Демон – Телохранитель 7 (СИ)

Демон – Телохранитель 7 (СИ)

Аннотация

    Демон – Телохранитель. Книга 7

Оглавление

Холоденко Юрий Александрович Демон – Телохранитель 7 (По образу и подобию #7)


    В мерцающей россыпями разноцветных звезд, предельно агрессивной, чернильной глубине бескрайнего пространства соседнего с нами Мира, я прочувствовал, и главное осознал то, что было трудно просто так понять. То, что я где-то осознавал, но никак не ощущал, и в действительности отказывался принимать. А соответственно и правильно использовать – Свою Силу… И проклюнувшуюся, наконец, Мощь. Возросшую многократно, и дающую новые возможности. Например, как буквально минутой назад, не подохнуть там, где любой другой умер бы в миг. В несколько мучительных секунд… Превратившись в растресканный, брызжущий кровью кусок, замерзающего от безумного холода мяса. До скончания веков, прикованный к замысловатой орбите, вокруг недружелюбного светила, изменяемой только гравитацией проносящихся рядом, бесчувственных мертвых соседей. Или судьба могла быть, несколько другой – разбитым на куски каким-нибудь из местных шустрых метеоров или астероидов.
    Но разница не велика… Все равно в итоге смерть. Только у тех, кого со мною засосало, почти сразу, а вот у меня, не вернись я назад, с бессознательными, но вероятно многочисленными приключениями, в режиме бесконечного мертвого сна-гибернации. И в итоге все равно разбило бы на куски, или хорошо так прожарило, просыпающегося от сверх острых ощущений меня, местное и как все звезды, пылкое светило. Или же гравитация какой-нибудь, наверняка существующей в этой системе планет, подтянула к себе максимально близко, и ее атмосфера приняла мое бренное тело как десерт, размазав в непродолжительной вспышке о себя в пыль.
    Так сказать, кремация…
    А использовав мои возможности, мы просто прогулялись и полюбовались красотой… Красотой СМЕРТЕЛЬНОЙ. И даже, посмеялись, насколько это было возможно.
    Я задумчиво улыбнулся, припомнив весь испуг своих Дев, и как он вдруг переменился. А еще их наивность и красоту… Глотком свежего, пресыщенного кислородом воздуха, зачастую отрезвляющую меня, и принуждающую к действиям. Правильным и необходимым. Как это делала моя Алинилинель…
    И вновь стал серьезным, вспомнив еще и о другом.
    Возможно, спустя какое-то время, моя мать забила бы тревогу, и меня отыскал Крестный. Но тогда бы повезло только мне, и больше никому…
    И я остался бы ОДИН, осознавая, что всех угробил.
    В душе ощутив подступившую ледяную стужу, пожалуй, даже посильнее леденящую, чем холод недавно прочувствованного открытого космоса, я старательно отмахнулся, оставив в голове только лишь вывод:
    Настало время, чаще включать мозг. Как можно чаще… Учиться, не боясь применять нового. И свои Силы, как и навыки, активно ИСПОЛЬЗОВАТЬ. Да и ответственность, теперь серьезно обязывает. На мне не одна жизнь, и не жизнь нескольких. Не только жизнь моих любимых… А и судьба, целого народа.
    Хотя в принципе я не боялся. Но как-то иначе воспринимал и пользовался возможностями. Не совершенно. Практически, бросаясь с голыми руками, пытаясь «переубедить» на… На танки. С урановой, непробиваемой броней… Хотя, уже раньше мог просто жечь их пачками. Да, нужно чаще пользоваться головой, и использовать свои идеи, поскольку моих знаний, все еще кот наплакал. И времени, как назло нет… Хотя бы годик плотно посидеть, как на первом курсе института, за учебниками! И «перо» наконец вбить, под чутким руководством тех, кто съел на этом не одну собаку. И плевать, что почти что одних снобов. Главное, в своей голове все тщательнейшее утрясти. Но, такой возможности, мне, похоже, не дадут. Поэтому, бросаться, все еще придется…
    И еще как! Но, о возросших возможностях, лучше не забывать. И я не забуду. Пора начинать продумывать свои действия, больше как маг, а не боец. А то все у меня наоборот. И желательно, на два три хода.
    Алинилинель же, поверхностно покопавшись в мешанине моих мыслей, светлея, когда проскальзывали мысли о ней, наконец успокоилась, и даже, слегка порозовев, нежно улыбнулась:
    – Любимый, у тебя есть я… Мы!!! И если что, также будем думать и подскажем! Ты не один… И никогда не будешь!
    Не совсем поняв к чему, но мои жены активно закивали. Также поддерживающе, мягко заулыбались. Вопросительно запереглядывались… Наконец сведя все свои взгляды, на Алинилинель.
    – Да и не было такого, чтобы ты совсем уж с голыми руками… У тебя были зубы и когти… И опять же – мы! – подмигнула мне Алина, и я также заулыбался.
    – А корить себя не стоит, – натянула она тень, преподавательского тона, – у тебя-то, и другого выбора не было! Только и бросаться в бой, с тем, что есть…
    Глаза ее стали, вновь, виновато-печальны.
    – И за столь короткий срок, ты настолько во всем вырос, что просто невероятно! Гордиться нужно, а не корить… Ты был Боец, не Маг. И у тебя были соответствующие рефлексы. К тому же, так молод… – опустив свой взгляд, она вновь порозовела, похоже, почувствовав, что сказала несколько не то. Но раз уж сказала… – Слишком молод, ты не виноват!
    Она почему-то, задышала чаще, и вперив в меня уверенный с тенью обожания взгляд, взгляд явного уважения, почти не остановившись, продолжила:
    – А сейчас, ты уже Маг и Боец. Настоящий Маг… Пусть и интуитивный. И может, как раз в этом и плюс! А еще ты Бог, насколько может быть, НАСТОЯЩИЙ. Верь себе и В СЕБЯ!!! Вот…
    И она вновь опустила свой взгляд, а остальные серьезно закивали. А кое-кто сориентировался, сразу многое поняв.
    – Ты наш Бог! – подняла выше голову Елена. – И пусть я раньше и несколько иначе считала… Теперь я в тебя ВЕРЮ! И всеми силами поддержу!
    – И я! Муж мой… – закивала, не совсем осознающая происходящее Волчица.
    Елена фыркнула, сдувая платину волос с лица, и возвращая чуть посуровевший взгляд с Ирнер, на меня. Дескать, что с нее взять, не понимает, а все о своем. Потом, поймет…
    – Короче мы в одной лодке, и до конца… Так что, подымай парус! – улыбнулась Елена, и добавила серьезно, но и с озорством. – А за ошибки, никто не будет осуждать. И особенно я… Они все будут НАШИ ошибки!
    Алинилинель, улыбнувшись, мне также кивнула.
    – Да! Веди Вожак! – добавила Ирнер, теперь совершенно в тему.
    – КРА-А!!! – поддерживающе громко каркнула на самое ухо, рвя горло Жар Птичка… И повернулась «горящим» хвостом вперед, прикрыв им частично вид.
    А ко мне вновь вернулось, хорошее настроение.
    Мы вновь поглядели в открытое Окно, покрытое зыбкой рябью, пристально всматриваясь в Бездну Смертельного Мира. В ее лице, БРОСАЯ ВЫЗОВ, всему тому, что нас ждет.
    А еще понимая, что это, то место, где когда-то, вполне мог находиться, такой же как этот, живой и здравствующий Мир. А теперь лишь просторы бесконечного мертвого вакуума, пронзали многочисленные метеоры.
    И что спустя, считанные дни, здесь будет ТОЧНО ТАК, и это не остановить. Так жаль… И даже Многоликому остановить это, не под силу. Иначе бы ведь взялся?!
    Почтив минутой молчания умерший Мир, мы все слегка растерянно переглянулись. Даже Волчицу проняло. Видимо, по особенному мыслить, а именно умно и духовно – заразно.
    – Давай теперь действовать интуитивно, – произнесла, придя в себя Алинилинель, едва заметно вздохнув. – Думаю, ты так гораздо лучше все поймешь. И вообще, тебе в дальнейшем стоит сосредоточиться на том, что ты ИНТУИТИВНЫЙ Маг! Это твой главный козырь, и у тебя это в Крови… Так что, давай?!
    И она прильнула ко мне боком, устраиваясь спереди, ко мне спиной. Прильнув и всем остальным… Явно соскучилась. Птичкин хвост мешал, но…
    – Давай! – согласился с нею я, уже почти полностью вернув хорошее настроение. Что ни говори, а подбадривание из уст дорогих тебе женщин, действительно действует бодряще. А еще, дозированное прижатие…
    Приобнял.
    А Ирнер и Елинилинель, тут же осознав, что продолжение, таки следует, и не исключая что ошибки ВНОВЬ ВОЗМОЖНЫ… Уж слишком активно переместились, перебежав прямиком за нас, и вцепились в меня.
    Оценив маневр, Птичка насторожилась, и вернула свой придирчиво-внимательный взгляд вперед, чирканув, словно огненным веником по темно-синей мостовой, убирая свой роскошный хвост назад, и прикрыв их им теперь, словно шлейфом.
    – Всмотрись в Мир, вновь через призму отрешенности, – продолжила Алинилинель уже мысленно. – Всмотрись в Окно…
    Я всмотрелся.
    – Видишь, свою… Паутинку?
    – Да, – ответил я, действительно увидев. А еще, то, как она расходится, плетением в стороны, удерживая, на своих хрупких плечах, нарушая метрику пространства, Портал. Не давая ему схлопнуться. Словно дыня, или вытянутый мяч, замуровавший Кроличью Нору. Только, совершенно прозрачная для света, и для проникающих физических тел.
    – О-о-о… Ты увидел то, чего даже я ни разу не видела! – восхитилась внутри меня Алинилинель, воспользовавшись моим восприятием, и тут же постаралась тщательно успокоиться. Так как у меня в голове едва слышно разнеслось словно мантра, шептание, явно мне не предназначенное «…я спокойна! Я спокойна! Я!!! Все хорошо… И лучше не бывает… О Боже, как он СИЛЕН! Мой живой Муж… Живой Бог. МОЙ. Я его нашла… И вернула!!! Я люблю его!… И никому не отдам… Какой он горячий!». А еще, частый пульс ее сердечка… И еще более крепкое прижатие, похоже, с желанием влипнуть.
    М-да, действительно, лучше не прислушиваться. Зацепило… А то вся концентрация слетит к… Веерам. Тем более, с такой насыщенной эмоциональной окраской. Словно под брандспойт попал!
    Я встряхнул головой, и вновь вгляделся. Сконцентрировался…
    – Продолжай, – стараясь не слушать навязчивый тихий шепот, я аккуратно подтолкнул мысленно Алинилинель, возвращая к действительности.
    – Ах… – с легким сожалением она вздохнула, вернувшись из своих горячих мыслей в реальность. – Теперь… Стяни эту «Дыню» в параллельную нам плоскость… Как будто это круглый лист!
    Я легко стянул… И Прокол переменился. Исчез звездный космос, а вместо него, возникла Галактика. Точнее, похожее на нее, искрящееся, вращающееся образование, обильно начавшее осыпать все вокруг змеящимися сине-фиолетовыми молниями, толщиной с руку.
    – А теперь, представь – вспомни Райский Мир! Его эманации, вибрации… – и продолжила, стараясь разъяснить. – Материя, это стабильная форма энергии. И она вибрирует, словно Вселенская Арфа! Присоединись к ней! К ее чистому, словно свет, пению.
    И я послушно представил. Мир мечты… Пляж, сладкий воздух, теплый песок, и буруны в прозрачном море… И почувствовав «вкус», завибрировал и мысленно запел, заставляя плоскость паутины, также задрожать. Х-м… В РЕЗОНАНС?!
    Змеи бешеных энергий, устремились вперед… И Окно преобразилось, формируя Прокол, распустив Паутинки в новую «Дыню».
    Брызнул солнечный свет… Заглянуло голубое небо! Перистые тучки…
    А у самого Окна, мои Воздушные Кони, оживились, призывно «заржав» и заклубившись. Видимо почувствовав за раскрывшейся гранью, свою родню… Но приказа отступать, или нестись вперед, я не давал, и поэтому они замерли на месте, в нерешительности перетаптываясь, все еще храня границу меж Мирами.
    – Получилось!!! – возликовала, даже чуть подпрыгнув Алинилинель. – В БЕЗДНЕ РАССТОЯНИЯ… Мой Герой!!! Ум-м-м…
    Будто распробовав сладость, протянула она.
    Восторженные взвизги и подпрыгивания позади. Разве что, в ладоши не похлопали.
    – А теперь, опускай, почувствуй землю… – добавила она, и я вновь принялся за работу.
    – Только осторожно! – добавила она, и я кивнул.
    Представил ее «вкус», и слегка наклонив к земле Окно, понесся с высоты облаков вниз. Осторожно. Поскольку не мгновенно…
    Все было знакомо! Пусть и пока, микроскопическим. Вот теплое лазурное море, отсвечивающее мелким, песчаным дном. А этот зеленый лишайник, на фоне почти африканской, выжженной степи, плод моих необузданных трудов. Деревья колоссы, пока смотрелись чахлыми кустиками. Но все изменялось на глазах! Они росли и росли… Тонкая нить речушки.
    А позади вскрики:
    – Ирнер смотри! Видишь лес? Это Юр-р-р так прикололся! Видела бы ты коз, паривших среди них…
    – Там есть летающие козы?! – удивилась, явно облизнувшись, она.
    – М-м-м, летающих уже нет, – продолжила Елена, видимо задумавшись как по точнее объяснить, – но все можно организовать. Достаточно вызвать ураган, а в приманку – траву. Точнее, несколько наоборот. Вырастить траву. На свежую траву, они падки…
    – А я на коз! – услышал я облизывания снова. – Вкусные?
    – Попробовать не довелось, – несколько смутилась Елена.
    – Раз они есть, доведется… – предвкушающе произнесла Волчица, вероятно воспылав мыслями об охоте. – Козлик над дымящим костром, или шашлычок… У-ум-м!!!
    – Не отвлекайте Мужа! А то сейчас, ворвемся в песок! Хотите, чтобы нас смело, пару тысяч тон грунта?!
    – Молчим!!! – в два голоса, заверили они. И прижались сильнее… Явно, все представив, и испугавшись.
    А я вот наоборот, ощутил девичий жар. И… Постарался абстрагироваться от него… Как можно сильнее!
    Старательно притормозил, расположив Окно, почти у самой земли. Точнее, волны. Почти на ее уровне… Правда все еще наклоненное, но для первого раза пойдет. Да и выровнять всегда можно. И приспустил, сместившись с моря, на песок пляжа, тщательно в пространстве выравнивая. Боже, как все теперь легко! Не то, что раньше. Наверно, раньше я бы и не смог…
    – Что, пройдем?! – отозвалась, сверхдовольным голоском в моей голове, Алина.
    – Пойдем! – согласился я, да и потом, организм требовал перемен. Отдыха, хоть на час. Да и ностальгия… Этот Мир вызывал, в основном только яркие и приятные воспоминания. Не считая, акулы… Ну и урагана. И… М-м-м, и землетрясения рвущего землю, вместе с живыми, хищными растениями. Но теперь это все, казалось несерьезными мелочами. По сравнению со всем остальным.
    – Ура! Море!!! – взвизгнула Волчица, и как будто сорвавшись с цепи, обогнав всех, абсолютно безбоязно устремилась вперед.
    Не откладывая, мы последовали следом.
    Почти разом, шагнули в распростертое Окно, за слишком резко остановившейся, и вставшей столпом Ирнер.
    И я тут же обеспокоился. Неужели, что-то произошло?! Хищники? Да вроде в этом Мире крупных и не было. А местный самый крупный, пушисто-свирепый тяжеловес, шибко охоч только к потертой до корда вулканизированной резине и хрустящим вонючим жукам… Что ее могло так разволновать?!
    Птичка Жар, без раздумий с моего плеча взлетела, и в пару взмахов крыльев, оказалась за Окном. Унеслась ввысь…
    И лишь только мы прошли в Прокол, я все понял.
    Свежий ветер, подхватив наши волосы, шутливо заиграл с ними. Солоноватый запах… Мелкий чистый песок. И теплое ласковое солнце. Хм… Все как я и ожидал. Рай! И никаких плотоядных. Ну а те что, конечно же, есть, обожравшись жуков и червяков, и нагло дрыхнут в кустах, до самой, прохладной ночи. И видят сны, об копошащихся оных…
    Перед моим мысленным взглядом, тут же возник «ароматный» жук, деликатес… И как я им хрумкал. И я тщательно, затер воспоминание о нем, выгрузив подальше. Пожалуй, некоторые моменты из жизни, лучше не вспоминать. Не забыть, но вспоминать как можно реже…
    И дрыхнут они совершенно не зря.
    Какой дурак, в жару попрется на пляж? Ну, кроме нас, конечно же.
    – Ух, ты!!! Какое море голубое… – восхитилась, обводя взглядом дали, Ирнер. – И небо… Никогда не была! А отец все обещал… Тюленей погонять… Вырвать им кишки, и растянуть по пляжу… И рыба здесь наверное, крупная?!
    – Под стать… – улыбнулся в ответ я. – Больше чем можешь ты себе представить. Как-нибудь покажу… Когда устроим рыбалку. Или… На живца, сама приплывет. Рыба здесь совершенно не пуганная…
    – Ну почти! – с намеком вклинилась Алинилинель, подмигнув и радостно улыбаясь.
    А Волчица призадумалась. Судя по мечтательному выражению ее лица, о огромном куске, хорошо рыбы прожаренной. И невдомек ей, что не только можно рыбу есть, но и она, имея острые зубы и соответствующий размер, тебя может. Но не стоит ее расстраивать, и тем более печалить! И тем более, ужасать…
    – Юра! Ты справился! Окно Межмирового Телепорта, полностью стабильно… Огромное, и держится на Паутинке!!! Ты знаешь?! Нет, ты не представляешь… Это же высший класс!!!
    Елена также довольно, подтверждающе закивала.
    – И-и-и! Нужен подарок победителю… – и Алинилинель заговорчески подмигнула. – Эй, Девочки, как?! Никто не против теплого моря, дикого пляжа… И Мужа? Голышом искупаемся?!
    – Дикий Муж?!!! Это всегда интересно! – сразу взволновалась, и заблестела глазками Волчица. И даже вытащила изо рта, всунутый туда ранее, пальчик.
    – Хи-хи… Жаркий!… – прыснула, прикалываясь, Елена.
    – Знойный… – подмигнула вновь Алинилинель, на полном серьезе, и вдруг начала сверхбыстро разоблачаться.
    Волной накрыл песок плащ, а потом уже на него, автомат, меч в ножнах, и элементы брони. А следом, не забыв о плавности движений, ажурно-прозрачные предметы женского туалета…
    Узрев в этом вселенскую не справедливость, Волчица начала быстренько догонять. И опережать, в итоге… Оказавшись обнаженной, предо мною первой.
    Выставила свою попку, а потом ножку, в сторону… И рисуясь, словно балерина, крутанулась!
    – И как я, тебе Муж мой? По вкусу ли моя красота?!
    Черные волосы блистали, а горделиво приподнятая грудь, пленила красотой сосков…
    – А я?! – произнесла Алинилинель, наконец, также полностью обнажившись, наклоняясь, и очень грациозно изгибаясь. А еще, приоткрыв свои нежные, будто припухшие вишенки губки, обвела их очень медленно, розовым игривым язычком.
    На ветру ее платиновые волосы развевались, проносясь перед ясными зелеными глазами, создавая впечатление, что они моргают искрясь.
    И только Елена, раздевшись, стояла скромно… И рделась. Что собственно, смотрелось эротичнее всего.
    Так-с… Держать себя в руках! Медленно и степенно раздеться. Горделиво и со спокойствием… Но рвущая наружу предательская лыба, все-таки сорвалась на мое лицо.
    Отвернуться… Я же обещал наказать?! Вот и буду нещадно наказывать. Пусть Жучки терпят!
    За одно, и посмотрим, кто на что готов, чтобы я сорвался…
    Ну а мои девочки, не будь последними дуррами и все заметив, спалив на самом корню весь мой наглый выпендреж, быстренько спустились к самому прибою, и начали в друг друга брызгать, визжать и хохотать. А также бегать по самой пенистой кромке, при этом очень привлекательно раскачивая грудью… И поблескивающими, словно лакированными, мокрыми бедрами.
    И спрашивается, кто кого истязал?!
    Ощущая, как все везде приливает, я начал приказывать самому себе… Впрочем, не особо успешно. А Мурку… Задействовать не захотел. Что собственно от цепких пристальных девичьих  глаз, совершенно не укрылось. Поскольку их смешки, приобрели еще более игривый и завлекательный оттенок.
    Но есть мысль… Совместить приятное с полезным.
    – А бельишко постирать? Или Принцессы этого не умеют? – парой фраз, вогнал я в ступор троих. Щечки заалели… Особенно у незнающей, куда девать глаза Ирнер.
    И лаконично, с намеком и улыбкой, стрельнув взглядом в сторону одежды, я тут же разлегся на песке. Лицом вниз, соответственно пряча и желание…
    Ощутив всем телом, жар светила, сверху, тщательно прогревающего спину, а снизу, немилосердно поджаривающего песком.
    От наслаждения, прикрыл глаза… И тут же открыл, наблюдая за происходящим.
    Стыдливо розовеющие Принцессы, быстро проскользнув к одеждам, выбрали из них белье, и вернувшись к воде, стали неумело его полоскать. Впрочем, вполне соответствуя ожиданиям. Чему-чему, а к стирке, как я всегда подозревал, Принцесс во Дворцах, особо не принуждают. Да и не во Дворцах… Похоже и в Вольном Лесу. Поскольку Ирнер действовала, вовсе не как моя мама. А очень, так сказать, далеко… Не так.
    И я, слегка проржав, улыбнулся… Немного озлобленно на меня взглянувшим девицам. Подмигнул…
    – Что?! Мыла нет! – отозвался профессионал, точнее, профессионалка Елена. А остальные подтверждающе, надув губки закивали.
    – А вы песочком… – порекомендовал я. – Первозданен и чист, как слеза!
    Девушки с недоверием уставились на него, а точнее себе под ноги. Присаживаясь на корточки, несмело воспользовались советом…
    – Да и о Магии кто-то говорил, – напомнил, между прочим, я, и теперь Елена и Алинилинель, покраснели.
    – Точно! – отозвалась Елинилинель, и взглянула на Алину.
    – Уже смысла нет, чистое… – ответила, она, и с шутливой иронией на меня, – ах ты гад!
    Ирнер с недоверием, осмотрела трусики на свет, и довольно кивнув, поискала рядом со мной на берегу, подходящую сушку дерево. Остановилась на корявеньком и невысоком. Но как будто специально для этого приспособленном. Крупные и острые шипы, вместо прищепок, если правильно на них нанизать.
    Раскачивая бедрами и тщательно рисуясь предо мной, за нею, естественно, наблюдающим, двинулась с улыбкою к нему… И проходя меня, как будто невзначай, игриво шлепнула влажным оным, по булкам. Не то чтобы больно, но… С намеком.
    Алина, также, заметив и чуть покраснев, ревниво соблюла ритуал, идя ко мне, и еще более рисуясь, и также закончила шлепком.
    Одна Елена, ограничилась лишь скромной улыбкой. Ну и румянцем, пока шла мимо меня.
    А я, любуясь прелестью, красоты роз, зачарованно млел.
    – А я могу, Мужу постирать! – неожиданно гордо, отозвалась Ирнер, быстро бросив торжествующий взгляд вокруг, и продемонстрировала, словно флаг победы, выуженные из моей кучи одежды, естественно, мои же трусы.
    О-па…
    – Нет, я!!! – вцепилась Алинилинель в них.
    – Эй! Стоять! – не выдержал я.
    – Хи! Хи! Хи! А-а-а! Не могу… – умирала от смеха Елена, не вмешиваясь в дележку, предмета спора.
    – Порвете!
    – Хрясь! Тресь!… – и вот уже Алинилинель с Волчицей, далеко разлетелись на задницы, смешно хлопают ресницами, и могут приняться за стирку… Порознь.
    Как оказалось, ткань моих трусов не бронированная. Что, похоже, вызвало несказанное удивление, и оторопь у моих Дам, на фоне судорожного закапывания, своей части добычи, тут же в пляж, рядом с собой. Так сказать, концы в воду, и мы не при делах! Точнее, в данном случае, в песок.
    Отличный получился клад. Два клада… Правда вряд ли кто оценит. Хотя, знатная редкость, если для этого Мира.
    – М-да… Оставить Повелителя и своего бедного, Мужа без единственных трусов, это додуматься надо! – не зло пожурил я их, и демонстративно отвернулся-перелег, ногами к волнующемуся морю.
    – Нехорошо получилось, это все ты! – услышал я голос Алинилинель.
    – Нет, ты! – донеслось обличающе, теперь уже от Принцессы Волчьего Леса.
    – Чего уж теперь девочки… – примирительное, от Елинилинель. – Хи-хи! А давайте, его в воду затащим?! А?!!
    Предложение, показалось всем интересным, и меня тут же схватили в шесть рук за ноги.
    Я тут же, практически инстинктивно, существенно прибавил вес…
    Дружный рывок!…
    – Ух! Фух… Да ты будто из железа!!! – вырвалось обиженно у Ирнер.
    – Ага… – недоуменное, голосом Елинилинель.
    – Над женами, так издеваться не красиво… – похоже, что смекнула, в чем конкретно дело, умненькая Алинилинель.
    – Ха! – хмыкнул я, но вес свой добровольно сбросил. Впрочем, и первой попытки им с лихвой хватило.
    – Ну и… Пусть лежит… – это уже отозвалась Ирнер. – А мы пойдем опять к морю! Сам придет…
    – Прибежит! – согласно хихикнула Елинилинель.
    И дружно, по-женски, логично и разумно рассудив, они умчали к воде.
    Немного в одиночестве полежав, любуясь исключительно колючим покореженным деревом, увешанным зазывно реющим на ветру, ажурным от рюшей, полупрозрачным женским бельем, и слушая призывно доносящиеся ко мне, зазывной песнью сирен, серебристо звенящие голоса, визги и хохотки… Я не выдержал и встал.
    И чтобы окончательно, не сойти сума, понесясь вслед… И не ударить в… Снежно белый песок лицом, я, разогнавшись, влетел в морскую, пенящуюся воду. Нырнул, и уже вынырнув по пояс, развернулся к ним. Вода, как назло была слишком теплой, и не остужала… Короче все зря. Ну, хоть прикрыт…
    – Вперед! Наш Муж зовет!!! – Алина, сориентировалась, и сорвалась с места первой, и быстро ворвавшись в прибой, вздымая плотные тучи брызг почти до самых своих бровей, помчалась ко мне.
    А я, замерев, наблюдал как вздымаемые ею обильные брызги, летят, подымаясь бурунами вверх, и бьют о ее нежную грудь, наводя на тело блеск…
    Картинка сама собой на миг, замедлилась, показав плавно вздымающиеся, и стекающие по груди брызги, игривое, улыбчивое нежное личико, вздымающиеся над водой колени… Чисто по-женски разлетающиеся в стороны, тонкие руки… И плавно летящие, справа на лево лакомые груди…
    «…а-А-А-А!!!!» возопила моя душа, и отпустила вновь время, дабы не отключить, отливной волной мозг.
    Лишь только Птичка недовольно кружила, иногда обозначая, словно специально установленный над нами активный радар, единичные щелчки.
    Ну и пусть охраняет… Не было бы от кого, а так!
    Оставленные позади Елена и Ирнер, ворвались в воду с еще большей скоростью, вздымая брызги просто над собой… С не менее чарующим эффектом, поскольку их фигурки были полное загляденье. Ломался взгляд, начав, словно солнечный зайчик, по всем знойным прелестницам прыгать… И я в легкой панике осознал, какой страшный грех – РАЗНООБРАЗИЕ! И каково, несчастным падишахам… Вот кто, реально «бедные пацаны». В чем-то в переносном, ну а кое в чем, и в прямом смысле. Поскольку, самая страшная жесть, это гарем. Во-первых, попробуй обслужить, а во-вторых…
    – Я тебя поймала!… – оказавшись рядом, Алина безошибочно быстро ухватила своей нежной ручкой меня за… В общем, поймала, и прильнула ко мне. – А значит!
    И потянулась в поцелуе.
    – Нет! – отстранился от нее я.
    – Но почему? Ведь ты же не серьезно! Я же знаю, что ты хочешь… ТОЧНО! И… Главное, КАК!
    – Не сейчас! И у нас, всего час… – ощущая, что мурашки, от безумного желания, забегали по всему телу. – С-сама знаешь, как бывает…
    – Но и час, можно использовать… О-очень плодотворно! – не сдавалась она, просительно заглядывая в мои глаза. Ее пушистые ресницы, просто молили…
    – А вдруг крышу сорвет? – произнес я, ощущая, что уже собственно срывает.
    – Не сорвет! – улыбнулась зовуще она, и в этот миг, меня словно соты с медом пчелы, облепили остальные.
    Ирнер, осознав, где рука Алины, чуть покраснела, и… Схватилась поверх. Воинственно дернув на себя, словно руль, а точнее, древний ручку-джойстик.
    – Я была первой!!! – зашипела кошкой, у которой нагло тырят из-под носа колбасу, Алинилинель.
    – И ты уже все там изучила, и знаешь… А я!… – ответила Ирнер, целеустремленно перетягивая. – Ни разу с Мужем не была!!!
    Елинилинель, же устроившаяся безропотно позади, искристо прыснула, и звонко расхохоталась:
    – А-а-а… Ха-ха-ха-ха! А-а-а… Ой! Ик! Девочки! Ха-ха-ха-ха! А-а-а… Вы же открутите! А-а-а!…
    Заливалась Елена, не переставая и угорая.
    – О! А! О… М-мама-мия! – вырвалось, непроизвольно у меня.
    Да они сейчас действительно оторвут! Может и не оторвут, но в своем стремлении… Рывки и передавливания, также, знаете ли, возбуждают не слабо…
    А зная, как, и главное, насколько это может затянуться… Если я сорвусь! А грань забрезжила, ПРЕДЕЛЬНО близко!
    И страждуще сглотнув, я крайне твердо произнес:
    – Н-НЕТ!!!
    Рывки прекратились… И сразу у обоих взгляд, стал обиженно печальным. А вот Елена… Продолжила истерично хохотать позади. Не удивлюсь, если от хохмы, и прослезилась.
    – Но почему?! – пытливый взгляд Волчицы, был на грани всхлипываний.
    – Не время…
    И тут взоры всех привлек странный шлепок с берега. Прямо от Окна. Похоже, что-то вбросили! Поскольку, влетев, это звякнуло. Хм… Камень, и привязанный бечевкой к нему, крупный ключ.
    – И зачем нам ключ? – вопросила, прекратив хохотать, задумчиво Елена. – Без замка…
    – А-А-А-А-А!!! Дзинь! Бряк… Дзинь. Ф-р-р… Тьфу! Тьфу… – по высокой дуге, из Окна вылетел, закованный в цепи с крупным замком на боку, темно-синий Демон, и воткнувшись рогами в песок, осел отплевываясь от оного. Взбалмошно завертел головой по сторонам, пуча набитые песком глаза. Все еще в ужасе… Зазвенел, также взятыми в цепи крыльями, безуспешно пытаясь вспорхнуть.
    Похоже, птичка в форточку влетела, но вовсе не по своей воле…
    И стал вопить:
    – Я жив!!! Какое счастье!… Фыр-р-р… Тьфу… – восторженно, а потом опомнившись и вспомнив цель. – Повелитель! Тьфу… Бог Юрилион!!! Ваше Величество! Я же говорил, его рядом нет… …и где ключ?!
    Мы естественно насторожились, и я участливо громко вопросил:
    – ДА?!
    Взгляд валяющегося на песке морского пляжа Демона, тут же обернулся-дернулся к нам.
    – О, Вы здесь, рядом… – чуть расширился, заморгав. И узрев, скользнув по обнаженным Девам, стыдливо-резко скользнул в сторону, тщательно моргая, и тут же, на всякий случай, уйдя в совершенно другую. Типа он ничего и не видел. Да и не видит до сих пор. В глазах песок! Да и вообще, с рождения слепой… Где ж тут увидеть?
    – Что-то произошло?!! – напряженно уточнила, чуть опередив меня Елена, изо всех сил придавив со спины своей мягкой пружинистой грудью, и вцепившись в мою шею, будто в попытке удавить.
    – Да, Дева Ангел… Началось!!! – быстро скользнув, по увешанному женским ажурным бельем небольшому корявому деревцу, и тут же вновь вернув вперед взгляд, выкрикнул спутанный цепями, словно жертва дракону Демон. Теперь старательно не глядя ни на нас, ни на него.
    – ЧТО?!!! – уточнил я, забывая обо всем, и становясь напряженно-серьезным.
    – Все как Вы Повелитель, и предсказали… Самый дальний из ваших городов Даршет, атакуют крысы!!! Точнее, озверевшие крупные создания, отдаленно напоминающие их… Мы пока их бьем, но… Бросили жребий… И вот вкинули меня! В смысле, за Вами послали… И беженцы. Их у Врат уже море! Тысячи…
    – НАЧАЛОСЬ… – резко смурнея, произнес я. – НАШ НАРОД УБИВАЮТ. БЫСТРО ИЗ ВОДЫ! ОДЕВАТЬСЯ…
    – Да наш Повелитель!!! – прозвучало в три голоса, слитно и напевно.
    И уже, совсем по-другому, без грамма напускного эротизма, мои жены решительно бросились из воды к белью.
    Но я все равно, чуть отстав, смотрел вслед… Что ни говори, а приятно! Так забавно скачут, оное напяливая.
    Ну, а мертвых… Хорошо обдумав… Я намерился ВОСКРЕШАТЬ!
    Ибо, что нам покажет В БУДУЩЕМ Многоликий, если все пойдет СОВСЕМ НЕ ТАК?!

***

    Птичка влетела, мы следом, причем героический раскованный Демон, громко звеня снятой, и бережливо собранной цепью, влетел сразу же за ней. Похоже, что некто, приказал цепь с замком обязательно сберечь и вернуть назад. И «посылки» упакованные ею, с кардинально не согласными «добровольцами», в загадочное и возможно смертельное неведомое, планируют и в дальнейшем использовать. Обеспечивая, таким образом, безоговорочное, пусть и шумное, но согласие.
    Возвратившийся счастливый Демон, пред толпою героически расправил крылья, и подняв вверх руку, правда, ту что без цепи, победоносно возвестил:
    – Я известил Бога, Он идет!!!
    Шум, гам, и даже редкие аплодисменты. И сразу обретающаяся тишина, как только мы вошли.
    Народа навалило! Не пропихнуться… Что значит, стимуляция к действию, за счет подгоняющих в спину, кровожадных сверхострых  зубов.
    И в основном, за сдерживающей небольшой периметр цепью из солдат, действительные переселенцы. Кто в чем, и кто как. Контингент в большинстве своем женский. Взъерошенные, перепуганные, зачастую рыдающие, с детьми на руках, шмотками в зубах, и надеждой на надежду.
    Кое-кто действительно, сбежал в том, в чем был, практически в трусах, или даже без оных, но в свободных белых нижних рубашках. Полупрозрачных, в крови и часто на спине изодранных. И унес с собой только главное, себя и дитятко. Или нескольких. Гроздьями висящих, и за руки облепивших, гирями волочащихся, и вопящих на все лады, не понимающие своего, просто гигантского счастья.
