он был строен и высок, на поясе его висел великолепный меч в позолоченных ножнах, тёмный чуб лихо завивался надо лбом. Глаза – как талый лёд. Истинный северянин. По правую руку его стояла молодая женщина в мантии из красного сукна, лишь по рукавам отороченной белыми полосами – огненный маг. А слева… Он. Эдвин Сандберг. Огненно-рыжий, усмехающийся, без доспехов и оружия, да и к чему они лекарю с такой-то охраной. Я хотела метнуться к лестнице, взбежать наверх, но знала точно, что незаметно этого сделать не сумею. Оставалось только стоять, не дыша. И смотреть, что будет дальше.
    Глава 2.2.
    – Нам тут доложили, – сказал чубатый страж, – что ты, хозяин, демонят в клетке держишь, как диковинных зверушек. И за монету показываешь тому, кто пожелает.
    У «усатого волка» отвисла челюсть, и вид стал ну совершенно растерянный. Таким я его никогда ещё не видела. Кьяра вылетела из кухни, как пробка из бутыли с забродившим вином и открыла было рот, чтобы выяснить, что творится в зале, но заметила Солнечных стражей и попятилась к стеночке.
    – Ка-к-к-ких таких ещё демонят, ваше сиятельство? Сроду никаких демонят в глаза не видел, Господом клянусь! Крысок заморских и верно держим…
    – Сиятельство своё себе оставь, я не граф, – ответил мужчина. – Предъяви зверушек, а мы сами решим, крыски это или дрянь потусторонняя.
    Ещё несколько мгновений в таверне висела звенящая тишина, а потом все заговорили наперебой. Одни галдели «крысы, крысы, я сам видел», другие готовы были поклясться, что зверьки хотя и безвинны на вид, а глаза у них светятся красным, третьи вообще никаких питомцев в глаза не видывали и требовали участия в грядущем разбирательстве. Суровый страж поморщился и поднял руку:
    – А ну, тихо! Не то мой лекарь сейчас вмиг позатыкает всех крикунов «молчанкой».
    «А я потом поотрезаю вам глупые языки», – мысленно продолжила я то, что читалось на лице у стража. Крохотными шажочками я продвигалась к столбу, за которым можно было хотя бы спрятать лицо.
    – Со-сония, принеси клетку, – странно высоким голосом выкрикнул хозяин, и у меня едва не подкосились ноги. – Сония!
    Как во сне я направилась мимо притихших столов, мимо лениво мерцающего камина в одну из дальних комнат и спустя пару минут вернулась с закутанной в мешковину клеткой. Зверьки уже проснулись и отчаянно требовали еды, стараясь ухватить меня за пальцы сквозь прутья и ткань. Я поставила клетку на пол и никак не могла поднять головы. Он смотрел на меня – прекрасный Солнечный страж не сводил с меня глаз, и я чувствовала это. Выдержать это не было никаких сил, но так вышло, что за моей спиной уже стояли двое любопытных гостей и закрывали мне путь к отступлению.
    Чубатый сдёрнул тряпку с клетки. Лохматые длинноносые крысы взъерошились, как ежи, и принялись ожесточённо шипеть. Огненная волшебница потянула за пальчики своих перчаток, освобождая изящные руки в магических кольцах.
    – Говоришь, ты не знаешь, что это такое?
    Хозяин в очередной раз потряс головой и пробормотал про экзотических крысок. Женщина тряхнула рукой, и на её ладони взвилось пламя. Любопытные тут же шарахнулись прочь, да и я отстранилась бы тоже, если бы ноги слушались меня. Лекарь не смотрел на клетку со зверьками – он осторожно разглядывал меня, и я кожей чувствовала прикосновение его внимательного взгляда. Волосы, лицо, плечи, обтянутую платьем грудь, сцепленные в замок руки. Я подняла голову, и он тут же поймал мой взгляд, как будто только и ждал этого – что я посмотрю на него. Улыбнулся – странно, даже как-то смущённо. И спросил меня, одним взглядом: «Ты боишься?» «Да», я опустила глаза и уставилась на беснующихся крыс, «да, я очень боюсь». И тогда он зачем-то обошёл своих коллег и встал рядом со мной, едва заметно задев плечом:
    – Это демоны, – пояснил он как будто только мне одной и перехватил руку, приготовившую огонь. – Позволь, я сам, Нора.
    – Не можешь без представления, да? – стражница собрала огонь в кулак, как трепещущий шёлковый платок, стряхнула искры и упёрла руки в боки. – Спалить их, да и все дела! Тьфу, гадость какая!
    Не могу сказать, что грызуны были моей слабостью, но я находила этих странных зверушек вполне забавными, особенно, когда они мирно спали, обняв лапками носы и развесив большие уши, или устраивали возню из-за кусочка сырого мяса. До этой минуты мне почему-то не приходило в голову, что нормальные крысы едят всё на свете, даже свечи и мыло. А эти – только истекающие кровью мясные кусочки. Но ведь никто не знает, что за обычаи там, за морем, откуда их привезли. Говорят, там люди черны, как смоль и поедают собственных младенцев, если они родятся слабыми или надвигается голод.
    Эдвин Сандберг присел на корточки перед клеткой и протянул руки, словно пытался снять невидимую паутину. Шептал заклинание, а сам плавно, почти бережно распутывал какие-то узлы в воздухе. Крысы стояли на задних лапках и вместо того, чтобы кидаться на прутья в надежде откусить ему пальцы, раскачивались в такт его движениям. «Усатый волк» Мартин шумно выпускал из ноздрей воздух и отирал со лба капли пота. Кьяра осеняла себя святым знаком, не решаясь подойти к месту действия, её лицо было странно пятнистым.
    Наконец, раздался хлопок, будто бы порвалась туго натянутая струна, и зверьки начали превращаться, а точнее – возвращать себе первоначальный облик. Они заверещали, повалились на спинки и извивались так, будто их живьём жарили на сковородке. Их шерсть удлинилась, лапы вытянулись, глаза увеличились в несколько раз, и то, что явилось на свет, было настолько неприятным, что зеваки застонали, заохали и принялись плеваться и ругаться. Кое-кто, увидав превращение, решил выпить и закусить в другом месте. Дверь то и дело хлопала, впуская и выпуская людей. Сомнений в том, что твари в клетке оказались демонами, замаскировавшимися в крыс, никаких не осталось.
    – Стало быть, Инквизицию вызывать надо, дело заводить, – рассудил кто-то трезвый и очень смелый.
    Хозяин громко икнул, и все посмотрели на него, включая расколдованных тварей. Я не могла оторвать от них глаз. Так бывает, когда видишь что-то отвратительное или очень страшное, но почему-то всё равно продолжаешь смотреть, смотреть. Существа были не из мира живых, они словно расплывались, меняли очертания, хотя и длинные щупальца-руки, и согнутые в коленях навыворот тонкие ноги были хорошо различимы. А глаза – будто бы пропасти, чёрные с красным зрачки, впивающиеся прямо в душу. Один из демонят уставился на меня, и я почувствовала, чего бы он хотел. Выпить мою жизнь. Высосать все силы до дна и оставить хрупкую сухую оболочку, какую паук оставляет от мухи или бабочки.
    – Господа, – дрожащим голосом начал Мартин, нарушая шепотки и возгласы. – Нельзя ли обойтись без… сами понимаете, без протоколов? Всем святым клянусь – не знали мы!
    А потом, пользуясь тем, что я ближе всех стояла к Стражам, хозяин указал на меня пальцем:
    – Сония, ну скажи им, что мы не знали! Не губите…
    Старший из Солнечных стражей пнул сапогом клетку и отдал распоряжение:
    – Тварей спалить, клетку тоже, и всё закопать, – после чего развернулся и широкими шагами направился к выходу.
    У меня сжалось всё внутри при мысли, что вот сейчас эти жуткие существа будут метаться, визжать и гореть, а гости трактира – свистеть и улюлюкать. Да, они были опасны, да, за укрытие в доме потусторонних тварей Инквизиция могла и на костёр отправить. Да, они озирались в поисках новых тел, поскольку крысиные шкурки под их ногами уже ни на что не годились, но всё-таки мне не хотелось видеть, как их убивают. Должно быть, порча сумеречного мира уже проникла в меня, потому как я давно не была невинной телом и чистой мыслями. Я думала, что стражница вновь призовёт огонь, но всё произошло моментально. Эдвин что-то шепнул, и белое пламя охватило существ, которые тут же вспыхнули и сгорели, как тончайшие бумажные салфетки. Только седой пепел взвился над клеткой и медленно осел на полу.
    – Пошли отсюда, – сказала женщина и потеребила Сандберга за плечо.
    – Иди, я догоню, – тихо ответил он, выпрямляясь.
    Люди начали расходиться, кто обратно за свой стол, кто на улицу – все обсуждали инцидент, кто с возмущением, кто со скрытым восторгом (будет, о чём рассказать знакомым за кружкой пива). Мартин поспешно выволок клетку на задний двор. Кьяра – сама! – замела пол и окропила святой водой все углы трактира. А я неведомо как оказалась на крыльце с глазу на глаз с Солнечным стражем. Поодаль на дороге стояли его спутники и поглядывали на меня с нескрываемой усмешкой. Эдвин всё смотрел на меня, будто силился узнать во мне кого-то знакомого по прошлым мирам или прошлым жизням, он так сосредоточенно рассматривал моё лицо, что даже сдвинул рыжие брови и нахмурился.
    – Ты работаешь здесь, да? – как-то обречённо, будто сам не хотел верить тому, что видел.
    Я кивнула и опустила глаза, несмотря на то, что хотелось смотреть на него ещё и ещё. Но для чего? Он Солнечный страж, выпускник Вестенской академии, у него наверняка есть небедная семья в Фоллинге и подруга где-нибудь среди знатных девушек, живущих в замке. А может быть, даже жена и дети, огненно-рыжие и синеглазые, как он сам. Всё это не более чем наваждение, и не исключено, что виною ему – те самые демонята. Когда в дом проникает демон, люди начинают и думать, и вести себя по-другому, не как обычно.
    – Завтра мы отправимся патрулировать лес, – прошептал он. – Вернёмся, когда выпадет первый снег… Ты только не исчезай. Я найду тебя.
    Он как будто чувствовал, что исчезнуть я хочу прямо сейчас, сию же минуту. На крыльцо выскользнула Рамина и, открыв было рот, осеклась и уставилась на Стража. Впрочем, её замешательство длилось всего пару ударов сердца. Она тут же всё смекнула. Она была просто-таки экспертом насчёт всего, что касалось влечения, а потому тут же подмигнула Стражу и ляпнула:
    – Что, понравилась тебе Сония? Так бери, всего-то пять монет в час! – и она расхохоталась, чрезвычайно довольная своей деловитостью.
    Я видела, как его губы дрогнули, но он ничего не сказал. В последний раз пронзил меня глазами, резко развернулся на каблуках и пошёл прочь. Я понимала, что он никогда не вернётся, что глупо было скрывать очевидное, что бесцеремонная подруга на самом деле избавила меня от ужасных мучений – ну как бы я призналась ему в том, кто я есть на самом деле? Когда призналась бы? Когда он зашёл бы в следующий раз и увидел меня на коленях у какого-нибудь пьяного торгаша или офицера? Но всё-таки, это было невыносимо. Смотреть, как Солнечные стражи уходят прочь по вымощенной камнем дороге. Их старший, растеряв всю серьёзность, отпускает шуточки, огненная волшебница громко смеётся, и только Эдвин смотрит себе под ноги и раздражённо поводит плечом, когда его пытаются подбодрить. Я закрыла глаза – моё солнце погасло. На меня упала нескончаемая тёмная ночь.
    Глава 3.1.
    В тот вечер я сказалась больной, хотя было очевидно – ни Мартин, ни Кьяра не поверили мне ни на минуту, заставив уплатить штраф в десять монет за «блаженное безделье», в которое я погрузилась, забившись в свою каморку. У меня не было жара, я не покрылась сыпью, да и руки-ноги были на своих местах, но силы покинули меня: я не могла ни открыть глаз, ни пошевелиться. Я свернулась в тугой клубочек, натянула на нос пропахшее пылью и мышами одеяло и пыталась прислушаться: бьётся ли ещё моё сердце? Жива ли я ещё после того, что случилось со мной? И что, собственно, случилось со мной?
    За минувший год много чего произошло, начиная с того памятного дня, когда меня с позором выкинули из вестенского приюта, и заканчивая «Усатым волком» на краю света. Мне пришлось познакомиться с такими чуждыми прежде вещами, как пожирающий нутро голод, отчаянный холод, ночёвки в стоге сена и незнакомцы, готовые отнять человеческую жизнь из-за нескольких медяков в кошеле или пары серёжек. Один мальчишка, которого я попросила научить меня драться, после нескольких уроков объявил меня абсолютно безнадёжной. Я не могла ударить живого человека ни кулаком, ни палкой, ни тем более ножом. Каким бы негодяем он ни был – это противоречило моей природе.
    Матушка Евраксия любила повторять, что, когда я подрасту, и придёт время поступать в академию, мой дар целителя окончательно проснётся. И тогда я уясню себе, что долг любого лекаря – помогать людям, даже если для этого сначала нужно причинить им боль. Промыть раны, вправить кость, вытащить наконечник стрелы… Не знаю. Чем больше неприятностей и боли выпадало мне самой, тем страшнее было представить, что когда-то и я смогу со спокойным сердцем делать больно другим. Со временем у меня должна была нарасти непроницаемая корка. Кожура. Броня. Но прошёл год – и ничего такого не произошло. Я по-прежнему не умела дать сдачи, и даже Кьяра как-то сказала, что меня бесполезно лупить, такое воспитание на меня не действует. Мой характер должен был закаляться, повинуясь суровым обстоятельствам, а он этого не делал. Мне удалось лишь научиться отключать сознание от физического тела, а иначе я бы, наверное, не выжила.
    Эдвин Сандберг поступил так, как должен был поступить истинный лекарь: он заглянул в меня, увидел мой недуг и одним взглядом, одним жестом исцелил меня. Да, моя душа, болтавшаяся где-то в междумирье, вдруг вернулась в тело. В то место над грудью, где теперь стояла непереносимая боль. Я прижимала руки к этому месту, чтобы выслушивать удары сердца и потихоньку дышать, но легче не становилось. Быть может, маленькие и хитрые демоны обитали не только в заморских крысках? Может, один из них умудрился проникнуть в меня и поселиться там, а теперь, потревоженный святой магией Солнечного стража, он пытается вырваться наружу? Рвёт меня когтями, вцепился в сердце преострыми клыками, похожими на зазубренные иглы…
    Это было очень похоже на правду. Когда была жива матушка Евраксия, она нарочно устраивала в приюте посиделки для девочек-подростков. Мне и моим подружкам было тогда двенадцать-тринадцать лет, и нас, конечно же, больше всего интересовали вопросы любви и появления на свет младенцев. Сидя над рукоделием – кто-то вышивал полотенца или салфетки, кто-то плёл кружево, кто-то вязал к зиме рукавички и носки для сирот помладше – мы украдкой толкали друг дружку, подбивая задать настоятельнице очередной неудобный вопрос. Я всегда стеснялась и отнекивалась, к моим щекам неизбежно приливала кровь, стоило только начаться рассказу о женских премудростях, но матушка Евраксия никогда не оставляла наше любопытство без ответа. Она неторопливо перебирала цветные нити, прикладывая их к работе, вытягивала одну, продевала в иголку, а затем, вздохнув, начинала рассказ.
    Так я узнала, что истинный брак обязательно должен быть заключён при свете Солнца и дня, а поцелуев, которые жених попытается сорвать задолго до свадьбы, не должен видеть никто. Что переменчивая и загадочная богиня Луны по имени Ниира дарит детей только в определённые дни, причём, у каждой женщины они свои. Что девушка, отдавшая невинность без позволения родителей и богов, становится лёгкой добычей для жителей сумрака или междумирья – особой прослойки между мирами живых и мёртвых.
    Родители мои погибли на войне, как и почти у всех девочек вестенского приюта, а потому самая смелая и бойкая из нас, Майя Велль, тут же спросила настоятельницу, у кого ей нужно будет спрашивать позволения, когда придёт время выходить замуж. Матушка Евраксия мягко улыбнулась и пообещала, что, если светлые боги позволят ей дожить до того прекрасного дня, когда Майю позовёт замуж достойный молодой человек, она может привести жениха к ней и получить разрешение. Милая матушка. Будь она жива, клянусь, она бы ни за что не допустила того, что случилось с нами! Но она умерла, когда мне исполнилось пятнадцать.
    Той зимой в Вестене остановились отряды Инквизиции во главе со своим блистательным генералом, победившим в войне могущественного эльфийского колдуна. Все от мала до велика знали, что силой своей магии эльф подчинял многочисленные отряды нежити, а потому его смерть резко переломила ход войны. И, хотя эльфы долго ещё сопротивлялись и удерживали некоторые пограничные города, мы всё-таки победили. О цене этой победы всегда помнили те, кто потерял родителей, супругов, братьев, детей.
    Молодого генерала звали Вольдемар Гвинта, и он, как и все искатели теперь, был магом крови. Об этом не принято говорить вслух, да. Не маг крови, но искатель. Орден Инквизиции был основан им же самим во время ожесточённых боёв с отрядами эльфов и мертвецов. Именно тогда стало понятно, что при помощи стихийной или святой магии проклятых некромантов не одолеть просто потому, что их слишком трудно обнаружить. Чёрного колдуна можно сжечь святым словом, примерно, как это сделал Эдвин с маленькими демонами из клетки, но как найти его, защищённого слоями иллюзионных экранов? Как пробиться сквозь отряды солдат к цели, которая окружает себя так называемым «мёртвым полем» и становится невидима для магического сканирования?
    До войны у мира живых было две основные силы – регулярная армия и Солнечные стражи. Стражи – воины церкви Ксая, бога Солнца, которых никто в здравом уме не назвал бы Инквизицией. Веками они были не только хранителями границ, но и поддерживали порядок в стране, тогда ещё триединой Веллирии. Они были лучшими из лучших выпускниками магических академий и военных школ, и слово, данное стражем – будь то клятва королю или обещание любимой девушке – держали безукоризненно. Никто не вспомнит случая, чтобы среди Солнечной стражи обнаружился человек нечистый на руку, нетвёрдый характером или трусливый. Если такие недоразумения и случались когда-то на протяжении столетий, то история безжалостно стирала имена недостойных, а имена достойных – прославляла и бережно хранила в архивах.
    Магия крови в Солнечной страже была под неукоснительным запретом. До того самого дня, когда Вольдемар Гвинта не представил Высшему Совету план по уничтожению противника. План, построенный на обнаружении главных сил врага при помощи магии крови. Всё оказалось до смешного просто: в лабораториях Королевского магического университета Сюр-Мао было совершено открытие. Дар некромантии прочно связан с кровью носителя этого дара. Если целительство или заклинание стихий доступны любому одарённому магией смертному, и выбор определённой школы зависит только от его личных склонностей, предпочтений или принятых в семье традиций, то некроманты получают свой тёмный дар только по наследству. А значит, если планомерно уничтожать этих нечестивых колдунов, оскорбляющих своими действиями и мир живых, и покой усопших, и даже зыбкое междумирье, то со временем их количество приблизится к нулю.
    План был одобрен Советом единогласно, и в тот же день было принято решение утвердить Орден Инквизиции, который стал бы преемником Солнечной стражи. Но доблестные Стражи разделились во мнениях. Многие из принёсших клятву магов были не готовы ни при каких обстоятельствах признавать нововведение – магия крови законна, если применяется ради спасения мира живых. Произошёл Раскол, во время которого церковь Ксая и правительство встали на сторону нового Ордена.
    Был мгновенно забыт тот факт, что многие столетия Страже удавалось охранять границы и ликвидировать демонов безо всякой магии крови, используя лишь оружие, силу стихий и святое слово. Однако, нового и пока ещё немногочисленного коллектива Инквизиции на все нужды государства не хватило – и тогда Стражам отдали границы. А Орден принялся за наведение порядка внутри этих самых границ. После войны с эльфами это было необходимо, да. Эльфийские некроманты потревожили не только земные границы с королевствами людей – они надорвали и тончайшую ткань, что отделяет мир живых от сумрака. И её необходимо было заштопать, а прежде всего – изничтожить всех, в чьей крови присутствовали следы тёмного дара. Дара некромантии.
    Мы мёрзли на задворках городской площади, когда узнали, для чего нас, воспитанниц приюта, вытащили на такой трескучий мороз. Генерал Гвинта собирался сжигать пойманных колдунов. Для этого поспешно освободили место в самом центре, напротив церкви, а теперь спешно сколачивали помост для осуждённых. Толпа волновалась, кто-то свистел и улюлюкал, кто-то в страхе перешёптывался. Майя утверждала, будто видела клетку с некромантами – мол, они все были почти без одежды, крепко связанные, но холод им был нипочём. Проклятая кровь позволяла им противостоять холоду, но не позволит противостоять огню. Очищающему пламени костра. Наша новая настоятельница Клара похлопывала нас по спинам и призывала досмотреть зрелище до конца и хорошенько уяснить себе, что бывает, если маг ведёт нечестивую жизнь и пользуется своим тёмным даром. Помнится, я тогда раскрыла рот и не удержалась спросить: как же так, ведь раньше сжигали магов крови, а теперь… Настоятельница не ударила меня по губам только потому, что вокруг было слишком много людей.
    Глава 3.2.
    Вечером она подозвала меня, Майю и ещё двух девочек и сказала, что мы должны прислуживать искателям на торжественном ужине в честь успешно завершённой операции по поимке колдунов. Воины расположились в большом зале, где проходили церковные празднования, они чествовали своего командира, пили вино и крепкий самогон, а мы с девочками бегали с блюдами, тарелками и кувшинами. Вольдемар Гвинта действительно был молод для генерала. Мне довелось оказаться рядом с его креслом и разглядеть его гладко выбритое, словно вытесанное из белого камня лицо. Чёрные брови его были нахмурены, узкие губы сжаты, спина напряжена, ледяные глаза следили за расслабившимися искателями – и по всему было видно, что, несмотря на успех, строгий инквизитор всё-таки не одобряет ни богатого пиршества, собранного жителями Вестена, ни выпивки. Его кубок настоятельница наполняла только холодной колодезной водой. Ужин ещё не закончился, когда генерал сухо поблагодарил настоятельницу Клару и ушёл, наказав командирам следить, чтобы солдаты не перепились и не безобразничали.
    Поэтому, когда один из командиров поймал меня за талию в узком коридоре у кухни и попытался поцеловать, я всё-таки умудрилась вывернуться и разыскать Клару, чтобы уточнить, что именно считается за безобразие, а что нет. Пока мы разговаривали, искатель стоял в дверях и самым наглым образом усмехался. Клара вдруг рассмеялась и развернула меня за плечи лицом к подвыпившему мужчине.
    – Сония, это наши спасители. Ты должна быть ласковой с ним, моя девочка. Иди.
    – Но ведь нельзя, – я уже понимала, что моих доводов о демонах, которые только и делают, что поджидают, когда девушка расстанется с невинностью, будет недостаточно.
    Клара больно надавила костлявыми пальцами мне на плечи. Она была высокой и костлявой, как скелет, но при этом обладала недюжинной силой.
    – Иди с ним немедленно или я вышвырну тебя голышом на двор, где пируют солдаты, – прошипела она мне в ухо и подтолкнула вперёд.
    Наверное, в тот вечер мне повезло, только я этого совсем не оценила. Я старалась быть ласковой с тем искателем и не думать о демонах. Я не знала, что Майя ослушается приказа настоятельницы и, спрятавшись в своей келье, выпьет яд. Не знала и того, что на следующий день в приют явится сам генерал Гвинта и предъявит Кларе обвинения в том, что её воспитанницы были уличены в непотребном поведении после торжественного ужина. Что Клара назовёт имена – моё и двух других девочек…
    – Мне ни к чему имена развратниц, матушка Клара, ваш долг, как настоятельницы, состоит в том, чтобы они ушли и не оскверняли своим присутствием лоно церкви, – скажет главный инквизитор. – Мне нужны имена моих солдат.
    Клара привела меня в свой кабинет. Я стояла перед генералом и не могла поднять глаз – я знала, что его ледяной взгляд сверлит меня насквозь.
    – Не знаю, – только и сумела прошептать я, едва дыша. – Он не сказал.
    – Скверно, дитя, – хрипло ответил Гвинта и вздохнул. – Искатели не должны позволять себе пьянства и непотребства, а теперь я не смогу понять, кого мне следует выгнать из Ордена поганой метлой.
    – Простите, – только и промолвила я.
    Клара разве что не скрежетала зубами, сжимая кулаки. Едва только искатели покинули город, нас, развратниц, вымели из приюта поганой метлой. На улицу. Зимой, ага.
    ***
    Удивительное дело, но вся цепочка этих мрачных воспоминаний позволила мне немного успокоиться и привести в порядок мысли. Устав Солнечных стражей древнее инквизиторского на много веков. И уж кому-кому, а стражам точно не пристало даже смотреть в сторону девушек из таверны, так чего же мне горевать?
    Я вытянулась на кровати, расправляя жутко затекшие ноги и спину. Где-то за бревенчатыми стенами гомонила ночная таверна. Быть может, Рамина и права в том, что нужно драть когти в сторону юга. Я с трудом представляла себе море и длинные песчаные его берега, при слове «море» мне всегда вспоминались вестенские бескрайние поля. Море травы, говорила матушка Евраксия, которая в юности была паломницей и повидала на юге настоящее море. Трава колыхалась волнами, и в детстве меня это всегда успокаивало. Я представляла себе, что по тонкой колышущейся кромке поля тихо бродят тени магов и воинов, которые пали, защищая эту землю. Иногда я даже видела их воображаемые силуэты и девчонкой махала рукой моим родителям, которые должны были непременно видеть меня в зеркале между мирами.
    – Очухалась? – поинтересовалась Рамина, вернувшаяся глубокой ночью. – Думаешь, я не вижу, чем ты заболела?
    Она засветила свечи и принялась расчёсывать волосы.
    – Чем? – тихо спросила я, всё ещё не отнимая рук от груди, словно там была сквозная дыра, и мне требовалось её прикрывать.
    И всё-таки, боль уходила. Ей на смену внутри разливалось странное тепло. Сначала целителю пришлось сделать мне больно, а теперь я, кажется, выздоравливаю…
    – Понятно, чем! Симпатичный Солнечный страж отказался пронзить тебя своим солнечным копьём! – она расхохоталась и поставила на столик у кровати глиняную бутыль. – Предлагаю отпраздновать сей факт распитием вина. Отвечаю, это прекрасное лекарство. Но тебе понадобится закуска, ты ведь ничего не ела с самого утра.
    Она исчезла за дверью и вскоре вернулась с тем, что нашла на кухне, и зажав в зубах большой огурец.
    – Как ты думаешь? – Рамина повертела огурцом перед моим носом. – Подходящий размерчик? Или я переоценила твоего Стража? А может, недооценила, а?
    – Пожалуйста, перестань, – попросила я. Мне всё ещё было нехорошо, но смех подружки плескался через край, и понемногу и я стала улыбаться. Мы выпили по полкружки вина, и я почувствовала, как боль выпускает моё сердце – должно быть, демоны внутри меня вкусили алкоголя и решили на сегодня слегка передохнуть.
    – Ну, хочешь я его изображу? – Рамина набросилась на меня, тыкая в мои грудь и живот длинным огурцом и заваливая меня на спину. – О, прекрасная Сония, сейчас я изгоню из тебя демонов и заткну то отверстие, через которое они в тебя проникли!
    – Хватит, прошу тебя, – я не выдержала и засмеялась, сталкивая её с себя и отбирая злосчастный овощ.
    Мы ещё какое-то время поболтали, допили вино и потушили свет. Рамина заснула, едва только её тёмная голова коснулась подушки, а я всё смотрела и смотрела в темноту. Внутри у меня медленно, плавно разливался незнакомый мне свет. Я будто приходила в себя – не от сегодняшнего чёрного уныния, но от затяжной болезни, длившейся почти целый год. Я выздоравливала и понятия не имела, что мне принесёт это нежданное исцеление.
    Глава 4.1.
    Наутро Кьяра придирчиво осмотрела моё лицо, взяв меня за подбородок короткими крепкими пальцами, и заключила, что сегодня моё притворство никто не намерен терпеть – работы было невпроворот. Она всучила мне корзину и наказала купить кореньев, грибов и острого перца. К вечеру ожидалось много гостей. В город прибыло армейское подкрепление для усиления границ на время зимы, на стенах трепетали знамёна: синее – Королевской армии, красное – Ордена Инквизиции и белое с золотым – Солнечных стражей. Наша главная армия всё ещё называлась Королевской, несмотря на то, что страной уже почти два десятка лет правил Высший совет. Сейчас синие как августовское небо мундиры новоприбывших воинов мелькали на всех главных улицах Ольдена, а больше всего их было на базаре, где военные закупались табаком, разглядывали диковинное оружие с востока и юга и вовсю флиртовали с высыпавшими из домов молодыми горожанками. Девушки севера были выше и крупнее нас, равнинных жителей. Они владели мечами, кинжалами и луками наравне с мужчинами, а потому смутить их непристойными шуточками или заставить краснеть от комплиментов мужчинам было непросто. Многие из простолюдинок отправлялись на службу в армию – это обеспечивало им безбедное существование и возможность показать себя в боях, которые, несмотря на заключённый мир, всё ещё вспыхивали на пограничных территориях. Девушки из семей побогаче обучались этикету и танцам, музыке и рисованию, дипломатии и торговле, а если у них был магический дар – их отдавали в академии или Университет Сюр-Мао на юге.
    Набрав полную корзину вяленых красных перцев, сельдерея, петрушки и толстеньких чёрных подосиновиков, я медленно шла по улице, прислушиваясь к удалявшемуся шуму базара, цокоту копыт и еле заметному шелесту багровых клёнов. Деревья здесь, в Пределе, росли медленно, были приземистыми и кряжистыми, словно хотели покрепче прикрепиться к земле. Клёны неохотно сбрасывали восковые маленькие листочки – по одному, по два, не желая оголять к зиме крутые и тяжёлые плечи ветвей. Пахло травой, поутру схваченной первым инеем, пахло каминным дымом и горькими привядшими гвоздиками в каменной вазе у одного из домов. Мне было привычно холодно – короткая кожаная курточка нисколько не удерживала тепло, чулки вместо того, чтобы согревать, только кусали продрогшие ноги. Но всё это было ничего. Меня волновало совсем другое. Я остановилась и опустила тяжёлую корзинку себе под ноги. Подняла голову.
    Сквозь обрывки перистых облаков просачивалось белое зимнее солнце. Я поняла, почему на флаге стражей два цвета – золотой и белый. Белый – цвет зимнего солнца, золотой – летнего. Белый – цвет ожидания, надежды и сна. Тогда почему я проснулась? Почему со вчерашнего дня во мне горит огонь странного, необъяснимого ожидания? Я с опаской потянулась мыслями в тот миг, когда Солнечный страж посмотрел на меня в последний раз – строго, разочарованно, нежно. Я знала множество оттенков взглядов, но так, как он, никто ещё не смотрел на меня. Видимо, ему тоже было неловко во всей этой нелепейшей ситуации, да и друзья в открытую смеялись над ним. Нашёл, мол, на кого смотреть!
    Сердце забилось тревожно, но я заставила себя подхватить корзину и продолжить путь. Дело было ведь не только и не столько в чувствах, о которых Рамина рассуждала с той лёгкостью, с которой может говорить только девушка, никогда не ведавшая настоящих чувств. Была ещё одна причина – мой дар. Магия, что таилась в моей крови, встрепенулась одновременно с растревоженным сердцем. И это означало что-то невероятно важное, но что с этим делать я не имела ни малейшего понятия. Несмотря на то, что я осталась сиротой и воспитывалась в приюте, я всё же была чистокровным магом по рождению. И я знала, что если к дару не прикасаться и делать вид, что его не существует (как это и было в моём случае), то в один прекрасный день может случиться катастрофа. Матушка Евраксия рассказывала, что бывали случаи, когда неуправляемый дар сжигал человека изнутри или толкал на сумасшедшие поступки, из-за которых гибли другие люди. Бедная матушка, она была уверена, что сумеет пристроить меня в академию Вестена…
    – Ворон считаешь? – раздался над головой знакомый голос, и я встрепенулась. Это был Вильгельм, лейтенант из городской охраны.
    – Да, – призналась я, не в силах объяснять ему своё состояние.
    – Слыхал, в «Усатом волке» вчера демонов гоняли? – со смешком спросил он. – Никогда бы не подумал, что этот индюк Мартин интересуется запрещённой магией. Да и зачем ему, когда под боком у вас настоящая ведьма! Хуже всяких демонов.
    – Да, Кьяра в гневе будет похуже, – согласилась я. – А ты давно не заходил.
    Это вырвалось у меня случайно. Когда работаешь в таверне, то привыкаешь вести обрывочные, ни к чему не обязывающие разговоры. Обменялся парой слов с посетителем, повернулся к другому – и уже забыл сказанное минуту назад. Сейчас я совсем не имела в виду то, что несколько раз Вильгельм платил мне за ласку и всё остальное. Он как-то смущённо пожал плечами, тряхнул головой, будто не хотел вспоминать былые дни и вдруг негромко признался:
    – Жениться надумал, понимаешь. Сам от себя не ожидал. – Он даже слегка покраснел и зачем-то отобрал у меня корзину. – Но проводить провожу тебя. Нечего тяжести таскать девчонке.
    – Спасибо, – я искренне улыбнулась и не удержалась спросить. – А кто она?
    – Оружейных дел мастера младшая дочка, бойкая – сил нет, говорит без остановки. Слава богам, волшебной крови в ней нет, не то хрен бы я женился на магичке-то, да ещё с таким острым язычком, – он рассмеялся.
    – Значит, на магичках, по-твоему, и не женится никто? – похоже было на то, что это мой дар, а не я сама, тут же отозвался на нелестное замечание.
    – Почему же, женятся, – он поцокал языком. – Такие же и женятся, академики всякие, гильдейские волшебники, стражи... Это раньше было, что всё равно, а теперь надо ухо востро держать. Кто её знает, магичку, а вдруг у неё в крови то самое проклятие? А жить-то всем охота.
    То самое проклятие – это была, конечно же, некромантия. После войны Раскол произошёл не только в Солнечной страже и церкви, большие изменения претерпели и магические институты. Магия крови стала легальной дисциплиной, изучаемой в закрытом кругу Инквизиторского Ордена, а вот некромантия, а вместе с ней и все смежные области магии, вроде призыва теней и общения с духами умерших попали под строжайший запрет. От древней Гильдии призывателей не оставили камня на камне. Колдунов, практикующих некромантию и призыв, разыскивали и уничтожали целыми семьями. Было доказано, что проклятие, позволяющее магам вытаскивать из могил кости и подчинять себе мертвецов, пришло в мир людей с эльфийской кровью.
    Мир людей изначально был чист, пока мы не начали вести с эльфийским королевством переговоры, торговать, обмениваться послами. В промежутке между первой и второй войнами на свет появилось множество полукровок – эльфы вторгались в наш мир незаметно, действовали украдкой, выжидали подходящий момент. И дождались его. Стоило вспыхнуть гражданской заварушке в бывшем ещё триединым государстве Веллирии, как эльфы воспользовались моментом и ударили. Война шла три с половиной года, но силы эльфов уступали нашим, и в конце концов магия крови позволила выдворить ушастых нечестивцев прочь. После смерти их главного колдуна эльфийский король запросил о перемирии, и вот уже более десяти лет длился натянутый, зыбкий мир. По обе стороны происходили краткие вспышки, обмен захваченными поселениями и пленными, диверсии и похищения, но в целом страна приходила в себя и оправлялась после понесённых утрат. Вновь колосились золотые равнины и наливались яблоками сады, вновь академии принимали студентов и устраивали выпускные балы, вновь рождались дети…
    Будут ли у меня дети когда-нибудь? Рамине за прошедший год уже дважды случилось забеременеть, и оба раза она вся исходила злобой, когда нужно было идти к лекарке и тратиться на дорогой, но весьма действенный эликсир, избавляющий от ребёнка. Ради зелья ей приходилось влезать в долги. Это было ужасно – проглатывать отраву и ждать, когда крохотная жизнь внутри погаснет, а тело захочет избавиться от случайного «подарка», и я очень боялась, что подобное может случиться со мной. К счастью, всё обходилось, и я украдкой благодарила милостивую Нииру за то, что не дарит мне нежеланных детей. После второй войны Ниира попала в немилость у церкви, её стали открыто называть богиней эльфов. Статуи и лики лунной покровительницы убрали с глаз народа, и люди потихоньку начали избавляться от стихов и молитвенников, страшась попасть под гнев Ордена Инквизиции. Всё бы ничего, да вот только луну с неба не сотрёшь – она насмешливо смотрела на всю эту суету и продолжала дарить детей и эльфийкам, и человеческим женщинам.
    Глава 4.2.
    Мой дар никак не хотел униматься: я чувствовала, как пламя разливается теперь уже не только внутри моей груди, но и приливает к ушам, к кончикам пальцев. Я умела призывать белый огонь – невысокие, ласковые язычки почти невидимого пламени, отгоняющие нечисть и болезни. В приюте меня побаивался маленький, почти прозрачный дух, живущий в каморке с метёлками и тряпками. Прижав ладони к груди, я могла унять кашель или сердечную боль – себе, потому что никто и никогда не обращался ко мне с подобной просьбой. Они не знали, что у меня есть дар. Обычные люди не могли видеть силу, что несёт моя чистая кровь. «Кровь, быть может, чистая, а сама ты грязная. Падшая девка. Тьфу», – услышала я однажды от старухи в «Усатом волке».
    Мне нужно было поговорить с кем-то. С кем-то, кто не накинется на меня с поварёшкой и не начнёт отпускать непристойности, кто выслушает внимательно, не перебивая… В Вестене у меня была матушка Евраксия, а после – её маленькая могилка, которую мы с Майей сплошь усадили анютиными глазками. Ах, Майя, теперь ты ближе к доброй настоятельнице, чем я, мне было бы стыдно смотреть в ваши светлые лица.
    Я поднялась по лестнице на второй этаж, туда, где в настежь распахнутых незанятых комнатах прибиралась Тихая Уна. Она была не слишком общительна – немота навсегда отделила её от мира болтливых женщин, но уши у неё были на месте. И сердце, кажется, тоже.
    – Что мне делать? – тихо спросила я, в двух словах пересказав ей историю с Солнечным стражем и о том, как ожил во мне запрятанный внутрь дар, как мешает мне дышать, обжигает изнутри.
    Уна не торопилась. Она никогда и никуда не торопилась. Истинная северянка – никакой суеты или лишних движений. Подбила опавшие подушки, застелила кровать, смахнула с подоконника табачный пепел и невзначай влетевший в окно сухой листочек. Казалось, моя проблема нисколько не тронула её, но потом женщина повернулась ко мне и внимательно оглядела с головы до ног. Прикоснулась к тому месту, где вчера пульсировала боль, покачала головой и задумалась. Я видела, как в её глазах вдруг мелькнуло озарение, она взяла меня за руку и повела за собой – на небольшую площадку вверху лестницы, огороженную резными перилами. Её губы пришли в движение, а руками она помогала себе выразить мысль:
    – У тебя дар, – сказала Уна. – Что ты делаешь здесь? Почему ты не в академии?
    Я улыбнулась. Этот вопрос мне доводилось слышать уже много раз. Почему я не в академии? Да потому, что за обучение нужно платить, а мне нечем. Если в прежние времена в магические школы принимали всех, кто обладал способностями, а королевская казна до поры до времени оплачивала содержание сирот, то теперь все средства государства были брошены на усиление границ и наведение порядка после войны. Орден Инквизиции обходился также недёшево, а люди не слишком охотно платили дань, которая шла на поимку некромантов. Простые люди больше боялись инквизиторов, чем некромантов, которые были и в мирное-то время большой редкостью, а уж после войны и подавно.
    – Тебе нельзя здесь оставаться, – прочитала я по губам немой женщины.
    Её губы кривились набок, но всё же я могла разобрать слова. А может быть, дар помогал мне лучше понять говорившую. Я видела сквозь её сухую пергаментную кожу туго скрученные узлы парализованных мышц – от щеки вниз, по шее будто тянулась одна напряжённая верёвка. Когда Уна пыталась говорить, на её лице читалось такое усердие, словно она хотела прорваться сквозь ткань между мирами, ведь её мир мыслей был отделён преградой от мира слов. Я осторожно прикоснулась ладонью к щеке, которую задела когда-то молния, и она испуганно отшатнулась.
    – Погоди, прошу тебя, – я умоляюще попросила её не двигаться и пообещала не призывать никаких молний или огненных шаров.
    Нет, мой дар был совсем другим. Как там сказал Эдвин Сандберг? Медицинский факультет или целительский? Я прикрыла глаза. Таверна была ещё почти пуста, на кухне громко гремела посудой Кьяра и две поварихи. Рамина дрыхла без задних ног в нашей каморке. Хозяин отправился за плотником – недавно случилась драка, и нужно было починить пару лавок и разломанный стол. Вышибала Курт болтался на рыночной площади в поисках того, на ком можно было вновь размять кулаки.
    Уна придерживала за запястья мои руки, обнявшие её голову. Она готова была в любой момент оттолкнуть меня, и это мешало мне сосредоточиться. Слишком много волнения и напряжения – теперь я поняла, почему лекари часто уговаривают своих подопечных успокоиться. Дар отзывается на эмоции, плещется внутри, как бурлящее в котелке снадобье, его тяжело направлять, если больной оказывает сопротивление. Я прикрыла глаза, но продолжала смотреть в неё – не знаю, как, прежде ничего подобного ни на ком, кроме самой себя, я не осуществляла. Я видела, что дело совсем не в уродстве и параличе, которые были оставлены заклинанием. Тихая Уна замолчала вовсе не поэтому – внешние проявления скрывали под собой концентрированный, пульсирующий страх.
    Страх закрепился где-то внутри головы женщины, приклеился к её мозгу и обездвижил ту часть, которая отвечает за голос. Нужно только… всего только направить силу в то место и развязать этот невидимый узел. В тот момент я не понимала, что могу по неосторожности убить. Что я ничего не умею. Что мне никогда не поступить в академию и не стать целительницей. Но я решилась. Усилием воли зачерпнула крохотную ложечку от внутреннего белого огня и послала тёплый сгусток энергии в голову Уны.
    Она вскрикнула, толкнула меня изо всех сил, и сама едва не скатилась вниз по лестнице, потеряв равновесие. Я кинулась к ней, ещё не соображая, что произошло.
    – Что это? – дрожащим голосом проговорила она. Язык ещё не слушался её и вышло «шшшто ешшто».
    – Не знаю, я просто… – и я осеклась, потому что пересказать всё случившееся внутри меня за последние минуты было попросту невозможно. Уна сидела на полу и раскачивалась, сжимая пальцами виски. – Тебе больно?
    – Н-н-нет, – полушёпотом просипела она, – шшшстрашшно…
    – Мне тоже, – призналась я и обняла её.
    Мы украдкой перебрались в её комнатку в задней части таверны и с час или около того приходили в себя. Постепенно руки женщины перестали дрожать, и она всё реже ощупывала свой рот и удивлялась, что ей удавалось вновь произносить слова. Её лицо понемногу прояснялось, когда она повторяла раз за разом:
    – Какое чудо, какое чудо… Сония. Ты должна учиться. Ты станешь лечить больных…
    Мне вдруг представилось смеющееся лицо Солнечного стража Эдвина и его искристые глаза, будто он вновь посмотрел на меня и чуть снисходительно поднял бровь:
    – Чудо? Какое же это чудо? Медицинский факультет, первый курс. Да это заклинание на первом же занятии изучают!
    Если бы только увидеть его ещё раз… Чтобы поблагодарить за те мгновения, что мы были рядом. За то, что прикоснулся ко мне на стене, что стоял рядом, когда разоблачали демонов, что задержался со мной на крыльце. Если бы! Я отчаянно обманывала себя – ещё одного раза мне было бы мало. Я бы хотела смотреть на него всегда, каждое утро, каждый день, каждую ночь…
    И тогда я решила, что сейчас же разыщу Рамину, и мы этой же ночью совершим побег. Отправимся в Вестен, найдём какую-нибудь лачугу на первое время. Я устроюсь в академию – кем угодно, хотя бы мыть склянки в лабораториях или отскребать полы. Может быть, мне удастся проникать таким образом в библиотеку и добывать там книги для самостоятельного изучения. Да, я проснулась, и мой дар требовал немедленных действий. Вся прошлая жизнь казалась мне наваждением. Страшным сном, который Эдвин стряхнул с меня своим появлением. После окончания кухонных дел я отправилась в каморку, но вместо того, чтобы обтираться и переодеваться к вечеру, я кинулась собирать вещи. Мой потайной мешочек с монетами хранился под левым краем матраса, в изголовье кровати.
    Каково же было моё удивление, когда его там не оказалось!
    Но хуже всего было то, что Рамины тоже нигде не оказалось. Она взяла мои деньги и уехала с торговым караваном в сторону юга. Больше я никогда её не видела.
    Глава 5.1.
    Как странно это бывает: жизнь идёт своим чередом, каждый день ничем не отличается от предыдущего и от тех, что были неделю назад, месяц назад. Закатывается и поднимается над высокими стенами города солнце, сквозь тучи мерцают звёзды – россыпь святых душ, приближённых Нииры. Чтобы не потеряться во времени, беспрестанно заглядываешь в растрёпанную тетрадь, что лежит за стойкой у Мартина. В ней хозяин отмечает дни, записывает выручку и долги. А теперь вдруг всё закружилось, покатилось цветным колесом, хочется хотя бы ненадолго остановить это неумолимое течение, смывающее всё привычное и подхватывающее, несущее куда-то в неизвестность.
    Не успела я опомниться от чудесного исцеления Тихой Уны, как теперь Рамина. Была ли я зла на неё за воровство и побег? Не могу понять. «Усатый волк» рассердился так, что едва не выдернул от досады собственные усы. Оказывается, моя бывшая подружка успела задолжать и ему, и даже Кьяре, хотя мне трудно представить себе, каким образом ей удалось выпросить у сварливой кухарки хотя бы одну монету в долг. Хозяин сыпал проклятиями и с досады пинал ногами всё, что попадалось на его пути – кочаны капусты, корзину со свёклой, мешок с перловой крупой. Когда худой бок мешка не выдержал натиска и прорвался, выпуская зерно золотистым ручьём прямо Кьяре под ноги, он вдруг остановился и перевёл взгляд на меня. Я застыла в дверном проёме со стопкой чистых и насухо вытертых Уной тарелок. Предстояло наполнить их тушёным мясом и гарнирами, собрать на подносы, разнести многочисленным гостям. Мартин упёр мясистые руки в бока и грозно глянул на меня из-под лохматых бровей:
    – Слышал, эта негодница вытащила у тебя кошель?
    – Это правда, – кивнула я.
    Ко мне тут же подлетела Кьяра со скалкой наперевес:
    – Ну а ты где деньги взяла? – выкрикнула она мне в лицо. От кухарки сильно несло чесноком, вечно красное лицо блестело от жара горящей плиты. – Гляди, если узнаю, что чаевые прикарманивала! Три шкуры спущу с тебя, дрянь такая!
    Это правда – иногда мне давали монетку-другую сверху положенного. Когда народ расходился, Кьяра выворачивала карманы всех работниц и выгребала чаевые в большую глиняную кружку. Каждый следующий вечер кружка вновь оказывалась пуста, а когда одна из помощниц возмутилась, старшая тут же топнула на неё и напомнила, что она получает жалованье, а всё, что девушкам дают сверху, должно идти на общие нужды. Не знаю уж, что это были за нужды, у меня даже и жалованья-то не было толком. Всё, что я зарабатывала на кухне и с клиентами в комнатах второго этажа таверны, приходилось отдавать в счёт проживания, еды и редких покупок необходимого белья или мыла и свечек.
    Из общей залы доносился стук ложек, крики подать пива или горькой настойки, невнятное бреньканье уже порядком пьяного музыканта, взобравшегося на бочку – вечерняя жизнь кипела, как обычно, и мне вновь было некогда остановиться и поразмыслить обо всём, что случилось в эти дни. И всё-таки, дар теперь бился в моей груди, он требовал от меня выхода, какого-нибудь безумного действия. Недаром говорят, что первозданный, дикий дар необученного мага может уничтожить своего обладателя. У меня больше нет денег, а это означало, что я не смогу покинуть заведение и уйти в предзимнюю тьму, куда глаза глядят. Попроситься в караван или снять комнату на другом конце города. За мной пристально следит Кьяра – за малейшую провинность она может запереть меня в погребе на засов или избить так, что я долго не смогу никуда уйти.
    У меня больше нет ничего и никого во всём свете, думала я, выйдя на крыльцо за глотком свежего воздуха и невольно вспоминая Солнечного стража и нашу минуту прощания. Мне хотелось, как безумной, опуститься на истёртые доски помоста и думать только о том, как мы стояли здесь рядом, совсем рядом, и смотрели друг на друга. Люди из разных сословий, разных миров. Искра чистейшего света в моей невесёлой жизни. «Ты только не исчезай, – сказал он тогда. – Я найду тебя». В ту минуту он ещё не знал, кто я. Как странно, что во мне не было ненависти к Рамине! Она опозорила меня перед Эдвином, она обманула меня, в конце концов, она сбежала на юг с деньгами, которые я собирала по жалкой монетке целых полгода! И всё же я не могла проклясть её даже в мыслях, мне никак не шли на ум проклятия. Белый огонь сиял во мне, затмевая ненависть, досаду, злость. Затмевая разум.
    Двое мужчин остановились неподалёку от крыльца, о чём-то приглушённо споря. Я облокотилась локтями о перила и смотрела на улицу – их силуэты выхватывал свет мерцающего волшебного фонаря. Тот, что стоял ко мне спиной, был в дорожном плаще с откинутым назад капюшоном. Я видела только, что правая рука его согнута в локте – так бывает, когда воин имеет привычку затыкать большой палец за пояс или держать ладонь на рукояти меча. Второй носил куртку воловьей кожи нараспашку, штаны его были заправлены в высокие сапоги, на боку был приторочен длинный изогнутый кинжал. По правде говоря, больше всего эти двое напоминали разбойников с Лесного тракта. И любая девушка, у которой в голове к семнадцати годам образовалось хоть немного мозгов, по-быстренькому нырнула бы в тепло родной таверны. Так, на всякий случай. Всё-таки, в зале немало народу, вышибала Курт, хозяин и Кьяра, которую боялись даже местные хулиганы. Я замечталась о Солнечном страже и не сразу опомнилась – один из мужчин уже направлялся ко мне широкими уверенными шагами, а на крыльце, как на зло, не было никого.
    – Девушка, эй, девушка, – позвал он меня, поманив рукой.
    – Чего тебе? – как можно строже спросила я, потихоньку отступая к двери.
    – Да не бойся ты, глупышка! – разбойник вышел на свет, и я увидела его заросшее густой щетиной лицо. – Ты случаем не знаешь лекаря какого-нибудь или знахарку из местных? Частного, так сказать, доктора? Приятеля змеюка укусила… лежит в лихорадке. Боимся, как бы не помер до утра.
    – Так в форте же лекари есть, – я махнула рукой на дорогу, что вела к военному гарнизону.
    – Во дворце у графа, милочка, тоже лекари есть, – криво усмехнулся он и почесал бороду. – Ты б ещё в церковь нас отправила, добрая душа.
    – Вы преступники? – прошептала я, когда догадка быстрыми мурашками побежала по моей спине вдоль позвоночника. Я запахнула курточку и вновь отступила к двери.
    – Да погоди ты, – почти умоляюще вскрикнул мужчина полушёпотом. – Знаешь или нет?
    Клянусь, в тот миг я совсем не ведала, что творила. Мне было нечего терять. И я сказала:
    – Я могла бы попробовать, если поможете сбежать из города.
    Он нахмурился, оглянулся на подельника в плаще и шумно выдохнул:
    – От кого это ты сбежать хочешь? Мне лекарь нужен, а не проблемы. Проблем и без тебя по горло. Серебром заплачу, если вылечишь нашего дружка. Ну? Идёшь?
    – Иду, – сказала я и поспешно сбежала по деревянным ступеням.
    Каждому из незнакомцев я была по плечо, такими они были рослыми и крепкими ребятами. Мужчина в плаще оказался старше того, что был с кинжалами, он бросил на меня короткий взгляд и быстро повёл нас по гулкой ночной улице. Я почти бежала, едва поспевая за их шагом. Ни о чём не думая, даже, кажется, никуда не глядя – только видела, как из моего полураскрытого рта вырываются облачка пара и тут же исчезают в стылом осеннем воздухе. Когда мы свернули с улицы, на которой я жила и работала, до нас донёсся вопль разъярённой кухарки:
    – Сония! Сония! Ты где, мерзавка?!
    Бородатый фыркнул и обратился ко мне:
    – Мать или мачеха?