    А еще мычание, блеянье, ржание, лай, и истошное мяуканье! Ну, куда же действительно без котов. Ценнейший ресурс, лошадей, похоже, меньше.
    И вопросительные взгляды, просто впивающиеся в нас.
    Одна из пожилых, Демониц-женщин, была ими практически в сплошняк облеплена. Словно в истошно вопящей диким мявом, пошикивающей шубе. Если бы на улице увидел, всерьез решил бы что на нее напали. Особенно, если судить по самой специфике царапин-ранений, особенно на ее лице. В руках переноски и в каждой не меньше восьми глаз. Коты в них буквально утрамбованы. А на голове, еще один, дважды выгнутый, вздыбленный, агрессивно размахивающий по сторонам лапой кот.
    Дескать, «…территория моя! Моя я сказал! Пошли вон! Вш-ш-ш!!!»
    Интересно, мышей додумался кто-то прихватить? Хотя коты, жуков тоже едят. Несчастные местные, пушистые хищники. Но что ж, придется потесниться, а конкуренцию они переживут. Ведь их характер крепок, прямо как был раньше у Елина. Это уж скорей котам придется отсиживаться по ночам на деревьях!
    А толпа все прибывала… Так как позади нее, в указанных мною, ранее местах, возвышались открытые Окна, свободно пропускающие, даже телеги, с сидящими, и возвышающимися над остальными беженцами.
    Однако быстро, за каких-то несчастных, пятнадцать-двадцать минут, ну может полчаса… Сколько мы там купались, все возвели!
    Неожиданно, с одной стороны, пропихался в белой мантии Картор, Верховный местный Демон Жрец, и так далее… Короче, Кардинал. И не стесняясь, шустро побежал ко мне, помогая усиленно крыльями. А с другой, вполне ожидаемо, поскольку меня ждал и отвлекся на миг на какого-то посыльного, заметно опережая Святого Отца, Верховный Архимаг Церий. Впрочем, он был не один, рядом с ним мчали и остальные командующие. Демон Громий – Высший Мейфрем, и Человек Вардар – главный среди Зризернов.
    Впрочем, Архиепископ нашел, как всех опередить, выкрикнув:
    – Бог Юрилион! Нижайше прошу выслушать меня первым! Это касается эвакуации…
    Я кивнул, решив не возвышать голос. Не разумно, будоражить лишний раз толпу. Да и всем уже все полностью понятно, так что не до риторики и излишнего пафоса:
    – Быстро!
    – Ваш Пророк Торящий, немыслимым образом все организовал… Простые Демоны и Люди, поспешно движутся в города сплошным потоком. Снимаясь с мест без раздумий, и целыми деревнями, бросая почти все! Немыслимо, при их-то прижимистости… Насколько укрепилась вера! – в глазах удивление и благоговение. И мельком взгляд на остальных нетерпеливо мнущихся Военачальников Магов, после которого, Святой Падре извиняясь кивнув, продолжил сразу же по сути. – И где-то нужно всех их размещать, иначе придется запереть ворота и оставить большую из них часть под стенами. Возможно обрекая на смерть, на убой…
    Остальные Маги закивали. Похоже, что их тоже это вопрос всерьез обеспокоил.
    – Так как Боже, можно разрешать проход? Доброволец… Э-э-э… Посыльный уцелел, с Божьей помощью… – раздумчиво продолжил он, поглядывая сквозь прозрачное Окно, на приветливо сияющий, чистенький пляж другого Мира.
    – Разрешай проход. Эвакуация и размещение за Проколом, целиком на тебе. Как и обеспечение… Людей и Демонов, разводите от Окна подальше, дабы не было столпотворения. Часть Демонов, направить на разведку, вдоль побережья, и выбрать наиболее удобные места. Желательно с ручьем, а еще лучше – рекой. Пусть их будет… Двенадцать, как и наших крупных городов. Легче будет определяться… – Кардинал ответственно закивал, и кивнул, мой приказ принимая. Одновременно косясь, на все более нетерпеливо мнущихся, с как им всем одновременно казалось, подбежавших с еще более важными делами.
    – И еще, – остановил его я, – там крупных хищников нет, но это в саване. А вот у гигантских деревьев, вполне могут быть. Да и живые терновые джунгли, вокруг них плотоядные. Как и корни…
    Впечатлившись, Падре округлил глаза, и зашевелил опасливо губами.
    – В общем, к ним не подходить, даже на расстояние километра. Лучше трех. Что за живность там теперь обретается, я еще не знаю. Хоть и сам, это место сотворил.
    Демон в белой мантии, вновь предельно уважительно на меня посмотрел, никак не прокомментировав. Впрочем, как и остальные.
    А я решил, по-быстрому развеять тень, поселившегося у меня любопытства, и естественно, догадок, так как одежды синего посланника, так лихо встрявшего рогами в песок, ну очень смахивали на скромные одежды обретающихся в лоне церкви.
    – «Добровольца» послать в неведомое, заковав в цепи, была твоя идея? – улыбнулся я, посмотрев на потупившегося счастливчика, теперь скромно вставшего в стороне, и преданно поглядывающего на Святого Отца, параллельно словно четки, перебирающего позвякивающую цепь.
    – Да! – кивнул быстро головой Падре. – В целях проверки, и для более глубокого укрепления Веры, среди послушников. Послал из тех, кто ходил по грани… – покосился он на стоящего, скромно сложившего крылья. И… Просто излучающего, фонтан праведности и даже капельку фанатизма.
    – Как вижу, подействовало! – кивнул он самому себе.
    – Для укрепления Веры… – раздумчиво произнес я. – Отберешь всех сомневающихся, к концу дня, и объявишь, что им выпадет честь, собирать ВОСКРЕШАЕМЫХ.
    – Что? Это правда?! – чуть шокировано, взмахнув головой, уточнил Святой Отец.
    – Более чем, – заверил я его. – А теперь к работе!
    Творческий пендаль с указанием пальцем на Окно, и я перевел от понятливо начавшего кланяться, удаляясь от меня спиной вперед Архиепископа, свой взгляд на остальных, уже почти трясущихся от нетерпения Магов.
    – Дальше? – уточнил я, закончив с первым.
    – Нападают…
    – Атакуют…
    – Избиение!…
    Начали все по-разному, но, по сути, очень похоже.
    – Церий, слово тебе! – распорядился я, и, заметив, что началось несмелое движение к Окну, к которому… Перекрываю проход, стоящий в центре пути я. И я зашагал быстро в сторону, предоставив им возможность меня догонять. А потом, вспомнив и еще об одном, а именно, что свободно могу летать, и причем не один, подхватил всех троих, добавив своих Жен, в воздух.
    И лишь только чуть, поднявшись над толпой, я сразу выделил из всех Окно, терпящего бедствие, города Даршета. И без какой-либо подсказки. Поскольку, проистекающая из остальных Порталов толпа, двигалась, в основном вяло, и принужденно. Словно туристы, уставшие от длительной поездки. Останавливаясь, пройдя в Окно, и подолгу, часто раскрыв от удивления рты, разглядывая все по сторонам, изучая новое для себя окружение.
    Из этого же Окна, буквально все вылетали, и, не останавливаясь даже и на миг, пребывая в кошмарнейшем ужасе, пытаясь поскорее разорвать расстояние, без каких либо остановок и без интереса к видам. Бежали, словно антилопы  дальше, лишь бы побыстрее удалиться, подальше от опасного Окна. И поэтому в Портал в Райский Мир, они также, устремлялись не задерживаясь, и с куда большим желанием. Причем, буквально, нестерпимым, так как к нему проталкивались, пробивались и рвались.
    Оно и понятно, лишь бы уйти подальше. Существо, ощутившее рядом СМЕРТЬ, сейчас и на всегда, мыслит несколько иначе. А остальные, пока бродят, и жалеют о покинутых городах, этого не понимая. К их счастью… Надеюсь, так оно и дальше для них будет. Хотя бы, для женщин и детей.
    Так размышляя, и все вокруг пристально изучая, я продолжил подъем.
    И поднявшись метров на пятнадцать, над устлавшей ковром площадь толпой, я остановил подъем, сведя всех поднятых в круг, уже с четкими мыслями.
    Птичка, огненным вихрем, носилась туда-сюда, вызывая у непуганых зрителей, словно в цирке восхищение.
    – КРА-А-А!!! – поставила она жирную точку, у всех восхищающихся, и еще хоть как-то заблуждающихся, по поводу того, что у столь достойной и крупной птички, может быть, мягкий и тонкий, дивный, словно у мелкой пичуги-соловья, музыкальный голос.
    А я оценил ракурс, и комфорт.
    Хм… Удобно получилось, и главное, существенно менее шумно. Да и видно, буквально всех. И живости в мыслях, участникам Совета добавляет. Даже Демоны, рефлекторно дернув крыльями, опасливо заоглядывались по сторонам. Что же говорить, о не знакомом с полетами Человеке? Побелев лицом, он сглотнул, лишь раз глянув вниз, и отведя взор вверх, потом остановил его на мне. Старательно, себе же взгляды по сторонам запрещая.
    Молодец Вардар. Так держаться без крыльев… Наверное, в первый раз и я бы так не смог. Нужно будет в дальнейшем к нему присмотреться. Точнее, к нему, как и ко всем. Потом…
    – Церий, теперь ты можешь продолжать, – напомнил я о разговоре.
    – Повелитель, атакован город Даршет! Крысами, или же кем-то подобным. Отдаленно подобным…
    Я кивнул:
    – Потери?
    – Несмотря на предусмотренные действия, огромные! – и дальше виновато. – Особенно среди мирного населения.
    – Не страшно, – ответил я твердо, чем сразу всех, кроме моих Жен изумил. Но взглянув на них, и в мои глаза, Маги тут же, по отводили свои. Больше греша на то, что меня просто не понимают.
    – Но, но… – все же попытался возразить, мой Верховный Архимаг Церутерий, и достаточно громко сглотнув, замолчал. Вероятно припомнив, что это может быть мною истолковано как «всуе». А все мы, достаточно высоко. И если нужно, вполне можем подняться и еще выше…
    Я спокойно улыбнулся, буквально все это читая, на его помертвевшем лице.
    – «Не страшно», не потому что не страшно, а потому что необходимо в будущем, мне все увидеть, ТАК КАК БЫЛО. Иначе, я к вам на помощь просто не приду… – действительно огорошил я их.
    – Ведь я шагнул из будущего! – максимально понятно объяснил я. – Увидев  прошлое…
    – И как тогда быть? – наконец, пришел в себя Церий, озадаченно моргая.
    – Честно скажу, я не хочу, чтобы они умирали. И мне очень хочется вмешаться. Но, мне нужно не показать себя, себе в будущем, до обозначенных моментов, продемонстрированных вам моим Ангелом, – и я бросил взгляд на Алинилинель, – и вообще желательно не вмешиваться.
    Растерянные лица. Уже все осознающие, но теперь еще более не понимающие, что же дальше делать.
    – А вот потом, вполне возможно! – лица сразу посветлели, но на них, все еще гнездилось не понимание.
    – Но будут кучи трупов… – проронил тихо Вардар, хмуро поглядывая вниз.
    Где первая несмелая волна ввалилась в Телепорт. А потом и вторая, хлынула потопом. Завидев, что с прошедшими сквозь огромное Окно, ничего страшного не происходит. И они, восхищенно оглядываясь по сторонам в совершенно новом, подаренном им Мире, уходят вперед по желтоватому песку.
    – Будет. И большая куча, – согласился я, также как и он мрачнея. – Но нам, по-иному нельзя…
    Взгляды вновь сосредоточились на мне. Внемлющие Совета, и поддерживающие, моих сверкающих, в свете двух Солнц Жен.
    – Честно признаюсь, – продолжил без намека на пафос я, – когда еще в первый раз видел происходящее, я подсознательно удивился, как при такой-то скорости чудовищной атаки, вообще вы успели открыть Телепорты. Да и все хоть как-то организовать, и даже как-то отбиваться… Невозможно!
    И Совет прищурился осознавая.
    – Нужно было, как минимум атаку ждать. К ней готовиться… Ведь атаковавшие вас силы, как минимум, на два порядка вас превосходят. Единственное, что у вас могло быть, так это стационарный Телепорт. Или их сеть. Точнее сеть, в любом случае… Но и этого у вас нет.
    Присутствующий на Совете Мейфрем, призадумавшись, понурился.
    – Но теперь есть, – его взгляд на меня вновь поднялся. – Но говорить будем не о «теперь». Придя сюда, я всего этого не увидел. Да и первичных сил, даже на ту эвакуацию, что была, у вас в наличии не было. Вас должны были передавить, как котят! Причем слепых, и не способных, как следует мяукать. Теперь же понятно, куда уходят люди. Ибо эвакуировать такую массу народа ТОГДА, было просто НЕКУДА! Ведь не в этот же город? Представьте, весь народ и изо всех городов… И впихнуть сюда. Подозреваю, в три слоя…
    «Люди» моего Совета, согласно закивали.
    – Тем более что он также будет разрушен.
    Округлившиеся, припоминающие ниспосланные «божественные откровения-видения» глаза.
    – По крайней мере, внешняя стена, не устоит перед немыслимой мощью Демонов Исхода.
    Снова расширенные, помутившиеся глаза, и чрезмерно озадаченные, не решаемым, кивки.
    – И, как нам быть, Повелитель?! – за всех высказался Высший Мейфрем Громий.
    Я пожал плечами.
    – Да ни как! – глаза вновь выпучились. – Ну, в смысле, сопротивляться, пока, относительно своими силами. Тем более, что их у вас теперь несравнимо больше. Изо всех сил помогать Картору с эвакуацией, и… – тут мне пришла в голову, окончательно оформившаяся идея, – точно определиться – какой город, как пал. И действовать, максимально следуя сценарию. Оставив отслеживающего и ждущего «окончания действа».
    Расширенные взгляды, без кивков. Типа «обрекаешь на смерть».
    – А вот, когда действо из «увиденного» закончится… Тогда и вступим в бой МЫ. Мы ВСЕ! Отобьем город…
    Теперь кивки с энтузиазмом.
    – И оживим трупы.
    – Мертвых! – воскликнула, мягко поправив своим нежным голоском Алинилинель, завидев как не многочисленные члены Совета, вися в воздухе, совершенно безуспешно попытались отшатнуться. Похоже, что беседа с Кардиналом, не так чтобы была воспринята в серьез.
    – Наших погибших, – подключилась звонким голоском Елинилинель, также заверяя закивав. – Храбрых бойцов и невинный народ, отдавший нечестивым тварям жизни! – ее горячечный взгляд, буквально всех пригвоздил.  – Повелитель Юрилион, может ВОСКРЕШАТЬ.
    Взгляды в ужасе.
    – И не только «подымать», а действительно Воскрешать. Воскрешать, даря новую ЖИЗНЬ! – убедительно продолжила Елена.
    – То есть Бог Юрилион, может, как даровать жизнь, так ее и забрать, или… ОДОЛЖИТЬ на время ЖИЗНЬ, ДЛЯ ПРОДЛЕНИЯ МУЧЕНИЙ… – и ее «наивный» взгляд, легким шелком лег на одного из членов Совета, Человека.
    Соскользнувшем с ее глаз, и застрявшем, засмотревшись на ее поблескивающую белым, слишком выразительную, выдающуюся грудь. Покрасневший вмиг Вардар, понятливо кивнул, и отвел-оторвал взгляд. При этом скользнув мельком им по мне, и теперь мертвенно побледнел, заметив, что я видел.
    Я, слегка улыбнувшись, и будто не заметив, продолжил:
    – Спасибо Алина и Елинилинель, – в ответ кивки, – да, мы Воскресим мертвых. Кого в награду, кого просто так, также спасем. Даже если их съели…
    – И переварили?! – в священном ужасе, и видимо представив, вопросил Демон Громий.
    – Даже если и так, – кивнул с уверенностью я.
    – Фига се! – отозвался в легком шоке Церий, и тут же прокашлявшись, поправился. – Кхе, Кхе! Извините Повелитель, не знал, как выразить степень того, насколько я восхищен!!!
    И он, как и все, кроме моих заулыбавшихся Жен, склонил с почтением, свою голову.
    – Вижу все теперь многое осознали, – улыбнулся я, прикинув, что, пожалуй, даже чересчур.
    Вновь кивки. И тут мимо промчался огонь.
    – Ох, и Птичка… – произнес раздумчиво я. – Похоже, заскучала…
    А она, промчав, над толпой уходящей, толстенной змеей в открытое нами Окно, спустя мгновение вернулась. Волоча за пушистый хвост, принесенный из него оригинальный «подарок». Размахивающее лапами, полосатое вздыбленное, и крайне недовольное, судя по смешному, «угрожающему» истеричному рычанию, существо.
    – Крупный и опасный хищник, – диктором вклинился, девичий голосок. – Опасный в основном своей наглостью. Ну и тем, что воплощает ее в жизнь, в основном ночью, так как днем, после нее вынужденно отсыпается… – с обворожительной улыбкой пояснила Алина.
    А отпущенный над замершей толпой «хышнык», вереща, полетел вниз. Приземлившись не штатно, с легким взвизгом, на вмиг опустевший кружком «асфальт». Точнее, темно-синие камни брусчатки. И вскочив, проявил себя во всей красе, агрессивно подергиваясь в стороны, при этом очень шумно и высоко рыча. Не давая себе и секунды на передышку. И запугивая обе стороны от себя, с оной стороны скаля мелкие острые зубки. А со второй, вполне профессионально имитируя поведение, разъяренного скунса.
    Типа, «стоять всем дрожать! Вы все под прицелом! Я вас всех сейчас… Ух!!!».
    – Убери! – повелел интуитивно с мысленным посылом я, при этом несколько недовольно, сосредоточив на ней взгляд.
    И моя Птичка вдруг, метнулась вниз, послушавшись. Подхватила агрессора за пушистый, вставший торчком хвост, и унесла в Прокол, через миг вернувшись. Довольно пощелкивая, поднялась к нам, и закружила, с видом выполненного, под градом пуль долга, уже над нами.
    А я, осознав, призадумался. Я могу ею ПОВЕЛЕВАТЬ! И всерьез внутренне обрадовавшись, я поставил себе галочку на будущее, с этим более плотно разобраться. Как-нибудь потом. А сейчас… Я вспомнил еще об одном, глядя, как мечутся внизу беспокойными муравьями, заполнившие, сжавшийся и исчезнувший вмиг круг, люди. Живые Демоны и Люди, которые хотят просто Жить, а не Умирать. Точнее, на ходу придумал.
    Зависшие, и застрявшие по моей воле в воздухе, члены Совета, естественно вынуждены были ждать, и молча взирать. Безропотно ожидая дальнейших распоряжений.
    – Есть еще одно, весьма полезное распоряжение… – задумчиво поднял на них свой взгляд я. – Необходимо, выяснить и поднять карты кладбищ и всех битв, за последние шестьсот лет.
    Опять настороженная тишина.
    – Выделить или найти людей, которые изучат, и будут точно знать, где они находятся, чтобы в дальнейшем я случайно крупное захоронение не пропустил.
    Тишина усугубилась, продолжительностью.
    – Подозреваю, ваши предки, будут совсем не против, помочь в спасении своих ныне живущих детей и потомков. И будет их ЗНАЧИТЕЛЬНО БОЛЬШЕ, чем всех ныне живых. Теперь все… Вопросы есть?! – уточнил я на всякий случай.
    – Нет, все понятно…
    – Ясно!
    – Есть! – отдал видимо честь, приложив руку к левому плечу, прямо над сердцем Человек Вардар.
    – Есть? – на всякий случай, вновь уточнил я.
    – Нет!!! Я так выразил понимание. И веру… В успех. В наш успех в спасении всего Мира! – его взгляд смотрел весьма радостно, и убежденно.
    – Народа! Лишь народа… – вздохнул я, куда менее радостно. Взглянул вверх, на два местных Солнца, задержавшись своим взором, на столь для меня необычном, зеленом.
    – К сожалению, Мир мы потеряем, – и вернув взгляд, продолжил, – но еще есть очень много Миров. Надеюсь, что мы выиграем время, для спасения тех, которые лично нам дороги.
    И все мои Ангелы одновременно кивнули. На свои сверхмилые мордашки, существенно посуровев.
    А в моем животе, вовсе не по-монарши, буркнуло. И повторно возвестили внутренние хоралы, дескать, организму пофиг, Бог ты или Король. Извольте подать жрать по расписанию. Иначе ваше положение оценено не будет. И обычный горожанин, запихивающий в рот бутерброд, будет рассмотрен, как занимающий более высокое положение. Поскольку у него есть этот бутерброд, по крайней мере, в желудке, и его остатки во рту…
    Мои Жены, не сговариваясь, улыбнулись, и уже обеспокоенно, дружно зазыркали по сторонам.
    – Бедненький! – Алина искренне мне, посочувствовав, бросила свой ищущий взгляд на Дворец – башню, где уже ждал, по всей видимости, наш законный обед. Ирнер же воззрилась на Окно из Даршета, опасно брызжущее фонтаном из вбегающих, орущих и просто несущих в сверхплотной толпе друг-друга беженцев, из женщин Демонов и Людей. Естественно, и детей… На лицах, отчаянье и ужас. И облегчение, у тех, кто, наконец, осознал, что от зубов и многочисленных жал – ушел. Пусть и без веры в то, что надолго. Бросила взгляд на меня…
    И я мысленно ей послал, – Да никуда, не уйду я!
    В ответ виноватый кивок, и вновь взгляд вниз, с охотничьим рвением, и беспокойством.
    Елена же, уверенно улыбнувшись, и быстро коснувшись своего бедра, точнее камня на нем, извлекла… Короче, достала мою сиюминутную мечту! Откуда-то, видимо из вделанного в защиту, пространственного кармана, она выудила… О Боже! Бутерброд!!!
    И вручила, протянув руку с ним, мне, как королевский подарок.
    Замашки и запасливость Елина, в подобной интерпретации мне все больше и больше нравились.
    Пожирая, своего лучшего на сейчас друга, я на миг задумался о том, как иногда мало нужно для счастья. Вот как, например, сейчас. Лишь запах, вкус и объем… Дарящий блаженство, и сытость в желудке.
    Вгрызаясь, я продолжил уже куда с большим, я бы даже сказал, победоносным настроением:
    – И есть еще пару, чавк, чавк, мыслей!
    Неожиданно, Птичка Жар, ринулась к исторгающему бегущих Окну…
    – Назад!!! – выкрикнул я, с мысленным посылом, слегка растеряв благостное настроение.
    Послушно вернувшись, она, недовольно защелкав вновь, обозначила Божественный центр управления всем, закружив полунимбом над нами. Огненным знамением – пятном…
    – Отлично! А то был бы, такой засвет! И… На чем я, чавк, чавк, остановился?
    – «…пару мыслей», подсказала, опередив всех, услужливо Елинилинель.
    – Спасибо! И за бутерброд… – кивнул я. – Так на счет мыслей… Значит так. Сформировать, отдельно стоящий, круглосуточно дежурящий отряд быстрого реагирования. Лучше полк. Максимально усиленный Магами, и максимально владеющими искусством боя на мечах, и этих странных копьях…
    – Алебардах, – чуть поклонившись, подсказал мне на запинке Церий.
    – «…алебардах», – продолжил, приняв слово я. – Сформировать сейчас же, и подтянуть к ведущему в Даршет Проколу. Как совсем иссякнет поток, и появятся первые из тварей, я его сразу и запечатаю. А дальше… Быть готовым к атаке!
    Множественные кивки.
    – Церий, я пойду с Ангелами первым. Церутерии сразу же за мной. Задача, выжечь всех, и укрепить купол. Дабы, ни одна пчела его сверху не пропердела, и ни один жук, его пробив, никому плешь не проел. Ну, ты понимаешь?
    – Да, Повелитель! – браво ответил Верховный Архимаг.
    – Отлично… – и я бросил взгляд, на обиженно глядящего Вардара. Дескать, ага! Огонь! Ценят… А, вот Мороз… Как-то не очень. Как и меня…
    – Твои Фризерны, – остановив на нем взгляд, продолжил я, – атакуют тех, кто прорвался. Причем сразу в цельнозамороженный лед. Мне для дальнейших опытов, нужен максимум подопытного материала, и желательно, в идеальном, пригодном для простого оживления состоянии. Это очень важно… Ясно?!
    Лицо Зризерна сразу же прояснилось.
    – Да, и все раненые на тебе. Особенно тяжело. Если серьезные раны, и передвигаться не может, или пациент всерьез изувечен и фактически присмерти – сразу пакуйте в Лед, и направляйте в Новый Мир. Уже на месте, там, с их лечением будем разбираться. Тем более что теперь, вы это все с легкостью сможете.
    Загоревшиеся глаза, говорили о том, что важность порученного, гораздо выше того, на что он вообще надеялся.
    – Да, Повелитель!!! – браво отсалютовал, вновь коснувшись левого плеча он.
    – Мейфремы же, будут отслеживать вновь образованные, и старые вражеские Проколы. И желательно ставить на это, наиболее неопытных, и ребят с бурной деструктивной фантазией. Дабы даже случайно, правильно у них построить Прокол не получилось. А только, как нужно, – и я, недобро подмигнув, улыбнулся.
    – Похоже, что тварей заброшенных в этот Мир, никто не считает. И вероятно, для них зря… А значит, мне нужен ФАРШ. Фарш не в переносном смысле. Много ФАРША… Что б, кто бы сюда не влетел, стразу же упирался в бешено вращающийся нож и дальше, сетку мясорубки. В которую и был бы затянут. Громий, ясно?! – вопросил я у Демона.
    – Более чем, Повелитель! – рявкнул он, похоже, все уже досконально представив. – Будут выставлены… Самые отъявленные неучи и двоечники! Чтобы уж как покрутило, так покрутило. Перемешало, изрубив, и вывернуло… Всех от лицезрения. Самородков полно!!!
    – Отлично, тогда… – и тут за выпавшим в Окно-Прокол, израненным Демоном солдатом, ворвалась крысоподобная крупная тварь. Леденяще пискнула, быстро осознав, куда так не осмотрительно, первой встряла…
    Кто-то стукнул ее, алебардой по башке. Еще кто-то, более профессионально – полетели мозги, и кровавые брызги.
    Еще несколько Магов. С десяток крыс… Сразу расставшихся с жизнью, каждая в своей вспышке. Еще несколько облепленных жуками солдат. Повисшая на волочащемся, полуотгрызенном крыле Демона, впившаяся в него Крыса… В след ворвались еще две… И вновь зычно пискнув, удивились. Посопротивлялись чуть дольше… Правда, в итоге, также бесславно, пораскинули-брызнули мозгами, нарвавшись на алебарды.
    Влетевший кубарем Маг, на спине грызущая его крыса. Голову мечем напополам…
    Влетевшая с мечем рука… Во блин, только рука. Звеня железом, поскакала по камням мостовой, и сосредоточив на себе взоры, остановилась.
    Еще с десятка полтора, влетевших следом крыс, тут же изрубленных и слегка прожаренных. Парочка горящих, словно мокнутых в бензин, взлетела с громким писком над лесом из копий. И тут же одна, после громкого «КРА!!!», была утянута, с энтузиазмом подхватившим ее Фениксом вверх, и быстренько на части разделана. Вторая же движущимся костром, не переставая жалобно пищать, недолго бежала сквозь толпу, кем-то в итоге, из встречных добрых воинов, все-таки милостиво упокоенная.
    И нарастающий тяжелый гул. Ворвалось сотни две жуков, и пчелы…
    Многоголосый, детский плачь, и взрывом возросший, обреченный женский визг, знакомых с ним, не понаслышке на прежней, городской площади.
    Как будто из огнемета, выстрелила струя пламени от ближайшего настороженного Мага, преграждая насекомым путь. И уже дальше, пчелы и жуки, посыпались вперед в толпу, трассирующими огненными пулями.
    Так, здесь и стоит прекращать. Живых уже стой стороны нет. В последнюю минуту в раскрытое Окно, врывались только лишь израненные мужчины бойцы. Там битва явно захлебнулась. А вот с этой! Может быть, как минимум давка. И сколько-то детей, да и ослабших взрослых в подобной панике, вполне могут задавить. Точнее, обязательно задавят. Стоит лишь достаточно крупному рою из пчел, и тяжелой эскадрильи жуков, только влететь.
    Так что…
     И я бросил вперед Воздушных Коней, намертво запечатывая сгустившимся, до плотности металла воздухом, исторгающее все большее количество пчел, жуков и пока редких крыс, Окно.
    Тут же, огненные языки Огня, и снопы ударившего вверх срывающего иней Мороза, их добили.
    – Вот и все… – удовлетворенно кивнул я, вместе со всеми, снижаясь, сразу, к запечатанному Проколу.
    – А ТЕПЕРЬ, НАЧНЕМ ИЗБИЕНИЕ! – недобро, воскликнул я.
    А в ответ лишь настороженная тишина, и приоткрывшиеся рты. А также множество опасливых взглядов, с немым вопросом сосредоточились на мне. Не до конца понимая, чего же в следующий миг от меня ожидать.
    – ТВАРЕЙ!!! – уточнил я.
    И вот теперь меня, с заметным энтузиазмом, и очень громогласно поддержали:
    – ДА-А-А!!! УБИТЬ ТВА-АРЕ-ЕЙ!!!!!!
    И я улыбнулся. А военачальники исполнительно бросились по сторонам.
    Хорошо, когда тебя окружают умные люди… И не люди.

***

    – Ну что же… Все готовы?! – уточнил я, стоя перед запечатанным мною Окном, и наблюдая как за ним резвятся, полчища смакующих трупы защитников крыс. А пчелы и жуки, с низким гулом, сбившись в тугой, словно хобот урагана вращающийся жгут, не оставляют попыток прорваться. С упертостью сумасшедшего, мощно стучась в распростертое «открытое» Окно, все затмевающей, размытой, копошащейся рукой.
    – Все… Но может не стоит?! – слегка замялся Церий, совершенно ясно понимая всю опасность и мощь того, что нас по ту сторону ожидает. И возможно, имея ввиду, судя по активно меняющемуся лицу, что-то еще.
    – Что? – решил уточнить я, поскольку пришедших в мою голову, разных мыслей, было сразу несколько. Десятков… – Тебя, что-то беспокоит?
    И я обратил на него свой вопрошающий взор.
    – М-м-м… Э-э-э… Вам туда первому… – наконец признался в своих мыслях он. – Сир, Вы конечно в Своем Праве, но обычно Короли, вообще никуда не ходят! Ведь это опасно… И не столько для них, как для всех!
    – То, обычные Короли! – слегка недобро улыбнулся я, уже мысленно просчитывая, что буду делать по ту сторону. И несколько отстраненно вернул взгляд к Проколу. – А я хожу…
    – Но это же, смертельно опасно! – попытался вновь вразумить меня Верховный Архимаг.
    – Пусть! – хмыкнул я, прикидывая частоту пчелиного «стука». И-раз-и-и… Почти как биение сердца. Раз в полторы секунды… Если просто открыть Окно, мимо пролетит огромный жалящий рой. И это будет несколько прискорбно… Паники тогда не избежать, со всем букетом печальных последствий.
    – Но это же… Но… Эх! Более трехсот одаренных осталось лежать там. Это не считая обычных опытных воинов. Там просто немыслимо опасно! А Король, должен себя беречь… Для своего народа! – его пламенная речь, даже меня зацепила, и я приподняв бровь, удивленно посмотрел на него. Церий же воспринял это, как то, что до меня дошли построения из его аргументов.
    – Ведь Держава без Короля, как сильное тело, без головы! Пропадет… – продолжил старательно переубеждать он. А мы с переформированным Полком, надеюсь, справимся…
    «Надеюсь» меня в душе улыбнуло. Нет, у них шансов, нет. И никогда не было, у одних. А вот с нами, если на самом острие копья встану я…
    – Если не я, то кто? Если не мы… – я покосился на своих, без тени улыбки, кивнувших Ангелов. – Первый удар из вас никто не выдержит. И закрепиться не сможет. Решено… – отмел я все, и вновь воззрился в Окно, где крысы откопав из под трупов живого, под громкие его крики, грызут кровоточащее тело. Причем, выбирают все подступы так, чтобы кровь, летящая из порванных артерий фонтаном, не слишком марала их шкурку. Подбежавшие же к «кладу» чуть позже, наоборот, останавливались, и лакали струи. Слизывали теплую жидкость, с распростертых тел.
    Прямо, высшее общество! Гурманы… Мать их.
    Но я их понимал. Бутерброд был мал, и крови с мясом тоже хотелось… Правда, с аппетитом рассматривались крысы.
    – Мур-р-р! – отозвалась довольно, внутри головы хищная Коте.
    – Мурка, молчи! Не мешай. Мантикорам слова не давали… – бросил я ей, дабы не отвлекала.
    – Повелитель! Хорошо… Если что, зовите! Мр-р-р…
    Я в ответ ей кивнул, но со стороны, видимо показалось, что я кивнул сам себе, что-то для себя решив.
    – Но Повелитель! Мы сильны… – начал снова он, не особо убежденно. – По крайней мере, за счет Вас, существенно сильнее! Не стоит лезть, туда, где особенно опасно. Для этого есть целый Полк, пешек, а Вы наш Король. Их цель, дать Вам шанс, и за Вас умереть. Но не наоборот…
    – Церий, я обычно и хожу там, где ОСОБЕННО ОПАСНО. Ты пойми… Так у вас, хотя бы будет шанс. Хороший такой, как расцениваю я. А без нас… Ваши шансы не велики. Этот шанс, исчезающе мал. Как-то так… – бросил я многозначительно, вместе с намекающим взглядом в Окно. Где живой ковер из крыс, неожиданно вновь заметался, вместе с страшным женским криком.
    И я, начал снова злиться, точнее вновь вскипая ненавидеть, не крыс, а тех, кто их сюда заслал. Порву, как доберусь! И продолжил полемику, решив, что стоит чуть поостыть. Ее уже не спасти, а врываться с горячей головой, уже теперь непростительно.
    И вместо спонтанных, горячечных действий, я обратил свое серьезное лицо, на все меняющееся Церия. Похоже, что жалость, ярость и страх, душили его одновременно.
    – Не переживай Церий. Все просчитано как никогда прежде. Главное, вам все максимально правильно разыграть. И… В подобных ситуациях я и почти все мои Жены, бывали не раз. И потом, у меня есть еще, ряд козырей в рукаве… – и я, максимально спокойно улыбнувшись, ему поддерживающе подмигнул.
    – Почему «почти все»?! – слегка насупилась, осознавшая, кто имеется ввиду, Принцесса Волчьего Леса.
    – Ну хорошо! – хмыкнул я, чувствуя что вид избиения по ту сторону, на меня также странно действует. Нервишки шалят… И пора начинать, чтобы не начать ронять от жалости крупные сопли. Поскольку, глаза у моих бравых на вид, и непобедимых, хорохорящихся для вассалов, Дев – Ангелов, предательски серебрились.
    – И… – попыталась, продолжить она.
    – Все! – перебил, отрубил я. – А теперь, все сосредоточились! – поднял напряжение я, на фоне долбящегося гула. – Ангелы… Двигаетесь сразу за мной. Выждав с десяток секунд… – нервические, смазанные кивки. – Быть готовыми, отражать сонмы пчел! – теперь закивали Церутерии. – А после того, как мы войдем, первыми входят те, кто будет развертывать Купол. Все же остальные, потом, и уже под него. И… Пчел палить сразу, как войду, не давая распространиться. Пусть лучше будет опаленный фейерверк, из  осыпающихся угольками, пылающих пчел и жуков, чем они прорвутся, в наше самое уязвимое место. Между женщин и детей…
    Верховный Архимаг, заметно внутренне собравшись, отрывисто кивнул, посмотрев в сторону своих Магов. Похоже, ему тоже, совсем не хотелось подобное увидеть. И его кивок оказался двойственным, так как тут же, без каких-либо слов и приказов, лишь слегка кивнув в ответ, от нас отделился один из его близких подручных, и помчал доводить приказ исполнителям.
    Я переглянулся с девчонками, уверенно глядящими в ответ, и перехватившими поудобнее автоматы. Несколько щелчков затворной рамы, толи взвели, а может быть переключили на меньший калибр. Тоже верно. Крысы, пусть и крупные как бойцовые собаки, но все же, это не медведи и тем более, не слоны. Крупный калибр, лучше по необходимости беречь. Еще будет с кем при помощи него, схлестнуться. Сколопендры те же… Ходячие хитиновые укрепления. Да и размером с быка, пауки.
    – Алинилинель, когда войдешь, сразу ставь свой Зеленый Купол, – ее послушный кивок. – Елин… Елена, ты не отходишь от Алины. Алгоритм действий тот же, что и в том селе, с колобками… Хитринке, или как там звался тот минигородок.
    – Ершинка, – подсказала мне Алинилинель.
    – В общем, действуйте, как там. Выстреливая огнем в узкие прорехи в защите, – в ответ, ее уверенный кивок. – Словно из танка. Все понятно?
    – А я?! – зашевелилась Волчица, почувствовав, что я ее слегка обошел.
    – А ты, тем более от Алинилинель, ни на шаг.
    Возмущенно-обиженное лицо, и потуги, сбившись, что-то высказать.
    – Поскольку, как Маг ты еще ничего не умеешь, делать будешь то, что хорошо можешь, – продолжил я. – На тебе, внутренний периметр их Купола.
    Ее лицо еще сильнее поскучнело, увяв.
    – Где какая крыса пробилась, где какая отрылась… «Когти, зубы», и чтобы порвала! Ясно? Их, – я стрельнул взглядом на Елену и Алинилинель, – ничто не должно отвлекать.
    В ответ более осмысленный и заинтересованный взгляд.
    – И свой «Узи», сразу после возведения Зеленого Купола, спрячь. Тебе больше подойдет меч. В небольшом периметре, рубить гораздо удобнее. А то еще кого из своих пристрелишь…
    В ответ, неуверенное выражение на морде лица.
    – Поверь мне, и моему опыту… – и я улыбнувшись, ей подмигнул. – И шагать в Телепорт, спустя десять секунд за мной…
    – Ну, все! Я пошел!!! – произнес я, и под громкий вздох, почти стон, быстро распечатал вход. Причем узкой, вертикальной полосой, по самому центру. Лишь бы пройти… И чтобы пчел, пролетело меньше.
    Шагнул быстро вперед, и по мне тут же ударили, словно пыльным жалящим, скребущим мешком. Обтекая, двинули вокруг, уносясь в импровизированную дверь. Их же подруги, обиженно вжикнув, смялись с двух сторон от меня, не догнав, что Окно открыто не полностью.
    Несколько вспышек позади, слегка озарившие, рой передо мной. Правильно Маги ушатывают, прорвавшихся…
    А пчелиные укусы все копились. Создавая у меня самое яркое впечатление, что я нарвался на ежа из одноразовых шприцов, во все тело… Причем заряженных чем-то злобно жгучим. Типа витаминов группы «B», впрыснутых под кожу, за один раз.
    – Вынужденная оперативная детоксикация… Хозяин, Вы там поосторожней, Эти пчелы не водичку впрыскивают, а смертельный яд! – слегка иронично поведала Мантикора. – Или решили закончить жизнь от анафилактического шока?
    – Нет! Ы-ы-ы-х-ш… – прошипел ответ я вслух, под заметным от жжения впечатлением.
    Млять!!! Маг я или не Маг?!! Разозлившись на себя, и возненавидев мед, я тут же накинул на себя Огненную Защиту. Красный Купол так порадовавший меня, и спасший еще у Иеронимов. Нагревающий все приближающееся, хоть и пропускающий. И теперь по мне забарабанили раскаленные, мученически повжикивающие остатками отгоревших крыльев, дымящие метеоры. Иногда, броненосцы, бьющие, словно горящие камни, жуки.
    Зато укусы прекратились…
    Проскользнув проем, и заметив как незамедлительно и слишком чрезмерно оживились многочисленные крысы, бросившие пир, и по этому поводу достаточно громко, визгливо негодующие, и заспешившие всем ближним скопом ко мне, я вбросил больше энергии вовне. Красный Купол замерцал куда ярче… А вместо настырного, низкого «ВЖ-Ж-Ж», теперь раздавались беспрерывные хлопки, вскипающих в собственном соку «пернатых» тел. И взрывающихся. Словно… Жарящийся попкорн в микроволновке… Да не иначе. Правда, вот едкий смердеж! Совершенно не сравним, с интуитивно всплывающим в памяти, запахом карамели. Этим ароматом, можно смело травить… Как будто десяток перин над костром распотрошили. Задохнуться можно, что я активно кашляя, и делал.
    А еще этот дождь! Из горячих катышей-капель, того что недокипело, будучи у пчелок внутри. Мать их!… А теперь, выплескиваясь наружу, облепливало меня и жгло кожу. Да и…
    – Тьфу! Тьфу!… Ням… Тьфу! Фу-у-у-у!!!!
    …все остальные, открытые зоны, и вполне залепливаемые места.
    Хотя, Мурке такое меню, думаю бы понравилось. Кошки мух, когда поймают, едят. А тут, пчелы, мед… Деликатес!
    – Тьфу…
    Хотя на вкус, медом в них и не пахнет. Короче, неправильные, какие-то пчелы. Совершенно не правильные. Сейчас со знаменитым Винни Пухом, я был солидарен как никогда. И даже был готов попеть его песню…
    Как там? «… Я тучка, тучка, ту-у-учка! Я вовсе, тфу! …не медведь! Тьфу! Тьфу!!! И как приятно ту-у-учке, здесь по небу лететь!».
    Несказанно радовало что «Ай!!!», уже закончилось, и не долетало ничего, кроме этого облепливающего, вязкого, дермеца.
    А крысы бежали и пищали. Пока воинственно, и с хрипотцой. Пока не понимая, насколько жаркую встречу, я им всем подготовил.
     Пчелы с жуками, темной непроглядной тучей, объединив усилия, бились в мой купол со всех обозримых сторон, норовя своими трупами завалить. Буквально за пару секунд, навалив вокруг меня своих трупов по мое колено. А небо, все от них темнело…
    – Тр-р-р-р-р-р-р!!! Тр-р-р-р-р-р-р!!! – позади вдруг застрочили звонко автоматы, в несколько слаженных прерывистых голосов. Писки крыс…
    Неужели прошло, только десять секунд? Я вроде бы время и не замедлял…
    – Тр-р-р-р-р-р-р-р-р-р-р-р-р-р!!! Ш-ш-ш-ш… – как ни странно, но эхо было.
    Я быстро оглянулся… Да, девочки прошли, и действуют, строча в два ствола, пока Алинилинель, согласно плана разворачивает Купол. Точнее, должна была бы. Но им, не дав опомниться, пчелы, отвлекшись «небольшой» тучкой, от меня, плотно залепили собою все дыхательные и пихательные… А также моргательные и прочие, столь необходимые, для нормальной жизнедеятельности отверстия. Если бы не броня!…
    Передо мною уже были бы, опухающие трупы.
    А так, похоже, что она даже их неплохо держит. По крайней мере, от боли они пока что не визжат.
    Хотя…
    – Юра!!!!!! – взорвало мне мозг мысленное, прилетевшее от Алинилинель. – Они везде лезут! Они лезут в рот… И… Юра! В нос! Дышать, просто невозможно! Юр… Я не могу поставить Купол!
    Почти слезное, и срывающееся в панике, на мысленный визг. Видимо еще сыграло роль то, что это насекомые. А все девочки, ну почти что все, если не сказать – поголовно… Мягко говоря, их недолюбливают. Так что паника, можно сказать, еще не началась.
    – Тр-р-р-р-р-р-р-р-р-р-р-р-р-р!!! Звяк! Звяк! Звяк! Тр-р-р-р-р-р-р!… Звяк… Звяк! Вз-з-з-з-з…
    Залепленная всплошь Ирнер, вновь загрохотала автоматом, бросая очередь наискосок, чуть не пропоров меня, и несколько раз звякнув о, к счастью сдержавшие шквальный удар доспехи Алины и Елены. Обтрусив тем самым с них пчел…
    Но пчелы тут же облепили их еще сильнее.
    – ЮРА-А-А!!! – вломилось в голову молящее, от Алинилинель.
    – Я… Все!!! – также мысленно бросил я и…
    Ничего… Огня мои девочки не боятся, так что!
    И резко насытив свой Купол, еще разов эдак в пять, раскинул его, рывком прыгнувшей к ним стеной Огня, погребая под ним шокированных девчонок, с целью разом сжечь и свести с них копошащихся в несколько слоев, отвратительно жужжащих, безуспешно тыкающих жалами в кажущуюся беззащитной кожей, насекомых.
    Легкий взвизг! Ага, понятно почему…
    Стена Огня, перешагивая их, несколько озвучку изменила. На более тонкое «Взь-зь-зь!!!», кратковременное шипение, «Ш-ш-ш… Хлоп! Хлоп! Т-р-р-р-р-р-р-р… Хлоп! Хлоп! Хлоп…», и просто взрыв хлопков, последовавший за ним.
    Как будто, сразу целое ведро, специальной попкорн – кукурузы, взорвалось опрокинутое в печь.
    А часть из пчел и жуков, продолжала плотным строем уперто пробираться, надрывно при этом жужжа, в распростертое позади них, открытое Окно.
    Мать их!
    Мелкое оружие, это страшная сила! Пожалуй, что самая страшная из физически материальных. Фиг отмашешься, фиг чем отобьешься…
    Естественно, если без Огня, и сплошной защиты у тебя нет.
    И я решив заткнуть проход, погнал вперед своих Воздушных коней, дабы дверь в полный рост, оказалась запечатана. Форточку прикрыл…
    А с моих, стоящих сжавшись Дев, осыпались горелые жуки и пчелы.
    Тут же, заотплевывавшись в стороны, девушки настороженно заоглядывались по сторонам… Посмотрели, на воздвигнутый над ними мною Красный Купол, и одарили благодарными взглядами, причем разом все. Вернув его спустя мгновение на Купол. Совершенно не обращая внимания, на то, что стоят прямо на ковре из трупов. И уже не обращая внимания, на настырное жужжание, и бьющихся изо всех сил в мой сжигающий их Огненный Купол пчел. Да и на что тут обращать внимание?! Подумаешь, непрерывный, липкий огненный дождь? Эка невидаль, вот к примеру, Иеронимы… И потом, всяко лучше, чем оказаться снаружи.
    – Крысы! – выкрикнула Ирнер, наконец, заметив накатывающую, уже продолжительное время на Купол волну.
    – Как тогда… – отозвалась, припомнив Лес Елена.
    – Нет, не те это крысы, – улыбнулся подбадривающе я. – Да и мы совсем не те… Как твоих лошадей, нас уже не слопают. Зубки коротковаты, как и коготки…
    Будто подтвердив мои слова, и наполнив все вокруг своим истеричным писком-воем, первая волна забуксовала, уже не в состоянии, как одиночные крысы до этого момента, от боли отскочить. И была буквально продавлена сквозь искрящий огнем Купол. Поджигающий и жарящий злобных крыс, напирающей волной спешащих вперед, к нам. То бишь, к своей смерти…
    Полуваренные и слепые, со свернувшимся белком, вместо выпученных, слепо таращащихся глаз, они дымясь осыпающейся черным пеплом шерстью, красиво вваливались, лоснясь вспухшей розовой шкуркой, обваренной словно кипятком. И катились пища, уже бесцельно, кто куда.
    Слегка спустя пару мгновений опомнившись, они злобно сцеплялись в клубки, и яростно грызли друг-друга…
    Писк, визг, и настырный гул, непрерывный треск… И к сотне крыс катающихся по изгрызенным трупам, добавилась следующая запихнутая волна. Превращаясь в поток…
    – Блин! Никакого чувства самосохранения! Когда крысы в стае… Оно у них будто отключено. Похоже, крысы просто не понимали куда ломились. А когда понимали, то было уже поздно.
    Ну и хорошо! В смысле, нам. И я, пинками расшвыривая от себя скребущихся злобно крыс, заставляя вцепляться в друг-друга, стал еще расширять, насыщая Силой, свой Огненный Купол. Подмяв под него и запечатанное наглухо Окно.
    – Тр-р-р-р-р-р-р!!! Тр-р-р-р-р-р-р!!! – девочки опять ожили, и начали систематически изничтожать, копошащихся возле них крыс. Очереди, приобрели, выверенность и четко осмысленный характер, напыжовывая пулями, опасно катающихся у их ног, слепых, опухающих, розовых крыс. Это даже выглядело актом милосердия, поскольку кожа под напором лимфы, на них отделялась, и уже некоторые из них напоминали, бурдюки с водой, в которых погребено мучающееся от боли тело. Конечно, и их жаль, но мой народ, мне было жалко куда сильнее.
    – Тр-р-р-р!!!…
    – Тр-р-р-р-р-р-р-р-р-р-р-р-р-р!!!
    – Тр-р-р-р-р-р-р!!!
    Звонко строчили автоматы.
    – Как?! – прилетела мысль от Алинилинель. – Мне теперь ставить защиту?
    – Все как я сказал! Превращайтесь в танк! – мысленно для всех ответил я. – Нам нужна мобильность, да и ожидающих за Проколом Магов, пора сюда запускать. Мы уже не одни… Пора об этом помнить, и не забывать! И пользоваться этим, насколько это возможно.
    – Хорошо… – ответила Алинилинель, и прекратив стрелять, выстрелила вверх, ярко видимой искрой. И  над нею тут же развернулся, заиграв зелеными всполохами Купол. В отличии от моего, совершенно для крыс и всяких пчел, не пробиваемый.
    Ирнер тут же сменила автомат на меч, и заблестев, горящими мстительным яростным желтым глазами, ощерилась трансформировавшимися волчьими клыками, и начала нещадно «косить».
     И толи свекла заколосилась, толи вишня взошла вместо ржи, но получалось у нее до зависти, очень хорошо.
    Елена же, разумно отметив, что пищащих под их малым Зеленым Куполом, хватит и для одной Ирнер, наконец опустила автомат, и пальнула струей Пламени наружу. В приоткрытую Алиной, специально для нее, щель в своей защите.
    Струя Пламени Елены, полетела далеко за пределы моего Красного, сдерживающего Купола, и красиво окатила, еще не ведающих жарки крыс.
    Знакомый писк! Как будто их режут… Ну, или не как будто. Просто и со вкусом жгут живьем.
    Я также выпустил струи Огня, окатывая все вокруг, решив Драконье Пламя, пока что не использовать.
    И наконец, все встало на свои места…
    Фантасмагория битвы, чудовищного апокалипсиса, превращалась в привычное действо-ремесло.
     А поскольку все нормализовалось, и пятачок, уже почти в пятьдесят метров в диаметре, вокруг Портала – Окна, в Мистиреон мы достаточно спокойно удерживали, пора открывать проход. И впускать остальные наши силы. А то мы, да мы… Точнее я. Король действительно должен лишь управлять битвой. А не на себе ее тащить. Но сейчас не зазорно, и я не гордый. По крайней мере, не чересчур.
    Но сначала, стоит еще чуть-чуть упрочить наш отбитый плацдарм, уплотнив уже ввалившихся. По крайней мере, в ближней к периметру части. И с обеих сторон. От набежавших снаружи демонических крыс, вновь серым – серо…
    И я, выставив руку вперед, вновь взялся за очистительный процесс. Сделав словно из легкого огнемета полный, окатывающий пламенем круг. Впрочем, по действию, на зажариваемых целиком, и более не прыгающим в круге бестиям, напоминающий огнемет тяжелый, брызжущий напалмом.
    И завершив, открыл Окно, отпустив своих Воздушных Коней, со всего его круга, для нормального прохода ожидающей за ним поддержки.
    Еще усилил Купол, расширив и подняв его мощь. Теперь крысы вваливались, чисто жаренными. А там, где его края, касались земли, шел густой дым, и потрескивали в мостовой камни. Трупы же, почивших защитников, активно дымились, а одежда и волосы, ярко вспыхивали. Как и деревянные элементы брони и деревянные же рукояти. Или выполненное из горючих составов оружие. Пар валил из тел, и достаточно «подсохнув», они возгорались словно уголь. А смердеж!…
    М-да… Может мощность гриля сбавить?! А то не будет мне что возрождать! Хотя Драконы, вон из праха воскресились… Но… Нет. Пока нет. Все еще слишком зыбко.
    В небе над городом клубящаяся, и просто на глазах густеющая туча из разнокалиберных насекомых, будто почувствовав неладное стекалась со всего пространства славного в прошлом Даршета к нам.
    Хлопок!
    И прямо под моим Красным Куполом, разверзлось Окно, впуская крылатую армию к нам. Гудящую и будто сорвавшуюся. Вогнавшую вмиг, тоны три бестий к нам, и наступление, продолжающую.
    Не зря я решил действовать и далее, согласно ранее утвержденного плана. Как будто чувствовал подвох. Точнее, не желал нарваться, на «пикантную» неожиданность.
    Хм… Зеленый Купол держит. А мои Женушки, лишь открыли свои глазки пошире. Ну и Елена шпарит сквозь приоткрываемые Алинилинель щели в обороне, практически непрерывно, наслаждаясь мощью и с избытком снайперского мастерства. Будто они с Алинилинель в паре и родились. Так слаженно велся, заградительный огонь.
    Ирнер же лениво кромсала тех, кто ей показался из тварей, еще не до конца мертвым. И исправляла оплошность, кромсая тела. С легкой завистью поглядывая за Зеленый Купол, и в тоже время, с явным пониманием, что должный уровень пока не по ней.
    Ну и хорошо…
    И захлопнул самую слабую брешь, опять согнав сторожить Портал верных Воздушных Коней.
    Выпустив сноп огня в ревущее жужжащее Окно, все же разумно использовав Драконье Пламя, влетевшее испепеляя прямо внутрь его,  я обезглавил водопад…
    Но водопад, на то и водопад, что его никак нельзя обезглавить. Он словно Гидра, отращивает головы. Его можно только истощить, или перекрыть, водрузив плотину…
    Елена, тут же осознав куда палить, устремила пробку из Огня, прямо на раскрытое Окно, сжигая всех влетающих, и сыплющихся огненными кругляшами, в мерзко чадящую ростовую кучу. Но общий, яркий аромат, уже не испортить ничем.
    А я, на мгновение замер размышляя.
    Перекрыть… Да! Перекрыть! Как я сразу-то не сообразил. Ветром? Или…
    И выбрал «или».
    Просто представил, такой же, как на мне, Огненный Купол, только теперь, вместо него Шар. Прикрывающий гудящее Окно…
    Пусть летят! Мне не огня жалко. Жалко только, что приносимое удобрение пропадет. Вместе с городом и Миром…
    Рукотворная куча, из мелких чадящих тел под зависшим Окном, начала расти, накидывая на себя тонну за тонной.
    Так… Теперь выжечь остатки пчел. И я вновь воздвиг Купол. Вплотную к своему телу, уже несколько раз, в очередной жужжащий заход прибольно ужаленному пчелами. И осыпав их пеплом со своего тела, начал его раздвигать по сторонам. Сбивая пчел в уплотняющийся рой, а потом и в блин, начавший осыпаться огненным дождем. В конце концов, уперевшись им в красную сферу, воздвигнутого мною самым первым, добив их, наконец, внутри всех полностью. Слегка вышел за него… Любуясь ставшими более объемными всполохами. Так сказать двойной гриль, сейчас более напоминающий дуги, искрящей и бликующей электросварки.
    И весьма довольный от проделанного, спустил Коней, удерживающих запечатанным Прокол.
    И сразу же, как по команде, а скорее заметив, что пчелы, не рвутся, и вовсе не так уж настырно гудят, начал разворачиваться Полк. Пока, лишь конечно, его жиденькое начало. Небольшой отряд поддержки, напоминающий на фоне всего, школьниц с серебристыми мочалками, и в коротких юбках, красиво танцующих, и отвлекающих на себя зрителей, в середине матча. Хотя конечно, первое впечатление, не совсем верно…
    Группа поддержки, пока впрыгивала по двое, иногда по трое, вызывая улыбку, из-за моих чрезмерно извращенных ассоциаций.
    Даже крылья, волочились специфически…
    – КРА-А-А!!! – Птичка влетев, громко каркнула, приблизилась ко мне, на привычное место усаживаясь, и победоносно… Изгадила мое плече. Хорошо так, как для птички. Профессионально, тянущимся белым… Словно страус, вкусивший подгнивших плодов, со слабительным. А Многоликий говорил, что она питается только росой. Вот ведь гад!!!
    А ко мне быстро подбежал, с волнением оглядывающийся по сторонам, бледный Церий.
    – Ваше Величество! Я даже не думал… Что Вы сможете! Практически в одиночку… – с энтузиазмом оглянувшись, поклонился он.
    – Кра!!! – подтвердила его сомнения Птичка.
    – Кыш! Полетай пока… – согнал ее я, слегка морщась.
    – Я вот и говорю! Непревзойденно…
    – У тебя плащ есть? – уточнил я, и тут же у него на плечах его заметил.
    – Что?! – удивился Церутерий.
    – Тебе плащ, сильно дорог? – уточнил я. И добавил мрачно, – для Короля…
    – Нет! Если для Вас… Берите! – отстегнул он свой красивый красный, укороченный плащ, и гордо мне преподнес. – Это, реликвия и гордость…
    Я же начал вытираться…
    Под его изменившимся на миг, но тут же опущенным взглядом.
    – Можно постирать, простая неожиданность. Да и носить гордо. Обделал Феникс, во время штурма города. Неустрашимый. От впечатлений… Тоже, немыслимая редкость… – и я протянул испачканный в белое плащ, ему назад.
    – Да… – и тот, задумчиво его в руках помял. Потом, опомнившись, аккуратно вложил в поясную сумку. Небось, действительно, так и использует…
    Птичка же резвилась, огненной кометой проносясь. То вправо, то влево, то вверх, то вниз и наискосок. Совершенно игнорируя мои огненные преграды. И с наслаждением запихивалась пчелами.
    М-да… Сорокопут чертов. Золотая Щурка… Вот тебе и «роса»!
    Начинаю привыкать, что то, что говорят, нужно сотню раз профильтровать…
    А потом и еще раз проверить.
    И я обратился, к замершему, также следящему за деятельностью Птички Жар, Церию.
    – Развертывайте Купол. Где Мейфремы?
    – Сейчас! – тут же поклонился он, и оглянулся, озадачившись уже деятельностью.
    – Здесь! – откликнулся, хлопнув крыльями, Демон Громий.
    – Законопатить все Окна! – продолжил раздавать я приказы. – Естественно, вражеские… – он с пониманием кивнул. – И оставить дежурных, ожидающих подобного… – и я указал рукой на исторгающее огненный ливень Окно. – Где там твои студиусы-самородки?
    – Основная часть уже здесь… Будет Ваше Величество, сделано! Самородки… Лучшие из худших, неучей со мной! Ну в смысле, худшие из худших, но максимально одаренные Магически… Но, кое-кого из них, правда бы «Привязать», – и заискивающий взгляд на меня. И обозначил с три десятка уникумов, глупо хлопающих сверхрасширенными глазками. Я бы сказал, просто «телячьими», но какая-то искра в них была. Интерес… И озорство. Похоже, уже прямо сейчас, «детки» размышляли, как над этим всем, можно пожестче поприкалываться. Как раз то, что надо!
    – Дети Индиго… – произнес, присматриваясь, я. – Правда, подзапущенная версия, возможно требующая дополнительной настройки. За счет легкой порки… – «детки» сразу же насторожились.
    – Ладно!
    И быстро накинул на каждого Нить. Сейчас не до сантиментов… И мне как раз и нужны, проказники и шалуны. Короче, шалопаи, которым на нормальные законы и правила… Э-э-э… В общем, побоку, они им. Пусть творят! Художники-абстракционисты…
    По связующим нас всех Нитям, ломанулась к ним Магическая Сила. Переполнила энергия, слегка фиолетовым заискрив, но не чрезмерно. В первый раз на площади Мистиреона, я границу «счастья и разумности», прочувствовав, поставил. И теперь не перебарщивал. Тупые, алчущие крови, берсерки, кромсающие вместо чужих, своих, мне здесь совершенно не нужны. И особенно, не тупые, в подобном состоянии. Так что их силы, я ограничил, с четким расчетом, и вполне умышленно. Но этого им хватило с лихвой.
    Восхищение, нервические смешки, вдохи и выдохи. Цветущие лица и взгляды. Как будто тяпнули по сотке текилы. И уже осмысленные ищущие взгляды по сторонам. С таким себе видом, и специфическим таинством прищура «Чего бы поломать?!!! Ну, хоть немно-о-ожко!!!».
    – А как у них с точностью? – уточнил задумчиво я.
    – О-о-о, как раз с этим у них выше всяких похвал! В прямой видимости… – тем не менее, ограничил свой ответ он.
    – Хорошо… Пусть попробуют на этом!  – приказал я, указав на самое близкое, поджаривающее атакующих пчел Окно.
    Пару фраз, и некий адепт младшекурсник, навесил на Прокол свою хитрую примочку.
    Для меня, исказившийся вид Окна, укрытый какими-то дугами и переплетениями. А еще своеобразной сетью из мелких колец, накладывающихся как попало, но только неровно, одно на другое.
    Хм…
    И фарш пошел!  Рассмотреть можно было, не напрягаясь, поскольку Окно совсем рядом, ну и любопытно мне как новичку.
    Пчелы и жуки напирали вполне целыми… А потом, спрессовывались в друг-друга, и тщательно перекручивались, из кольца в кольцо, вращаясь как на карусели, и возвращаясь по дугам в кольца и вновь сминаясь. И выплевывались в итоге, после трех, четырех оборотов, уже ни на что непохожей, очень полезной для птиц, насыщенной хитином массой. Поджариваемый словно длинный ползущий по конвейеру пирожок, окружающим Прокол огнем.
    М-да… Запашок вроде особо не изменился, но добавил в своей отвратительности. Видимо из-за перемалывающих впечатлений. Действительно, как мясорубка…
    – Отлично, молодец! – похвалил талантливого студиуса я.
    Тот, выпятив грудь, огляделся по сторонам.
    – Следишь за этим Окном… – приказал я, горделиво кивнувшему.
    – Остальные, за остальными! – стрельнул я глазами вверх, на, десятка два Проколов, дымящих насекомыми повсеместно.
    – Есть, Повелитель! – козырнул Громий, ударив себя гулко, по левому плечу. Развернулся к своим, полыхающим энтузиазмом студиусам, и сразу же закипела нешуточная работа.
    – Где Вардар? – уточнил я, глядя как по сторонам, подчиненные Церия, жгут, не дожидаясь касания моих Огненных Куполов, беснующихся от бессилия крыс. А десяток Церутериев, совместив свои усилия, разворачивают над всей площадью города, огромный, полноразмерный Купол Защиты.
    – Я здесь, Ваше Величество! – как-то, чересчур радостно откликнулся Фризерн, немного даже меня сбив.
    – Ляшоне… Тьфу ты! М-м-м… – приостановился я, призадумавшись, откуда выскочило. – Вардар, лучше обращайся ко мне, Повелитель. И без «я здесь», а то ассоциации несколько странные.
    Зризерн, естественно не поняв, тем не пене, услужливо поклонился.
    – Да, Ваше Вел… Повелитель!
    – Вот так, лучше… Хе-хе!… – неожиданно хохотнул я, припомнив камердинера Короля Франции, Людовика XIII, из старого, но все еще нравящегося мне фильма «Три мушкетера и Дартаньян».
    Конечно, дешево, но с очень большой душой сыгран. И дешево по современным меркам… Зато, колорит!
    А Вардар, в связи со стечением обстоятельств, откликнулся почти также.
    И с усилием убрав улыбку с лица, по крайней мере, содержащуюся в ней иронию, я мысленно дублируя, указал взглядом на Алинилинель.
    – Поступаешь в ее распоряжение, – внимательный кивок, – Девы Ангела Жизни, Алинилинель.
    Теперь на мне сконцентрировались два внимательных взгляда.
    – Она отыскивает, просеивая, частично живых, ты, и твои подопечные, морозите в Лед… И так далее. Все как я ранее инструктировал. Все понятно?!
    – Да, Муж мой! – прилетело мысленное от Алинилинель.
    – Да, Повелитель! – отсалютовал мне Вардар. И прикрикнув на своих людей, ринулся к Алине, выполнять приказ.
    – Где Архиепископ? – уточнил я у почтительно приблизившегося, в белой мантии-накидке, расширяя еще более свои испепеляющие Купола, один за другим, совершенно игнорируя крысиную «не радость». Останавливаясь на диаметре, где-то в сто пятьдесят метров.
    Огненный дождь из бьющихся насекомых все еще шел, создавая странное ощущение, «Осени в Аду», или же, зимних зарисовок, на туже тему. Где насекомые сыпались вниз, вместо снега. Вначале огненного, а потом дымясь затухающего. И уже спустившись до уровня глаз – угольно-черного. Будто рядом разверзся вулкан, и с неба сыплет вулканический пепел.
    – Бог Юрилион, – низко кланяясь, обратился Святой Отец. – Пока я буду за него. Кардинал ушел в Новый Мир, с непродолжительной инспекцией. Хочет знать, как исполняются Ваши приказы… И всех подогнать.
    Вновь смущенный поклон.
    – Что разведала разведка, свести карту прибрежной линии, и понять, необходимый уровень материального обеспечения, для минимально комфортного освоения.
    – Значит, ты пришел на замену. И держать с ним прямую связь… – констатировал я, и он тут же вновь кивнул. – Как зовут?
    – Мирское имя Бортор, а святое и богоугодное Мортор…
    – Мортор? Мортор – Мотор… Легко будет запомнить, – улыбнулся я.
    – Но позвольте… – растерялся он, разводя недоуменно руки.
    – Не позволю. – буднично ответил я. – Мотор богоугодное, и точка… Мне решать и я решил.
    Он тут же мне смиренно поклонился.
    – Носи его с гордостью! – подчеркнул, улыбнувшись ему я. – Как мое благословение…
    – Боже, принимаю… – склонился он еще более, теперь излучая немыслимую благодарность.
    – Дальше?
    – Мой святейший ранг…
    – Достаточно, сейчас это лишнее. Мне все ясно, – перебил его я, может и не слишком вежливо, но на дальнейшие поклоны, времени нет. – Теперь слушай…
    Исключительное внимание.
    – Я сейчас начну воскрешать, обеспечь Вновь Живущим, спокойный проход, пока в Мистиреон, и уединение. Могут быть, слегка не вменяемые… Сразу проявлять абсолютную адекватность, Вновь Живущие, по всей видимости, не смогут. Это самое главное…
    Вновь поклон.
    – И поклоны, я не слишком люблю, предпочитаю больше действия. Все понятно?
    Короткий кивок.
    Молодец, умен. Далеко пойдет.
    – Вновь Живущих женщин и детей, сразу проводить в Райский Мир. Также сообщить Архиепископу, чтобы находились они отдельно от Неумиравших, и им была обеспечен максимальный душевный покой. Как и уединение…
    Внимание, и стойка «смирно».
    – Далее, отслеживать мои действия, и как только Вновь Живущий придет в себя, если я не изменю приказ, или не отдам какой-либо дополнительный ему или им, мягко и тактично уводить. Вопросы?!
    – Их нет, Бог Юрилион! Вы все, очень доступно объяснили… – он очень коротко кивнул, при этом показав лицо-гримасу, как будто только что пал ниц.
    – Тогда Мотор, готовь своих и жди… – поставил я перед ним, окончательную задачу, и оглянулся вокруг. – Я начну вскоре.
    Алинилинель и все остальные мои драгоценные девчонки, уже активно работали с Фризерном Вардаром. Это было удивительно и почти не вероятно, но живых, как оказалось, под кучами крыс, защитников и жженых трупиков пчел, осталось достаточно много.
    Закованных в Лед, Демонов и Людей, уже стремительно перемещали. Для этого используя, приличную вереницу носилок, уходящих в Прокол, и возвращающихся из него.
    Множество, израненных детей обеих рас…
    А еще больше женщин, вопящих своими израненными до жути телами, о необходимости немедленной реанимации.
    Но Лед, им даст, столь необходимое время.
    И о чудо! Из-под, практически выровненной кучи трупов, откопали, теперь скулящую тихо, человека мать, прижимающую к груди, своего ребенка. Целого и не поврежденного, судя по тряпицам. И только сейчас завопившего от тряски, еще раз подтверждая свою целостность и здоровье. Видимо он спал… А сверху несколько изгрызенных людей, и Демонов раскрывших, словно плащ крылья.
    Но больше подобного, нигде не нашли. Везло обычно меньше, и раны выживших, были чрезмерно серьезны. Обнажали часто кость, и на грани со смертью.
    И хоть крысы, все еще валили, нескончаемой рекой, а пчелиная орда, барражировала низко гудя над нами, все себя начали чувствовать спокойно и при деле. Поскольку роли были расписаны достаточно четко.
    И даже, угадывался конец.
    Красный Купол накрыл уже полностью город, и сиял куда ярче, чем прежний, шитый на соплях. Пчелы носились над ним, и под ним, иногда в него стучась, и недоуменно отлетая.
    По факту Купол отличался, и в основном был, был больше силовой. И жег больше отпихивая, и не давая пробиться, в отличии от поставленных мной. Мои же наоборот, не оказывали более никакого эффекта, кроме нагревания.
    Мейфремы уже вовсю развлекались, доводя свое, с разрешенной мною поправкой, искусство постройки «Мясорубки», до совершенства. И хоть и настороженно поглядывали по сторонам, и себе под ноги, представленная бойня не сильно вдохновляла, иногда похохатывали, кичась друг перед другом качеством поделки. И в принципе было чем.
    Практически все зависшие в воздухе, вражеские Окна, были выявлены и очень творчески «опечатаны». За счет модификаций Врат – «Мясорубки». У каждого своей, ведь все зависело от степени взбалмошности фантазии «деток» – студиусов, и вполне взрослых, занятых вместе с ними Магов. Чем студиусы и кичились друг перед другом.
    Некоторые версии, пчел просто измельчали. Какие-то – перекручивали. А один из продвинутых, молодых шалунов, вообще пошел дальше, и похвастался перед другими, своим диким вывертом, точнее вывертом своего воображения, о чудо – разрешенного для воплощения на практике.
    Сообразительный «неуч» решил насекомых соединять. Накладывать пчел друг на друга. И сложившиеся в сложный пазл особи, даже могли ЖИТЬ!
    Впрочем, ко всеобщему неудовольствию. А вот, что радовало, не слишком продолжительно и долго. Поскольку, помноженные по массе в почти сотню раз, они сразу же срывались вниз… И убивались!