    Я помотала головой, втягивая голову в плечи и обгоняя мужчин, словно за мной уже гнались с собаками. Больше меня ни о чём не спрашивали – мы шли по направлению к городским воротам, которые, как я знала, были крепко заперты на ночь. На самой окраине провожатые вдруг свернули в узкий переулок, где проходил водосточный канал. В нос ударил тошнотворный запах гнилья и нечистот. Я прижала рукав к носу, стараясь ступать осторожно – мне совсем не улыбалось оступиться и оказаться по колено в вонючей жиже. Мужчина в плаще ухватил меня за локоть и направил перед собой:
    – Следующий поворот, смотри под ноги.
    О, ужас! Я придерживала юбку, стараясь не перепачкать единственных своих башмаков, но теперь, помимо грязи и плывущего дерьма, нас окружали упитанные тела крыс. При нашем появлении зверьки бросились врассыпную, прячась среди брошенного хлама и старых хозяйственных корзин. Неожиданно мы оказались перед утопленной в стене дверью какой-то хижины, и бородатый обернулся ко мне:
    – Ты только не верещи. Наш приятель немного… не такой, как мы.
    Меня взяли за плечо и повели в пахнущую сыростью и плесенью темноту. Откуда-то из глубины хижины доносился сдавленный стон, и у меня перехватило дыхание. Я перестала чувствовать, как разливается от сердца, бежит к пальцам и голове волшебный дар – моё наследство от безвременно ушедших родителей, которых я не помнила. Мне вдруг стало страшно. Тот, кто метался в лихорадке среди наспех наваленных покрывал и подушек, не был человеком. Милая, добрая Ниира! Неужели это зверь или – здесь я похолодела до самых костей – оборотень?
    – Не вой, – скомандовал старший и сбросил плащ на лавку у стены. Прибавил огня в прогоревшем масляном светильнике и посмотрел в мою сторону. – Мы нашли лекарку.
    Существо на низкой лежанке внезапно затихло, и я набралась смелости подойти поближе. Мне поднесли свет, и я ахнула: на вдавленной соломенной подушке лежал бледный юноша, совсем ещё мальчишка. Пепельно-серые волосы приклеились к его мокрому лбу, белые губы были плотно стиснуты, но парень изо всех сил терпел и смотрел на меня странными большими глазами цвета болотной тины. Но самое невероятное было то, что его уши – вне всяких сомнений – были эльфийскими!
    – Он… эльф? – прошептала я.
    – Ну да, вроде как, – проворчал бородатый, опускаясь на корточки и откидывая одеяло.
    Нога эльфа была обмотана грязноватой тряпицей под коленом, и он дёрнулся, когда повязку удалили, а под ней обнаружился распухший змеиный укус. Скрипнув зубами, укушенный вновь застонал. Взгляд его затуманился:
    – Гаэлас убьёт меня… он убьёт меня…
    – Да ты и сам сдохнешь! – ругнулся на него старший.
    Теперь все смотрели на меня, а я стояла на коленях возле лежанки и понятия не имела, с чего начать. Матушка Евраксия многое рассказывала нам о целебных травах, об известных ядах и противоядиях, которые добывают из растений и некоторых животных, но сейчас страх перед эльфом не давал мне сосредоточиться и вспомнить хоть что-нибудь из церковных трактатов о врачевании. Как им удалось провести парня в город незамеченным? Что если он тоже разбойник или, что ещё страшнее, вражеский шпион, который пробрался в город, узнав о прибытии зимних войск? Трясущимися руками я ощупывала пылающую голень, уже понимая внутренним чутьём, что яд распространился по всему организму, и вскоре мальчишке придёт конец.
    – Даже если я сдохну, – почти плача, просипел эльф. – Он всё равно найдёт меня. Ему мертвецы нравятся ещё больше, чем живые…
    – Не мог бы ты перестать ныть, – попросила я, и мужчины, стоявшие за моей спиной, заржали. – Лучше вспомни, что это была за змея.
    – Чёрная гадюка! – уверенно отозвался бородатый и развёл руки приблизительно на три фута. – Вот такенная, здоровая и жирная зараза. Искрошить бы её в куски, да пока Лейс валялся на земле и орал, она шнырь – и под камень ушла.
    Я припомнила, что однажды в церковь приходила женщина, укушенная змеёй за плечо. Упав на колени и горько причитая, она рассказывала матушке Евраксии о том, как была неверна своему мужу, и как боги наказали её, когда на свидании с милым на лесной поляне змея вцепилась в её руку. Матушка внимательно осмотрела больную, а потом дала ей отвара травы гармалы, велела лечь и как следует выспаться. «В тебе много жизни, – сказала она тогда, – твой организм выведет яд сам, а ты ему не мешай». В эльфийском парне жизни оставалось немного, и единственное, что пришло мне в голову – попытаться передать ему сколько-нибудь сил, чтобы у него хватило здоровья на борьбу с ядом. Это простенькое заклинание мы разучивали ещё в младшем возрасте, едва у некоторых сирот пробудились первые признаки магического дара. Мы вставали в круг и брали друг дружку за руки, а старшая из девочек – сейчас она, должно быть, уже заканчивала Вестенскую академию – при помощи дара распределяла нашу энергию поровну. А иначе, приговаривала она, поглаживая нас по головам, кое-кого здесь разорвёт в клочки.
    Глава 5.2.
    Эльф судорожно сжимал обе мои руки, пока я осторожно направляла магические ручейки в его ладони и чувствовала, как постепенно лихорадочный озноб сходит на нет, а лицо мальчишки приобретает розоватый цвет вместо землисто-зелёного. Он всё ещё держался в зыбком состоянии между могильным холодом и нестерпимым жаром, но зелёные его глаза уже блестели в свете огня, губы налились розовым.
    – Кажется, ему лучше, – я обернулась к двум моим спутникам и почувствовала сильное головокружение.
    – Эй, Лейс, мы сможем выдвигаться завтра? – спросил старший, нарезая на низком столике копчёное мясо и ломти хлеба.
    – Мы возьмём её с собой, Роб? – всё ещё слабым голосом поинтересовался эльф. – Сам видишь, что случается на прогулках без мага.
    – Ах, без мага! – Роб со злостью хлопнул ладонью по столу, да так, что единственное глиняное блюдо подпрыгнуло, а початая бутыль с самогоном завалилась на бок и исторгла из горлышка всплеск огненного пойла. – Ты, кажется, забыл о том, что без мага мы остались по твоей вине, паршивец!
    – Гаэлас его убил, а не я! – взвизгнул Лейс, поднимаясь на лежанке на локтях. – А всё потому, что твой маг не умел держать язык за зубами!
    – Ты, как наш проводник, должен был предупредить его об этом, – вставил своё слово старший. – Теперь неважно. Это будет наша последняя вылазка перед длинной зимой, и вернуться с пустыми руками мы не имеем права. Мои заказчики заждались. Не забывай о том, что они тоже маги, причём, покруче твоего худосочного полумёртвого дружка.
    Я осторожно поднялась с кровати эльфа и тут, кажется, все присутствующие вспомнили о моём существовании и разом замолчали. Лейс торопливо набросил на голые ноги покрывало, думая, будто меня смущает вид его сто лет не стиранных панталон. Мне было всё равно, я твёрдо знала только одну вещь: ни за что на свете я не вернусь в таверну «Усатый волк». Пусть не заплатят мне за помощь укушенному эльфу, пусть возьмут с собой на каких угодно условиях – лекарем, поварихой, служанкой. Пусть где-нибудь в глубокой непроходимой чаще меня, как и предыдущего мага, убьёт этот зловещий Гаэлас. Колесо повернулось. Солнце укрылось за лесом, и Ниира вытащила тонкий серп луны, чтобы выкроить мне новую судьбу.
    – Лейс, – отчётливо проговорил старший мужчина, которого называли Робом. – Ты должен отблагодарить девушку за оказанную тебе помощь.
    – Завтра, – лукаво улыбнулся эльф, которому на глазах становилось всё лучше и лучше. – Не люблю лежать бревном и быть снизу.
    Его тонкая и узкая рука коснулась моего колена, и я звонко хлопнула по ней.
    – Ух, горячая, – мечтательно закатил он глаза, отдёрнув руку и откидываясь на подушку. – В тебе много огня. Держу пари, твоя мамка валялась с огненным магом.
    – Моих родителей убили эльфы во время войны, – не выдержав, выпалила я. – Не смей говорить о них плохо!
    Старший из компании постучал по столу, призывая нас к порядку. Всё это время он сверлил меня тяжёлым взглядом, словно примериваясь – стоит ли взваливать на свои плечи ещё одну обузу, вдобавок к непутёвому Лейсу. В моей голове роилась тысяча вопросов: кто эти странные люди, что водят дружбу с эльфом, куда они собираются на вылазку и зачем, кто эти таинственные заказчики, и о чём в прошлый раз забыли предупредить мага, которого убил Гаэлас. Я чувствовала слабость от того, что отдала эльфу слишком много силы, но в то же время во мне горело жгучее любопытство. Роб скрипнул стулом, откидываясь назад, и отхлебнул из бутыли с самогоном. После подхватил из миски и забросил в рот мелкую рыбёшку и вновь уставился на меня:
    – Говоришь, ты сирота?
    Я кивнула.
    – Это хорошо, – заявил он и протянул мне бутыль. – Пей.
    Ничего хорошего в своём одиночестве я не находила, но тон Роба не оставлял мне возможности для возражений. Выдохнув воздух, я сделала глоток обжигающего пойла и чуть не вспыхнула изнутри – слёзы так и хлынули из моих глаз. Главарь одобрительно похлопал меня по плечу и продолжил:
    – Это хорошо, потому что ты не станешь трепаться. Надеюсь, подружек у тебя тоже нет?
    Перед мысленным взором на миг промелькнуло смеющееся лицо растрёпанной Рамины, но тут же померкло, погасло.
    – Нет, – тихо сказала я.
    – Ну а парень? Неужто у такой милахи нет какого-нибудь ухажёра?
    Я вздохнула. Попробуй я сказать, что мне нравится один красавчик из Солнечной стражи – представляю, как бы повеселились окружающие меня разбойники. Странно, почему я так называла их про себя, ведь я ничего не знала об этих людях и эльфе?
    – Нет, – ещё тише ответила я.
    Роб покачал головой:
    – Если ты хочешь пойти с нами, то не должна ничего скрывать. Пей ещё.
    С огромным трудом мне удалось проглотить ещё два глотка самогона, и я почувствовала себя значительно лучше. В двух словах я поведала им свою невесёлую историю, умолчав только о том, что помимо работы на кухне мне приходилось ещё и ублажать клиентов Мартина. Мужчины так устроены: скажи им о том, что ты хотя бы раз отдавалась кому-либо за деньги, и они будут видеть в тебе только шлюху, что бы ты ни говорила и ни делала потом. Мы неторопливо пили и ели, Лейс беспрестанно пытался острить, пока ослабевший его организм не отключился после единственного глотка горячительного – эльф провалился в глубокий сон.
    – Мы вроде как искатели, – поведал, наконец, Роб. – Ну-у, не как инквизиторские ищейки, а вроде кладоискателей. Ты ведь знаешь, что в этих лесах полным-полно древних эльфийских развалин и кладбищ?
    Об этом факте я была наслышана – в таверне часто гудели слухи о том, что северные границы уязвимы от того, что проклятых некромантов как магнитом притягивают Ничейные леса из-за обилия костей в земле. Холодный климат и глубокие каменные склепы позволили древним костям и мумиям сохраниться в относительной целости. А где старинные храмы и кладбища – там хлебом не корми искателей приключений, всегда будут охотники за богатствами и редкостями. Эльфийское оружие, что не затупляется столетиями. Доспехи, которые блестят, как новенькие, даже пролежав в склепе три сотни лет. Драгоценные украшения, серебряная и золотая посуда, статуэтки богов, искусно вырезанные из аметистов, малахита и кварца…
    – Вы забираете богатства у мёртвых? – осторожно спросила я.
    – Нет, детка, – подумав, сказал Роб. – Мы ищем портальные камни. Для Гильдии магов.
    – Что это ещё такое – портальные? – я медленно, по ниточкам отщипывала вкусное мясо.
    – Да хрен его знает, что это. Вроде таких кристаллов, – он посмотрел на свою руку, – с ладонь примерно или чутка побольше. Маги говорят, что эти штуки концентрируют магию, а потом рассеивают, вроде так. Мне плевать, я не магистр какой-нибудь. Гильдия очень порядочно платит за каждый такой камень. Если найдём каждый по камню – безбедная зима нам обеспечена.
    О портальных камнях до этого дня я ничего не слышала, знала только, что магия перемещения относится к волшебству высшего порядка, а потому используют её только взрослые и опытные маги. Ученикам академий строго запрещалось даже тренироваться в перемещениях, поскольку неверно заданные координаты портала или ошибка в расчёте могли привести к катастрофическим последствиям. Телепортацией пользовались обычно маги из Гильдии, имеющие специальный сертификат, либо преподаватели Университета или одной из академий. Конечно, в Веллирии были и другие волшебники: на службе у Высшего совета, приближённые маги правителей городов или регионов, в конце концов, были и самоучки, живущие обычно отшельниками или на окраинах деревень. Но мне не доводилось видеть, как выглядят магические порталы и, насколько я знала, Орден Инквизиции перемещался своими отрядами тоже исключительно по земле – на лошадях или в закрытых повозках.
    Я поёжилась от холода и сырости и бросила взгляд в сторону закопчённого старого камина. Словно услышав мои мысли, Роб сделал знак бородатому, и тот нехотя поднялся и начал греметь кочергой, выгребая угли.
    – Можно было и так пересидеть ночь, – проворчал он себе под нос.
    – У нас теперь не только этот доходяга, но и девка, а девкам нельзя простужаться, Снори, – разъяснил ему старший.
    – Раз она магичка, – не унимался занудный Снори, – так пусть наколдует огня.
    – Может, тебе ещё глинтвейну и бабу для сугреву наколдовать? – расхохотался Роб, протягивая мне вновь початую бутылку.
    Я отказалась – от выпитого у меня уже шумело в голове, но самогон почему-то не согревал, а только обжигал внутренности. Хотелось придвинуться поближе к живому огню, прикрыть глаза. Моей душе нужно было немного времени, чтобы справиться с переменами – так было и в прошлый раз, когда мы с Раминой бежали из Вестена на далёкий север. Снори плеснул на отсыревшие дрова толику масла из железной фляги и поднёс свечу – пламя взметнулось вверх и осветило наши лица тёплым светом.
    Много ли нужно простой смертной? Едва только комната наполнилась живительным теплом, и в мои заледеневшие пальцы, покалывая иголочками, начала поступать застывшая кровь, голова сама собой опустилась на колени, и я прикрыла глаза. Мой дар тихо тлел внутри. Магическая моя сущность была чрезвычайно довольна тем, что я начала её использовать по назначению – пока интуитивно и неумело, но то ли ещё будет! Почему-то я чувствовала себя в безопасности. Подумать только! Я ночевала где-то в безымянном переулке среди весьма подозрительных личностей, но сейчас мне было здесь гораздо лучше, чем среди знакомых и, скажем прямо, опостылевших лиц. Мне было только неловко, что я ушла и не попрощалась с Уной – единственной моей знакомой, которая относилась ко мне по-человечески все эти полгода, и которая беспрерывно плакала от благодарности за своё неожиданное исцеление. О котором мы пока – временно – решили никому не рассказывать…
    Роб и Снори вели какой-то приглушённый разговор. Я попыталась прислушиваться, но не могла разобрать в ворчании бородатого ни единого слова.
    – Эй, лекарка, ложись со своим больным. Или, если хочешь, я скину его на пол, он привычный, – обратился ко мне старший.
    Только сейчас я поняла, что кроме единственной лежанки, в комнатке не было никаких спальных мест. Тощий эльф занимал не слишком много места, поэтому, когда Роб как ребёнка сгрёб его в охапку и отодвинул к стене, для меня осталось довольно пространства, чтобы улечься.
    – Будет распускать руки – бей по морде или нас кричи, – посоветовал мне Роб.
    Я осторожно улеглась. Сложно было разобрать ту смесь чувств, которая клубилась где-то внутри меня, я хотела бы разобраться в ней, но мне недоставало концентрации, чтобы из цветастого клубка произошедшего вытянуть хотя бы одну нить и как следует обдумать её. Волны каминного тепла обволакивали меня. На всякий случай я проверила состояние Лейса, ощупав его лоб и выслушав дыхание – лихорадка отступила, парень вспотел и теперь крепко спал, восстанавливая силы. Если наутро ему станет лучше, мы выступим за стены города и отправимся в лес на поиск портальных камней. Может быть, нам повезёт, и мы немного разбогатеем, и тогда… тогда я смогу если уж не поступить в академию, то хотя бы добраться до неё и устроиться в прислуги.
    Уже сквозь призрачные видения сна я расслышала, как слегка захмелевший Снори повысил голос и на всякий случай уточнил у Роба:
    – Ты уверен, что стоит брать с собой девчонку? От бабы в походе одни проблемы. Они вечно устают, треплются, да и… сам понимаешь. Нет девчонок – нет соблазна, думаешь только о заработке, а не о титьках.
    Я затаила дыхание, изо всех сил напрягая слух и выныривая из приятной дремоты. Мне не приходилось путешествовать пешком, хотя я считала себя довольно выносливой и не собиралась жаловаться.
    – А ты не о титьках думай, а о том, что она магичка, – посоветовал старший. – Такая, если что не по ней, проклясть может так, что ни на одну бабу потом не встанет. А то и совсем отсохнет.
    Снори тихо хохотнул и подлил себе ещё:
    – Ты её лицо видел? Проклясть… Это же цыплёнок желторотый.
    Роб заёрзал на скрипучем стуле и понизил голос:
    – А ты не будь дураком. Магов судят не по внешности, они знаешь, как притворяться умеют. Я вот знаю, потому как женат был.
    Они посмеялись и какое-то время молча сидели, прислушиваясь к треску прогоревших поленьев и подвыванию ветра в каменной трубе. На этот раз я так и не дождалась, когда мои новые знакомые возобновят разговор – сон окончательно сморил меня.
    Глава 6.
    Тропинка терялась в бесконечном ковре подсушенной ветром листвы. Вырвавшись из стен города, я жадно вдыхала густые ароматы осенних деревьев, утреннего тумана, перезрелых грибов и диких прелых яблочек размером с орех, что то и дело попадались под ногами. Ах, да, на моих ногах были теперь не потёртые башмаки служанки из таверны, а запасные кожаные сапожки Лейса, которые пришлись мне в самую пору. Как оказалось, к походу у компании всё было заготовлено: уложены спальники и запас провианта, смена белья и крепкие мешки для добычи, два остро отточенных топорика, различные зелья и даже отпугивающие нежить амулеты. Правда, когда мне дали подержать один из оберегов, выточенных из желтоватой кости и украшенных магическими рунами, я не ощутила внутри ни капли волшебства. То ли защитная магия была мне неподвластна, то ли эти амулеты были чистым надувательством для простофиль. Ведь каждый знает, что в Ничейном лесу не разгуливают в середине октября – это предзимнее, беспокойное время, когда все нечистые силы стремятся как следует разгуляться перед зимней спячкой и попить горячей крови, чтобы продлить своё теневое подобие жизни до весны.
    Лейс с удовольствием размотал платок – чтобы у городской охраны на воротах не возникло подозрений, ему пришлось притвориться прокажённым и скрыть за разлохмаченной серой тряпицей бледное эльфийское лицо и длинные острые уши. Сейчас эльф, как и я, наслаждался запахами леса. Мы шагали бодро, и мне даже хотелось напевать какую-нибудь песенку, так хорошо было этим утром внутри. Перед нами разворачивался золотистый, зелёный, бронзовый пейзаж редколесья, и белое сияющее солнце всходило в прозрачной синеве меж весёлых деревьев. Серая белка с тёмной полоской на пушистой спине взялась прыгать с ветки на ветку, сопровождая нас странными, похожими на чириканье звуками. Эльф поманил её рукой – и доверчивый зверёк прыгнул прямо на его ладонь. Порывшись в кармане, Лейс вытащил кусочек сушёного яблока и протянул мне:
    – Можешь попробовать угостить её, – улыбнулся он.
    Белка посмотрела на меня чёрными бусинами глаз, недоверчиво чирикнула, а затем проворно выхватила яблоко и перескочила эльфу на плечо. Мол, этому парню я доверяю, а тебе, странная человеческая девчонка, ещё подумаю. Кто знает вас, людей, уж не за беличьими ли шкурками вы направляетесь в лес поутру?
    Ушедшие далеко вперёд спутники обернулись и, заметив нашу возню со зверьком, принялись возмущаться.
    – Так я и знал, Роб! Девицы и эльфы в походе – что может быть хуже?! Не удивлюсь, если скоро начнутся танцы на полянах и любовные утехи с волками и медведями!
    – Мы и без медведей справимся, – спуская белку на листья, заверил его Лейс.
    – Если ты так дружен с местным зверьём, то какого беса змеюка тебя ужалила? – поинтересовался Роб, не замедляя хода.
    – Она почуяла, что он предатель, – буркнул через плечо Снори, и эльф презрительно фыркнул на эти слова.
    – Вас, людей, тоже иногда кусают дворовые собаки, – огрызнулся он.
    Я не стала вмешиваться. Что-то подсказывало мне, что это брошенное невзначай замечание глубоко задело мальчишку. Быть может, путешествуя с людьми, он предавал свой народ, несмотря на объявленное перемирие? Или нарушал обещание, данное своим эльфийским старейшинам или жрецам? Недаром ведь в горячечном бреду вчера он раз за разом повторял имя того, кого до смерти боялся. Гаэлас – кажется, так. Эльф, которому мертвецы нравятся больше живых – эти слова невольно впечатались мне в память, и сейчас при одном воспоминании о страхе, который пылал вчера в глазах отравленного Лейса, мне стало не по себе. Да, я тоже слышала болтовню о том, что в местных лесах разгуливают некроманты. Но ведь для того и существует Солнечная стража – защищать живых от нежити и демонов. Беречь границы мира людей. И где-то в этих лесах именно в эту минуту совершает свой дозор отряд, в котором служит он – Эдвин Сандберг. Украдкой я сложила пальцы в защитном жесте и пожелала ему вернуться в форт целым и невредимым.
    Мы шли очень долго. Низкое солнце миновало свой полуденный пик и померкло среди густых ветвей. Я невольно подняла голову и огляделась, удивляясь тому, как быстро настал сумеречный вечер, но на самом деле всё ещё была середина дня, сменились деревья вокруг. Под ногами теперь то и дело попадались переплетённые сосновые корни, никакой тропинки не было и в помине, ветви елей загораживали проход и цепляли нас за одежду. Первым теперь шёл Лейс – наш проводник. Сперва он ступал легко, перепрыгивал через поваленные старые стволы и проползал под нависшими ветвями, но спустя какое-то время начал хромать и признался, что укушенная нога опять разболелась.
    – Нужен привал, – осмелилась сказать я, и пыхтевший передо мной Снори согласно мотнул головой.
    – Недалеко ещё, скоро будет поляна, – глухо сказал он. – Давай, остроухий, поднажми. Я тебя не собираюсь тащить на закорках, как в прошлый раз.
    Стало совсем темно. Над сумрачным лесом столпились низкие тучи, и спустя несколько минут мы услышали тихий шорох – с неба посыпалась тонкая ледяная крупа. В движении было не холодно, но теперь, сбавив шаг, я почувствовала, что начинаю замерзать – нос и пальцы уже ощутимо покалывало холодным воздухом.
    – Всё, отдыхаем, – скомандовал Роб.
    Почти сразу после этих слов мы вышли на поляну. Деревья резко расступились, и перед нами открылась круглая площадка, заросшая высокой покоричневевшей травой. Рядом с большим пнём обнаружилось кострище, обложенное камнями и прикрытое еловыми лапами. Сбросив поклажу, мужчины отправились за сухими поленьями, а мы с Лейсом принялись собирать хворост.
    – Надеюсь, – прошептала я эльфу, оглядевшись по сторонам, – мне не скажут разжигать огонь.
    – Думаю, скажут, ты ведь магичка, – ехидно отозвался парень. – Или для того, чтобы сотворить пару искр, тебе нужно, чтобы кто-нибудь ущипнул тебя за задницу? Если так, то я весь в твоём распоряжении, Сония.
    – Сейчас же прекрати! – и я замахнулась на эльфа длинной хворостиной.
    Огонь развёл Роб, без каких-либо предложений или замечаний. Может быть, как старший, он уже понял, что мне не приходилось иметь дела с огненной магией, а может сделал это просто по старой привычке. Ледяная пыль с небес сменилась тонкой изморосью, но костёр всё же был большим и занялся хорошо, поэтому серая непогода не особенно испугала наш маленький отряд. Мы разогрели на огне лепёшки и оставшееся с вечера мясо, подкрепились и запили обед пахучим травяным отваром, укрепляющим боевой дух. Лейс заверил нас, что к ночи мы доберёмся до секретного шалаша, построенного охотниками за сокровищами летом, а назавтра выйдем к останкам эльфийского святилища, разрушенного ещё во времена первой войны. Я заставила эльфа стянуть сапог и закатать штанину и осмотрела всё ещё припухшую ногу. Во время осмотра Лейс дурачился и притворно стонал, требуя исцелить уже неопасный укус гадюки волшебным поцелуем. В конце концов он получил по ушам от Роба, и мы поспешно свернули лагерь, потушили тлеющие поленья и двинулись дальше, хотя больше всего на свете после костра и сытного обеда мне хотелось подремать. Да, всё-таки я была непривычна к дальним лесным переходам.
    Уже вечерело, когда мы остановились у источника, чтобы пополнить запасы питьевой воды. Родник бил в углублении среди белых камней, он рождал прозрачный и ледяной ручей, который тёк в неглубоком устье, извивался и убегал вглубь леса, мерцая каплями воды на покрасневших листьях земляники и кислицы. Несмотря на холод, я с удовольствием ополоснула руки и умылась – пока мы пробирались сквозь хвойные заросли, на моём лице, казалось, осели тысячи тончайших паутинок, а в волосах застряло множество иголок. Пока мужчины набирали воду и фыркали, ополаскивая лица и шеи, я пошла вдоль ручейка и присела, чтобы срезать несколько крепких багровых подосиновиков. Лейс ушёл далеко вперёд разведывать тайную тропу, и на какой-то миг мне почудилось, что я осталась в лесу совсем одна. Мысль о том, что заблудиться здесь проще простого, уколола меня под сердце, и я решила сделать ещё несколько маленьких шагов, чтобы только посмотреть – что такое сияло на кочке над самой водой, а затем сразу же возвращаться назад к источнику.
    На короткой жухлой траве лежало странное длинное перо. Я подняла и покрутила его в руках, гадая, какая птица могла бы его обронить. Перо было просто огромным – почти в три моих ладони длиной и в ладонь шириной, но самым необычным был в нём цвет. Светло-серый, словно припудренный сверху мерцающей пыльцой. Мой дар тут же отозвался, будто перо было напитано светлой, хотя и незнакомой мне магией.
    - Ого! – присвистнул Роб, когда увидел меня с находкой в руках. – День прошёл не зря!
    Снори одобрительно хмыкнул, а Лейс, когда узнал о моей удаче, завистливо сверкнул глазами и даже не нашёлся, что съязвить. Я бережно упрятала перо в сумку.
    Уже перед самой темнотой мы вышли к чёрному, будто заполненному растопленной смолой озеру, и эльф указал мне на сложенные стволы молодых ёлочек, образующие шалаш. Вновь развели костёр, сварили в котелке горячую похлёбку и подогрели немного пряного вина для потерявшего все силы Лейса. Когда расстелили спальники, и он попросил меня посидеть рядом, я была уверена, что эльф вновь начнёт отпускать пошлые шуточки, но он только взял один глоток от белого огня в моих ладонях и немедленно уснул. Я вернулась к костру, набросив на плечи одеяло. Роб подвинулся, оставляя мне место на бревне, тревожно заглянул в моё лицо:
    – Устала, малышка?
    – Не очень, – соврала я, вытаскивая сосновые иголки из косы.
    – Что должно быть в голове у девчонки, чтобы она среди ночи убежала с чужими мужиками, куда глаза глядят, а? – задумчиво спросил он.
    – Опилки, – буркнул Снори, ковыряя в огне длинной палкой. – Не боишься, что обидим?
    – Не обидите, – тихо сказала я. – Если бы хотели, то сделали бы это ещё вчера.
    – Соображаешь, – хмыкнул Роб.
    К сожалению, я очень хорошо знала, как выглядят мужчины, когда хотят обидеть девушку или нарываются на драку. В таверне я насмотрелась этого столько, что давно была сыта по горло. И сейчас мне совершенно не хотелось вспоминать обо всяких неприятных инцидентах. Я осторожно поставила под ноги дымящуюся кружку с вином и вытащила из сумки перо – в свете показавшегося из-за туч месяца оно будто сияло внутренним светом.
    – Чьё оно? – спросила я.
    – Птичьего оборотня, – как само собой разумеющееся, сказал Роб. – Думал, ты знаешь. Маги в таких штуках хорошо разбираются.
    – А разве это не легенда? – засомневалась я, разглядывая находку.
    – Хорошо бы, детка, чтобы всё было легендой: и оборотни, и некроманты, и вампиры, и Инквизиция, демон их задери! Тогда и Солнечные стражи были бы только героями сказки.
    Стоило ему произнести эти слова, как где-то вдалеке послышался звук – тягучий, чистый перелив медного рога.
    – Тьфу на тебя, – сплюнул Снори, – не буди лихо, пока оно тихо! Надеюсь, сюда их не принесёт на ночь глядя. Солнце скрылось, время стражей прошло.
    Я кожей почувствовала, что у этой странной приговорки есть какое-то зловещее продолжение, но Снори замолчал и только тяжело сопел теперь, поглядывая на Роба. Тот оставался спокоен:
    – Возвращаются в форт, потому и трубят. Ты как в первый раз, чесслово!
    Мне передалось нервное напряжение, окутавшее лагерь после звуков рога. Я принялась гадать, что будет, если стражи всё-таки обнаружат нашу стоянку. Они прогонят нас из лесу или устроят допрос? Но мы ведь пока ничего предосудительного не совершали, а уж на некромантов компания из трёх мужчин и одной девушки с признаками светлого дара точно не была похожа. И всё-таки мы все притихли, навострили уши и старались не шевелиться, пока окончательно не убедились – в нашу сторону не двигался отряд стражей-пограничников. Молчание нарушил Роб. Он протянул руку и взял у меня перо, задумчиво рассматривая его основание.
    – Видать, просто выпало, когда он пролетал над лесом. Или она… В птичьем виде хрен разберёшь, какого они пола. Зато, когда оборачиваются – тут уж нет сомнений. Бабы у них самые что ни на есть настоящие, все прелести на месте и тоже будто серебром присыпаны. Сверкают во всех местах. Хотя, быть может, это иллюзия – для отвода глаз.
    – А ты их видел? – с сомнением в голосе спросил Снори.
    – Издалека, – признался Роб. – А как хотел подойти поближе, рассмотреть, так они мигом обернулись и удрали в облака.
    – Говорят, за каждое перо гильдейские волшебники платят по пять серебряных монет, - вспомнил ворчливый Снори и почесал заросшее лицо.
    – Такое и на все десять потянет, – рассудил Роб.
    – Для чего они магам? – осторожно спросила я.
    – Они из них особые эликсиры варят, чтобы, значит, тоже летать, как птицы, – пояснил мне Снори, растопырив руки и изобразив, как летают человеческие волшебники. – Крыльев у них не вырастает, но оторваться от земли можно.
    Я представила, как нелепо выглядел бы человек, вздумавший полетать при помощи зелья, и невольно захихикала. Роб поднялся, обошёл стоянку, а после подбросил в огонь полено и вновь уселся рядом со мной.
    – А ещё говорят, инквизиторы как-то изловили такую птицу, чтоб исследовать превращение. Заперли в своих подвалах, все перья повыдирали. Хотели заставить обернуться в человека и заговорить. А она упёрлась – и ни в какую. Только карканья от неё и добились, больше ничего.
    Мне стало не по себе, и я невольно прислонилась к мужчине плечом:
    – Но потом-то отпустили? – тихо спросила я.
    –Ага, как же, – сплюнул под ноги Роб. – Спалили, конечно, на костре. Думали огнём вытащить из оборотня настоящую сущность, но не вышло. Потому как никто не знает, какое из их обличий более настоящее – человечье или звериное. А у них всё, что объяснить запросто невозможно, так сразу от демонов. Ублюдки. Стражи от начала времён не позволяли себе такого… наверное потому их и выгнали из церкви.
    Надо же, промелькнуло у меня в голове – и меня ведь выгнали из церковного приюта. А чего я ужасного совершила? Послушалась распоряжения матери Клары, только и всего – была ласкова с одним из тех, кто защищает мир от демонов, некромантов и прочей нечисти. «Скверно, дитя», – сказал мне тогда генерал Гвинта. Сейчас мне хотелось бы сжать кулаки и кинуться на него с криками «а птиц сжигать не скверно?». И этот неприступный, как скала, человек со взглядом ледяного истукана не дрогнул бы ни единым мускулом. Он бы ответил: «Скверно, дитя, не уметь отличать оборотней от порядочных людей».
    – А стражи не охотятся на птиц? – спросила я после долгого молчания.
    Роб потянулся к своей фляге, откупорил крышку и понюхал содержимое.
    – Стражи убивают только демонов из междумирья и ходячих мертвецов, потому как это нарушает равновесие. А охотиться они ни на кого не охотятся – их роль блюсти порядок. Ни эльфов, ни оборотней, ни даже некромантов они специально не ищут и не убивают, у них на это свои толки. Церкви это не по нраву, конечно, но инквизиторов на все границы не напасёшься. Что ни говори, а стражи – единственная армия, в которой есть хоть какие-то признаки рассудка.
    Снори не разделял восторга приятеля по поводу стражей. Он хмыкнул и протянул ноги поближе к мерцающим углям костра:
    – А нам лучше ни с какой армией не встречаться, мы вольные граждане. Сами по себе.
    Забравшись в шалаш, я долго не могла заснуть. Мне всё не давала покоя несчастная птица, которую спалили инквизиторы, а потом я стала размышлять: хорошо ли мне живётся вот так, самой по себе? Выходило, что гораздо лучше, чем прежде. После того, как я нашла волшебное перо, даже Лейс прекратил беспрестанно задирать меня и пытаться пощупать за мягкие места. Когда солнце вновь поднялось над лесом, и мы вовсю шагали по известной одному эльфу звериной тропинке, я всё думала о том, что где-то неподалёку точно так же пробираются сквозь пышный подлесок и густые дебри отважные Солнечные стражи. И в их отряде есть лекарь, которого я знаю, сам рыжий и улыбчивый, как летнее солнце. Быть может, он даже вспоминает обо мне иногда. Быть может, и я оставила в его душе не только разочарование, но и те минуты, когда мы стояли рядом на стене и смотрели на мир, лежащий у наших ног. Я твёрдо пообещала себе пережить зиму, а по весне отправиться в Вестен и всеми правдами и неправдами поступить в академию. И найденное серебряное перо давало мне надежду, что так оно и будет.
    ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
    Дорогие читатели! Поздравляю вас с наступающим Новым годом! Хочу поблагодарить вас за поддержку и внимание, за комментарии и лайки, всё это очень ценно и приятно! Сегодня я решила не делить главу пополам, а выложить целиком. Завтра, 31 декабря, публикации не будет, но уже с 1 января выкладка возобновится в обычном режиме. До встречи в новом году!
    Глава 7.1.
    Ниира смотрела на меня сквозь заросли плюща, сплошь укрывавшего полуразрушенную беседку. Её лицо и руки были вытесаны из белого мрамора, но древний камень давно пошёл трещинами, которые теперь заполнял зеленоватый мох. И всё-таки, она была прекрасна – изящная фигура молодой женщины в ниспадающих до земли одеждах. Её взгляд был устремлён на запад, туда, где зародились первые эльфы, и ладони её были приветственно раскрыты, словно она хотела обнять каждого, кто пришёл с той стороны. Я осторожно убрала побеги плюща с её длинной шеи. Мне вспомнилось, как однажды в детстве я слышала разговор солдат на улице о том, что Высший совет издал указ повсеместно уничтожить изваяния эльфийской богини. Ниире сначала срубали голову, а затем крошили тело в мелкие осколки, чтобы посыпать мраморной крошкой размытые грязью дороги. Между тем, волшебники по-прежнему считали магию мистицизма и прорицания даром лунной богини, равно как дар огненной магии навсегда оставался связан с божеством солнца Ксаем.
    Останки древнего города эльфов напоминали кости огромного скелета: обломанные арки вздымались над позвоночником главной дороги, как оголённые рёбра. Дырявый купол круглого центрального здания зиял глазницами тёмных окон. Слева и справа от поверженного великана из травы и кустарника проглядывали белые основания бывших домиков, заросшие круги колодцев, искрошенные дождями и ветром куски лестниц и плит. Позади города виднелось несколько уцелевших надгробий, стоящих вокруг обозначенной столбиками площадки. На неё и указал наш проводник.
    – Здесь был портал, – нервно оглядываясь, сообщил нам Лейс. – Ваши маги из академий считают, что древние эльфы путешествовали между континентами при помощи этих устройств, но…
    – Но? – попыталась продолжить я, аккуратно ступая по плотно сидящим в земле кирпичикам, между которыми пробивалась жёсткая упрямая трава.
    Эльф бросил на меня быстрый взгляд и помотал головой:
    – Нет, это неважно. Мы просто должны поскорее закончить здесь и убраться подальше. Это плохое место, знаете ли. Всякое может быть…
    Я прогуливалась между покосившихся могильных плит и не чувствовала никакой угрозы – мой дар мягко согревал меня в области сердца, сквозь редкие деревья светило чуть трогающее щёки солнце. Это был один из последних дней, когда утренний иней ещё исчезал к полудню, а ночного тепла от костра хватало нашим телам до следующего привала. Но Роб всё равно постоянно сетовал на то, что мы вышли в поход слишком поздно. И Снори раз за разом принимался ворчать – мы обследовали уже третье из древнеэльфийских поселений, но ни одного портального камня до сих пор не нашли.
    Мы с Лейсом работали вдвоём: вбивали между обветшалых кирпичей железный ломик и наваливались на него, выворачивая кладку и обнажая следующий ряд камней. Иногда нам попадались высохшие улитки или сонные ящерицы, однажды мы случайно расковыряли муравейник, но заветные кристаллы всё не находились.
    – Кто он, этот твой Гаэлас? – спросила я, отряхивая ломик от комьев земли.
    – Заткнись! – резко зашипел на меня эльф. В его больших глазах промелькнул неподдельный ужас.
     – Ты чего? – недоумевала я, осмотревшись по сторонам. Тонкие осинки по краю развалин тихо мелькали серебристой листвой. Над головами перекликались лесные птицы – те, что не улетели зимовать в тёплые края. В десятке шагов от нас пыхтели, ворочая валун, Роб и Снори.
    – У леса есть уши, к твоему сведению, – свистящим шёпотом сообщил мне Лейс.
    – И белки-шпионы? – пошутила я, заметив на стволе сосны двух проворных зверушек.
    – Дура, – заключил он и отёр пот со лба.
    Как быстро человек привыкает к хорошему обращению! В былые дни мне доводилось по двести раз на дню выслушивать от Кьяры, какая я бестолочь, неумёха, дармоедка и скотина, а теперь невинное замечание ровесника-эльфа вдруг укололо меня в самое сердце. Я отмалчивалась до самого вечера, не задавая больше никаких вопросов. Когда поздний ужин закончился, и костёр почти прогорел, Лейс подсел ко мне и укутал нагретым у огня одеялом. Отсветы углей делали его глаза похожими на расплавленную бронзу.
    – Он некромант, – тихо сказал эльф, прикоснувшись к моей руке.
    – Ты боишься его? – прошептала я, пожимая его прохладную ладонь.
    – Я подвёл его, – признался Лейс. – Но если мне удастся найти эти идиотские кристаллы, он хотя бы не убьёт меня. Возможно, даже простит мою оплошность.
    – Как вышло, что ты так хорошо говоришь на нашем языке? – спросила я, поделившись с ним одеялом.
    – Моя мать… – он осёкся, но потом снова заговорил, – я хотел сказать, моя приёмная мать нашла меня в лесу во время битвы. Я был очень слаб, но она выкормила меня и оставила у себя.
    Я знала, что после войны Инквизиция тщательно прочёсывала города и деревни, выявляя не только магов с проклятой кровью, но и «нечистых» полукровок, а потому было странно слышать от Лейса, что он был воспитан человеческой женщиной. Эльф усмехнулся:
    – Город западной границы – Трир, мы укрылись в его стенах… Ты не слышала о нём?
    – Слышала только, что там находится одна из трёх магических академий, которую грозятся закрыть из-за каких-то государственных проблем, – припомнила я то, что почерпнула из обрывочных разговоров в «Усатом волке».
    – О, да, – довольно усмехнулся Лейс. – Государственных тоже. Этот город построили люди, птицы и эльфы вместе. Золотые были времена. А теперь он неугоден Высшему совету тем, что несколько лет назад войска Трира с лёгкостью разбили отряды Инквизиции, которые заявились туда жечь и убивать. Правда, этот паршивец Гвинта успел казнить тамошнего графа, но это была едва ли не единственная потеря со стороны города. А граф Гермунд виноват сам – вылетел навстречу отряду без кольчуги и оружия. Дипломат хренов.
    – Как же городу удалось устоять и победить, если правитель был убит? – невольно воскликнула я.
    – Его жена подняла на ноги всех солдат и стражей, а ведь ей было тогда всего восемнадцать лет, как тебе такое? – Лейс прищурился. – За красивой женщиной даже птицы спустились с небес и полетели трепать инквизиторов.
    – Я думала, генерал Гвинта не проиграл ни одного боя, – сказала я тихо.
    – Кроме боя у стен Трира, – заметил эльф.
    – Он потерял почти весь свой отряд, так и не сумев перейти мост, что отделяет крепость от леса. Лучники, маги из академии и птицы поскидывали всех ищеек в пропасть. Говорят, в той пропасти нет дна, она прямиком ведёт в сумрачный мир.
    Мне хотелось бы съехидничать и посмотреть в ледяные глаза Вольдемара Гвинты «ах, как скверно, генерал», но вместо этого я представила летящих в небытие солдат, и стало страшно. Никому, даже инквизиторам, которых боялись обычные люди, я бы не пожелала такой судьбы. Матушка Евраксия говорила, что светлый дар растворяет любую ненависть в душе, в то время как дар тёмной магии наоборот – питается ею и стремится всячески аккумулировать из внешнего мира. Вот и сейчас, прикоснувшись к воспоминаниям, я не испытывала никакой злобы, только привычную тянущую грусть. Рамина, которой я как-то раз рассказала об этом своём свойстве, сделала вывод, что я попросту слишком глупа, а потому жизнь ничему не учит меня. Да, может быть это так и есть, но я твёрдо знаю одно – если злоба и ненависть когда-нибудь пустят во мне корни, то это буду уже не я, не Сония Диэль. Это будет другая девушка, которую я не желаю знать.
    – Ты думаешь, мы найдём камни? – задумчиво спросила я Лейса.
    – Найдём, – хмыкнул он невесело. – Люди говорят, что когда идёшь в лес по грибы, то трудно отыскать самый первый гриб, а потом они попадаются всё чаще. Здесь почти то же самое.
    – А нельзя ли поискать их при помощи магии? – вдруг спросила я.
    – Вряд ли, – с сомнением ответил эльф. – Эти штуки сами по себе не волшебные, они только помогают создавать порталы.
    – Вроде линз, которые собирают солнечные лучи? – предположила я.
    – Наверное, я в таких делах не очень понимаю, – понизив голос, прошептал он. – Тссс…
    – Что такое? – невольно спросила я одними губами и изо всех сил напрягла слух.
    Я увидела, как рука эльфа потихоньку тянется к лежащему в его ногах топорику, а глаза цепко осматривают густые заросли малинника. Прошлой ночью, проснувшись от храпа Снори и выбравшись из палатки, я преспокойно ходила в те самые кустики, пока вдруг не услышала леденящий душу волчий вой. Теперь – я была уверена – волки нашли наш лагерь по запаху и намерены полакомиться свежим человеческим мясцом. В тот миг мне и в голову не пришло, что Лейс – лесной эльф, и именно потому волчья стая обходила нас стороной. Всё-таки, я была ещё так глупа. Я не сразу обратила внимание на свой дар, настолько была скована страхом и ожиданием неизбежного конца.
    Они медленно, бесшумно окружили нас полукольцом. Не волки, нет! Поднявшиеся из земли мертвецы. Их глаза горели в непроглядной тьме болезненными красными огоньками. Эльф пронзительно свистнул, поднимая на ноги дремлющих Роба и Снори, а затем поспешно толкнул в костёр два сухих полена. Медленное и низкое пламя костра задумалось на несколько секунд, а затем с жадностью прыгнуло на свежее топливо, обдав нас жаром и живым огненным светом. И когда первый мертвец шагнул в круг света, растопырив костлявые руки, Лейс метко швырнул топорик прямо в его рассохшуюся черепушку.
    – Я же говорил, – бросил эльф через плечо, – плохое это место.
    – Это же… мёртвые, – пробормотала я, когда скелет в изодранных лохмотьях по инерции сделал ещё несколько шагов и рухнул к моим ногам.
    – А бегают, как живые, – сказал подскочивший Снори.
    Глава 7.2.
    Скелет скрёб сыроватую землю и пытался подняться. Снори одним движением выдернул из его головы топорик, бросил Лейсу, а затем подхватил мертвеца сапогом и пнул в разгоревшийся костёр. Вспыхнули прелые тряпки, от жара затрещали старые кости, и потерявший всю прыть скелет скорчился, как издохшее насекомое, и рассыпался на составляющие. Дальше всё происходило так стремительно, что я не успевала следить за моими спутниками. В отсветах костра вспыхивало отполированное лезвие меча Роба, который уже разрубил одного мертвеца пополам и отбивался от второго. Ворчливый и упитанный Снори, как оказалось, умел проворно управляться с двумя длинными кинжалами. Сейчас он вспрыгнул на камень и оттуда подобрался и снёс голову зазевавшемуся скелету, который высматривал, на кого вернее напасть.
    – Не стой, – крикнул он, кидаясь за мою спину.
    А я стояла, охваченная диким ужасом, и единственное, на что меня хватало во всей этой кутерьме – это сдерживаться и не визжать во весь голос. Для этого я зажимала обеими ладонями рот и шептала про себя «сейчас всё кончится, всё кончится, я сейчас умру».
    Их было слишком много, и я услышала крик Роба, а затем звук упавшего на землю тела. Я должна помочь, должна обернуться и прийти на помощь – ведь для того меня и взяли с собой в поход. Но на меня, разинув гнилую пасть, уже шёл древний мертвец. Всё его тело, а вернее – то, что осталось от него, – было обмотано тряпками, пропитанными смолой. Оставшиеся зубы торчали в стороны и казались неестественно длинными, но хуже всего было то, что труп был вооружён. Костлявой рукой он тащил за собой по траве заржавленный длинный меч. Огонь, огонь, – мелькнуло у меня в голове, когда я увидела свисающие с мертвяка лохмотья. Если он обмазан смолой, то непременно загорится. Мне нужно было только обернуться, чтобы выхватить из костра головешку, но было слишком поздно, я бы не успела. Он был уже в двух шагах от меня.
    Я закричала, прикрываясь руками, и тогда моя природа взяла верх над страхом и нерешительностью. Мой дар взорвался во мне, окутав меня белым огнём и разбудив от жуткого оцепенения. Мертвец, уже вскинувший надо мной меч, шарахнулся прочь. Я швырнула в него сгустком белого пламени, и он вдруг издал жуткий, потусторонний вопль. А потом – вспыхнул на пару мгновений и быстро ссыпался на землю серой костяной трухой.
    – Сония, сюда, – крикнул мне эльф, и я кинулась в самую гущу кипящего боя, поджигая мумий и скелетов. Мертвецы отчаянно верещали. Случись мне услышать в ночи подобные крики, я бы с ума сошла от ужаса, а теперь – радовалась.
    В несколько минут мне удалось поджечь и обратить в прах с полдюжины беспокойных мертвецов, остальные обратились в бегство, скрывшись среди камней и сосновых стволов. Все останки, которые не сжёг мой белый огонь, собрали и побросали в костёр. Роб был ранен – мертвяк проколол ему левый бок копьём. Сияние пламени, что окружало меня во время сражения, приутихло, а затем погасло совсем. От горящего в груди источника остались какие-то маленькие искорки. Голова отчаянно кружилась. Снори и Лейс обнимали меня с двух сторон, похлопывали по спине и восхищались моей магией и смелостью, припоминая друг другу, как сомневались, брать ли в поход девку-магичку. Роб сидел у дерева тоже чрезвычайно довольный, хотя и зажимал рану под рёбрами.
    – У тебя осталось немножко твоего огня, – попытался пошутить он, – чтобы прижечь мою дырку?
    Я опустилась на колени и старалась выровнять дыхание, что было не так-то просто. Кровь уже пропитала рубаху и продранный мертвяком шерстяной жилет. Снори принёс мешок, в котором у нас сберегались бинты и снадобья. Лейс светил мне факелом из горящей палки.
    – Ничего страшного, жить буду, – пытался шутить Роб, когда мы задирали на нём одежду и пытались унять кровь растёртыми в кашку листьями манжетки и особым запирающим зельем. – Главное, чтобы они не вернулись.
    – Эти не вернутся, – с уверенностью заявил Лейс.
    – Откуда ты знаешь? – полюбопытствовала я, обернувшись.
    – Ничейные, как и этот лес, – пожал плечами эльф. – Их разбудили всплески магии. Когда мертвяков поднимает колдун и отдаёт им приказ, они не отступают. И даже святой огонь не остановит тех, кому некромант велел убивать. Эти побежали… значит, их никто не ведёт, и вряд ли они вернутся.
    Меня немного успокоил ответ Лейса, и я принялась вновь перебирать содержимое нашей походной аптечки. Оказалось, что половина купленных на базаре эликсиров, как и обереги от мертвецов – всего лишь подделки. Злобно ругаясь, Снори швырнул в костёр костяные погремушки, которые должны были защитить нас от нежити, а на самом деле только шуршали и гремели. Можно было бы попробовать перенести искры моего дара внутрь каких-нибудь предметов, но как сделать это без специальных связывающих заклинаний, я не знала. В церкви мне доводилось видеть заполненные магией предметы, но даже настоятельница никогда не рассказывала о том, как их изготавливают.
    С полчаса я просидела, положив руку поверх повязки, в которую мы затянули Роба, и выслушивая движение его крови. Поначалу волнение и резко охватившая меня усталость после боя не давали как следует сосредоточиться, но потом я успокоилась, и дело пошло на лад. Я почувствовала, как тянутся друг к другу разорванные оружием мертвеца ткани и подпитала их своей силой, соединяя то, что должно быть целым. На моё счастье, злобный скелет не задел никаких внутренних органов – я чувствовала, что такие задачи мне, самоучке, пока были совсем не по силам. Края раны неуверенно, зыбко схватились, и я попросила Роба полежать неподвижно, напоив его расслабляющим зельем. Он с грустью посмотрел на меня и почему-то сказал:
    – Теперь я вижу, что ты не совсем дитя, Сония.
    – А я и вовсе не дитя, – сказала я, вскинув голову.
    – А вот теперь – да, прямо как моя дочь, – слабо улыбнулся он.
    – У тебя есть дочь? – удивлённо спросила я.
    – Есть, – с нежностью прошептал Роб. – Далеко. Совсем уже выросла, наверное…
    Сказав эти слова, он провалился в дремоту с блаженной улыбкой на лице. Я осторожно устроила его голову на рюкзаке и прикрыла одеялом, чтобы он не озяб. До рассвета мы просидели у костра. Битва взбудоражила нас. Сон не шёл. Лейс попытался было заигрывать со мной, но я была так вымотана, что только отмахнулась от его непристойных шуточек. Снори сопел, поглядывая в нашу сторону, но ничего не говорил. Я знала, что в отличие от сдержанного Роба, этому заросшему бородой медведю непросто даётся общение со мной на равных. Случись он гостем в «Усатом волке» – не раздумывая сгрёб бы меня в охапку и прижал в каком-нибудь углу за пару монет. Не потому, что я красавица, каких свет не видел, а потому что молода и свободна.
    Да, пожалуй, в эти дни я по-настоящему была свободна. Всё, что происходило со мной после приюта и знакомства с Раминой, казалось теперь сумрачным сном. Нелепым наваждением. День за днём я всё больше вспоминала церковные уроки и некоторые заклинания, которым учили своих послушниц добрые жрицы Ксая, а мы, сироты из приюта, бегали подслушивать и подглядывать их занятия. Магические формулы, прежде казавшиеся мне только набором непонятных слов, удивительно точно совпадали с движением моего дара. Это было похоже на танец – когда я попыталась сопроводить заклинание взмахами рук, белый огонь послушался меня и сделался мягким и текучим, как растопленное масло.
    Через день рана Роба затянулась настолько, что мы смогли продолжать поиски. Удача улыбнулась нам – мы с Лейсом обнаружили первый камень! Кристалл был утоплен в кирпиче из желтоватой глины, и мы с энтузиазмом принялись отскребать его от пустой породы.
    – На вид как будто ничего особенного, – хитро усмехался эльф, – а стоит как целый изумруд или топаз!