    Оказалось, что обычной толщины хитина, да и прочности при площади их крыльев, для такого монструозного трутня, совершенно не хватает. И он, такой же крепкий как куриное яйцо, сброшенное на асфальт, этажа эдак с третьего… В общем, все что может, этот жирный пчел, так это лишь печально жужжать, срываясь на смятых воздухом крыльях в штопор. И оставлять след на оном, как муха, попавшая в ветровое стекло.
    Смешнее получалось, когда в общую систему, конструкции пчелы, встревал жук. И тогда получалась, весьма необычная образина. Эдакая жуко-пчела бряцалась вниз вообще беззвучно, словно выброшенный из самолета танк, без парашюта.
    Возможно потому, что особь была мертва? Любопытно… Но сейчас, пожалуй, не до выяснений.
    Поток крыс, вновь окреп, и они мчали, перепрыгивая собственный бруствер. В смысле через завалы из самих себя. Себе подобных. И поток не кажется конечным, ни на миг.
    Интересно, где они, в смысле те, кто все это устроил, столько живности набрали? Монструозные крысы, пчелы, жуки… И много даже не наименований. Много, именно что, самих особей. Как будто их поставляет… Целая Планета. Каждую из них… СТОП! А вот это мысль… Повелители из Хаоса, вполне могли и на это пойти. И планет для их целей, не слишком много нужно. М-м-м… Пожалуй, что не более двадцати. Или же тридцати, даже при всем многообразии.
    За тысячи лет, нужные особи лишь развести… А потом пользуйся – не хочу, лишь туда отсылай Порталы-Окна. А еще лучше, еще в самом начале, заложить и отстроить там стационарные.
    Блин… Меня, похоже, понесло. Ну, кто будет страдать, столь масштабно? Особенно, если способен строить жизнь, профессионально. Сразу, строя жизнь в Тонком Мире, и лишь вытряхивая на головы врагам, оттуда.
    Но… В этом явно что-то есть. По крайней мере, если вам не так что бы сильно, хочется ЛИЧНО напрягаться. И есть в запасе пара тройка лишних, тысяч лет…
    А как бы поступил я?! Да наверное, также. Так что картинка, приоткрывшихся граней целостного Мира, могла быть и реальной. Нужно будет подумать. Возможно в этом. Я чего-нибудь, да наверчу. Себе в плюс…
    Я встряхнул головой, выходя из подобного медитации ступора. М-да, что-то мысли, в последнее время, посещают все более умные. Хитромудрые, я бы даже сказал.
    Вопрос, как двигаться дальше? Казалось бы, просто… Выбить на хрен всех! Например, развернув на максимум мой Купол, точнее Купола. И упереть его, как ранее планировал, во вполне обозримый и ярко светящийся красным, небосвод.
    А если в домах еще остались выжившие? Ведь даже здесь они остались… А там, есть мебель, погреба… Баррикадируйся и укрепляйся, сколько влезет. Пока от страха не надоест.
    А я возьму и просто так их всех сожгу? Конечно, и нечисть, я всю по выжигаю. Все стаи трутней, и все рои крыс… Но и людей, вместе с ними поджарю. Да и возможны пожары… Точнее, они будут здесь точно.
    Ладно. Остановлюсь на этом варианте. Поскольку бродить по всему, не такому уж маленькому Даршету, выискивая на пятую точку, немыслимые приключения, это конечно хорошо… Но несколько глупо. А вдруг, приключения возьмут, да и затянутся? Пойдут не так… Как всегда!
    А значит…
    Короче, Воскрешаю всех кто здесь, а потом двину стену. С потоком крыс, так и так, однозначно, стоит завязывать… Хоть это и доставляет немыслимое удовольствие Церутериям, сейчас их мстительно жгущим.
    Да и Алинилинель с Вардаром, все еще разыскивали живущих. Нужно у нее об этом спросить. Ведь закованных в Лед в Мистиреон уходит все меньше и меньше. Так что…
    – Алинилинель? – вопросил я вновь мысленно.
    – Что Муж мой?! – тут же отозвалась она, приоткрыв глаза, воззрившись на меня. Похоже изготовившись к любым, самым немыслимым неожиданностям.
    – Живых еще много? – вопросил просто я, и она расслабилась, успокаиваясь.
    Улыбнулась, и тут же загасила улыбку, на тут же показавшемся усталым лице.
    – Нет. Остались единицы… – теперь уже печально, ответила она. – Еще вон там, и там. И все.
    – Хорошо… – кивнул в ответ ей я. – Заканчивай и сразу же стучись!  – улыбнулся я, передав ей свой мысленный образ, того, как она стучит палкой по моей голове.
    И далее продолжил:
    – Я буду действовать дальше. Пора уже начинать Воскрешать.
    Алинилинель улыбнулась и кивнула, вновь выставляя вперед, будто локатор руку, и прикрывая глаза. А я начал ждать, наблюдая за всем по сторонам.
    И наконец, пришла в мою голову, «стучась» корявой палкой, вместе с лучистой улыбкой ее мысль:
    – Все, последние из выживших заморожены и эвакуированы. Носилки унесли… – в конце слегка печально, обронила она, бросив взгляд вслед, проглоченным Окном в Мистиреон. Жалко девочку. Эти ужасные крысы, обгрызли ей лицо и почти всю ногу.
    – Всех жалко… – парировал я. – Но ей еще и повезло.
    – Алинилинель задумчиво кивнула, и как от холода поежилась.
    А я собравшись, принялся Воскрешать. Коснулся Черного Костра, красиво разбрасывающего фиолетовые искры. И сосредоточившись, выстрелил из него, темными тончайшими отростками во все стороны. Ограничившись, пока что, лишь внутренним периметром выделенного мною круга.
    Свеже умерщвленные тела, отзывались легко и практически сразу, практически сразу прирастая к Магическим темным линиям. Причем крысы, почему-то тоже, но они несколько по-другому. Поэтому я их исключал легко. Мне пока нужны только человекоподобные. Мой народ. А на счет крыс, х-м-м-м… Я подумаю потом. Потому что о них, реально стоит подумать. Эффективны, смертельно активны… И милашки, особенно эта вздыбленная шерсть!
    Мертвые, тем временем зашевелились, и начали неровно подыматься. Обглоданные, часто до костей, да и сами кости кое-где, будто прорубленные.
    Острые, однако, у крыс зубы.
    На лицо ужасные, добрые внутри… Э-э-э, это меня уже не туда понесло. Поднятые были ужасные, но, тем не менее, уже не мертвые. Без капли разума в тех, у кого все еще были, глазах, и тем более, в них осмысленности.
    Кровожадно, и как-то ломано повели головами. Фокусируясь недобрыми взглядами на переминающихся живых. Разминающихся, как перед бегом…
    Маги, студиусы и воины не маги, все как один, всмотревшись в эти «добрые» потусторонние глаза, теперь в сковавшем напряжении отшатнулись.
    Но так как не было куда… И даже приходилось спрыгивать, с неожиданно ожившей, порядком утрамбованной «почвы». Растерянно закружили, пытаясь сохранять остатки спокойствия…
    Но многие, особенно помоложе, в основном студиусы, закружились волчком, выставляя вперед руки. В жесте, далеко не мнимой обороны. Явно решая, использовать ли свои, ново-обретенные деструктивно-перемалывающие силы, в столь кардинально изменившейся обстановке, или нет? А еще, как?! Перемалывать, ставя Окна-жернова по кругу, выжечь все вокруг Огнем, это уже Церутерии, или же послушать свою пятую точку. Скрипящую громче грома, под действием неожиданно крупной порции адреналина. И просто кричащую, что стоит брать ноги в руки, и бежать к ПОКА открытому Окну. Пока всех вокруг не начали с аппетитом жрать, и как было уже на их глазах не раз – его не закрыли.
    А «твари» уже с явным голодом вставали. Роняя слюни, и утробно по-звериному ворча. Заинтересованно изучая, скопившееся перед ними сладкое мясо, и его филейные части…
    – А-А-А!!! – возопил один из студиусов, распространявший до этого вокруг, просто летальную дозу адреналина. Стоя в пол оборота. Чем видимо к себе, раньше времени и привлек.
    И побежал вперед, волоча за собою свежеподнятого. Избравшего самой лакомой его частью зад, в который, вогнав зубы, и вцепился.
    – А-а-а… Ой! А-а-а!!! Помогите! Хлоп… Хлоп… – забил он громко крыльями, помогая ими себе нестись, почти не перецепляясь, а также волочь за собой, настырно не отпускающего поднятого. Словно воробей, жалобно чирикающий, и машущий крыльями, попав своим хвостом в капкан пасти кошки.
    Тем самым сея еще большую панику, среди взвинченного окружения. Так как теперь, буквально все, насторожившись не по-детски, выпучили, наблюдая за ним, глаза. А еще и в другие стороны… Чем сразу же мне напомнили, Кролика Алисы, чей взгляд даже в принципе, нельзя было свести.
    Церутерии, тут же укрылись плотными, охватывающими только их Красными Куполами, чем-то напоминающими коконы. А прочие готовились уничтожать, затравленно поглядывая, на значительно преобладающих в численности, по сторонам.
    Победоносное, слаженное настроение, у всех разом сразу же упало и разбилось. Словно ваза из тончайшего фарфора, на мелкие черепки.
    И каждый остался теперь сам за себя и один на один.
    – Юра! Сделай, что ни будь! А то они все сейчас! Всех… Друг-друга! – прилетела достаточно ясная мысль от Алинилинель, так уж сильно, вместе с остальными моими Женами, внешне не паникующими.
    Но судя по воинственно приподнятому мечу Ирнер, и также изготовленной к атаке руке Елены, взрыв возможен в буквально эти несколько секунд. Под их Зеленым Куполом, также от поднятых мертвых, стало тесновато.
    – Повелитель! – донесся выкрик от кого-то. Весьма истеричный, и явно с мольбой.
    Один из мертвых, под Зеленым Куполом, наклонившись оскалился.
    Глаза Волчицы разгорелись… А меч, сорвавшись, двинулся вперед.
    – ВСЕМ СТОЯТЬ!!! – отдал я железно приказ, как вслух, так и мысленно, так чтобы сразу и до ВСЕХ дошло. Пустив его по Темным, связывающим с мертвыми Нитям.
    Паутина задрожала, вызвав вслед, немедленное стопорение… А также явное удивление. Особенно у нежно голубого, крылатого студиуса, также резко замершего, и которого перестали жевать за зад.
    Демон вцепившийся в него, отвалился, и поднявшись пошатываясь на изгрызенных ногах, замер пьяно глядя на меня.
    Тем не менее, слизнув струйку крови, оставившую след на его щеке. Вцепился в булку он слегка наискосок, поэтому и натекло не на подбородок. Слизанный трофей пропал у него во рту, вызвав очень громкое бурчание и гуляния в его чреве…
    На которое отреагировали все. Поднятые, поведя глазами, и с таким же громким, квакающим звуком внутри. А остальные, с настороженной задумчивостью… Кроликов, возле нор которых поселились лисы. И также оценивающе запереглядывались.
    Но главное, все остались стоять.
    А я, глубоко призадумался. В первые разы, все было так легко… Что даже проблема не была заметна.
    Сразу же припомнилось то, что я больше приказывал мертвым, причем сразу всем. Свеже поднятым и не свеже… В смысле, продолжительное время как, восставшим. И обретали жизнь и разум, все они, уж далеко не сразу. И-и-и… Все ли? Или далеко не все?!
    М-да…
    Но главное, что мне все подчиняются, а значит…
    И дрогнув сетью из Черных Паутин, я начал плести приказ. Подобие приказа. Максимально разжевывая, и буквально программируя еще не окрепшие мозги.
    – ВЫ ЖИВЫ. ПОКОПАЙТЕСЬ В ГОЛОВЕ, И ПОСТАРАЙТЕСЬ ВСПОМНИТЬ… КТО ВЫ, И ЗАЧЕМ ВСЕ ВЫ ЗДЕСЬ. Я ВАШ ПОВЕЛИТЕЛЬ. КОТОРЫЙ ВАС И ОЖИВИЛ.
    Удивленные взгляды заозирались, теперь, буквально у всех с пониманием,  и с легким ужасом разглядывались дыры, и крупные, существенные «недочеты» в своих истерзанных телах.
     А я незамедлительно продолжил:
    – ВЫ ДОЛЖНЫ ПОНЯТЬ. ПОКА ВЫ – УЖЕ ЖИВЫ, И ЕЩЕ НЕ СОВСЕМ. ПРОЩЕ ГОВОРЯ, ВСЕ ЕЩЕ НАПОЛОВИНУ ЖИВЫ, НО И НА ПОЛОВИНУ МЕРТВЫ.
    Множество, зачастую непарных глаз сосредоточились на мне, все еще пребывая в кошмаре, четко осознав себя, на призрачном пороге бытия.
    – РАД, ЧТО МНОГИЕ, ОСОЗНАЛИ… – бросил мысль с улыбкой я. – ВСЕ В БЛИЖАЙШИЕ ДНИ, С ВАМИ НАЛАДИТСЯ. ТЕЛА ИСПРАВЯТСЯ, И В БОЛЬШЕЙ СВОЕЙ ЧАСТИ, СЕЙЧАС.
    Забегавшие по себе, ранее взгляды, вернулись в большинстве ко мне, и прибавили в осмысленности.
    – ПРОСТО ВАС, ОЧЕНЬ ЗДОРОВО ПОТРЕПАЛИ. ДО СМЕРТИ… НО РЕГЕНЕРАЦИЕЙ Я ЗАЙМУСЬ ПРЯМО СЕЙЧАС. ЕСТЕСТВЕННО, ПОСЛЕ ТОГО, КАК ЗАКОНЧУ СВОЮ РЕЧЬ.
    Я обвел взглядом, присутствующих «мертвых».
    – СПУСТЯ ВСЕГО НЕСКОЛЬКО СЕКУНД, Я ВОЛЬЮ В ВАС БОЛЬШЕ СИЛ, И РЕГЕНЕРАЦИЯ ПОЙДЕТ СОВСЕМ ДРУГИМ ТЕМПОМ. ЧАСТИ ТЕЛ ОБРАЩЕННЫЕ В ПРАХ, ИЛИ ОТНЯТЫЕ У ВАС, К ВАМ ВЕРНУТСЯ. НЕ ПУГАЙТЕСЬ, ЕСЛИ ВДРУГ, ХОРОШО ПЕРЕЖЕВАННЫМИ, ИЛИ ЧАСТИЧНО ПЕРЕВАРЕННЫМИ. ЭТО ВСЕ НЕ ВАЖНО… ГЛАВНОЕ ВАШИ, И ГЛАВНОЕ ЧТО ОНИ ВОССТАНОВЯТСЯ ДО ИХ ПРЕЖНЕГО СОСТОЯНИЯ. ВПОСЛЕДСТВИИ…
    Взгляды вновь призадумались, сопроводившись мычанием. Видимо пока, не все так уж гладко восстановилось.
    Впрочем, большая часть все равно поглядывала вокруг, и не слишком интеллектуально пускала слюни. На полностью «пока» живых.
    – И САМОЕ ГЛАВНОЕ ИЗ ВСЕГО… НЕЛЬЗЯ ЕСТЬ ЖИВЫХ! СЕБЕ ПОДОБНЫХ, ТЕМ БОЛЕЕ. ЕСТЬ МОЖНО ТОЛЬКО ТО, ЧТО ВАМ ЖИВЫЕ ДАДУТ. ИЛИ НА ЧТО УКАЖУТ. И НЕ БОЛЕЕ… ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ, ПОКА ВЫ НЕ ВСПОМНИТЕ БОЛЬШЕ.
    Теперь уже все взгляды призадумались, в большинстве своем, опечаленно.
    А я, урегулировав главный конфликт, продолжил. Теперь, свою деятельность по их физическому восстановлению. Выздоровлению…
    Что там их телесно восстановило? Прежде… Быстро? Прилив энергии?! Да… Ударная доза, Магической Некротической Силы. И будет все пучком… Физически.
    А окончательно привело в чувства? Да… По-моему та, весьма СЛАВНАЯ НОЧЬ. С веером чувств в Зеленых Жизненных Отростках, транслирующих… Ум-м-м!
    И здесь, даже я несколько смутился.
    Транслирующих саму суть жизни. Ее цель и главное последствие – экстаз. Ведь оргазмические чувства, могут испытывать ТОЛЬКО живые…
    Ну, сейчас последним заниматься не будем. Не место, и не самое лучшее время… Да и наблюдателей, как на оживленном курортном пляже, в горячий полдень. Советами, конечно же не замучают, но будут несказанно удивлены.
    А вот первое, вполне возможно использовать. То есть, вброшу в них больше Силы. Силы Черного Костра. Пока…
    И решив окончательно так, пустил по Нитям «взрыв» фиолетовых вспышек.
    Огни зазмеились, расходясь и впитываясь, а тела начали подергиваясь, свое восстановление. От тел, выбрасывались в стороны, еще более тонкие нити, впиваясь частенько в почивших крыс…
    Достаточно много, направилось за Купол Огня… Раздался страшный писк, как будто в десятки живых еще крыс подсадили свирепствующего чужого.
    А тех, буквально взрывало. Части-кости, кровь и прихватизированное мясо, выплескивались струями из низ вверх. Из мертвых, коченеющих тел, и из взлетевших в воздух, выгнувшись живых. Которых одолело дичайшее несварение.
    И куски, вырываясь, летели к своим прежним хозяевам. Становясь, порой совсем не нормально, но на свое место. И начинали, шевелясь и пощелкивая, вправляться-вкручиваться суставы, и активно вращиваться, ползающие в поисках своего места, вырванные сухожилия и мышцы. Возвращались лица, носы и глаза… Уродливые и крайне омерзительные по началу, и более менее, завершенные в конце.
    От ужаса и отвращения, присутствующие живые, сжались и присели. А мертвые, шевеля обретенными руками и ногами, а после и вращая яблоками глаз, становились все более похожими на живых.
    Последние штрихи… И вот почти уже живые. Конечно, если сильно не присматриваться, и не смотреть на еще свежую розовеющую ткань. Многочисленные розовые неровные шрамы, и белки регенерировавших глаз, все еще с избытком преисполненные капиллярной красной сеткой.
    А я задумчиво все это обозревал, размышляя несколько в других масштабах, а именно о городе. Всем.
    Это что же, неуправляемое стадо «зомби» нужно будет вновь, каждый раз убеждать? Направлять, и «сопельки» подтирать? Вместо помощи, от них имея, головную боль и нарывающий, болезненно-горящий геморрой, на всю жопу…
    Что-то перспектива меня совершенно не радовала. И даже, она несколько пугала. Эдак, я только часть из них и спасу. Малую, и не всех живых, так как залюблю себя с ними до смерти. Нужно упрощать…
    И я решил выделить, среди них главного. Главного из мертвых. А что? Пусть это будет его геморрой. Да и убеждать, прошедшему сквозь все прелести смерти, а потом возрождения, своих ему будет, несравнимо легче.
    – А ТЕПЕРЬ… – дрогнул я вновь Темной Сетью из Нитей, передав всем. – КТО ИЗ ВАС СТАРШИЙ?! КТО ГОТОВ ВЗЯТЬ НА СЕБЯ, ВСЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ И ВЛАСТЬ? Я КОНЕЧНО МОГУ, И ПРОСТО УКАЗАТЬ ПАЛЬЦЕМ. НО… ДАЮ ВАМ ШАНС ОПРЕДЕЛИТЬСЯ.
    Тайно надеясь, что он обнаружится сам. В прошлый раз, наиболее разумный и готовый управлять, также обнаружился самостоятельно. Так что…
    Почему сейчас должно быть не так?
    Среди управлявших эвакуацией из Даршета, полегло таких не мало. Скажем так, наиболее ответственные и самоотверженно патриотичные, действительно душой болеющие за людей… Да ладно, пусть хотя бы женщин и детей. Пусть своих… Практически все остались здесь, спасая свой народ или род. Кто что, кто за что, но остались. И самые глубокие их мотивы, мне не интересны. Хотя хотелось бы верить, что патриоты есть. Ведь защищали выход, сами не сбежали, хотя и могли, пусть и во вторых рядах. Пусть в третьих. А они остались, и бились не щадя живота своего, в буквальном смысле.
    И такой, действительно отозвался.
    – Повелитель Юрилион, я здесь был главным. Старшим. Был… – прилетела сосредоточенная мысль, от достаточно рослого, сильно погрызенного, темно-синего Демона, с продырявленными целыми кусками крыльями. – Я Церутерий Мидзентон. Я хочу и дальше нести свою ношу!
    Молодая, голубая, на свету просвечивающаяся кожица, еще ничего не скрывала.
    – Я рад, что ты отозвался, – облегченно, мысленно ответил я, – мне очень нужен тот, кто будет держать руку на пульсе, и осуществлять контроль. Следить за Вновь Живыми, и говорить Воскрешенным все то, что я вам только что говорил. Готовить к новой жизни… Как потянешь? – без затей уточнил я.
    – Бог Юрилион, мой ответ – да. Это мне по силам… Хочу Вас от всех нас поблагодарить – СПАСИБО! Вы реально, настоящий БОГ! – уверенно произнес он, гудя крепкой силой своей вновь обретенной мысли.
    Кое-кто из Воскрешенных кивнул, но большинство мигнуло, воспаленным взглядом.
    А я в ответ, слегка улыбнулся, ощущая, что это еще не все.
    – Если не возражаете Бог, хочу уточнить один вопрос… – продолжил он, пусть и мысленно, но заметно дрогнув голосом.
    – Да, – кивнул я, разглядывая, как тело на нем продолжает регенерировать, закрывая-затягивая ребра.
    – Он интересует всех… – собравшиеся на мне взгляды Воскрешенных, почти что загорелись, чутко следя. – Все ли из тех кто, прошел… В Прокол, – и взгляд Демона упал на Окно в Мистиреон, – ЖИВЫ?! Из тех, кто ушел в Мистиреон, женщины и дети. Моя семья… Семьи всех!
    Оторвав от него взгляд, он вернул его ко мне, уперев в мои глаза крайне пытливо.
    – Скажу сразу больше, и будешь говорить так остальным… Все кто прошел в Столицу – ЖИВЫ, вы боролись не зря, и не зря все полегли. Я открыл им Окно в Новый Мир. Райский… Море, солнце… Чудесный, теплый, девственный Мир. Очень далеко отсюда, просто так не достать. Так что ВСЕ ОНИ в безопасности!
    Его мрачный взгляд повеселел. Впрочем, как и все остальные.
    Правда, некоторые все еще оставались мрачными. Видимо, они точно знали, что их дочери и сыновья, к Окну в Стольный град, так и не добрались. И я решил продолжить, успокоив и их:
    – Ну а те, кто не дошли, и здесь, в виду различных обстоятельств – пали.
    Сокрушенные вздохи.
    – Или даже у них в желудках… – и я взглядом указал на насекомых и крыс. – Вскоре оживут, как и вы.
     И я продолжил, решив не дать им задуматься и чуть ошарашить:
    – И даже ваши предки! Станут на все сто, живыми.
    Последнее, действительно всех проняло, и их все еще не слишком живые и не брызжущие эмоциями лица, выразили удивление.
    – Так что, все еще впереди, и вы с ними встретитесь! – подмигнул я, показав уверенным с непринужденной улыбкой взглядом, что время вырванное кровью и плотью у судьбы, было растрачено с пользой. И они спасли саму возможность увидеть своих давно умерших предков, и спасли от страшной участи, еще кучу не травмированных смертью жизней.
    А вот кое-кого из стоявших Вновь Живущих одолела паника. Причем на столько, что он прошепелявил вслух:
    – Возь-фр-розь-дать тещу?! Боже ш-милуй-ф-тесь!!! Она ж исчадье ат-да! Страшнейшее порош-ждение Хаоса… У нас вш-ся дерев-фня неделю квас-шила, празнов… Поминала! Ш-клоки как разв-федет, всех страв-фит! И яда в ш-ладких речах, на вед-тро кобр. И все желали, ш-тобы те к кому ее душа попала, не так уж-ш шильно и мучились. По крайней мере не долг-хо… Поди и у них какие-никакие, а Кущи есть. Хоть там, от нее спрячутш-ся. Или шаму перев-федут. Или они шами – того… Живут не в-фечно, и им повез-сет!
    Несколько взглядов также насторожились и как у вполне живых, заметно округлились. Похоже, ее многие знали, и прошлую радость вполне разделяли.
    – М-да… Хоронили тещу, порвали три баяна… – не заметив от задумчивости, выдал вслух я.
    – В-фо! В-фо! И у наш так было! Шломали три шопилки, протерли шесть в-фолынок, а бубнов школько по пробивали… В соседнем селе, подумали швадьба! Такой траур был…
    Неожиданная дилемма, меня несколько выбила из колеи. И я призадумавшись, взглянул на своих, прищурившись заулыбавшихся Жен. Перевел взгляд на теперь главного среди Вновь Живущих, Церутерия Мидзентона.
    – Не обращайте внимания, Повелитель! – успокоил меня, хлопнув крыльями он. – Это все мелочи… Как-нибудь урегулируем. Поставим возглавлять, какой-нибудь отряд, там она и оторвется…
    Настороженных взглядов, сразу стало, заметно больше.
    – Или, поставите, возглавлять разведку! Подобное как раз, по части подобных барышень… – облегчения на лицах, так и не было.
    – Лучше бы, ее куда-то сослать. Агентом внедрения… – посоветовал один из, напрягшигся, почесав между рог темя.
    – А она, думаешь одна такая? – уточнил, с хитрецой, Мидзентон.
    – Легион… – закивали сразу все.
    – Вот. Сразу и решение! Сослать сразу всех, с заметной пользой для дела…
    Теперь проголосовали кивками, и радостными воплями, сразу все единогласно.
    – И душой, мать отдохнет! Будет, кого держать в ежовых рукавицах… И за яйца дергать, тоже будет тайно, кого… – план Вновь Живущего Церутерия, похоже всем до безумия понравился. И все были готовы завопить, что вот теперь, это и есть Рай.
    А вот я немного увял, от подобной мысли, сформировать вполне легальный Королевский Серпентарий. Поскольку, за яйца дергать будут… М-м-м, мне известно кого.
    Ладно. Мысль неплоха. Если что, выставлю между мной и ИМИ, смягчающую прослойку. Жены то, мне к чему? Ну, кроме как Жены. Матери ведь не их, поэтому заметного влияния, можно не опасаться. По началу…
    Видимо, глодавшие меня мысли, отразились на моем усталом лице, сменив позитив, на некоторые метания. Что тут же заметил Мидзентон, хлопнувший крыльями.
    – Я очень рад, Повелитель, и от нас всех, огромное спасибо! Не берите в голову, с отбором, разберемся сами. Не дадим влиять на Бога, ведь он Муж, как и мы… Пусть в бабском, бабы разбираются…
    Ангелочки прищурились.
    – Ну в смысле, Ангелы! – сразу же нашелся он.
    – Отберем лучших из лучших…
    – Худших из худших!!! – перекричал, кто-то из задних рядов.
    – Гы-гы-гы!… – разнесся, смелый, тихий смех.
    – Злющих из злющих… – добавил еще кто-то.
    – Гы-гы-гы!!… – прозвучало, чуть громче, но как-то резко оборвалось.
    – Хитрейших, из хитрейших… – продолжил Мидзентон, но смех, как оборвало. – И вручим, соответствующий, знак.
    – Со змеей! – выкрикнул храбрец из заднего ряда.
    – А хоть бы и со змеей! Главное красивый. Бабы… Э-э-э, Демонессы любят побрякушки!
    – Хи-хи-хи! – а это уже оценили предложенное, мои Ангелочки.
    – А далее, сами решите, кому их перепоручить… – хитро покосился на моих Жен, Вновь Живущий. – Или… Не перепоручить.
    Многозначно, добавил он, и на последнем, уже я призадумался.
    А вот в этом, хорошая мысль… Пожалуй, моих дам, все-таки от подобного изврата, лучше удерживать подальше. Хотя, кто знает… Но что-то в его мысли есть. Вон, даже они, вновь насторожились. Видимо, просекли… Что, что-то не так.
    – Лишь, название придумать! – криво улыбнулся Мидзентон, видимо задубевшие, окоченевшие ранее мышцы, все еще до самого конца не отошли.
    – Королевский Серпентарий, пусть так и будет… – решил я.
    – Но для пользы дела, лучше сократить, – попытался подмигнуть, Церутерий, что у него в принципе получилось.
    – Значит «КС»! – согласился с ним я, невольно видя в голове, латинские буквы. Где «S», ну очень перекликалась.
    Мидзентон довольно кивнул, как и с заговорщической хитрецой все остальные.
    – Мотор! – позвал я.
    – Да, Ваше Вел… Повелитель! – слегка рвано, отозвался он, оказавшись, на удивление под рукой.
    – Займешься знаками, и всем «особым», Вновь Живущим дамам выдать. Знак, должен быть таким, чтобы сразу внушал уважение… Был небольшим, броским и красивым. И было видно отношение, к Королевским родам войск. Некой элите… Все понятно?
    – Да, Ваше… Повелитель! – растерянно, пролепетал вначале он, но все же в конце исправился. – А как их различать?
    – Их главное, страв… собрать, а там они сами разберутся… Поверь. И иерархию выстроят. Главное скажи, что Повелитель к ним благоволит… Благоволит к их талантам.
    Множество дам, из мышками стоящих поднятых, жеманно заулыбались. М-да… Вот эти точно все передадут, как надо.
    Почему-то под ложечкой засосало… Как предчувствие. Но никаких голосов… Значит все не так уж и плохо. Так что можно оставить на самотек.
    Демон в белой мантии кивнул, сдержав поклон, дескать, уяснил. И отступил на шаг в сторону, а потом и медленно начал удаляться, поманив к себе пальцем, себе подобных, служителей Церкви. Которым также, правда тихо, начал что-то втирать.
    – Первый бой отгремел… Надеюсь, далее, судьба будет благосклонна! – о чем-то задумавшись, произнес Мидзентон, поглядев на мой Купол.
    – К нам ВСЕМ! – широко улыбнулся я, наконец, ощутив себя в своей тарелке.
    Позитивный гомон живых, и вновь взявшихся за это, не совсем благодарное дело.
    – А теперь за дело! Наш бой встал на половине… Точнее, на самом начале. Не хорошо… Только чуть отбились, закрепились, и встали на перекур. Нужно добивать! – я толкнул речь, наверное, больше для самого себя. Прикидывая, что мой наружный Купол стоит разрастить в самое ближайшее время, если не прямо сейчас. Бой надоел, да и все надоело. И если бы Елена со своим бутербродом… Я крыс бы начал лопать, прямо сейчас. И не застеснялся бы окружения. Те, кто меня знают, и так знают. А те, кто не очень, как раз и привыкли… Так что… СТОП!? Я что реально, пускаю слюни? Утереться! А то кое-кто подумал, что на них…
    Улыбнулся, все заметившим Девам – Ангелам. И утер слюну. Рукавом, пусть не красиво. Но все вокруг постарались не заметить, рассовав свои взгляды, кто куда. Лишь бы не на меня. А что? У всех Королей, порядком странностей. А что уж говорить о Богах!
    И так подумав, я еще шире улыбнулся, и с возродившимся энтузиазмом воззрился на все еще живых и мечущихся крыс. Реющих в небе пчелок. И нашу Жар Птицу, набивающую брюхо, словно не в себя. Эдак, она за сегодня, до прежних размеров откормится… Если сядет на плече, хребет сломает. А если как… М-м-м… Э-э-э… Нет. О том, как навалит, вообще лучше не думать. Придется краном выковыривать…
    Крыс же, опять накопилось, и повизгивающие твари, опять принялись готовить из друг-друга шашлык. Запихивая в мой двойной, совершенно не проходимый для них Красный Купол, волну за волной. Словно, бушующее серо-черное море… Обивающее раскаленный до красна камень, не остывающего лавового потока.
    Нужно искать их Телепорт, точнее Телепорты, и также навесить на них «Мясорубки». А потом уже всех оживить. До конца…
    – Повелитель, – оборвал поток моих мыслей Возрожденный Мидзентон, – смею сказать, что ВСЕ хотят есть. До умопомрачения… И готовы есть, все что угодно.
    И он с намеком, взглянул себе под ноги… С аппетитом.
    – Наверное, чего-то в организме не хватает, – глубокомысленно произнес он, и сглотнул слюну.
    И на последнем, все стоявшие Вновь Живущие, активно закивали, забурчав. Квакающе, стенающе, и булькающе. Словно бы воду сливают в гулкое канализационное чрево.
    – Крысы?… М-м-м. Ну что же, если хотите, ЕШЬТЕ! – ухмыльнувшись, разрешил я. – Вначале они вас, теперь, наоборот, вы их. Даже… – и я, оглянувшись, на вновь вставших вкопанными, скривившихся живых, и еще не умиравших, изменил свой ответ, вставив «не». – Даже не смешно. Но, справедливо. Выбирайте, только ЦЕЛЫХ. Полностью прожаренных, тут полно. А то, не ровен час, мне еще кое-что в голову придет. Точнее, уже и пришло… Например, их Возродить. Животные симпатичные, словно хомячки… С шерстью, стальной проволокой. Ну и зубки, вполне эффективны, для вскрытия консервных банок. Или кого-нибудь в броне…
    Живые и не умиравшие, выпучились. А вот Возрожденные, к этому моменту жадно запихивались, вновь напомнив собой, печально известных «зомби».
    В спешке похрустывая, не такими уж и мелкими, крысиными реберными костями, наоборот, оценили мою мысль как весьма разумную, и в большинстве своем «разумно» закивали, разбрызгивая сок. Впрочем, разглядеть кивки. Можно было не у всех. И простое пережевывание, принять за оные.
    А я на миг, призадумался, оценивающе воззрившись. Минутой назад, они были мертвы… Секундой назад, размышляли как люди, и боялись тещи. А сей час вновь одичали, и ведут себя, как обычные «зомби».
    С людьми, с точностью до наоборот.
    А почему наоборот? Да точно также! Всегда, также…
    И я взглянул в сторону Алинилинель.
    И только «зомби» мне будут всегда, верны. Даже тогда, когда станут полностью живым человеком.
    Странная мысль, не хотела уходить, и я постарался ее изгнать, приподняв одну весьма аппетитную крыску. Как положено за хвост, и внюхался, в чарующий запах МЯСА. Хорошо прожаренного, свежего, и жалко, что без лучка… И без маринада… И без соли. НО… ЭТО ЖЕ КРОЛИК НА ВЕРТЕЛЕ! Я же ел порой, и гораздо хуже!
    – Мур-р-р!!! – отозвалась во мне Мантикора, коварной искусительницей.
    – Хозяин, МЯСО! Хорошо прожаренное, и еще теплое… А эти крысы, вообще деликатес!!! Примите угощение, ну хоть одну…
    – Ну да. Кошки к мышам, всегда были не равнодушны…
    – Ну Хозяин, хоть одну! Я найду ей самое достойное применение!
    – Ладно, Мурка… – согласился я. И быстро схарчил, целиком, вместе с хвостом. Глотка и зубы, явились моментом, как и рот до нужных размеров расширился. Хвост, хотелось, как всегда обрубить, но я решил не рисковать. Вдруг, при возрождении, пойдет и на него реакция… И я взорвусь фонтаном ошметок, желающих соединиться воедино? Не-е-ет. Подобная оплошность не по мне.
    Желудок, приняв подачку, тут же активно забурчал, переваривая.