    Я обтёрла последнюю пыль с гладких граней портального камня и посмотрела его на просвет – он был чист, как осколок льда. И почти бесцветен, если не считать едва заметного голубоватого свечения на острых, сходящихся на вершине рёбрах.
    – Ты говоришь, он фокусирует любую магию?
    Мне тут же захотелось провести опыт, направив в кристалл маленький сгусток целительного огня. Лейс уловил моё намерение и ловким движением отобрал камень:
    – Это товар, не вздумай портить его дурацкими экспериментами! Разве ты не знаешь, что любое волшебство оставляет следы? Маги могут отказаться покупать камни с посторонней энергией!
    Об этом я, разумеется, совсем не подумала. Спустя полчаса мы нашли ещё один камень, а Роб и Снори среди могильных плит отыскали целых три. Воодушевлённые, мы принялись перелопачивать всё древнее поселение, заглядывая под каждую плиту и валун, которые были в силах оторвать от земли. Больше кристаллов нам не попалось, и когда стемнело, мы, грязные, уставшие и невероятно довольные, сварили грибную похлёбку с вяленым мясом, допили всю сберегаемую во флягах выпивку и решили наутро возвращаться в город.
    Два кристалла полагалось Лейсу – один как члену нашей бригады, а второй как проводнику. Остальные три были наши. Если верить договорённости Роба с его агентом из Гильдии магов, то суммы, вырученной за один кристалл, мне хватило бы на то, чтобы перезимовать и добраться до Вестена. А ведь ещё у меня было перо оборотня! Меня так распирало от радости, что я невероятно долго ворочалась с боку на бок. Лейс вызвался дежурить до рассвета один, хотя обычно мужчины делали это по очереди, но видно ему тоже не давал спать наш успех и предстоящая встреча со своим зловещим предводителем Гаэласом. В конце концов, я заснула под мерный храп и шумное сопение Снори. Мне снилось, как я еду на юго-запад, в родной Вестен, поступать в академию. В моём сне солнце было золотым и ярким, как бывает только ранним летом, и почему-то со мной вместе в Академию ехал Эдвин, Солнечный страж. Он держал меня за обе руки, и я была самой счастливой девушкой на свете.
    Глава 8.1.
    Проснулась я от чужого прерывистого дыхания над моим ухом. Ещё не успев открыть глаза, поняла, что Лейсу не следовало прикладываться к выпивке: на него не лучшим образом действовали даже самые малые дозы горячительного. Теперь он коснулся моей щеки дрожащими и горячими губами, затем добрался до губ и осторожно поцеловал их уголок. Я открыла глаза, отвернув голову набок – в темноте палатке не было видно ни зги:
    – Лейс, прекрати сейчас же, иначе я закричу! – предупредила я шёпотом.
    – Кричи, – неожиданно дерзко ответил мне эльф и впился в мои губы жадным поцелуем.
    Это было неприятно – грубо и слишком злобно, как укус. Я хотела оттолкнуть его, но тут обнаружила, что мои руки крепко связаны верёвкой. Он оторвался от моего рта и прошептал мне в ухо:
    – Ты и представить себе не можешь, как трудно было все эти дни делать вид, что я всего лишь послушный маленький эльф-проводник!
    Он снова коснулся моих губ, и я дёрнулась:
    – Это не смешно, Лейс! Сейчас же развяжи верёвку!
    Эльф погладил меня по щеке и расхохотался – я решила, что он сошёл с ума. Сейчас проснутся Роб и Снори и зададут ему настоящую трёпку. Я приподнялась на локтях и позвала в темноту:
    – Роб! Роб, проснись! Эй, Снори!
    Лейс продолжал глумливо смеяться, шаря рукой по моим бёдрам:
    – Они не проснутся. Немного сонной травы в котелок с супом – и глупые люди будут спать до утра крепче младенцев!
    Мне удалось пихнуть эльфа коленом, отчего он охнул, но тут же вновь навалился на меня:
    – Тише, глупая девчонка! – я почувствовала, как моего подбородка коснулся металл. – Иначе я перережу тебе глотку!
    – Успокойся, – взмолилась я, – ты слишком много выпил и не понимаешь, что творишь.
    – О, нет, – прошипел Лейс. – Я хорошо понимаю, что творю. Ты думаешь, я хочу трахнуть тебя? Да, было бы неплохо, но это подождёт… есть более важные дела. Пять портальных камней и девчонка в придачу. Прекрасная добыча. Гаэлас простит меня и примет обратно в отряд. Жрицы больше не будут смеяться над маленьким неуклюжим Лейсом, провалившим задание.
    Я снова попробовала закричать, всё ещё уверенная в том, что эльф не осмелится полоснуть меня ножом по шее, но лезвие упёрлось в мою кожу:
    – Тсссс, вылезай наружу, глупенькая Сония. Мы уходим отсюда. А если ты посмеешь ещё закричать – я убью этих двух недоумков, которых ты считаешь друзьями. Их жизни будут на твоей совести.
    Он ухватил меня за косу и потянул к выходу. Над лесом висела растущая луна, холодный воздух кусал разгорячённое лицо, а звезды насмешливо подмигивали мне сверху: «Размечталась об академии, непутёвая девчонка?» Я вспомнила, что у меня есть ещё и дар, но белый огонь не отзывался на мои мысленные усилия. Эльф будто бы понял, что я пытаюсь обратиться к магии и дёрнул за верёвку, которой мои руки были стянуты спереди и примотаны к туловищу:
    – Твой огонь мне ничего не сделает, я ношу на груди защитный амулет. Мы давно научились оберегать себя от магии ваших тупых волшебников. К тому же, да будет тебе известно, эльфы – это никакая не нежить, а потому я не боюсь твоих неумелых святых заклинаний. Я не какой-нибудь трухлявый скелет!
    – Лейс, – я всё время запиналась о корни деревьев, когда мы на ощупь выбирались из лагеря. – Зачем тебе сдался этот некромант? Зачем тебе его расположение? Ты мог бы остаться на зиму с нами, хочешь? Ещё не поздно вернуться и всё исправить, пожалуйста, послушай меня…
    – Тебе не понять, – глухо сказал эльф, подталкивая меня в спину.
    Мы продвигались очень медленно – Лейс шёл по каким-то одному ему ведомым ориентирам, а я только и делала, что останавливалась и падала на колени.
    Какими же наивными оказались все мои мечты, все желания… «Скверно, дитя!» Скверно желать чего-то возвышенного и прекрасного, если сама ты не дочь благородного семейства, воспитанная по законам общества, а всего лишь сирота, которую вышвырнули из приюта за непотребное поведение.
    Где-то пронзительно закричала птица – и мы вдруг увидели впереди между тёмными деревьями висящие в воздухе голубые огни эльфийского лагеря. Время двигалось к утру, у меня закоченели руки и ноги, и я шла ничуть не лучше, чем поднявшийся из могилы мертвец. Лейс издал позывной крик – ему ответили. Замелькали в отсветах магии чёрные, будто вырезанные из бумаги тени высоких и стройных существ. Мы вышли на тропинку, которую заливал волшебный свет синих фонарей, висящих на нижних ветвях. Я невольно опустила глаза: с непривычки лучи света больно резали зрачки. Когда же послышался шорох, и я вновь подняла голову, передо мной стоял эльфийский волшебник с тёмными, почти чёрными глазами.
    – Лейс, – произнёс он тонкими белыми губами, разглядывая меня с головы до ног. Дальше он заговорил по-эльфийски, и я не разобрала ни единого слова.
    – У меня ещё есть пять портальных камней, не только девчонка, – торопливо пробормотал мой спутник на языке людей, но затем опомнился и перешёл на язык эльфов.
    Он выпустил верёвку и принялся копаться в дорожном мешке, один за другим выуживая украденные камни и выкладывая их к ногам Гаэласа. Я подумала – что если кинуться во тьму, что скрывалась за моей спиной? Что если… Но после заметила, что рядом с Гаэласом стояли двое лучников, похожие на полупрозрачные тени. Их стрелы были направлены на нас с Лейсом. И тогда я набралась смелости и посмотрела на некроманта, которого знала только по сбивчивым рассказам эльфа-проводника.
    Он был средних лет. Будь он человеком, я дала бы ему лет тридцать пять – сорок на вид. Высок и строен, как все высшие эльфы, с бледным заострённым книзу лицом и тёмными изогнутыми чёрточками-бровями. Гаэлас был одет в узкие брюки и короткий камзол, поверх которого на плечи была накинула роскошная мантия, подбитая соболиными шкурками.
    Бросив быстрый взгляд на портальные камни, маг принялся рассматривать моё лицо. Он сделал шаг, протянул ко мне свою костлявую руку с длинными чёрными ногтями, и я дёрнулась было назад, чтобы он не смог коснуться моей кожи. Лейс придержал меня за плечи. Холодные пальцы некроманта, унизанные перстнями и кольцами, скользнули по моей щеке, шее и вниз, к солнечному сплетению. Это было настолько отвратительно, что я закричала бы, если бы мне в лицо не смотрели зазубренные наконечники стрел. Охрана лагеря не спускала глаз с нежданных гостей. Наш бывший провожатый, эльф-предатель, заискивающе выглянул из-за моей спины и спросил что-то у мага.
    – Я спросил мастера, нравится ли ему материал, который я доставил, – шёпотом перевёл мне этот мерзавец.
    Гаэлас провёл рукой по моей груди, отчего я нервно вздрогнула. И ответил что-то резкое, чего Лейс не пожелал переводить. Заметив, что мой спутник обиженно засопел над моим плечом, некромант требовательно повторил свои последние слова.
    – Он говорит… что я ничтожество, а ты – очень плохой материал, – прошептал Лейс.
    – В том, что ты ничтожество, я с ним совершенно согласна, – сказала я, повернув голову.
    Некромант уловил мою интонацию и улыбнулся, сделав знак лучникам – те опустили оружие и отступили в темноту.
    – Почему это ты считаешь, будто я плохой материал? Так меня ещё никто не называл! – спросила я в отчаянии.
    Выходит, та старуха из таверны была права, говоря, что я падшая и грязная девка? Настолько опустившаяся, что даже некромант считает моё тело недостойным своих опытов? Конечно, мои слова были продиктованы испугом, но на худощавом лице Гаэласа промелькнуло странное выражение удивления. Он выслушал сбивчивый перевод Лейса, подумал несколько мгновений, а затем поманил нас рукой, сказав:
    – Пойдём, я объясню тебе. А ты, – он указал на своего трясущегося помощника, – собери камни и отдай их жрицам.
    Так мы вошли в лагерь эльфов, наполненный незнакомыми мне голосами, звуками и мелодией, которую длинноволосая девушка извлекала из лежащего на коленях струнного инструмента. В центре поляны, где расположился эльфийский отряд, тихо мерцало пламя большого костра, вокруг которого на поваленных стволах сидели и полулежали воины. Большинство из них были мужчинами, но я заметила и двух женщин – одна из них помешивала в котелке какое-то дымящееся варево, другая сидела рядом с другом, положив голову эльфу на плечо и сплетя свои пальцы с его пальцами. При нашем появлении многие повернули головы, провожая меня любопытными взглядами, а кто-то резким ехидным голосом окликнул Лейса, на что эльф ответил непристойным жестом, одинаково понятным всем народностям.
    Глава 8.2.
    Пройдя поляну наискосок, мы вслед за Гаэласом вышли из круга волшебного света и почти на ощупь направились куда-то вниз по едва различимой в свете луны и звёзд тропинке. Деревья, тёмной стеной окружающие лагерь, остались далеко позади. Перед нами расстилалась болотистая низина, чуть поблескивающая лужицами воды, среди которой щетинились травой и камышом большие кочки. На берегу этого болотища, в отдалении от основного лагеря, было устроено временное жилище некроманта – просторная палатка и бережно обложенное камнями кострище перед входом в неё. Мои руки начали ныть от суровых и грубых верёвок, пальцы закоченели, и я старалась подтянуть сжатые кулаки к губам, чтобы согреть их дыханием.
    – Развяжи её, – скомандовал Гаэлас, но мой спутник только погладил стянутые запястья и возразил своему мастеру.
    – Он говорит, чтобы я разрезал путы, что ты не представляешь опасности, – дрожащим голосом сообщил мне Лейс. – Но я так не думаю.
    – Ничтожество, – повторил некромант, скривив белые губы.
    Лейс раздражённо выхватил кинжал и дёрнул меня к себе. Я вскрикнула от ужаса, но он начал пилить верёвки, грязно ругаясь себе под нос. Пока я растирала затекшие ладони, маг одним жестом изящной руки разжёг свой очаг и скрылся за пологом палатки. Только сейчас я заметила, что вход в жилище Гаэласа охраняли два неподвижно стоящих скелета с длинными мечами наготове. Их глаза тускло светились в бархатной тьме ночи. У огня было расстелено плетёное одеяло, на которое Лейс потянул меня, располагаясь рядом:
    – Ты ненавидишь меня, Сония? В самом деле ненавидишь?
    Я не нашлась, что ответить. Моя душа была устроена неправильным, необыкновенным образом: те события и поступки, которые должны были разжигать внутри меня злобу, гнев или ненависть, лишь оставляли во мне странные, болезненно тянущие дыры. Предательство сестры Клары и исключение из приюта, поступок Рамины, и вот теперь – выходка Лейса – всё это должно было сделать из меня какого-то другого человека. Существо, которое будет способно возненавидеть своих обидчиков и отомстить. Но мой дар только заполнял собой пустоты, оставленные всеми этими событиями, чтобы не было слишком больно, а больше ничего и не происходило. Видно, я действительно была глупа, и жизнь никак не могла научить меня кусаться в ответ на причинённое мне зло.
    Некромант вернулся и теперь стоял по другую сторону костра, глядя на нас сквозь волнующееся пламя. Его чёрный силуэт на фоне безмолвных болот и ночного неба должен был, вероятно, предвещать мою скорую гибель, но я видела другое. Эльф пребывал в глубокой задумчивости. Наконец, он прошёлся вокруг огня и остановился возле меня, склонив голову:
    – Тебе… шестнадцать? Семнадцать?
    – На днях исполнится семнадцать, – тихо ответила я. – Ну, если исполнится, конечно…
    – Ты знаешь, кто я? – спросил он безо всякого выражения. Лейс услужливо переводил.
    – Знаю, – я нервно дёрнула плечами, не понимая, к чему всё идёт.
    То, что этот разодетый в меха тощий колдун был эльфийским некромантом, не вызывало никаких сомнений. Да и Лейс давно прожужжал мне все уши по поводу своего жестокого и могущественного повелителя.
    – Думаю, мой никчёмный ассистент тебя дезинформировал, – чуть улыбнувшись, сказал Гаэлас и присел передо мной на корточки. – У него есть досадная привычка постоянно лгать и изворачиваться. Я учёный. Некоторое время назад я был магистром в Гильдии призывателей теней. К сожалению, война с людьми отразилась на нашей организации не лучшим образом, а ваш новый церковный Орден сделал всё, чтобы стереть нас с лица земли. Конечно, он не принял во внимание то, что половина призывателей были людьми. Ведь у них была так называемая проклятая кровь.
    Некромант остановился, дождавшись, пока Лейс тщательно переведёт всё сказанное, а затем заговорил снова:
    – Мы нашли способ укрываться от преследования, отступили ещё глубже в сумрачный мир. Но Гильдия ещё существует, и наша научная работа продолжается.
    Я осмелилась заглянуть в его глаза, и теперь они не казались мне абсолютно чёрными. Они были цвета тёмной стали, лишь по самому краю обведённые чёрным ободком. И в них не было ни злобы, ни жестокости, о которой всё время твердил Лейс.
    – Кто все эти люди… то есть эльфы? – робко спросила я, кивнув головой в сторону лагеря.
    – А, они – Хранители. Пограничники, как и ваши Солнечные стражи. Верховный жрец попросил меня сопровождать отряд, чтобы выяснить причину, по которой беспризорные мертвецы бродят по лесу и нападают на всех без разбору.
    Я кивнула и в двух словах поведала Гаэласу о нашей схватке с беспокойными скелетами. Он слушал внимательно, чуть хмурил брови и местами уточнял у Лейса некоторые моменты, которые тот переводил слишком поспешно.
    – Нужно будет осмотреть то место, – заметил он, после чего вновь вернулся к своему рассказу. – Собственно, я вынужден был прервать мои изыскания в замке, но по возможности во время похода найти хороший материал для дальнейших исследований. Тела, как ты понимаешь. Желательно, ещё живые.
    – Для чего тебе живые тела, если ты можешь вытащить из могилы мертвецов? – спросила я, на всякий случай отодвинувшись подальше от его пристального взгляда. Казалось, он высматривает внутри меня что-то такое, о чём я и сама не подозреваю.
    – Моя научная работа, – пояснил Гаэлас, – требует, чтобы подопытный ещё дышал при совершении ритуала. Таким образом я надеюсь изучить превращение духа, который не успеет покинуть тела, прежде чем оно перейдёт в стадию посмертного существования. Видишь ли, когда эльф или человек умирает быстро, то его сознание мгновенно угасает. Такие тела, несмотря на свою свежесть и память мышц, хуже поддаются обучению. Ты и сама убедилась в неуклюжести тех древних мумий и скелетов, что напали на вас. Они были тупы и действовали не слаженно. Иначе мы бы сейчас не разговаривали с тобой.
    Меня поразило его спокойствие и то, как легко он рассуждал о превращениях живого организма в ходячего мертвеца, не принимая во внимание никаких сопровождавших этот ритуал мучений. Что если с такой же небрежной лёгкостью учёного-экспериментатора он сегодня же раскроит мне голову или живот, а затем примется надиктовывать помощнику наблюдения, запивая свою речь бокалом эльфийского вина? Глядя на его невозмутимое лицо, мне казалось, что именно так оно и будет. И, как ни смешно, это не была жестокость – он говорил с выражением опытного целителя, столкнувшегося с забавной болячкой. И в следующей же фразе некроманта я поняла, что я – та самая неизвестная его науке причуда природы.
    – Теперь мы подошли к тому, почему Лейс ошибся в выборе материала, – усмехнулся Гаэлас, коснувшись моей головы. – Ты молода и неопытна, но главная загвоздка состоит не в этом. В тебе – белый огонь. Пожалуй, ты самое светлое существо, которое встречалось на моём пути. Слишком чистые души, полагаю, не годятся для моих экспериментов.
    Я не могла понять, что это означает, и он уловил это безо всяких слов.
    – Чтобы дух было удобнее, скажем так, подцепить при помощи колдовства и привязать к умирающему телу, необходимо несовершенство. Кривизна. Порча. Прогнившая при жизни душа куда как лучше держится в разлагающемся теле, нежели непорочная. К примеру, Лейс представляет собой гораздо более удобный экземпляр для подобных опытов.
    Говоря эти слова, переводчик выдал голосом свой извечный страх перед Гаэласом. Тот снисходительно улыбнулся и что-то сказал ему едва слышно, отчего Лейс немного успокоился и даже осмелился добавить от себя:
    – Он сказал, что я пока полезен… и пригожусь ему в опытах. Может быть, мне даже поручат сделать с тобой что-нибудь гадкое, чтобы притушить в тебе этот поганый огонь!
    – У тебя красивое тело, – бесстрастно сказал некромант. – Мне попадались в лесу гораздо более, кхм, несовершенные экземпляры человеческих женщин. Упругие мышцы, лёгкие узкие кости, приятное лицо. Есть множество способов повлиять на состояние человеческой души. Подвергнуть тело пыткам, поработить при помощи магии, наконец – подселить внутрь организма одного из обитателей междумирья.
    – И долго ты будешь выбирать, каким способом замучить меня? – поинтересовалась я.
    В эти минуты страх покинул меня, уступив место какой-то тихой, спокойной обречённости. Я согрелась теплом костра и, глядя в рыжий огонь, думала о том, что совсем ничего не знаю о моих бедных родителях. Не знаю даже, как они погибли. Может быть их сразила вражеская стрела или острая эльфийская сабля, а может и они тоже попали в плен и стали объектами каких-нибудь нечеловеческих экспериментов Гильдии призывателей теней. И до сих пор их неприкаянные духи бродят где-нибудь по лесу, связанные злой магией со сгнившими останками.
    – Я заберу тебя в замок, – ответил Гаэлас и неуловимым движением поймал мою руку.
    Щёлкнул механизм, и я увидела на запястье тонкую серебряную полоску браслета, расписанную чернёной вязью.
    – Эта штука не позволит тебе сбежать, – он сверкнул глазами. – Или покончить с собой.
    Мой дар вспыхнул во мне, отозвался на прикосновение тёмной магии. Некромант удовлетворённо кивнул:
    – Ты сопротивляешься – это хорошо. Твой дар дал мне почву для размышлений. Я хочу изучить его получше, поэтому пока, в ближайшее время, ты будешь жить. Лейс, отведи её к жрицам. Пусть накормят её и дадут отдохнуть в своём шатре.
    Гаэлас подал мне руку, но я упрямо поднялась на ноги сама.
    – Кстати, Лейс, – напоследок бросил маг, приглушая пламя костра движением руки. – Если ты вздумаешь обижать мою подопытную, ты знаешь, что тебя ждёт. Я поиграюсь с тобой куда более изощрённым способом.
    Эльф злобно скрипнул зубами, переводя эти слова.
    Глава 9.1.
    До этого момента я представляла себе эльфийских жриц Нииры как утончённых и злобных красоток, разодетых в полупрозрачные шелка и танцующих ритуальные танцы на очередном кровавом жертвоприношении. Поэтому, когда ко мне вышла женщина, одетая в точности как воин дозора Хранителей – в плотно сидящей на стройном теле кожаной броне под длинным плащом и с кинжалами на широком поясе – я слегка оторопела и покосилась на Лейса. Мои представления об эльфах видоизменялись с каждой минутой. Эльфы, которых я видела, совсем не походили на чернильные картинки из книжек, что показывали нам в церковном приюте. На рисунках эльфы были неестественно угловатыми длинноухими существами с чёрными провалами глаз и огромными зазубренными мечами. Сейчас я видела, что уши большинства из них, хотя и заострены, но достаточно аккуратны, а глаза встречаются по большей части золотистые, голубые или зеленоватые. Стальные с чёрным были только у Гаэласа, и я не была уверена, что это был их природный цвет, скорее – следствие постоянного взаимодействия с тёмной магией.
    Эльфийка поманила меня рукой, но в этот момент откуда-то из-за палатки раздалось утробное рычание, а затем к моим ногам вылетел крупный серебристый щенок и залился диким лаем, пытаясь сбить меня на землю. Я не удержалась и, попятившись, села в траву. Зверь кинулся обнюхивать меня, и я запоздало поняла, что вокруг меня прыгает самый настоящий волк. Точнее – волчонок-подросток. Вслед за щенком из палатки выскочила хрупкая девушка и принялась за ошейник оттаскивать от меня зверя, который, впрочем, и не собирался меня кусать, а лишь проявлял неуёмное любопытство к незнакомому запаху. Лейс наклонился и потрепал щенка по холке, а я заметила, как беловолосая девчонка фыркнула и сказала моему проводнику что-то не слишком приятное. По всему выходило, что ничтожеством Лейса считал не только некромант, но и все собратья-эльфы.
    – Привет, – сказала мне юная жрица и оглянулась на мать. – Ты Солнечный страж? Они приходят к нам в лагерь. Иногда. Я немного знаю ваш язык.
    – Она не cтраж, – ядовито пояснил Лейс, пока я отряхивалась от сухой травы. – Это рабыня Гаэласа, моего хозяина.
    Рабыней некромант меня точно не называл, как истинный учёный он предпочёл более удобные слова – материал, подопытная. Девушка заметила на моей руке невольничий браслет и разочарованно поджала губы:
    – Жаль, я люблю болтать со cтражами. Хотя мама говорит, что людям доверять нельзя.
    – Иди в палатку, Донния, – проговорила жрица, и я поняла эту фразу без перевода, всё было слишком очевидно.
    Мы знали, что с незапамятных времён эльфы держат в качестве рабов своих лесных сородичей, которых по обе стороны Предела называют не иначе как дикарями, и к которым, я как я узнала позднее, относился и Лейс, по крови лесной эльф. Эльфийская знать покупала себе в невольники и людей, и выносливых крепких орков северо-востока, и полукровок всех мастей. Не могу сказать, что рабства не встречалось на земле людей – и у нас существовали законы, позволяющие торговать живым товаром. Богатые землевладельцы и правители выписывали себе с далёкого юга темнокожих сироток-красавиц и не гнушались обращать в рабство те малые народности, которые не могли защитить себя, не имея ни армий, ни могущественной магии. Во времена второй войны в плен были захвачены и эльфы, но как только Вольдемар Гвинта обнародовал своё открытие касательно проклятой крови, большинство пленников были убиты или высланы на родину в обмен на человеческих солдат.
    – Значит, ты тоже раб? – уточнила я у Лейса, когда мы уже доедали принесённую нам похлёбку, которая показалась мне на удивление вкусной, хотя и пахла какой-то незнакомой мне приправой.
    – Нет, я свободный, – буркнул эльф, облизывая ложку и замасленные пальцы.
    – Не очень-то похоже, – заметила я. – Вижу, что тебе здесь никто не рад.
    – Заносчивые твари, – объяснил Лейс. – Считают детей леса чем-то вроде зверья. Думают, если научились строить дворцы из камня и мастерить водопровод и часы, то перепрыгнули на высшую ступень развития. Гаэлас говорит, что внутри все эльфы устроены одинаково. Никаких преимуществ у городских перед лесными нет. У всех только одна голова, одно сердце и одна-единственная жизнь.
    Мне почудилось, что сейчас он говорил о некроманте с невольным уважением, которое обычно не было заметно из-за страха наказания. Я немного успокоилась: то ли эльфийская горячая еда возымела действие над моим уставшим разумом, то ли просто я осознала, что этой ночью никто не собирается меня потрошить и изучать, но сердце билось теперь ровно и не подскакивало к горлу при каждом новом шорохе. Устроившись у огня и укрывшись мягкой шкурой, я думала о том, что сказала девочка, дочь жрицы. Хранители контактируют с Солнечной стражей. Это было важно. Между пограничниками заключено перемирие, и стражи даже приходят в эльфийский лагерь.
    Во мне зародилась крохотная, осторожная искорка надежды. Нет, я не гадала о том, что сделал бы мой знакомый страж, если бы увидел невольницей в лагере у другой стороны. Откуда-то я знала, что он непременно спас бы меня. Мой светлый дар отличался удивительной способностью порождать во мне огоньки мыслей о том, что всё как-нибудь сложится. Это было смешно сейчас, но как бы ни было это смешно, это было правдой. Гаэлас не собирался убивать меня – я много раз видела людей, которые, не раздумывая и не колеблясь, убили бы. И я знала, что некроманту доводилось отнимать жизни. Но даже несмотря на всё это, во мне поселилась какая-то необъяснимая уверенность, что он оставил меня себе вовсе не для того, чтобы замучить или подселить в моё тело демона. Его странным образом привлекал мой дар. Ведь белый огонь помог мне справиться с мертвецами в лесу, что если…
    – Ты могла бы попробовать убить его, – вдруг сказал Лейс, и я вздрогнула.
    – Кого? – мой разум с трудом выходил из состояния полудрёмы.
    – Некроманта, – шепнул эльф. – Думаю, с точки зрения магии он немногим отличается от той дряни, что создаёт. Тоже мертвец в определённом смысле. Просто очень сильный. А душа насквозь гнилая, с какой стороны ни посмотри.
    – Он живой, – возразила я.
    – Это только иллюзия. Однажды он сказал мне, что давно уже умер, – прошептал Лейс. – Что смерть – это первый шаг к тому, чтобы сделаться некромантом. Не заглянув ей в лицо, маг не освоит искусство обращения с мёртвыми.
    Я попробовала покусать застёжку браслета, но её удерживал не только замок, но и незнакомая мне волшебная сила.
    – Это твой единственный шанс, – продолжал эльф вкрадчивым голосом.
    Видно, он считал меня законченной дурой, если полагал, что я поверю теперь хоть одному его слову. Но я решила не подавать виду и послушать, что хочет предложить этот худосочный мерзавец. Видят боги, у меня так и крутилось на языке это слово на эльфийском языке – «ничтожество».
    – Как ты это себе представляешь? – прошептала я в темноту.
    – Твой огонь… наши жрицы владеют чем-то подобным. Его можно собрать в стрелу, в копьё или, если хочешь – в луч света. И швырнуть во врага. Таким образом наши священники убивают демонов из междумирья.
    Лейс был невыносим! Стоило ему перестать трястись в ожидании гнева Гаэласа, как он тут же принялся интриговать у некроманта под носом. Я пошевелилась, устраиваясь поудобнее:
    – Ты сказал, что эльфы давно научились защищаться от человеческих магов.
    – Значит, – рассудил парень, – нужно подловить его в тот момент, когда он будет беззащитен.
    Он провёл пальцем по моей щеке, и я незамедлительно оттолкнула его руку:
    – Не трогай меня!
    – Ты ведь видишь, что понравилась ему, – продолжал заливать мне Лейс. – Прежде он никогда не отмечал, что у подопытных крысок красивое тело или нежная кожа.
    – Что за бред ты несёшь? – сердито прошептала я в темноту.
    При мысли о том, на что намекал этот изворотливый мальчишка, к моему горлу подступила тошнота. Сначала он утверждает, что некромант весь прогнил, а теперь предлагает мне… соблазнить его? От одного только прикосновения заострённых чёрных ногтей Гаэласа меня пробрало отвращение – как есть ледяной, костлявый мертвец. И под одеждой его, вполне может быть, вовсе не тёплое и живое тело, а промасленные бинты, удерживающие гнилую плоть. И только амулеты, спрятанные на груди, да кольца с зачарованными самоцветами позволяют скрыть некроманту свой настоящий облик.
    Глава 9.2.
    На следующий день часть отряда Хранителей и некромант вместе с ними отправились на то место, где нам с Робом, Снори и Лейсом пришлось отбиваться от поднявшихся из земли скелетов. Странно, я была уверена (и все говорили так в моей прошлой жизни), что мертвяков может поднять только некромант. А оказалось, случается и иначе: роль Гаэласа в отряде состояла в том, чтобы наоборот уложить восставших скелетов в могилы и найти причину их необычной активности. Лейсу велели показывать дорогу, а я осталась в лагере и понятия не имела, чем мне дозволено заниматься и куда ходить.
    – Тебя никто не обидит, – сказала мне дочь жрицы, когда я с опаской смотрела на двух солдат, со смешками обсуждающих мою внешность. Не надо знать чужого языка, чтобы понять тот тон, когда мужчины рассуждают о женских прелестях.
    – Что они говорят? – осторожно спросила я. Волчонок подбежал к своей хозяйке с длинной костью в зубах и требовал внимания. Эльфийка взяла кость и забросила её далеко в кусты:
    – Искать! – скомандовала она и села рядом со мной. – Они говорят, что спросят Гаэласа, можно ли поиграть с тобой, прежде чем ты станешь скелетом. Спорят, одинаково ли устроены эльфийки и человеческие женщины между ног.
    – Прекрасно, спасибо, – поблагодарила я Доннию, немного шокированная той непосредственностью, с которой она всё это произнесла. – Сколько тебе лет?
    – Четырнадцать, – просто ответила девушка. – Мать не хотела, чтобы меня брали в поход, но отец сказал, что мне пора становиться настоящей жрицей, а не только сидеть над книгами в библиотеке храма. У меня получается – я уже вылечила перебитую ногу Матсу.
    – Кто этот Матс? – улыбнулась я.
    – Он, – эльфийка указала на вновь бегущего к нам волчонка. – Мне разрешили забрать его в замок.
    – Поздравляю, – искренне сказала я. Разумеется, у меня никогда не было ни собаки, ни кошки, ни какого-то другого животного, ведь зверей обычно берут в дом или во двор, а дома у меня не было. «Усатый волк» Мартин держал в таверне полудикого злющего кота, чтобы отпугивать мышей, но с появлением демонов в обличье заморских зверушек исчезли и мыши, и сам кот. – Мне можно пройтись?
    – Конечно, – сказала девочка и вновь повторила, – никто не прикасается к вещам Гаэласа, а потому тебя тоже никто не посмеет тронуть.
    – Знаешь, ничьей вещью я ещё до сих пор не была, – ответила я, почувствовав раздражение.
    Это была ложь, разумеется. Я была, была безмолвной вещью, которую покупали на раз, на вечер или ночь, которая не смела возразить или ослушаться! Которой приходилось делать противные и постыдные вещи только затем, чтобы получить свою миску каши и не быть избитой своенравной Кьярой или хозяином таверны. Мне не хватало смелости, чтобы ответить резко или дать сдачи, или просто взять свой тощий мешочек с несколькими монетами и уйти, куда глаза глядят. И вот когда мне повстречался Солнечный страж, когда мой дар очнулся ото сна и начал выплёскиваться наружу, когда я, наконец, решилась и ушла в ночь… Когда ввязалась в настоящее приключение, нашла перо птицы-оборотня и научилась обращать в пыль мертвецов… Тогда всё извернулось наизнанку – и вот уже я вновь чья-то вещь! Будто жизнь моя была задумана именно так – навыворот, и что ни делай – всё обязательно вернётся на круги своя.
    Меня душили слёзы обиды, горькие и горячие, несмотря на октябрьский холодный воздух. Я пыталась разбить проклятый некромантский браслет о камень, обдирала кожу руки, стараясь стянуть его, осматривалась вокруг в надежде найти какой-нибудь валун, чтобы можно было броситься вниз головой. Хотела найти верёвку, чтобы повеситься на дереве назло, наперекор этому проклятому некроманту. Вряд ли магический браслет и уж тем более светлый дар позволили бы мне осуществить задуманное, но я должна была хотя бы попробовать как-то выбраться из текущего положения, раз уж убежать было нельзя. Когда я сделала нелепую попытку залезть на сосну, в мой сапог вцепился разыскавший меня Матс и затеял оглушительный лай.
    – Что ты делаешь? – с улыбкой спросила выскочившая вслед за волком Донния.
    – Хочу повеситься! – огрызнулась я. – Чтоб не быть вещью Гаэласа!
    – Как глупо, – рассмеялась девушка, – он тут же поднимет тебя из мёртвых, и ты будешь ещё больше вещью, чем сейчас.
    – Полагаю, после смерти мне уже будет всё равно.
    – Я собираюсь идти купаться, хочешь со мной? – склонила голову юная жрица.
    – Ты шутишь, как можно купаться в такой холод?
    – Здесь неподалёку есть горячий источник, – Донния махнула рукой, – пойдём, Матс обожает плавать.
    Признаться, мысль о купании в лесу не приходила мне в голову, хотя голова давно уже почёсывалась, а о запахе тела после нескольких дней похода мне не хотелось даже думать.
    – Мне не во что переодеться, – остановилась я.
    – Я поделюсь с тобой одеждой, – пообещала девочка, а уж чтобы у меня отпали последние сомнения, добавила с улыбкой. – Давать рабыням запасные рубашки не запрещено, никто не будет нас ругать.
    Мы свернули в заросли мелких берёзок и орешников, за которыми клубился густыми парами туман. Эльфийка показала мне на затянутое облаком небольшое озерцо и тут же принялась сбрасывать с себя меховой жилет, обувь и всю прочую одежду. Я недоверчиво посмотрела на неё и тоже начала раздеваться. Когда мы обе, поёживаясь от холода, трогали пальцами ног тёплую воду озерца, а Матс, с наслаждением фыркая, уже скрылся в густых испарениях, мне почудилось за кустами какое-то движение. Прикрыв голую грудь, я с опаской обернулась под заливистое хихиканье эльфийки:
    – О, это мой личный охранник, отец приставил одного из рекрутов, – пояснила Донния. – Ты ведь знаешь, что каждой жрице полагается рыцарь для её защиты?
    Я помотала головой – ничего подобного я не слышала, а человеческим жрицам Ксая никаких персональных охранников не полагалось. Они трудились под защитой церкви и Ордена Инквизиции, либо поступали в Солнечную стражу и считались членами отряда.
    Девушка с любопытством разглядывала моё тело, и мне было неловко, несмотря даже на моё прошлое в таверне. Женщины вроде Рамины всегда пытались отыскать во мне какой-нибудь изъян и указать на него – грудь великовата для невысокого роста, кости тонковаты, зад мог бы быть попышнее, а волосы нужно носить не в косе, а распускать по плечам – так мужчинам нравится куда больше. Донния смотрела с интересом и никаких претензий в её светлых голубых глазах я не видела.
    – Ну же, давай, – она протянула мне руку, и мы разом погрузились в туманную, исходящую пузырьками тёплую воду. Я чувствовала, как прямо под моими ступнями волнуется песок и движутся струи горячей воды.
    Мы плескались довольно долго – сначала играли с волком, затем я с наслаждением отмыла волосы густым травяным мылом, которым поделилась со мной маленькая жрица, докрасна отскребла себя жёсткой мочалкой из волокон какого-то дерева, а потом мы лежали на спинах и глядели, как над рыжими деревьями плывут кучевые низкие облака.
    – Почему нельзя трогать вещи некроманта? – тихо спросила я.
    – Глупые суеверия, – беспечно ответила Донния. – Мы, жрицы, знаем гораздо больше остальных, а потому не слушаем эту чушь.
    – И что ты знаешь про него, про Гаэласа?
    – Он один из самых сильных магистров Гильдии призывателей, но ему никак не удаётся найти себе учеников. Всё время что-нибудь случается, – прошептала она.
    – Никто не выдерживает обучения? – предположила я.
    – Всякое бывает, – грустно ответила юная жрица, – дети Гаэласа унаследовали его дар, но они погибли во время войны с людьми, а несколько других учеников пытались защитить от разрушения Гильдию и умерли при взрыве магического экрана.
    – У некроманта были дети? – переспросила я.
    – Были когда-то, – подтвердила девочка, – и он их любил, представляешь?
    – Представляю, – отозвалась я.
    Во мне шевельнулась какая-то неприятная, болезненная игла, будто я узнала что-то не предназначенное для моих ушей, то, что не хотела бы знать. Теперь я никак не могла избавиться от этой информации – у Гаэласа были дети, а это означало, что он… живой. Несмотря на всё, что я надумала себе прошлой ночью.
    – А где его женщина? – прошептала я.
    – Она умерла ещё раньше, до войны, но я плохо знаю эту историю. Меня ведь ещё на свете не было тогда, – она всплеснула воду вокруг себя и нырнула.
    Набравшись храбрости, мы всё-таки вылезли на берег, поспешно обтёрлись и натянули на себя свежие рубашки. Всё это время охранявший нас воин, вооружённый длинными саблями, что-то крикнул, и Донния улыбнулась мне:
    – Отряд возвращается! Говорят, завтра мы поедем в замок.
    Теперь, когда я чувствовала необыкновенные чистоту и лёгкость, прикосновение свежего белья к коже и аромат свежевымытых волос, мысли о самоуничтожении растворились сами собой, как остатки неприятного сна солнечным днём. Даже браслет на запястье уже не казался мне такой уж кошмарной деталью, за разговорами с юной жрицей я совсем забыла о его существовании. Прошёл короткий шуршащий дождь пополам со снежной крупой и краем леса удалился в сторону границы. Приближался вечерний час, вернувшиеся Хранители разводили костры, о чём-то переговаривались между собой, заигрывали с немногочисленными женщинами и дразнили уставшего и сердитого Лейса.
    Пожалуй, меньше всего на свете я бы хотела сейчас лицезреть этого лгуна, подхалима и предателя, но из всех эльфов человеческой речью владели только он и маленькая Донния, которую мать позвала в свой шатёр, чтобы помочь кому-то из воинов. Гаэлас вернулся последним, бросил на меня и Лейса короткий мрачный взгляд и скрылся за чёрным пологом своей палатки. Скелеты-стражи тут же заняли свои места у входа и скрестили мечи, обозначив, что проход закрыт. Жилище в точности соответствовало его характеру – сквозь тёмное полотно было невозможно разглядеть ничего внутри.
    – Ты увидишь замок Хранителей, – сообщил мне Лейс, когда мы поужинали горячей кашей, а Донния принесла нам дымящийся чай из сушёных ягод и уселась рядом.
    – И святилище нашей богини Ньир, – мечтательно сказала девушка, – а если Гаэлас не позволит тебе выходить из подземелья, то я буду навещать тебя.
    – Подземелья? – переспросила я.
    – А ты думала, что рабыням выделяют комнаты в мансардах с прислугой и кучей шёлковых подушек? – ехидно расхохотался Лейс. – Тебя ждёт клетка, цепь и крысячье дерьмо. Именно это произошло с прошлой игрушкой Гаэласа, и поверь, он выдержал недолго, этот человеческий маг.
    – Я больше тебе не верю, – сказала я эльфу.
    – Никто не верит Лейсу, – подхватила Донния, разбирая узорчатым гребешком длинные локоны своих серебряно-белых волос. – Ни люди, ни эльфы…
    Несмотря на то, что девушка произнесла эти слова рассеянно и тихо, Лейс зарычал ничем не хуже волчонка, вскочил, оттолкнул глиняную посудину с ароматным напитком и в считанные мгновения скрылся среди сумеречно блестевших каплями дождя кустов.
    Глава 10.
    Утро нового дня заполнило передвижной лагерь эльфийского отряда радостными криками и бодрым конским ржанием. Я узнала от жриц, что из замка Хранителей пришёл приказ возвращаться, и несколько молодых рекрутов приехали верхом и привели с собой коней для уставших дозорных. Эльфы сворачивали свои остроконечные палатки, упаковывали походную утварь и снаряжение, переговаривались с прибывшими солдатами – и во всём этом движении не было так свойственной людям суеты. Они всё делали быстро, но при этом словно никуда не торопились. Говорили порой высоко, стремительно, но их дыхание оставалось ровным, а голос – мелодичным. Больше всех волновался волчонок Матс. Он стремительно носился по подлеску, время от времени выскакивая на поляну, где паслись кони, замирал, ставил уши торчком и принимался бить себя хвостом по бокам и подлаивать от любопытства.
    Мне было неловко попадаться на глаза старшей жрице, матери Доннии, которая всякий раз одаривала меня таким колючим ледяным взглядом из-под снежно-белых ресниц, что душа застывала у меня в груди. Жрицы заставили Лейса вымыть посуду, и я вызвалась пойти вместе с ним, просто потому что не знала, куда себя деть, чтобы никому не мешаться под ногами. Гаэлас так и не выходил из своей палатки со вчерашнего дня. Скелеты несли свою службу, всё так же безупречно стояли на посту, белея на фоне тёмного полотна отчищенными костями. Эльф быстро распределил перепачканные кашей миски на две стопки, и мы принялись полоскать их в тёплом источнике.
    – Мне дадут коня, – похвастался Лейс. Я заметила, что обычно растрёпанные по плечам пепельные волосы он расчесал и заплёл в тугую косу, перетянутую шнурком.
    – Что с некромантом? – спросила я, оглянувшись.
    – Слышал, что он потратил много сил, отыскивая источник тёмной магии. Той, что заставила мертвецов бегать по лесу. Так что, скорее всего, он спит. А ты уже начала переживать за него, верно?
    Я хотела было ответить на ехидство дикого эльфа, но внутри меня что-то дрогнуло – и я промолчала. Теперь я знала о том, что у Гаэласа когда-то были дети, которых он потерял в войне, и это горькое знание не давало мне думать о нём по-прежнему, как о полумёртвом колдуне, потерявшем душу в междумирье среди теней. Во всяком случае, мне не хотелось больше считать его мертвецом, как советовал Лейс. Независимо от того, чего там требуют ритуалы некромантии. Между тем, у моего спутника уже зародилась новая сумасбродная идея. Я удивлялась – как ему удаётся выживать с головой, в которую каждый день приходят новые и новые предательские безумства, каждое почище предыдущего.
    – Сония, ты умеешь ездить верхом? – спросил он, когда мы покончили с посудой и бродили по краю лагеря среди непривязанных коней. Как и следовало ожидать, командир отряда велел привязать не любимых скакунов, а Матса, и теперь волчонок заходился лаем от негодования.
    – Мне случалось пару раз, но я бы не сказала, что умею, – хмыкнула я, вспомнив наше с Раминой путешествие из Вестена в Ольден.
    – Ты ведь знаешь, что лесные эльфы к любому зверю могут найти подход, – он сложил руки на груди и с прищуром взглянул на меня зеленоватыми щёлочками глаз. – Мы можем взять самых быстрых лошадей...
    – Лейс! – воскликнула я в сердцах. – Твой покровитель, должно быть, безумный бог Брелас Дур!
    – Почему? – показав ряд мелких зубов, улыбнулся эльф.
    – Сначала ты боялся возвращаться к Гаэласу, потом предал и обокрал Роба и Снори, силой притащил меня сюда, а теперь ты то предлагаешь мне сразиться с некромантом, то хочешь снова бежать?! Кто же тебя поймёт, если не безумные духи и их предводитель?
    – Я лишь ищу выход из сложившейся ситуации, – пожал плечами Лейс.
    – Из той, которую сложил ты сам! – горячо возразила я. – Глядя на то, как ты каждую минуту желаешь обмануть всех вокруг, я не могу даже возненавидеть тебя как следует! А ведь именно мне следовало бы воткнуть тебе шпильку в ухо, когда ты спишь!
    – Сония, – почти пропел он, приобнимая меня за плечи и разворачивая лицом к себе. – Ты никого не можешь возненавидеть, твой белый огонь защищает тебя от всех низменных и порочных чувств. Но ты не знаешь, что задумал Гаэлас. Ты всё видишь в своём особенном, безупречном свете...
    Это я-то вижу в безупречном? Я вздохнула, мягко снимая с себя руки Лейса и качая головой. Мне казалось, к своим семнадцати годам я успела увидеть все стороны жизни – благочестивые лица горожан, приходящих в церковь Ксая на исповедь и зажигающих жёлтые солнечные свечи в честь добрых желаний и свершений. Разъярённые лица тех же самых людей, когда глаза их заполняли крепкое вино, самогон и злоба. Отчаявшиеся лица, умоляющие о подаянии на кусок хлеба. Заискивающие, обвиняющие, плачущие... Что бы ни задумал некромант, я ясно видела, что он не собирается причинять мне зло. И вот теперь Лейс, подхалим и негодяй, не моргая, смотрел мне в самые зрачки и убеждал в обратном.
    – И что же он задумал? – шёпотом спросила я.
    – Что может задумать проклятый любитель мертвечины? Уж явно не пойти с тобой на бал и станцевать там вальс. Уж явно не одарить тебя жемчугами и платьями, сделав своей наложницей... У тёмного мага на уме всегда какая-нибудь дрянь. Ты представь, ему даже удалось убедить Хранителей в том, что древние мумии в лесу – это не его рук дело. И ему поверили! Конечно, в окружении двух десятков воинов у Гаэласа не было иного выхода, чем уложить мертвяков обратно в их склепы! Никто ведь не станет слушать маленькое ничтожество Лейса, который знает этот лес как свои пять пальцев... – в отличие от высших эльфов, мой спутник стремительно выходил из себя от возбуждения и начинал хватать губами воздух. Гнев распирал его изнутри.
    – Какое же у тебя мнение на этот счёт? – я осторожно перебила эльфа, пока он не надумал разразиться новой тирадой.
    – Гильдия призывателей во главе с Гаэласом – они хотели защитить свои знания, а потому устроили массовое жертвоприношение. Убили своих собственных адептов, оставив в живых только сильнейших магов. Им нужен был щит, экран, чтобы скрыться от Солнечных стражей и Инквизиции, но что-то пошло не так, и теперь весь лес пропитан порчей от их злодейства...
    – Я слышала, что адепты погибли из-за взрыва экрана, и это был несчастный случай, – попыталась возразить я, припомнив слова Доннии.
    – Конечно, так было от начала времён – жрецы и церковники всегда выбирают самую выгодную для себя правду, – возмущённо сказал эльф.
    – А какую правду выберешь ты? – вскинула я голову. – Почему ты хочешь предать того, кому пару дней назад верно служил? Ради кого ты ограбил наш лагерь?
    Лейс опустил голову и поковырял узким носком сапога травяную кочку:
    – Я думал, он простит меня... изменит своё отношение. Но что бы я ни делал, всё равно остаюсь в его глазах жалким ничтожеством! Он даже не надевает на меня браслет. Я не заслужил даже поводка и ошейника, какие знать покупает своим любимым собакам!
    – О, боги! – я подняла рукав и посмотрела на тонкий узорчатый обруч на своём запястье. – Ты хотел бы носить магический поводок?
    – Да, я хотел бы! – почти выкрикнул Лейс. – Так бы я знал, что ему не наплевать на своего помощника... Ему ведь не наплевать на тебя, хотя ты всего лишь человеческая девчонка, жалкая рабыня, которую солдаты не трогают только потому, что боятся гнева Гаэласа! А меня можно пинать, бить, оскорблять. Даже эта мерзкая малолетняя жрица позволяет себе говорить со мной, как с каким-то распоследним говночистом!
    – По-моему, Донния очень милая девушка, – заметила я, и эльф громко фыркнул. Жующий подсохшую траву конь поднял голову и доверчиво направился к Лейсу, протянул ему морду и подставил шею для почёсывания. Эльф дрожащими руками погладил скакуна, прижался щекой к тёмной морде, заметно успокаиваясь.
    – Видишь, – тихо сказал он, и глаза его заблестели от слёз, – любой конь здесь будет моим, если я захочу. Мы можем убежать, Сония.
    – Это Предел, Лейс, Ничейные земли, здесь некуда бежать. К тому же, некромант легко выследит нас по моему браслету. И ещё. Не думала, что будет возможность сказать тебе об этом, глядя в глаза, но ты сам напросился. Как ты можешь предлагать мне побег после всего, что натворил? Твои товарищи из людей, Роб и Снори, вынесли тебя умирающего из леса, отпоили зельями, выдавили из твоей раны яд. В конце концов, даже нашли лекаря! А ты бросил их в лесу, украв добычу и зная, что у них нет твоего... подхода к диким зверям?
    – Они всего лишь дельцы, которые отправились в лес ради наживы! – выкрикнул Лейс.
    – Ты говоришь, что тебе никто не верит, – я отступила назад. – Эти люди поверили тебе и поплатились за это. Поэтому нет, я не куплюсь на твои предложения...
    Я резко обернулась и, не глядя, кинулась было к стоянке некроманта, но он сам вышел мне навстречу и почти поймал на бегу сильными руками.
    – Где тебя носит? Портал уже готов, – сказал он резко, но я не поняла ни единого слова, только увидела на его лице странную тревогу. Гаэлас взял меня за руку и потащил за собой через кусты, сжимая ладонь так, что у меня хрустели косточки. Лейс плёлся следом, хотя ему никто ничего не говорил.
    На месте, где совсем недавно теплилось круглое кострище, полыхало синее с чёрным пламя портала. Вздымаясь по обе стороны от выложенных полукругом камней, оно образовывало арку, внутри которой пространство искривлялось так, что было невозможно что-то разглядеть. Ни палатки, ни скелетов уже не было. Я до этой минуты была уверена, что мы отправимся в замок вместе с Хранителями, на лошадях или в крытой тележке, на которую эльфы погрузили поклажу и усадили раненого бойца. Гаэлас подтолкнул меня к порталу, но это было выше моих сил – я никогда прежде не путешествовала подобным образом, и от вида страшно вращающихся вихрей в тёмном небытие, ноги мои готовы были подкоситься.
    – Ты поедешь с отрядом, возвращайся в лагерь, – скомандовал он Лейсу, и эльф покорно попятился и исчез за кустами. Лишь тень его мелькнула среди наполовину оголённых ветвей.
    – Мне страшно, – взмолилась я, обернувшись к Гаэласу.
    Он смотрел на меня, чуть нахмурившись, затем слабо улыбнулся и сказал:
    – Хорошо, тогда полетим вместе, – смысл этих неожиданных слов я узнала много позднее, но и теперь мне стало ясно, что некромант не собирается силой швырять меня в портал.
    Эльф подхватил меня на руки, прижал к себе, и я поняла по движению его губ, что мне следует покрепче обхватить его за шею. Прежде чем нас закружил сумасшедший вихрь телепорта, я успела подумать о том, что его руки вовсе не были костями восставшего скелета, а грудь была тёплой и поднималась в такт глубокому дыханию.
    – Не бойся, – шепнул он мне на ухо и шагнул в портал.
    В моих ушах раздался невероятный звон и шум, тело скрутило судорогой, а мысли от дичайшей скорости вылетели прочь и, наверное, вместе с содержимым головы остались лежать на траве у старого кострища. Во всяком случае, ощущение было именно такое. Кажется, я кричала, потому что когда опомнилась, то некромант глухо смеялся, не торопясь спускать меня с рук. Когда же он сделал это и провёл пальцами по моим плечам и рукам, затем по спине и груди, я думала, что всё это какое-то наваждение. Лишь спустя некоторое время до меня дошло – он боялся, что путешествие повредило мне, как боится хранитель музея, перевозя в другой город очень хрупкий экспонат. Гаэлас был учёным, и ему хотелось доставить подопытную в свои подземелья в целости и сохранности.
    Тьма в глазах понемногу рассеялась, и я обвела взглядом мрачное сводчатое помещение, в котором мы приземлились. Некромант внимательно следил за каждым движением моих ресниц и лишь когда убедился, что я не собираюсь терять сознание, осторожно отступил назад. Мы не были в подземелье – зал с нависающими над головой потолками из грубого серого кирпича и свечами в чугунных, заплывших воском канделябрах больше походил на архив или лабораторию аптекаря. Вдоль стен располагались шкафы и ниши, уставленные сплошь книгами, заваленные растрёпанными свитками и тетрадями. Здесь же, рядом с литературой, располагались в склянках, колбах и на подставках образцы выпотрошенных мелких животных, фрагменты лап, крыльев и органов более крупных существ. Всё это хозяйство естествоиспытателя пребывало в беспорядке – часть экспонатов, рукописей и фолиантов лежала на расставленных повсюду дубовых табуретах или даже прямо на полу. Я бросила взгляд в сторону узкого окна, откуда сочился бледный свет октябрьского полудня и спросила:
    – Где мы, Гаэлас?
    Эльф обвёл рукой обшарпанные стены и ответил на своём языке. Лицо его при этих словах показалось мне слегка виноватым. Осторожно ступая, чтобы не задеть высоких сосудов из зелёного и коричневого стекла, я пробралась к окну и ахнула: двор замка Хранителей был заметён ослепительным первым снегом. Слой искрящихся снежинок покрывал крыши башен и галерей, ветви стройных, как солдаты, чёрных елей, что росли вдоль восточной стены, ромбические плиты площади и даже караульных, которые прогуливались вдоль запертых ворот, как заведённые кем-то игрушки с пружинами внутри. На какой-то миг меня кольнула мысль, что охрана могла вполне быть и неживой, но после я заметила, как один из солдат подпрыгивает и стряхивает снег, налипший на сапоги – и успокоилась.
    – Это замок Хранителей, – тихо сказал он за моей спиной.
    Его рука невесомо коснулась моих растрёпанных по спине волос, и я еле слышно вздохнула. Жизнь моя сделала петлю, и вот теперь всё снова возвращается на круги своя – вокруг меня снова камень толщиною в несколько футов, и я снова взаперти, с тем только отличием, что теперь я на территории вражеского государства. Я искала свободы, но нашла лишь новое заточение. Или, быть может, я никогда её и не искала?.. Мой дар тихо спал внутри – он больше не пульсировал в присутствии некроманта, как было в первый раз. Эльфийский колдун стоял совсем рядом и задумчиво перебирал мои волосы, глядя на заснеженную площадь.
    – Зима, – сказал он, и я поняла. Это слово не раз употреблял Лейс, когда мы мёрзли в лесу, разыскивая портальные камни.
    – Да, зима, – шёпотом ответила я, впервые пробуя на вкус чужие слова.
    – Ты любишь… если… холодно? – осторожно спросил он на языке людей, делая паузу перед каждым словом, словно выуживая их из глубин памяти.
    – Нет, – я медленно обернулась. Мне всегда было легче читать говорящего по глазам, а теперь в свете дня его лицо было так близко. – Я люблю огонь.
    Гаэлас не сводил с меня глаз, и сейчас мне не хотелось отшатнуться или передёрнуться от неприязни, как тогда, в нашу первую встречу в лесу. Его руки бережно лежали на моих плечах, и я чувствовала их тепло. Он пытался что-то вспомнить, я видела, как на лбу эльфа собрались мелкие морщинки, как напряжены тонкие тёмные брови. Наконец он усмехнулся и помотал головой, как школьник, который забыл выученные накануне правила умножения.
    – Огонь, – сказал он, наконец, взяв мою руку в свою и расправив пальцы. – Ты умеешь.
    – Ах, нет, мой дар не для того, чтобы разжигать камин, – я улыбнулась и уже привычным усилием воли вызвала язычки белого пламени.
    Некромант закусил губы, и по всему было видно, что мой огонь доставляет ему неприятные ощущения или воспоминания. Я живо вспомнила, как сгорали и рассыпались пылью мертвецы, едва к ним прикасалось белое пламя.
    – Нет, не то, – он накрыл мою руку своей, и пламя погасло, как гаснет накрытая перевёрнутым стаканом лучина. – Смотри.
    Он прочитал заклинание, больше напоминающее змеиное шипение, и по его пальцам взвился настоящий рыжий огонь, от которого повеяло жаром. Я инстинктивно отшатнулась, успев заметить, как искры мелькают в тёмных глазах эльфа.
    – Подожди, – он сделал останавливающий жест, стряхнул с рук язычки пламени и принялся что-то искать на заваленном бумагами столике, комментируя каждый неподходящий листок, рецепт или рисунок.
    Наконец он разыскал нужное – тонкую книжицу в шершавой кожаной обложке, потрескавшейся от времени – и сунул мне в руки. Я приоткрыла пожелтевшие страницы и на первом же развороте увидела схематичные изображения заклинаний. Что-то подобное я видела в Вестене у девочек-академичек, когда они стайкой располагались на газоне у церковного двора и принимались обсуждать учёбу.
    – Здесь не слишком уютно, да, но это ненадолго, – сказал Гаэлас, когда мы по короткой галерее переходили из рабочей лаборатории учёного в жилые помещения.
    Я поняла по жестам эльфа, что беспорядок приводит его в отчаяние и мешает сосредоточиться на работе. Пока я осматривалась, он увлекал меня всё дальше, и я старалась запомнить все повороты и лестницы, что встретились на нашем пути. Тёмные ступени, что терялись во мраке, вели в подземелья, о которых упоминал Лейс. Винтовая лестница скорее всего имела выход на одну из смотровых башен. В узких, похожих на бойницы окнах мелькали камень и снег улицы. Небольшая комната в конце пустого и гулкого коридора показалась мне на удивление уютной на фоне всего остального. Только здесь между окнами мерцал углями растопленный слугами камин, а кирпичные стены были завешены искусно вытканными гобеленами.
    – Здесь, – так я поняла смысл его слова и огляделась. Некромант снял дорожную мантию, небрежно бросил её на кресло и предложил мне сделать то же самое с моей курткой. Я повиновалась, у меня странным образом промелькнула мысль: не придётся ли снимать ещё что-нибудь, а то и вовсе… Но всё это были проделки моего воображения. Гаэлас смотрел на меня с тем интересом, с каким натуралисты рассматривают невиданного жука. И думаю, если бы он велел мне раздеться, его бы больше волновало распределение энергетических потоков внутри моего тела, а вовсе не девичьи прелести.
    Служанка – маленькая и юркая лесная эльфийка с глазами, похожими на горящие слитки янтаря, расставила на серебряном подносе кубки для вина, тарелки и с поклоном удалилась. Эльф критически оглядел покрытые разбросанными вещами поверхности и предложил мне сесть на ковре у камина. Я заметила под окном среди мешков и перетянутых верёвками книг набитый соломой тюфяк и уточнила:
    – Это для рабыни? Для… опытного образца? Для таких, как я?
    Гаэлас подал мне бокал с вином и рассмеялся – впервые с момента нашего знакомства.
    – Нет, – он тряхнул головой. – Там спит Лейс.
    – Ах, Лейс… всё понятно.
    У меня так и не хватило решимости спросить, где предстоит ночевать мне. Было ясно только одно – никаких цепей и клеток в замке меня не ожидало, вопреки заверениям Лейса. Я немного пришла в себя после телепортации и расслабилась от выпитого вина, а потому теперь силилась угадать свою судьбу, вглядываясь в задумчивое лицо некроманта. Он указал на меня и, как мог, пояснил, что хочет получше изучить природу моего дара. Что скрывалось за этими словами, мне было неизвестно. Впервые за мою короткую жизнь я теперь не знала, чего ждать от каждого следующего дня.
    Глава 11.1.
    Два дня после нашего прибытия в замок тянулись как целые две недели. Поутру снаружи начинал валить крупный пушистый снег. В обед мы выходили на полукруглый балкон одной из сторожевых башен и любовались запорошенным снегом Пределом. Я вспоминала свою единственную вылазку на стену Ольдена и всё время думала о том, что по ту сторону Ничейного леса где-то за много миль отсюда стоит и смотрит на границу Солнечный страж по имени Эдвин. Помнит ли он меня, думает ли обо мне? Осталась ли где-нибудь в глубине его сердца та крохотная искра, что промелькнула между нами и которой не суждено было разгореться?..
    Некромант Гаэлас являл собой полную противоположность – мне казалось, что его тёмная загадочная душа похожа на лабиринт, в котором с лёгкостью потеряется любой случайно упавший луч света. Иногда он принимался расспрашивать меня о моей жизни, не понимая ни единого слова. Усаживался напротив и просил, чтобы я говорила, а сам подпирал рукой голову и слушал, слушал, не спуская взгляда с моего лица. Иногда задавал вопросы, которых в свою очередь не понимала я, но всё равно отвечала – по наитию, по выражению его лица примерно улавливая смысл. Он кивал, хмурился, иногда улыбался, и я удивлялась: неужели такому взрослому и могущественному волшебнику интересны мои маленькие девичьи дела. Ведь ему было почти сто лет! Добрые боги, нас разделяла не только на время притихшая война народов севера, не только расовая принадлежность, но и почти целый век существования. Как-то раз я пошутила, что никогда ещё не общалась с таким почтенным старцем, который выглядел бы как молодой мужчина. Гаэлас уловил не слова, но тон и в свою очередь ответил, что ещё никогда ему не было так интересно с женщиной из народа людей, к тому же, «родившейся чуть ли не вчера».
    Я узнала, что после уничтожения Инквизицией Гильдии призывателей теней осталось всего несколько живых магов, которые скрываются в разных частях Предела. Древний особняк, где располагалась библиотека и несколько практических комнат для тренировок, был разрушен до основания. Архивы и собранные со всего света предметы, помогающие теневым магам в призыве существ из междумирья, были обезврежены очищающими заклинаниями, а затем брошены в костёр. Как и все маги, которым в момент нападения «посчастливилось» находиться в особняке или поблизости. Это был триумф Вольдемара Гвинты – ликвидация корня зла – и именно за это мероприятие Высший совет пожаловал инквизитору звание генерала. А ведь всего несколько десятков лет назад призыв и подчинение теневых сущностей были обычными дисциплинами в магических академиях. Как и теоретическая некромантия, на уроках которой студенты узнавали о практиках общения с духами и возможностях посмертного существования тел.
    Гаэлас позволил мне брать и изучать какие угодно предметы и книги из библиотеки – точнее, той небольшой её части, которую удалось спасти незадолго до погрома, но у меня почти не оставалось на это времени. Большую половину дня мы тратили на занятия магией – разбирались с необычным устройством моего дара. Как объяснил мне некромант, схватив чистый лист и схематически изобразив на нём фигуру человеческой женщины, я должна была владеть магией стихий и целительством в равной мере. То, что я не могла произвести ни единой искры или кристаллика льда, Гаэлас объяснял странным влиянием белого огня – всё, что могло навредить живым организмам, моя целительская магия блокировала, как угрозу. Проще говоря, страх причинить кому-либо боль не давал моему потенциалу раскрыться в полной мере, но главной причиной было, разумеется, отсутствие какого бы то ни было обучения.
    Он выставлял теневой щит и просил меня выпускать в него сгустки святого огня – я усердно тренировалась, и однажды его щит дрогнул и разлетелся призрачными ошмётками. Шар белого огня ударил эльфа в живот, Гаэлас вскрикнул от неожиданности и отлетел на несколько шагов назад, покатившись по полу. Я бросилась к нему, упала на колени, поспешно бормотала извинения и предлагала помощь.
    – Чудесно, – сказал он, садясь на полу и отбрасывая с лица растрёпанные тёмные волосы. – Из тебя выйдет толк!
    И погладил меня по плечу, необычайно довольный.
    Я почти забыла о браслете – за эти два дня Гаэлас ни единым словом, ни единым поступком не указал мне на место рабыни. Он только просил меня ни за что не спускаться в подземелье, но я даже не заметила этого запрета, мне хватало впечатлений и без тёмного некромантского подвала. Я чувствовала себя ученицей, неожиданно попавшей к иностранному преподавателю, и всеми силами старалась преодолеть языковой барьер. Со своей стороны некромант также делал успехи – ему удавалось запоминать человеческие слова гораздо быстрее, чем мне эльфийские. Мы были по внутренней сути совсем чужие – мы располагались по разные стороны магической науки. Но мы, каждый со своей стороны, стремились к познанию, как могут стремиться только существа, находящиеся под влиянием волшебного дара. Не знаю, как так выходило, но часто мы не нуждались в понимании слов или переводчике, даже когда ужинали при свете камина и вели долгие разговоры. Мне кажется, за эти два дня мы оба забыли о существовании Лейса – так нам было хорошо вдвоём. Поэтому когда я увидела, как в ворота въезжает отряд Хранителей, и мой старый знакомый спрыгивает наземь и отряхивает от снега свой капюшон, у меня невольно вырвался стон разочарования.
    – Лейс возвращается? – подняв голову от ветхого фолианта, уточнил некромант.
    – Да, – отозвалась я и вернулась к столу.
    Помимо тренировок, мы старались находить время для наведения порядка – сегодня, к примеру, склеивали пострадавшую от поспешной перевозки книгу. Эльф приглаживал страницы длинными пальцами, а я разводила в баночке липкий и пахучий клей, который застывал быстрее, чем расходовалась предыдущая порция.
    – Сония, – он взял мою руку в свою и осторожно погладил её тыльную сторону. – Ты не рабыня, скажи это Лейсу. Скажи сегодня.
    Я тихо прикрыла его пальцы своими и кивнула:
    – Да, я скажу. Обещаю. Но кто же я в таком случае?
    Он медленно отодвинул книгу от края стола и поднялся, заключая меня в кольцо рук и привлекая к себе. Я почти не шевелилась – было тепло и так тихо, словно во всём замке не было ни единой души, кроме нас, двух случайно заблудившихся душ. Всё, что я знала об эльфах – жестоких и высокомерных созданиях с проклятой кровью – оказалось возмутительной ложью. Гаэлас нежно гладил мои волосы, и я чувствовала на своей щеке его сбивчивое дыхание.
    – Я не знаю, – еле слышно ответил он, коснувшись губами моего виска.
    Он не знал, как сказать это на языке людей, или не знал потому, что подобного слова попросту не существовало – этого я так и не успела обдумать. Заслышав быстрые и почти бесшумные шаги Лейса, некромант нехотя отпустил меня и вновь склонился над работой.
    ***
    Спустя несколько дней, когда все мы уже немного обвыклись на новом месте и приняли в мыслях наступающую зиму, случилось ещё одно достопамятное происшествие. В тот день Гаэлас отправился в канцелярию замка, чтобы расспросить, нет ли вестей или писем от бывших коллег по Гильдии призывателей теней. Мы с Лейсом остались, чтобы приводить в порядок экспонаты. Я бережно стирала пыль и пепел с причудливых склянок, иногда подолгу рассматривая их содержимое, а эльф-помощник беспрерывно ругался. Он стоял на лестнице и помогал мне расставлять баночки на верхних полках.
    – Учёные эльфов в точности как люди – обожают собирать всякий хлам! – он чихнул, и скрипнул рассохшейся лестницей.
    – У лесных эльфов не бывает библиотек, я правильно думаю? – спросила я. В длинном стеклянном цилиндре болтался в мутноватом растворе трупик летучей мыши.
    – Зачем? Природа – лучшая из библиотек, – фыркнул Лейс. – Боги дали в распоряжение лесным жителям острое зрение, чуткие уши, хороший нюх, всё это, не говоря уже о магии.
    – Обычному человеку тоже достаёт всех этих органов чувств, но как же учёные и волшебники?! Если они не будут записывать свои наблюдения, то возникнет путаница!
    Для меня, выросшей среди церковных архивов и с мечтой об академии, библиотека Гаэласа казалась пределом мечтаний. Мне не хватило бы и двух, и трёх жизней, чтобы изучить всё, что было собрано теневыми магами в этой комнате.
    – Записи бесполезны, – заявил эльф. – Если ты разбираешься в магии, то сможешь научиться всему и без книг, а если нет, то и книги не помогут.
    – Сразу видно, что ты в магии не разбираешься, как и в книгах, впрочем, – успокоила я Лейса.
    – Зато я разбираюсь кое в чём другом, – он поймал мой взгляд и подмигнул мне с самым нахальным выражением лица. – Ты уже размечталась стать любовницей хозяина?
    Я задохнулась от возмущения и почувствовала, как кровь приливает к моим щекам. В который уже раз внезапная бесцеремонность Лейса едва ли не выбивала меня из колеи. Да, не замечать внимательной нежности некроманта было невозможно. С первого же дня в замке он принялся заботиться обо мне, всё время повторяя о том, что я не должна чувствовать себя пойманной в клетку мышкой. Он прислал ко мне служанку, которая вскоре обеспечила меня всем необходимым для жизни – платьями и бельём, расчёсками, овальным зеркалом в кованой медной подставке, тёплыми сапожками и чулками.
    Иногда Гаэлас прикасался ко мне, и это не было случайно. Бывало, он выслушивал моё сердце в то время, как я упражнялась в заклинаниях. Бывало легко, аккуратно обнимал и хвалил за успешно выполненное заклятие, поправлял выбившуюся из косы прядь или задерживал мои руки в своих, но все эти проявления не были частыми или навязчивыми. Он как будто чутко ощущал ту грань, за которую не следует переступать – и выдерживал её каждый раз, когда мы были наедине. Несмотря на то, что со временем я рассказала ему всё, как есть – и о моей работе в «Усатом волке» тоже. Эльф только с грустью выслушал мои откровения и покачал головой, сказав что-то вроде «у каждого в прошлом найдётся что-нибудь безрадостное, главное, что твой свет от этого не померк». Я постаралась запомнить эти слова, но не стала уточнять их значение у Лейса, понимая, что он всё извратит. Как всегда. Как сейчас, когда он ехидно интересовался моими отношениями с некромантом.
    Когда полка заполнилась, лесной эльф спрыгнул вниз и повторил свой вопрос:
    – Ты не ответила, но покраснела!
    – Потому что тебя это точно никак не касается, – сказала я, глядя Лейсу прямо в бесстыжие глаза. – Это моё дело. И Гаэласа.
    – Ах, вот как! – возмутился эльф, ударив кулаком по шкафу. – Рабыня пытается диктовать свои правила. Ты мой подарок хозяину, ничего более! Не вздумай задирать нос и обольщаться по поводу некроманта. Даже если он возьмёт тебя в постель, это ничего не будет значить!
    Злая уверенность Лейса подействовала на меня, как отрава – стало горько и неуютно, хотя я и продолжала убеждать себя в неискренности предателя. Почему я должна ему верить? Тому, кто способен если не на убийство, то на воровство и обман уж точно. Я попробовала отмалчиваться весь следующий час. Перебралась в другую часть зала и занялась полусожжёнными трактатами о тенях, отряхивая книги от золы и раскладывая на полу.
    – Ты когда-нибудь задумывалась о том, почему Гаэлас запретил тебе спускаться вниз по тёмной лестнице? – вкрадчиво спросил Лейс, когда заметил, что я стала меньше хмуриться.
    – Не задумывалась, – ответила я и повернулась к эльфу спиной.
    – Неужели? И у тебя даже нет никаких предположений на этот счёт? – он лукаво улыбнулся и потянул меня за рукав платья.
    – О, боги, до чего ты невыносим! – сказала я, топнув ногой.
    Всё шло к тому, что этот зеленоглазый паршивец выучит меня как следует ругаться по-эльфийски. Я была искренна – до этой минуты мне действительно было всё равно, по какой причине в подземелье нельзя ходить. Может быть, Гаэлас проводил там какие-нибудь опасные эксперименты или держал беспокойных мертвецов. Почему мне должно было быть до этого дело? И вот теперь, благодаря Лейсу, мне стало по-настоящему интересно. Причём, настолько, что я уже не могла заниматься рутинным перекладыванием страниц в книгах.
    – Если хочешь, можем пойти и посмотреть, – предложил эльф.
    Глава 11.2.
    У меня ёкнуло сердце. Я осознавала, что Лейс пытается во что бы то ни стало подорвать возникшее между мной и некромантом доверие. Мне не хотелось, чтобы Гаэлас рассердился и посадил меня на цепь или (неизвестно ещё, что хуже) перестал разговаривать со мной.
    – Но ведь… нельзя, – пробормотала я, уже откладывая в сторону работу и отряхивая руки.
    Я пообещала себе, что спускаться вниз точно не буду: таким образом я не нарушу запрета. Только посмотрю с нижних ступеней, что там видно, и всё. Не приближаясь к двери подземелья, не пытаясь приоткрыть её. Лейс едва ли не запрыгал от удовольствия – его уловка сработала! Мы на цыпочках пробрались по коридорам, всё время прислушиваясь: не раздадутся ли вдалеке шаги Гаэласа. В этой части замка было особенно тихо. Единственная служанка, приносившая нам еду из кухни, где готовили для Хранителей, появлялась в определённые часы, а больше никому не приходило в голову навещать одинокого некроманта и его помощников.
    Лестница терялась во мраке. Мы прошли несколько первых ступеней, на которые ещё попадали отсветы горящих в коридоре огней, и остановились. Лейс тронул меня за руку:
    – Зажги свой огонь, – шепнул он еле слышно.
    Я понюхала густой застоявшийся воздух. Пахло землёй, мхом и сыростью, а ещё – очень тонко – какой-то невесомой душистой субстанцией. Похожий аромат издавала золотистая пыльца, которой священники Ксая посыпали тела покойников прежде чем предать огню. Мне стало тяжелее дышать. Сердце забилось тревожно и подскочило к самому горлу.
    – Нет, я не стану, – выдохнула я, вспомнив, как моя магия разметала мертвецов.
    Что если белый огонь повредит тому, что находилось в подземелье? Ведь там могут быть какие-то особые сокровища Гильдии призывателей теней. Быть может, даже… порабощённые тени, которых в мире людей называли демонами. В ушах гулко звенела тишина. Мы наощупь спускались ниже, скользя пальцами по шершавой кирпичной стене. Лейс дышал мне в самое ухо:
    – Глупая Сония, ты думаешь, я не спускался к этим дверям? Много раз! Я крался вслед за Гаэласом, чтобы разузнать, для чего он использует портальные камни.
    – Так ты… узнал? – мой дрогнувший голос показался мне совсем чужим.
    – Конечно же узнал! – победоносно заявил эльф и дёрнул меня вперёд.
    Ступени неожиданно кончились, и мы оказались на небольшой площадке перед двустворчатыми чуть приоткрытыми дверями подземелья. Забыв об осторожности, я вслед за Лейсом вступила в просторную комнату с низким потолком. Середина её была пуста, по обе стороны вдоль стен смутно виднелись заставленные странными приспособлениями столы, вертикальные стойки и, кажется… клетки в человеческий рост. Мне стало настолько не по себе, что кровь отлила от головы и подвело живот. К тому же, странный запах пыльцы стоял здесь прямо в воздухе, и при каждом судорожном вдохе я опасалась закашляться. Оставалось только догадываться, для каких целей использовал некромант всё это жутчайшее оборудование, и я благодарила всех богов за то, что не успела разглядеть его рабочие столы в подробностях. Впрочем, меня немного успокоило то, что никаких признаков обитателей междумирья или измученных подопытных в подземелье не было. Клетки пустовали, запаха мертвечины не было слышно.
    – Пойдём отсюда, Лейс, – сообразив, наконец, почему после чёрного мрака лестницы здесь не было особенно темно.
    – Ты ещё не увидела самого главного, – возразил эльф.
    Ведущая в следующее помещение прочно запертая дубовая дверь была окутана светящимся голубоватым туманом, и его отсветы разливали по всей комнате призрачный тусклый свет. Вдруг раздался скрипящий шорох, и сияние сделалось ослепительным, ударило по глазам так, что я вскрикнула от неожиданности и прикрыла лицо руками. Оказалось, что загадочная дверь имела небольшое оконце, задвинутое железной пластиной. И Лейс только что просунул палец в специальное кольцо и дёрнул заслонку в сторону. Мне понадобилось несколько невыносимо долгих минут, чтобы проморгаться и избавиться от режущей боли в глазах. Затем я осторожно подошла к эльфу и заглянула сквозь похожее на лёд стекло.
    Посреди залитой магическим светом комнаты на каменном постаменте стоял гроб. Я немного успокоилась – это было не самое жуткое из того, что я ожидала увидеть. Крышка гроба сияла льдом, отражая множество белых и синих лучей, которые были направлены специальными кристаллами, расположенными в держателях на стенах. Разглядеть того, кто лежал в гробу, было невозможно – постамент находился выше уровня пола, как ни подпрыгивай, видишь лишь отполированную крышку.
    – Это же и есть те самые камни, – прошептала я. – Похоже, они здесь удерживают в действии какое-то заклинание.
    – Наверняка, если заклинание ослабнет, то этот мертвяк поднимется из гроба и разнесёт весь замок Хранителей! – предположил эльф. – Недаром Гаэлас готов платить бешеные деньги за каждый найденный камень! Он фокусирует обездвиживающие чары, вот что.
    Я с трудом отвела глаза от ярко сияющих камней и обратила внимание на то, что все стены запертой комнаты и её потолок были покрыты слоем искристого инея. Может быть, холод помогал сковать этого могущественного покойника? Или это был побочный эффект заклинания, которое Гаэлас накладывал на фокусирующие кристаллы?.. Моё любопытство приутихло, и я ощутила резкий укол вины за то, что ослушалась некроманта. Он проявлял ко мне столько внимания и даже нежности, а я не сумела выполнить единственной его просьбы. Поддалась на уговоры Лейса и всё-таки спустилась в подвал.
    – Пойдём, – сказала я, задвигая металлическую ставенку.
    – Как ты думаешь, что я попрошу взамен своего молчания? – эльф вдруг положил руки на мою талию и попытался прижать меня к стене.
    – Ты ничего не получишь, – я с силой оттолкнула его, не ожидавшего отпора, и взбежала вверх по лестнице.
    Он сказал всё Гаэласу. Я и не сомневалась, что так будет. Я понятия не имела, какими словами он всё это преподнёс, но тем вечером некромант не произнёс за ужином ни слова. Мы уже по привычке ели, расположившись у камина, и я слышала только случайный звон посуды или шорох его шёлковой одежды. Некромант был мрачен и смотрел в тихо мерцающий очаг, будто раздумывая, какое наказание придумать своей нерадивой ученице. Или всё-таки уже рабыне? Когда мы покончили с едой, я собрала все остатки на поднос и решила отнести в кухню. Молчание давило на меня хуже тяжёлых стен замка, хуже нависающих над головой камней. Гаэлас остановил меня, отобрал злосчастный поднос, пристроил его с краю стола.
    – Не надо, – сказал он еле слышно. – Служанка возьмёт.
    – Я сама, – заупрямилась я, но эльф взял мою руку и потянул меня к себе.
    – Подожди, – попросил он, обнимая меня и разглядывая моё лицо. – Ты ходила туда… вниз.
    – Да, – я виновато кивнула и хотела опустить голову, но он не дал мне отвести глаз.
    – Не ходи, – сказал он с горечью. – Это не для тебя. Прошу. Не ходи туда больше.
    – Прости меня, – сказала я на языке эльфов. Хоть чему-то полезному меня научил этот невозможный Лейс…
    – Я прощаю, – очень серьёзно ответил Гаэлас. – Ты мне стала… дорога.
    А потом он поцеловал меня – осторожно, несмело, как будто боялся, что я буду вырываться из его рук. Никогда не думала, что холодные и жестокие эльфы, какими их рисовали в человеческих книжках, были способны на подобную нежность. Он уже отпустил меня, пожелал мне доброй ночи и ушёл в свои покои, а я всё сидела у камина и чувствовала на своих губах оставленное им тепло.
    Глава 12.1.
    Зима захватывала север всё сильнее, всё увереннее. Ещё совсем недавно выпавший поутру снег сходил на нет к вечеру, а теперь всё стояло белым-бело: и дозорные башни, и галереи, и мохнатые макушки ёлок. По ночам приходил такой холод, что воздух начинал потрескивать от мороза, а каждый вдох превращался в глоток ледяных игл. Сегодня даже днём моё лицо обледенело в считанные минуты, стоило только выйти за ворота форта. Гаэлас обнимал меня за плечи, и я не знаю, что больше согревало меня – его руки или тёплый лисий полушубок, в который я куталась до самой макушки. Я должна была признать: несмотря на то, что я была и всегда буду чужой во владениях эльфов, моё сердце таяло от его заботы.
    Мы продолжали изучать мой магический дар. С помощью Доннии я уже освоила некоторые заклинания эльфийских жриц, основанные на тех же принципах, что и приёмы человеческих целителей. Мне по-прежнему не удавалось подчинять себе стихии: ни вода, ни огонь, ни земля, ни воздух не отвечали на мои заклинания. Лейс всё так же интриговал и всеми силами старался сбить меня с толку, рассказывая всяческие небылицы, но бежать уже никуда не предлагал. Было понятно, что зиму нам придётся провести в замке Хранителей.
    – Предел – это не только граница земель людей и эльфов, – говорил мне Гаэлас, и наш промёрзший до костей переводчик ожесточённо стучал зубами при каждом произносимом слове. – Во времена войны здесь применяли магию крови, а оттого мертвецы до сих пор встают из старых могил и пытаются нападать на всех, кто встречается на их пути.
    – Генерал Гвинта из Инквизиции утверждает, что это магия эльфов пробудила древние кости. А ещё, что ткань между мирами в Пределе настолько тонка, что теневые твари прорываются в наш мир и уничтожают всё живое, что встречается на их пути, – пользуясь присутствием Лейса, я пыталась рассказать как можно больше о том, что знала.
    – У каждого из генералов своя правда, – отвечал мне Гаэлас и прижимал к себе, чтобы я окончательно не замёрзла.
    Его взгляд не отрывался от светло-голубой полоски неба, что виднелась между лесом и пушистыми, полными снега облаками. Я чувствовала, что Гаэлас ждёт важных вестей, но широкая заснеженная дорога, ведущая к форту, была пуста. Мы вернулись в свою часть замка ни с чем, и некромант долго ещё был раздражён или расстроен – я видела это в каждом его слове и движении. Когда Лейс был отправлен с поручением к жрицам, я твёрдо решила разузнать о том, что печалит моего друга.
    – Ты ждёшь вестей, Гаэлас? Со стороны леса? – тихо спросила я.
    – Я ждал вестей, верно, – ответил он, поворачиваясь ко мне и заглядывая в мои глаза. – Но время хороших вестей прошло. Теперь зима. Либо никаких вестей, либо... плохие вести.
    – О призывателях теней? – я коснулась перстня со знаком Гильдии на его среднем пальце.
    – Да, – коротко ответил он. – Тебе не стоит об этом знать, Сония. Это не для тех, кого ведёт белый огонь.
    – Конечно, – усмехнулась я, – мне ничего не следует знать о тебе. Ты готов часами рассказывать мне о действии заклинаний или устройстве магических ловушек, но только не о своих тёмных секретах.
    – У меня нет от тебя секретов, – возразил эльф, касаясь моей щеки раскрытой ладонью. – Есть только знания, от которых...
    – Что? – я поймала его руку и замерла. Наш странный разговор на двух перемешавшихся языках был понятен, наверное, только нам двоим. – Скажи.
    – От которых меняется душа, понимаешь? – прошептал он. – Необратимо. Это как... прикосновение к теням из междумирья. Тот, кто имеет с ними дело, уже никогда не будет полностью принадлежать миру живых. И я пытаюсь уберечь тебя от таких знаний.
    – Значит, ты полагаешь, что нужно оберегать мою душу?! – воскликнула я. - Мне с детства внушали, что этим занимается церковь, а теперь вот за это взялся некромант? Что это за знания такие? Как вытащить с кладбища толпу ходячих мертвецов? Неинтересно!
    – Хорошо, – он успокаивающе обнял меня. Я не уверена, что он понял все слова из моей сбивчивой тирады, но вопросы уловил безошибочно. – Что ты хочешь знать?
    – От кого ты ждёшь известий? – прошептала я. – Кто он или она?
    – Они, – поправил меня эльф и указал мне в сторону дивана, который стоял у стены каминного зала с самого начала, но теперь не был, наконец-то, завален книгами и экспонатами.
    Пока я в ожидании располагалась, Гаэлас быстрыми движениями бросил в камин несколько поленьев и разжёг огонь при помощи магии. Я наизусть знала это простенькое заклинание во всех его возможных вариантах, но мои руки были не способны произвести ни одной обжигающей искры. Когда пламя занялось, эльф принёс мне подогретого вина и бережно вложил в мои всё ещё холодные после прогулки пальцы исходящую теплом посудину. Я благодарно улыбнулась – мне нравились эти простые глиняные фужеры, которыми пользовались эльфийские солдаты. В них одинаково вкусными казались и травяной чай, и терпкое вино, и сладковатый бодрящий эликсир, который готовили только жрицы Нииры или Ньир, как её называли эльфы. Лунный эль – как-то так они называли голубоватую жидкость из ягод и трав, хотя элем в обычном понимании она и не была, потому как никакого дурмана в голове от неё не случалось.
    – Гвинта, полководец этих варваров, которых вы зовёте Инквизицией, разрушил почти все прибежища Гильдии призывателей теней. Он выдворил из академий и университетов всех учителей и учёных, кто хотя бы имел в библиотеках книги о сумеречных существах или некромантии. Не просто выдворил. Устроил над ними суд. Побросал в костёр. И люди, которые поверили, что Инквизиция спасает их от тьмы и демонов, рубили деревья для этих костров.
    Он говорил негромко, но отчётливо, с нажимом. Каждое его слово отдавалось в моих ушах, как удар или, быть может, как слово из приговора, которое зачитывает судья, стоя перед жаждущей толпой. И я понимала, понимала всё сказанное! Скорее всего, он использовал неизвестную мне магию, потому как голос его рисовал в моём сознании яркие, резкие образы. Моё сердце замирало – я видела перед собой лица людей, в дома которых врывались солдаты и крушили всё тяжёлыми булавами и огромными мечами. Видела тех, кто толпился на площади и требовал расправы над «проклятой кровью» бывших лекарей, учителей магических классов, даже жрецов. Я знала, что война не оставила людям времени на спокойные раздумья о причинах магических аномалий. Простые люди проглотили теорию, предложенную Гвинтой, как голодные рыбы жирную наживку. В отколовшемся от Веллирии соседнем государстве поступили ещё «разумнее» – на всякий случай извели всех подчистую магов.
    – Мы должны были придумать, как защитить оставшихся адептов, – помолчав и сделав долгий глоток вина, продолжил Гаэлас. – Как спасти знания, которые собирались нашими народами в течении веков.
    – И вы придумали способ? – прошептала я еле слышно.
    – Да. Мы нашли заклинания, которые позволили перенести некоторые наши убежища в сумрак. В междумирье. Временно. Это наложило множество ограничений. Это требует невероятных затрат энергии. Маги, которые поддерживают барьер между мирами, умирают от истощения. Это под силу лишь самым сильным призывателям и некромантам. Двое из них – мои друзья. Их зовут Келлард и Лиавен. С ними их сын Велиор, но он ещё слишком юн, чтобы считаться за самостоятельного мага. Сейчас именно они удерживают завесу, которая скрывает жилища и лаборатории наших адептов. Весной придёт моя очередь. Я займу их место. У нас есть уговор: каждый месяц они обязаны присылать доклад о том, как идут дела. Именно от них я жду вестей. Которых нет уже два месяца.
    Некромант замолчал, опустошил свой бокал и со стуком поставил его в нишу стены по левую руку от дивана. Я перебирала в голове услышанное – далеко не все слова были мне знакомы, несмотря на то, что я прилежно изучала эльфийский язык и постоянно практиковалась, перелистывая книги и беседуя с Гаэласом, Лейсом и Доннией.
    – Ты счастлива? – с усмешкой спросил меня он, откинув голову на спинку дивана и устремив на меня взгляд тёмных глаз. – Тайны моей гильдии сделали твой день не таким скучным?
    – Я вижу, что тебя что-то тяготит и всего лишь хотела помочь... – сказала я, погладив его по плечу.
    – Мне легче, это правда, – сказал он, перехватив мою руку и привлекая меня к себе. – Теперь, когда я рассказал тебе, мне много легче. Твой огонь растворяет любую боль...
    – Иногда бывает нужно... кому-то довериться, – прошептала я, – забыться. Никакая душа не выдержит постоянных переживаний, светлая, тёмная, без разницы. Если хочешь знать, я не верю во всю эту чушь.
    – В какую чушь? – нахмурился он.
    – В то, что кровь эльфов проклятая, что магия имеет цвет – белый или чёрный, что междумирье – это обитель демонов, – я говорила сбивчиво, но он понял меня, и его глаза прояснились.
    Вместо острых чёрных угольков с примесью пепла, на меня смотрели глубокие и серые глаза эльфа, который был удивлён и, кажется, восхищён услышанным. Он улыбнулся и поцеловал меня, крепко сжав в объятиях, потом снова и ещё раз. Я отвечала, и мне было жарко и чуточку страшно, потому что я понимала – моя душа уже изменилась. Я уже открылась ему, и дороги назад не было. Как маг, вступивший одной ногой в сумрачный мир теней... Оторвавшись от моих губ, некромант усилием воли захлопнул двери, ведущие в зал, и я вздрогнула. Кем я была ему сейчас? Ученицей, рабыней или подругой?
    – Сония, я должен тебя просить... – он торопливо расправил по плечам мои волосы, и я заметила, что его пальцы дрожат.
    – О чём? – у меня перехватывало дыхание, и слова, людские, эльфийские, путались прямо на языке. – Я никому не раскрою тайны, которую ты мне открыл.
    – Не об этом, – он помотал головой. – О другом.
    Мои щёки вспыхнули, и сердце готово было выскочить из груди:
    – Пожалуйста, не заставляй меня угадывать... – и я как могла нежно поцеловала его, чувствуя, как его руки осторожно перебирают застёжки платья на моей спине.
    – Я сниму твой браслет, – прерывистым шёпотом сказал он мне в ухо, – ты будешь свободна, Сония. Но прошу тебя, что бы ни говорил Лейс или кто-то ещё... ты не должна покидать замка Хранителей до весны. Это очень опасно, а без браслета я не смогу разыскать тебя и помочь тебе.
    – Не беспокойся, – я склонила голову на его плечо, позволяя дотянуться до нижних пуговиц и обнажить мою спину и плечи. – До весны я останусь с тобой.
    Он потихоньку спустил моё платье к талии, наполовину открывая грудь – она всё ещё оставалась прикрытой тончайшей эльфийской рубашкой. Чуткими пальцами коснулся меня – и прикосновение обожгло, словно никакой ткани не было и в помине.
    – Ты будешь моей? До самой весны? – уточнил он, поднимая на меня глаза. В них плескался огонь, но было и ожидание, и надежда.
    И тогда я кивнула и сказала на его языке:
    – Да. Я обещаю тебе.
    Он нервно улыбнулся, помог мне окончательно выбраться из платья и отбросил его прочь. Туда же, в сумрак ковра полетела и его поспешно сброшенная одежда, а за ней и невесомая преграда, едва прикрывавшая моё тело. Последним он расстегнул мой магический браслет. Каким-то одним небрежным движением. Серебряный обруч скользнул из его рук и с тихим звоном запрыгал по полу за моей головой. Я почувствовала, что с этим действием между нами словно перестала существовать последняя преграда. Мы знали о ней всё это время, но делали вид, будто её не существует. Даже его постоянные слова о том, что я не рабыня и не пленница. Только сейчас я поняла, что этими утверждениями он пытался хотя бы частично развеять эффект магического браслета. Теперь не было ничего, что могло бы помешать нам, и мой дар растекался по взволнованной крови точно так же, как и его. Мы целовали друг друга, осознавая, что на эти поцелуи отвечают не только наши тела. Он был лучшим, что случалось в моей жизни – во всех смыслах. Краем сознания я помнила, что где-то далеко отсюда и когда-то очень давно было что-то ещё, какая-то искра, живущая в моём сердце. Но это сейчас не имело никакого значения. Я принадлежала некроманту, а он – мне одной. Это была наша зима.
    Глава 12.2.
    – Ты моя, – сказал он мне с улыбкой, когда к нам вернулась способность говорить. Я лежала на его плече. – Моя любовь из мира людей. Скажи, ты когда-нибудь... прежде у тебя были эльфы? Любовники.
    Я засмеялась. Мне было так необычайно легко сейчас. Не хотелось шевелиться, не хотелось, чтобы он выпускал меня из рук.
    – Нет, никогда, – я потянулась и поцеловала его в шею. – До тебя я не интересовалась столетними мужчинами!
    – Столетними? – изумился он. – Мне нет ещё и семидесяти! Кто сказал, что мне сотня лет?
    – Лейс, – коротко ответила я, хихикая.
    – О, боги, я когда-нибудь смастерю этому болтуну ошейник безмолвия! – он засмеялся тоже, в негодовании фыркая. – Сто лет! Да хоть двести, по нашим меркам это всего ничего. Эльф может и в пятьсот лет завести себе жену и зачать детей...
    Я положила руку на его грудь, и он накрыл мои пальцы своими. Мы никогда не говорили о его погибшей эльфийской семье, и я не хотела тревожить его сейчас, после того, как нам было так хорошо вдвоём. Мы молчали и слушали, как тихо потрескивают угли в камине и подвывает зимний ветер за окнами.
    – Ты будешь спать в моей спальне? – спросил он, перебирая мои волосы.
    – Да, если ты хочешь, – и я подняла голову, чтобы встретиться с ним взглядом.
    – Пойдём туда прямо сейчас, – прошептал он, подхватывая меня на руки. – Там нас никто не услышит...
    Тот, кто вечно всё вынюхивал и подслушивал, едва успел отскочить от тяжёлой двери, когда некромант распахнул её лёгким движением руки. Мне было всё равно. Ни шорох сандалий служанки, ни ехидное хихиканье Лейса не могли испортить моего настроения. Я хотела быть с этим мужчиной и была – в моей жизни появилась определённость. Нам было отмерено время до весны, и я не собиралась терять ни минуты впустую.
    С утра и днём мы по-прежнему упражнялись в заклинаниях и приводили в порядок архивы Гильдии призывателей. В полдень поднимались на дозорную башню и высматривали горизонт, тревожась из-за отсутствия долгожданных вестей.
    – Нельзя ли построить телепорт и проведать твоих друзей? – спросила я как-то у Гаэласа, когда мы в очередной раз возвращались ни с чем.
    – Они стерегут границу между мирами. Портал поблизости может привести к катастрофе – слишком силён будет всплеск энергии, – ответил эльф.
    Лейс переводил. Во время занятий нам нужно было говорить о сложных вещах, и без переводчика мы быстро бы запутались. Помощник Гаэласа, несмотря на несносный характер, разделял тревогу некроманта. Пожалуй, только в странной привязанности к хозяину и можно было разглядеть что-то настоящее в этом эльфе. А ещё он, разумеется, ревновал! Его невероятно задевало то, что мы – Гаэлас и я – теперь делим не только дни, но и ночи.
    Прошло ещё две недели, но ни писем, ни гонцов со стороны Предела не было. Я как могла отвлекала некроманта от тяжёлых мыслей. Со мной он на время забывался, но после, утолив любовную жажду, мы снова и снова возвращались к этой теме. Сегодня за окном стояло настолько хмурое утро, что я проснулась и никак не могла понять, сколько времени. В библиотеке у нас были особые песочные часы, но мне пока не хотелось вылезать из тёплой постели. Гаэлас тоже проснулся и решил, видно, разбудить меня своими ласками, но притвориться спящей мне никак не удалось – я попросту не могла не отвечать на его прикосновения. В считанные мгновения нам стало слишком жарко – и он откинул одеяло прочь, сжимая меня в объятиях... Мы любили друг друга, не видя ничего вокруг, но, когда во время наших ласк он поправил мои волосы, убрав их с лица, я заметила на окне большую тёмную тень и невольно вскрикнула.
    – Что? – Гаэлас проследил направление моего взгляда и осторожно выпустил меня из объятий.
    На каменном подоконнике бесшумно восседала птица огромных размеров. Её чёрные гладкие крылья были сложены крестом и прижаты к крепкому широкому туловищу. Глаза блестели, как отполированные агаты.
    – Магистр Тэрон, невежливо так вламываться в мою спальню! – эльф всплеснул руками, но тут же, как был голышом выскочил из постели и бросился обнимать птицу.
    Чёрный орлан взъерошил перья и помотал головой, обнимая крыльями некроманта. Через его плечо он пристально смотрел на меня, и это было так странно, что я прикрыла грудь руками. Скажи мне кто-то прежде, что я буду стесняться птицы – ни за что не поверила бы.
    – Это Сония. Ей можно доверять, – сказал Гаэлас, отступая от окна на несколько шагов.
    Птичий магистр покрутил головой, чуть присел на когтистых лапах, вспорхнул – и обернулся. Я немедленно натянула на себя одеяло, а некромант учтиво поклонился и начал натягивать штаны. В нашей спальне стоял человек в короткой чёрной мантии, с чёрными же растрёпанными волосами, длинным острым носом и пристальным птичьим взглядом.
    – Она человек, – с удивлением произнёс он на эльфийском языке, а затем тут же перешёл на язык людей. – Откуда ты здесь взялась?
    – Долгая история, господин Тэрон, – сказала я.
    Повисла пауза, во время которой оборотень продолжал сверлить меня таким взглядом, будто он был следователем Инквизиции, а я – демоном, прячущимся в теле семнадцатилетней девчонки. Мне хотелось поскорее одеться и оставить Гаэласа наедине с этим хищным орланом. Некромант уже был одет и позвонил в колокольчик, вызывая прислугу, когда обратил внимание, что гость напряжённо смотрит в мою сторону.
    – Я уже сказал, – повторил он магистру. – Ей можно доверять. Какой завтрак ты предпочитаешь? Птичий или человеческий?
    – К демонам завтрак, – отмахнулся Тэрон, в два шага оказываясь рядом со мной. – У тебя есть мозги, Гаэлас, или они протухли вместе с трупами из твоего подвала? Она ведь белая жрица людей! Эта девчонка – в ней белый огонь! Если кто-то на той стороне Предела узнает, что ты держишь её здесь в качестве наложницы, то перемирию на границе конец! Солнечные стражи не потерпят такого оскорбления и начнут убивать Хранителей!
    Гаэлас улыбнулся и посмотрел на меня, словно хотел, чтобы я ответила сама.
    – Уважаемый магистр, – я всё ещё придерживала одеяло у своей груди, дожидаясь, когда мужчины предоставят мне возможность одеться. – Несмотря на то, что я попала сюда в результате обмана и похищения, Гаэлас относится ко мне как к подруге и гостье.
    – Да, несомненно, – отводя от меня глаза, кивнул Тэрон. – Я видел.
    Глава 13.1.
    Мой некромант был аристократом и учёным и, разумеется, умел держать себя в руках, но даже я видела, как взволновало его появление друга-оборотня. Магистр Тэрон был одним из преподавателей в академии города Трира, того самого, что оказался не по зубам Вольдемару Гвинте. Лишь много позже я узнала, что трирская академия была единственным местом в нашей стране, где до сих пор осторожно и не привлекая внимания продолжали изучать запрещённые искусства. Академия укрыла в своих стенах нескольких адептов Гильдии призывателей, а также тайно принимала выживших детей и подростков, в чьей крови обнаруживался тёмный дар. Однако сейчас, сидя в каминном зале и не притронувшись к еде, птичий оборотень не был похож на терпеливого учителя. Он едва сдерживал гнев и отчаяние, и я видела, как его слова меняли лицо Гаэласа.
    – Ты прилетел не за тем, чтобы отчитать меня за выбор любовницы, – тихо сказал некромант, и его вилка звякнула о край тарелки.
    – Я принёс плохую весть, Гаэлас, – сказал оборотень, отбросив тонкой рукой накрахмаленную салфетку. – Келлард и Лиавен в Железной крепости.
    – Что? – переспросил некромант, хотя даже мне было понятно – случилось нечто непоправимое.
    Железная крепость – оплот Ордена Инквизиции, именно туда свозили тех подозреваемых, кто мог указать на членов Гильдии призывателей или полукровок, тайком живущих в человеческих поселениях. Об ужасах в тюрьме этой крепости мы с Раминой наслушались достаточно, разнося тарелки в «Усатом волке». Люди, эльфы, полукровки – никто не возвращался оттуда. Можно было только гадать, какими способами генерал Гвинта и его верные лейтенанты получали признательные показания. Да что там, даже гадать было не нужно…
    – Где Велиор? – чуть разомкнув побелевшие губы, спросил Гаэлас.
    Я знала, что сын призывателей, охранявших дверь между мирами, – мой ровесник, и теперь у меня похолодело всё внутри в ожидании ответа магистра.
    – Мальчишка не смог удерживать барьер в одиночку, – Тэрон пронзил чёрными глазами некроманта и негромко закончил: – Он остался по ту сторону. В сумраке. Несколько молодых магов, которые в это время занимались исследованиями, также не смогли вернуться в наш мир.
    – Значит, он скорее всего ещё жив, они все должны быть живы, – прошептал Гаэлас. – Тени не тронут их какое-то время.
    – Возможно, – согласился оборотень, впиваясь желтоватыми пальцами в подлокотники своего кресла. – Но они заперты в междумирье. Никто из учеников не способен самостоятельно перейти границу, для этого нужна сила магистра. Потому я здесь. Пока двое наших друзей поджариваются на сковородке у Инквизиции, ты и я – это всё, на что могут рассчитывать Велиор и другие адепты.
    Некромант поднялся из-за стола и теперь нервно расхаживал туда-сюда мимо остывшего с ночи камина. Я отхлебнула холодного уже чая только для того, чтобы чем-то занять руки. Мне нечего было сказать – рядом с опытными теневыми магами я была всего лишь девчонкой с крохотным комочком дара внутри. Бесполезного белого огня, который никак не помог бы проникнуть в сумрак или вырвать пойманных магов из лап Инквизиции.
    – Ты летал к Железной крепости? – спросил наконец Гаэлас.
    – Да, – Тэрон хрустнул суставами, отчего у меня по спине пробежали мурашки. – Крепость окружена магическим заграждением. Они называют это святым кругом Ксая. Огненная преграда, связанная магией крови. Распознаёт таких, как мы. Ни сбежать изнутри, ни прийти на помощь снаружи.
    – Паршиво, – ответил некромант, задержав на мне взгляд.
    Я дрожала от холода и чувствовала себя чужой и даже немного виноватой. Мой дар позволил бы мне войти в святой круг, но какой толк от одной девчонки против солдат Инквизиции? Да и не было у меня крыльев, чтобы лететь на ту сторону Предела…
    – Время дорого, мой друг, – сказал магистр, постукивая костяшками пальцев по дереву. Я только сейчас поняла, что он нервничает в ожидании решения некроманта.
    Гаэлас продолжал смотреть на меня, и сквозь его застывшее лицо и нахмуренные брови я видела того мужчину, который недавно ласкал меня в своей спальне. Я чувствовала, что пришло время для какого-то последнего шага, предела, а за ним – как он там говорил – изменится душа? Я была как-то связана с тем, о чём он теперь размышлял.
    – У меня есть несколько портальных камней, – хрипло проговорил он. Эти слова будто цепляли его за горло, и их трудно было выдыхать. – Я заберу Велиора и укажу дорогу остальным.
    – Дорога мёртвых опасна, – и магистр склонил голову набок, как это делают птицы.
    – Другой нет, – решил Гаэлас. – Это единственное, что мы можем сделать сейчас.
    – Отчего же, вовсе не единственное, – усмехнулся Тэрон и откинулся на спинку кресла. – Есть ещё магия крови. И даже юная, полная энергии жертва для ритуала.
    Я вздрогнула. Тогда я ещё не знала, что птичьи оборотни имеют привычку говорить прямо всё, что им взбредёт в голову. Человеческие иносказания и намёки сбивают их с толку. Они всегда прямолинейны и честны, отчего в их жизни бывает мало друзей, ведь далеко не всем нравится каждый день выслушивать правду, сказанную будничным тоном.
    – Плохая шутка, Тэрон, – сказал некромант.
    – Значит, ты выбираешь живую женщину взамен мёртвой? – вдруг улыбнулся оборотень, вылезая из-за стола. – Живого мальчишку взамен умерших?
    Не знаю, как, но я чувствовала, что эльфу больно слышать эти слова. Он вцепился в спинку моего стула, готовый, как мне показалось, растерзать магистра – так, чтобы от него остались только пух и перья. И тогда я встала и обняла его, изо всех сил пытаясь согреть своим огнём – его била внутренняя дрожь. Но он оставался спокойным снаружи.
    – Да, – сухо сказал он, погладив меня по спине. – Пойдём, время дорого.
    ***
    После того дня, когда мы с Лейсом тайком пробрались в подземелье и отодвинули заслонку, чтобы посмотреть на залитую светом комнату с гробом посередине, я больше не подходила к той лестнице. Я попросила прощения у некроманта и твёрдо решила, что никогда не спрошу его об этой таинственной комнате. Может быть, думала я, когда мы уже стали очень близки, Гаэлас когда-нибудь и сам захочет приоткрыть мне эту завесу, но он до сих пор не решался. И по какой-то одной ему ведомой причине перестал спускаться в свой подвал каждый вечер и выходить оттуда в мрачной задумчивости. Теперь мы направлялись туда втроём, и я понимала: это тайна Гильдии призывателей, она предназначена только для посвящённых. Глупо было пытаться разгадать её путём подглядывания в окошко или замочную скважину. У двери я обернулась к эльфу и прошептала:
    – Мне, наверное, не стоит…
    – Ты нужна, – сквозь зубы ответил некромант.