    А я оглянулся, оценивая воздействие на окружение, моего не шибко красивого деяния…
    Все молчок. Лишь живые, чуть более чем обычно, таращат уводимые в стороны глаза. Жены как всегда улыбаются, лишь Елена, с Алинилинель, сочувствующе. А вот Волчица, даже с легкой завистью. Видимо к моим, немыслимым аппетитам.
    – Приятного аппетита! – неожиданно, получил я пожелание, от Церутерия Мидзентона. С огромным трудом, дожевывающего свою.
    – Спасибо… – автоматически ответил я, размышляя о своем. – Все остатки, заберите с собой, и потом прикопайте. Там где крыс нет. Этих. А то, чтобы подобного не приключилось…
    И я сбросил всем мысленную картинку, вначале взрывов крыс. И где Возрождающиеся, собираются из освобожденных ошметков. А потом, смоделировал наоборот… Испортив многим аппетит, заставив призадуматься.
    – Оставшихся, я практически точно, собираюсь возродить. Так что… – продолжил я многозначительно, и Поднятые, ну очень активно закивали.
    – Да, Бог Юрилион, это прекрасная идея! – произнес поддерживающе, Возрожденный Мидзентон. – Эти крысы, предельно эффективны. Быстры, стремительны, и прыгучи. А вкусны!
    И он тут же от последнего отмахнулся, при этом лукаво улыбнувшись, уже практически полностью обретя, живой и здравствующий вид.
    – А их острые зубы… Когда они напали, признаться, я подобной прыти, в столь крупных телах, не ожидал. Молния, с пилорамой… Бр-р-р! – и он заметно поежился, разглядывая зубы, опустошенного им от мяса, скелета крысы. Где зубы торчали, словно бивни. Подобно кусачкам, или вертикальным жвалам… С самозатачивающейся кромкой. Пожалуй, таким любой кабель по зубам. Готовы, совершить любой теракт, лишив высоковольтной линии, последним сжатием…
    Я вновь кивнул и призадумался. Принять их, возродить, а потом убить? Конечно, после, возможно они и не нужны. Но не тащить же, «для размножения» на свою родную планету? Подобный выводок, лишит Мир любых надежд. Это не просто милые «крысявки». Это реальное оружие, Последнего Дня. А если они и размножаются также…
    Не-е-ет… Возможно, и обойдусь. Не понадобятся в этой битве. Да, так и есть, ведь точно… Мой Красный Купол всех добьет, и все. Зачем они мне нужны?
    Но покоя нет. И тут…
    – МЫСЛЬ ХОРОША! ПРИМИ И ВОСПОЛЬЗУЙСЯ… ПОЗЖЕ. ОНИ ЕЩЕ ПОМОГУТ, ЛИШЬ РАЗВЕДАЙ ПУТИ…
    Вот и все что прилетело! Аж бесит! Инструкция там… На трех листах, в трех томах! Ан нет, пару слов в связке, из белиберды. Какие Пути?! Остальное понятно… А вот это, нельзя было пошире, растолковать?
    А «не моя», моя мысль, далее не продолжалась.
    Млять! Что он, точнее «я» в будущем, имел ввиду? То, что это, именно я в будущем, я уже давно не сомневался. Слишком на меня похоже… А еще, видимо, я чего-то не должен знать. А намек…
    Млять! Млять! Млять!!! Чертова скрытность и загадочность!
    Что же такого меня ждет впереди?!… Похоже, что нечто, не особо хорошее. И даже, судя по увиденному еще у Алисы, весьма и весьма, плохое. А тот я, который в будущем, считает, видимо, что это еще и хорошо…
    – Фу-у-у!!!
    И я покрывшись от быстрых мыслей потом, весьма растерянно и неожиданно для всех, громко выдохнул тоскливо воздух. Спуская его, как пробитый мяч.
    – Что-то случилось?! – догадалась сразу же, Алинилинель, бросив мысль.
    – Вновь видение… Как всегда, голос. Предлагает использовать, точней искать Пути. Крыс… Короче, глючит. Потом расскажу… – решил в итоге отмазаться я. – Наверное, от нервного перенапряжения… Двоится личность.
    – Да, все может быть, дорогой, – она неуверенно закивала. – Может Многоликий?!
    – Нет, однозначно, не он. Это нечто другое…
    – Тебе уже давно пора отдохнуть, – с волнением продолжила она, с явной заботой в своем виртуальном, серебристом голоске.
    – Да… Пора. Вот закончим, и отдохнем, – кивнул я, растеряв какую-либо веселость. Теперь хмуро думая «о своем». О том, что ждет, и чего они не знают.
    А Возрожденные все хрустели, и чавкали. Но уже явно с трапезой заканчивали.
    Все на глазах, наливались «румянцем» и жизнью. Обрастали окончательно плотью, и теряли малейшие признаки, того что с ними приключилось. Лишь дыры в одеждах свидетельствовали об этом. Зияя, в самых непредвиденных местах. Даже, несколько неудобно… Зияли. А взгляды, лучились, становясь все живей.
    Да, все они теперь живые. Вновь Живущие, и верные мне. Нужно мне таких побольше… Чую жопой, придет час!
    – Ну как, все нормально подкрепились? – уточнил я, наблюдая, как Возрожденные, пакуют и привязывают к себе объедки. Подчистую обглоданные скелеты, и пускают сытые отрыжки.
    – Да, Повелитель! – доложил цветущий Мидзентон. Хлопнул, проверяя крылья, и растянул довольную улыбку. – Крылья не болят! Как помолодел… Нет, точно! Я настолько здоровым, себя в жизни не чувствовал! Спасибо Повелитель!
    – Спасибо…
    – Спасибо!… СПАСИ-СПАБО-бо!!! – слилось во всеобщий, неразборчивый гудеж.
    – Всем, пожалуйста… – ответил я, задумчиво осматривая окружение.
    – Короче, Мотор! – позвал я, заметив режущее глаз, лишнее.
    – Да, Ваш… Повелитель?!
    – Всех Вновь Живущих, женщин и детей, всех на хрен отсюда! В смысле, эвакуируй в темпе, чтобы второй раз не возрождать. Остальные, пока останутся здесь… Планы изменились.
    – Да, Повелитель! – подтвердил он, что четко понял.
    И принялся рассылать своих подручных, к вяло шагающим, похоже, что в спонтанной эйфории новой жизни, с любопытством все рассматривающим по сторонам, представительницам слабого пола. Вышагивающим мелкими шажками, будто в мирное безоблачное время, в самой безопасной части своего города, днем и в праздничный день.
    Уму непостижимо…
    – СЛЫШАЛИ ВСЕ?! ВСЕ ЖЕНЩИНЫ И ДЕТИ, В ОКНО БЕГОМ! – прикрикнул я, на совершенно потерявших адекватность. – У НАС ТУТ ВОЙНА, А НЕ ФЕСТИВАЛЬ МИРА… И ДЕМОНСТРАЦИИ, КТО КАК ДЕФИЛИРУЕТ, И КТО СПОСОБЕН МЕДЛЕННЕЙ ПОЛЗТИ! – кое-кто из дам побежал, ну а кое-кто, как всегда, еще не совсем понял. Блин, овцы… – ТЕ КТО ОСТАНУТСЯ ЗДЕСЬ, ДО ЗАКРЫТИЯ ОКНА, ЗДЕСЬ И ОСТАНУТСЯ! И ЕСЛИ ВНОВЬ ИЗДОХНУТ, ОСТАНУТСЯ ТУТ НАВСЕГДА. МНЕ В НОВОМ МИРЕ ДУРЫ НЕ НУЖНЫ. БУДЕТ ВАМ ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР! ОТ НЕДОСТАТКА МОЗГОВ ОСТАНЕТЕСЬ ЗДЕСЬ, И ИЗДОХНИТЕ НА ХРЕН… НАВЕЧНО!
    Последнее, а возможно и самое последнее, подействовало куда лучше, и скорость обмена веществ, у самых неторопливых и не понятливых значительно ускорилась, заставив даже их бежать вприпрыжку.
    Расширенные, словно озера глаза, и столпотворение у Окна, из которого все еще прибывали плотно заполнившие внутренний периметр Огненного Круга Воины и Маги.
    Наконец, все дамы пропихались и выпихались в Мистиреон в полном объеме. И сразу стало как-то легче дышать. По крайней мере, мысли стали конструктивней.
    – ТЕПЕРЬ ВСЕМ! – бросил я, решив, что и так все после речи разберутся. – Я ЗАПЕЧАТЫВАЮ ПРОКОЛ В СТОЛИЦУ, И РАСШИРЯЮ НАШ КРУГ. ИСПЕПЕЛЯЯ ОГНЕННОЙ СТЕНОЙ ВСЕХ ПРИШЛЫХ ЛИШНИХ. ИДЕМ ВПЕРЕД, ДОБИВАЕМ УКРЫВШИХСЯ КРЫС, И СПАСАЕМ, ТЕК, КТО КАК-ТО УМУДРИЛСЯ ВЫЖИТЬ. И ГЛАВНОЕ, – я все-таки бросил свой взгляд на ожидающе глядящего  Высшего Мейфрема Громия, – ЗАПЕЧАТЫВАЕМ ВЫЯВЛЕННЫЕ ВРАЖЕСКИЕ ПРОКОЛЫ, НОВОЙ «МЯСОРУБКОЙ». В ПЕРВЫХ РЯДАХ, ВНОВЬ ЖИВУЩИЕ, ЗРИЗЕРНЫ И ЦЕРУТЕРИИ. КРЫС ДОБИВАТЬ… А ПОСТРАДАВШИХ ВСЕРЬЕЗ, ВЫЖИВШИХ, ОТБИВАТЬ, МОРОЗИТЬ В ЛЕД, НА НОСИЛКИ И К ОКНУ. ЦЕЛЫХ, СТИМУЛИРОВАТЬ ПОДОБНО ТОМУ, КАК Я ТОЛЬКО ЧТО, И ОТПРАВЛЯТЬ ТУДА ЖЕ БЕГОМ. ЭТО ВСЕ… А ТЕПЕРЬ, Я РАЗВОРАЧИВАЮ КУПОЛ! ПОРА ВСТРЯХНУТЬ ЭТОТ ГАДЮШНИК, И ПОСКОРЕЕ ОТБИТЬ.
    – УРА-А-А-А!!! ПОВЕЛИТЕЛЬ! – подобный вопль был неожиданностью, но я не показал вида, лишь многообещающе кивнул. И плавно двинул вперед свой первый Купол. Следом за ним свой второй. Стена огня, начала удаляться… И разгораться. Порождая писк, визг… И треск. Огненная волна перепрыгнула первые постройки, начавшие словно спички, с треском воспламеняться, разбрасывая искры, а свора набежавших крыс, наслаивавшаяся в сложные, вертящиеся пирамиды, осталась теперь просто горами лежать, источая дым и жареные нотки.
    – ПОПРАВКА ФРИЗЕРНАМ, ТУШИТЬ ПОЖАРЫ! – откорректировал, приказ я. И тут же пылающие здания окутались голубым, сбивая пламя со вспыхнувшего дерева кровли, запорашивая его снегом, а кое-где и покрывая льдом.
    Отряды двинулись вперед…
    Контролировать с высоты, будет существенно эффективнее. А летать, тут многие умеют. Если что…
    И я решив, пока не присоединяться, поднялся в воздух, прихватив своих Жен, и завис в метрах тридцати над мостовой, оказавшись почти под самым сводом своего, уходящего вверх, двойного Купола. Удобное расположение, простреливаются взглядом расходящиеся улицы. И цепкий взгляд замечает, где сметает копошащуюся массу с крыш. Возможно, там совсем близко крысиные Проколы.
    И сбросил вниз, мысленный образ, предполагаемых точек.
    Сопроводив «видео» и «карту» мысленным комментарием:
    – ВОЗМОЖНО, ЧТО ПРОКОЛЫ ЗДЕСЬ И ЗДЕСЬ… – и красным, мигающие точки, в местах предполагаемого нахождения.
    Кое-кто, заметно дернулся с непривычки. Основная же масса прореагировала хорошо, сразу же сориентировав взгляды. Особенно насторожились те, кто приближался к ним.
    – И ДА! ДЕЛИТЕ ГОРОД, СЛОВНО ТОРТ, НА КУСКИ ГРАНИ, И ЗА КАЖДОЙ СВОИ ОТРЯДЫ. ДВИЖУЩИЕСЯ В НАПРАВЛЕНИИ ТОЧЕК, УСИЛИТЬ… ЕСЛИ ЧТО-ТО СВЕРХ ОБЫЧНОГО… МОЛИТЕСЬ МНЕ! ИСКРЕННЕ И ОЧЕНЬ ГРОМКО! УСЛЫШУ, И ПРИДУ НА ПОМОЩЬ. А ТЕПЕРЬ ВСЕ В ТЕМПЕ! Я ЧУТЬ ЗАМЕДЛЮ СВОЙ КУПОЛ, ОТ ЕГО ГРАНИ, СИЛЬНО НЕ ОТСТАВАТЬ!
    И бросив так, я поймал взглядом в небе Птичку, огненным вихрем кувыркающуюся среди пчел, и чувствующую себя как в Раю.
    – Смотри, там! Началось… – Алинилинель указала рукой вдоль улицы, где двигался обычный отряд.
    Серой волной, Крысы полетели на их головы из окон, сразу же трех верхних этажей, разбиваясь на отдельные крысы – особи, уже среди них.
    Стрельнул вверх Огонь, Заморозка…
    Замелькали, взблескивающие мечи, разя темную нечисть с настырной отмороженностью. М-да, по части храбрости у Вновь Живущих все более, чем хорошо… По крайней мере, у мужчин.
    Но нужно, все равно помочь. Крыс там, на квадратный дециметр, чересчур много, и сыпаться не перестают… Черная лавина, даже усилилась. Ненависть и ярость в иступленном писке… Ужас и боль, в писке сжигаемых. И мелодичный звон, разбивающихся на красные кристаллы, еще в полете замороженных.
    И поддавшись порыву, я на отряд накинул свой Красный Купол. Правда, не краями вниз, а вверх. Почти коснувшись «верхом» Купола, голов обороняющихся, раздвинул «чашу», до самых домов, выдвинув как застилающую красную ткань, перед и назад.
    Сразу же дело пошло веселее, так как обороняться теперь, моему осаждаемому крысами отряду, осталось лишь только со сторон.
    Мечи мелькали, кромсая, и выбивая грызущих в толчее… Освобождая руки, Магам. А те в свою очередь, начали бить по площадям, превращая в мороженые статуи, целые, вздымающиеся и застывающие вмиг волны. А Огонь Церутериев, сжигал, несущихся остальных. Правда, все равно им не казалось все так уж просто, поскольку град из жаренных, падающих сверху весомых, раскаленных тел, здорово мешал. И обжигал… Кипящим, разлетающимся «соком».
    – Вон там еще!!! – ожидаемо выкрикнула Елена, указав на усиленный отряд, приближающийся к одной из обозначенных мною точке.
    Такая же лавина… Даже помощней.
    Тут же «Чаша» над их головами, растянутая, словно огромный гамак.
    Х-м… Крысы сыпались на головы, сразу же жаренными, и весь бой, вновь выровнялся, в плоскость первых этажей. Церутерии вспыхнули отдельными Куполами… Показав, что также кое-что могут. Перекрывая, подходы по центральной части улицы, с обеих сторон.
    Молодцы…
    А «Чашу» защиты, стоит, пожалуй, привязать. Как зонтик, к кому-то из шагающих. Пусть вместе с ними и перемещается…
    И порадовавшись идее, я тут же ее воплотил, привязав к Церутериям, движущимся в передней и задней части. Предоставив, возможность маневра, разворачивая вправо-влево покрывало зонта.
    – ВНИМАНИЕ! ВСЕМ ПРИВЯЗЫВАЮ «ЧАШУ»… – принявшись за остальных, бросил мысленно всем я. – КОНТРОЛИРУЮТ, ЕЕ ПОВОРОТЫ, ДВА ЦЕРУТЕРИЯ, ДВИЖУЩИЕСЯ ПО ОДНОМУ, ВПЕРЕДИ ОТРЯДА И ПОЗАДИ!
    И для верности, подсветив, красным, линии привязки, по две тянущиеся от перевернутых Куполов, к тем, кто ими будет править, я закончил полностью круг, обеспечив ими всех.
    На головы еще двум отрядам, посыпались крысы. Но теперь это был, в основном дождь из тел.
    Довольно вздохнул…
    – Повелитель, нам туго!!! И меньше их что-то не становится!… – прилетела «молитва»,  от кого-то из отряда, атакованного первым из всех.
    Взгляд туда… Действительно, что-то совершенно не так. Крысы сыплют и сыплют, и продвижение застопорилось. Вновь Живущих, так просто и не убьешь, но мясо с них здорово поснимали. У многих мечников, отморожено рубящих лавину, уже кости обнажились на руках. Но им хоть бы хны… Как молниями рубят! Как только меч в руках удерживают?! Да и находиться в такой гуще смрада, без противогазов… Обычный бы отряд, загнулся бы уже давно.
    Нужно что-то предпринимать.
    Подать кислород… Взнуздав Коней, я вбросил освежающий ветерок, прямо сверху… Все сразу же стало видней.
    Снопы огня… Но отбиваться Магам сложно. Лавина словно цунами. Если бы не моя «Чаша», давно бы погребли.
    Привязал «Коней» всем остальным…
    – Повелитель! Помоги… – прилетело мысленное, оттуда же, и я не раздумывая бросился вперед. В секунды приблизившись, завис всей своей группой наискосок над ними. В метрах двадцати пяти от фонтанирующих черно-серой массой, окон.
    Ударил по ним Огнем, не Драконьим Пламенем, а размытым, и омывшей здание рекой, заставив даже внутри что-то задымить и загореться.
    Вспомнил о Елене…
    – Елинилинель, поливай Огнем окна!
    – Да Повелитель, – и тут же сноп огня, окутавший их.
    Уронил Драконье Пламя по сторонам. В три Свечи, но сразу по несколько, вычерчивая испаряющие и взрывающие крыс, почти ровные линии. Вверх летят ошметки.
    Поток ринувшихся по низу, разметался и захлебнулся…
    – Алинилинель, ты тоже, если видишь, что где-то нужна помощь, не стесняйся, вмешивайся…
    – Да, Муж мой! – и Купол, теперь уже Зеленого цвета, прикрыл со всех сторон сражающийся внизу отряд, давая долгожданную передышку, и время выбить затесавшихся в ряды крыс.
    – А я?! – тут же отреагировала обиженная Волчица, ревниво почувствовав, что ее, в отличие от остальных, оставили не удел.
    – А ты нас охраняешь…
    – Я?!!! И от чего? – удивилась она.
    – От всего… Смотри во все глаза! А то, зоркий глаз, острый нюх, а о ситуации вокруг, только остальные докладывают… Работай! – слегка вмял, ее самолюбие я. Заставив призадуматься, и пристально осматриваться по сторонам, а не только нос от запахов морщить.
    – Там, похоже… Окно! Прокол… Внутри здания! – выдала Ирнер, указав на верхний этаж, и почему-то принюхиваясь.
    – Как я сразу не догадался… Вот видишь?! Молодец! И от тебя  толк есть… – выдал я, и недолго думая, вшвырнул в обозначенное ею окно, Драконье Пламя, так, свечей в пятнадцать.
    – БАБАХ!!! – и верхний этаж, в большей части снесло, а из остальных окон, парящим фаршем полетели крысы.
    Интуитивно вбросил порыв мощного ветра, сместивший и унесший, несущийся вниз, прямо на головы, град камней, обломков дерева, пыль и песок.
    Гордое выражение лица у Ирнер, дескать – это я!!!
    Ну да, ты… И я бросил, быструю поощрительную улыбку. Впрочем, сверхбыструю, поскольку, в разверзшейся пятнадцатиметровой дыре, с обваливающимися по краям кирпичами, зияло круглое Окно. Точнее, исторгало крыс… Удивленно падающих, в проломлено-прожженный пол, ниже этажом.
    Чем Елена тут же занялась, туда активно пуляя огненные сгустки.
    А я, недолго думая, накрыл Прокол Огненным Куполом, соединив его края в шар. Пусть и не «мясорубка», но тоже ничего. Живые крысы больше не пролетали, и не разбегались. А начавшая быстро расти куча, хорошо прожаренных, грозила погребти собой Окно, в самом ближайшем будущем.
    – Прокол… Исследовать Пути. Прокол… Окно… Телепорт… ПРОХОД И ЕСТЬ ПУТЬ?!!! – как-то слишком логично вывел я. Может и не истину, но… Очень похоже!
    И что же мне нужно, в таком случае сделать, туда шагнуть? В самую гущу… В чужой, чуждый Мир. Похоже на то… Ведь больше ничего, я и не мог иметь ввиду. Наверное, смысл, запомнить Мир. Припомнилось «…пригодится».
    Хм…
    Один из студиусов Мейфрем, поднял руки, прицеливаясь, с явной целью запечатать Прокол «Мясорубкой».
    – ЭТОТ, НЕ ЗАПЕЧАТЫВАЕМ… – распорядился я, бросив ему мысленно. Тот, опустив руки, кивнул.
    И уже сосредотачиваясь на остальных:
    – ЗДЕСЬ ВСЕ… ДВИГАЙТЕСЬ ВПЕРЕД!
    И я, своим «летучим отрядом», решив не откладывать, приблизился к Окну. Стал всматриваться, меж мелькания встопорщенных шкурок.
    Туманный, серо-голубой небосвод. Как перед дождем. Может для того Мира, это и нормально. По крайней мере, не критично. Даже обычно, я бы сказал.
    Больше, кроме неба, рассмотреть меж тел, ничего не получилось.
    Ничего… Главное, проникнуть и запомнить Мир. Действительно, может пригодиться! По крайней мере, выясню еще кое-что. А любое знание, ничего не весит, и всегда может помочь в самый неожиданный момент.
    И с такими мыслями, я погнал вперед Коней. Воздух сгустился, и сложно сплетенной струей, ринулся в Прокол, перекрыв наглухо Путь, и сделав его односторонним. Теперь осталось только пролететь.
    И выстроив нас вряд, со мною на вершине, я ринулся вперед, подгоняемый в спину мощной струей ветра.
    Окно осталось позади, а мы взлетели над колышущейся массой. Не такой уж и бесконечной, единично пополняющейся выскакивающими хвостатыми особями из не слишком густого леса. И вертящейся всем набежавшим скопом, непосредственно вокруг, теперь запечатанного Прокола. С должной степенью писка, ввиду присутствующих непоняток, поскольку пройти в него теперь больше нельзя.
    Ну а я, убедился, что по большей части, мои догадки верны. Поскольку, осмотрев то, что предо мною предстало, какие-либо другие выводы произвести было и невозможно.
    Лес… Сумрачный редкий лес, разбросаны во множестве камни. Весьма напоминающие, рассыпавшиеся за несколько тысяч лет, руины. По которым прошлись ветры, стужа, зной и влага. С внесением, соответствующих корректив, в скрепляющий их цемент. Точнее, то, что в стенах было вместо раствора. И лес… Просто кричавший, как конкретно в этом месте рослось ему плохо, поскольку всю почву, закрывал засыпанный плешивыми наслоениями тонкого слоя почвы, бетон. Похоже, в прошлом это был город. Урбанистическая мечта, убитая враз кем-то на корню. Не удивлюсь, если чисто с целью разведения, этих милых созданий, отдаленно напоминающих крыс.
    Сейчас копошащихся, и сдуваемых сотнями, с громким писком улетающих в лес. Словно из автоматического гранатомета… И оттуда же,  без особых повреждений, возвращающихся, с явной целью, вновь повторить увлекательную карусель.
    И теорию, больше всего подтверждало, явно инородное Миру устройство, которое возвышалось, поблескивая на всредне сером фоне, бликующим черным. Возможно металлом… Короче, большим, толстостенным кольцом, которое было открыто, едва на треть.
    Касаясь увитым фиолетовыми молниями Проколом, своей нижней части. И почти скрытый, под серыми телами черный, не зарастающий травами и деревьями постамент. Данного Кольца – подножие.
    Возможно, это вулканическое стекло? Как его там, называют… Да, вспомнил – обсидиан. Точно. Но удивительно однородный, явно искусственного происхождения. Поскольку, где такой однородности его взять?
    А еще, приковывали взгляд две статуи, из того же черного материала, приблизительно семиметрового роста, удерживавшие, с обеих сторон Черное Кольцо. Совершенно не обычные, и вызвавшие внутренний холодок. А еще устойчивое «дежавю»… Поскольку это были Демоны. И не простые, как те, которых я сейчас спасал, а именно такие, как тот, что скакал в представленном Многоликим нам будущем, на коне. Активировавший Зерно. Но, там это было издали… И не так впечатляло. А здесь, они злобно скалились, острейшими зубами, раскинув полотнища кожистых крыльев. Мощных, и заточенных под стремительный полет. А еще, наверное, осадок холодка оставили рога. Крепкие и перекрученные… Не смотря на массивность, кажущиеся пропорциональными и функциональными. Именно такие, какие я видел у себя, уже в подзабытом, мнящемся теперь сном, видении. В бое с Богиней Смерти.
    Во дела…
    Неужели с вот этими монстрами, я действительно имею сродство? Древние Повелители?! Хотя, скорее всего глюк, и вспышка разыгравшегося воображения. В данном случае, болезненно-воспаленного, и крайне граничащего с шизой.
    Это не я, не должен быть ими. Да и не могу!!!… Или я?! И тогда, под действием стресса, где-то глубоко внутри, проявилась-проснулась часть сокрытого, генетического рисунка?
    И-и-и…
    И я встряхнул головой, разгоняя разбегающиеся мысли, словно пауков, тянущих за собой все новые и новые догадки-мысли-нити. Связывающие их и переплетающие… Склеивающие, и насыщающие образы. Лишь незначительно отличающиеся, по степени их не вероятности.
    И я старательно задвинул-смел их все в угол.
    Выстраивать догадки, это как-нибудь потом. А сейчас, есть сейчас – только факты. Их сбор, и решение реально видимых и существующих проблем… Благо, последних, скопилось более чем предостаточно.
    И я вновь бросил взгляд вокруг. Неожиданно заметив, с каким ужасом, и подозрением, прикипели мои Жены взглядами к черным фигурам. Вероятно, неосознанно выстраивая между мной и ими ассоциации. И почувствовав, что я на них смотрю, от кошмарных изваяний резко свои взгляды оторвали… И сверхбыстро развели их в стороны, исключительно старательно с моим взглядом не пересекаясь, и пытаясь показать, что и остальное в окружении, им не менее интересно.
    Лишь Ирнер взглянула мельком, с каким-то… Трепетом, и… Хозяйственным обожанием. И тут же стремительно, вновь отвела весьма странный взгляд вниз. Но этот быстрый взгляд, на удивление, в моей голове отпечатался, будто фотография, медленно тающая на фоне окружения.
    Словно скромница девчонка, даже школьница… На споро гоняющего всю мужскую часть школьной братии, СТРАШНОГО красавца самца. Наглого до беспредела, и тайно ею также обожаемого. Не смотря на то что, кулаки у оного, более всего напоминают, ороговевшее лошадиное копыто. И примеряющей, как в подобной руке, будет смотреться ее нежная, почти игрушечная ручка. И судя по оттенкам, этого пресыщенного взгляда, ее вывод, что явно не плохо. Инстинктивно повела вперед тазом… Весьма эротично и интуитивно зазывно, я даже суть прежних мыслей потерял.
    М-да…
    И я вновь, воззрился вокруг, опять задвинув странные, и более плотские мысли на задний план, ища еще что-нибудь, из того что ЗДЕСЬ важно.
    Ничего такого…
    Крысы мельтешили на воздушных горках, во всю наслаждаясь процессом, и казалось, веселились, поскольку некоторые, не смотря на поднявшуюся пушистость, проходили по второму разу. В остальном же место, напоминало, разворошенный муравейник.
    И я поднял нас выше. Хотелось все в подробностях рассмотреть.
    Вон норы, у кромки, более густого леса… Судя по всему, там кончается бетон. Похоже, крысявки тут жили весьма мирно, и в меру разрозненно. Пока их кто-то не позвал. Или не принудил, что вероятно, одно и то же…
    И что тут еще видеть?
    Серое небо, размытое пятно не жаркого, будто осеннего солнца. Разбросанные камни, и больше ничего. Ни намека на достаточно близкое соседство, подобного, установленному здесь устройства. Или, тем более, ни малейших признаков, тех, кто их установил… Или хотя бы, позвал. Действие Врат, похоже, что чисто автоматическое. Вероятно, что многих одновременно, разбросанных по этому Миру, так сказать, активируемых «за один клик». Собирающих крыс, и сгружающих в нужную точку. В указанные точки… Плотным скопом, со всего Мира. Голодных и разъяряемых, поскольку несколько сосредоточившись, и к себе прислушавшись, я четко понял, что Кольцо воздействует и на меня… Гнетуще. А мои драгоценные Жены, так и вообще, как-то странно… Окрысились?! Особенно, больше всех подверженная, первобытным инстинктам Ирнер. Во всей красе, неосознанно, демонстрирующая теперь зубы.
    И я тут же прислушался еще сильнее. Буквально обращаясь в осязание.
    Странный звук, скорее гул… Ну очень, низкочастотный. Сливающийся в несколько длинных нот… А еще, в несколько высоких. Командно пищащих! И обычным людям не слышимых.
    Как будто тогда, в Лесу. Когда, свои настырные войска гонял Вожак, более-менее обычных.
    Возможно и крысам, обсидиановое устройство, бьет исключительно по подсознанию. Приказывая, мчать вперед, и грызть все подряд, превращая в исступленно-сумасшедших.
    А вот и подтверждение…
    – Юра! Мне плохо… Очень плохо! Здесь… – созналась, в явном ужасе, оглядываясь на меня Алинилинель.
    – И мне!!! Страшно, и мерзко… – добавила Елена, расширенно оглядываясь. – Как будто тогда…
    – В лесу… – кивнул в ответ я, без удовольствия, запоминая навязчивую мелодию.
    – Р-Р-Р-Р!!!!! А мне хочется… УБИВАТЬ!!! – встопорщилась, по-волчьи морщиня нос, Волчица. А острые зубы, буквально полезли изо рта.
    – Нет, не в лесу. Ты имел ввиду, где были меленькие крысы? – заметно ежась, пыталась рассуждать Елинилинель.
    – Да… – кивнул в ответ я, теперь на нее оглядываясь.
    – Нет, не как тогда… – похоже, ей действительно становилось на глазах, от страха все хуже и хуже. Личико приобрело, совершенно незабываемый зеленый колорит…
    – Здесь, первобытный кошмар! – согласилась с ней Алина.
    – Да, кошмар… – подтвердила Елена зябко, а Волчица воззрилась непонимающе. – Как тогда, при первом знакомстве с Мантикорой. Когда мы все мчали, и не могли убежать! Ощущения, до странности похожи… Только силу вопля, помножить во много раз.
    – Этот звук также парализует… – закивала Алина, стерев выступивший градинами на лбу пот. – Только, сами мысли, а тело… Двигает вперед!
    – Да! Мне хочется бежать!!! Исступленно… И рвать!… – тут же согласилась с нею горячечно Волчица. – Даже вы, сейчас кажетесь… В этом плане, привлекательными!
    И она отвернулась, старательно пряча, горящий желтым пламенем взгляд. И пытаясь унять, режущие губы, зубы.
    – Звуки Мантикоры… Мурка?! – уточнил я мысленно, но так, чтобы слышали все, у нее я.
    – Мр-р-р! Да, Хозяин, это абсолютная правда! Мелодия, конечно же, не та… Как и часть регистра – исключительно для крыс. Три, сем и восемь десятых, и четырнадцать герц. Плюс высокочастотные психотронные модуляции. Полнейшая блокада сознания, и ввод в трансовое, исступленно-агрессивное состояние. Правильно, что запоминаете… Пригодится, в Повелении… И не только у крыс. Для воздействия, пригодны все млекопитающие. И даже Демоны, из многих, резонансных рас. А еще, здесь присутствует Магия Разума… Разрушающая сознание, и отсекающая ее часть. Дабы оно целям не вредило…
    Мои Жены тут же не на шутку призадумались. Особенно из них Алинилинель, попытавшаяся что-то предпринять, с негативным для себя эффектом, а в остальном безуспешно.
    – Может… Уйдем?! – просяще уточнила Алина, окончательно сравниваясь в цвете лица, с весенней, нежно салатовой листвой. И дернувшись, прикрыла рот рукой… – Откат… Тошнит… Неимоверно! ЭТО не пробить, и никак не ограничить!
    – Уйдем… Сейчас. Лишь Мир запомню… – ответил я, решив поспешить и больше их не мучить. Если даже я ощутил… То, каково им?  И быстро нырнул в себя, как бы растворяясь. Желая будто, перейти, прыгнув в другой Мир, выстроив Окно. Последнее не строя…
    И ТУТ ЖЕ НАХЛЫНУЛ НАСЫЩЕННЫЙ ВКУС. ПРЕЛАЯ ЛИСТВА, КАК БУДТО НА ОСЕННЕМ ПОГОСТЕ. ДАВНО ПОТЕРЯННЫЙ МИР, ПЛАКАЛ И КРИЧАЛ… О ТОМ, ЧТО НЕ ХОТЕЛ ТАКОЙ СУДЬБЫ. О ТОМ, ЧТО ХОТЕЛ ПРОСТО МИРА, И ПОЛЕТОВ К ЗВЕЗДАМ! НО ВСЕ, ДАВНО И БЕЗВОЗВРАТНО КАНУЛО В ПРАХ. И ДАЖЕ, НЕТ ПОКОЯ КРЫСАМ…
    А также, рывком ощутил ТЫСЯЧИ ВРАТ! Как будто СВЯЗАННЫХ В УЗЕЛ… Огромным шнурком, уходящим вдаль, змеясь сквозь Миры. А Мир, бедных крыс, был почти в трехстах Мирах дальше! В трехстах от Мира синих Демонов, и где-то в семистах от Земли. А еще… Расположен он был, как-то иначе. В стороне?
    И как только я об этом задумался, в голове, стал расти, словно дерево пускающее корни, из всплывающих, вспыхивающих точек-пазлов, разрастающийся узор из Миров. Собиралась в систему, его ОБЩАЯ КАРТА. Трехмерная… Нет! Многомерная!… Еще не ясно как… И скольки. Всех тех мест, где я побывал, или в которые заглядывал.
    Где-то выстраиваясь в линию, кое-где в несколько. А где-то и странно уходя в стороны. Расходясь, словно сучки.
    Сознание от процесса, буквально плавилось, но забросить уже начатое было не в состоянии.
    А еще, заполонив этот Мир, мое «осязание», плавно двинулось в космос… Принюхиваясь и вынюхивая… И как будто, учуяв, что сейчас что-то зацепит.
    И тогда…
    Нет!!! Хватит. Я достаточно уже осознал… Иначе, растворюсь, просто сгорю. И это я тоже, прочувствовал, осознав, что именно так и будет. Мой мозг – пылал-горел! А значит…
    А еще, я ощущал, что все это, лишь крупица. Крупица песка на берегу океана.
    И я рванул, от РАСТВОРЕНИЯ, назад.
    Рывком, освобождая погрязший в немыслимой работе мозг.
    И вдруг, ощутил что освободился. Уже не муха в липкой смоле. И не комар закованный в  янтарь. Вернулось осязание, реального окружения… И я ощутил, что провис в крепких?… М-да… Девичьих руках. Из кромки рта, тянулась струйкой пена…  А мы в Зеленом Шаре – коконе, мыльным пузырем, движемся к земле. И к нам несутся, пули – крысы.