    Я видела, мой дар видел, как Гаэлас боролся с захлёстывавшей его тьмой. На месте, где у живого человека находится сердце, у него сейчас зияла чёрная пульсирующая пустота – и это не давало ему сделать вдох. Магистр Тэрон придержал его за плечо, когда дверь открылась и нам в лица прилетел вихрь из голубоватых снежинок. Фокусирующие кристаллы удерживали внутри комнаты особое ледяное заклинание – магия текла по замкнутому контуру и поддерживала мертвенный голубой свет и нужную температуру. Лучи волшебного света падали на изголовье гроба, закрытого не стеклом, как мне привиделось поначалу, а слоем прозрачного льда. Мне было страшно, но когда я посмотрела на застывшего у гроба эльфа, то дар не позволил мне стоять на месте – я подошла и осторожно взяла его руку в свою.
    Из-под тонкого льда на меня смотрело синими застывшими глазами лицо прекрасной эльфийки. Её ресницы и губы покрывали крохотные кристаллики льда, в светлых волосах мерцали сапфиры и капли горного хрусталя. Мне бы хотелось сказать, как я понимаю его, как люблю, но что я знала о потерях – ведь даже собственных родителей я потеряла, будучи совсем маленькой. А эта женщина, на руке которой было эльфийское обручальное кольцо, была его женой, родила ему сыновей. Какие слова помогут облегчить его боль? Он сказал, что я нужна ему – но что мне надо было делать?..
    – Отпусти её, – сказал птичий магистр, видя нерешимость Гаэласа. – Прошло двадцать лет.
    – Как один бесконечный день, – прошептал эльф и положил руку на ледяную крышку гроба. Его губы медленно читали заклинание, от которого лёд плавился, стекая струйками на платье эльфийки и нам под ноги. Я чувствовала, как и по моим щекам текут слёзы и щекотно скатываются на подбородок. Он коснулся губ покойницы, оставляя на них мокрый след, а потом наклонился и заглянул в её глаза. От тепла заклинания лёд на её лице тоже превратился в капли.
    Гаэлас отстранил меня и порывистым движением выдернул из подставки главный кристалл, на котором собирались лучи всех остальных. Голубой свет погас, стало темно, как в склепе, но ведь это и был самый настоящий склеп.
    – Свет, – сказал некромант, и магистр Тэрон сотворил в воздухе цепь сияющих зеленоватых огоньков.
    А потом он взял меня за плечи и посмотрел мне в глаза:
    – Сония… сделай это для меня. Я обещал ей, что ни костёр, ни тлен могилы не коснутся её прекрасного тела. Твоя душа чиста, как и твой огонь. А я… я не смог расстаться с ней. Надеялся когда-нибудь вернуть назад и её душу.
    – Что? – всё ещё не понимая, прошептала я. – Что я должна делать?
    – Твой огонь… – сказал он и медленно, как во сне, развернул меня лицом к мёртвой эльфийке.
    Она вздрогнула. Её застывшие руки очень осторожно принялись ощупывать стенки гроба, губы шевелились, будто она силилась что-то сказать, но воздуха в лёгких не было. Голова чуть приподнялась на шёлковой подушке, а глаза – я видела, что они из льдисто-синих начали наливаться тем болезненным красным огнём, какой горел у восставших скелетов в пустых глазницах. Мой дар был умнее меня, даже несмотря на то, что я не проходила обучения. Белый огонь всколыхнулся в моей груди, и я вскинула руки. Не было ни слов заклинания, ни звука – пламя просто вырвалось из моих ладоней и ударило эльфийку в грудь, откуда, словно подожжённое масло, тут же разлилось по всему телу. Ни запаха, ни крика, ничего – через несколько мгновений над гробом только поднималось облачко пара, а на белом шёлке среди хлопьев пепла блестели рассыпанные сапфиры.
    – Мерзавец ты, Гаэлас Вейн, – заявил Тэрон, хладнокровно наблюдавший за нами и дожидавшийся, когда всё закончится. – Мог бы и сам с этим разобраться.
    Глава 13.2.
    Некромант сидел на постаменте, обхватив руками голову, и я гладила его по волосам, по плечам. Если бы только не дела Гильдии, для которых потребовались фокусирующие кристаллы, я бы не постеснялась и попросила магистра оставить нас вдвоём.
    – Спасибо, – еле слышно сказал он. – Если бы и меня можно было тоже…
    – Но ты живой! – почти крикнула я ему в ухо, встряхивая за плечо. – И тем несчастным, что сейчас блуждают в сумраке, нужна твоя помощь, слышишь, Гаэлас? Ты слышишь меня?
    – Да, – ответил он в конце концов и поднял голову. – Нужны камни… шесть камней.
    – Я иду с тобой, – заявил магистр, цепкими пальцами выдёргивая камни из узорчатых держателей.
    – Нет, – коротко мотнул головой некромант. – Для открытия портала нужно двое магов, поэтому я пойду один, а ты и Сония будете поддерживать проход.
    – Как глупо! – возмутился Тэрон. – В крепости Хранителей полно магов и жриц, а мы не можем попросить их о помощи!
    – Ты знаешь правила, – ответил ему Гаэлас. – Жрецы и пограничники не вмешиваются в наши «тёмные дела». Гильдия всегда полагалась только на собственные силы!
    – Да, только где теперь эта Гильдия? – взмахнув рукавом мантии, каркнул магистр, передавая мне два увесистых кристалла.
    Мы выбрались наверх, и некромант позвал помощника, наказав ему срочно расчистить пространство в гостиной. Вскоре на месте перед камином, где мы частенько сидели с Гаэласом за ужином, рассказывая друг другу истории и попивая эльфийское вино, был нарисован магический круг. Лейса отправили отыскать нужные компоненты для перехода границы в междумирье, меня усадили в кресло и просили отдыхать после заклинания, которое я сотворила в подземелье.
    Я чувствовала себя странно. Несмотря на то, что Гаэлас потом утверждал, будто для разрушения его двадцатилетнего заклятия и упокоения жены нужно было обладать огромной силой дара, я не ощущала никакого опустошения. Меня больше волновал он сам и его состояние. Я смотрела, как некромант с лихорадочной увлечённостью расчерчивает круг и вписывает в него символы, но видела эльфа, сломленного недавним решением и ещё не осознавшего, что произошло. Мне было страшно думать о том, на что он способен в этом состоянии. Ещё страшнее было представлять, как где-то в туманном междумирье живые люди и эльфы оказались заперты, точно мыши в банке. Каждый вздох, каждое движение в сумрачном измерении забирает их силы, выпивает их жизнь, и очень скоро пребывание по ту сторону начнёт убивать их.
    Призыватели теней с помощью колдовства могли проводить в наш мир странных обитателей сумрака. Церковь Ксая считала, что все эти существа относятся к демонам, а потому подлежат немедленному истреблению, но я уже знала, что это не так. Как и люди, как и эльфы и все другие народности, сумрачные жители были разными. Опасными и безобидными, агрессивными и спокойными, сильными и слабыми. Встречались хрупкие и сложно устроенные тени, для которых наш мир был чем-то вроде костра – они сгорали здесь в считанные секунды. Удержать таких могли только очень могущественные волшебники, которые создавали для призванных существ защитные поля и подкармливали собственной силой. Находились и такие «демоны», которым наш мир казался более подходящей средой обитания, они вселялись в симпатичные им тела и иногда проживали в них годами, никем не замеченные. Бывало и так, что призванное существо убивало своего призывателя, если он был слишком слаб, чтобы подчинить его своей воле.
    Ткань мира треснула и разошлась. Зияющий проход напротив камина клубился густым серо-чёрным туманом – ничего не разглядеть по ту сторону. Гаэлас позвал меня и указал на место в круге, где мне следует стоять. От меня требовалась только магическая энергия, которой питался портал между мирами, ни на что другое мой дар не годился. Напротив меня, по другую сторону от разрыва, замер птичий магистр. Я не выдержала и коснулась рукава некроманта:
    – Будь осторожен… – мой голос дрогнул.
    – Я вернусь, – прошептал он. – У нас ведь ещё есть время до весны.
    До весны, добрые боги! Дома я любила весну, зеленеющие равнины, усыпанные первыми цветами, ласточек, что устроили гнездо под крышей церковного приюта. Я любила старый яблоневый и вишнёвый сад, за которым нам приходилось ухаживать, розовые кусты и заросшие ландышами тенистые закоулки. Стоило солнцу как следует пригреть и растопить сосульки напротив нашего окна, как мы, сироты, высыпали на улицу без шапок и рукавичек и принимались крушить сугробы, помогая весне. Матушка Евраксия ворчала, качала головой, но затем неизменно шла на кухню готовить для нас чай с сушёными цветами липы и мёдом, чтобы мы по детской горячности не заболели.
    А сейчас я боялась, что зима кончится. Моя эльфийская зима. Наша с некромантом зима. У него была клятва перед Гильдией, согласно которой он должен был уйти из замка Хранителей и помогать своим соратникам скрываться от Инквизиции, создавая сумрачные переходы и временные укрытия. Он не мог взять меня с собой – я знала, но всё равно надеялась, что до этого ещё слишком далеко. Что у нас ещё есть чуточка времени, чтобы насладиться друг другом. Да, мне не хотелось наступления весны, но если мне в мои семнадцать лет срок, что был отпущен судьбой мне и Гаэласу, казался крохотным, то что думал он в свои почти семьдесят?
    Когда он исчез в проходе, и я увидела, как клочья тумана заволакивают его с ног до головы, то едва не закричала – показалось, будто сейчас, вот сейчас случится что-то ужасное, если меня не будет рядом. Магистр Тэрон зашипел на меня так, что я вздрогнула и быстро отвела взгляд от зияющей в пространстве дыры.
    – Не смотри, белая девочка! Твой огонь и сумрак катастрофически несовместимы!
    Я опустила голову. Оборотень принялся читать заклинание, от которого разрыв постепенно сжался до размера лесного ореха. Поддерживать крохотные проходы теневые маги могли долгое время без особого расхода сил.
    – Если Велиор жив, то мне придётся забрать его в академию, – сказал магистр, нарушив долгую тишину. – Больше мальчишку некому обучать.
    – Железная крепость, – тихо сказала я, – для чего инквизиторам эта тюрьма, если в конце они всё равно убивают подозреваемых?
    – Дитя, – прищурился Тэрон, глянув на моё лицо. – Ты ведь знаешь, кто такие искатели? Знаешь, как Орден Инквизиции извратил древние ритуалы крови, при помощи которых раньше призывали духов предков или разыскивали пропавших родственников?
    – Они изучают кровь тех, кого захватили в плен? – осторожно предположила я.
    – И кровь, и возможности своей магии. Невозможно практиковаться в таком деле, не имея под рукой живого материала, – подтвердил оборотень. – Вольдемар Гвинта не только военный генерал. В первую очередь он выпускник университета Сюр-Мао, где окончил факультет колдовства. Ныне расформированный, поскольку все дисциплины вдруг попали в список запрещённых.
    Магистр Тэрон прекрасно владел языком людей. Так, что можно было подумать, будто это его родной язык. Но всё равно во всём его облике мне виделась та птица, что сидела утром на подоконнике спальни и смотрела, как мы с некромантом…
    – Значит, он создаёт новые заклинания? – спросила я, от воспоминания об утре слегка покраснев.
    – Скорее предметы, которые помогали бы тем, кто не владеет магией, обнаруживать и уничтожать так называемых демонов и так называемых проклятых полукровок. А также диких эльфов, которые были причислены к лесной нечисти.
    – Но ведь они принадлежат миру живых! – воскликнула я.
    – Без сомнения, такие, как Лейс и его лесные сородичи – это всего лишь разновидность эльфов. Но у них есть некоторые способности, недоступные даже архимагистрам людей и высших эльфов! – Тэрон поднял палец, и я сразу представила его за кафедрой академии, так он был сейчас похож на лектора.
    – Какие же способности?
    – Например, телепатическое общение друг с другом, – сказал магистр. – Передача мыслей своему клану на расстоянии. Орден Инквизиции причислил их к нечисти не потому, что люди в деревнях утверждают, будто лесные эльфы воруют младенцев из колыбели. Нет. А для того, чтобы вести их безнаказанный отлов и изучать устройство этой магии. Как раздел магии разума!
    – Магия разума? – я пожала плечами. – Никогда не слышала.
    – Конечно, ведь она была запрещена задолго до того, как родились твои бабушки и дедушки, Сония.
    Должно быть, сам магистр Тэрон украдкой применял эту магию, потому что, благодаря его рассказам, я забылась и совершенно отвлеклась от мыслей о том, каково сейчас Гаэласу. Мой светлый дар мог навредить ему по ту сторону завесы, а потому умный птичий учитель нарочно заговаривал мне зубы и переключал моё внимание. Через какое-то время Лейс принёс нам нехитрый обед. Мы не могли покидать заколдованный круг, но нашим телам было противопоказано слабеть, а потому я заставила себя поесть, хотя и не ощущала голода. Тэрон накалывал на вилку сочные кусочки мяса с душистыми травами и разглядывал их с сожалением хищника, которому по ошибке подали варёным то, что должно истекать тёплой ещё кровью.
    – Я бы взял и тебя в академию, – вдруг произнёс он.
    У меня подскочило сердце и едва не застрял кусок в горле. Он серьёзно? Меня – в академию Трира?
    – Но?.. – осторожно продолжила я, уже видя недосказанное «но» на хмуром лице оборотня.
    – Но птицы не могут идти наперекор судьбе, – закончил он. – Твоя судьба решится будущей весной. Птицы вьют гнёзда, белая девочка. Птицы должны помогать сплетать судьбы, а не препятствовать встречам.
    – Я вас не понимаю, – прошептала я. – Вы видите будущее?
    – Увы – нет, иначе я бы не допустил, чтобы мои друзья попали в Железную крепость. Иначе… много что сложилось бы по-другому. Нет, я не вижу будущего. Я лишь предчувствую, какие поступки могут разорвать нити судьбы. И у меня есть основания верить этим предчувствиям, Сония.
    – И всё же я жду весны с тяжёлым сердцем, – вздохнула я.
    – Не стоит, – покачал головой Тэрон. – Ведь ты понимаешь, что Гаэласу придётся уйти. Да и тебе самой не подойдёт жизнь затворницы в чужом замке. Радуйся вашей встрече, как сиянию, что озарило ваши зимние ночи. И тогда потом, годы спустя, на месте этих воспоминаний будет свет, а не тьма.
    – Вы правы, и я постараюсь, – ответила я задумчиво. – Знать бы ещё, что принесёт эта весна.
    Глава 14.1.
    Ожидание тянулось и тянулось. Короткий день заглянул в окно тусклым и неуверенным светом, а после всё небо затянуло метелью. Я видела, как в стёкла бьются пригоршни белых хлопьев, похожие на перья, разлетевшиеся из разорванных небесных подушек. Снег сыпал и сыпал, но толстые тучи не иссякали – всё плыли и плыли над Пределом и над замком Хранителей. В какой-то момент мне жутко захотелось спать. Настолько, что я готова была свернуться калачиком прямо на каменном полу среди магических рун. Я тёрла щёки и дёргала себя за мочки ушей, а Тэрон недвижно сидел напротив, положив руки на колени и прикрыв глаза. Кто знает, может он умел спать и сидя, и даже стоя – прежде мне не встречались птичьи оборотни.
    Лейс растопил камин и какое-то время старался развлекать нас разговорами, но все истории быстро заканчивались, и снова наступало томительное ожидание. Когда на замок опустилась ночь, я не выдержала и спросила магистра, сколько обычно длятся путешествия в междумирье. Не пора ли начинать волноваться за Гаэласа или поспешить ему на помощь? Тэрон приоткрыл один глаз – мне почудилась в этом насмешка:
    – Время по ту сторону завесы нельзя измерить меркой нашего мира. Есть в сумраке места, где оно течёт быстро, как горный ручей, а есть омуты, в которых почти замирает на месте. Такие маги, как Гаэлас, научились приблизительно рассчитывать срок безопасного нахождения в междумирье, а вот младшие адепты или ученики способны там потеряться или заблудиться. Ты ведь помнишь, что нашему другу нужно не только спасти Велиора, но и помочь выбраться остальным?
    – Помню, конечно, – глухо ответила я, поднимая с пола кружку с застывшим травяным отваром. – А что за дорога мёртвых, которой он хочет повести их?
    – Его изобретение, – с гордостью сказал Тэрон, поднимаясь, чтобы размять ноги и спину. – Спроси его сама, когда вернётся.
    – Пожалуйста, расскажите, – попросила я, сложив руки. – Или Гаэлас не позволяет раскрывать подобные секреты?
    – Глупо было бы говорить сейчас, что это касается только адептов Гильдии призывателей теней, ведь ты с нами и ты помогаешь нам по доброй воле, белая девочка. – Магистр прищурился, что-то выуживая из памяти. – Это место в сумраке, которое отражает когда-то существовавшую дорогу в мире живых. Гаэлас создал его из воспоминаний духов и привязал к некоторым тайным местам, где скрываются наши адепты. Тот, кто выйдет на дорогу, сможет найти убежище и друзей, мёртвые укажут путь.
    Я попыталась представить это место, но видела почему-то дорогу, уходящую из Вестена на запад – широкий тракт с канавами по обочинам, посыпанный крошкой из разбитых статуй эльфийских богов. Шёл дождь, и белоснежные осколки рук, платья, волос Нииры неестественно сияли среди жидкой рыжеватой глины.
    – А чем она опасна? – решилась спросить я, припомнив замечание Тэрона.
    Магистр пожал плечами и встряхнул головой – совсем как ворона, которая хочет отряхнуться от сырости.
    – Не все духи умерших при жизни отличались доброжелательностью. Некоторые были весьма злобными созданиями и носили при себе оружие. Ты ведь знаешь, что в междумирье живут не только его коренные обитатели, но и застрявшие там души, которые не сумели совершить переход в мир мёртвых?
    Об этом нам рассказывала матушка Евраксия. Свой путь не могли завершить души тех, кто не был отпущен священниками или был связан страшной клятвой, которую не удалось сдержать. Тяжёлые, собравшие пригоршни грехов души разбойников и убийц, продажных женщин и предателей. Я знала, что моих прегрешений уже достаточно, чтобы навеки остаться бродить в сумраке. Век людей короток. Быть может, когда я умру, Гаэлас отыщет мою заблудшую душу, и я тоже смогу послужить Гильдии призывателей, спасая заблудившихся учеников. Ведь после смерти белый огонь угаснет и уже не сможет навредить хрупким теням.
    – Неужели в сумрак можно забрать своё земное оружие? – с сомнением спросила я.
    – Забрать, конечно, не получится. Но память помогает духам воссоздавать привычные им предметы и окружать себя ими в междумирье. Любимый кинжал или одежду. Чем ярче воспоминания, тем более похоже сумрачное воплощение духа на человека или эльфа, которым он являлся при жизни.
    Меня посетила вдруг забавная мысль:
    – А если этот дух во время земного пути был, например, нищим и просил милостыню, то в сумраке он сможет наколдовать себе то, чего страстно желал, но чего у него никогда не было – богатую одежду или расписанную золотом карету?
    Тэрон вдруг улыбнулся. Наверное, именно так он улыбался на занятиях своим студентам, когда они задавали по-детски наивные вопросы.
    – Нет, Сония, увы. – сказал он. – Только воспоминания, а не мечты. Если такой смертный всю жизнь ненавидел свою залатанную рубаху и посох нищего, то именно эти предметы и обретёт он в посмертии, поскольку слишком крепко был связан с ними эмоционально.
    Всё именно так, как и объясняла нам настоятельница, несмотря на то, что с появлением Ордена Инквизиции церковь Ксая вдруг начала обещать «чистым» душам особые привилегии при переходе в мир мёртвых. Чистота души вдруг начала связываться с чистотой крови. Все наделённые по наследству тёмным даром или частью эльфийской крови теперь считались по определению нечистыми, проклятыми, а потому их надлежало как можно скорее истребить. Когда я рассказывала об этом некроманту, он много раз переспрашивал меня и всё пытался понять – как вышло, что люди поверили такой возмутительной лжи? Как горстка магов крови, называющих себя искателями, сумела подчинить своим идеям и Высший совет, и церковь, и простой народ?..
    Каминный зал озарила вдруг вспышка призрачного света, и свёрнутый до крохотного размера портал начал расширяться, расти. Мы с магистром вскочили на ноги, но нас тут же отбросило назад сильным хлопком – пространство сумрака выплюнуло в магический круг некроманта, который едва удерживал на плече юношу в изодранной в клочья одежде. Переход выпил из парня последние силы, и он осел на пол, я лишь успела кинуться и подхватить его под спину, чтобы не упал и не ударился головой.
    – Он цел, но потерял много сил в сумраке. Тени напали и едва не убили его. – Гаэлас склонился к молодому эльфу и пощупал его пульс. – Выживет.
    Тэрон принялся расспрашивать друга об общих знакомых, кого удалось отыскать, а кого нет, но они говорили по-эльфийски и так быстро, что я не сумела ничего разобрать. Велиора магистры перенесли на диван и велели мне присматривать за ним, а Лейсу – принести восстанавливающие эликсиры и горячий лунный эль с двойной порцией мёда. Я держала мертвенно холодную руку юноши в своей и потихоньку, как лекарство с чайной ложечки, передавала ему порции своей магической силы. Этому лёгкому заклинанию обмена между магами Гаэлас научил меня на одном из первых уроков, и теперь я справлялась с ним замечательно.
    Небольшое усилие воли – и вот тёплый маленький сгусток энергии отделяется где-то внутри моей груди, течёт по руке вместе с движением крови, пронизывает пальцы электрическим покалыванием, едва заметным, почти щекотным, а затем проникает в руку Велиора и разливается по его телу. Про себя я считала эти комочки сил, и, хотя поддерживание портала не особо утомило меня, Гаэлас всегда повторял, что целитель должен чётко владеть информацией о своём запасе магии. Семь, десять, двенадцать порций… пока все мои усилия растворялись в бесчувственном теле юноши без какого-либо эффекта.
    Он был, пожалуй, красив. Стройный и белокожий, с волосами цвета морозного каштана и резко очерченным эльфийским лицом. До знакомства с эльфами я видела только их изображения в книжках и церковных брошюрах, где эльфы, наши враги, неизменно были неприятными существами, внушающими страх и отвращение. Сейчас я научилась различать особую красоту в их бледной и тонкой коже, заострённых ушах и хрупких силуэтах, которые таковыми только казались. Несмотря на узкие кости и длинные пальцы, руки эльфов всё же были сильны – Гаэлас любил подхватить меня на руки у камина и унести в свои покои, нашёптывая, какая я лёгонькая белая пушинка.
    Двадцать один, двадцать два… Холодные пальцы в моей руке дрогнули, и юноша очнулся, сразу же вскакивая на диване и поспешно озираясь вокруг. Протерев глаза, он уставился на меня, в страхе шарахнувшись назад. Ах, да, я и забыла о том, что я – человек! Как и инквизиторы, схватившие родителей Велиора.
    – Где я? – прошептал он.
    Струйки холодного пота сбегали по его вискам, на лбу выступила испарина, он дышал тяжело, словно вынырнул не из забытья, а из глубокого чёрного озера.
    – Ты в замке Хранителей. Гаэлас и Тэрон тоже здесь, – ответила я по-эльфийски.
    Велиор немного успокоился и отёр лоб рукавом.
    – Они должны спасти моих родителей! – вспомнил он, попытавшись встать на ноги. Его тут же повело, и он в бессилии вновь опустился на диван. – Их забрали люди из Железной крепости, жестокие люди!
    – Пожалуйста, не кричи, – попыталась я успокоить его, боясь прикасаться руками, чтобы не напугать ещё больше. – Сейчас придут старшие, и мы решим, что делать дальше.
    Глава 14.2.
    В последующие дни мы много времени проводили с Велиором, который пострадал от сумрака намного больше, чем это казалось на первый взгляд. Его душа была в отчаянии из-за нападения на дом и похищения родителей, а потому те обитатели междумирья, которым нравилось подстерегать живых и выпивать их досуха, легко отыскали его на сумрачных просторах. Некромант объяснил мне, что входить в промежуточный мир маг должен в спокойном и уверенном расположении духа. Только так он может без труда пребывать там какое-то время, не будучи замеченным злыми тенями. Волнение, страх или слабость характера привлекают теней, как ночных мотыльков горящая свеча, а потому в первые же часы Велиора основательно потрепали призраки. И он мог бы погибнуть, если бы не взял себя в руки и не начал использовать знания, которые получил от родителей – теневых магов.
    Гаэлас не подавал вида, но я видела, каким он вернулся из междумирья. Путешествие по дороге мёртвых и поиск пропавших соратников отняли слишком много его сил. Лицо его стало почти серым, под глазами залегли круги, он плохо спал по ночам и отказывался принимать мою помощь. И, хотя он и не признался бы ни за что на свете, на него также напали тени, ведь ему пришлось идти в сумрак сразу после того, как он отпустил, наконец, давно умершую жену…
    Я устраивалась на его плече, прижималась сбоку и украдкой поила его своей силой, когда он погружался в дремоту. Если он замечал это, то принимался ворчать на меня, но было понятно – от моего лечения ему становилось лучше и лучше с каждым днём. Не зря мы упражнялись по книгам. Целительные заклинания давались мне и на древнеэльфийском языке – дар слушался меня, как бы я их ни произносила.
    Тэрон улетел в ту же ночь, сразу после того, как Велиор пришёл в себя. «В Солнечной страже Ольдена служит один из моих выпускников. Его имя Рик, он талантливый мистик и добрый человек, - сказал оборотень нам на прощание. – Быть может, он знает способ проникнуть в Железную крепость инквизиторов». Надежда вспыхнула в наших глазах, но после, по здравому рассуждению, мы решили, что шансы были призрачными. Несмотря на то, что Солнечная стража наряду с Инквизицией всё ещё считалась формально подразделением церкви Ксая, стражи всё-таки в первую очередь были пограничниками. А крепость Ордена Инквизиции располагалась в порядочном удалении от границ, на берегу озера Мелерн.
    По правде сказать, мы с некромантом очень волновались. Магистр Тэрон упрекал Гаэласа в связи со мной и выражал опасения по поводу людей. Он не должен был упоминать меня в своих рассказах, какими бы хорошими друзьями не считал Солнечных стражей. И у меня сжималось сердце, когда я думала об этом. Я не хотела стать причиной конфликта в Пределе и Ничейном лесу.
    Кроме помощи знакомых, другого способа проникнуть в тюрьму инквизиции не было – все телепорты в округе Железной крепости блокировались специальными заклинаниями, сама она была окружена святым кругом, а на стенах её день и ночь дежурили лучники и маги огня, готовые расстрелять или изжарить любого, кто посмеет приблизиться ближе, чем на несколько сотен метров. Таков был оплот генерала Гвинты, с которым когда-то мне довелось встретиться лицом к лицу в церкви города Вестена. Что бы он сказал, увидев меня сейчас? Всё то же самое: «Скверно, дитя».
    На улице стоял трескучий мороз. Хранители едва успевали расчищать двор от сугробов снега, как метели приносили новые и новые снежные одеяла, что покрывали весь замок. Велиор освоился в замке и часто навещал жрецов в святилище Нииры, так, что мы уже начали думать, будто он положил глаз на Доннию. Иногда мы втроём – Велиор, юная жрица и я носились вокруг святилища наперегонки с волком Матсом, а потом пили горячий отвар из ягод и принимались соревноваться в заклинаниях. Я возвращалась к моему некроманту, он обнимал меня, отряхивал полушубок и нюхал мои волосы, пахнущие морозом. А зимнее солнце плыло за белыми облаками, незаметно поднимаясь с каждым днём выше и выше.
    Какое-то время после путешествия в сумрак – две или три недели – мы проводили время перед сном в тихих разговорах или просто обнимались и целовали друг друга бережно и почти целомудренно, как будто позади у нас была целая жизнь, и страсть давно уже покинула нашу спальню. Гаэлас рассказывал мне о своей семье, более не закрываясь от меня и не проваливаясь в бездонную боль. Я слушала и перебирала его волосы, и думала о том, что мы всё сделали правильно. У его жены была светлая душа, и теперь она присоединилась к звёздам в чертогах Нииры. И снова я аккуратно вплетала в свои ласки маленькие порции магии и украдкой лечила его невидимые раны.
    – Ты снова это делаешь, – сказал он, поймав меня за пальцы и притягивая к себе. – Кажется, глупец я, наконец-то понял, для чего.
    – Мне это нравится, – попыталась оправдаться я, но эльф уже сгрёб меня в охапку и повалил на спину, разметав волосы.
    – Ты хочешь, чтобы наши ночи были такими, как прежде… – прошептал он, целуя меня.
    Как же я была недальновидна! Думая, что внутренне он всё ещё оплакивает потерю своей умершей жены, я и предположить не могла, что страсть покинула наши отношения потому, что мы отдали слишком много сил сумеречному миру. Гаэлас – когда путешествовал туманными тропами междумирья, а я – когда поддерживала портал.
    – Хочу, да, – ответила я, раскрываясь ему, прижимая его к себе изо всех сил.
    – А я, признаться, забыл проверить – все ли двери закрыты в галерее на случай, если Тэрон снова решит подглядывать за нами, – грустно усмехнувшись, сказал эльф.
    Я невольно вспомнила тот неловкий момент и покраснела до самых ушей. Для эльфов, похоже, это не было чем-то неприличным – я видела, как юная парочка предавалась любовным утехам прямо на ступенях святилища Нииры.
    – Ты ведь знаешь, что я стесняюсь, – прошептала я ему в губы, и он поцеловал меня по разу на каждое слово, поспешно избавляя от ночного платья.
    – Помнишь о том, что ты видела в храме нашей богини? – вдруг спросил он, замирая. На его лице была странная мечтательная улыбка.
    – Ох, – выдохнула я и мои щёки разве что не вспыхнули пламенем. – У эльфов нет никакого стыда!
    – Сония, – он добрался прикосновениями губ до моего уха и прошептал. – Сегодня полная луна, и Ньир смотрит на нас широко открытыми глазами. Я прошу тебя… Давай пойдём туда и там…
    – О, боги, – простонала я. – Но если кто-нибудь войдёт?.. Я умру от смущения!
    – Нас никто не потревожит, – он обнимал меня всё крепче, и я чувствовала, как он страшно волнуется, что я откажусь.
    – И там холодно, – попыталась образумить его я, но он уже завернул меня в покрывало и усадил на колени, тёмным пронзительным взглядом вымаливая моё согласие.
    – Тебе не будет холодно, клянусь…
    Никому из эльфов не пришло бы и в голову, что магистр и аристократ упрашивает человеческую девчонку о близости. Когда можно просто взять силой или подчинить при помощи магии. А он просил и тут же целовал меня, чтобы я не могла возразить.
    – Хорошо, – сдалась я, обнимая его за шею.
    Этой ночью я сделаю то, что для него важно – я не знала почему он этого так желал, но мне в любом случае было некуда падать ниже. Я продавала себя в таверне, я связалась с эльфом, я помогала Гильдии призывателей. Бесстыдно отдаться мужчине в храме лунной богини? Не так уж страшно звучит на фоне остальных моих грехов. Всё равно мне коротать посмертие в междумирье, так какая разница, в самом-то деле!
    Наша любовь пылала так сильно, что я не могла припомнить ни дороги в святилище, ни обратной. Это было похоже на сумасшествие, которому мы отдавались в полном отрешении от реальности, позабыв время, позабыв имена, только «мой» и «моя». И полная луна задумчиво смотрела на нас сквозь синеватые стёкла купола в святилище.
    Глава 15.1.
    На календаре был пятнадцатый день февраля, когда я проснулась от прикосновения солнца к моей щеке. Едва различимое, осторожное тепло показалось мне таким необычным после месяца беспрерывных метелей, которые держали замок в коконе снега и не пропускали сверху ни лучика солнечного света. Я открыла глаза и немедленно зажмурилась: вся спальня была залита тёплыми лучами. Надо же! Духи Ксая заглядывают и на эту сторону Предела?
    – Скоро весна, – тихо сказал Гаэлас, который уже давно не спал, с насмешливым взглядом наблюдая за моим пробуждением.
    Оказывается, это он потихоньку выбрался из постели и приоткрыл занавески так, чтобы солнце попало на моё лицо.
    – Ты хочешь испортить мне настроение? – спросила я и повернулась к нему, призывая к ответу.
    – Я хочу запомнить тебя разной. И такой – в том числе. Сияющей в утренних лучах.
    – Неужели тебе не больно думать о расставании? – прошептала я, приглаживая его растрёпанные с ночи тёмно-пепельные волосы, касаясь пальцами чуть обросших щёк.
    – Больно, – он улыбнулся, – но я отчего-то уверен, что тебя ждёт лучшая жизнь. Ты ведь понимаешь, что я связан контрактом. Если бы я мог выбирать, то ни мгновения бы не сомневался. Только у меня нет выбора.
    – Я знаю, прости, – я потянулась и поцеловала его, едва коснувшись губами губ.
    – Не извиняйся, – усмехнулся он, запуская руки под мою рубашку и поглаживая меня по спине. – Для человеческой девушки ты необычайно мудрая… Любая эльфийка в этом замке извела бы меня сотней вопросов об этом контракте.
    – Но ты ведь сказал, что он скреплён магической печатью и кровью, а значит, изменить ничего нельзя, – сказала я, разглядывая в тысячный раз его странные глаза, обведённые тёмной каймой.
    – Нельзя, а потому предлагаю не отравлять оставшееся до весны время ненужной печалью, – и он принялся целовать меня, не давая больше произнести ни слова.
    Я всё думала о том, как эльфы относятся ко времени. Что для них один оборот годового колеса, иногда кажущийся человеку вечностью? Мой некромант прожил уже почти семь десятков лет, а я – только семнадцать. Могла ли я философски рассуждать о грядущей разлуке с видом жрицы, которая встречает свою двухсотую весну? Конечно же нет. Меня пугала неизвестность, и всё чаще я вспоминала слова Тэрона о том, что он не сможет забрать меня в академию Трира, потому как это изменит линию моей судьбы. Но когда же я сама увижу хоть единый намёк на эту самую судьбу, уготованную мне богами?
    Гаэлас был одним из последних магистров Гильдии призывателей. Я не до конца понимала, какие обязательства налагаются на высокопоставленных членов организации, но ясно было одно: весной он должен уйти из замка Хранителей в тайное убежище теневых магов, за которым сейчас одним глазом приглядывал Тэрон. И там, на границе миров, он будет хранить знания Гильдии и защищать их в неравной борьбе с Орденом Инквизиции. Иначе вся кровь, которая была пролита адептами в этой войне, будет считаться пролитой напрасно. Он должен уберечь от уничтожения и сохранить тайны теневых магов. И он сделает это, а я… а для меня места в сумраке нет. Пока я жива, пока во мне горит белый огонь.
    Когда я оделась, умылась и привела в порядок волосы, некромант уже тихо беседовал с кем-то в общем зале. Я подумала, что пришёл Велиор, комната которого располагалась выше во флигеле, но к моему удивлению, напротив Гаэласа сидел магистр Тэрон. Судя по выражению его лица, ждал он нас уже давно, а завидев меня, тут же склонил голову набок и пронзил меня своими чёрными глазами.
    – Белая девочка всё ещё здесь – прекрасно! – резко сказал он.
    Я увидела, как с рукава его мантии слетело маленькое пёрышко и закружилось в косых солнечных лучах, что падали в гостиную. Мне стало смешно, и я поспешила прикрыть рукавом рот, чтобы не издать ни звука. Магистр скосил глаза и всё-таки заметил упавшее перо.
    – Как видите, я уже начал линять от ожидания, – заявил он сердито. – Но всё же последовал вашему глупому этикету и не стал вламываться в спальню.
    – Благодарю тебя, друг, – улыбнулся ему Гаэлас. – Полагаю, на этот раз твои новости хорошие?
    Птичий оборотень дождался, пока вошедшая служанка расставит на столе чайные принадлежности и тарелки с завтраком. Обречённо принюхался к тушёным овощам и сладкой пшеничной каше, привычно откинулся на спинку стула и произнёс:
    – Ты ведь помнишь, некромант, что именно я люблю говорить о людях и эльфах, когда речь идёт о невозможном? – и он чуть прищурился.
    – О, да. Мы ходим по земле, а вы… – эльф сделал жест вверх ложкой, с которой едва не упала каша. – Избавь меня от пафоса ваших птичьих вершин. Ты ведь любишь выражаться прямолинейно. Некроманты не только ходят по земле, они ещё и копаются в ней.
    – Я лишь пытался создать интригу, как вы все любите, – фыркнул магистр. – Как я уже говорил, у меня есть друзья в Солнечной страже. Когда стало ясно, что с Велиором всё будет в порядке, я поспешил в Ольден, в крепость стражей, что на границе Предела. Отряд, где служит мой бывший ученик, патрулировал лес, а потому мне пришлось дожидаться несколько дней, притворяясь рассеянным магистром из академии Трира, который приехал навестить родственников. Каждый день я приходил в форт и справлялся о том, скоро ли вернутся Солнечные стражи. И каждый день моя надежда на спасение наших друзей таяла. Дважды я отлучался, чтобы слетать к Железной крепости, но толку в этом никакого не было – святой круг сжигает оборотней точно так же, как любое нечестивое существо. Я мог только наблюдать, как по дороге везут повозки с новыми пленниками или снабжением для Ордена Инквизиции.
    – Несколько раз я проникал в сумрак и использовал маяк, чтобы притянуть души магистров – если бы они были мертвы, то их души откликнулись бы на излучение маяка. Но приходили лишь те, кто умер давно… – заметил Гаэлас. – Значит, они всё ещё были живы.
    Магистр Тэрон посмотрел в глаза некроманту:
    – Солнечным стражам удалось спасти только Келларда. Его подруга умерла, не дождавшись спасителей всего несколько часов. Их держали в железных клетках. Допрашивали по несколько раз на дню. Она… не выдержала.
    Я невольно содрогалась при каждом слове Тэрона. Перед моими глазами вставали невозможные картины, одна страшнее другой, от которых хотелось спрятаться. Мне ведь довелось видеть, как инквизиторы вели на казнь осуждённых. Гаэлас медленно выдохнул:
    – Стражи. Как им удалось проникнуть в Железную крепость?
    – В охранных заклинаниях инквизиторов есть брешь, – пояснил магистр. – Все эти круги, щиты и прочее были изобретены не вчера. Они не действуют на Солнечных стражей. Принимают их за своих. Более подробно они расскажут тебе сами, мой друг. И очень скоро.
    Некромант удивлённо приподнял бровь:
    – Сами? Скоро? Выходит, ты рассказал ещё не всю историю?
    Оборотень коротко посмотрел на меня:
    – Они не соглашались помогать. Я сказал, что в замке Хранителей у нас есть белая жрица из народа людей. И что мы готовы обменять её на адептов нашей гильдии, если они достанут их из Железной крепости. Таков был мой договор со Стражами.
    Я почувствовала, как всё поплыло перед моими глазами, и кровь отлила от щёк.
    – Сония – не товар! – воскликнул Гаэлас.
    Мне показалось, он был готов был кинуться на магистра и схватить его за птичью шею голыми руками, но Тэрон успокаивающе поднял ладонь:
    – Не кипятись, Вейн, я не занимался торговлей и никак не хотел оскорбить твою гостью, – он кивнул мне и продолжил. – И ты должна простить меня, белая девочка. Мы, птицы, не умеем лгать, а капитан Солнечных стражей задал мне прямой вопрос, от которого я никоим образом не сумел уклониться. Выслушайте меня от начала и до конца, и только потом принимайтесь осуждать.
    Глава 15.2.
    – Говори, – сквозь зубы позволил некромант, накрыв ладонью мою руку.
    Я знаю, он хотел сказать, чтобы я не волновалась. Несмотря на беспардонные заявления, Тэрон всё же был магистром Гильдии призывателей и доверенным лицом, а потому нельзя было оставить без внимания его доводы. Оборотень скептически осмотрел стоящую перед его тарелкой кружку, плеснул в неё травяного напитка из графина, неторопливо отпил и заговорил вновь.
    – Поначалу капитан Солнечных стражей и слышать ничего не желал. Этот горячий парень едва не сбросил меня с городской стены, где мы вели наш разговор. Если бы он это сделал, я не успел бы обернуться в полёте! Мне пришлось проявить чудеса дипломатии, чтобы разговорить его – все эти ваши человеческие штучки, от которых меня тошнит дохлыми мышами! – Тэрон снова отпил из кружки. – Но потом… потом он припомнил один случай…
    Гаэлас держал меня за руку, и я была ему так благодарна, ещё не понимая, за что, и что происходит со мной. Мне казалось, что мир вокруг стал зыбким и хрупким, как картинки из сна, которые мы продолжаем видеть, едва проснувшись. Я будто стояла на краю какой-то пропасти, а магистр Тэрон, эта беспристрастная птица, занёс надо мной крыло, чтобы столкнуть меня вниз. Его голос был таким чётким, каждое слово падало так громко, будто слова были камнями, тяжёлыми и гладкими обсидианами.
    – Как-то раз осенью его отряд во время дежурства обнаружил в лесу полузамёрзших оборванцев из людей. Авантюристы заблудились в лесу, куда отправились на поиски фокусирующих кристаллов. Они хотели лишь найти эти камни, чтобы потом продать их волшебникам и безбедно перезимовать на вырученное золото. Но их проводник, некий лесной эльф по имени Лейс, предал их, украл все найденные камни и похитил девушку, которая была с ними. Как только страж произнёс имя Лейс, мне стало всё понятно… А затем он назвал имя девушки – Сония.
    – И что? – нетерпеливо вклинился Гаэлас.
    – Солнечный страж спросил, не встречал ли я на другой стороне Предела лесного эльфа Лейса и девушку Сонию. Он пообещал сделать для меня всё, что угодно, если я расскажу, где находится эта девушка. Я рассказал. И он – сделал. Если ты помнишь, Стражи никогда не отказываются от своих обещаний.
    С этими словами птичий магистр тонко улыбнулся и перевёл на меня взгляд:
    – Полагаю, ты знала о том, что Эдвин Сандберг разыскивает тебя?
    Эти слова были последней каплей – я вскочила из-за стола и, не видя ничего перед глазами, бросилась прочь. Мне казалось, что меня настиг святой огонь, а я была лишь жалкой нежитью. Тенью из междумирья. И я горела – снаружи и изнутри, но при этом меня так трясло от холода, что не удавалось сомкнуть зубы, они стучали мелкой дробью. Пробежав галерею, я свернула в один из тёмных коридоров и укрылась в нише между сероватых изваяний первых Хранителей.
    Птицы всегда говорили правду, как и Солнечные стражи – они были выше всех остальных эльфов, людей и прочих народностей. Я была никем. Сиротой, кое-как научившейся выживать. После того, как добрая матушка Евраксия и Майя ушли в иной мир, у меня не было ни одной близкой живой души. У меня не хватило ни ума, ни смелости, чтобы покинуть сиротский приют с гордо поднятой головой – я всегда считала себя слишком маленькой, слишком незначительной, слишком слабой. Кто стал бы слушать меня, беспризорную девчонку без гроша в кармане? Мне велели мести пол или чистить картошку – я подчинялась, велели танцевать для гостей и провожать их в спальни – я слушалась, велели чистить клетку с демонятами… и я не послушала свой дар, который подсказывал мне, что на самом деле такое эти злосчастные крысята. Что дар! Никчёмный белый огонь, который не мог даже защитить меня от обидчиков. Потому что никто прежде не учил меня выстраивать магическую защиту.
    В замке Хранителей я напрочь забыла о собственном ничтожестве! Зима, долгая вьюжная зима закружила мне голову, околдовала. Луна, свет очей Ньир, опутала моё сердце эльфийской магией. Я вздумала влюбиться в эльфийского некроманта, позабыв всякий стыд, оставила по ту сторону Предела прежнюю себя. Мне никто не напоминал о том, что я глупа или бесполезна, что из меня не выйдет никакого толку, потому что я не умею соблазнительно танцевать, подводить глаза чернилами и оценивать толщину кошелька гостя в таверне одним лишь метким взглядом. Когда у меня не удавались заклинания, Гаэлас приводил ко мне Доннию – и юная жрица терпеливо объясняла мне правильные интонации в словах, движения пальцев, дыхание.
    Никто из моих новых знакомых не знал, кто я есть на самом деле. Только некромант, ему я рассказывала всё-всё-всё без утайки, но то ли он половины не понимал из-за языкового барьера, то ли эльфийская мораль кардинально отличалась от человеческой. Я казалась ему прекрасной. Он не мог уяснить себе, что «белая жрица» на своей родине может быть всего лишь служанкой из таверны. Он не мог поверить, что обычные люди, лишённые дара кухарка и хозяин заведения, имели привычку кричать на меня и бить по щекам. Это не укладывалось в его голове. Если бы кому-то из эльфов пришло в голову оскорбить или ударить жреца Ньир, его ждала бы мучительная смерть. Жрецов охраняли верные рыцари, и даже у маленькой Доннии был собственный защитник – молодой воин, который с завистью глядел на нашу беготню и игры с волком, прохаживаясь поодаль в тяжёлых доспехах, с мечом и щитом.
    Мне хватило поздней осени и тёмной зимы, чтобы моя прошлая жизнь подёрнулась метелью и перестала являться ко мне даже в снах. Гаэлас исцелил меня от неё, а я, в свою очередь, помогла ему отпустить давнюю боль. Почему же теперь, когда у нас осталось ещё немного зимы, ещё месяц до того, как солнце примется слизывать с крыш и деревьев снежные шапки, почему теперь ломается лёд забытья и ранит, ранит в самое сердце?..
    Эдвин Сандберг не отказывался от своего обещания, он не забывал его ни на день с той самой минуты, как попросил меня не исчезать и пообещал найти снова. И теперь он собирается приехать за мной в замок Хранителей и забрать меня в обмен на спасённого из Железной крепости теневого мага. Магистр Тэрон был чрезвычайно доволен собой и считал, что его сделка должна как нельзя лучше удовлетворять всех участников. Велиор и его отец отправятся в Трир, я вернусь к людям, а Гаэлас уйдёт дорогой мёртвых для того, чтобы исполнить клятву, подписанную кровью.
    – Он был твоим женихом там… да? – спросил меня некромант, растирая мои заледеневшие руки и закутывая в одеяло.
    – Нет, – я помотала головой. – Я бы сказала тебе.
    А я ведь ни слова не сказала Гаэласу про ту встречу – это была единственная искорка из прошлого, о которой я решила умолчать.
    – Кто он? – поцеловав мои пальцы спросил эльф.
    – Солнечный страж, – я пожала плечами. – Мы виделись всего дважды… случайно.
    – Надеюсь, стражи доберутся сюда раньше, чем я должен буду уйти. Я бы хотел посмотреть в глаза этому человеку.
    Он улыбнулся и опустил меня на кровать, обнимая поверх одеяла:
    – Я буду в библиотеке, а ты – отдыхай.
    – Гаэлас, – я окликнула его, ещё не представляя, как сказать ему…
    Как сказать, что больше не смогу проводить с ним ночи, как раньше. Я всё ещё любила его, но что-то внутри меня не дало бы мне теперь забыться ни на один миг. Он вернулся, поцеловал меня в висок и ласково пригладил волосы:
    – Не говори, Сония. Я всё понял.
    Глава 16.
    Волчонок Матс придирчиво обнюхивал мои карманы и облизывал пальцы в надежде получить ещё кусочек сдобного печенья. Он вставал на задние лапы и толкал меня передними, чтобы начать игру. Большой лохматый зверь, добрый и доверчивый, как домашняя собака. Я предполагала, что без волшебства юной жрицы здесь не обошлось. Донния с грустью улыбалась, глядя на то, как я тормошу загривок её питомца.
    – Жаль, что ты уедешь, – сказала она. – Велиор отправится в академию Трира, ты вернёшься к людям. А мне придётся скучать в замке Хранителей до тех пор, пока у отца не закончится служба. Он считает, что я получаю практические знания, глядя, как жрицы исцеляют раны Хранителей и варят эликсиры…
    – А разве нет? – улыбнулась я.
    – Мне нельзя даже выходить за ворота, – пожала плечами эльфийка. – А ведь самое интересное происходит именно там, в мире, что снаружи.
    Личный охранник Доннии прошествовал мимо нас, насупившись и сдвинув брови. Всем своим видом этот шестнадцатилетний юноша пытался показать серьёзное отношение к вверенному ему делу.
    – Твой рыцарь, – шёпотом спросила я, когда парень удалился на несколько шагов. – Он к тебе приставлен навсегда?
    – О, нет! Когда я пройду посвящение и получу титул в храме Ньир, у меня будет настоящий королевский рыцарь, а не рядовой Хранитель. Какой-нибудь воин из знатного дома или приближённой к дворцу семьи, – глаза Доннии сияли, она говорила о будущем так восторженно, что моё сумрачное настроение слегка рассеялось от её улыбок.
    – Как же девушки из храма ходят на свидания, если к ним приставлен охранник? – удивилась я.
    Эльфийка слегка смутилась, её длинные светлые ресницы несколько раз вспорхнули над льдисто-голубыми глазами, а на щеках обозначился едва различимый розоватый румянец. Эльфы не краснели так сильно, как люди, но эмоции читались на их юных лицах безошибочно. Лишь взрослые эльфы умели как следует сдерживать проявления собственных чувств.
    – Иногда жрицы выходят замуж за своих рыцарей, такое случается, а иногда находят мужа в храме или выходят за волшебников, – поведала мне Донния загадочным голосом. – Но вот рыцарь, если его приставили охранять служительницу Ньир, должен принести ей клятву верности. Он не имеет права брать себе другую жену или заводить детей.
    – А если эта жрица ему не по душе? Или он ей не нравится? – в недоумении спросила я, отряхиваясь от снега, в котором извозил меня неугомонный волк.
    – Ну, знаешь ли, – хихикнула Донния. – Это законы нашего общества. У людей есть куда более глупые запреты. Ты говорила, что парню и девушке не разрешается любить друг друга прежде, чем их брак будет освящён в церкви? Но это ведь глупо!  Для чего нужно запрещать нежности, не лучше ли запретить взамен этого что-нибудь плохое? Скажем, дуэли между женихами за понравившуюся девушку – к чему проливать кровь?
    – Некоторым девушкам из богатых семей очень нравится смотреть на такие дуэли, – проговорила я, припомнив случай из прошлой жизни, который мне довелось увидеть на площади Вестена.
    – Отец говорит, что мне нельзя будет забрать волка в столицу, – вдруг промолвила она, наблюдая, как Матс с лаем наворачивает круги и пристаёт к седлающим коней Хранителям, которые собирались совершать объезд.
    – Жаль, – согласилась я и кивнула.
    – Почему жрецы до сих пор не придумали, как остановить время?! – воскликнула Донния, обнимая меня и всхлипывая. – Мне так грустно, что приходится расставаться со всеми, кого я полюбила. Даже Гаэлас – пусть он мрачный и старый, но даже он нравится мне!
    – Он совсем не мрачный и уж тем более не старый, – прошептала я, чувствуя, как к горлу подступает тяжёлый комок.
    – Мы пойдём к источнику, – неожиданно решила девушка и нашла мою руку. – И посмотрим, что скажет нам богиня.
    И она потянула меня мимо стены святилища, мимо увитого красным плющом забора, покрытого сияющим снегом словно сахарной глазурью. Листья этого растения под снегом давно стали хрупкими, как стекло, но в свете солнца вспыхивали застывшим октябрьским пламенем – рыжеватые, багряные, рубиновые. Я подняла голову, чтобы посмотреть, лежит ли ещё шапка снега на синеватом стеклянном куполе храма, наколотая на острый шпиль. От неё почти ничего не осталось. Стекло ослепительно сияло, умытое стекающими вниз ручейками прозрачной воды.
    – Весна, – сказала я, глядя на капающие кристальными слезами сосульки.
    – И новолуние, – отозвалась Донния с лукавой улыбкой. – Ньир скажет нам что-нибудь о будущем, вот увидишь.
    Подземный источник Хранители из замка заключили в медные трубки и направили в специально устроенную около святилища каменную чашу. Похожая на половинку круглой ракушки посудина была устроена на коленях у мраморной девушки с длинными волосами, что напоминали морские волны.
    – Духи воды выбрали служение лунной богине, – вспомнила я один из рассказов Доннии. – Но почему?
    – Давным-давно водяные духи жили только в глубинах морей и озёр, никто не знал об их существовании. Первые эльфы научились строить лодки, рыбачить и вылавливать жемчуг, но духи были осторожны: они прятались на дне среди водорослей и камней, чтобы никто не смог заметить их. Однажды Ньир пожелала спуститься на землю по лунным лучам, обернулась прекрасной молодой эльфийкой и принялась разгуливать по берегу большого озера, чтобы посмотреть, как живут эльфы, её творения. Она склонилась над водой, но вместо собственного отражения увидела в озере таинственных существ, которые были так очарованы её красотой, что не успели спрятаться, а застыли в воде, раскачиваясь на волнах, – жрица провела рукой над источником, и легкая волна поднялась вслед за её движением, а затем рассыпалась пригоршней крупных сверкающих капель. – Они обучили Ньир магии воды, а она поделилась этим знанием с нами, смертными. С тех пор духи стали смелее, и их можно увидеть в лунные ночи у больших водоёмов, где они собираются, чтобы петь песни о вечной красоте богини.
    – Как же мы увидим будущее, если сейчас светит яркое солнце? – спросила я, наблюдая, как стихия подчиняется хрупким пальцам эльфийки.
    Донния сосредоточенно выплетала на поверхности воды какой-то замысловатый узор:
    – Мы не всегда видим луну на небе, но это ведь не означает, что её там нет. И наш магический дар не зависит от времени суток. Но иногда наступает время, когда истина кажется… ближе, чем обычно.
    Он начала читать заклинания, и я затихла, боясь помешать гаданию. Даже Матс, проводив дозорных до ворот и разыскав нас, подошёл к хозяйке тихо, осторожно переставляя толстые мохнатые лапы. Лучи солнца не могли упасть на скрытое в нише изваяние лунной богини, но мне всё мерещился свет, который отбрасывали руки юной жрицы. Он окутал её с ног до головы вместе с поднявшимися из воды мельчайшими каплями, и казалось, что в каменную чашу заглядывает не эльфийское создание четырнадцати лет, а один из духов воды со струящимися волосами цвета серебра. Наваждение растаяло так же неожиданно, как и появилось. Девочка встряхнулась, встряхнулся и её волк, и всё вернулось на свои места – яркий день, звуки со двора замка, шорох падающих капель, голоса.
    – Я видела, – восторженно воскликнула Донния. – Мы встретимся с тобой вновь, но очень и очень нескоро. И всё-таки, это случится! И Ньир не оставит тебя, я видела её свет, он навсегда связан с твоей жизнью.
    – Это правда, – сказала я, обнимая её, – до самой смерти я не забуду эльфов.
    ***
    Каждый день я просыпалась с чувством, что это случится именно сегодня – звук медного рожка возвестит о прибытии Солнечных стражей, Хранители распахнут тяжёлые ворота, и меня выведут на площадь, чтобы обменять на эльфийского колдуна. Иногда я волей-неволей принималась думать о том, как живётся сейчас этому незнакомому магу в форте людей среди Солнечной стражи и постоянных косых взглядов. Люди из Ордена Инквизиции разрушили его дом, убили его жену, разлучили его с сыном, уничтожили лабораторию, библиотеку и всё, что было ему дорого – он должен был ненавидеть их. Но другие люди спасли его – и он должен был быть благодарен. Странная, разрывающая сердце пополам двойственность.
    А я что же?.. В замке эльфов я впервые в жизни узнала, какой глубокой и интересной может быть жизнь. Я провела несколько месяцев, жадно поглощая знания эльфийских жрецов и волшебников, у меня появились близкие, настоящие друзья, я была любима… меня в буквальном смысле носили на руках. Но всё это с точки зрения людей считалось предательством по отношению к своему народу. Да уж. Будто сносить побои и драить заблёванные столы в «Усатом волке» было куда лучшим уделом для семнадцатилетней девушки.
    Между тем, весна неминуемо приближалась. Трескучие морозы отступили, метели из снежной пыли закончились, им на смену пришли короткие влажные снегопады, когда из хлопьев можно было лепить снежки. Лохматый весёлый Матс обожал эту игру – мы бросали комки снега, и он мчался стремглав, намереваясь схватить их, а после разочарованно оглядывался на нас с обманутым видом, вилял хвостом, и всё начиналось заново. Изредка к нашей игре присоединялись молодые солдаты из Хранителей – юноши и девушки, но те всегда посматривали на меня с недоверием, словно я была не живым человеком, а творением некроманта. Мать Доннии и её верный охранник также не выказывали ко мне тёплых чувств, но чего уж там – тепла мне и без того хватало с головой.
    У Гаэласа в библиотеке теперь царили порядок и чистота: все экспонаты и книги были разобраны и аккуратно стояли на полках в нишах, на стеллажах или были сложены в сундуки. В ларце на тяжёлом дубовом столе были приготовлены портальные камни и все необходимые эликсиры для путешествия в сумраке. Читай книги на Книгочей.нет. Поддержи сайт - подпишись на страничку в VK. Никаких других вещей из мира живых некромант взять с собой не мог, но он и не был к ним сильно привязан – я никогда не видела в его руках ни любимой статуэтки, ни посоха или жезла, которые обычно любили маги людей, ни записной книжки. Все свои наблюдения маг фиксировал в особом блокноте с магическими застёжками, но всегда убирал его в ящик стола и, судя по всему, не планировал брать с собой.
    Мы по-прежнему засыпали и просыпались вместе, подолгу разговаривали перед сном и обменивались ласковыми поцелуями, но на всё это невесомой и невидимой паутинкой уже легла предстоящая разлука. Вместо страсти между нами была теперь неизбывная печаль, которую мы изо всех сил старались не расплескать друг на друга, чтобы не погрузиться в бездну тёмного отчаяния. В эти дни мы уже не были любовниками, но были кем-то вроде связанных общей тайной заговорщиков. И нашей тайной была эта зима – зима, которую я унесу в своём сердце на ту сторону Ничейного леса и буду хранить внутри до самого конца.
    Гаэлас позаботился о том, чтобы ко дню отъезда у меня была новая одежда – раздобыл у Хранителей форменную тёплую мантию, рубашки и брюки моего размера. Платья в пограничном замке носили только жрицы Ньир, и Донния пыталась тоже сделать мне подарки, но ей было всего четырнадцать, и узкие эльфийские платьица опасно трещали на моей подросшей груди. Жрица заливисто смеялась, сравнивая наши прелести и утверждала, что по дороге в землю людей Солнечные стражи точно подерутся за право сделать меня своей невестой.
    – Эдвин Сандберг хороший человек, – тихо сказала я девушке, когда она опрокинула на кровать свою шкатулку с драгоценностями и выбирала для меня украшение. – Я попрошу его отвезти меня в монастырь на островах неподалёку от Сюр-Мао. Если я выдержу испытания стихиями, то смогу со временем обучиться на целительницу.
    Это было решение, которое пришло ко мне одной из бессонных ночей. Решение, которое могло избавить от той тяжести, что лежала на моём сердце.
    – Монастырь, – задумчиво нахмурилась Донния, – я помню, ты мне рассказывала о таких местах. У эльфов такого не бывает. Там ты не сможешь стать ничьей невестой, верно?
    – Но я смогу многому научиться и поступить на службу в госпиталь или храм, – сказала я, прикоснувшись к голубым жемчужинам.
    – Возьми, если тебе нравится, – жрица протянула мне изящное жемчужное колье, но я покачала головой, поблагодарив её за щедрость.
    – Спасибо, милая, но в монастырь не разрешается брать ни украшения, ни что-либо другое из мирской жизни. Матушка Евраксия, моя наставница, воспитывалась там. Это светлое и чистое место, стены его сложены из белого камня, а за окнами плещется бескрайнее море.
    – Должно быть, красиво, – вздохнула девушка, погладив меня по руке. – Но всё же печально, что ты ничего не можешь взять на память об этой зиме.
    – Печально, – согласилась я.
    Дни проходили в томительном ожидании. Чем дальше, тем сложнее мне было по-настоящему чем-нибудь увлечься или заняться – я каждую четверть часа подходила к окну и смотрела на потемневшие от сырости запертые ворота. Сугробы оседали на солнце, лесные ветры приносили со стороны Предела запахи талого снега и первое пение проснувшихся после морозов птиц. На исходе марта к нам прилетел магистр Тэрон. Скрестив руки за спиной наподобие крыльев, он нервно расхаживал по гостиной:
    – Ещё неделя-другая и дороги превратятся в грязь. Оттают Вечные болота и проснётся вся лесная нечисть. Куда смотрит этот Сандберг, чтоб его демоны сожрали!
    – Ты ведь сам говорил, что Орден Инквизиции объявился в Ольдене. Скорее всего, отряд стражей попросту не может покинуть город без лишних подозрений – помимо всего прочего, у них похищенный из Железной крепости колдун, а это не мешок пшеницы, знаешь ли, чтобы погрузить его на тележку и вывезти из-под носа у генерала Гвинты.
    – Не будь наш потрёпанный друг так слаб после всего случившегося, мы бы давно организовали портал и произвели обмен безо всяких романтических путешествий по весеннему лесу, – заявил Тэрон.
    Я молча глотала чай и подступающие слёзы – в последнее время любая резко сказанная мелочь вызывала у меня приступ слезливого удушья. Не хотелось ни есть, ни пить, ни читать книги, ни прогуливаться по замку в компании Доннии, только лежать, свернувшись в клубочек на плече Гаэласа и слушать его дыхание, и чувствовать, как его пальцы нежно перебирают мои волосы. Невыносимо ожидание разлуки – решила я для себя, и отчасти поэтому меня успокаивала мысль о монастыре на острове Сюр-Мао. Монахини не тоскуют и никого не ждут, у них нет семей, они посвящают свою жизнь больным и страждущим, тем, кому забота и внимание более необходимы.
    Служанка распахнула окно – загремели тяжёлые ставни, задребезжали толстые стёкла и в залу ворвался мартовский воздух с горьким привкусом тающего снега.
    – Солнечные стражи на дороге, – сообщила она, и Тэрон подлетел к окну в один прыжок. Его короткая мантия взметнулась за спиной и захлопала, как крылья.
    Вслед за всем этим раздался переливчатый звук рожка, и моё сердце, наверное, перестало биться. Гаэлас обнял меня за плечи, на миг прижался губами к моей голове и прошептал:
    – Иди… собирайся. Тэрон, лети их встречать, я скоро спущусь.
    У меня всё было готово. Я скинула с себя домашнее платье и теперь дрожащими руками натягивала на непослушное тело одежду Хранителей – эльфийские брюки, сапоги, рубашку и жилет, а поверх всего – серо-голубую мантию с капюшоном. Волосы я решила забрать в тугой пучок на затылке и теперь зажимала в зубах шпильки, глядя на своё бледное отражение в мутноватом зеркале. За спиной мне почудилось движение и странный, прежде незнакомый сухой скрип.
    – Сония, – вдруг сказал нервный и до боли знакомый голос, и я резко обернулась.
    Лейс стоял возле полуприкрытой двери, глаза его были прищурены, на губах играла злая улыбка, а в руках… в его руках был заряженный самострел, и острие тяжёлого болта смотрело прямо в моё лицо.
    – Ты думала это так легко – перезимовать в замке с прекрасным эльфом, а затем прыгнуть в объятия Солнечного стража? Забыв о том, кому ты за всё это задолжала!
    Лейс… А ведь и вправду, в последнее время мы все напрочь позабыли о нём! Он наотрез отказывался принимать участие в наших забавах с Доннией и Велиором, отсиживался по тёмным углам или коротал время на кухне, приставая к служанке, которая также была лесной эльфийкой. Мы попросту забыли о его существовании, и даже Гаэлас частенько отмахивался от помощника, занимаясь своими изысканиями в одиночку.
    – Чего ты хочешь, Лейс? – прошептала я, боясь пошевелиться.
    Я видела, как самострел в его руках подрагивал, как лихорадочно вздымалась его грудь и как белы были его пальцы.
    – Сорвать сделку между людьми и эльфами, – ухмыльнулся он. – А заодно и проучить тебя, мерзкая человеческая девчонка. Ты была никем, а за эту зиму возомнила себя едва ли не эльфийской королевой! Гаэлас даже избавился от своей гнилой жёнушки, а это, поверь мне, неслыханное дело. Он ведь был верен ей два десятка лет. И тут ты… какая-то всего-навсего девка из таверны!
    Мои руки сами собой потянулись к лицу, чтобы закрыть его. Может быть, так будет лучше, и это будет лучший конец – мелькнула у меня в голове шальная мысль. Страх пронизывал меня насквозь, но я ничего не могла сделать с собой, только стояла без движения и растерянно смотрела сквозь пальцы на маленького лесного эльфа. И кто-то сумасшедший внутри меня шептал и шептал назойливо – ну же, стреляй, стреляй, и больше не будет никаких расставаний или угрызений совести!
    – Стреляй, Лейс, – прошептала я, глядя в его блестящие глаза. – Только… попади, ладно?
    Он сглотнул воздух и попытался прицелиться. Только теперь я увидела, что его глаза полны слёз и оттого кажутся омутами, полными зелёной воды. Самострел дрогнул в его руках, и Лейс медленно отвёл его в сторону:
    – Нет, – еле слышно сказал он. Несмотря на разделяющие шаги, я заметила, как зрачки его расширились, словно он увидел привидение, а на лице отразился ужасный испуг.
    В следующий момент ноги лесного эльфа подкосились, и он бухнулся на колени, выдернув заряженную стрелу и с грохотом уронив оружие на пол. Меня словно прошибло электрическим заклинанием, я вздрогнула и огляделась, заглянула в зеркало за своей спиной. Лейс стонал и содрогался в рыданиях, обхватив себя руками, и это отвратительное зрелище разрывало мне душу. Он пытался что-то сказать, но тут же зажимал себе рот и слышалось только невнятное судорожное бормотание.
    – Скажи ему, скажи Гаэласу… – расслышала я наконец, – и пусть он убьёт меня за то, что я чуть было… не сделал…
    Мой дар откликнулся в груди привычным сиянием, и я присела рядом с моим несостоявшимся убийцей:
    – Ты напугал меня, Лейс, – я коснулась его дрожащих плеч. – Но думаю, ты бы не смог.
    – Я жалкий трус, – согласился эльф, кусая губы, – но если бы… если бы я…
    – Но ты не выстрелил, – перебила я его. – А теперь, прошу, уходи скорее, пока сюда не пришли!
    – Ты должна сказать ему! – Лейс схватил меня за руки и в отчаянии заглянул в лицо. – Прежде чем ты уедешь – скажи!
    – Нет! – крикнула я и оттолкнула его, – он убьёт тебя!
    Я поспешно набросила мантию, подхватила небольшую сумку со всем, что может понадобиться в дороге, и в последний раз оглянулась на предателя, благодаря которому моя жизнь уже никогда не будет прежней. Гаэлас был прав – есть вещи, от которых безвозвратно меняется душа.
    – Прощай, Лейс, – сказала я через силу и вышла из покоев.
    – Тогда я сам скажу! – крикнул эльф мне вслед. И долго ещё этот крик отдавался в моих ушах, пока я сбегала вниз по гулкой лестнице.

    ~~~
    Дорогие читатели! Осталось несколько глав, и теперь я не буду делить их пополам, а буду выкладывать через день целиком. Приятного вам чтения!
    Глава 17.
    Высокие и тяжёлые ворота открывались медленно, нехотя, но когда они наконец распахнулись, мне в лицо ударило яркое мартовское солнце. На миг я ослепла, и всё закружилось перед глазами – белые с золотым флаги, алые одежды стражей, фырканье и ржание коней. Хранители во главе с командиром гарнизона сдержанно поприветствовали стражей и окружили повозку, крытую шкурами, в которой должны были доставить спасённого эльфа. Я сжимала руку Гаэласа и никак не могла отыскать в этой яркой кутерьме Эдвина – стражи были все незнакомые. Воздух вокруг дрожал от окриков всадников, тёплого дыхания и солнца, и всё происходящее казалось мне каким-то видением на грани сна и яви. Слишком непривычно и ярко, слишком громко говорили люди и – неожиданно я поняла это – я отвыкла, что понимаю все слова, что говорят стражи.
    Раздался звонкий стук копыт, и во двор влетела ещё пара великолепных коней, что несли на своих спинах мужчину и женщину. Я ахнула про себя, узнав обоих – это были Эдвин и его напарница, огненная волшебница. Её притороченный к седлу посох сиял золочёной верхушкой, у лошади на лбу была белая звёздочка. Пока Эдвин отдавал распоряжения своим людям, женщина спрыгнула наземь и быстро оглядела собравшихся. Мне захотелось опустить глаза, спрятаться на груди моего эльфа, но было уже поздно – стражница заметила меня и быстрыми шагами миновала разделяющее нас расстояние.
    – Далеко же ты забралась, Сония! – воскликнула она, пронзая меня взглядом и лишь затем переводя взор на Гаэласа. – Надеюсь, эльфы хорошо обращались с тобой?
    А потом подошёл он – Эдвин Сандберг, и мне захотелось провалиться сквозь гранитные плиты площади в беспросветный подземный мир, где живут лишь слепые духи земли. Он с вызовом глянул на некроманта и лишь потом – на меня. Мне было не выдержать этот взгляд, и я задохнулась от чувств и отвела глаза.
    – Непросто было разыскать тебя, – тихо сказал он. – Пришлось ввязаться в авантюру.
    – Гильдия призывателей не забудет вашей помощи, – Гаэлас учтиво поклонился стражу, кивнув в сторону повозки, из которой уже выбрался пострадавший от инквизиторов маг.
    – Это было не совсем бескорыстно, надо признать, – Эдвин улыбнулся, и его рыжий чуб вспыхнул на солнце. – Если бы не птица, принёсшая на хвосте добрую весть…
    – Птицы связывают нити судьбы, – сказал Гаэлас по-эльфийски, и я, заметив лёгкое замешательство на лице капитана Солнечных стражей, перевела.
    – Смотрю, ты не теряла времени в замке Хранителей, светлая девушка, – и он протянул мне руку. – Но настало время вернуться в мир людей.
    – Дайте мне минуту, пожалуйста, – тихо сказала я, коснувшись ладони стража. Он примирительно кивнул и отошёл на пару шагов назад.
    И тогда эльф обнял меня, а я обвила его шею руками и уткнулась в меховой ворот мантии, вздрагивая от душивших меня слёз. Некромант провёл по моим волосам рукой и склонившись к моему уху сказал на языке эльфов:
    – Я буду всегда помнить тебя, любовь моя… До самой последней минуты.
    – Гаэлас, я никогда тебя не забуду, – я подняла голову и посмотрела в его глаза, тёмно-серые омуты с чёрной каймой по краю.
    – Мне только жаль, что ты не взяла ни кольца, ни ожерелья на память об этой зиме, – прошептал он.
    – Память в моём сердце, – сказала я в ответ и поцеловала его в последний раз, на один только миг прильнув к его губам.
    Он отпустил меня со странной, рассеянной улыбкой. Я ничего не сказала ему про Лейса, и у меня не было сил размышлять – правильно я поступаю или нет. Быть может, я совершила ошибку всей моей жизни, оставляя случившееся только между мной и эльфом-предателем. В глубине души я знала, что хрупкий и нервный Лейс окликнул меня по имени потому, что не смог бы выстрелить мне в спину. И уж тем более он не смог бы сделать этого, глядя в моё лицо.
    «Тогда я сам скажу» – явственно отдалось в моих ушах, и в этом выкрике мне мерещилась какая-то очень важная подсказка. Что-то очевидное, чего я никак не желала замечать, утонув в печали расставания. И вовсе не совесть эльфа помешала нажать ему на спусковой крючок, а нечто во мне, заставившее его испугаться. Белый огонь или что-то другое, чего я о себе до сих пор не знаю?
    Эдвин обнял меня за плечи и повёл в повозку, а мир вокруг таял, плыл стекающими по полотну зимы алыми потёками, которые пронизывали солнечные лучи. Поначалу я утирала рукавом слёзы, пытаясь оглянуться и запечатлеть всё происходящее на внутреннем дворе замка Хранителей: Велиора, обнимающего отца, Доннию и громко лающего на стражей волка, огромную чёрную птицу, что сидела на шпиле дозорной башни и наблюдала за суетой внизу. Некроманта, который не шевелился, глядя мне вслед. Потом я погрузилась во тьму крытой повозки и мягкую подстилку из тёплых шкур. Солнечный страж помог мне устроиться и на миг задержал мою руку в своей:
    – Не карета, конечно, да и кони не белые, – чуть смущённо заметил он. – Но ведь и я не принц, вот незадача, правда?
    Я всхлипнула и не нашла в себе сил, чтобы ответить.
    – Не плачь, принцесса, мы едем домой! – Эдвин чуть сжал мои пальцы и сразу же отпустил.
    Полог повозки закрылся, и я свернулась на подстилке в клубочек, стараясь не прислушиваться к тому, что происходило снаружи. А потом кони тронулись, и меня поглотил стук колёс по шершавым плитам, которыми была вымощена дорога и мерное покачивание импровизированной кареты. Принцесса, надо же, невольно хмыкнула я про себя. Принцесса, которую, как невольницу, выменяли у вражеской стороны и теперь везут в форт Солнечных стражей. Принцесса, которая понятия не имеет, что ждёт её на стороне людей после всего случившегося – ведь все стражи видели, как я прощалась с эльфом, и должны были сделать выводы. И Лейс с его сумасбродным поступком.
    Я приподнялась на локтях, осознавая, что от постоянной тряски не чувствую ни ног, ни рук, и только голова моя отчаянно кружится, и только тончайшие прерывистые полоски солнца на стыке крепко сшитых друг с другом шкур напоминают мне, что снаружи – свет белого дня. Ах, если бы Лейс снова украл меня… Если бы случилось что-нибудь такое, чтобы я могла узнать, в каком направлении прочерчена линия моей жизни! Мне бы не было так плохо, так отчаянно пусто внутри. Волны тьмы захлёстывали меня с головой, плескались внутри меня, временами не давая набрать воздуха. Сердце то замирало, то пускалось в беспорядочную дробь, и я болталась где-то между сознанием и зыбким полусном, отрешившись от времени, проваливаясь в темноту, как повозка – в ухабы лесной дороги.
    Прошло несколько часов, когда я очнулась от того, что мы остановились. Всё внутри меня так же продолжало волноваться и вздрагивать, и я с трудом приподнялась, чтобы доползти до полога и попытаться откинуть его. В прорехе мелькнул ослепительный снег. Моей первой мыслью было – поскорее выйти и упасть в него лицом, так мне было дурно.
    – Эй, что там? – окликнул кто-то спереди. В мои глаза ударил свет, и я увидела рыжие волосы Эдвина прежде, чем потеряла равновесие. Он поймал меня сильными руками, вытащил из повозки и с тревогой заглянул в лицо.
    – Ты такая бледная, – сказал он, опуская меня на ноги и придерживая за талию. – У тебя что-нибудь болит?
    Да, хотелось крикнуть мне изо всех сил, да, болит… Но я не могла даже вдохнуть воздуха для крика.
    – Не знаю, – пролепетала я, задыхаясь, – голова кружится. Укачало на ухабах.
    Он усадил меня на край повозки, не отрывая взгляда внимательных голубых глаз, призвал в ладони целительный свет такой чистоты, что он казался не белым, как мой огонь, а прозрачным. Провёл руками возле моей головы, затем в области сердца, рядом с животом и ниже – до самых колен. Это было так странно: руки стража не касались одежды, но казалось, будто он гладит меня под ней. Странно и неловко.
    – Что случилось? – звонко спросила огненная волшебница, заглядывая к нам. Увидев моё лицо, она ахнула и поднесла руку к губам. – О, боги, неужели эльфы отравили её напоследок? Неужели Хранители могли поступить так?
    – Она не отравлена, – на мой взгляд, слишком резко ответил ей Эдвин. – Всё в порядке! Дайте нам несколько минут.
    – Как скажешь, капитан, – вскинула голову женщина и ушла вперёд.
    Дурнота подступила к самому моему горлу, и я с ужасом вспомнила, как Лейс подмешал сонную траву в котелок с супом, когда мы были в походе. Что мешало ему отравить мой завтрак? И если всё-таки он сделал это, то почему яд начал действовать только теперь?
    – Всё будет хорошо, – сказал мне Солнечный страж, присаживаясь рядом и поглаживая моё плечо. – Ты знаешь, все эти месяцы я не переставал верить, что найду тебя. Надо мной смеялся весь отряд, да что там – все только и делали, что потешались над тем, как я обыскивал таверны и закоулки. Они были уверены, что я просто сдвинулся. А мне нужно было тебя найти… во что бы то ни стало. Хоть на краю света.
    – Эдвин, – я впервые назвала его по имени, и это было так непривычно делать вслух, – мне кажется, ты что-то перепутал или ошибся. Наверное, твои сослуживцы насмехались не зря. Я совсем не та, кого стоило искать так долго.
    С каждым словом становилось легче говорить. Я уже могла вдохнуть и выдохнуть, мир уже не вертелся перед моими глазами в безумном движении, и тошнота отступила куда-то вглубь.
    – Сония, – тихо сказал он. – Я не ошибся. В таких вещах нельзя ошибиться. За неправильные решения в ответе разум, а я не размышлял ни одной минуты.
    – Может быть, в этом всё и дело? – слабо улыбнулась я. – Ты не подумал, что делаешь?
    Он засмеялся и осторожно коснулся моей головы, словно хотел погладить, но вовремя вспомнил, что мы ещё не настолько близко знакомы.
    – Мой девиз – меньше дум, больше дела! – заявил он. Его лицо просияло.
    – Ты теперь возглавляешь отряд? – спросила я, подняв на него глаза.
    – Да, – на его светлом лице промелькнула тень. – Наш командир погиб в начале зимы.
    – Мне жаль, – искренне сказала я, припомнив строгого и решительного предводителя стражей, однажды посетивших таверну «Усатый волк».
    – Это большая потеря, – кивнул он. – Ну, тебе получше?
    – Спасибо, – прошептала я. – Намного.
    – Я еду следом за повозкой, если что-нибудь понадобится или снова укачает – дай мне знать, – сказал он, поднимаясь.
    Его конь нетерпеливо стучал копытом по рыхлому, похожему на стеклянную крупу снегу.
    – Долго ли ещё ехать? – спросила я погромче, придерживая занавесь повозки, когда мы тронулись, и Эдвин уже был верхом.
    – К вечеру мы доберёмся до ночлега – это место стоянки Солнечных стражей в середине Ничейных земель. Утром отправимся дальше.
    Разговор странным образом успокоил меня, и я устроилась в повозке так, чтобы видеть сквозь оставленную щель проплывающие вдоль обочины кусты и подлесок. Снег был покрыт талой и прозрачной глазурью льда. Тёмные и влажные стволы деревьев словно дымились в солнечных лучах, источая в воздух ароматы скорой весны. Кое-где на пригорках снег уже сошёл, и жухлая прошлогодняя трава мягко прела и готовила почву для будущих первоцветов. Тьма отпустила меня, перестала сдавливать грудь и опасно плескаться в желудке. Во время следующей остановки Эдвин уговорил меня выпить травяного отвара и зажевать его терпкую горечь сухариками – я с опаской согласилась и долго ещё прислушивалась к своему организму, ожидая нового приступа тошноты. Однако на этот раз всё было хорошо. Стражи переговаривались и шутили, мечтая об отдыхе и горячем ужине и со смехом упрекая капитана за то, что истратил их свободные от патрулей дни на путешествие в замок Хранителей. Один из молодых рекрутов окликнул капитана по имени, и я явственно расслышала, что он спросил:
    – Принцессу спасли, а когда свадьба?
    Эдвин Сандберг рассмеялся и даже не задумался перед тем, как ответить:
    – Как можно скорее, я и так ждал слишком долго!
    Огненная волшебница обернулась назад и сквозь смех продолжила:
    – А невеста знает об этом?
    – Уверен, что уже знает, вы ведь кричите, как зазывалы на базаре, - отозвался капитан стражей. – Никакой личной жизни с вами!
    – Мы просто желаем веселиться, а не только гоняться по лесам за демонами, – сказал кто-то ещё у самой повозки.
    Так мы незаметно добрались до затерянного в лесной глуши домика. День клонился к вечеру, и длинные стволы сосен отбрасывали на хрустящий под ногами снег вытянутые серые тени. Казалось, будто кто-то набросил на белоснежное покрывало узорчатую паутину из переплетённых теней. Мне снова нездоровилось, но при виде ладно сложенного из брёвен крепкого домика с покрытой толстым слоем мха и снега крышей, на душе потеплело – по крайней мере, на ближайшие часы бесконечная тряска в повозке окончилась, и можно было обогреться у очага и вздремнуть.
    Солнечных стражей было семеро. Ничего не обсуждая и не сговариваясь, они быстро распрягли лошадей, привязав их в крытом ветвями ельника загоне слева от домика, натаскали дров, набрали воды из лесного источника, принялись разбирать припасы. Нора, так звали единственную в отряде женщину, быстрыми и уверенными движениями огромного ножа крошила вяленое мясо и овощи для похлёбки. Я хотела помочь, но она только с хохотом указала мне место на лавке у стены:
    – Отдыхай, эльфийская принцесса, с супом мы уж сами как-нибудь управимся!
    В ответ на её слова к моим глазам тут же подступили слёзы обиды, но волшебница среагировала прежде, чем они перелились через край моих век:
    – Эй, Сония! Не обижайся на меня – мой язык быстрее мыслей.
    Я кивнула и пошла помогать Эдвину растапливать камин. Мы по очереди обдирали с высохшего лапника мелкие смоляные веточки и складывали их домиком, хотя наверняка любой из присутствующих в лесном доме магов (а магов было трое, не считая меня) мог бы разжечь огонь одним движением руки.
    – Мой отец был стихийным магом, – чуть улыбнувшись, поведал мне Эдвин и призвал в ладонь маленький огненный шарик.
    Так близко я видела это заклинание впервые. Фрагмент огненной стихии был словно заключён в полупрозрачную стеклянную капсулу, усеянную тёмными трещинками. Страж поднёс шарик к шалашу из еловых лапок и тихо выдохнул – пламя вырвалось из заключения, с жадным хрустом принялось пожирать ломкие прутики.
    – А мама была целительницей, – продолжил он, вздыхая. – Они всегда спорили о том, кем же я стану, когда вырасту.
    – Что с ними случилось? – глядя в огонь, спросила я.
    – Война… - односложно ответил Эдвин. – Их убили тени, повалившие из первого разрыва.
    – Они были Солнечными стражами? – спросила я, почему-то уже зная ответ.
    – Да. Ну а твои? – он посмотрел на меня через плечо.
    – Моих забрали на войну из академии Вестена.
    – Добровольцы? – кивнул капитан.
    – Так говорили мне в церковном приюте… Я не принцесса, капитан Сандберг. Ты ошибся.
    Он на миг прикусил губы и помотал головой:
    – Нет, я абсолютно уверен, что нет. И каждый в этом доме подтвердит, если ты не веришь, что интуиция меня редко подводит. Мы поговорим чуть позже, когда все улягутся.
    И он заботливо провёл рукой по моей спине – я почувствовала, что это лёгкое движение влило в меня порцию волшебной силы.
    Я всё-таки помогла Норе устроить над огнём котелок и присматривала за ароматным варевом, помешивая его длинной ложкой. Стражи ходили вокруг да около, облизывались, шутили и смеялись. В ход пошло подогретое вино с горстью пряных трав, и вскоре одинокое пристанище пограничников огласилось складной песенкой о бравых стражах и подлых демонах, о девушке из маленького городка, убежавшей в лес слушать пение теней, и о прекрасном рыцаре, спасшем её от наваждения.
    Мое сердце болело от разлуки, и я всё думала, думала о последних днях, проведённых в замке Хранителей. А ещё – о той ночи, которую мы с некромантом провели в святилище Ньир, вцепившись друг в друга не только телами, но душами. И между той ночью, между последними словами Лейса, между всем, что происходило со мной в дороге определённо и чётко была протянута одна и та же нить. И одна только мысль о том, что это всё на самом деле значило, повергала меня в такой безотчётный страх, что я гнала её прочь день за днём, оттесняя на самое дно сознания.
    За окном уже стояла непроглядная ночь, когда стражи угомонились, покончили с остатками ужина, вином и разговорами и расстелили сложенные в углу тюфяки, готовясь ко сну. Я видела, как Нора звонко хлопнула по руке одного из воинов, посмевшего положить руку на её колено, и как он бормотал извинения и сваливал свои действия на горячее вино. Наконец, всё стихло, остались только Эдвин и я у теплящегося очага. Мы долго молчали и снова по очереди бросали в огонь крохотные кусочки коры и веточки, чтобы чем-то занять руки.
    – Сония, – наконец сказал он, вдохнув побольше воздуха.
    Он был очень близко, но всё же не касался меня – я только ощущала тепло, которое излучало его сильное тело сквозь тонкую форменную рубашку.
    – Я не принц… – сказал он, и мне захотелось остановить его.
    – Не надо, прошу тебя, – взмолилась я. – Не надо…
    – Дай мне сказать, а уже потом дашь ответ, – проговорил он твёрдо. – Всё, что у меня есть – это моя служба и жалованье капитана Солнечной стражи. А ещё есть домик моих родителей в Фоллинге, среди просторных полей и чистых озёр. Там живёт дедушка, отец моего отца, который воспитал меня. Это не много, знаю…
    – Эдвин, ты не понимаешь, что делаешь сейчас, – я протянула руку, чтобы остановить его, но он только улыбнулся и мягко отвёл её в сторону.
    – Я искал тебя не только этой бесконечной зимой. Я искал и прежде, но нашёл только прошлой осенью. На стене, ты помнишь? Ты была в моей мантии.
    – Пожалуйста, не продолжай! – в последний раз попросила я, и он вновь не послушал моих слов, горько усмехнувшись.
    – Дай уже мне закончить, – попросил он. – Быть может, я репетировал речь все эти полгода! Сония, я не ошибся и ничего не перепутал. И я видел, как твой дар, как твой белый огонь… отозвался тогда на наше знакомство.
    – Я изменилась, – прошептала я еле слышно. – Моя душа изменилась.
    – Знаю, – он опустил ресницы и коснулся моих пальцев. – И не только душа. Но меня не так-то просто напугать, знаешь ли. Солнечные стражи долго тренируются.
    Я молчала. За стенами домика шумел ветер и скрипели голые ветви деревьев. Стражи спали – кто-то шумно сопел, кто-то тихо похрапывал во сне.
    – Ты выйдешь за меня? – сказал, наконец, Эдвин Сандберг, поймав мой взгляд.
    – Я не могу, – ответила я шёпотом. – Потому что я уже решила, что отправлюсь в монастырь Сюр-Мао и стану белой целительницей.
    – Ты не пройдёшь испытания стихиями, Сония, – он взял меня за плечи, осторожно, бережно, и я не стала вырываться. – Тебе нельзя их проходить.
    – Потому что я слишком порочна? – горько спросила я.
    – Потому что ты беременна, и это может повредить ребёнку, – сказал он, не отрывая от меня синих глаз.
    – Ребёнку? – переспросила я рассеянно, чувствуя, как кровь снова отливает от моего лица.
    – Ох, бедная ты моя девочка, – Эдвин притянул меня к себе, и я коснулась щекой его груди, чувствуя, как сильно бьётся его сердце. – Скажи ещё, что ты не знаешь об этом.
    Я не знала, что ответить ему. Можно ли было считать знанием те смутные догадки, которые посещали меня весь сумрачный март? Когда малейшую мысль об этом я тут же давила в себе и запрещала вспоминать о ней, как когда-то поступала с даром. Потом я начинала припоминать, что прежде в моменты особо сильных переживаний у меня уже случалось так, что месячные не приходили месяц или два подряд. И я успокаивалась, и просто жила дальше, стараясь не прислушиваться к тому, что происходит внутри меня.
    – Это… точно? – прошептала я, чувствуя, что теперь, когда он держит меня обеими руками, смогу пережить даже такую новость.
    – Я ведь лекарь, если ты забыла, – тихо ответил он. – Внутри тебя маленький огонёк новой жизни. И ты сама это можешь увидеть, если захочешь.
    – Как? – я интуитивно положила руку на живот, который всё ещё был таким же, как всегда, и осторожно погладила, пытаясь прислушаться к ощущениям.
    Эдвин положил сверху свою ладонь, и я почувствовала, как сквозь мои пальцы струятся волны магической энергии, которую он направлял внутрь меня.
    – Вот так, а теперь постарайся дышать ровно и не отвлекаться.
    Его магия успокаивала. Я будто плыла в тёплых и ласковых волнах, сотканных из света. Закрыла глаза и тихо, медленно дышала, как в глубоком сне. Наверное, это и было подобие гипнотического сна, потому что все недавние волнения вдруг улеглись внутри меня. Мысли стали похожи на невесомые пушинки, которые кружились в золотых лучах солнца, а ведь на самом деле была глухая и тёмная ночь. Нет, конечно же я не была прежней – во мне уже два месяца жила крошечная девочка, и теперь внутренним взором я видела её совсем отчётливо. Она словно светилась тонким лучиком незнакомой мне магии, и у неё, подумать только, уже ясно различались голова, ручки и ножки, маленькое тело. И сердце – как я могла не замечать, что во мне бьются два сердца?
    – Я слышу, – сказала я, не открывая глаз. – Даже вижу её, кажется.
    – Я тебя научу, ты ещё и не такое сможешь видеть, – Эдвин осторожно убрал свою горячую ладонь и обнял меня, медленно выдохнув. – От лекаря мало что может укрыться. Обо всех, кто здесь находится, я знаю гораздо больше, чем они сами смогли бы рассказать.
    – Но как? – я посмотрела на него, и он чуть улыбнулся.
    – Живой организм – такая сложная система, что любое, даже самое малое воздействие, оставляет следы. Движение или покой, еда или питьё, падения, раны, смех, горе или любовь… Это не только дар белого огня, как у нас с тобой, но и постоянное наблюдение. Лекарей учат этому в академии – всё время подмечать признаки того или иного недуга. После семи лет обучения на Медицинском факультете всё это входит в привычку, иначе уже не можешь…
    Он на минуту оставил меня, чтобы принести соломенную подушку мне под голову и колкое шерстяное одеяло.
    – Если в академии учатся семь лет, и ты пять лет назад её окончил, то тебе уже… тридцать? – с удивлением спросила я.
    – Двадцать семь, – сказал он, устраиваясь рядом со мной. – Я поступил в пятнадцать.
    – Так рано?! – невольно воскликнула я.
    – Ну… я был способным мальчиком, – тихо засмеялся Эдвин.
    – Наверное, в Солнечной страже только такие люди и оказываются? – спросила я, кивнув в сторону спящих сослуживцев капитана.
    – В моём отряде так точно каждый уникален, – заверил меня страж, пригладив мои волосы. – Ведь все они, как один, согласились помочь мне разыскивать тебя. И половина из них нарушила Кодекс, чтобы вытащить из Железной крепости колдуна эльфов.
    – Я не знаю, чем мне отблагодарить вас, – вздохнула я. – Ведь у меня ничего нет.
    – Будь моей женой, а больше мне ничего не нужно. Поверь, то, что мы спасли жизни – это лучшая награда. Ведь Солнечные стражи для того и существуют, чтобы оберегать мир живых. И на этот раз даже не две жизни. А три.
    Он долго смотрел на меня с нежностью и ожиданием.
    – Эдвин, моя дочь от эльфа, – наконец произнесла я.
    – Эльфы, как и люди, принадлежат к миру живых. Несмотря на ту ересь, которую распространяет Орден Инквизиции. Стражи никогда бы не объявили эльфов нечистью, сославшись на… анализ крови! И у нас есть своя теория относительно Высшего совета, который находится под влиянием ещё более опасной магии… Рано или поздно этот обман раскроется, и всё в мире вернётся на круги своя.
    Его щёки чуть вспыхнули румянцем от прилива негодования.
    – Спасибо тебе, капитан Сандберг, – я улыбнулась.
    – Что ж, подумай немножко, если не хочешь отвечать сейчас, – примирительно сказал он и провёл пальцем по моей щеке. – Я ждал так долго, что могу и ещё подождать. Только не вздумай больше исчезать, договорились?
    – Хорошо, – ответила я тихо. – Обещаю.
    – А теперь постарайся уснуть, ты теперь должна думать не только о себе, – он укрыл меня одеялом и устроился, полулёжа за моей спиной. Я всё держала руку на своём животе и думала о ней, крохотной девочке, о том, что некромант всё переживал, что не оставил мне ничего на память. Незаметно я соскользнула в сон, так и не узнав о том, что Эдвин этой ночью не сомкнул глаз, охраняя меня и отряд от бродивших поблизости теней.
    Глава 18.
    – Ты будешь поступать в академию? – спросила меня Нора, когда мы готовились к завтраку, разогревая на углях подсохшие лепёшки и бросая в кипяток пригоршни сушёной брусники и голубики.
    Мои мысли теперь были сосредоточены на происходящем внутри: я только и делала, что замирала и прислушивалась к ощущениям в надежде вновь различить биение маленького сердечка моей дочери. Конечно, без особых заклинаний это было невозможно, но я всё равно не оставляла попыток снова почувствовать внутри себя огонёк новой жизни. Сейчас мне стало намного легче думать о разлуке с некромантом – на смену боли и пустоте пришло осторожное ожидание. С точки зрения всех, кого я знала в моей прежней человеческой жизни, всё происходящее было безумием чистой воды. Гаэлас был не только заклятым врагом людей по причине своего эльфийского происхождения, но также и членом Гильдии призывателей теней, за одно упоминание о которой можно было схлопотать серьёзные проблемы с представителями власти или инспекторами от Ордена Инквизиции. И вот я, сирота с весьма сомнительным прошлым и ещё более сомнительным настоящим, сижу и размышляю о том, какой может родиться моя дочь-полукровка. Напрочь позабыв о том, что большинство детей с «проклятой эльфийской кровью» выявляются и уничтожаются, не достигнув даже сознательного возраста. В своём ли я уме? Нет… Скорее всего, я до сих пор нахожусь под чарами магии разума, о которой рассказывали мне в замке Хранителей. Как ещё можно было объяснить эту странную, необъяснимую радость, электрическими нитями пронизывающую меня при каждой мысли о дочери? Я не хотела думать – я хотела обнять и любить весь мир только за тот миг, когда увидела внутренним взором её – мою крохотную волшебницу, которую подарила мне Ниира под полной луной. Подарок уходящей зимы и первой любви в моей жизни.
    – Эй, ты забыла человеческие слова? – звонко засмеялась Нора над моим ухом, и я припомнила, что она задала мне вопрос.
    – Извини, – смущённо ответила я, перемешивая ягоды в котелке. – Ты спросила про академию? Не знаю, ведь до вчерашнего дня я вообще не представляла, как сложится моя жизнь.
    – Как сложится?! – воскликнула она, тряхнув тёмными кудрями волос. – Разве капитан не предложил тебе руку и сердце? Чего ещё можно желать в твоём возрасте, как не такого завидного жениха?! Похоже, эльфы и вправду задурили тебе голову, милочка.
    – Ну а что насчёт тебя, Нора? – спросила я вдруг, сама от себя не ожидав подобной смелости.
    Она была очень красивой, и на вид – ровесницей Эдвина. Блестящие волосы цвета тёмного каштана струились по её плечам мягкими кудрями, большие карие глаза смотрели с вызовом и неизменным огнём, который всегда плещется во взоре магов этой стихии, безупречная осанка, высокая грудь и изящные руки, которыми она с одинаковой лёгкостью сплетала и заклинания, и волосы в косу, и держала серебряную тонкую саблю. Не о такой ли девушке мечтает каждый бравый воин и защитник мира живых?
    – Я Солнечный страж, а не какая-нибудь домашняя курица, – фыркнула Нора. – Связать себя с мужчиной для того, чтобы всю жизнь сидеть в четырёх стенах с выводком цыплят на шее? Ну уж нет, не для этого рождаются огненными магами!
    Конечно, подумала я про себя, эта гибкая и решительная женщина появилась на свет вовсе не для ведения домашнего хозяйства. Но ведь магам тоже необходимы потомки и преемники, если мы все не хотим вымереть на корню через пару поколений.
    – Поэтому мой тебе совет – не слушать сказки Эдвина про его деревню и дедушку с курами, а поступать в Университет Сюр-Мао и никак не меньше! Ты ещё так молода, всё успеется, а Солнечной страже позарез нужны грамотные лекари.
    Каждое её слово было пропитано энергией огня. Слово – вспышка, фраза – сноп искр. Пламя камина слушалось её рук, как будто было не обжигающей стихией, а податливым мягким тестом в умелых руках хозяйки. Я любовалась ею и оттого чувствовала ещё большую робость и смущение – мне было никак не понять, почему Эдвин не выбрал её, а придумал себе целое приключение с поиском и спасением безвестной девушки из таверны.
    – Мы друзья – и только, – подмигнула она мне в ответ на мои мысли. – Ты ведь сейчас размышляешь о том, не ревную ли я Эдвина? О, нет! Я абсолютно свободна ото всех этих ваших любовей и страстей. Кто попробует завоевать моё сердце – сгорит в огне, потому что его я люблю больше, чем смертных мужчин.
    – Найдётся, вот увидишь, какой-нибудь бравый молодец, от которого у тебя загорится под юбкой, – со смехом сказал один из воинов. Он расположился на лавке у стола и старательно оттирал пятна на своём мече замшевой тряпочкой.
    Нора не осталась в долгу – некоторое время стражи весело пререкались, швыряя друг в друга словесные огненные шары, и я припомнила, что именно этому парню вчера достался смачный шлепок по ладони от своенравной Норы. Я сложила тёплые лепёшки и подогретые остатки ужина в широкие глиняные миски и расставила на столе. Большим черпаком разлила по кружкам дымящееся ягодное варево, в которое под конец Нора бросила горсть ароматных листьев мелиссы. Эдвин и ещё один маг были снаружи – проверяли и заряжали обереги, чтобы оставить домик в сохранности до того, как он понадобится другому отряду Солнечных стражей. На душе у меня наступило временное затишье – я слишком измучилась за прошедший месяц, и сейчас мне нужна была небольшая передышка.
    – Обереги повреждены, – сухо сказал маг Рикард, едва его лицо показалось в распахнутой двери.
    – Круг выдержал, но где-то поблизости разрыв, – добавил Эдвин, входя следом. – Заканчиваем завтрак и выдвигаемся на разведку. Кто-то должен остаться охранять Сонию, остальные пойдут со мной.
    – Почему это принцесса не пойдёт?! – воскликнула Нора, швырнув ложку. – В первую очередь она белая магичка, а уже во вторую – твоя невеста! Это несправедливо! Да и никто из нас не станет отсиживаться в избушке, когда где-то поблизости пахнет боем с демонами, за кого ты нас принимаешь, капитан?
    – Я могу тоже идти, Эдвин, – сказала я, глядя ему в глаза. – Однажды мне пришлось уложить нескольких мертвецов, думаю, что и с тенями от меня будет польза. Позволь мне помочь Солнечным стражам и хотя бы этим отблагодарить вас за доброту.
    Сидящие за столом стражи одобрительно загудели, и я почувствовала, что нам удалось переубедить командира. Мы стремительно покончили с едой, проверили обмундирование и разделили между собой запас эликсиров. Солнечные стражи пользовались для хранения зелий трубочками из разноцветного толстого стекла, которые затыкались пробками на коротких цепочках. Такие пробирки удобно было закреплять в специальных кармашках на поясе или перевязи на груди. Мне выдали три штуки и все они были белыми – внутри плескалась жидкость, напоминающая перламутр из ракушек.
    – Это усилит твои заклинания, – сказал мне Эдвин, всё ещё сильно хмурясь. – Но мне не нравится решение твоё и отряда. Ты не обязана…
    – Они тоже не были обязаны посвящать дни отдыха освобождению незнакомых им принцесс, – сказала я твёрдо. – Я хочу помочь и помогу. Как ты не понимаешь, что я и так чувствую себя неловко?!
    – Понимаю, но боюсь за тебя, – честно сказал он. – Обещай, что будешь держаться рядом со мной, что бы ни случилось. Если это действительно разрыв, то в него могут проникнуть весьма могущественные тени. И мы не знаем – нет ли поблизости мага, который всё это устроил. Это может быть опасно, Сония.
    – Я знаю, что такое граница с сумеречным миром, – тихо сказала я, снова заглянув в его глаза. – Я видела такой портал в замке Хранителей.
    Эдвин кивнул и порывисто прижал меня к себе – высокий и сильный, я бы не вырвалась, даже если бы захотела.
    – Всё время помни о своём положении, – шепнул он мне на ухо. – Если почувствуешь, что силы кончаются, немедленно скажи мне. Я создам несколько отражающих магических щитов, но если тени будут сильными, щиты могут разрушиться. В таком случае – кричи, я всё брошу и приду к тебе на помощь.
    – Может быть, всё и не так страшно, – невольно прижимаясь к его груди, ответила я, – просто парочка заблудившихся призраков.
    – В Ничейных землях может быть всё, что угодно, – сказал он и поцеловал мою руку. – Здесь всегда нужно быть начеку.
    ***
    Мы собрались на маленькой площадке перед домиком, и стражи встали спиной к спине в круг, чтобы определить – откуда ночью могли явиться тени. Я стояла рядом с Эдвином, крепко держась за его руку, чувствуя, как между нашими ладонями пульсирует не то кровь, разогнанная волнением, не то энергия, порождённая объединённой вместе белой магией. Нора нетерпеливо сопела, было заметно, как она рвётся в бой и как невыносим ей этот ритуал выслушивания местности и ожидания. Каждый из стражей поочерёдно сообщал о своих наблюдениях, а я только и делала, что разглядывала бесконечные переплетения лесных ветвей и кусочки серых пасмурных облаков, проплывающие над лесом.
    – Я вижу лису, – сказал один из воинов. – Спокойна, бежит по своим делам.
    – Дальше, – скомандовал капитан Сандберг.
    – Я вижу следы, – звонко ответствовала Нора. – Похожи на заячьи. Свежие.
    – Следующий, – Эдвин покрепче сжал мою руку, будто я собиралась покинуть круг и помчаться за невидимым зайцем.
    – Я вижу солнце на стволах, облака скоро пройдут, – доложил следующий воин.
    Мне показалось всё это какой-то странной детской игрой – как я ни всматривалась, никак не могла заметить ничего примечательного. Даже прыгающей по ветвям белки или какой-нибудь растрёпанной шишки на тускло поблескивающем снежном насте. Направление, в котором я смотрела, выглядело совсем серым и унылым, будто в этой части леса уже наступил вечер, и полупрозрачные сумерки переплелись с тёмными стволами сосен и вековых дубов, окружавших стоянку. Мои мысли вновь вернулись к ребёнку, и я словно в шутку спросила мою крохотную дочь, не видит ли она чего-нибудь необычного. В ту же самую минуту я вдруг заметила, как между деревьями проплыл странный силуэт – дымчатый сгусток, похожий на привидение, как их любят изображать в альбомах для дам, живущих в богатых замках. Словно голова и свободно развевающийся за ней плащ… а на месте глаз – тёмные провалы, тлеющие изнутри.
    – Я вижу тень, – сказала я, и все стражи мигом обернулись в мою сторону.
    – Где? – громко спросил Эдвин, прослеживая мой взгляд.
    – Да вот же она, летит сюда! – уже испугавшись, вскрикнула я и показала рукой.
    Создание стремительно приближалось. Я видела его настолько отчётливо, что меня до ужаса пугал тот факт, что никто из стражей до сих пор не заметил это призрачное чудовище. Особенно страшным мне казалось то грациозное изящество, с которым тень облетала встающие не её пути препятствия. А ещё по мере приближения она будто бы набирала вес, тяжелела и уплотнялась. Это был уже не клочок тумана, а непрозрачная и вполне материальная тварь с чёткими очертаниями и длинным извилистым хвостом.
    – Вижу, – выкрикнул капитан, и вслед за этим последовала сложная магическая формула, повинуясь которой, вспыхнули белым огнём мечи воинов и окружающие лагерь обереги.
    Только теперь я поняла, что лесное убежище, полянка перед ним и загон для лошадей были окружены защитным волшебным экраном словно стеклянным куполом. Тень заметила нашу группу – сияющий сгусток жизненной силы и горячей крови, ринулась вперёд и с размаху налетела на барьер. Раздался оглушительный треск. Обереги вспыхнули с утроенной силой, озаряя прозрачный купол, по которому разбегались тончайшие электрические трещины. Как мыльный пузырь, сейчас лопнет – подумалось мне, а после все мысли разом выдуло из моей головы, потому что тень разинула тёмную пасть и завыла. В этом низком и дрожащем гудении слышались негодование и такая неизбывная печаль, что мне немедленно захотелось сжаться в комочек и забиться в самый тёмный уголок Ничейных земель. Я увидела, что второй маг зажимает уши и едва ли не сгибается пополам от выворачивающего душу воя.
    – Стоять, – рявкнул на него Эдвин и ударил его по спине. – Готовь сети, барьер не выдержит.
    – Изрубим в клочки! – крикнул один из воинов и в свою очередь хлопнул уже пониже спины зазевавшуюся Нору.
    – И спалим, – прокричала волшебница, – а затем я спалю того, кто меня ударил!