    Растормозившись тут же, я принужденно, максимально уверенно встал… Тем не менее, поддерживаемый заботливыми руками. Или… Скорее, вцепившимися?!
    И тут же понял, что совсем все не так – мы застряли в вихре, несущемся из Обсидианового Кольца. Словно воздушный шарик, в струе, исторгаемого воздуха, из задней части пылесоса. Противоестественно с виду, но совершенно согласно физическим законам.
    – Как… Все? – уточнила, очень тихо Алина, старательно продолжая бороться с тошнотой, и не глядя вниз. Посеревшая, и просто истекающая потом.
    – Тебя, «в себе», не было несколько минут… – доложила Елена, а Ирнер кивнула, заскрипев огромными зубами, словно вилкой по стеклу.
    – И ты таял… – добавила, снова очень тихо Алинилинель, со странно погасшим, и все еще не начавшим приходить в себя взглядом. – Мы смещались вниз, и я всех вогнала в свой защитный Купол… А потом мы застряли. Но главное, не касались земли. А еще…
    – Мы здесь все ОЗВЕРЕЛИ… – добавила, за нее Елена. – Действительно ХОТЕЛОСЬ УБИВАТЬ. Всех вокруг, себя, друг-друга… В УЖАСЕ. Казалось нужно защищаться!
    Алинилинель мученически сглотнула:
    – Когда, ты частично ушел. Эти Врата – Смерть!… – и взгляд в их сторону с ненавистью.
    – Спасло, только то, что мы здесь не сами. С тобой. И вцепились в тебя… – продолжила Елена, прижимаясь грудью, и забегав глазами вокруг, вместе с Алинилинель.
    – Чтобы съесть! – кивнула, жестко припечатав, Волчица.
    – Да… – нехотя кивнули сразу обе, Алина и Елинилинель. – Именно так. Мы собой не владели…
    – Но сразу же стало легче!… – закивала Алина, теперь не скрывая свой взгляд.
    Ее глаза заблестели, и я невольно, погладил ее по руке.
    – Вокруг, мое Личное Пространство. Наверное, оно и спасло… Нас всех оградив. Когда же я частично «нырнул», оно существенно ослабло. Почти пропав для вас…
    Мелкие кивки, в три головы.
    – Я все, запомнил… И Мир, – кивнул я, и мрачно вернувшись взглядом, к Обсидиановому Кольцу, с хищно скалящимися статуями. И развернул своих Воздушных Коней, теперь в обратную сторону. – Уходим. Не знаю, как теперь быть, но…
    И я старательно выдавил, кривоватую улыбку:
    – Понимание, уже близко.
    – Ну и хорошо… – как-то безразлично к тексту, ответила Алинилинель, и… Оторвав грудь от меня, ожидаемо блеванула. Брызги полетели вниз, а я вдвинул нас вперед. В обреченный Мир, ожидающий своего старого-нового Повелителя. Ну и спустя, несколько дней – Рогатого Палача.
    Пролетев сквозь Прокол, я тут же его, по-своему запечатал. Установив Воздушную преграду из Коней. На душе было мерзко, непередаваемо. И ни в чем не виноватых, заталкиваемых на смерть крыс, также жалко. Поэтому, нечего им, просто так умирать. По крайней мере, у меня здесь…
    И всех мертвых из них, я решил, жизнью порадовать. Но, естественно, после «людей». И теперь, у меня будет крысиная братия, имя которой – Легион.
    И так решив, я старательно своим заулыбался.
    Как будто пожеванным, и выжатым как лимон. Облегченно вздыхающим, и жмущимся ко мне, словно маленькие девочки. Беззащитные, хоть в этом Мире они и гроза.
    Вокруг, ставший привычным город. Нужно продолжать бой… И его побыстрее заканчивать. Теперь не так…
    А вареные девочки, облегченно вздыхали, обессилено висня на мне. Нужно их срочно взбодрить.
    И я, быстро прицепив к Ирнер, недостающую Зеленую Паутинку, вбросил всем Зеленого Огня. Облегчение на лицах сразу стало явным. А цвет лица стал возвращаться, сменяясь на более привычный и естественный. Правда, слегка с розовинкой… Но благо, прежний серый был снесен.
    – Ох… Как хорошо! – вздохнула, спрятав зубы Ирнер, и остальные с нею закивали.
    – Да… Вырвались… К счастью… – произнесла Елинилинель.
    – А все наш Герой! – куда живее. И искристей заулыбалась Алина.
    – Который, вас туда, и затянул! – теперь иронично, добавил, ко всему я.
    Алина же, убежденно, отрицательно взмахнула головой:
    – Туда нужно было пройти… Чтобы осознать!
    – С какими тварями мы связались… – добавила, прищурившись, Елена.
    – Да… – произнес я, как бы подводя итог. – Действительно уродами. Не представлял, что все так.
    – А это лишь вершина пирамиды! – еще сильнее, мстительно прищурилась Елена, оглядываясь на злополучное Окно.
    – Боюсь что лишь всходы, по сравнению с ЛЕСОМ… – изрекла задумчивая Алина.
    На что я, помрачнев, кивнул.
    – Ладно. Как? Ощущаете себя лучше?
    В ответ кивки.
    – Ну, тогда… Крыс, думаю, стоит пожалеть!
    Согласные кивки еще активнее, и уже вниз жалостливые взгляды. Особенно на кучу у Окна…
    – А когда-то этот фарш, пищал… – все-таки, отметила печальное, вслух Елена.
    – И еще будет! – теперь уже недобро улыбнулся я. – И мясо есть…
    Удивленно-непонимающие взгляды на меня.
    – ТОЛЬКО, УЖЕ НА НАШЕЙ СТОРОНЕ.
    У Ирнер, почему-то дернулся глаз.
    – Ну, тогда пусть пищат! – разулыбалась Елена.
    – Крысы, тебе еще в лесу, особо понравились… – шутливо прокомментировала Алинилинель.
    – Ага… Тогда я их всем сердцем ПОЛЮБИЛ! – видимо вспомнив себя, тогда мужчиной, ответила Елена.
    Ирнер слегка нахмурилась, не совсем понимая…
    – Повелитель!!! – прилетел молящий, страдальческий голос, естественно, мысленно. – Где Вы?… Нам нужна помощь!!! Их слишком много…
    – Помогите нам!!! – вбросил мысль совсем другой голос.
    – У нас беспредел! Боже!!! Помоги нам… – еще послал молитву кто-то.
    – Все, а теперь за дело! – бросил Женам я.
    И в ответ всем:
    – СЕЙЧАС!
    И проследив, откуда шел зов, мы взлетели на выручку вихрем к первому.
    Как и следовало ожидать, мест было несколько. Но быть сразу в нескольких местах… Не невозможно, но крайне трудно.
    И я как мог, старался. Естественно, схитрив… Патологическая храбрость, на грани с безрассудством, а скорее, наверное, наоборот, начала сменяться холодной расчетливостью. И мне это все более нравилось, особенно в бою.
    – Мурка время! – бросил я, решив все бои закончить, максимально быстро.
    – Хорошо Хозяин! Уже…
    Наша жаркая Птичка, все еще гонявшая молнией пчел, слегка замедлилась.
    – Нет, почти на максимум! – приказал я.
    – Мур-р-р! Нет проблем!
    И Птичка замела, едва смещаясь.
    – Вот так, хорошо… – удовлетворенно ответил ей я, и, приблизившись к первым, принялся за работу.
    Да отряду было действительно тяжело. И потери были достаточно большие. Порядка тридцати «человек», были изгрызено-распростертыми.
    Кружащиеся крысы, застыли в хороводе… Кружась и подъедая, многотысячной толпой. А Прокол, все еще не запечатан, поскольку отряд отделяла стена.
    И так… Ее в сторону!
    И я быстро снес ее Драконьим Пламенем, в стандартных, свечей пятнадцать. Взлетели в небо кирпичи, отбив и кусок здания… Достаточно медленно, и не подумаешь, что это взрыв.
    Запечатать Окно…
    И серая лавина остановилась, за счет ставшего крепче стали воздуха.
    Теперь с остальными…
    И я, накрыв Красным Куполом отряд, быстро развел его по сторонам.
    Все!
    Только дым, от прожаренных, словно в гриле трупиков. Сизый, и сплошной стеной, но угроза миновала. Единичные же остатки, как-нибудь добьют и сами.
    Двинул к следующей точке… Вокруг нас, воздух снова загудел.
    Вот и отряд.
    Здесь в живых еще меньше. М-да, достаточно дорого дались, те несколько отсутствующих здесь минут. Даже, ощущается печаль…
    Ничего!
    Здесь опять почти та же история. Даже заграждение поставили, и «мясорубка» на Проколе есть. Но поставили ее не слишком плотно, и наискосок. Большая часть разъяренных крысявок, в расставленные жернова просто не попадала.
    Видимо причина, большое расстояние. Вплотную к Окну, так отряд и не подошел.
    Опять Коней в Проход, печально, что не тому, кто все устроил, и не задний…
    Плотно запечатал. Купол…
    – Ш-ш-ш-ш!!!
    Гриль, и непроглядный дым… Все!
    Остатки крыс, теперь для пострадавших, больше развлечение.
    Дальше…
    Крыс многие тысячи… И прут к отчаянно дерущимся, прямо под краешки Зонтика Купола. Погибших лучше не считать. Не очень удачно покинул я их… Но пусть будут рады, что вернулся.
    Здание под снос… Прокола нет! Но стало понятно, откуда вытекали крысы. Фундаменты соединены, оттуда они и текли.
    Ага, все понятно, Окно в подвале здания, рядом. М-да западло… Но не для меня, и не сейчас. Придется и соседнее сносить.
    Тремя, прицельными выстрелами, здание сровнять… И открыть каменный фундамент. Не в этом?! Значит, то, что за ним.
    Да! Как красиво кирпичи летят! Словно стайки птиц… Единственное что, не стоит с ними встречаться. Все-таки все это кирпичи… А также мебель балки и рамы.
    Вот и Прокол… Оказался в третьем. Фигня, ущерб то можно не считать!
    Снова запечатал.
    А девочки, словно балласт все носились за мной.
    Ничего. Будут рады, что быстро закончил! Это не постель…
    И ухмыльнувшись, я наметил круг. Нестись по кругу, запечатывая все. Похоже, что, агрессоры и жертвы, все мне пригодятся.
    И начал встречаемые, перезапечатывать. Не важно, пчелы, крысы. Всех!
    Круг по периметру, второй… Третий… Воздух! Еще пару кругов.
    Конечно, и к пчелкам мне стоит сходить… Но это, не в этот раз. Хватит бедных девочек истязать. Не по-мужски, знаете ли. Тем более, обычная разведка!
    И… Вот и все! Все вокруг «опечатано», и напрочь законопачено. Мой двойной Огненный Купол, давно соприкоснулся с тем, что растянули над городом Демоны.
    В живых крыс, практически нет. По крайней мере, мне пока это не явно понятно… Они же неподвижные вокруг. Ну, почти. А единиц! Добьют…
    Опять взгляд вверх. Хм… Еще есть над Куполом, Проколов с двадцать пять. Не знаю почему, но также захотелось зачистить.
    Если Фениксу все нипочем… От чего мне не воспарить? И пройдя сквозь Красный, почти звенящий от напряжения Купол, там все запечатал.
    Все, больше не летят.
    А вот остальные… А что? Хлопну-ка я в ладоши?!
    И вообразив две гигантские ладони, чуть более чем половина города, каждая из них, я выстроил Воздушных Коней и…
    ХЛО-О-ОП!!!
    Правда, последнее беззвучно. Поскольку звук, все еще не долетел.
    Раздавленные пчелы и жуки, огромным, плоским блином, застыли полумесяцем посередине.
    Ну, все. Время можно отпускать…
    – Мурка, время! – приказал довольно я, как будто действительно в них хлопнув, потерев ладони.
    – Повелитель, о да! Приятно было посмотреть… – льстивым голоском, ответила она, впрочем, с заметным удовольствием.
    Но тут… Время побежало.
    Несколько взрывов… И-и-и…
    ХЛО-О-О-О-ОП!!!
    Как будто гром, разорвал, прямо над нами небо.
    – КРА-А-А-А-А!!! – сорвалась в штопор Птичка, усиленно гребя.
    Звон в ушах не порадовал, как и многоголосое эхо, от оного хлопка.
    Испуганные девичьи взгляды… Вверх. На полумесяц, будто серп, срывающийся с неба. Впрочем, Купол Огня, да еще и в несколько слоев, быстро его прожарил до пепла.
    Но зарево стояло над нами, не передать…
    – Что это было?! – уточнила Елена, а все остальные, лишь вопросительно округлили глаза, сосредоточившись на мне.
    Поскольку, кто был виновен, все почему-то догадались.
    – Ничего! Это все… – пожал я с улыбкой плечами.
    – Ничего?! – уточнила задумчиво Елена. – Я уж подумала, что ничего не осталось!!!
    – Так, зачистил небо. Сильфы… Пчелки. В общем, всех смял, и сжег… – признался я.
    – Не скажу, что ты меня не пугаешь… Но и радуешь!  – заулыбалась Алина.
    – И теперь дальше, что? – это уже воззрилась с непониманием Ирнер.
    – Дальше, эвакуация выживших, воскресить мертвых, и пожалуй, что хватит на первую половину дня, – хмыкнул я. – Там, была речь об обеде… А шикарный, Королевский стол, мы уже, пожалуй, заслужили.
    – А Окна?! – Алинилинель, удивленно рассматривала все вокруг.
    Еленилинель, солидарно с нею закивала.
    – Притормозил время, и все везде запечатал. На вряд ли, что-то пропустил… – пожал плечами я.
    – Ну, тогда… – ошарашено воззрилась на меня Волчица.
    – Полетели к центру! – за нее продолжила, привычная уже ко всему Елинилинель.
    – Да. Теперь как раз там нам и место, – улыбнулся я. – Тем более, есть у меня идейка…
    – Какая? – уточнила Алинилинель.
    – Вызвать всех, из домов, где попрятались.
    – И как? – это уже Елинилинель.
    – А колокол нам на что?
    – Действительно… – нахмурилась Елена. – А я почему-то не догадалась.
    – Не ты одна такая. А я вот не догадалась… Ни до чего! – с деланно прискорбным видом, призналась Волчица. – Но мне пофиг! Все равно я ваших, магических «штучек», не умею.
    – Ничего, подучим… – улыбнулась на это Алинилинель. – Конечно, если ты сама захочешь.
    – И захочу… – прищурилась, слегка надувшись Ирнер.
    – Предупреждаю, будет нелегко!  – подмигнула ей Алина.
    – Пф-ф-ф! – фыркнула в ответ она. – А мне к трудностям не привыкать! Если будет получаться, так как у него!…
    – Так как у него, не будет получаться НИКОГДА! – остудила ее пыл, Елена.
    Волчица вздохнула, впрочем, без особого расстройства.
    – Ну, а как у нее?! – указала ноготком, в сторону Алинилинель.
    – Как у нее, никогда тоже… Если наш Муж, вновь не постарается.
    – Как?
    – Привязав к Зеленому Костру…
    – Р-р-р-р… А как у тебя?
    – Лет через десять! – обнадежила ее Елинилинель. – Но возможно и раньше, с учетом прокачек. Гораздо, гораздо раньше.
    – Почему? – нахмурилась, теряя надежду, на «быстрый старт» Ирнер.
    – В тебе же ТРИ КАМНЯ Аргерона! Что забыла?! – Елене, похоже, разговор слегка начал поднадоедать.
    – Действительно… Ладно… – Волчице, похоже, также, точнее надоело все еще быстрей.
    А с учетом, что речь зашла не о днях, а о годах! И она вернулась к тому, что происходит здесь и сейчас, и устремила ко мне свой довольный происходящим взгляд:
    – Славная победа! Я даже не успела проморгаться, когда все срослось… – выдала Ирнер. – И протянула мечтательно, – Вот так бы всегда!
    – Всегда так не будет, – помрачнел я. – И это НЕ ПОБЕДА. А лишь выигранный бой. Точнее, еще не проигранный…
    – Почему?! – вновь удивилась Ирнер. А остальные девочки, умницы, похоже, все и так поняли.
    – Потому что виденных нами Врат, сотни тысяч… По десять тысяч на их каждый «боевой» Мир. И каждые Врата, разъяряют. Заражая бешенством, тех, кто сквозь них идет…
    И я вздохнул. Остальные, тоже призадумались, припомнив Обсидиановые Врата, удерживающих их страшных Демонов, и, видимо от слишком «приятных» воспоминаний, заметно позеленели.
    – Но не будем о грустном! – улыбнулся вновь я, наконец, подлетая в центре к колоколу.
    И воззрившись сверху вниз, на уставившегося на меня Демона, приказал:
    – БЕЙ!
    – Бом, бом, бом, бом, бом!… – начало призывно разноситься по округе.
    А я, обратившись мысленно ко всем вокруг, возвестил:
    – ГОРОД ВЗЯТ! КОЛОКОЛ, СИГНАЛ УКРЫВШИМСЯ… ПРОЧЕСАТЬ ВЕСЬ ГОРОД, ОКАЗАТЬ ПОМОЩЬ, И ЭВАКУИРОВАТЬ СПАСШИХСЯ. И ИМЕТЬ В ВИДУ, КРЫСЫ, КАК И ПЧЕЛЫ С ЖУКАМИ, ВСЕ ЕЩЕ МОГУТ БЫТЬ. И МЕЙФРЕМАМ ДЕЖУРИТЬ. НЕ ИСКЛЮЧЕНО, ЧТО БУДУТ И ЕЩЕ ОТКРЫТЫ ПРОКОЛЫ. И ДА, СЕЙЧАС БУДУ ВОСКРЕШАТЬ! ОБЪЯСНИТЬ ВСЕ  ВОЗРОДИВШИМСЯ… В МИНИМАЛЬНО КОРОТКИЕ СРОКИ, ДАБЫ ИЗБЕЖАТЬ ЖЕРТВ. РАЗРЕШИТЬ… КРЫС ЕСТЬ! И ВСЕХ ТАКЖЕ, СОГЛАСНО ПЕРВИЧНОГО ПЛАНА, ЭВАКУИРОВАТЬ. ПО РЕЗУЛЬТАТАМ РАБОТЫ, ДОЛОЖИТЬ!
    Многоголосый хор, всех тех, кто все понял, принял и так далее… Короче, готов исполнять.
    И закончив с транслируемой мысленно речью, я вновь окинул все вокруг взглядом. Жаль Даршет… Красивый город, отчаянно не хочется признавать что просто, придется его бросить. А отвоевать, выцарапать Мир… Э-э-эх!
    После посещения Крысиного Мира, становилось понятно, что это практически не возможно. Хотя, конечно шанс есть… Но, один на миллиард.
    Или, быть может, все же попытаться его реализовать?!
    Алинилинель же, наконец, сняла с нас свой Зеленый Купол.
    И призадумавшаяся Птичка, пользуясь этим и косясь на небо, вновь впорхнула на мое плече. Прибавив в весе, по предварительной оценке, килограммов тридцать.
    Сорокопут, он сорокопут и есть, хотя по весу скоро будет… Как страус! Радует что летает…
    – КРА-А! – как будто обиделась на меня Птичка. Развернула свой пламенеющий, заметно подросший, за это время шикарный хвост вперед, и стала демонстративно, поправлять на жопе перышки.
    – Ты мне смотри… – мысленно бросил ей я. – Если опять на одежды нагадишь, оборву хвост к чертям, и будешь с голым копчиком бегать!
    Жар Птичка, задумчиво на меня посмотрела. Как будто испуганно… И как будто бы все поняв, вернула свой хвост назад. Так сказать, во избежание.
    М-да… Чем черт не шутит? Может и понимает… Петух крашеный!
    – КРА-А-А!!!
    Павлин стриженый…
    – КРА-А-А-А!!!!!
    Хм… Любопытно!

***

    Даршет был спасен. По крайней мере, временно. Все кто погиб в нем, возрождены, и теперь сквозь Окна спешно перемещались. Широкой рекой… Показавшей, что один Прокол в Райский Мир, это до крайности мало. Поскольку в нем, не смотря на все предосторожности, широкий вход и усиленный контроль, образовались толчея и давка.
    Живые сторонились и пугались Вновь Живущих, а вот последним на первых было, элементарно начхать. Многие из них, еще просто не пришли в себя, и этим всех Живых здорово пугали. Центральная площадь Мистиреона буквально кишела. Наконец, все сущность слов «писец всему» глубинно осознали. И Живые ломанулись к спасительным Вратам в Другой Мир, словно подгоняемые львами антилопы. С соответствующей давкой, и сопутствующими непонятками.
    И назревшую проблему, мы незамедлительно решили. Проторив в Райский Мир, еще парочку ходов. Теперь в три струи, процесс пошел веселее…
    Ну а мы, наконец-то освободившись, вернулись в Изумрудный Шпиль. Более, задерживаться на Райском пляже, уже качественно не безлюдном, теперь вовсе не хотелось. Да и в капле отдыха, желательно с плотным обедом, нуждались буквально все. По крайней мере, почти все из нас, ну кроме меня. Я, достаточно плотно, перекусив крупной крысой, так уж сильно в перекусе не нуждался. И она, все еще урчала, где-то в глубине моего живота, к безграничной радости, распределяющей полезные вещества, Мурки.
    Влетев в Дворцовый Зал, я нетерпеливо, прервал сопутствующую новой встрече череду поклонов и ненужных речей, помпезно выстроившейся и подобострастно расшаркивающейся челяди, вполне конкретным вопросом:
    – ГДЕ ОБЕД?
    И мы тут же были препровождены, молодым шустрым Демоном этажом ниже, при любом удобном моменте, отпускавшим такие же буквально скручивающие его поклоны, в огромный Зал для Банкетов.
    В котором, уже на глаз определив самые «вкусные» места, частично отринув им предложенные, политкорректно чередующиеся неизвестно, да и начхать с кем. Впрочем, не особо сильно промазав мимо основных своих, венчающихся, «жердочкой» для Птички, и подобием Трона, уже для меня.
    По-хозяйски, бухнувшись за раскинувшийся, длинный сложносоставной «П» образный стол, уже в большей части заставленный снедью, не сговариваясь дружно, рыская по нему взглядом, оценивающе втянули воздух…
    Да!!! Стол источал просто убойные ароматы! Фазан, рыба, куропатки… Нереальное количество разных ягод, чуть поменьше фруктов, и венец всего, крупный красный виноград. На вкус, оказавшийся, чем-то сродни нашим помидорам. Жареный кабанчик… В количестве трех штук. Вместо хлеба пампушки, и жареные мелкие чебуреки, размером с крупный пельмень. В бутылках вина, в фужерах соки… Как минимум, вариантов с тридцать на первый взгляд.
    И все это было подано, на ажурно вывязанной белой скатерти, устлавшей из конца в конец каждую из его трех секций, а это метров двадцать пять. Блестела золотом посуда…
    Мы тут же набросились на еду, взирая как будто на мебель, на кланяющуюся, и занимающую подобающие им, или не особо подобающие, на которые мы их вытеснили, вынужденные места, усаживающуюся почти тихо челядь.
    Похоже мы внесли сумятицу, в грандиозные планы того кто все это устроил. И все придворные, теперь тщательно и едва слышно, переругиваясь, усаживались согласно неизвестному ранжиру. И чем ближе к нам, тем горделивей, но и опасливо косясь. Особенно те, кого сместили.
    Прислушавшись, я тут же ухмыльнувшись, загадочную иерархию оценил. Причем, как под себя, требующей срочной перетасовки:
    – Я личный, Подаватель Утренних Тапочек!
    – А я – Вечерних!
    – Я важней – Ночных Ваз!
    – Главное, не Поедатель… – тихо съязвили рядом.
    – Кто бы говорил, Дварф, вы же их Выноситель! – а в моей голове, тут же «Дварф», преобразилось в знакомое «Граф». По крайней мере, что-то в этом роде.
    – Это, всего лишь должность при монаршем Дворе… – прошептали в ответ недовольно. – Чтобы иметь сюда ход. «Это» делает мой слуга, переодетый мною, и специально лишенный нюха. Ведь это чревато, сами знаете…
    – Ох знаю… – ответил «Ваз Подаватель», похоже иногда попадавший на замену. – Монарх хоть и не любил горох, но так ходил, как будто бы только его и ел… – на чем наблюдаемая мною перепалка и завяла.
    А мы вели себя просто, и не принужденно как всегда… Плюя на этикет, и таская из блюд снедь руками. Впрочем, на фоне услышанного, это больше не казалось мне режущим глаз. Даже наоборот, наша «чрезмерная» самостоятельность, окружение пугала.
    Ну конечно, многие вакансии придется упразднить. Как и заново пристраиваться, расплодившимся и льстиво вьющимся вокруг трона, дармоедам.
    Алинилинель, набросилась на фрукты, Елена решила с них тоже начать, и нагребла себе целое блюдо, но разных. Непривычно по прошлому, их смакуя. Даже утонченно, если учитывать что откусывались ОЧЕНЬ маленькие кусочки… А не исчезал в ней фрукт за миг, практически целиком.
    А вспорхнувшей, вместо зазывно топорщащей толстые «ветви» удобной жердочки, на спинку кресла Птичке, также насыпали, в золотое округлое блюдо зерна… На что она лишь, презрительно посмотрела, на оном виртуозно балансируя. Проигнорированное, тут же сменили, на уже новое с золотистой жареной курицей… На что получили весьма гневное «КРА-А-А!». На чем и завязали, кланяясь пернатому божеству, оставив рядом с ней только фрукты. Птичка же, взирала с высока, причем с явным неодобрением. Поскольку в воздух рядом с нами, взвились, быстро оседая накладные перья.
    Ирнер таки взялась за фазана… Причем, как будто за живого и в лесу. Взметнувшиеся перья, полетели над столом и в блюда.
    Челядь же, лишь деликатно отплевывалась и отфыркивалась. Чего ты не простишь Деве Ангелу… Тем более, с такими острыми, и часто похрустывающими костями, зубами. Лучше молчать… Кадыком тоже можно хрустеть. Там ведь тоже есть кости… Причем, не такие крепкие.
    – Воды ей налейте! Чистой… – приказал-указал я своим взглядом на Птичку, возмущенной канарейкой поглядывающую, на творящую беспредел Волчицу.
    Тут же метнулись за водой…
    – Тьфу!…
    По столу в брызгах, застучали выплеванные кости. Точнее, серединки обкусанных трубчатых птичьих костей. Суставы Ирнер, похоже, обожала. Ну как же, хрящи. И даже мозг как-то, из серединок высосала… С торца же, кости выглядели обгрызенными колечками, с просветами насквозь. Типа, ровных толстых макарон с неровным, изувеченным краем.
    – КРА-А-А!!! – не выдержала Птичка, угрожающе раскрыв крепкий клюв в сторону Ирнер.
    – Р-р-р-р… – ответила Волчица, сморщив нос, и топорща верхнюю губу, обнажающую белоснежные волчьи зубы.
    – Так! Девочки, не ссорьтесь! У каждого свои пищевые интересы… – вклинился я. – Кто-то пчелами запихивается, а кому-то и косточкой перекусить всласть!
    И на удивление подействовало. Обе посмотрели в сторону меня виновато «опуская перья».
    Лишь местные «гости», в очередной раз выпучились. А может, это слуги, очень вовремя подоспели с ключевой водой. И Птичка, не отказалась промочить горло, о конфликте простодушно позабыв. А может, и продуманно специально, имея удобную возможность съехать. Ох и Птичка… Но похоже, все действительно понимает. Реагирует на оскорбления… Да и к «девочкам» себя явно причисляет. С чего вдруг разом и реакция? Ведь я применил обращение, чисто автоматом. Рассчитывая только на Ирнер. А прореагировали – две. Учтем-с…
    – Ваше Божественное Величество! Мы все, как никто понимаем, что Ваша сегодняшняя, бесспорно грандиозная победа, есть лишь начало в веренице нескончаемых побед! – встал «Выноситель Ночных Ваз», слащаво улыбаясь.
    Мгновенно отреагировав и все остальные, обрюзгшие от жира лица, приняли похожие выражения. Вероятно с их точки зрения, считающиеся к случаю подобающими. Особенно отвратительно это смотрелось на Людях, поскольку Демоны, отчего-то не страдали излишней полнотой. Возможно потому, что еще и летали. Другой обмен веществ… Более быстрый. А может и меньше разных вкусностей, жрали. Другого слова не подберешь. Поскольку, по два три лишних, подбородка имели практически все. Укрытые кружевами или горделиво выпячиваемые. И не вызывавшие у меня, более ничего, кроме отвращения. А еще, эти свиные глазки… Бр-р-р!!! До чего же люди могут себя довести!
    – Да! Наш прежний монарх… Победы были только на бумаге! – тут же подвязался их «Вноситель».
    И расплылся в еще более широкой, буквально липкой от сладости улыбке.
    Одобрительные шепотки…
    – Поздравляем! – кто-то выкрикнул с места.
    – Поздр… Ай! – один из дальних, скривившись, чуть не вскочил. Видимо кто-то наступил под столом ему на ногу. Сдержав, с точки зрения соседа, не к месту радостный порыв.
    – Тс-с-с! Молчи, пока Дварфы говорят! – долетело громким шепотом, возможно неслышным остальным, но прекрасно слышным мне. – Ты же знаешь, их месть…
    – Поздравляем, от имени всего цвета государства! – вставил «Выноситель», слегка колюче, мельком глянув на «Вносителя». И далее, уже разрешающе, на остальных…
    – Поздравляем!!! – грянул зал.
    – Поздравляем освободителя! – а это уже «Подаватель монарших утренних тапок».
    – Поздравляем!!! – разнеслось с эхом вновь.
    – Поздравляем Спасителя, и Дев – Ангелов его! – присоединился «Подаватель тапок вечерних».
    А слуги с первых слов засуетились вокруг, предлагая для употребления бутылки. Тут же откупорили, наполняя всем бокалы их пузырящимся содержимым, сильно напоминающим игристое вино.
    Почему-то мне что-то не нравилось. Толи бутылки, толи, по сути, толпа, неизвестных мне «людей», вокруг нашего стола. И подумав еще миг, я уже совсем определился. Да, не нравилась толпа. Ощутимо ублюдское окружение, возможно за малым, почти незначительным исключением. Они все конечно старались… Но, слащавости и жирных, я еще с раннего детства не любил. И именно в такой комбинации.
    А в остальном, среди тучных, великое множество искренних добряков. И грести под общую гребенку всех… Совершенно не правильно.
    Возможно, мне кажется…
    И подавив в себе чувства, особенно неприятия, никто не виноват в том, что мне не в тему крышу сносит, я, тепло улыбнувшись, принял пенящийся бокал. Возможно, не слишком тепло, поскольку нескольких на миг перекосило… Ну что поделать! Не могу я так «искренне» улыбаться. И тем более тепло. Разучился… С некоторых пор.
    – За Короля и Дев!!! – вылетело с задних рядов, действительно то, что я хотел услышать.
    – За Короля!!!
    – … Дев!!! – поддержали многие остальные.
    – За Юрилиона!!
    – … Ангелов!
    Мой взгляд коснулся Ангелов, прервавшихся, и также заулыбавшихся. Вот они, действительно улыбаются искренне. Действительно тепло… Как-то отпустило.
    И я вместе со всеми поднял свой бокал.
    И заметив что чокаться никто не собирается, я слегка хмыкнув, двинул его ко рту. Сладковато-кислое вино, имело тонкий аромат, и, оказавшись во рту, приятно защипало язык.
    – НЕ ПЕЙ, ЛИШЬ ПРИГУБИ И ВЫПЛЮНЬ… – коварным знаменем взвилось в моей голове, когда я собрался уже проглотить.
    Да чтоб!!!…
    И все что пригубил, я все стравил в бокал, почувствовав, как внутри разгорается пламя злости. Почувствовав, что лицо каменеет, оглянулся вокруг…
    – ХА-ХА-ХА-ХА! А-ХА-ХА-ХА! – разнеслось заливисто и одновременно с маниакальным восторгом, торжествующе. – Вы все умрете! Предатели… И ты, НЕ БОГ! Тоже издохнешь!!!
    И из стены, казавшейся монолитной, встряхнув незаметную ширму, как чертик из табакерки, выскочил прежний Король. С блестящими, сумасшедше вращающимися по сторонам глазами, и с деревянным, неказистым кубком в руках.
    Присутствующие стали в ужасе вскакивать и хвататься за горло, а я, почему-то ничего такого не ощущал. Ведь должен был… Если это яд, то у меня во рту, он тоже побывал.
    Мои девочки, также лишь настороженно посмотрели…
    Кроме одной. Промачивавшей горло исключительно водой.
    – Триумф!!! – и над головой бывшего Короля взлетел Кубок.
    – КРА-А-А!!!!! – и над ним, пролетела Огненная Птица Жар, вырвав его из рук.
    Кубок полетел ко мне… И я поймал его, не зная как быть дальше.
    – ХА-ХА-ХА-ХА! – залился он смехом и счастливыми слезами, одновременно сунув пальчик в рот, оцарапанный птичьим когтем. – Завладели?! ХА! Это вам УЖЕ, не даст ничего… А-ХА-ХА-ХА! Вы все покойники!
    – Но мы ведь попробовали!… – донесся вскрик одного из разливавших.
    – Пробовали… Идиоты!… А-ХА-ХА! Я же ВСЕ знаю… Яд, всего по капле, на дне бокалов!
    Бывшие его прихлебатели и лизоблюды, пучили в животном ужаса глаза, краснели, зеленели и синели. И роняли, из вдруг затрясшихся рук, праздничный хрусталь на пол.
    – Даже Бог, отведавший из этого кубка – мертвец! Кубка Забвения… Изъедающего душу! ХА-ХА!… А вы ВСЕ!…
    – КРА-А-А!!!!!
    – Р-р-р-р…
    – АЙ! Ай-яй-яй-АЙ! А-а! А-а-а! А-А-А-А!!!! – уже дико вопил, катаясь по полу, а не смеялся, не понявший тончайшего намека, я про оцарапанный когтем пальчик.
    А «девочки», уже рвали его по существу.
    Волчица, снизу, сразу вскрыла вены, и большую часть подколенных сухожилий, заставив мешком завалившись упасть.
    Пролетевшая вновь Птичка, нежно отхватила руку… В три клевка, сбрив все пальцы по ладонь, потом ладонь, и потом его руку, почти до локтя.
    – Кра-а!!! – донеслось вновь до всех, совсем недобро и очень многообещающе.
    Огненная молния приземлилась, по орлиному расставив крылья и за ними следом пробежав. Похоже, что прицел взяв, исключительно на глаз… Завертев хищной головой, видимо размышляя, как за один клевок НЕ ДОБРАТЬСЯ до мозга, случайно вскрыв хрупкий череп.
    Волчица же, взявшись за пузо, уже растягивала потроха…
    – А-А-А-А!!! А-А-А-А!!!!! – вместе с звонко хрустнувшей, надбровной дугой, словно скорлупой, был выклеван глаз. Оторван с потянувшейся следом нитки нерва, и отброшен, словно падаль в сторону.
    – Вам, не жи-ить! А-А-а!… И секрет… Знаю… Только я… – прохрипел, на фоне криков, почти не слышно он. Уже безрадостно и сипя. И зашелся страшным криком вновь. – …а-А-А-А!!!!!
    Это благодарная Ирнер вывернула печень.
    А я… Заметил, что раскинул Нити. И не Магические Нити от своих Костров, а вполне материальные, и слегка белесые. Потянувшиеся, выстрелив из моих пальцев, КО ВСЕМ…
    К Елене, начавшей движение к ним, и почему-то, навзничь упавшей… К перепачканной в крови Волчице, уже не рвущей плоть, а замершей часто дыша, рядом с поверженным телом. Все еще живым, и в один глаз глядя на меня, опять радостно, победно ухмыляющимся.
    И к Алинилинель… Стоящей все еще рядом со мной, и печально, прощально улыбающейся.
    – Я спасу… Как всегда разберусь и спасу. Ведь не в первый раз… – и я, как мог, поддерживающе улыбнулся.
    Но она, будто из последних сил, потянулась ко мне, и прильнула, повиснув на мне и накрыв мой рот своими горячими нежными губами, в подобии поцелуя. Обессиленного, и потому неумелого… И ужасного, потому что будто последнего.
    – Милый… Муж мой. Не в этот раз! – по ее щеке, прокатилась слеза. – Я слышала, о таких кубках. От них спасенья нет. Об этом говорил Дед. Возвышенно на Синдарине… Они предназначены для Богов. Как казнь самими Богами. Они убивают душу… Даже их. Не Воскресишь… Прости. И прощай!
    И ее тело неожиданно обвисло. Сознание ушло… И я чуть подержав ее в руках, ногой спихнул с соседних стульев бессознательные тела, и уложил Алинилинель на импровизированное ложе. Ощущая, как начинает, накатывая, все сильнее пылать мозг. Закипающий, и пытающийся найти отсутствующий выход.
    Похоже, в этот раз, ОНА не верила в успех. Удача вещь такая, она когда-нибудь да заканчивается. Возможно, что сейчас и пробил этот час. И плохо… Что и я, в удачу не верил. Особенно, учитывая Пророчество… То, что я лично видел.
    – МУРКА?! – вопросил я, уже дико злясь. Испепеляемый яростью… Слегка на истекающий кровью, почти что труп. И просто безумно, на себя. За то, что не убил растерзанную падаль сразу… За то что, возомнил себя… Не мудаком! Не полным дебилом, каковым и являюсь, на самом деле. За то, что… Расслабился!
    – Хозяин, во рту эпидермис отторгнут, сплюньте… – я сплюнул. – Хорошо… Но последствия так же есть. Это какой-то концентрат, Некротической Силы. Сверхсложного строения…
    – Может слить ее в Черный Костер? – тут же нашелся я, впрочем, не особо веря, что решить все так легко.
    – Закрепленный Магическим Конструктом… Заклинанием! Не сольете… Это пьет Живую Силу, не брезгуя душой… И Вам, конечно же, пока по барабану. Концентрация и доза, к всеобщему счастью, для Вас весьма мала. Но вот если бы и Вы, сделали глоток!
    – Спас голос, из небытия.
    – Да… – со мною согласилась Мантикора.
    – ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО МЕНЯ, – обрубил зло я, еще больше распаляясь. – Что будем дальше делать?!
    – Я уже делаю, и уже отторгла… Все что могла!
    Мои Жены, все разом, вдруг начали блевать, судорожно подергиваясь, и не приходя в сознание.
    – Но боюсь…
    – Их ждет смерть?
    – Да…
    – Если больше ничего не предпринять, – констатировал тихо я, уже желая, разорвать, ВСЕ вокруг тела, кроме лично мне дорогих, на мелкие кровавые кусочки. Изорвать этот Мир… Забросить и забыть. Как страшный сон!
    – НЕУЖЕЛИ Я МОГУ ИХ ПОТЕРЯТЬ?!
    – Повелитель можете. И уже, ТЕРЯЕТЕ… Осталась, максимум минута… Всех же остальных, – продолжила она, и я бросил, слабо заинтересованный взгляд вокруг. – Даже нет смысла спасать.
    И белесые, тонкие Нити, тянущиеся к ним, пожухнув, увяли. Оборвавшись, осыпались…
    А на ногах остались только слуги, с предельным ужасом глядящие на нас, и нервно мнущие ливреи…
    – Не хочу, чтобы этот Конструкт, протянулся через них,  – пояснила тут же Мантикора. – Душ у них уже нет, есть лишь деятельность мозга. И то на несколько минут. Клиническая смерть… И «тапки». А без души, не воскресить…
    – А как МОИ?!
    – Еще живут. Исключительно, за счет Вас… Ощущаете, КАК Силу качают? Жизненную Силу… Которой Вам хватило бы на тысячу лет. И не на одну… Хозяин, «связь» лучше РАЗОРВАТЬ… Иначе Вас убьют Привязки!
    – ТАК НЕ ГОВОРИ… Мурка… ВРЕМЯ! – скомандовал я, от ярости недружелюбно.
    – Уже…
    – Его скорость на минимум…
    – Хорошо! – поддалась, без малейших намеков на споры, Мантикора.
    А я, остужая принудительно мозг, решил ей пояснить:
    – Если я, предупредил ЛИШЬ СЕБЯ, БЕСПОКОЯСЬ ЛИШЬ ТОЛЬКО О СЕБЕ, значит все не так уж и плохо. Значит, я смогу проблему решить сам… Наверное.
    – Да, Повелитель, но у меня об этом Кубке, знаний нет… Даже тех, что у Алинилинель. И яд нейтрализовать я не могу… Поскольку, это не яд.
    Я кивнул, и двинулся вперед, к стеклянно глядящему, на то место где был я, ненавистному телу. Тому, которое, казалось, легко могло воспламениться под моим взглядом. Взорваться, распылившись на атомы… Или наоборот, схлопнуться. Исчезнуть из Мира и Вероятностей, навсегда. Чтобы не было его… Ни разу. Не было его НИКОГДА! И даже ВПЕРВЫЙ РАЗ…
    М-м-м…
    А как интересно было в первый раз? Неужели, выжил ТОЛЬКО я? Промелькнувшая мысль, меня поразила. Ведь все вокруг точно сходилось. Выпей я все… То может и выжил. За счет своих мощных Костров. А вот ОНИ ВСЕ…
    На моем лбу, крупинками высыпал пот, и холодным дождем, начал скрапывать вниз.
    Поскольку, в этот раз, я четко осознал, КАК БЫЛО. И что ТАК, ВСЕ ЕЩЕ МОЖЕТ И БЫТЬ… Если я не потороплюсь.
    Жар Птица, нацелилась вновь на его голову… Единственная, кто от отравителя, не пострадал.
    Но так как она замерла, не переча и не споря, как я, с неумолимым течением времени, я выдернул за ноги тело на себя. Заскользили из него, прилипшие краем к полу кишки, а также придавленные, бессознательно раскинувшейся Волчицей. Будто спящей… И взгляд на нее, добавил мне еще злости, в кипящую и без того, будто лава купель.
    Того что с ним случилось, мне показалось мало. Чрезмерно мало. Боль?! Это ВСЕГО ЛИШЬ боль. Его нужно наказать по-настоящему… Желательно с пользой для дела. И я уже придумал КАК.
    Приблизился к голове… Не давая себе сразу сорваться, и раздолбить ее вдрызг. Вместе с камнем пола… Вглядываясь в замерший, будто омертвевший, но я точно знал, что живой, и все видящий глаз. Может правда, видящий слегка не в резкости… Жалость? Бред!!! И последние, не земные ощущения, я был готов этому телу подарить. Тем более, что они легко вписывались, в мои дальнейшие планы. Единственный план, и надежду.
    А отплатить, хотя бы серебром за золото… Толикой добра на вселенское добро?! Ну как я могу, не заплатить? А может Злом за Зло… Но это, как посмотреть, ведь ЕМУ было СМЕШНО? А значит нравилось… Значит, должно понравиться и это. То, что я ему в ответ, приготовил.
    И я дотронулся к телу… К его долботраханному… Монаршему плечу. Блин?! Почему я не свернул ему шею сразу? Не выбросил его следом, за его гнилым Советником в окно? Надеялся на… Что? На то, что он скажет мне «спасибо»?! Вот он и сказал…
    И я сглотнул, смочив пересохшее горло, впрочем, не лишившись вставшего там комка.
    – Мурка…
    – Да, Повелитель? – тут же отозвалась она.
    – Выровняй меж нами время… Замедли для него. Хочу…
    – Месть, это же не хорошо? – без малейшей иронии, выдала она.
    – Сейчас хорошо… Для души.
    – Ну, если для Вашей, то всегда, пожалуйста! – теперь с нотками одобрения, в моей голове разнесся ее голос.
    И проколов плечо, в него ушли из меня нити.
    Дернулся глаз, пошла грудная клетка.
    – Как будем мучить, мур-р-р?! – деловито. – Я вывела из шока, чтобы он смог по новой вкусить боль…
    А глаз сосредоточился на мне, лицо же тронула ехидная спазматическая улыбка.
    – Моя душа будет жить… Вечно… Ха-ха… Кхе! Ох… А ты умрешь, НАВСЕГДА!
    – НЕ БУДЕТ. Так! – и окончательно придумав, что сотворю, я одновременно ответил на вопрос Мурки, и пообещал.
    Прочувствовал, как без команды Мантикоры, на одной устлавшей меня ярости, и инстинктах, ладно, пусть рефлексах, расширяется моя морда лица. Расширяется горло, скрипят, вздыбившись, зубы. Акульи, не давая сомкнуть полностью рот. Правда, собственно, и незачем. Наоборот, его пора размыкать…
    И наклонившись над глазом, неожиданно поверившим в обещанное, и в ужасе, глядящем на меня, я резко отрубил голову зубами. Не обращая внимания на забившую из артерий кровь, не жуя, голову проглотил…
    Осознав, что помимо обычных зубов, в этот раз отрастил и энергетические. Магические зубы, впившиеся в тело, и вгрызшиеся в то, что им было как раз по зубам. Извивающееся в хватке, и выдернутое из тела… Воспринимаемое мною сейчас, словно червяк. Но червяк вкусный…
    – Хозяин! Что с головой?! – похоже, что радости Мурки нет предела. А также, вселенского одобрения, моему поступку.
    – Пусть живет, ну а дальше – в расход. Мне нужны знания… А душа? Он должен это ощутить… В красках!
    И я всосал, пытавшуюся сорваться с магических зубов душу, и медленно стал ее поглощать. Растворять, начиная с конца… Храня остаток, и не давая ему выскользнуть из головы.
    Вот теперь это была БОЛЬ!
    – А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!!!! – ментальный крик, все вокруг заполнил… Даря мне этим наслаждение, и я не спешил. Растаскивая душу, и расплетая буквально по частям. Врывающимся в голову, и раздирающую ее болью, а еще… Дарящее, то, что я искал. Сопутствующее знание, привязанное к ней.
    Вот шутки, злые шутки. Крем на лицах слуг… От радостно разбрасываемого, в злобе торта. И торта еще много, и слуг. А можно и не только слуг…
    Вот мелкий проказник крадется по дому… Сокровищница открыта, а в ней Король отец. Прикольно звенит, хе-хе, завалил стойку!
    – Это не я!!! Она сама!…
    А вот кот дамы Арлет. Зачастившей к отцу… Судя по доносящимся из-за двери громким звукам, он ее в кабинете наказывает.
     Значит нужно наказать и кота. Хе-хе! Он один… А эта палка, у меня, тоже одна… Трах!
    – Мя-ава-вав!!! – белоснежный кот взвился над стулом.
    Блин… Две половинки. И точно наказывал… В коридор, на зов, выскочила полуобнаженная Арлет.
    И вслед, раздраженным голосом отец:
    – Что, опять ОН?!
    – О-о-о, моя Близет!!!
    – А-ха-ха-ха! Леди Арлет, у вас смешные сиськи! Большие, и вытянутые словно дыни… А соски, словно коричневый мармелад!
    – Сын!
    Похождения в саду, шалости с платьями дам, иногда привязываемыми, а когда и вспарываемыми. Уже крем, и сырые яйца в декольте, не веселят. Поджег библиотеки…
    Злой отец.
    Опять все хорошо… Мелкий залет.
    – Вот вырасту, и отрублю вам головы!… – многообещающим шепотом, снисходительно улыбающимся матери и отцу.
    Еще больше похождений. И не желание учиться. Ничему… Разве что, кроме прикладной анатомии.
    – Профессор, у вас лишняя почка… – поигрывая кинжалом, на нудном, индивидуальном уроке, проинформировал взбледнувшего преподавателя он. – Не хотите ли прерваться? А то вы, конечно же, прерветесь, но уже без нее…
    И исключительно женской.
    – Дениз?!
    – А-а-а?
    – Ты не хочешь наклониться вниз?
    – Не хочу…
    – А я приказываю!!!…
    И вот уже в меру остепенившийся и подросший. С кривой ухмылкой, выскакивающей на лету. Впрочем, чуть реже отцу. Сейчас, профессионально утаиваемой. Еще бы – сокровищница! И склад, со всевозможным оружием, а глупец отец, из всего что есть, почему-то выбрал неказистую чашу…
    – Не смотри, что выглядит вот так, эту Чашу подарили Боги.
    И взгляд отца, до крайности серьезен. Что ж, стоит спокойно кивнуть опять… В глаза побольше искреннего интереса, вдруг это яд?
    И ожидания, в какой-то мере оправдались.
    – Эта Чаша, есть Кубок Забвения! – продолжил отец, решив, что его сын, похоже, готов. Правильно воспринять… – Страшный дар, чтобы убить нашего Бога.
    Взгляд отца, странным образом потух.
    – Мы храним, вместе с наказом, им убить его. Но храним не для того… Просто, чтоб был, если вдруг Боги придут проверить. Кубок, разрушает саму суть. Уничтожит душу… Даже Богу. И мы, не должны этого допустить!
    Кивок…
    – Поскольку наш Бог, нас когда-то уже спас,  – пронзительный взгляд, пытающийся пройти сквозь наружную корку.
    Чрезмерно светлая улыбка…
    – Храни, и отдай его нашему Богу. Когда придет…
    Вновь кивок.
    – А если не придет, и хорошо. Значит, время не пришло и передашь его сыну. Как я тебе, ну а мне, в свое время, твой дед…
    – А противоядие есть? – понятливо-любопытное чадо.
    – Это не яд…
    – Да, я понял! – поощрительно-молящая улыбка.
    – Есть, – и Король вздохнул. – Это ОН и есть…
    – Это, как? – не понял сынишка, и слегка скривился, выпустив сокрытое наружу. Но отец, в своих мыслях, как водится, не заметил.
    – Нужно выпить с его дна. С обратной стороны, с ножки Чаши. Тогда заклятие рассыплется…
    – «Они» же и сказали? – поинтересовался хитрец.
    – Нет. Не они… Это записано в древних книгах. Но мы это нашли… Так что знай, и если что пойдет не так – спаси!
    – Конечно же, отец! Спасу… Всегда нужно с гордостью нести Честь Короны! – максимально честный и уверенный взгляд. Преданность и заверение, мастерски в нем сублимированные.
    На фоне издевательского хохота в душе… И воображения, как его отец в мучениях сгинет. Вкусив «не яда» из Кубка… Предварительно налитого, например в стакан.
    – Сын, я верю, что ты их пронесешь! – и одобрительный, с отлегшим сердцем, взгляд Короля. – Наш род, несет это бремя очень долго… ДАВНО… Чашу Гарааля. Это именно тот Бог, или Бог – Демон… Что ее и принес.
    Кубок Забвения, который принес Гарааль. Похоже, Повелитель решивший покончить со мной. Чужими ручками… Когда-нибудь. И только ли, со мной? Ведь в моем Мире, тоже присутствовало нечто подобное. Но сейчас, не это главное. Кто принес и зачем… А главное, что я теперь знаю, как спасти! И спасу не откладывая…
    И распутывая дальше, клубок души, и привязанные к ней знания, параллельно поглощая пропащую душу, я бросил:
    – Мурка!
    – Да, Хозяин?!
    – Я знаю, как быть. Как спасти… Чувствуешь остатки души?
    – Да, они небольшие. И все еще передают голове мучительную боль… – отчиталась Мантикора, в последнем мстительно и радостно.
    – Когда исчезнут, сразу же займись переработкой. И вытруси из него все, хотя я уже и так поработал. Но может, есть, и что-то еще…
    – А Вы? – заинтересовалась профессиональная крысодавка.
    – Возьмусь СПАСАТЬ… – и я забегал взглядом по столу, ища заведомо чистую посуду. Хм… Графин, и подозрительно розовый сок. Опять встреча… Да еще какая! Не удивлюсь если вишня опять.
    – Хорошо! Души осталось мало, и я вскоре… Мур-р-р, мур-р-р! – похоже, Мантикора предвкушала. – Возьмусь за мозги, и начну их копать. И это вкусно… Словно… Мур-р-р!!!
    – Мурка! – поморщился я, сжимая Чашу, и направляясь к графину.
    – Хозяин это… Словно мороженное лакать!
    – Кто бы сомневался, – не сдержавшись, улыбнулся я. – Но это, для кого как. Мозги – мороженное… Пристраннейшая ассоциация.
    – Ну, для Вас, также было бы, как будто бы подтаявший зефир… С приятными нотками сырого мяса! – с предвкушением, и даже легкой завистью продолжила она.
    – Не хочу даже думать, о том, чтобы попробовать. Звучит отвратно… Возможно потому что я не хищник. – Ответил я, волнуясь за своих, и тем не менее, продуманно торопясь. Изучил дно, и отлил сока в фужер, по всей видимости, не запятнанный деятельностью перевариваемого Короля. По крайней мере, на его дне, никаких, даже едва заметных пятен не было. И… Не то чтобы отлил, а лишь попробовал, в результате, воспользовавшись ложкой, зачерпнув, по сути воду, словно какое-то желе. В условиях замедленного времени, совершенно не желавшее литься. Лишь слегка смещавшееся по перевернутому графину, словно очень густой, почти что, застывший мед.
    – В будущем, Вам все равно придется, – безмятежно уведомила Мурка, довольно урча. – И понравится, Вы хищник, и вершина-вершин всей цепочки питания, хотя и думаете пока что по-другому.
    – Ну, не знаю… – бросив взгляд на лежащую откинувшись Алинилинель, я торопливо, зачерпнул ложкой вновь, теперь немного из фужера. И намазал сок, словно красноватое варенье, на донце Чаши Забвения. Ее, перевернув ножкой вверх, на едва угадываемое пиала-образное углубление.
    В жизни не догадаешься! Если точно знать не будешь…
    – Уже знаете! – не согласилась, лишь одним тоном выразив мысль, Мантикора.
    – Может, и знаю… – почему-то моя вера в успех, изменила и отношение. Появился позитив, стало легче, и… Привычней. М-да… И не смотря на все волнение, сказать, что я совсем забросил переживать, конечно же, нельзя. Но… Руки сами делали работу, да и мои мысли куда свободнее гуляли, без ограничения по времени. Поскольку, время, я все еще не отпустил, и все вокруг, включая Птичку, смотрелись статуями, все еще доигрывающими ужасную сцену. Лишь только Птичка Жар едва заметно смещалась. В смысле, ее крылья. И подрагивали перья, упираясь в воздух. Привычно плотный мне, и уже не впечатляющий своей необычностью.
    – Мурка… – я бросил взгляд на Елену с Ирнердиканорой. Как будто в страшном сне, бездыханными, развалившимися на полу.
    – Да Хозяин! – тут же отозвалась она.
    – Я вот о чем думаю, – невольно вновь ускорился я, хорошо втерев и перемешав «сок» в импровизированной пиале. Буквально втерев его в дерево и оное «отжав», я выбросил, то что получилось графин. И опять намазал ножку, взяв желе из фужера. – Душа дает память, мозги дают память… Как это возможно? Без противоречия…
    – Все очень просто! – тут же ответила она. – Душа, по-Вашему… Это дамп памяти. На энергетическом уровне. В данном случае, на Магическом. И если мозг есть то, что нужно осознать, по-Вашему говоря, это полный массив информации, то душа, это ее суть. То, что осознало… Несет копию и связи. Ссылки…
    – Хм… Программа оболочка… Теперь становится понятней. Получается душа, также несет в себе информацию? Но не совсем полную… – ответил я, уже в пятый раз замешивая, и вываливая кашицу в графин, и параллельно в голове выстраивая систему. Пока что не полную, но… Дырок становилось все меньше, и это радовало. И становилось существенно понятнее, почему «разматывая» душу, мне намного легче было информацию черпать.
    – Да, Вы абсолютно правы, Повелитель. Душа, содержит в полном объеме, лишь только самое главное. Самое важное для сути «человека». А не важное, или то, что не особо, это массив ссылок. Иногда развернутых, и достаточно полных, даже с частью содержания, но все же, лишь ссылок. Вспомнить все, после полного распада мозга, Возрожденный не сможет. Но полноценной личностью – однозначно будет. И даже восстановит что-то по кускам. Но на это, нужно будет время.
    – Все понятно… – ответил я, выметая лишнее из головы, и наконец-то решив приступить. Подхватил фужер, в который сгрузил, назад последнее желе, которое соскреб с ножки, и, подхватив также, использовавшуюся ложку, стараясь не торопиться, направился к Алинилинель. Не торопясь, не потому что не спешил, а потому, что был реальный риск, сорвать порывом ветра, посуду со стола, и завалить ее оной.
    Наклонился… Вглядываясь в нежное лицо. Дорогое мне, и такое, сейчас беспомощное. И если не получится сейчас!… Нет. Об этом мне не стоит думать.
    А вот стоит…
    А действительно ли действует, то, что я замешал? Не станет ли ей… И им, наоборот, хуже? Навряд ли… Но, не стоит и такой оборот исключать!
    А значит, мне лучше не рисковать, и вначале испробовать на себе.
    И я поднес к своему рту ложку. Приостановился… Никакого предупреждающего спойлера, из «ниоткуда» не выскочило. Хм…
    И облизал.
    Странно… Но я почувствовал себя легче. Неощутимая ранее тяжесть, с меня слетела, будто незаметная ранее гора.
    – Повелитель, оно действует!!! – чуть запоздало, но очень радостно, сообщила мне Мантикора, в конце закрепив свою радость торжественным «Мур-р-р», взлетающего от чрезмерного рвения, гусеничного трактора. Буквально сдирающего со щебенки асфальт.
    Зачерпнув вновь красноватого желе, я теперь безбоязно, сунул его в рот Алине. Предварительно, его за тонкий подбородок приоткрыв.
    Тут же, прочувствовался процесс…
    Магическая Сила от Зеленого Костра, устремилась свободнее. При этом прекратив утекать, как в бездонное ничто. Тело тут же налилось, и даже засияло Зеленым!
    Улыбнувшись, я снова облизал ложку…
    И со мною, что-то случилось!
    Что-то тренькнуло, словно прорвав плотину… И Салатовая Сила, разлилась по всему телу, при этом смешиваясь. Освобождая пути и дорожки для всех остальных… Буд-то губка, смывая преграды, мешавшие им ранее, циркулировать в теле свободно. Точнее, ТАК СВОБОДНО. Чего я ранее не понимал. Теперь казалось, лишь стоит подумать, и ЛЮБАЯ СИЛА, прольется, так как я хочу, и куда… И даже их радужная смесь, заполонившая меня сейчас доверху.
    – Хозяин! Это прорыв!!! Тот, которого я от Вас так долго ждала! Это почти не возможно… – восхищенно продолжила Мантикора. – Как для Вашего возраста. Дорасти, Вы должны были, минимум лет за пятьсот… В лучшем случае. Видимо, обратный Конструкт, снял Печать, предохранявшую ранее Вас, от возможного САМОУНИЧТОЖЕНИЯ!
    – Ну, последним, положим, ты меня не слишком обрадовала… – ухмыльнулся, опешив от прилива сил я, ощущая себя слегка пьяным. Но это лишь эйфория. Не меняющее сущность понимания, состояние. Трезвил я резвее, мрезвого… Упс! Мыслил я быстрее трезвого, и может быть, чуть иначе, но, не погружаясь в маразм. Лишь, чуть расширив понимание… И емкость понятий. Но…
    Блин! Вот это «прочиститель»! Прямо ершик, для ослабших мозгов… Все крючки, обдирает. Те, что раньше, при любом удобном случае цеплялись, и не давали мыслить ШИРЕ. Теперь все, легко осыпавшись, утрамбовались в мусорный пакет. Осталось лишь небрежным пинком, выбросить…
    Нет. Это ССЫЛКИ. И выбрасывать, по крайней мере, пока, их по глупости не стоит. А вдруг, да пригодятся? И потом, не просто так, проставлялась кем-то, снесенная мною ПЕЧАТЬ.
    Защита, от САМОУНИЧТОЖЕНИЯ… Ведь ставится, не просто так? А так… Легко можно снести, ЧАСТИЧНО свою личность. Угробив то, что мне необходимо, пусть мне оно и заметно мешает.
    Да, не буду я с этим шутить. Пусть «корзинка» отстоится… А дальше, видно будет.
    И поднявшись, я направился к лежащей рядом, на полу Елене. Ложка мармелада в рот… Вновь очистительная буря! И Светящееся тело.
    Направился к Ирнер. И ей в рот ложка… С трудом прошедшая меж стиснутых волчьих зубов. Буря… И вновь Зеленый Свет ее тело, буквально воспламенил.
    – СПАСЕНЫ! – произнес я удовлетворенно, потеплев душой, и вновь облизал мармелад с ложки, в этот раз, не почувствовав изменений вообще.
    Видимо Конструкт, с Чаши Гарааля, наложился верно.
    Любовно обвел взглядом, милые и дорогие мне тела, ВЗВЕСИЛ души… Не менее мне дорогие, и для меня, жизненно важные. Подчистил мусор скопившийся у Елены, поместив его не выбрасывая, в похожую на мою корзинку. Чтобы если что, она пользоваться могла, но глобально на мешающем ей опыте не зацикливалась.
    Стоп… ЧТО Я ТОЛЬКО ЧТО ЗДЕЛАЛ?!
    И обратил свой взор назад.
    Души, переливались, словно драгоценные камни. Лучились, как и у меня, различными цветами. Чрезмерно ярко, если сравнивать, например, с ними слуг. У которых они едва тлели…
    И «крючков», было много и у остальных. Которыми, заметив, я также механически занялся. Сгрузив по корзинам, также обескуражено остановился…
    Теперь сияние у всех возросло! Вычищенные от переплетающихся, сдерживающих паутинок души, напоминали прозрачный, как чистейшая слеза алмаз. Или… Камень Аргерона. Да… Более всего, они напоминали именно его. Лишь расплывшийся по всему телу, а не сконцентрированный в камень. М-да…
    И заполучив еще пригоршню мыслей, змеящихся, и подтаскивающих остальные, я бросил взгляд на тех, кому был не в силах уже помочь. На лежащие, словно разбросанные вокруг столов тела. Имевшие ранее мнения, убеждения и желания. А теперь, словно куклы… Бездушные. Поскольку все это решает душа. Хм…
    А действительно, я не могу им помочь?! Или это, всего лишь крючок…
    И я вдруг понял, что МОГУ.
    Заново, воссоздать души. И пусть они будут другими, но люди будут жить и все осознавать. Дарить, радость бытия близким. И быть ВЕРНЫМИ, при этом мне… Как никогда и никто до этого. Если, естественно, не учитывать Возрожденных мертвых. Где процесс «верности» в чем-то похож.
    И я тут же принялся за дело. Взяв за образец «Лего», душу Елинилинель. А что? Дворцовые интриги, и азы манипулирования, во всем, общие понятия совпадают. Точнее, точки напряженности в соответствующих местах.
    И стал лепить Конструкт Души.
    Мурка, партизанкой молчала… А я продолжал плести, по ходу набивая шишки, и исправляя. Но, уперто не останавливаясь, и наращивая объем.
    Кое-где не хотелось вязаться, и распутывалось, расплывалось. Все-таки душа Елены была многогранна… Но в основном, передать общий смысл мне удавалось. А копировать ее совсем, мне не хотелось. Зачем? И потом, Елинилинель должна быть неповторима. Как и Алинилинель, как Ирнер. Совершенно разные по всем параметрам. Ну, разве кроме красоты… Но и красота их совершенно разная. По отдельности они словно богини. Ну а вместе… Букет нежных, прекрасных цветов! Дополняющие друг-друга… И оттеняющие. Дымкой загадочности и неповторимости.
    Так что, не буду тупо копировать, иначе получится жалкое подобие, порочащее и извращающее, непревзойденный оригинал.
    А возьму здесь, возьму там… У Ирнер, более глубокую пылкость и агрессивность. Уверенность и стремление, завладеть целью. У Алины… покладистость? Странно, не ожидал. Вот доброту, да. Кстати тоже стоит добавить. А, вот! И стремление, доводить начатое до конца! Очень в тему. Ведь передо мной, элита, пусть и пока жирная… Да, кстати, тоже нужно исправить. Нелюбовь, к слишком сладкому… Ну а к жирному, полнейший отврат. Фрукты, овощи, мечта, как и рыба! И отврат к обжирательству. Так-с… Вроде все увязалось.
    А, и верность мне! Как она выглядит… Я, конечно, чувствую, но… Ага… У Алины и Елены, наиболее развитая. Оно и понятно, уже столько со мной. У Ирнер, словно остролистная хризантема, распустила лепестки. Пока тонкие, но пронизывающие душу насквозь. Угу… Верность отцу, пока больше. Но не так, что б на много. Ах, да! Я же снес им «крючки». Вот и место где собака порылась. Крючков, завязок на отца, и верность народу, тьма тьмущая.
    А у Алины?! Вау!!! Еще больше на деда! Просто гора!!! Складывавшаяся ежедневно. И верность роду… Ну конечно! Старый хрыч, полоскал ей мозг и травил несчастную душу, почти двести лет! Вот козел. Ничего… Я все исправил. И «крючочки» есть, хоть и больше не воздействуют. И главное, она о них помнит. Мысля трезво. Чую, ждет тебя сюрприз…
    Вплести верность народу… И чуть меньше, чем всепоглощающая верность мне. В смысле, верность мне – больше.
    Что еще?
    Да! Верность моим женам, и обожествление. Пусть видят в них «Святых Дам». То есть как есть, Чистых Ангелов. Во избежание эксцессов… И даже намеков на оные.
    А еще?
    А-а-а… передо мною мужики! Ну, за редким исключением.
    Создаю рядом копию… И бужу в ней, спящее пока что у Елина, мужское начало. К женщинам, любовь. Нет! ЛЮБОВЬ!!! Пылкую, но без извращений. Терпеливое и трепетное отношение к детям. Так… Это и в женский образец.
    В женскую душу, тоже впихнуть любовь. Куда же без нее? Я, например, без нее жизни не представляю. Нежность и Любовь… Как у Алины. Пусть их мужчины удивятся… Главное, чтобы обошлось без сердечных приступов. И на них не померли… А то, всякое бывает.
    Так… Ну, вроде бы все. Две копии блистают. Также ярко, как и у моих Жен.
    Хм… Снизить яркость. Раз в сто… Млять! Да я же их буду копировать! А не проще ли, каждую разделить?
    Сделал срез… Тонким слоем.
    То, что нужно! И гораздо ярче, чем у слуг.
    Ну-с… Начнем.
    И я приступил… Не начав, лишь коснувшись ею тела, просто ее убив. Поскольку, коснувшись, пропитанного смертельным для души Конструктом тела, она, скукожившись, всосалась, исчезнув без следа…
    Млять!
    Да сколько ж можно ТАК тупить?
    Млять, млять!!!
    И я, подвесив копии, вне опасности, схватился за графин. Схватил со стола, проверенную ложку…
    Воздушная волна, уперевшись, стала плавно тащить, ближайшие блюда со стола… Ну и скатертью дорожка. Пусть хоть все перебьются, и стол окружит каша. Но далее, лучше действовать значительно осторожней. А то так, и руку… Или ногу, можно подопытному оторвать. За голову, я вообще молчу. Не лишняя часть тела… И не прирастишь, как ни старайся.
    А мысль, торжественно добавила «пока».
    Хм…
    И вспомнив о Воздушных Лошадях, я быстро увеличил воздушную текучесть. Чтоб больше на грабли не наступать. А также стабильность, пересекаемых мною потоков. Чтобы они за мною смыкались, без лишних бурунов. А то, сделав круг, на сверхскорости по залу, легко можно вызвать, не слабый местный ураган.
    И осторожно стал шагать по Залу для Банкетов, причащая всех, кто не стоял, а напоминал валяющийся труп. Чрезмерно осторожно размыкая челюсти, и вкладывая сок, побывавший на донышке, ножки Чаши Гарааля.
    Закончив, оглядел все вокруг… Да, потрудиться пришлось. «П» – образный стол, и раньше не казался маленьким. А теперь, я обошел его весь, и со всеми, так сказать, «лично» познакомился. По крайней мере, с телами.
    И у меня выскочила ухмылка.
    И вернувшись к безвольно зависшим в воздухе душам, я вновь сделав «срез», приступил.
    Я вновь приступил к «внедрению». «Не в первый раз» я действовал куда осторожней…
    Подхватив свежий «срез», опустил…
    Душа, теперь жила, и скукоживаться не собиралась. Но удерживаться в бренном теле, категорически не желала.
    Отказывающуюся держаться, в новом теле, душу, я запихивал назад… Но она, вновь и вновь отлетала.
    Млять!
    Ну а если, применить несколько стежков?!
    И бросил взгляд, на свой Зеленый Костер. Потащил, тончайшую Паутинку…
    И будто иголкой с ниткой, прихватил строптивую душу с двух сторон к телу. Получилось грубо… Будто шил дошкольник. Но душа держалась. Но, как-то ТАК!?! Мягко говоря, не очень. Все пыталась убежать и утечь. И расслаивалась с телом, в основном соприкасаясь с ним, только в точках, где я прихватил ее Магической Нитью. И это непорядок. Ведь она когда-нибудь рассосется… В смысле Нить. И что тогда? Прощай душа…
    Нужно иначе продумать привязку.
    Ноги и руки, слабо привязанной души выскакивали, проносясь, словно реющий флаг сквозь «эфемерное» тело. А я мрачнея размышлял.
    Что же делать… Плюнуть? И забить?! Решив, что задачка, пока не по силам. А когда, тогда она будет такой. Может, и никогда?!
    Нет. Теперь я отступать был не склонен. Тем более, что рискую я – ничем. То есть, нечего терять и точка. А вот, если отступлю, то потеряю точно. И Воскресить потом ни как!
    И… Расшаренный мозг неожиданно додумался! Точнее, выдал сразу несколько вариантов.
    Первый, просто обойти «иголкой с ниткой» по кругу. Прикрепив душу, пришпиленной бабочкой сейчас рвущуюся, по периметру к телу, со всех сторон.
    Долго и нудно, да и с посещением кружка, «Кройки и Шитья», у меня в детстве были жесткие проблемы. И причины те же – долго и безумно нудно. И линейкой никого не бахнуть. Да и выхлоп по итогам никакой… Кому нужен носовой платок, испорченный неумелой вышивкой? Правильно! Никому! До сих пор, где-то у мамы по шкафам пылится…
    Так что вариант, но… Да. Вариант «НО»!
    И я при этом улыбнулся.
    Второй, это «привязка к воспоминаниям». Казавшийся мне более разумным. И он всплыл сразу же в двух вариантах – привязка к имеющимся воспоминаниям, а это по идее требует их копирования. А значит все долго… И как вариант, задействовать ссылки «крючки». Что возможно быстрее. Так как скопировать в душу, нужно будет лишь массив крючков. Или хотя бы часть массива. А там… Как карта ляжет. В смысле, если взаимодействие вообще какое-либо будет.