    Тем временем создание прекратило выть и приготовилось к новому броску. Дальнейшее происходило так стремительно, что я только потом сумела оценить, насколько слаженными и дружными были действия команды стражей. Тень с размаху ударилась в магический щит – и он взорвался снопами искр со звуком, будто лопнули разом тысячи натянутых металлических струн. Краем глаза я увидела, как обереги – особые камни с начерченными на них охранными рунами, закреплённые на специальных столбиках – рассыпались в прах. Торжествующе завизжав, создание влетело во двор и замерло, опираясь на длинный упругий хвост. Стражи с мечами и саблями двинулись вперёд, за их спинами маг Рикард уже сплетал прочную энергетическую сеть, чтобы связать потустороннее существо. Воздух вокруг странно потрескивал от разрядов. Мне показалось, что невидимые молнии уже пару раз ужалили меня в щеку и в ногу. Тень поколебалась секунду или две, а затем ударила наугад – воина, который стоял с краю. Он среагировал моментально, выставив пылающий белым пламенем меч и заставив существо металлически взвизгнуть. Я увидела, как в месте удара тело твари словно стало вновь прозрачным, зыбким, как туман. Впрочем, призрачная рана тут же затянулась, и тень атаковала снова и снова, подключив к своим движениям гибкий хвост.
    – Рик, давай! – заорал один из воинов, которому удар хвоста пришёлся по ноге.
    Маг швырнул тёмный, сверкающий разрядами клубок, в голову тени и та закричала и задёргалась, будто пытаясь вырваться из невидимой липкой паутины. Воины начали ожесточённо кромсать тень мечами – от её наполовину бесплотного тела разлетались клочки, похожие на кусочки серого шёлка.
    – Поджигай, – скомандовал Эдвин подруге, и та с видимым удовольствием принялась запускать в обитателя междумирья огненные шары, один за другим.
    Тень дёргалась, верещала, но все удары и заклинания, казалось, не наносили ей особого урона – не было похоже, будто она слабеет или собирается умирать. Я невольно подумала о том, умирают ли тени, что остаётся от них в мире живых, если убить их, а не загнать обратно в разрыв.
    – Почему ей ничего не делается? – волнуясь, спросила я Эдвина, пока он обновлял личную защиту каждого из стражей и вновь поджигал святым пламенем их оружие.
    – Это высшая тварь, – пояснил мне капитан. – Такие редко встречаются в этих местах. Придётся повозиться.
    Рик повторил заклинание, утирая со лба пот, бегущий струйками – я не знала, что это была за магия, но как будущий лекарь видела, как много сил она отнимает у молодого стража. Он едва удержался на ногах после второго раза, и теперь поспешно выдёргивал из кармана пузырёк с зельем, чтобы подкрепить свои магические силы.
    – Теперь мы, – сказал мне Эдвин, призывая в ладони сгустки белого огня и запуская их в направлении беснующейся тени. Я удивилась, что, оказывается, то самое заклинание, которое получилось у меня самопроизвольно при нападении мертвецов, используют в борьбе с высшими тенями. Мы швыряли святые огни, как их называли в Солнечной страже, а воины дружно пронзали существо серебряным оружием.
    В какой-то момент очередной вопль тени показался мне нестерпимым, и я закрыла уши руками по примеру Рика, но самое страшное было то, что случилось потом – кинетическая сеть лопнула, а у ошеломлённого мага не было готово следующее заклинание. Тень ринулась прямо на него, вытягивая вперёд удлинённую морду с неким подобием зубов и полупрозрачные руки-щупальца, и вцепилась стражу прямо в шею. Он упал на спину, и его тут же окружили бойцы, пытаясь ударами мечей скинуть существо и при этом не искромсать в куски товарища. Эдвин и Нора кинулись на помощь, а я для чего-то посмотрела в ту сторону, откуда прилетела тень, и увидела вдалеке ещё два размытых силуэта.
    – Там вдали ещё тени! – закричала я.
    – Я догадываюсь, что происходит! – отозвалась разъярённая Нора.
    Ослабшую тень оторвали, наконец, от Рика, и уже на земле окончательно искромсали мечами и сожгли останки.
    – Это эльф мстит нам за твою принцессу, слышишь, капитан?! – растаптывая золу и пепел, громко сказала Нора.
    Во мне тут же поднялась жаркая волна негодования:
    – Неправда, он бы никогда не стал! – крикнула я.
    – Он из Гильдии призывателей, – зло сказала Нора и указала на летящих к нам существ. – Такие твари сами собой не появляются, их нужно призвать в мир живых.
    – Гаэлас не призывает теней, он некромант! – настаивала я на своём.
    – Может, это ты их притягиваешь в таком случае? – сказала волшебница.
    – Отставить болтовню, – сказал капитан. – Рика и Сонию в дом, немедленно.
    ***
    – Всё будет хорошо, – сказал мне Эдвин, укладывая на лавку бесчувственного мага и хватая меня за рукав. – Мы разберёмся с ними, Сония. Попробуй привести в себя Рика, но не забывай о том, что я говорил тебе. Рассчитывай свои силы.
    – Откуда они взялись, эти высшие тени? – с отчаянием в голосе спросила я, цепляясь за его руки. – Ты ведь не думаешь, что… то, что Нора говорит…
    – Глупости! – отрезал капитан и на миг притянул меня к себе. – Не вздумай принимать всерьёз её слова.
    – Мне страшно, – сказала я, и он взял моё лицо в ладони и посмотрел в мои глаза – серьёзно и уверенно.
    – Мы Солнечные стражи, и мы можем защитить мир живых от всякой нечестивой дряни.
    – Да, я верю тебе, – выдохнула я.
    И тогда он склонился и впервые поцеловал меня. Быстрым, обжигающим касанием губ – я бы не успела ни отреагировать, ни подумать, как ответить на это отчаянное и поспешное движение. Через секунду дверь уже захлопнулась, и я осталась в доме наедине с Риком, который больше походил на мертвеца.
    – Рик, – позвала я мага, прощупывая его пульс на запястье.
    Он лежал, не реагируя на мои касания. По правой щеке, шее и дальше – на плечо тянулся след от касания тени – синевато-чёрное пятно, похожее на впитавшиеся в кожу чернила. Я осторожно прикоснулась к высохшей и сморщенной коже – она показалась мне холодной и сухой на ощупь. Следующие полчаса или даже больше я поочерёдно вливала в бесчувственного стража то зелья из длинных пробирок, то сгустки белого огня до тех пор, пока его сизые губы и щёки не приобрели полагающийся им цвет. Снаружи доносились крики и лязг мечей, слышны были короткие и отрывистые команды капитана, мелькали сполохи огненных заклинаний, но я так и не решилась ни разу подойти к окну. Мне казалось, что стоит отпустить худую и прохладную руку мага, как жизнь покинет его. В конце концов, он застонал, пошевелился и попытался приподнять голову, уставившись на меня затуманенными голубыми глазами:
    – Там… такой покой, – прошептали его бледные губы.
    – Твои друзья сражаются, Рикард, там снаружи ещё две новые тени, – я подала ему чашку разогретого эликсира.
    – Если рядом разрыв, то придут ещё и ещё… – сказал он с трудом, будто ему нужно было пробиваться через густой туман, чтобы произносить эти слова. – Надо найти разрыв, ликвидировать его.
    – Как это сделать? – я заставила Рика проглотить неприятную на вкус жидкость и помогла принять сидячее положение. Он дышал тяжело, как человек после долгой изнуряющей болезни.
    – Искать, – хрипло выдохнул он. – Есть специальные… сканирующие заклинания. Они выявляют неплотности в ткани мира…
    Дверь распахнулась, и в неё по очереди ввалились измотанные битвой стражи. Я увидела, что один из них яростно трёт лицо, пытаясь оттереть оставленную тенью сизую отметину, а другой стащил сапог и закатал штанину, разглядывая задетую чудищем ногу.
    – Где капитан и Нора? – было первое, что спросила я у четверых воинов.
    – Восстанавливают обереги, – махнул рукой светловолосый рослый мечник. – Рик, ты в порядке? Мы идём искать дырку, из которой они вылезли.
    – Я в порядке, – отозвался маг и потряс головой. – Не забыть бы сказать капитану, что это были замечательные выходные! Именно о таких я и мечтал.
    – Девчонка увидела тень раньше нас всех, – в дверном проёме появилась огненная Нора с перепачканным сажей лицом и сверкающими негодованием глазами. – Может быть, она и разрыв сможет отыскать?
    – Я попробую! – с готовностью сказала я и поднялась с лавки.
    С моим даром происходило что-то странное – он словно вышел за пределы моей смертной оболочки, и я воспринимала всё окружающее в десять крат острее, чем обычно. Я видела сейчас, кто из воинов разгорячён и доволен победой, кто испытывает боль, а кто раздосадован, видела злой, опасный водоворот энергии, как кокон обволакивающий Нору, и видела уверенный и сильный огонь Эдвина. Всё время, пока мы, построившись особым образом, исследовали лес в том направлении, где я в первый раз заметила сущностей, он держал мою руку в своей. Крепко, но в то же время бережно – мне совсем не хотелось её отнимать. Я всматривалась в сероватый туман, который поднимался от тающего снега, вдыхала запах прошлогодней хвои и листьев на оттаявших пригорках и медленно шла туда, где звериная тропка делала крюк и спускалась к неглубокому оврагу. На краю склона на уровне глаз зияла сумрачная дыра, и из неё, как чёрный дым из засорившегося дымохода, плыл потусторонний туман.
    – Невероятно, – прошептал Рик, которого практически нёс на плече один из стражей. – Как ты нашла её безо всякого сканирования?
    Я пожала плечами:
    – Мне показалось… что я вижу следы в воздухе. Вроде паутинных нитей.
    Рик приблизился к разрыву, усталым и рассеянным взглядом окинул склон оврага и торчащие из-под снежной крупы мелкие кустики, а затем быстрым движением наклонился и поднял что-то из-под ног. Я вытянула шею, чтобы рассмотреть – на ладони стража лежал странный треугольный камень чёрного цвета, оправленный в тёмный металл.
    – Знак Гильдии призывателей, – сказал кто-то за моей спиной.
    – Это не просто знак, – тихо произнёс Рик, ощупывая грани амулета большим пальцем. – Это ключ. И он сделан с той стороны. Смотрите.
    С этими словами страж бросил найденную вещицу точно в дымящийся разрыв, и портал мгновенно схлопнулся, поглотив камень. Не понадобилось ни особых заклинаний, ни порошка, который использовали Солнечные стражи для ликвидации пространственных дыр. Покончив с разрывом, Рик раскинул руки и произнёс обнаруживающее заклинание – и тогда я увидела уже не внутренним взором, а уже собственными глазами, что вдоль наших следов со стороны лесного домика, везде в воздухе тянутся дымчатые струйки, оставленные тенями.
    – Это изучают на седьмом курсе факультета Мистики, – сказал он, глядя на меня с нескрываемым восхищением. – А ты увидела безо всякой подготовки.
    Нора громко хмыкнула и первой затопала по снегу в обратную сторону. Эдвин тоже посмотрел на меня и очень тихо произнёс:
    – Какой странный побочный эффект от… жизни среди эльфов.
    Глава 19.
    Нора настаивала на том, чтобы в тот же день оставить стоянку и преодолеть путь до заставы Солнечной стражи – причудливой арки, которую можно было разглядеть с дозорной стены Ольдена. Я видела, что гордой и взбалмошной волшебнице неприятно моё общество, как и то, что большинство взглядов мужчин было теперь направлено в мою сторону. Эдвин в любую свободную минуту был рядом со мной, Рик расспрашивал об эльфийских книгах и заклинаниях жриц Нииры, а воины, не смыслившие в магии, попросту пытались шутить или заигрывать со мной, потому что им казалось, что я грущу.
    Я помогала капитану Сандбергу подлечивать их теневые раны и слушала его терпеливые разъяснения о том, как действуют прикосновения некоторых теней на живую ткань. Подобно вампирам, которые высасывают из своих жертв жизненную силу вместе с кровью, тени отбирали у клеток живого тела энергию и лишали их жизненных соков. Такие раны следовало лечить в первые сутки после контакта, в противном случае в тканях начинались необратимые процессы гниения и отмирания.
    – Вроде цветов, которые если полить сразу, поднимают бутоны, а если упустить момент – засохнут навсегда, – прошептала я, припомнив наши с Майей анютины глазки.
    – У нас дома в саду есть розовые кусты, – задумчиво сказал Эдвин. – Их сажали мои родители, ещё до войны, а дедушка с тех пор ухаживает за ними. Если ты любишь цветы, то они понравятся тебе…
    – Разве есть девушки, которые не любят цветов? – удивлённо спросила я, не прерывая исцеляющего заклинания – прозрачная золотистая дымка струилась с моих пальцев на обожжённое почти до самой кости плечо Рика.
    – Даже в нашем отряде такая есть, – усмехнулся раненый маг. – Ни цветов, ни мужчин…
    Я была уверена, что он нарочно сказал это погромче, чтобы поддразнить Нору. И это было излишне: волшебница и без того то и дело бросала на нас с капитаном пронзительные взгляды. Эдвин делал вид, что ничего не замечает, но я моим обострившимся восприятием предчувствовала назревающий взрыв. За ужином все забинтованные и обмазанные заживляющей мазью воины вновь оживились и принялись обсуждать подробности дневного сражения и гадать, каким образом знак Гильдии призывателей мог оказаться со стороны мира живых без своего обладателя.
    – Лично я думаю, – едва прожевав, заявил беловолосый Аксель, – что они теперь нарочно будут дырки проделывать и демонов в наш мир запускать. В отместку за то, что Орден им причинил.
    – И какой резон проделывать дырки в глухом лесу, где лишь Стражи, Хранители, да редкие дикари и пробегают? – отозвался другой, крепкий мужчина, даже за столом придерживающий рукой верный двуручный меч. – Хотели бы отомстить, устроили бы дырищу в Железной крепости, у Вольдемара под носом!
    – Может беглец какой по Ничейным землям шастал и обронил свой амулет, – предположили с другой стороны стола.
    Нора не поднимала головы от тарелки, но я видела, что она всё же слушает все рассуждения друзей по отряду. Эдвин тоже молча жевал и время от времени тепло касался моего локтя, будто ему важно было чувствовать, что я нахожусь рядом.
    – Что скажешь, Рик? – спросили, наконец, мага. Он отхлебнул горячего отвара из кружки, утёрся рукавом, и я с удовлетворением отметила, что его лицу возвращается живой румянец.
    – А я считаю, что призыватель был на этой стороне. При помощи ключа он приоткрыл завесу, а тени ринулись оттуда и сожрали его подчистую. Вряд ли мы узнаем, для чего он пытался их призвать, и по какой причине они не стали слушаться. Вы сами видели, что за твари нам сегодня попались.
    Все призадумались и какое-то время только обменивались шёпотками. Аксель на всякий случай проверил обереги, но снаружи всё было в порядке – заново натянутый купол надёжно охранял наш лесной домик от нежданных гостей. Я вновь прислушивалась к себе: всё внутри меня было спокойно, и моя маленькая дочка сладко спала. И только вокруг стола что-то продолжало потрескивать в воздухе, и я знала, что это молчаливое недовольство огненной Норы, и связано оно напрямую со мной. Как-то само собой получилось, что все снова развеселились – обсуждать тяготы сражений с тенями всем надоело, и кто-то из воинов вспомнил о том, зачем отряд путешествовал в земли Хранителей.
    – Что же ты невесту не целуешь, а, капитан? – подшутил страж. – Зря мы её, что ли, спасали?
    – Ну а ты, что же, принцесса? Если нас стесняешься, то мы можем и отвернуться к стенке!
    Я почувствовала, как к моим щекам приливает жар, и поспешно спрятала глаза. Эдвин обнял меня правой рукой и тут же приструнил оголтелых шутников:
    – Вот на свадьбу придёте, тогда и посмотрите, а пока нечего завидовать!
    Нора вскинула голову и с грохотом оттолкнула от себя тарелку с нетронутым ужином:
    – Вы это всё серьёзно?
    Повисла неловкая тишина – все посмотрели на волшебницу, которая уже встала из-за стола и теперь сверлила меня недобрым взглядом.
    – Я была уверена, что всё это – приключение, капитан Сандберг! Авантюра, в которую мы ввязались потому, что нам надоели бесконечные патрули. Испытание, если хочешь. Вызов самим себе! Как же – Железная крепость, а затем замок Хранителей, а после, на закуску – сегодняшний бой с тенями. Отличная тренировка для отряда, капитан! Но свадьба?! Ты серьёзно?! Ты намереваешься жениться на этой девице? На этой соплячке, которая всю зиму неизвестно чем занималась с эльфами?
    – Нора, замолчи сейчас же! – сурово сказал Эдвин, ударив по столу кулаком. – Замолчи и сядь на место.
    – Все видели, как она висла на шее у эльфийского мага! – крикнула Нора, не обращая внимания на предостережение. – Или вы забыли, что эльфы всё ещё наши враги? А теперь эти тени, откуда вы думаете они взя…
    Её отчаянный голос вдруг прервался, и женщина схватилась за горло. Я успела заметить, как капитан произнёс короткое и резкое заклинание безмолвия. Теперь Нора не могла ни говорить, ни колдовать, только с трудом хватала ртом воздух и пыталась откашляться.
    – Мы – отряд, и мы принесли друг другу клятвы, Нора, – громко сказал капитан. – Не нарушай их и не вынуждай меня их нарушать!
    Рик и воин, что сидел сбоку от Норы, попытались усадить её обратно и успокоить, но она яростно вырвалась и бросилась к двери. По правде говоря, мне хотелось сделать то же самое – я чувствовала на себе пристальные взгляды, полные сомнений. Да, я была для отряда Солнечных стражей чем-то вроде особого задания, но теперь именно я, вне всякого сомнения, стала причиной размолвки в отряде. И в том, что отважная и слишком горячая стражница вспылила и убежала совсем одна во тьму позднего вечера, виновата была тоже я.
    – Я верну её, – быстро сказал Рик, одним движением перепрыгивая скамейку и край стола, но командир отряда остановил его.
    – Останься, я сам, – и он коснулся моей руки. – Не вздумай переживать, Сония.
    Так я осталась наедине с озадаченными воинами и взволнованным Риком. Нет, с моей душой определённо случились какие-то изменения – если раньше грубые слова не достигали своей цели, проскальзывали мимо моих ушей, как жужжание мух в таверне, то сейчас Нора ударила именно туда, где всё было зыбко и ужасно болело. Будь мой разум покрепче, я бы в первую очередь призадумалась о том, что эта женщина ради общего дела отряда побывала в крепости у инквизиторов и рисковала своей жизнью, чтобы спасти незнакомого ей колдуна. Она вместе со всеми скакала два дня через лес, чтобы совершить обмен, за который Орден и Высший совет немедленно приговорил бы весь отряд к повешению или сожжению на костре. Но нет, меня пронзили слова о том, что она посчитала шуткой предстоящую свадьбу своего командира, а меня почти обозвала непотребной девкой, предавшей свой народ. В её словах скрывалась доля правды, а оттого было невыносимо больно и стыдно.
    Воины, которых я помогала лечить, а также маг Рикард старались сказать мне что-то поддерживающее, но суть их слов сводилась к тому, что Нора, разумеется, не собиралась огорчать меня или капитана, а лишь вспылила, не рассчитав ущерба от своего вредного характера. Если бы не моё сокровенное знание о будущем ребёнке, я бы не раздумывая покинула стоянку и ушла в лес. И шла бы до тех пор, пока не стала добычей диких зверей или жестоких обитателей междумирья. Но теперь мне было страшно навредить новой маленькой жизни, что зародилась во мне, и я изо всех сил сдерживала даже слёзы обиды. Я сидела у догорающего камина, подтянув колени к самому подбородку и ждала только одного – чтобы поскорее скрипнула тяжёлая дверь и вернулся Эдвин.
    Мне было трудно разобраться в том, что я испытывала рядом с ним – слишком сильной ещё была боль расставания с некромантом, слишком остро мне не хватало сейчас наших разговоров с Гаэласом, когда мы смотрели друг в друга – и смешивались языки, жесты, взгляды – и мы понимали друг друга. Наверное, Эдвин Сандберг удерживал сейчас меня по эту сторону живого мира, иначе я бы потеряла опору и провалилась в бездонное отчаяние. Но это было не всё… Мне нравилось, когда он держал меня за руку и когда обнимал за плечи. Его сила и жаркое, живое тепло, его уверенный голос, когда он читал исцеляющие заклинания или отдавал команды отряду. И то, что Солнечные стражи (кроме Норы, конечно) как-то сразу, с первых же мгновений, считали его – моим женихом. А меня – его невестой. Будто мы и вправду на время нашего путешествия по Ничейным землям стали персонажами одной из старых сказок об эльфийской принцессе и прекрасном рыцаре-страже.
    ***
    – Нора любит тебя? – не спросила, а почти утвердительно прошептала я, когда мы с капитаном вновь остались наедине рядом с мерцающими углями.
    – Нет, это другое, – покачал головой Эдвин и ласково обнял меня за плечи. – Долгое время она была единственной девушкой в отряде, а потому привыкла, что всё внимание обращено в её сторону. У неё отважное сердце. Поверь, всё, что она наговорила, было сказано не для того, чтобы унизить тебя. Ей трудно принять какие-либо изменения в личной жизни одного из нас.
    – Вы когда-нибудь были близки с ней? – шёпотом спросила я, боясь пошевелиться.
    – Никогда, – чуть улыбнулся Эдвин. – И никто из наших ребят не был с нею. И всё же она ревнует. Меня и всех остальных. Случись Рику или Акселю найти себе невесту, было бы ровно то же самое.
    – Почему Солнечные стражи так неохотно заводят семью? – я обернулась и теперь смотрела в его глаза, казавшиеся тёмно-синими в полумраке. Где-то в самой их глубине тлели угли камина.
    – Наш долг охранять границы – видимые и невидимые. Семья крепко связывает с миром живых, и такой страж начинает бояться смерти. Начинает скучать по супруге или детям, а оттого хуже исполняет свой долг. Но всё-таки, жениться нам не запрещено.
    Я молчала, разглядывая его лицо – тёмно-рыжие брови, нос и чуть поросшие щетиной щёки, губы, которые сегодня утром (а кажется – так давно) коснулись моих губ.
    – Что будет, если я соглашусь? – прошептала я. – Что будет со мной? Ведь моя дочь, она родится наполовину эльфом. Или же мне надо будет… избавиться от неё?
    Стоило мне только вымолвить эти ужасные слова, как горло перехватило, и из глаз покатились горячие слёзы. Эдвин непонимающе нахмурился, и тут же вытер большими пальцами мои щёки:
    – Ты о чём, Сония? Разумеется, ты родишь её. Это ведь ребёнок, как ты могла подумать!
    – Но как?.. – всхлипнула я.
    – Как это будет происходить, я тебе расскажу ближе к делу, – он покачал головой, всё ещё негодуя от моего высказывания. – А что касается генетики, то внешне она будет выглядеть, как обычная человеческая девочка. Если женщина из людей рожает от эльфа, то никакие внешние эльфийские признаки у детей не проявляются.
    – Внешние? – почему-то переспросила я и сама нашла его руки. – А дар?
    Эдвин взял мои пальцы в свои:
    – Как повезёт, – честно ответил он. – Шансы унаследовать дар от матери или от отца примерно равные. Байки о том, что все полукровки обладают только тёмным даром – лишь болтовня, которую сочинили сторонники Ордена Инквизиции. Бывают случаи, что при смешении крови дар и вовсе не проявляется. И они нередки, поверь мне. Я изучил немало книг и письменных свидетельств, копаясь в библиотеке Вестенской академии.
    – Мне страшно, – призналась я еле слышно. – Я словно стою на краю, а пропасть – с обеих сторон.
    – Ты не упадёшь, Сония, – улыбнулся он. – Я не позволю этого. Не для того я искал тебя так долго, чтобы теперь отпустить твои руки.
    – Ты не понимаешь, что делаешь, – возразила я. – Это ведь уже не просто приключение или авантюра со спасением принцессы. Это навсегда. На всю жизнь.
    – То есть, – он взволнованно вздохнул, сжимая мои ладони. – Ты согласна?
    – Да, – просто сказала я.
    Он долго смотрел в мои глаза, и я была уверена, что ему хочется поцеловать меня. Это сияло в его взгляде, и я видела, как дрогнули его губы, но всё-таки он сдерживался до тех самых пор, пока я не шевельнулась и не опустила ресницы. Мне казалось, он ждал какого-то подтверждения моему согласию или того, чтобы я выдала хоть чем-нибудь свои истинные чувства. А я не могла выпутаться из паутины околдовавшей меня зимы и открыться ему так быстро. Это не были сомнения, но я всё ещё находилась под действием эльфийских чар, а особенно после того, как узнала о дочери.
    – Как только вернёмся, сразу начнём готовиться к свадьбе, – уточнил он и пригладил маленькие пряди волос возле моих ушей.
    – Да, – повторила я и тихо кивнула.
    И только тогда он поцеловал меня долгим и жарким поцелуем, словно хотел пообещать, что и с эльфийским колдовством готов сразиться ради меня. Что мы вместе справимся с уже отступающей зимой.
    Глава 20.
    – А что у вас в повозке? – прямо над моим ухом, если не считать тонкой кожаной перегородки, спросил громкий женский голос.
    – Эльфийские девственницы для Высшего совета? – пошутил незнакомый мужской голос.
    Так я узнала, что мы прибыли в дозорный пункт Солнечных стражей, от которого до города было уже рукой подать – не больше часа пути. Я думала, что Нора не замедлит высказать в мою сторону что-нибудь малоприятное. После вчерашнего инцидента она отмалчивалась и держалась на расстоянии от всего отряда. Когда мы покидали лесной приют, я видела только мелькнувшую между сосен алую мантию стражницы и её туго заплетённую тёмную косу на спине. Ещё на рассвете Эдвин и белобрысый Аксель заготовили порцию дров и сложили их сушиться возле очага, на всякий случай принесли воды и заполнили ею кувшины, стоящие с краю стола, собрали все пустые горшки и фляги и погрузили их в повозку. Рик и двое других стражей вычистили и накормили коней, а я вымыла все кружки и тарелки и расставила их на полках, как они были до нашего приезда. Всё это время Нора была где-то снаружи, а я слышала, как время от времени обеспокоенные размолвкой воины перешёптывались между собой, упоминая её имя.
    Я отдёрнула полог и спрыгнула наземь, не дожидаясь, пока дозорные выскажут все свои предположения относительно моего укрытия. Говоривший про эльфиек присвистнул и отвесил мне церемонный поклон. По всему было видно, что этот рослый и кучерявый воин с луком за спиной был не прочь покрасоваться перед девушками. Я вежливо кивнула и отыскала глазами нашего командира. Эдвин о чём-то переговаривался с главой другого отряда. Нора стояла рядом и теребила в руках длинные перчатки из белой кожи. Её стройная спина показалась мне напряжённой до предела, словно её удерживала натянутая струна.
    – Это ненадолго, обычная формальность, – повёл рукой лучник, указывая на них. – Нужно же проверить, кто приезжает с той стороны Предела.
    – Хранители эльфов бывают здесь? – робко спросила я, обводя глазами перекинутый через дорогу мост изящной эльфийской работы.
    – Иногда захаживают, – покивал мужчина. – Но не слишком уж часто. До войны, конечно, всё было иначе. А ты та самая, выходит, похищенная эльфами светлая жрица? Видел я того парня, которого они захотели в обмен на тебя… он выглядел намного менее живым, чем ты!
    Я внутренне содрогнулась, вспомнив, как Велиор бросился обнимать своего отца, и как тот протянул к нему руки, сплошь замотанные бинтами. После этого особенно стыдно было слышать, что меня называли пленницей – я не была ею ни одного дня, разве что те пару часов, когда Лейс тащил меня за собой к хозяину, угрожая кинжалом. Всё остальное время было без преувеличения лучше во сто крат, чем моя прежняя жизнь в таверне или приюте. Эльф, который провёл в Железной крепости несколько долгих недель, вполне мог бы возмутиться таким несправедливым обменом.
    – Твои родители попытаются осыпать Солнечных стражей золотом, когда увидят тебя живой и здоровой, – заверил меня лучник и поцокал языком. – А стражи, разумеется, откажутся от подарков.
    – Спасение жизней – наш долг, – задрав широкий подбородок, заявила громкая женщина, которую я слышала в самом начале. – Стражи не берут подарков, если находят в лесу заблудившихся детей или вызволяют у дикарей пленников.
    На груди у неё сиял лучистый знак капитана Солнечной стражи – такой же был приколот и к мантии Эдвина, но даже и без него было понятно, что эта воительница главная среди дозорных. Он указала на мост и спросила меня:
    – Ты знаешь, что здесь произошло в годы войны?
    – Откуда ей знать, – весело рассудил её кучерявый коллега. – Ей едва ли шестнадцать!
    – Семнадцать, – поправила его я, расправив плечи и стараясь казаться выше. Рядом с рослой стражницей в сверкающих доспехах я казалась, конечно, ребёнком. И уж тем более никто не мог пока догадаться о том, что на самом деле я была уже женщиной, которая ждёт своего первенца.
    – В год, когда произошёл Раскол в церкви, – медленно начала она, разглядывая древние камни, из которых складывалась арка, – Орден Инквизиции повелел снести всё, что было построено эльфами по нашу сторону границы. Эту арку люди и эльфы воздвигли совместно: когда-то вместо дороги здесь протекал ручей, и в нём находили особые камни, которые обладали волшебством перемещения.
    – Фокусирующие кристаллы? – переспросила я.
    – Вам, магам, виднее – фокусирующие они или ещё какие, – кивнула стражница. – Они ценились одинаково высоко по обе стороны границы, а потому мудрые правители решили разгородить ручей мостом пополам. Чтобы люди и эльфы перестали ссориться из-за добычи. И строители обеих стран воздвигли эту арку и поставили дозорных – присматривать за добычей кристаллов. Прошли столетия, ручей обмелел, а то и вовсе ушёл под землю, камни закончились, а наши народы принялись воевать.
    – Долго же ты сказываешь, Айрин, давай я? – вклинился нетерпеливый страж.
    – Я вижу, что девушке интересна история, а ты лишь хочешь покрасоваться и пошутить! И наверняка приплетёшь сюда какую-нибудь пошлость, как в прошлый раз, когда приезжала пожилая настоятельница из церкви, – строго сказала капитанша. – Дай мне закончить, а сам лучше принеси горячего чаю с мёдом – у неё вон нос красный от холода.
    В повозке я действительно слегка подмёрзла без движения, но ездить верхом я не умела, да и учиться этому в моём состоянии и на лесных дорогах, полных кочек, ухаб, поваленных стволов и вылезших из земли корней Эдвин мне бы не позволил. Приходилось трястись в повозке, превозмогая тошноту и головокружение, теша себя лишь мыслью о том, что совсем скоро мы доберёмся до форта.
    – Так вот, генерал Гвинта разослал повсюду своих инспекторов, чтобы те проследили, как идёт разрушение «проклятого наследия» эльфов, а инспекторы, деточка, – это такой народ, который сроду не держал в руках не то чтобы меч или посох, а ничего тяжелее бумажки с указом. Простой люд, конечно, остерегается всех этих проверок и инспекций, но запугать малахольными канцелярскими крысами Солнечных стражей – ты же понимаешь, даже звучит смешно! Словом, приехал сюда такой вот хлыщ, стал под аркой и говорит, мол, немедля берите кирки, молоты и ломы и разбивайте эту эльфийскую хрень к демонам собачьим. А Стражи вокруг стоят и посмеиваются – сам ломай, раз тебе надо, а нам постройка очень даже нравится, а особенно – тёплая дежурка с камином и эльфийскими свечками, что заряжаются лунным светом, а после светят цельную неделю без перерыва и без дыма.
    Я приняла из рук кучерявого горячую чашку и услышала мельком обещание по-быстрому показать внутреннее убранство поста дозорных. Чай приятно обжигал губы и был нестерпимо сладким. Уже после двух глотков мне стало так хорошо, словно и не было нескольких часов утомительной дороги.
    – И вот стоит и вещает, а тут с самого верха возьми, да и отвались кирпич. Тяжёленький эльфийский кирпичик килограммов в пять, если не больше. И инспектору точно в темечко – бац. Вот и сказочке конец, больше никого не присылают уж лет десять. Но кирпич мы на место приладили на случай, если кто-то опять приедет. – И капитанша указала мне место в арке, где чуть выступал из общей кладки злополучный камень.
    – Очень познавательно, – засмеялся лучник, который наверняка слышал эту историю уже далеко не в первый раз, да и сам умел рассказывать её на несколько ладов. – Только мне рассказывали совсем другую версию. Пойдём, покажу тебе башню, оттуда и город видно!
    – Я сам покажу, – улыбаясь, сказал Эдвин и протянул мне руку.
    Он уже закончил свои дела, и отряд мог двигаться дальше, но раз уж мне пообещали осмотр башни… стражи ведь должны всегда держать своё слово! Лучник нахмурился, но тут мой капитан развёл руками и сказал так, что слышали все вокруг:
    – Извини, приятель, но она моя невеста! Ты можешь попытать счастья с кем-нибудь ещё.
    Клянусь, Эдвин никоим образом не указывал на Нору, она сама отчего-то решила, что её снова задели. Вскочила на коня и ускакала вперёд по дороге, не дожидаясь пока отряд соберётся вместе. Поднявшись по маленькой винтовой лестнице, мы с Эдвином увидели, что её догнал Рикард, и они о чём-то оживлённо переговариваются.
    – Знаешь, какая ещё есть версия падения того самого кирпича? – спросил он, обняв меня за талию.
    – Какая же? – обернулась я с улыбкой.
    – Говорят, один из стражей как раз уединился внутри арки с эльфийкой, и они так яростно любили друг друга, что сотрясалась вся постройка, и старые кирпичи просто не выдержали, – прошептал он мне в ухо.
    Наверное, я впервые с момента нашего знакомства засмеялась, и он тут же приник к моим губам, сжимая меня в объятиях.
    – Ты такая сладкая, – прошептал он в перерыве между поцелуями.
    – Это всё чай с мёдом, – попыталась оправдаться я.
    – Вчера я хотел сказать тебе, что готов ждать сколько угодно, – он прижал меня к себе, и я чувствовала сквозь одежду, как бьются наши сердца. – Месяц, год, сколько скажешь… Но если честно, то я не знаю, как дождаться, чтобы мы остались с тобой вдвоём. Чтобы никто нам не мог помешать.
    В его словах было столько огня, что я невольно задохнулась от волнения тоже.
    – На нас все смотрят, – прошептала я, краснея и слыша, как с земли нам бесцеремонно машут руками стражи из отряда Эдвина.
    – Я хочу быть с тобой, – выдохнул он, отпуская меня. – Будущей ночью, и каждую ночь после. И так до самого конца. Всегда… Пойдём, нужно возвращаться в город до темноты.
    Он не дал мне ответить, но уже теперь, спускаясь по кованой лестнице и держась за его горячую руку, я знала, что не смогу ему противостоять. Мой дар снова откликался на его сердце, на его слова. Моя зима таяла, таяла безвозвратно, и хрупкие эльфийские чары не могли существовать рядом с огнём этого человека.
    ***
    Как странно и многослойно устроена наша память! Стоило нам только въехать в стены города Ольден, как на меня хлынули прошлогодние воспоминания, временно вытеснив все мысли, что одолевали меня в дороге. Мои отчаянные прогулки вдоль глухих и закрытых улиц, бесконечные и однообразные дни в таверне, росчерки чёрных птиц и белых перистых облаков в прямоугольнике неба над головой. Я со страхом глядела в сторону города и представляла себе, что будет, если мне доведётся случайно встретить на улице бывшего хозяина или красную и злую Кьяру – вряд ли я смогу избежать их гнева или какой-нибудь пакости. И в то же время, моя рука была теперь в руке командира Солнечных стражей, и я знала, что он никому не позволит обидеть меня ни здесь, ни в каком-либо другом месте.
    Мы отправились сразу в форт, где я прежде никогда не бывала, через поднятые над головой остроконечные решётки, отделявшие воинские части от города. Справа возвышался корпус королевской армии под синими флагами, а слева – ступенчатые здания Солнечной стражи и формально Ордена Инквизиции, поскольку флагов было два – красный и бело-золотой. На деле же представители Инквизиции лишь оборудовали в форте кабинет для надзирателя-инспектора и небольшие помещения, в которых проживали его помощники, чаще всего шнырявшие по городу в одежде добропорядочных граждан и выискивающие поводы настрочить какой-нибудь донос на «необоснованное применение магии в домашнем хозяйстве». Для этих пронырливых хорьков гордые стражи вырубили отдельную дверь и посыпали песочком отдельную дорожку на газоне, представив это, как особые привилегии. На деле же каждый понимал, что у лучших воинов и магов Веллирии к бумагомарателям Ордена Инквизиции отношение может быть только презрительным и никаким более.
    Обо всём этом я узнала позднее, сейчас меня больше волновало ближайшее будущее. Если бы я не была невестой Эдвина Сандберга и не ждала появления дочери, то сейчас могла бы найти на первое время комнату в приличном жилом квартале, а ближе к лету – отправиться на юг и попытаться пройти испытания в монастыре Сюр-Мао. Гаэлас и Тэрон, вопреки моему сопротивлению, снабдили меня увесистым мешочком с золотыми монетами людей. Можно было сказать, что я теперь была почти богата – столько денег мне не приходилось никогда держать в руках! И вот теперь, когда золото у меня было, оно не имело такого большого значения, как в прошлые дни…
    Я стояла под раскидистым деревом во дворе форта и смотрела сквозь его извилистые голые ветви вверх – по привычке вверх, потому что не любила утыкаться взглядом в мёртвые серые стены. Нора подошла ко мне стремительно, протянула узорчатый длинный ключ:
    – Это ключ от комнаты капитана Сандберга, он просил передать, чтобы ты не мёрзла снаружи, – сказала она, опустив длинные тёмные ресницы.
    – Ты мне подскажешь, как туда пройти? – робко сказала я.
    Значит, у него есть отдельная комната, и будущей ночью…
    Нора поджала губы, но долго колебаться она не умела:
    – Хорошо, я провожу тебя. Иди за мной.
    И мы пошли вдоль коротко остриженных можжевельников, всё ещё укрытых снежными шапками в тени высоких стен, в полукруглую арку с изображением восходящего солнца, а затем – в окованную блестящими пластинами тяжёлую дверь. Нора шла впереди, время от времени оглядываясь на меня и коротко объясняя дорогу. Два раза нам навстречу попадались незнакомые стражи, которые приветствовали Нору и провожали меня заинтересованными взглядами – я была чересчур молода и одета в мантию Хранителей, а потому каждый, видимо, хотел убедиться в отсутствии у меня острых ушей. Жильё Эдвина Сандберга располагалось на верхнем этаже в самом конце коридора, на тихой площадке с окном, выходящим на оружейные склады. Нора кивнула на одну из двух дверей и в ожидании спрятала руки в карманы, пока я возилась с замком.
    – Сония, – сказала она мне в спину, а затем подождала, пока я повернусь. – Я была не права. И прошу у тебя прощения. Больше такого не повторится.
    Если раньше каждое слово огненной волшебницы напоминало мне вспышку, то эти короткие и отрывистые фразы падали из неё, как увесистые льдинки.
    – Ты будешь женой моего командира, и нам придётся иногда видеться, – продолжила она негромко и очень сдержанно. – А потому я хочу, чтобы между нами не осталось никаких обид. Наш отряд для меня важнее каких-то девичьих глупостей.
    – Конечно, Нора, – я кивнула и осторожно прикоснулась к её руке. – Никаких обид.
    – Спасибо, – сказала она. – Располагайся. Капитана вызвали на утверждение нового расписания дежурств, он вернётся чуть позже.
    И она всё так же странно и задумчиво удалилась, а я осталась одна-одинёшенька в комнате моего жениха. До чего же необычно я чувствовала себя! Весь отрезок времени с октября прошлого года и по нынешний день – последний день марта, казался мне сказочным долгим сном. Тот год, когда мы с Раминой работали в таверне, – долгим кошмаром. Моё путешествие по лесу с искателями камней – наваждением. Я словно запуталась в нескольких мирах и никак не могла отыскать в них себя настоящую. Больше всего это касалось, конечно же, мужчин, ведь я нисколько не сомневалась в моей любви к Гаэласу всю долгую зиму, а теперь… неужели теперь я уже готова признать это мороком, эльфийским видением? Неужели моя будущая дочь не подтверждение первой в моей жизни любви, а лишь плод заблуждения и чар?..
    Сбросив дорожную мантию и сапоги, я улеглась на кровать поверх цветастого покрывала и долго-долго прислушивалась к происходящему внутри. Мне хотелось вымыться, переодеться и что-нибудь перекусить, но вместо этого я лежала и слушала, слушала, слушала. Осторожно направляла магическую силу к кончикам пальцев и вновь старалась ощутить присутствие маленького сердечка. Тишина обволакивала меня, я погружалась всё глубже и глубже в свои ощущения, пока незаметно для себя не провалилась в сон.
    Глава 21.
    В последующие дни я на собственной шкуре прочувствовала, что значили слова Эдвина о том, что у Солнечных стражей большие проблемы с личной жизнью. Он был командиром отряда, но кроме того – целителем, а это накладывало дополнительные обязательства. В свободные от патрулирования местности дни целители проводили всё своё время в лазарете форта, занимаясь лечением раненых и восстановлением истощённых службой магов. У моего жениха была тысяча и одно дело, а стоило нам хотя бы на час сбежать от всего мира, чтобы выпить вместе чаю или обменяться поцелуями, как рядом тут же появлялся кто-нибудь из отряда или из стражи, или посыльный от королевской армии, и снова уединение нарушалось. Часто мне приходилось ждать до поздней ночи и засыпать с краю кровати в одиночестве. Я была бы рада нести службу в лазарете вместе с капитаном Сандбергом, но все эти дни меня мутило по любому поводу, и я едва переносила запахи еды, не говоря уже о стоящих в лазарете ароматах жгучего спирта, крови или эфира.
    Заметив мою зеленоватую бледность, Эдвин неизменно обнимал меня и спрашивал:
    – Моя Лиза снова плохо себя вела?
    Я кивала и послушно пила противные эликсиры, которые должны были подействовать на организм успокаивающе, а на деле вызывали ещё более сильную слабость. В конце концов, мой целитель махнул рукой и сказал, что всё как-нибудь выправится само, и организм привыкнет к новому состоянию без постороннего вмешательства. Он называл мою будущую дочь Лизой, а точнее – Лизабет, в честь своей бабушки, красивой и талантливой волшебницы, окончившей в своё время факультет Мистики в Университете.
    – Кажется, я начинаю понимать, как такой видный командир умудрился дожить до двадцати семи лет и не жениться, – сказала я Эдвину на десятый день нашего пребывания в форте.
    – У стражей мало времени на праздное времяпровождение, – согласился он, усаживая меня к себе на колени. – Но всё-таки, сегодня вечером я не собираюсь никуда уходить. Я запру дверь на семь магических запоров, и никто не посмеет мне помешать целовать тебя.
    – Тебе придётся сдержать своё слово, – поддразнила я Эдвина, и он засмеялся.
    – Надеюсь, сегодня ты хорошо себя чувствуешь? – он погладил мою руку.
    – Замечательно, – сказала я и обняла его за шею. – С самого утра и до сих пор.
    – Я скоро вернусь, – заверил он меня, и я вновь осталась в комнате одна.
    Мне казалось, что за эти дни я уже привыкла к мысли о том, что мы вместе. Да, наше общение всё ещё было не слишком близким, если не считать поцелуев, но каждый день я скучала в ожидании Эдвина. И просыпаясь посреди ночи, всегда хотела убедиться, что он вернулся со службы и спит с другого краю нашей кровати, завернувшись в покрывало. Едва утреннее солнце проникало в нашу маленькую комнату, как его снова не было, и я уже начинала думать, что так будет всегда.
    Приближение вечера всё же заставляло меня волноваться. Накинув на дверь крючок изнутри, я разделась и придирчиво рассматривала себя в небольшом зеркале, пока не удостоверилась, что с моим телом пока ещё всё в порядке. Об эльфах ходило столько невероятных слухов, что даже студенты из Вестенской академии всерьёз рассуждали о проклятиях, которые преследовали людей, если они вступали в связь с эльфами. Особенно было распространено мнение, что парень, позарившийся на эльфийку, навсегда терял свою мужскую силу, а девушка, если ей случилось переспать с эльфом, рожала впоследствии исключительно ушастых и хвостатых демонят даже от человеческого мужа. Всё это шептали друг другу не только малограмотные крестьянки или торговки, но и люди с образованием. Стоило мне только намекнуть Эдвину на свои затаённые страхи, как он тут же раздобыл и принёс мне учебники для первого курса Медицинского факультета, где описывалась анатомия, физиология и генетика всех гуманоидных рас.
    Днём мы с Норой сходили в купальню и намыли волосы душистым мылом, отчего сейчас я чувствовала себя особенно легко, если бы не подступающее волнение. В прежней жизни мне много раз приходилось обнажаться перед мужчинами, но я никогда не переживала так, как теперь. Я буквально не знала, куда себя приложить, чтобы перестать думать об этом вечере и том, что может произойти между нами. А может и не произойти, успокаивала я себя, припоминая все предыдущие дни. Но раз за разом мысли возвращались. Ни книга, ни рукоделие, которым я обзавелась в форте, не могли увлечь меня и отвлечь от томительного ожидания.
    – Завтра утром наш отряд выезжает на восток – обнаружены новые аномалии, – сообщил мне Эдвин, когда я дождалась, наконец, его возвращения.
    – Разрывы? – уточнила я.
    – Скорее всего, – он наклонился поцеловать меня и погладил рукой распущенные по спине волосы. – Потом мне дадут отпуск. Мы поедем в Фоллинге и наконец-то поженимся.
    – Так будет всегда? – робко улыбнулась я.
    – Ты о том, что всё время вынуждена ждать меня? Нет, конечно нет. Но весна – это сложное время для Предела. Переломный сезон, когда ткань мира особенно истончается, и за Ничейными землями нужен глаз да глаз.
    Он скользнул руками по моей груди, на мгновение задумался, чуть нахмурившись.
    – Ты уже согласилась стать моей женой, а я до сих пор не подарил тебе кольцо, – виновато произнёс он. – А теперь я уже не знаю, что надо сделать в первую очередь… Сония, я ведь всегда был до ужаса правильным Солнечным стражем, а сейчас начинаю путаться.
    – Ты о чём? – улыбнулась я.
    – О том, что так больше не может продолжаться, – и он решительно притянул меня к себе и принялся торопливо расстёгивать пуговицы платья.
    В этом простом и даже чересчур резком движении было столько желания, что я тут же вспыхнула и покраснела, осознав, что представляла нашу первую ночь совсем не так. Я думала, что мы будем долго раздевать и ласкать друг друга, что я успею тысячу раз засомневаться, хорошо ли я выгляжу, и не выступает ли ещё мой живот. А он, конечно, будет говорить мне всякие нежности, и я буду медленно таять в его тёплых руках и наслаждаться каждым поцелуем. Но всё получилось совсем по-другому: мой дар и его дар вспыхнули одновременно, и свет нашего огня затмил всё вокруг. И я, от природы робкая и спокойная, торопливо стаскивала с него одежду и неистово целовала его, забыв всякое стеснение. А он, обычно разговорчивый и улыбчивый, словно сердился сам на себя, но всё же не мог выпустить меня из рук и остановиться.
    – Всё так неправильно, – прошептал он, задыхаясь и целуя мою грудь и живот.
    – По-моему, всё замечательно, – отозвалась я, когда он спустился поцелуями ниже. – Не вздумай остановиться!
    – За кого ты меня принимаешь, – сказал он, поймав мою руку и сплетая пальцы с моими.
    – Ты мой личный страж, Эдвин, – сквозь стон ответила я. – До самого конца.
    – Нет такой магии, – обнимая меня, сказал он, – чтобы с ней не справился бы Солнечный страж.
    И только сейчас, когда он впервые проник в меня, когда мы оба в приступе жаркой нежности принялись изучать друг друга, остро реагируя на каждое движение и каждый вздох, когда в первые же мгновения стало понятно, что мы созданы для того, чтобы друг друга любить – только сейчас я поняла, что все эти дни он чувствовал то же, что и я. Что он знал об эльфийском наваждении и набирался решимости, чтобы преодолеть разделявшее нас тонкое и искусное колдовство. И теперь моё наваждение сдалось, как сдаётся лёд под натиском солнечных лучей.
    Он заглянул в мои глаза и понял это, на миг остановился, бережно сжимая меня в сильных руках, и я рассеянно улыбнулась и провела рукой по его щеке. Это был короткий проблеск, момент, когда сознание моё прояснилось, и я всем одновременно – сердцем, душой и особенно телом – прочувствовала, что принадлежу теперь ему. И мне не нужны были торжественные клятвы или свадебное платье, или кольцо, о котором Эдвин вдруг начал переживать ни с того ни с сего. Мне не были нужны все эти сказочные атрибуты праздника, о которых обычно только и говорили девушки в преддверии главного торжества в своей жизни. И благословения церкви тем более не было нужно.
    – Где же ты была раньше, – тихо пробормотал он, целуя меня дрожащими губами и вновь принимаясь за движения, от которых во мне просыпались чувственные, прежде не знакомые мне волны. Я следовала внутреннему чутью и ловила их одну за другой, понимая, что это неосознанное занятие увлекает меня в такой водоворот ощущений, от которого уже сейчас жутко кружилась голова. Оставалось только покрепче держаться за плечи моего капитана, чтобы окончательно не сойти с ума. Кажется, в какой-то момент каждый удар волны, каждый судорожный вздох – чтобы только схватить губами воздух и вновь нырнуть куда-то в глубину – я уже не могла сдержать вскриков и что-то бессвязно шептала, закрыв глаза. И сквозь наши дыхания и бешеное биение сердец слышала где-то на грани сознания только своё имя и слово – «Люблю…»
    Потом мы долго молчали. Я лежала на его плече и смотрела, как в круглом крошечном светильнике на комоде трепещет рыжий огонёк. Завтра утром мы снова разлучимся на несколько дней или даже две-три недели, и от этой мысли моё сердце сжималось, и сами собой наворачивались слёзы. Мне нужно было, чтобы он был рядом – взрослый, надёжный, сильный и чуточку самоуверенный, когда принимал решения или руководил своим отрядом. Мне хотелось вот так лежать рядом с ним поверх растрёпанной кровати и рассматривать его, гладить кончиками пальцев его излучающее тепло тело и смотреть, как по-разному он реагирует на мои прикосновения.
    – Ты тоже думаешь об этом, милая? – прошептал он, нежно погладив мою руку. – О завтрашнем дне?
    – Да, – вздохнула я.
    – До утра ещё далеко, – улыбнулся он.
    – А я уже начинаю скучать, – сказала я и пошевелилась, удобнее устраиваясь рядом с ним.
    Эдвин приподнялся и натянул на мои ноги одеяло – мы всё ещё были разгорячёнными, но в комнате было прохладно. Он взял мою руку в свою и внимательно рассматривал пальцы с выражением полной озадаченности на лице:
    – Очень надеюсь, что я ничего не перепутал, – пробормотал он. – Я в этом совсем не разбираюсь.
    – В чём? – с улыбкой спросила я.
    – В украшениях, – ответил он. – Ведь я не мог уйти в очередной поход и оставить тебя в форте одну без кольца. Все эти резвые молодцы, что выворачивают шеи, глядя на тебя, должны знать, что ты помолвлена.
    – Никогда бы не подумала, что ты боишься конкуренции! – засмеялась я и поцеловала его.
    – Я боюсь? – изумился он. – Конечно же нет! Я и раньше не был пугливым, а теперь, когда ты моя, напугать меня стало ещё сложнее.
    – Не переживай, я не собираюсь гулять по городу в одиночестве. Во всяком случае, в тёмное время суток точно, – заверила я его.
    – Всё равно я буду без конца думать о тебе, – сказал он, оставив меня ненадолго и поспешно обыскивая карманы своей белой с красным мантии, висевшей на крючке.
    Когда Эдвин вернулся ко мне, в его руках был маленький мешочек из тёмного бархата, стянутый шёлковым витым шнурком. Он потянул завязки и вытряхнул на ладонь колечко с синим, мерцающим в темноте комнаты камнем. Надо сказать, у меня никогда не было настоящих украшений, если не считать крохотных серёжек-колечек в ушах, которые дарила всем девочкам приюта матушка Евраксия. В те времена у меня был ещё и оберег с серебряным солнцем, но его пришлось продать за бесценок в первую же неделю скитаний по улицам, когда меня выдворили с церковного двора прочь.
    – Знаешь, я думал, что всё должно быть идеально, как в старинных книжках, – сказал он и вздохнул, вновь начиная волноваться. – Но когда я встретил тебя и увидел твой белый огонь, то все эти сказки перестали иметь какое-либо значение. На следующий день я пришёл в таверну, где мы были накануне, а тебя уже там не было… Я поднял на уши весь отряд, и мы долго обыскивали весь город и его окрестности, но нигде не было даже твоих следов. Будто всё это приснилось мне, понимаешь?.. Если бы не мои друзья, то наверное я так бы и решил, что это был прекрасный сон.
    Он надел кольцо на мой безымянный палец, и оно было, конечно же, точь-в-точь моего размера.
    – Разве это не идеально и не как в романтических сказках? – спросила я, осторожно покрутив рукой, чтобы лучше рассмотреть подарок.
    – Ну, почти, – согласился он и поцеловал мою руку. – Если не считать того, что сделать это было нужно вместе с предложением руки и сердца, а срывать с тебя платье и тащить в постель следовало после венчания.
    – У меня тоже есть для тебя подарок, – прошептала я, выпутываясь из одеяла.
    Этот оберег я закончила пару дней назад и мучительно сомневалась в том, получилось ли у меня заклинание. В тонкий шнурок-браслет я вплела маленькое золотое солнышко и, обложившись учебниками, наложила на него защитное заклинание. У меня не было наставника или учительницы, чтобы проверить, правильно ли я выполнила зачарование, но сама я почувствовала, как солнечный лучистый кружок словно втянул порцию моей магии и вспыхнул сияющими лучами.
    – Ты сделала это сама? – удивлённо и немного смущённо спросил Эдвин, когда я закрепила шнурок на его руке и придирчиво рассматривала свою работу.
    Я кивнула, и он чуть притронулся пальцем к безупречно блестевшему солнышку.
    – Спасибо, – прошептал он, откинувшись на подушку и глядя на меня с какой-то странной серьёзностью. – У тебя такой сильный дар, такое чувство, что ты и сейчас держишь меня за руку. Теперь все демоны Предела прыгнут обратно в сумрак при одном моём появлении!
    – Не будь таким самонадеянным! – засмеялась я.
    – Сония, – он всё ещё разглядывал мой подарок, а я украдкой любовалась кольцом и думала, что синий сверкающий камень так похож на взгляд моего стража. – Ты должна поступить в академию и выучиться. Нельзя оставлять магический дар без присмотра, тем более, такой невероятный, как твой.
    – Как ты это себе представляешь? – спросила я, подумав, что он позабыл о моём интересном положении.
    – Когда малышка немного подрастёт, мы могли бы временно поселиться в городе, где есть академия. Да, с появлением Ордена Инквизиции Солнечные стражи в основном служат на границе и в отдалённых районах, но к тому времени всё может перемениться. Не сомневаюсь, мы что-нибудь придумаем, и ты не останешься без образования.
    Всё это он говорил с такой уверенностью, что мои переживания как-то сразу меркли под силой его слов, ко мне приходило знание, что так оно и будет. Только в одном я пока никак не могла победить свои страхи – я часто думала о том, какой родится моя дочь. Мне не давал покоя тот случай на лесной стоянке стражей, когда я раньше всех заметила потусторонних сущностей.
    Что, если дар эльфа, его тёмная магия, уже поселились в маленьком и беззащитном тельце ребёнка? Что, если её кровь окажется той самой, проклятой, за которой охотятся инквизиторы и их вездесущие агенты-ищейки? Хватит ли моей магии, чтобы защитить и уберечь дитя? От Лейса я знала, что теневые маги иногда ухитряются обманывать своих преследователей при помощи особых амулетов. Кровь не может врать – утверждал генерал Гвинта, но сами тёмные волшебники были убеждены в том, что при помощи магии можно сбить с толку даже лучших искателей.
    – Ты хмуришься, Сония, – прошептал мой Солнечный страж, обнимая меня и потихоньку убирая волосы с моих плеч назад. – Разве это не лучший вечер с тех пор, как мы встретились?
    – Самый лучший, – согласилась я. Он с улыбкой поцеловал меня и провёл тёплой ладонью по моей спине.
    – Расскажи, как ты будешь скучать по мне? – с искрами смеха в глазах попросил он.
    – Я призову полную комнату маленьких демонят с рогами и хвостами, и твой долг велит тебе срочно скакать в форт и спасать меня от них, – сказала я, вытягиваясь на простыне и наблюдая, как он ласково разглядывает меня с ног до головы, как его взгляд задерживается на моей шее и ключицах, в мягкой впадине между грудей, а за ним следуют прикосновения чутких пальцев и огоньки поцелуев.
    – Ты знаешь, как свести с ума. У тебя было много женщин, да? – тихо спросила я.
    – Нет, – он мотнул головой и вернулся к поцелуям. – Это тоже побочный эффект обучения на лекаря.
    – Что-что? – заинтересовалась я, отвечая на его ласки. – В академии рассказывают про секретные точки на теле мужчин и женщин? Я уже хочу там учиться!
    – Я люблю тебя, – сказал он и не дал мне ничего ответить, прикрыв мои губы пальцем. – В тебе нет ни одной капли притворства или фальши. Особенно сейчас, когда ты совсем моя…
    – Нет никакого смысла в притворстве, – и я вновь раскрылась ему, обнимая руками, обхватывая ногами его бедра и прижимая к себе так, что становилось жарко не только в месте, где мы были ближе всего, но и внутри – в сердце, в самой середине груди, где был источник моего дара.
    Ночной огонёк уже потух, когда мы заснули, прижавшись друг к другу и стараясь не думать о том, что далеко на востоке уже просыпается серовато-розовый рассвет. Солнце ещё не поднялось над крышами форта, как мой Солнечный страж отправился на службу, и я сквозь сон нехотя отпустила его руку и пожелала возвращаться ко мне поскорее.
    ~~~~~~~
    Дорогие читатели! Наша история движется к финалу. В конце следующей недели книга будет завершена. Я очень рада тому, как тепло была принята моя первая книга на Литнете, меня невероятно ободряли и согревали ваши отзывы и лайки! Чтобы не пропустить новостей о моих дальнейших планах, подписывайтесь, пожалуйста, на автора в моём профиле. Очень скоро в блоге появится новость о будущих проектах! Спасибо вам всем и приятного чтения! :)
    Глава 22.1.
    Форт Солнечных стражей стоял на небольшой возвышенности, а потому с верхних его этажей можно было наблюдать часть главной улицы до поворота, снующих по ней туда и обратно людей, повозки, собак. Я увидела, как детвора заигрывает с лохматым щенком, и вспомнила Доннию и её Матса. Сейчас казалось, что всё это было давным-давно, что от зимы меня отделяют не несколько недель, а целая туманная вечность. Остатки снега стремительно таяли, ручьи с журчанием и плеском уносили их прочь.
    На противоположной стороне холма возвышался графский замок, я видела его выложенные рыжеватой черепицей крыши и башенки, развевающиеся на длинных флагштоках знамёна и гербы. Каждый раз, едва заслышав стук копыт по брусчатке, я поднималась на цыпочки и старалась разглядеть – не покажутся ли белые и алые мантии Солнечных стражей на городских улицах. Шла уже третья неделя нашей с Эдвином разлуки, и с каждым днём моё сердце всё больше тревожилось, хотя я и старалась оставаться в благодушном настроении ради моей будущей дочери. Никто в форте не мог заметить того, что я видела в зеркале каждый вечер: моя талия уже не выглядела такой стройной, как месяц назад. И – надеюсь мне только показалось – что мистик из отряда, Рикард, которого временно оставили в форте, чтобы окончательно исцелить раны от теней, очень странно посматривал на меня, когда нам случалось встретиться и поговорить.
    – На городской площади какая-то суета, не хочешь прогуляться и посмотреть, что там творится? – спросил он, разыскав меня на любимом балконе, откуда я каждый день созерцала ворота форта и дорогу.
    – Если ты пойдёшь со мной, – отозвалась я.
    В компании стража я уже несколько раз выбиралась на прогулку. Рик всегда прихватывал с собой верный посох и вёл себя так, словно мой жених лично велел ему оберегать меня даже от уличных кошек. Кошки решительно не нравились магу. Завидев одну из них на заборе или на крылечке дома, Рик всегда старался обойти её, свернув в переулок, или обходил по дуге, отвернувшись в другую сторону. Вот и сейчас, когда белая с рыжими пятнами мурка устремилась к нам в надежде получить какое-нибудь лакомство, страж покрепче перехватил посох и скорее провёл меня мимо, побледнев от напряжения.
    – Что не так с кошками? – не выдержала я, улыбнувшись.
    – Это личное, – нахмурился мистик и махнул рукой, давая мне понять, что дальнейшие расспросы бессмысленны.
    – Хорошо, – отступилась я и зашла с другой стороны. – А что не так с Норой?
    Я провела уже немало времени в компании отряда. Эдвин брал меня с собой в казармы, где Солнечные стражи обсуждали свои дежурства и рассматривали карты Предела и восточных земель. Как оказалось, у Норы и Рика уже давно была тайная симпатия друг к другу, но ни гордая волшебница, ни скромный мистик не выдавали своих тайн. Иногда они нарочито жёстко и обидно поддевали друг друга, а потом неловко и неаккуратно искали примирения в шутках, но каждый раз не становились ближе ни на шаг.
    – Она закончила Университет, факультет Магии стихий, все они мнят себя лучшими волшебниками вселенной, которым нет равных, – неохотно пояснил Рикард, вздыхая.
    – Ей действительно нет равных, – согласилась я, – по части характера. Я никогда не встречала таких горячих и скорых на расправу девиц!
    – Нора говорит, что в мистики идут только бездари, которым природа не дала дара, а только обозначила его, – фыркнул он. – Те, кто не поступил на другие факультеты. Вот такая слава у моей специальности.
    – Я слышала, что мистиками ещё называют юных магов в школах, – вспомнила я.
    – Да, поэтому в Университете никто всерьёз не относится к мистицизму и всяким там прорицаниям, это считается занятием детей и выживших из ума старух, – сказал Рик. – Нора мечтает о каком-нибудь сверхсильном стихийном волшебнике, который покорит её одним взглядом. Сразит наповал какой-нибудь молнией и… утащит в кровать, наконец.
    Мы посмеялись, но потом я остановилась и посмотрела в грустные глаза мага – даже когда смеялся, он не мог скрывать тени тоски, что отравляла его жизнь.
    – Ты знаешь, а я думаю, что она ждёт этого от тебя, – сказала я прямо.
    Мистик помотал головой:
    – Этого не может быть, ты сама видела, какой у неё характер: она только и делает, что раздаёт парням оплеухи. Капитан Сандберг взял в поход другого мага на моё место, и по возвращении Нора снова начнёт рассказывать о том, как сожгла всех на свете демонов, а остальные просто стояли вокруг и хлопали в ладоши.
    – И всё же у неё есть сердце, – сказала я настойчиво. – А на уме не только скачки по лесу и магические дуэли, поверь мне. Иногда мы ходим вместе купаться, и у нас случаются девичьи разговоры.
    – Девичьи? – уточнил Рик. – То есть, вы обсуждаете мужчин?
    – Конечно, обсуждаем! – воскликнула я. – Поначалу это было непросто, потому что я была уверена, что Нора влюблена в Эдвина, но потом выяснилось, что ей нравишься ты.
    Он смутился и на всякий случай снова заглянул мне в лицо, чтобы убедиться, что я не шутила. А я не шутила. Я сложила руки на груди и смотрела на мистика снизу вверх, потому как он был выше меня больше чем на полголовы.
    – Если мы поедем на вашу свадьбу в Фоллинге, – тихо сказал он, – ты можешь устроить так, чтобы у нас с Норой была возможность поговорить наедине? Сама она вряд ли согласится остаться вдвоём со мной.
    – Конечно, она ведь тоже боится, – сказала я, ничуть не сомневаясь. – И считает себя слишком… взрослой, чтобы начинать встречаться с кем-нибудь.
    – Она старше меня всего на год, это ерунда, – пробормотал Рик. – Но разве у неё не было кучи ухажёров в Университете? Разве она не перебирала парней, как бусины в шкатулке?
    – Послушай, Рикард, я не собираюсь выбалтывать все тайны моей новой подруги, ты хоть что-нибудь должен сделать сам, – заявила я.
    Мы двинулись в сторону площади, а пятнистая кошка осторожно трусила по обочине на некотором расстоянии от нас.
    – А что насчёт твоих тайн, Сония? – шёпотом спросил он. – Нора знает о ребёнке?
    – Нет, – коротко ответила я. – Мы скажем всем на свадьбе.
    – Не волнуйся, от меня никто ничего не узнает, – заверил меня мистик и улыбнулся.
    Я особо и не волновалась после этих слов, потому что уже успела привыкнуть к тому, как Солнечные стражи держат данные обещания.
    ***
    Площадь, по краям которой располагались обычно лотки и лавочки торговцев, была полным-полна народу. Кроме городских и военных из нашего форта здесь были и жители окрестных посёлков и деревень. Поодаль, стараясь не смешиваться с простым людом, держались именитые горожане и обитатели графского замка. Знатные дамы изо всех сил сдерживали любопытство, время от времени требуя, чтобы их кавалеры или прислуга подобрались поближе к столпотворению и рассказали о привезённой диковинке. Обычно такой интерес вызывали только пойманные чудовища или до полусмерти замученные колдуны в металлических клетках.
    Рикард усмехнулся и кивнул в самую гущу людской толпы:
    – Похоже, на этот раз действительно что-то необычное.
    Голос оратора вдруг прорезался сквозь многоголосое гудение, и я увидела воздетую над головой руку с каким-то предметом, закреплённым на цепочке. В лучах яркого полуденного солнца вещица сверкнула острыми гранями кристалла, который был упрятан в оплётку из тонких медных прутиков.
    – Совместное уникальное изобретение Ордена Искателей и Гильдии магов под названием универсальный обнаружитель!
    Мистик осторожно держал меня за плечи, не позволяя никому толкнуть или задеть:
    – О, светлые боги, это же кусок фокусирующего кристалла, – прошептал он мне в ухо. – Они что, умудрились запихать в него свои жуткие заклинания магии крови?
    – При помощи сего устройства любой – я подчёркиваю – любой магически одарённый человек сможет без труда обнаружить присутствие потусторонних сущностей или проклятой крови в радиусе трёх с половиной метров!
    Луч кристалла скользнул по моим глазам, и поплыли тёмные пятна. Гильдейский маг в зелёной шапочке и мантии с непомерно длинными рукавами стоял рядом с говорившим и усердно кивал, подтверждая слова, которые оглашали всю площадь.
    – Отныне в обязанности инспекторов Ордена будет вменено обследование всех публичных мест и подозрительных домов при помощи данного устройства!
    Послышались возгласы. Кто-то кричал одобрительно, кто-то негодовал. Как выяснилось позже, объявление зачитывал сам местный инспектор от Инквизиции. Мне стало вдруг понятно, для чего маги из гильдии в последние годы усердно скупали фокусирующие кристаллы, предлагая за них весьма немалые деньги. Если подобные разработки будут развиваться, то ни полукровкам, ни ушедшим в подполье теневым магам не будет никакой жизни – из переловят и уничтожат подчистую. Я чувствовала, как кровь отливает от моих конечностей, а ноги становятся непослушными и норовят подкоситься.
    – Рик, пойдём отсюда, – торопливо проговорила я. – Поскорее, мне нехорошо. Слишком много народу…
    Я закрыла руками живот, и мне уже было всё равно, что кто-то может обратить на это внимание. Страж взял меня под руку, и мы торопливо протиснулись между разинувшими рты зеваками и поспешили к решётчатым воротам форта. Мистик усадил меня на лавочку под деревом и предложил позвать кого-нибудь из лекарей из лазарета. Закрыв лицо руками, я согнулась пополам и думала только о том, чтобы с моей маленькой Лизой ничего не случилось. Даже если придётся отправиться к лекарю – ведь никто без особой магии не догадается, что моя беременность не совсем обычная.
    – Если не хочешь оставаться здесь одна, я могу отвести тебя или отнести, – предложил Рик, но в этот самый миг на моё счастье в ворота ворвался отряд Эдвина Сандберга. И первое, что увидел мой жених, было моё бледное испуганное лицо.
    – Сония! – закричал он ещё издалека, спрыгивая с коня и бросаясь ко мне бегом. – Что случилось?
    – Ей стало плохо на площади, – быстро объяснил мистик.
    Эдвин подхватил меня на руки и прижал к себе:
    – Не бойся, всё будет хорошо, не бойся, – и торопливо прижался щекой к моей щеке.
    В этот момент сознание ускользнуло от меня, и я ничего больше не видела и не слышала.
    Глава 22.2.
    Когда я пришла в себя, меня окружало мягкое и невероятно уютное тепло, а мои руки были в руках любимого. Он бережно сжимал мои ладони и терпеливо ждал, когда я решусь открыть глаза. Я словно выныривала из тёмного омута на яркий свет и боялась пошевелиться. Какая-то мысль смутно вертелась на самой грани моего сознания, и я всё никак не могла поймать её и разглядеть, как следует. Площадь, люди, Рик… Моя дочь! Сердце подскочило в моей груди, и я резко подняла голову.
    – Тише, тише, полежи немного, любовь моя, – Эдвин погладил меня по голове.
    – Скажи… с Лизой всё в порядке? – прошептала я дрожащим голосом.
    – Конечно, – он положил руку на мой живот, и я почувствовала сквозь ткань платья его родное тепло. – Ты немного переволновалась, но ей ничего не угрожает.
    – Точно? – на всякий случай переспросила я, немного успокаиваясь.
    – Абсолютно. Если хочешь, мы можем снова посмотреть на неё.
    – Да, хочу, – сказала я. – Очень.
    И снова меня пронизывали упругие волны невидимого тепла. Снова они, направленные целителем сквозь меня, возвращались обратно, в мои ладони и складывались в образ маленького существа, притаившегося внутри. Моя дочь подросла, теперь я явственно ощущала её и отчётливо слышала биение её сердечка. Это было так необходимо сейчас – слушать, слушать её жизнь и стараться дышать бесшумно, чтобы наслушаться вдоволь. Не знаю, сколько времени я провела, судорожно стиснув руку Эдвина, но в какой-то момент тёмная мгла страха окончательно рассеялась. Я опомнилась, подскочила на лежанке и обнаружила себя в небольшом закутке лазарета.
    – Эй, осторожнее, не то голова закружится, – удержал меня Эдвин и помог подняться.
    Только теперь я осознала, что мы не виделись почти три недели, что мой жених только что вернулся из похода (а я самым бесцеремонным образом вздумала напугать его), что лицо его заросло рыжей щетиной, а глаза смотрят на меня с неподдельной радостью. Виновато опустив глаза, я прильнула к его плечу:
    – Ты устал, наверное… И тут я со своим обмороком некстати. Не надо было ходить на площадь…
    – Представляю, как ты утомилась измерять шагами внутренний двор форта, – усмехнулся он. – Не слишком приветливый город – стены, стены. Каменный мешок какой-то.
    Он говорил так, а я вспоминала тот далёкий осенний день, когда схожие мысли заставили меня карабкаться на городскую стену. Это было так бесконечно далеко, в какой-то другой, не моей жизни, а может и вовсе не жизни, а беспробудном тяжёлом сне длиною в целый год.
    – Пойдём домой? – предложила я, улыбнувшись. Он поправил мои волосы и нежно коснулся губами моего виска:
    – Я надеялся выехать в Фоллинге уже завтра, но если ты будешь плохо себя чувствовать, то поездку придётся отложить.
    – С тобой я чувствую себя превосходно, – заверила я его.
    Презентация чудо-устройства на площади была у всех на устах и в этот вечер, и весь следующий день. Об изобретении против нечисти и носителей проклятой эльфийской крови не судачил только ленивый. Все – от утончённых знатных дамочек до последних пьяниц только и делали, что шептали друг другу новость, уже переиначенную и искажённую на все возможные лады. «Слыхали, – доносилось из-за угла, – какую штуковину гильдейские маги выдумали! Ежели кто в подполе у себя раба-полукровку прячет или колдуна какого укрывает, так враз зазвенит на весь город амулет, а дом тот сам собою и вспыхнет вместе со всем добром!» «Брехня, – отвечали приглушённые, прикрытые полусогнутой ладонью голоса, – инквизиторы в Ничейных землях энту гадость откопали и теперь надеются магов начисто повывести, как в соседнем Фороссе, а гильдейские простофили и рады себе яму копать». «Ещё говорят, такие же камешки поменьше можно на жену или на мужа вешать, а стоит тому только одним глазом куда налево посмотреть, так начинают они гудеть и светиться, потому как магия Ордена распознаёт любое враньё!»
    Я делала вид, будто не обращаю внимания на всю эту суету. Почувствовала невероятное облегчение, когда к нам в комнату ворвалась огненным вихрем Нора и в десять минут помогла мне упаковать все нужные в дороге вещи, которые я до того бесцельно перекладывала с места на место битых полдня. Слушала за обедом рассказы ребят из отряда о походе и ликвидации магической аномалии, хвастовство бравых воинов друг перед другом и горестные вздохи Рикарда, просидевшего все штаны до дыр в форте.
    – И первоцветы на пригорках, – чуть смущённо сказал самый молодой из Солнечных стражей.
    – Хороши первоцветы, – отозвался другой, наполняя кружку пенным элем, – когда есть, кому их привезти.
    Говоривший залился краской, но друзья развеселились ещё больше и принялись расспрашивать его, удалась ли прошлая ночь. Отчего-то мне тоже стало вдруг волнительно и весело, трудно было усидеть на месте и дождаться, когда все разойдутся, но к ночи, когда мы остались вдвоём с Эдвином, вновь вернулась тревога. Я в который раз проверила сумку, хотя вещей у меня было совсем немного, в который раз выглянула в окно, где синеватым бархатом висел апрельский вечер, в который раз попыталась занять свои руки вышивкой…
    – Мы что-нибудь придумаем, – не выдержал, наконец, Солнечный страж, поймал меня за плечи, усадил рядом с собою на кровать, – мы тоже что-нибудь изобретём. Наша маленькая Лиза будет расти в безопасности.
    И я поняла, что всё это время он, оказывается, тоже размышлял об этом проклятущем устройстве инквизиторов. И «наша», «наша Лиза» – я ещё не могла раскрыть свою душу настолько, чтобы в неё вместились эти простые, между прочим сказанные слова.
    – Нет в мире магии, которую нельзя было бы нейтрализовать, – сказал он, глубоко вдохнув и выдохнув. – Фокусирующие кристаллы придумал не Орден. Они ведь только приспособили их под свои нужды, а значит, другие тоже могут приспособить. Я напишу письмо нашему общему знакомому. Тому, что носит крылья вместо дорожного плаща.
    Моё сердце забилось так сильно, что я испугалась, как бы снова не потерять сознание.
    – Ты знаешь, как найти Тэрона? Знаешь, где он живёт? – с надеждой спросила я.
    – Нет, – улыбнулся Эдвин Сандберг. – Но я знаю того, кто передаст ему сообщение.
    С этого вечера, знаю, именно с этого момента в моей жизни начали регулярно происходить чудеса. Даже спустя годы после того, как мы потихоньку спустились по тёмной лестнице, сжимая в руках туго свёрнутую записку, когда рука об руку, держась длинных густых теней, выскользнули из форта и оказались на залитой лунным светом и вечерней дымкой поляне. Когда над низким туманным кустарником пронёсся тонкий свист и навстречу нам выбежал остроносый худощавый лис и ткнулся в моё колено доверчивым носом. И когда Эдвин опустился на колени и крепко привязал к тонкому ошейнику зверя письмо для магистра из Гильдии призывателей.
    – К утру ты должен вернуться, – прошептал Солнечный страж.
    Лис вильнул хвостом и отступил на пару шагов назад, растворяясь в тенях, но затем повернул голову и задорно, по-хулигански тявкнул.
    – Что ж, будь по-твоему, Рик, – согласился со зверем мой жених и внимательно посмотрел в мои глаза.
    Я смотрела, как странный, чем-то неуловимо знакомый мне зверь вертится вокруг себя, прыгает, словно пытаясь ухватить себя за хвост, а затем вдруг исчезает в мерцании волшебного облака.
    – Он особый вид, – шёпотом сказал Эдвин, прижимая меня к себе, – преодолевает огромные расстояния за считанные минуты. Орден Инквизиции до сих пор не раскрыл способа изловить подобных существ. Они под защитой Солнечной стражи.
    – Рик, – всё ещё не до конца веря собственным глазам, пролепетала я. – Так вы не взяли его в поход не из-за ранения…
    Эдвин кивнул:
    – У оборотней специальный режим, даже в рядах Солнечной стражи.
    Я смотрела, как медленно расплывается в предутреннем тумане дымчатое магическое облачко и испытывала странные, прежде незнакомые мне ощущения, будто это место – неведомый никому перекрёсток нескольких миров. Будто городская стена, окутанная мраком поляна под ней и едва слышимо шелестящая кромка леса образуют собой особый заколдованный треугольник, и не случайно чья-то могущественная воля привела и меня, и Эдвина, и Рика сюда в тот далёкий осенний день прошлого года.
    Меня разрывали изнутри тысячи вопросов, но в то же время ужасно не хотелось нарушать наступившей таинственной тишины, в которой мы стояли рядом с Солнечным стражем, глядя друг на друга и куда-то глубже, в самую сердцевину души.
    – Я не хочу с тобой расставаться, – сказал, наконец, Эдвин.
    – Нам нужно расставаться? – прошептала я, почувствовав тонкий укол в сердце.
    – Ты не поняла – совсем не хочу. Ни на неделю, ни на день, никогда.
    – Но ты ведь не можешь оставить службу, – не вопросительно, но утвердительно сказала я. Мне уже было известно, что для лекарей обязательный срок службы в Солнечной страже равняется десяти годам.
    – Конечно, нет, но я думал, что тебе лучше будет после свадьбы остаться в Фоллинге – там большой дом, и рядом живут мои родичи. Наш посёлок всегда был спокойным, тихим местом, только кто теперь знает, что может прийти на ум Высшему совету в связи с этим новым изобретением Ордена…
    Я судорожно стиснула его руки, вцепилась в них:
    – Ни в каком даже самом уютном месте мне не будет так спокойно, как рядом с тобой! Ничего страшного, пусть будет маленькая комната вместо большого дома, пусть будут стены вместо летних лугов, но я хочу остаться здесь с тобой, пока не закончится твоя служба!
    Он успокаивающе погладил меня по спине:
    – Сония, это пять долгих лет, но мне тоже будет так гораздо спокойнее. К тому же я доверяю своему отряду гораздо больше, чем кому-либо ещё на всём свете. Кроме разве что дедушки, но он не сможет защитить тебя и нашу дочь в случае чего, а стражи – смогут.
    Я с готовностью кивнула и улыбнулась, а он тут же наклонился и поцеловал меня тёплыми губами:
    – Теперь пойдём поспим остаток ночи, нас ждёт долгая дорога.
    ~~~~~~~
    Уважаемые, осталась одна глава, и она выйдет в пятницу 07 февраля!
    Глава 23.
    Посёлок Фоллинге считался восточной окраиной Вестенских равнин. Густые травяные луга с разбросанными тут и там синими пятнами озёр встречались здесь с весёлым дымчатым редколесьем. До настоящего леса отсюда было ещё несколько миль, но всё же полупрозрачные рощи, что окружали посёлок широким кольцом, давали кое-какую защиту от ветров. Здесь было гораздо теплее, чем в Вестене в эту пору, и несравнимо уютнее, нежели в северных краях. Когда Эдвин расплатился с возницей и подал мне руку, помогая выбраться из повозки, я с удивлением обнаружила нас на просторной площади, вокруг которой располагались тёплые, песочного цвета здания из глины и кирпича. Выглянувшее к полудню солнце ослепительно играло в сияющих витражами красно-золотых окошках небольшой часовни. Люди приветливо улыбались друг другу, толпясь у входа и ожидая, по-видимому, священника или настоятельницу для дневной молитвы солнечному богу Ксаю.
    – Приехали, – пожал плечами мой жених, заметив недоумение на моём лице.
    – Ты говорил, что Фоллинге – деревня, но это ведь настоящий городок! – воскликнула я, не веря своим глазам. Сначала я подумала, что приветливый посёлок всего лишь очередная наша остановка в пути, чтобы перекусить в таверне и немного размять ноги.
    – И городок, и деревня, всё сразу. В старые времена это место называли перекрёстком, потому как здесь есть всё, что угодно природе: и поля, и леса, и озёра, и пещеры, и холм и волшебная речка, – Солнечный страж держал меня за руку, и я видела, как смотрели на нас люди, спешившие к часовне. Кое-кто кивал Эдвину, а затем неизменно скользил по мне любопытным, но всё же восторженным взглядом.
    – Почему речка волшебная? – спросила я, когда мы медленно двинулись по направлению к самой широкой улице.
    – О, это только байки, – засмеялся Эдвин. – Говорили, что если переплыть с той стороны реки на эту, то обретёшь магический дар, а если наоборот, то потеряешь. Потому что за рекой, в Заречье, никогда не рождалось магов. Всё это враньё, разумеется. В детстве я сто тысяч раз переплывал эту речку, и мой дар никуда не девался. И дедушкин – тоже!
    Дедушка. При упоминании единственного оставшегося в живых предка Эдвин тепло улыбнулся и чуть сжал мою ладонь. Он знал, что я беспокоюсь о том, как меня примут. А я тревожно оглядывалась по сторонам и старалась угадать – в каком из домишек вырос мой жених. Дворы здесь разительно отличались от северных городков и селений: заборы были совсем низкими, дети с лёгкостью перепрыгивали ограды и мчались по своим делам. Куры деловито выискивали в прошлогодней жухлой траве червей, полосатые коты грелись на весеннем солнышке, лениво и добродушно брехали лохматые рыжие и коричневые собаки. Везде и во всём – от чисто вымытых стёкол одноэтажного голубого здания с белыми занавесками (оказалось, это была местная школа) до маленьких ухоженных клумб с распустившимися на них крокусами и примулами – везде чувствовалась весна.
    Мы шли неторопливо, никуда не сворачивая, и я продолжала теряться в догадках, а Эдвин был таинственным и задумчивым, словно погрузился в воспоминания своего детства и чувствовал себя мальчишкой-подростком, а вовсе не капитаном Солнечной стражи. Он как будто забыл о том, что на плечах его была белая мантия и сияющий знак капитана и с восторгом смотрел, как мальчишки пытаются устроить шалаш из досок в развилке старой кряжистой липы. Два или три раза кто-то окликал Эдвина, и тогда он учтиво здоровался с пожилыми обитателями деревни или приветственно махал рукой своим ровесникам. И вновь я слышала тихие шепотки за спиной и то, как меня называли невестой Солнечного стража. Моё сердце трепетало в груди, и я решительно не знала, как вести себя, а потому только крепче сжимала локоть жениха и прятала взгляд в подоле своего дорожного платья. Мне казалось, что маленькая Лиза тоже замирала внутри меня, отчаянно прислушиваясь к незнакомым звукам и окликам.
    – Вот это да! – послышалось откуда-то справа, и нас нагнал извозчик с пустой тележкой, запряжённой серой доброй лошадкой. – Сандберг, да ты никак женился? Вот дед-то обрадуется! Ну, садитесь, подвезу до дома.
    – Спасибо, но мы пешком пойдём, – поблагодарил Эдвин деревенского мужичка. – Хочу невесте дорогу показать.
    – Невесте, ну дела! А свадьба-то когда? – усмехнулся в седоватые усы сосед Сандбергов.
    – Завтра, – весело отозвался страж, – да мы вечером зайдём вас пригласить.
    – Ну гуляйте, гуляйте, – покивал дядька и тронул лошадку. Старенькая телега с грохотом покатилась по утоптанной и сухой глине.
    – Завтра? – от неожиданности я даже остановилась. Над нашими головами в голых ещё яблонях и вишнях пронзительно верещали воробьи.
    – Конечно, а чего тянуть-то? – Эдвин притянул меня к себе, поцеловал в щеку и кивнул в сторону часовни, золотой шпиль которой был виден из любой части посёлка. – Прямо завтра и обвенчаемся, ребята обещали к обеду добраться до нас.
    – А здесь что? – спросила я, когда мы оказались у маленького, затянутого диким виноградом крыльца, сплошь усыпанного прошлогодними красно-бурыми листьями. На двери домика поблескивал медный знак, очень похожий на тот, что носили целители Солнечной стражи.
    – Моя будущая клиника, – с уверенностью ответил он и, смахнув сапогом листья со ступеней, легко взбежал к плотно запертому входу. – Когда служба в Страже окончится, мы с тобой откроем здесь лечебницу. Ты как раз успеешь за это время окончить академию.
    Он был необыкновенным человеком. В его словах чувствовалась такая пламенная уверенность, что все, кому доводилось слушать его, не могли усомниться в том, что всё именно так и будет, как он говорит. Я осторожно потрогала медную ручку двери, и мне показалось, что металл ответил едва различимым теплом, словно весеннее солнце уже успело нагреть залитое светом крыльцо. Позже я узнала от дедушки, что запертая уже несколько лет больница принадлежала его родному брату, также погибшему на войне.
    Центр Фоллинге остался за нашими спинами, и теперь мы шли по широкой восточной дороге. По обе стороны далеко впереди виднелись дома и сады, некоторые деревья были тронуты уже первой несмелой зеленью, а в воздухе носилась пыльца ольховых и берёзовых серёжек, щекотавшая нос. Я обратила внимание, что ворота одного из дворов были распахнуты настежь, и вся лужайка перед домом усыпана мелкими голубыми и белыми цветами. Как синий и жемчужный волшебный бисер, крохотные первоцветы росли здесь повсюду, бесцеремонно вытекали голубой речушкой из-под забора, спускались в придорожную канаву, занимали собой кучи дёрна и навоза, сложенные у добротного плетня. И человек – не старый ещё мужчина с такими же синими, как эти цветы, глазами, заботливо обрезал сухие ветви яблони и насвистывал какую-то песенку.
    – Эй, дед, – вдруг окликнул его Эдвин, приобняв меня за плечи. – Я нашёл её! Нашёл мою Сонию!
    – Да неужели? – притворно-недоверчиво отозвался мужчина, отряхивая руки о потёртые штаны.
    Ему было лет семьдесят по моим подсчётам, но я бы никогда не поверила в его возраст, если бы не знала, что Эдвину он приходится дедушкой, а не отцом. Матеус Сандберг был высок и строен, а его поредевшая и порядочно разбавленная сединой лохматая шевелюра всё ещё вспыхивала на солнце рыжими огненными прядями. Наскоро обнявшись с внуком, он повернулся ко мне и пронзил смеющимся лучистым взором:
    – Заставила же ты его побегать, красавица! – и дедушка порывисто притянул меня к себе и обнял так, словно и меня ждал с тем же нетерпением, что и единственного наследника.
    От него пахло крепким травяным чаем и едва уловимым дымом костра. Его дар был совсем не таким, как у внука – не белый, а обжигающий рыжий огонь был заключён внутри этого мага. Я знала эту разновидность дара: таким же был огонь Норы, но её стихия представлялась мне безудержным пламенем, которое только и нуждается в том, чтобы его каждую минуту сдерживали, дедушкин же огонь горел уверенно и ровно, давно подчинённый и полностью контролируемый своим обладателем.
    Чуть позже, когда мы уже умылись с дороги и разместились в просторной большой комнате, принадлежавшей прежде родителям Эдвина, дедушка пригласил нас обедать. Я подхватилась было помогать ему накрыть на стол, но оказалось, что мой проворный жених уже вытащил и разложил по тарелкам все наши припасы, закупленные по дороге, а Матеус водрузил на деревянный кругляшок большой горшок с похлёбкой.
    – Уж чем богаты, – чуть смущённо сказал дедушка, подавая мне дымящуюся плошку. – А теперь рассказывайте, как вы собрались завтра свадьбу играть без платьев, свидетелей и прочих важных приготовлений, а?
    – А свидетели завтра приедут, – весело ответил Эдвин. – Ты их хорошо знаешь, дед. И Рика, и Нору, и остальных. У нас отпуск короткий, сам понимаешь, всё успеть хочется!
    – Да уж успеешь, успеешь, – подмигнул ему дедушка и расхохотался. Мне показалось, искры так и брызнули из его рта и глаз, обдавая нас заразительным смехом.
    – Да ну тебя, дед, – нахмурился мой жених. – Вечно ты насчёт этого подначиваешь.
    – А почему нет? Кому, как не старику, остаётся только что и вспоминать дни перед свадьбой, когда и хочется, и колется и всё остальное. А нельзя.
    Я чувствовала, что краснею, и молча жевала, опустив ресницы и не в силах поднять глаз на веселившегося дедушку.
    – У нас дочь будет, – объявил Эдвин и нарочно стукнул ложкой о тарелку, словно этот звук означал что-то окончательное и бесповоротное. – В конце осени.
    Матеус Сандберг покачал головой, веселье его чуть приутихло, а новость, так внезапно свалившаяся вслед за приездом долгожданного внука с невестой, вдруг осветила всю паутинчатую россыпь морщин на подтянутом и сухом его лице. Он вздохнул, обхватив растрёпанную голову руками, а после вновь озарился улыбкой, за которой крылось неподдельное волнение:
    – Эдак вы до удара меня за сегодня доведёте, молодёжь! В моём возрасте противопоказано более одной новости за раз!
    Эдвин поднялся и обнял его, и я сделала то же самое. Дедушка обхватил нас обоих, обнимая, и долго ещё качал головой, приговаривая что-то о старых временах и современных нравах нетерпеливых юношей.
    – Мы назовём её Лизой, в честь бабушки, – пообещал мой жених старому Сандбергу, и только я заметила потом, как дедушка украдкой вытирал подступающие к глазам слёзы, делая вид, будто перебирает дрова для камина.
    – Лиза, ну надо же, – шептал он, – пусть все боги сделают так, чтобы ты и вправду родилась на исходе осени.
    – Мы скажем ему правду, – тихо сказал мне Эдвин, когда пришла ночь, и я лежала на его горячем плече в нашей новой спальне. – Он всё поймёт, обещаю. Но пусть сначала привыкнет к тому, что мы ему уже сообщили.
    Мы нарушали все правила, ведь ночь перед свадьбой считалась особенной, и жениху ни в коем случае не дозволялось даже краем глаза видеть невесту в последнюю ночь её девичества. У нас с самого начала было всё не как у людей, а потому мы были вместе и нисколько не опасались гнева богов или осуждения соседей.
    – Что если она родится… другой? Не похожей на обычных людей? – едва слышно прошептала я, внутренне сжимаясь от своих суеверных страхов.
    – Я ведь давал тебе читать учебник, – поморщился Эдвин. – Не говори ерунды. Мы со всем справимся, и Тэрон – я уверен в этом – тоже что-нибудь придумает.
    Он принялся целовать меня, и страх, убоявшись близости Солнечного стража, отступил и спрятался в самом потаённом уголке моего сознания. И всё-таки я постоянно, не переставая, думала о моей маленькой дочери. Каждый час и, кажется, каждую минуту.
    Мы поженились на следующий день в маленькой часовне на площади Фоллинге. Нежно, переливисто звучала музыка лютни и флейты, светлыми и радостными были лица Солнечного отряда, друзей и соседей маленького семейства Сандбергов, что пришли порадоваться нашему воссоединению. За весь день на небе не показалось ни единого даже самого прозрачного облачка, а лучи солнца, пробившись в часовню сквозь золотые витражи, яркими зайчиками прыгали по нашим одеждам и лицам.
    На мне было простое светлое платье, Эдвин облачился в парадный камзол Солнечной стражи и с раннего утра принёс мне букет из белых, покрытых холодной росой, первоцветов. На празднестве, накрытом прямо среди деревьев в небольшом саду у дома, брошенный букет поймала огненная Нора, а после пыталась заверить всех, что это вышло случайно, и она просто подхватила цветы, чтобы они не упали на землю. Другие девушки из соседских домов, звонко спорили, что всё было не так, и стражница нарочно растолкала конкуренток, чтобы букет достался именно ей. После все веселились дотемна, слышался звон кружек, и рекой лилось сладкое вино и хмельное пиво, а я всё думала, думала о Лизе и о том, как стремительно мчатся дни.
    Дни и вправду мчались в тот год так быстро, что я не успевала отмечать их в календаре, с удивлением обнаруживая всякий раз, что прошла неделя, а за ней ещё и ещё, что платье вновь стало мне слишком тесным в талии, и требуется распустить ещё две или три сборки ткани и ослабить поясок на животе. После свадьбы и недельного отдыха в Фоллинге мы вернулись в форт. Командующий Солнечной стражи, узнав о женитьбе командира отряда, распорядился предоставить нам помещение побольше, и вскоре мы уже не ютились в крохотной каморке в конце коридора, а занимали две светлых комнаты. Северное лето пролетело так скоро, что мне запомнились лишь несколько ярких дней июля – свадьба Норы и Рика, на которой моя подруга была в огненно-красном платье с золотыми лентами в чёрной косе. Я нервничала всё больше и больше. Писем от Тэрона не приходило, а все доступные в форте книги о деторождении и наследственности были зачитаны мною до дыр. Лиза чувствовала мои переживания и беспокойно вертелась в животе по ночам, не давая мне отвлечься на какие-нибудь другие мысли.
    – Что бы ни случилось, – сказал однажды Эдвин, обнимая меня бессонной ночью, – я никогда не откажусь ни от тебя, ни от малышки. Даже если придётся на время оставить службу и уехать отсюда за тридевять земель.
    – Не говори так, – взмолилась я, – Солнечный страж не должен нарушать данной клятвы!
    – Но я дал клятву и тебе тоже, а потому во что бы то ни стало найду для вас безопасное место, – заверил меня он.
    В тот миг мне показалось, что несмотря на всю уверенность, мой муж тоже ждёт рождения эльфийского ребёнка с тревогой и опасениями. Только в отличие от меня умеет прятать свои страхи так глубоко, что не высказал бы их и под пытками.
    – Что может случиться? – дрожащим шёпотом спросила я его. – Скажи, что?!
    – Всё будет хорошо, - упрямо сказал он, прижимая меня к себе.
    В тот день, последний день октября, я неожиданно для себя уснула днём, едва покончив с домашними делами. Эдвин был на службе с утра, и я поджидала его к обеду, но время начало тянуться медленно и долго, как застывающий мёд. Я прилегла на краешек кровати и вдруг провалилась в мягкий сумрак, который обнял меня тёплыми пушистыми лапами. Во сне я видела стройного длинноволосого эльфа, склонившего голову над столом, а рядом с ним – смутно знакомого мне человека в мантии, сплошь расшитой блестящими чёрными перьями. В тонких бледных руках эльф держал какой-то слабо мерцающий предмет, но он был таким маленьким, что не представлялось возможным разглядеть его. И туман, сизый клубящийся туман застилал моё видение. Я размахивала руками, пытаясь разогнать волны серого дыма, но картинка расплывалась, удалялась от меня, и в конце концов исчезла совсем. В тот же самый миг – мне так показалось – кто-то толкнул меня в поясницу, и я проснулась. В комнате уже было темно.
    – Эдвин? – тихо позвала я, на ощупь поднимаясь с подушки.
    – Я здесь, – отозвался мой муж и засветил тёплые жёлтые свечи на столе. Он был странно задумчивым, и за его напряжённой позой скрывалось сдерживаемое волнение.
    – Кажется, время пришло, – сказала я, чувствуя себя более чем необычно. Спину ломило, ноги не то от волнения, не то от слабости, казались мне ватными, живот, кажется, взялся жить своей собственной жизнью.
    – Всё готово, – улыбнулся он и пожал плечами. – Ты ведь говорила, что не хочешь идти в лазарет. Я всё предусмотрел.
    Он сел рядом со мной и погладил по волосам, распущенным по спине. Я чувствовала, что рука его дрожит от волнения, а может быть это было лишь отражением моей собственной дрожи?
    – Я видела их во сне, – тихо сказала я, опустив голову. – Тэрона и Гаэласа тоже… Но они были по ту сторону завесы, в сумраке…
    – Рождение каждой новой жизни отражается на состоянии миров – и нашего, и сумрачного, – прошептал Эдвин. – Так что всё в порядке вещей.
    Меня всегда поражала его способность принимать события такими, какие они есть – без лишних колебаний и раздумий. За месяцы, что мы провели вместе, я убедилась в том, что моего мужа было практически невозможно ничем удивить. Даже сейчас, хотя он и переживал вместе со мной, на лице его читалась абсолютная готовность к любому исходу. А я молилась только о том, чтобы моя дочь благополучно справилась с появлением на свет и была похожа на нас… на людей.
    В эту ночь мы – Эдвин и я – стали ближе, чем можно себе представить. Я никогда не думала, что может быть большая степень близости, чем случалась между нами во время чувственных и страстных ночей или долгих задушевных разговоров. Но сегодня, в ночь на первый день ноября, который на севере считался первым зимним месяцем, мы стали настоящей семьёй, на двоих разделив таинство рождения нашей первой дочери.
    Незадолго до её появления на свет я стояла у окна, и Эдвин обнимал меня, окутывая целительными волнами заклинания, мы слушали вой ледяного ветра за окном и смотрели, как в далёкой небесной тьме мерцают крохотные серебряные звёзды. Моя маленькая Лиза родилась с наступлением утра. Она негодующе кричала на нас, когда мы, до смерти уставшие и счастливые, внимательно разглядывали её, положив на стопку белых простыней. Да, она выглядела обычным человеческим ребёнком, и её несказанно возмущали наши сомнения в этом очевидном факте.
    – Я буду любить тебя вечно, – тихо сказал мне Солнечный страж. – В этой жизни, и во всех последующих. И всех наших детей тоже, конечно же.
    Прошла зима, а за ней ещё стремительнее, чем прежде, пролетело лето в заботах о подрастающей малышке. Мы подумывали о том, что на следующий год мне нужно будет поступать в Вестенскую академию. Для начала хотя бы заниматься по учебникам в форте и иногда ездить к учителям для проверки знаний. Всю трескучую и метелистую зиму нового года мы с годовалой Лизой провели в библиотеке форта Солнечной стражи. Я научилась быстро делать конспекты и заучивать заклинания одной рукой, в то время как другая удерживала любознательного ребёнка от исследования самых пыльных и тёмных закоулков читальной комнаты. Время от времени мы с Эдвином по молчаливому согласию пытались выслушать в дочери признаки дара. Лиза заливалась смехом от щекотки, которую доставляли ей прикосновения кончиков пальцев и лёгкое покалывание магии, но никакого ответа на магические импульсы мы не обнаруживали. Моя надежда на то, что девочка не унаследовала никакой магии из-за того, что была полукровкой, постепенно укреплялась. От магистра Тэрона по-прежнему не было никаких вестей, а отправленный на разведку Рик вернулся с ответом о том, что Гильдия призывателей вновь изменила места встреч со своими информаторами, и координаты этих тайных укрытий ему неизвестны. Я понемногу успокаивалась и начинала забывать о так долго терзавших меня сомнениях – Эдвин души не чаял в маленькой Лизе, Нора и Рик с удовольствием возились с ней в выходные дни и мечтали о собственных детях, дедушка поджидал нас в гости летом, старательно вырезал из можжевельника и липы деревянных лошадок и кукол. А до поездки в Фоллинге я должна была держать вступительные экзамены в академию.
    Но мы были бы не мы, если бы всё случилось по задуманному плану – огонь нашей любви, которым мы обогревались долгими холодными ночами, принёс нам ещё одного ребёнка. Наш сын Фредерик родился в Фоллинге, в самый жаркий день середины лета, семнадцатого июля, через год и девять месяцев после появления на свет Лизы. Его огненный дар обнаружился уже в первые дни после рождения, это было похоже на крохотную искорку, горящую внутри мальчика и с каждым днём растущую вместе с ним. Я вздохнула спокойно и перестала каждый день с тревогой присматриваться к дочери. Её тёмные пепельные волосы и ясные серые глаза, словно очерченные по контуру чернильным карандашом, иногда будили во мне далёкие, глубоко запрятанные воспоминания о той эльфийской зиме, но по правде сказать, мне было некогда сидеть и тосковать о прошлом. Настоящее захватило меня в стремительно бурлящий водоворот.
    Однажды тёплым августовским вечером, когда над посёлком растянулся дымок от костров, что жгли в честь праздника урожая за рекой, мы с Лизой осторожно выбрались за калитку на дорогу, оставив в колыбели под деревом мирно дремавшего Фредерика. Солнце окрасило неподвижные лиственные рощи в бронзу и медь, не было слышно ни ветерка, ни крика птиц, лишь едва различимые песни девушек, что водили хороводы за холмом у воды. Я надеялась, что Эдвин приедет со службы сегодня, чтобы увезти нас с собою в форт до следующего лета, но дорога была пуста, лишь вдалеке над деревьями кружила, высматривая добычу, большая чёрная птица.
    – Мама! – удивлённо вскрикнула Лизабет, дёрнув меня за руку. Я опомнилась и подняла глаза.
    Там, где только что расстилалась безлюдная лента дороги, уходящей на восток, стоял одетый в короткую чёрную мантию господин. В руке его был короткий посох преподавателя академии Трира, на голове возвышалась остроконечная шляпа. Я замерла на месте, не в силах сделать ни шага, и только ждала, когда он неторопливо приблизится к нам и немного церемонно отвесит поклон:
    – Прошу прощения, Сония, некоторые обстоятельства задержали меня. Я должен был доставить вам амулет ещё прошлой осенью, – и он внимательно посмотрел на девочку.
    Лиза обеими руками сжимала мою руку и тоже во все глаза смотрела на незнакомца.
    – Доброго вечера, магистр Тэрон, – я также поклонилась, отметив про себя, что непроницаемый строгий оборотень ничуть не изменился.
    – А ты, должно быть, Лизабет Сандберг? – мужчина склонился к моей дочери, отчего та засмущалась и на всякий случай спряталась за моей юбкой. – Благодаря Рикарду я уже знаю обо всех ваших новостях и приключениях. Искренне рад, что дело обрело столь благополучный исход.
    Он коротко, цепко взглянул на меня, словно ждал вопроса, который я не решилась бы задать, а потом вынул из складок мантии конверт и молча вложил в мою руку.
    – Что это? – прошептала я, чувствуя под слоем хрупкого эльфийского пергамента чуть холодящий руку предмет.
    – Это амулет для девочки, – невозмутимо ответил оборотень. – Он защитит её от магического сканирования и прочих изобретений Ордена Искателей.
    Я осторожно освободила вторую руку из маленьких пальцев Лизы и открыла конверт: на мою ладонь выпал небольшой осколок фокусирующего кристалла, внутри которого клубилась дымчатая тень. Камешек был заключён в серебряную оправу и помещался на тонкой цепочке. На внутренней части конверта размашистым почерком было нацарапано по-эльфийски:
    «Моей дочери Лизабет» Гаэлас Вейн
    Кажется, я пошатнулась, потому что магистр Тэрон вдруг придержал меня за плечо крепкой жилистой рукой:
    – Он никогда не побеспокоит твою семью, Сония, и ты сейчас же, немедленно должна уничтожить эту записку, но я не могу не передать и устного сообщения, которое он поручил мне донести вместе с амулетом.
    Я кивнула, прижимая к себе притихшую дочь.
    – Когда придёт время, ты должна знать – Лиза находится под защитой Гильдии призывателей, а я в свою очередь буду ждать её в стенах академии Трира, чтобы предоставить лучшее образование, которое только возможно для волшебницы с её даром.
    Внезапный ветерок пронёсся над дорогой, растрепал длинные волосы магистра и высушил застывшие в моих глазах слёзы. Сумрачный морок, охвативший было мою душу, развеялся, как дым от далёкого костра, и я улыбнулась:
    – Спасибо, магистр Тэрон. Но у Лизы нет никакого дара. Так бывает, вы должны знать!
    Птичий магистр прищурился и вновь поклонился:
    – Мой долг был передать амулет и сообщение, а далее я полагаюсь на ваше благоразумие, госпожа Сандберг!
    Только сейчас, когда я пришла в себя от этой неожиданной встречи, совесть подсказала мне, что гостя следовало бы пригласить в дом и предложить отдых с дороги и горячий ароматный чай. Однако Тэрон покачал головой и вежливо отказался, сославшись на другие поручения своей Гильдии. На прощание он ласково потрепал по пушистой голове смущённую Лизу и огляделся по сторонам.
    – Спасибо вам… – тихо сказала я, сжав в руке прохладный кристалл и, стараясь не оборачиваться, направилась к калитке.
    За моей спиной послышался шум огромных крыльев. Лиза восторженно вскрикнула и долго провожала глазами птицу, что летела над самыми деревьями в лучах закатного солнца.
    На следующий день вернулся мой Солнечный страж, и тёплые, золотые дни уходящего лета вновь наполнились любовью и домашним уютом. Мы подолгу сидели в саду, слушали дедушкины сказки, и мечтали, как через год или два я уж точно поступлю в академию. Маленький Фредерик, мой крохотный огненный волшебник, тихо сопел в своих пелёнках, Лиза на коленях у Матеуса была серьёзна и слушала наши разговоры так, словно понимала больше, чем мы сами. Эдвин гладил меня по волосам, и всё было замечательно.
    Одна только я знала о том, что в крепко запертой шкатулке в самом потаённом уголке погреба спрятан эльфийский амулет. И всем сердцем я надеялась и верила, что он никогда не пригодится моей дочери. Что магический дар никогда не проснётся у маленькой Лизы Сандберг.
    Конец.

Подробней о книге

Солнечный страж (СИ)

Содержание

Аннотация

Аннотация

Юная Сония некстати получила в наследство магический дар – в таверне, где она разносит тарелки и ублажает постояльцев, спрос на одарённых девушек невелик, была бы красива да проворна. Но приходит час, когда жизнь её меняется безвозвратно, и каждый следующий шаг увлекает всё дальше и дальше в водоворот необычайных событий. Что ждёт её – девчонку, которая решилась однажды просто открыть дверь и выйти в непроглядную ночь? Приключения, испытания, любовь… или всё сразу?

В тексте есть: приключения, любовь и магия, загадки и тайны

18+

Установки пользователя

Цвет фона
Цвет текста
Применить

Скачать