    И еще, всплыло третье, как же эту душу питать?! Посадить на Привязку, ко мне? М-м-м… Не вариант. Они должны быть живыми, и вполне мобильными. Да и со мною, что-нибудь, когда-нибудь, да может… Ладно, не будем о грустном.
    Но вопрос был злободневным, и не отступал.
    Ладно, сейчас проверю вариант, посадить на «крючки», а там и видно будет.
    И начал над вновь созданной душой, извращаться…
    Проник ментально в мозг, сейчас ощущаемый практически мертвым. Лишь напряжение, и никаких частот. Никаких колебаний, на которых мозг мыслит. В принципе, так и должно быть. Какие Альфа волны? Когда мы вместе с Муркой, практически вне времени стоим. Но должен быть потенциал… А его нет. Видимо связь души с телом, это не так просто, и уже на последнем сказалось. Оболочка готова умереть… Но не дадим! По крайней мере, я все для этого сделаю.
    И я отринул ненужное, начав копаться в содержимом мозга. Без души, точнее, непривязанной души, все это нелегко давалось. Да и мыслей не слышно. М-да… Теперь понятно, каково моей Мурке, откушенные головы ковырять. Ведь ее путь, не через душу.
    А пришпиленная к телу душа, пока что просто чистый лист, с пусть и прекрасными, но всего лишь склонностями, и талантами. Новоиспеченная душа. Новорожденный ребенок… В которого сразу пытаются впихнуть информационный массив, а ему сейчас желается лишь только писаться и какаться…
    Конечно, я утрирую, но все же, где-то так и есть.
    И я ворвался с новой силой. Сумрачно и непонятно… Вот! Дом… Привязать крючок. Жена, дети… Еще целая куча, привязать. Родственники… А это кто? Любовница?! Нафик… Пусть сам, потом привязывает. Если вновь возникнет необходимость, что на вряд ли.
    Город, место… Пусть тоже будет. Пусть это и исчезнет, но для души очень важно.
    О-о-о – речь! Что может быть важнее… И зрительные образы. Теперь слуховые… Прицепить запахи. Магия? Похоже, раньше это был не сильный Маг, о чем жалел, сквозит разочарованием. Что ж, и это прицепим. Прицепим все, кроме разочарования. Вдруг новая душа, осознав себя, будет способна на много больше?!
    Что еще…
    Пес? Пусть…
    Ну и все. Как теперь?
    И я вынырнул из «серых» глубин мозга, в тайне надеясь, что все получилось.
    И действительно! Вышло!!! Душа, впилась в тело, уже не трепеща «крыльями», в безудержном желании унестись. Ее «руки» вошли в руки, «ноги» в ноги, и вообще, нитки «швов», уже были не нужны.
    Осталось последнее. Только то, что ее питает. И может она начнет питаться сама?
    И я, с любопытством присмотрелся.
    Действительно, там что-то разгоралось. Но вовсе и не в голове… А в сердце!
    Проснувшись, выпер «кол», точнее небольшой холмик. И стал старательно насыщать душу. На фоне замедления времени слабо. Но в этом я был не уверен. Похоже, вполне себе сойдет…
    Класс! Удача улыбнулась, причем весело и иронично. И с первого раза, ну почти, а не как всегда… С припрятанной подставой, так чтобы просто порвало.
    А вот, и что-то еще…
    На лбу показался еще один холмик. Совсем не большой… Там где мог бы быть третий глаз. И чего это я там разбудил?
    Почувствовав беспокойство, я копнул… Ха!!! Вот этот холмик, протянулся к Магии! Крючок, зацепился и не зря…
    Короче будет жить, и в этом можно себя поздравить!
    Улыбка на моем лице, появилась вновь.
    А тел еще впереди, очень много. Так что все забыть и за работу. Нечего Муму, др… Любить.
    В тело за телом, я водворял душу, цеплял к ней «крючки», а вместе с ними жизнь. И это как-то… Вдохновляло? Да, именно так и есть. Поскольку, я делал нечто совершенно новое, и не подвластное обычным Магам. Это не горы Драконьим Пламенем сносить. Это куда тоньше. Не рубка топором, с недостижимой целью – случайно удалить аппендицит, а тонкая работа виртуоза.
    И пусть я им еще и не являюсь, но путь проторен, и дорожка намечена. Осталось только утоптать.
    И вот круг закончен. Все души на месте… Еще один взгляд изучающий все вокруг. Да, все. И образцы остались – еще на несколько срезов… Упаковать свернуть и припрятать.
    Хм… Вроде, ничего. Горошинка, расположенная мною возле Мурки, не жмет, и всегда под рукой. Потом, просто души напитаю…
    – Хозяин, я поражена! Хотя, к последнему, наверное, пора привыкнуть… – отозвалась Мантикора, странно трепещущим, обескураженным голосом. Совершенно ей не характерным. Будто увидела во мне, еще что-то, чего не ожидала. Хотя лично мне казалось, что она предвидела буквально все, относительно моих дальнейших трансформаций.
    – Ну, подумаешь, скопировал душу! И потом чуть подправил, и упаковал… – нарочито беззаботно, дабы ее слегка успокоить, ответил ей я.
    – Вы знаете, я долго молчала… И с трепетом наблюдала. Поскольку не верила, что это «сможет быть». В том смысле, что Вы сможете! – опять сбивчиво продолжила она.
    – Мурка не тяни, давай, по сути. В чем прикол, и что тебя насторожило?!
    – В чем «прикол», – повторила она, и чуть помолчала, – Повелитель, ВО ВСЕМ.
    Я поморщился. Не люблю я размытостей. А в последнее время их вагон. Да что там, прут товарные составы!!!
    – Я сейчас все разложу по полкам! – прочувствовав мои эмоции, ответила она. – Просто ВСЕ и до крайностей СТРАННО…
    А я, упал в кресло, точнее, плавно сел. Гравитация также вела себя странно. Точнее, в данном случае инерция… Короче, пофиг, что и как, но я устал. И более всего меня напрягли манипуляции с крючками. Мозг штука не простая… И особенно у женщин, чью забавную логику, я казалось, просекал. Но как оказалось… Все равно не полностью. Огромную дыру, обозначил поиск «крючков», и их слишком напряженная привязка. Души сразу не пригревались. Поскольку, и «любви» нужно было больше, и крепить иначе. И не забывать о «любви к себе», и к себе же бедной и несчастной «жалости». И порой вселенской… И о том, что мужики козлы, и думают лишь об одном. В чем также с удивлением пришлось убедиться… Думают. По крайней мере, так все выглядит со стороны, и женскими глазами, когда «они» так беспардонно шарят, своими сластолюбивыми, жадными взглядами, по бедным, но счастливым от «козлистости» дамам. И если не шарят, несчастным… М-да! Кто бы понимал. Раз шаришь – козел, а не шаришь… То придурок-импотент. Весьма казалось бы стройная логика… Пусть и странная.
    А вдруг ты просто вежлив? Но и тут все учтено. Поскольку, если ты смотришь ровно, глаза в глаза, или хотя бы в лицо, и не даешь себе права срывать их на сиськи… В смысле, грудь… Порывы будут также учтены. Они следят за всем… Жестко. Краем глаза, незаметно для нас.
    И я, будто вылез из них… Как будто вышел, из-под их эмоционального душа. Контрастного до чертиков… Слегка вновь прозрев, а тут опять Мурка. Со своим «мне там что-то показалось». Хотя… У меня, похоже, присутствуют заметные последствия, от распутывания их эмоциональных «крючков».
    И я сам себе кивнул, удостоверившись, что моя логика, все-таки слегка нарушена.
    Да, это они… Млять! Вот бабье, чуть более чем нужно, пообщаешься… И крыша улетит без всяких крыльев. Но… Может это и хорошо?!…
    М-да! Мнительность… Все!!! Всю муть, повытряхивать и вышвырнуть на свалку.
    Ведь жил же как-то без нее?
    Опять!
    Все лишние сиськи в грязь… И мысли о них, и их мысли.
    – … Повелитель?! – разнесся в голове, теперь озадаченный голос Мантикоры, похоже, с обрывком, и самым концом фразы.
    – Да, я отвлекся… Устал.
    – Я Вас физически подлатала…
    – Устал морально.
    – Ясно… Так что, вновь перечислять? – уточнила Мурка, за одно и уведомив, что я, так заметно «выпал».
    – Да… Похоже, да, – ответил я, решив потереть лоб и размять переносицу. Когда-то собраться помогало. Когда совсем труба…
    Бросил взгляд на бесчувственных, задержавшись в этот раз на Елинилинель. Пора с полемикой завязывать. Однозначно пора…
    – Так что там у тебя? – поторопил я, сконцентрировавшись.
    – … я говорю! Но Вы не слышите меня! Уходите в себя… И это тоже странно.
    – Короче, странно все, и «странно» погоняет! Я видимо устал. И нереально… И атмосфера склепа давит, хотя умом я понимаю, что все уже хорошо. Но реакция на тела… Я хочу проверки… – проговорил я, и это осознав. – Может, стоит время отпустить?
    – Да, Вы в этом правы, но стоит все же подождать. Я Вас прошу, дослушать, – ответила мне Мурка. – Ведь этот анализ, Вам может в дальнейшем помочь.
    – Не томи… – ответил я, тем не менее, максимально сконцентрировавшись. Наверное, я пошел в разлет и нужно поспасть. Хоть и дел невпроворот. А вдруг, кто-то еще нападет? И я даже точно знаю кто. Ведь сколопендры уже на подходе…
    – Вы вначале, были просто парнем, отвергавшим то, что я утверждала. Парнем с кровью Повелителя. А значит, им же и являлись, хоть об этом и не знали.
    Я согласно кивнул.
    – Дальше, Вы признали свою Кровь, и сорвались с кромки Порога, к Богине Смерти. Где опять пошли вперед… И убили ее потом! Просто испив… Вогнав всю силу в темную лошадку.
    – Не понял?
    – В меч.
    Я вновь кивнул. В принципе так и было.
    – Дядя Ваш, или Крестный… Белый Единорог, и Хранитель Ветви!
    Я вновь, пожал, теперь для перемены плечами.
    Вас признал Многоликий, в Вас влюбилась Алиса… А влюбиться в кого либо, кроме Повелителя, после стольких лет жизни, и осознания себя, она не может. Поскольку и сама Повелитель, и совсем не слабый. Повелитель – Творец!
    Ну а самка всегда ищет, того кто СИЛЬНЕЕ… И очень редко, наоборот. Она не богомол…
    – Ее поразила стрела Купидона! – не согласился на счет Алисы я, тем не менее, ощущая, выстраивающуюся закономерность.
    – А Вы не думаете, что ОНА сама ЖЕЛАЛА, чтобы кто-то ее СРАЗИЛ? И даже место выбрала не случайно… Где бы посидеть.
    – Ну…
    – В ее распоряжении – планета. ЕЕ МИР. Сиди, где хочешь!
    – Что-то в этом есть, – согласился с нею я. И тут же вопросил, – А теперь скажи что… В смысле, что ты думаешь?
    – Вы легко переходите в состояние понимания… Всего Мира, и Мироздания! Пока, правда, только в измененном состоянии. И управляете материей, словно средой. Задатки работы со временем, которые выпрыгнули у Эльфов, когда вы сровняли, почти до основания их Зал Торжеств, а потом вернули его назад. Наставления себе… Пока что, просто приходящие… Вообще это на уровне, ну почти что Многоликого. Это первый, на моей памяти, кто так со временем шалит.
    Управление мертвыми, и не просто, а их Воскрешение. С возвращением душ, это уровень Творца… А теперь еще и их ВОССОЗДАНИЕ! Пусть и копирование, но не полное, в большей части Вы их выстроили сами! А потом, додумались, КАК их закрепить…
    – Ну и что? – со вздохом, произнес мысленно я, ощущая, как меня одолевает мигрень.
    – А то, что это уровень Творца – Повелителя Жизни. Высшая ступень, насколько я вообще понимаю…
    – И что?
    – Большая редкость, даже для Повелителей. И Вас на задворках, хранили не зря. Поскольку Ваше место, мой Хозяин… В Хаосе на Троне!
    – Пф-ф-ф-ф! – выдал я вслух, с крайней степенью скептицизма.
    – Возможно, я и ошибаюсь… Но почему, Вас так хотят убить?
    – Чаша, это случайность.
    – Слишком много их, таких очередных. И везде, орудия Древних. Оружие Повелителей! Направленно против Вас…
    – Ну, может ты и права, и что? – не стал продолжать с нею спор я. – Что это меняет?
    – Повелитель, просто нужно смотреть шире…
    – Куда уж шире? По-моему я и так…
    – Быть осторожней…
    – На спине глаза отрастить?
    Мантикора замолчала.
    А я почувствовал, что разбудил в себе совесть. Заскребшуюся, словно собака от заедающих блох. Все-таки она обо мне беспокоилась. А я, как всегда, чуть сорвавшись с катушек, выпустил наружу психоз.
    – Мурка, ты права. Извини. Действительно нужно быть осторожней.
    – Ничего Хозяин, я понимаю. Просто я боюсь, что Вы расслабитесь, не до конца понимая, что угроза для Вас очень серьезна. И все что Вас окружает, рождает не случайную череду опасностей, а вполне закономерную. Скорее выбрасывая случайные числа, относительно решений. Вот как это вижу я… 
    И на счет опасностей, даже удивительно, что их ТАК МАЛО.
    – Мало?! – так чтобы не очень, согласился я.
    – Мало, мало… Их должно быть на порядок больше. Видимо дорожка, по которой Вы идете, уже существенно подчищена. Подобранны и убраны огромные камни. Подчищены валуны… И даже крупная галька. Оставлен песок, который прорвался сквозь сито. И который нужен, чтобы Вы развивались. Не более и не менее того… – озабоченно выдала Мантикора.
    – Ну тогда, и беспокоиться не о чем, – взмахнул рукой я, – раз песка не избежать, будем дальше по нему топтать.
    – Но…
    – Но это все не значит, что я не буду осторожен! Во-первых, у меня есть ты, а у тебя есть я… Ну, в общем, ты все поняла!
    – Да, я понимаю Повелитель.
    – Будем друг за другом следить… А теперь отпускай время! – и я буквально по-львиному зевнул, без стеснения продемонстрировав гланды, и потянув с хрустом руки в стороны и вверх. Все равно никто не видит.
    – Осталась еще одна маленькая деталь…
    – Мурка!?!
    – Я своим рассказом как раз к ней и подводила. Хотела, чтобы Вы отнеслись к моим словам, хотя бы чуточку серьезней…
    – Мля-а-ать! Да когда же я тебя чмырил то? По-моему, серьезней, чем к тебе, я вообще ни к кому не отношусь. Ну, если исключать Многоликого… Могла бы мне и сразу так сказать. Так что?!
    – Необходимо Вашим Женам встроить верность. Они и так верны, но… Более глубокую. Сокрытую прошивку… Не на виду.
    – Зачем?! – поморщился я. Что-что, а лишать свободы воли… Это не ко мне. Увольте. Тем более родных. Теперь понятно, почему она так надрывалась подводя… До этого, я бы с нею точно не согласился. А вот теперь, на фоне неприятия образовались качественные сомнения.
    М-да, Мурка хитра! Но и с пользой для дела.
    – Не хотелось бы об этом говорить… – замялась Мантикора, но тут же выдала как на духу. – А вдруг, их кто-нибудь захватит? Начнет пытать… Зондировать мозг?
    – Фу-у-у… Я этого не допущу! – я выдохнул, забыв о сне, и произнес, сказав и поняв… Что не на все сто процентов уверен. Ведь может и такое произойти. Твою ж мать!
    – Вернут вам куклу… С приказом Вас убить. И она убьет. Ведь Вы на ней, ей поверите… Расслабитесь и будете уязвимы.
    – Ох… – и я провел по лицу, рукой сверху вниз, его разглаживая. Ведь так, действительно может быть.
    – ХОРОШО. Ты меня убедила.
    И я оглянулся на распростертые тела. Дорогие мне тела, Ангелов прелестниц. Беззащитные сейчас, и потому, в то, что озвучила Мантикора, как никогда верилось. И пусть я их не оставляю никогда… Не будет же так, всегда?!
    И теперь оставался вопрос, куда вшивать «прошивку».
    В тело? Достаточно умелым, мясником-мозгокрутом, может быть обнаружено. Стерто, и вложено нечто другое. А я продолжу доверять… С соответствующими последствиями.
    В душу? Гораздо менее вероятно… Но мне, вот например, выявить легче. И я все равно, сомневаюсь, что исключительно только один я, неповторимо «красивый» такой.
    И тут же решил, что и в тело, и в душу.
    Кто бы ни нашел, навряд ли будет выискивать дублирующие системы. Особенно, если их не сцеплять крючком… А еще лучше, сцеплять! Точнее, установить параллельно друг-другу две независимые. Сцепленные и не сцепленные. А еще, отслеживающие целостность друг-друга. И вылавливающие «баги» кардинальных противоречий, вычищающие их и отправляющие в качестве «крючков», в «корзину». Конечно это больше дань паранойе… Но кто сказал, что за нами не следят? И если в нее по уши окунаться, то зачем тогда сверху макушку оставлять? Лучше уж, с головой нырять…
    И я нырнул, начав с Алинилинель. До крайности осторожно… Не хочется, получить по и тогам, на все согласную улыбчивую дуру.
    Подчистка «крючков» и сброс их в «корзинку», очень многое обнажил… В том числе и чувства, реально настоящие. И здесь я не стал копать глубже. Не игры с ними меня интересуют. Мне нужна ВЕРНОСТЬ, и даже не в постели, а вообще.
    Вначале прописал в душе, поскольку мне это выполнить было значительно легче. В обеих версиях, с подготовленным крючком, и ловцом «багов». В том числе и еще одним запасным, предельно замаскированным, и который будет реагировать на них спустя час.
    Потом, с куда большим трудом, и боюсь что не так качественно скрытно, организовал, полностью, то же самое, в ее сером веществе. И также предельно серьезно замаскировал  дублирующую систему, дублирующей системы. То есть отдал паранойе, абсолютную власть.
    И теперь остался полностью удовлетворенным. Психика не задета, чего я до конца всерьез боялся, и ее верность, теперь на запредельном уровне.
    Что еще?
    Ах да… Наверное, стоит устроить еще одну дублирующую систему. Со знаком «наоборот». В смысле, если обстоятельства заставят врать, и говорить что ей на меня полностью начхать, она всегда могла так проделать. Причем с улыбкой на устах, и даже в своих мыслях в это «веря». Для этого пришлось куда сильнее повозиться… Но мне это все-таки удалось, добавив еще несколько штрихов, как в душе так и в теле… В смысле в мозге.
    Ну, пожалуй, все…
    Но теперь моя проснувшаяся паранойя, сама взялась за дело, оглядев все вокруг. И нашла, еще ряд дыр, и доставила крючков.
    А потом, оглянувшись и всмотревшись еще раз, заставила меня озаботиться еще кое-чем. Я теперь часто срываюсь в «не время». Точнее, в значительно ускоренный его бег. Что если встроить своим Женам тоже самое? Может и не до такой степени, но хотя бы в раза в три. Ведь тогда их эффективность возрастет многократно! Да и так исхудать как в первый раз я, они не смогут никак. Куча привязок ко мне… Ну а мне их расходы Магической Силы, измеряемые Муркой, очень часто в фактических годах, что пыль и перхоть на ветру. Какие года, если я не совсем человек… Точнее, Истинный Человек, который способный черпать живительную Силу, Зеленого Костра, до бесконечности долго? Точнее, пока она не иссякнет. А иссякнуть она, ну никак пока не может, поскольку ее в безумных количествах все время пополняет мой Крестный, Единорог? Который, правда, озаботился предупредить, что найти и свои личные источники не будет лишним…
    Ладно, отвлекся от темы.
    В общем, ускорить им время, мне совсем не в лом. И даже весьма полезно. Но нужно все продумать правильно, чтобы срабатывало на слово… Да что мудрить? Правильно – «Время!». Еще, и автоматически… Вложить это в душу, реакция на потерю сознания, а еще, на чрезмерный адреналин… А он бывает по разным причинам. Адреналин, это телу… А душе, – «крючки» – страх, ярость, ненависть, желание убить… Ну и просто шкурку попортить. Ну и, пожалуй, все. Вполне себе достойный списочек. На всякий пожарный случай.
    Теперь, не помешает, укрепить скелет и мускульно-сухожильный корсет… Который и так уже достаточно укреплен. Ну, еще чуть-чуть, лишним не будет.
    Все-таки нагрузки возрастут, от девяти, до двадцати семи раз. Зато мои Жены, смогут в случае чего, носить меня на руках… Не слишком быстро, но на острую зависть случайным зрителям.
    На последнем, я невольно улыбнулся. Вообразив себе картинку в красках.
    Легкая девочка модель, и тащит сто килограммового мужика… На руках, как в дом любимую невесту. М-да…
    И когда с Алиной я закончил, тут же взялся за Елинилинель. Словно робот, закончил с нею… Окровавленная Ирнер, радость, что кровь не ее.
    Все. Жучков напихал, точней, поставил мощный антивирус. И я надеюсь что мощный, а не серьезный самообман… Но время покажет, и надеюсь, не пригодится. Да, я очень надеюсь…
    Плюс, небольшой апгрейд, с физическим состоянием и обменом веществ. Так сказать форсаж. С последним, только с Ирнер пришлось всерьез повозиться. Перекинуть подальше от сустава сухожилия… Увеличив рычаг. Надеюсь, после превращения в волка, и возврата обратно, все к исходному не вернется.
    Ну что ж, можно и время отпускать…
    – Как, Мурка, довольна? – уточнил на всякий случай я.
    – Да, Повелитель, и более чем! – действительно довольно, ответила она. – Я бы конечно, и на поведении самок отыгралась. Чтобы знали свое место во всем, и всегда, и о большем не мечтали. Но Вы Хозяин такой правильный, что это даже настроение подымает!
    – И это почему? – не понял, поразмыслив я.
    – Когда меня будете возрождать, есть надежда, что рабских надстроек не понаделаете! Мур-р-р! Мыр-р-р-р-р!!! – мурлыкнула она крайне довольно.
    – Человек имеет свойство меняться! Хе-хе… – не удержавшись, подколол ее я.
    – Это не про Вас… Мур-р-р! Вы не человек… – она также встречно подколола.
    – Ладно, отпускай время. А то Птичка, начинает огорченно замечать, что явно что-то изменилось.
    – Да, Вы правы, пропажу тела из-под когтей, она уже заметила, и в непонятках «взбирается» в воздух! – согласилась со мною Мантикора… И отпустила время.
    – КРА-А-А!!! – взметнулась Жар-Птичка над всеми, и с удивлением воззрилась на тело с отсутствующей головой.
    Из шеи фонтаном забила кровь. Ну да, сердце то, еще не остановилось. И очень сильно удивилось, как и вся нервная система, забившая тело в страшных судорогах, напоминающих брейк-данс.
    А все остальные, почти также судорожно начали вскакивать, ползать и вставать. Впрочем, сразу же вслед за этим падая. А еще вращать безумными глазами, активно пускать слюни, и с интересом пробовать одежду и обувь соседей на вкус. Впрочем, без заметного восторга, все быстро осознавая и хмуря при этом по-детски, недетские лбы.
    Похоже, что вселение души, пусть и сказалось благотворно, оживив, казалось бы, почившие тела, но и пока что откатило их до состояния младенцев.
    Пока все «крючки», встанут на свои места… Пока, установленные мною «до качают» в душу информацию.
    В общем, как бы я ни старался, после подобной операции, нужно время на восстановление, и точка. Любопытно, только сколько…
    Слуги в ужасе таращились, на весь этот бедлам, теперь наоборот, отступая шаг за шагом назад. Правда, некоторые все же останавливались, цепляясь взглядом за усталого меня… Сидящего на местном подобии трона, и грустно взирающего на непотребство.
    Мои же дамы вскочили, затравленно глядя по сторонам, и с яростью… И непониманием, как и Птичка Жар, на безголовое, фонтанирующее кровью тело.
    Сосредоточились скачущими взглядами на мне… Часто дыша, вздымающейся грудью.
    – Хозяин, действует! Они в ускорении… – поведала Мантикора, с явным удовлетворением.
    А я всмотрелся в глаза, напоминающие жидкую ртуть, часто встряхиваемую в колбе. Перетекающие, и прыгающие с места на место зрачки…
    – ВРЕМЯ! – скомандовал я мысленно, и перетекать словно ртуть, глаза тут же перестали.
    – Все уже в порядке. Все садитесь на свои места… – продолжил мысленно я, и поставил прямо перед собой на стол, деревянную Чашу.
    Птичка сделала новый круг, подсветив для эффекта творящийся беспредел оранжевым, и дисциплинированно села на положенное место. В смысле подножку, специально приготовленную для нее. Проигнорировав выбранное ранее лично ею место. Ну и правильно, это же было НЕ ЕЕ МЕСТО. Умная Птичка. Очень умная. Не удивлюсь, если вскоре заговорит…
    – Кра! – скромно покосилась на меня Жар Птица, будто говоря «…да! Но я не сильно спешу…».
    Девушки же, наоборот, занимать места не спешили. Будто новыми глазами, оглядываясь по сторонам. Ирнер, скромно спрятала зубы, активно демонстрируя непонимание. А вот Алина с Еленой, наоборот, глядели с прищуром, разглядывая мечущихся ползунков. И явно пытались все осознать и понять, но пока безуспешно.
    – Садитесь, садитесь! – улыбнулся им я, и указал на их места.
    Те, несмело приблизились, с опаской глядя на стол, и под него. С явной мыслью что под ним, их может кто-то подстерегать. Ну да… В принципе так и есть. Ползунки резвились… Некоторые, уже усевшись прямо на пол, с любопытством оглядывались по сторонам, совсем редкие экземпляры, с настороженным. А основная часть превратилась в ясельную группу, с соответствующим поведением и звуками. Оглашая зал смехом, но чаще плачем, в виду социальной несправедливости… Поскольку, каждому хотелось, ну естественно, исключительно только в целях творческого эксперимента, своему соседу наподдать. И те, кому это удавалось, смеялись. Правда, не долго…
    – Тресь! Ха-ха-ха!…
    – Вы зачем меня?
    – Бух! Ха-ха!…
    – Ну и я тебя…
    – Пых…
    – А-А-А!!! Ма-ма-ан-н-н!!! ОН мне фальсем в ГЛАЗ!!! Ы-ы-ы!…
    – Вот! Давайте придем к консенсу-су-су…
    И даже речь местами начала проявляться… Ну, может быть недельки за две-три, и придут в себя. А вот некоторым, времени понадобится, вполне возможно побольше.
    – У-А-А-А-А-А!!!!!
    Средних лет дама, сидела на полу, и растирая брызжущие слезы замешанные на чернильно-черной косметике, выла корабельной сиреной навзрыд, поскольку ей казалось, что все исключительно только ее и обижают. Хотя на самом деле, от подобного акустического удара, в основном сторонились, и обижались остальные. Причем, расползаясь далеко.
    – Милый, я не понимаю… – отозвалась Алинилинель, отчаявшись понять.
    – Да, садитесь же! Мне дальше нужно разбираться… Попозже объясню.
    Кивки.
    Волчица задумчиво воззрилась, на недоеденного, грубо вскрытого фазана.
    – Можно есть! Но не пить… И то пока, – разрешил с кивком я, и решил заняться бедламом.
    Ирнер, тут же занялась, а вот Елена и Алина, все же поостереглись.
    Зазвенело в коридоре, в Зале стали появляться солдаты… Сразу же безмерно удивляющиеся, и встающие в ступоре на месте, мешая пробираться остальным.
    Что же вовремя. Помогут остальным…
    – Всем успокоиться! Яд нейтрализован. По крайней мере, в них… – произнес я, поднявшись и подцепляя графин, теперь не с желе, а с водой.
    Получив руководящий центр, все тут же организовались, по крайней мере, успокаиваясь и сосредотачивая взгляды на мне. К моему удовольствию, взгляды были облегченные.
    И я продолжил:
    – Как вы слышали, яд был в бокалах… А это, – и я приподнял графин вверх, продемонстрировав всем, – от него противоядие. Разлить по всем бокалам по чуть-чуть, иначе, они будут и потом опасны. По паре капель… – оценив количество оставшихся целыми бокалов, продолжил я. – Разлить и по остальным, не выставленным на стол бокалам! – я приподнял с намеком бровь, и слуги закивали.
    – У всех присутствующих, имевших несчастье отведать яда, НЕ ПОМЕШАТЕЛЬСТВО… – куда более активные кивки, и быстрые взгляды в потолок, как слуг, так и дисциплинированных солдат.
    Ну да, раз Государь сказал, значит так и есть! А то, что так себя ведут… Возможно не понявшие, тоже могут так начать. Так что лучше не замечать… Целее шкурка будет!
    – А ВРЕМЕННОЕ РАССТРОЙСТВО… – нашел красивый выход я, уходя от реальных причин. – Всех поднять, и отвести… И если нужно оттащить от столов, как можно дальше.
    И взгляды тут же опустились, по-деловому вглядываясь в чуть пришедших в себя ползунков.
    – СЕЙЧАС!
    Все тут же дернулись в рвении исполнять, и не без шума растащили, извлекая очень многих за их конечности из-под такого уютного, дарящего сумрак и спокойствие стола.
    С виснущими в руках благородными встали у стен.
    – Передать родным, и разъяснить ситуацию. Сказать, что им нужно ВСЕ напомнить. Если есть, то привлечь к процессу матерей…
    Понятливые кивки. Особенно тех, кого обслюнявили, в попытке укусить.
    – И сказать, что они теперь – действительно приближенные, проявившие себя делом. Но все будет потом, когда придут в себя… Полностью.
    Вновь кивки, разбавленные переглядываниями и весьма нервозными поклонами.
    – УВЕСТИ!
    Топот ног, и Банкетный Зал практически полностью опустел. Лишь десятка с полтора слуг, изучали нас расширенными глазами.
    – Осколки, разбросанные по полу тщательно собрать, не используя голые руки… – взгляд на слуг, весьма понятливо закивавших. Из угла поднявших, замаскированный шторкой, чуть непривычный веник и совок. – Да, это подойдет, – одобрил их инструментарий я. – Все потом, сложить в большую емкость, и залить, не касаясь поверхности воды. И туда добавить пару капель, – я опять скосил глаза на графин. – Обработать пол, и инструмент. Все! Можете приступать.
    И все тут же бросились исполнять приказание.
    А я, вручив графин, подбежавшему слуге, подхватил фужер, и разлил остатки его содержимого по близким к нам бокалам.
    – Теперь можно и пить… – поведал я, и, присаживаясь, улыбнулся.
    – Ваше Величество! А что… Делать с… Телом? – вопросил, подойдя, похоже, старший слуга, крайне низко при этом склонившись.
    А мои Ангелы, тут же развернулись ко мне.
    – С телом… Нарубить и отдать собакам!
    – Хе-хе! – одобрила мое решение Елена.
    – Слушаюсь! – и пара слуг тут же схватились за валяющиеся в луже крови ноги.
    Алинилинель нахмурилась…
    А Ирнер и вовсе, сплюнув перья, оставила мучить фазана.
    – И зачем, собакам! Причем тут они?! – добавила обиженно Ирнер.
    – Да хотите, хоть на терку натрите! – хмыкнул я, и подхватив со стола явно птицу, но без перьев, может перепелку, оценивающе понюхал. – Ваши творческие предложения?!
    И надкусив, стал жевать. Пусть во мне и переваривается царственная голова, а есть все равно, зверски захотелось. Но не стоит спешить… И пугать. Глотая ее разом. Все-таки слугам это не привычно. И так, моральная травма налицо. Так что травмировать дальше, буду позже.
    Феникс неодобрительно отвернулся. Но от комментариев, Птичка все же удержалась.
    Алинилинель, демонстративно заинтересовалась красным виноградом, и удивилась, если судить по едва дернувшейся бровке, не менее меня. Кто же ожидает, вместо сладкого или пусть кислого, по виду винограда, отведать пусть и вкусный, но все-таки томат?
    – Не знаю, но мне вот тоже кажется, что лучше как-нибудь не так… – задумчиво произнесла Алинилинель.
    А за нее вдруг продолжила Еленилинель:
    – Что родственничков защищаешь?
    – Причем тут это? – чуть показавшиеся зубы, сразу спрятала Ирнер.
    – Да, ладно успокойся, шучу… – примирительно улыбнулась Елена. – У нас также кровь, имеет Жучек примеси…
    – Р-р-р-р!…
    – Э-э-Э-х… Прям завидно! А у меня так «с чувством» не выходит…
    – Учись, пока жива, – старательно взяла себя в руки Волчица.
    – И это тоже, правда, Жучки долго не живут. Испортили кровь! Э-э-эх!!!
    – Р-Р-Р-Р-Р!!!
    – Девочки, тихо!!! – поморщился я, прочувствовав, куда все идет. Правда, не ясно почему. Ну, в смысле идет-то. Вроде бы ничто не предвещало… Или это просто женский прикол? На ровном месте погрызться…
    Слуги ошарашено замерли, с опаской посматривая на них, и все еще удерживая тело за ноги.
    – А если взять по существу, то я была «за» скормить падаль псам не просто так! – вернулась к главной мысли Елена.
    Ирнер замерла, пытаясь распознать, есть ли оскорбление, в комбинации слов «скормить псам падаль». По всему выходило, что есть, но… И не так чтобы явно. Ведь вся комбинация из трех слов, сама в голове перестраивалась. И как ни крути…
    – Р-р-р-р-р… – но это в голове. Нет?! Ежовый лес… Наяву!
    – Нет-нет! Я ничего такого не имела ввиду! – открестилась Елинилинель, виновато глянув на меня, вполне на первый взгляд, натурально.
    Ирнердиканора, выражая на лице сомнение и вопрос, также замерла.
    – Я имела ввиду, что не гоже песикам питаться всякой дрянью, а то перья летят…
    – Р-Р-Р-Р-Р!!! – уже сморщила нос Волчица, сорвавшись. А я невольно улыбнулся. Действительно смешно… И для Елены опасно.
    – В смысле, жрать монаршие потроха… Диетически нецелесообразно. Непонятно что ел, что пил… Кого… Спал, в общем, с кем! Мало ли чем болел и заразился. А еще в одной из отрубленных частей может попасться… Ну, вы поняли что… Это голова непонятно где, а вот ОН при нем! И собачки могут подавиться…
    – Р-Р-Р-Р-Р-Р-Р-Р-Р-Р!!! – морда лица у Ирнер почти мгновенно преобразилась, как и у Елинилинель, и они почти схватились грызться.
    Хыдыш…
    – Скав!!! Р-р-р-Р!
    Хыдыш…
    – Скау!…
    Дзынь!!! Бряк! Хрясь! Дзинь… Дзинь, дзинь, дзинь.
    – Р-р-Р-р-Р-р-Р-р…
    Ну, в смысле, пару раз друг-друга куснули. И вздыбились для продолжения…
    А это улетела вилка. Ну и еще, сущие мелочи. Еще разбились несколько тарелок и фужер.
    – ФУ-У!!! Ха-ха… СИДЕТЬ!!! Жучки… А-ха-ха-ха!!! – невыдержав, рассмеялся я.
    У слуг, будто отдельно живя, и сами по себе, полезли вверх, зашевелившись, волосы.
    Обе пристыжено замолчали, с яростью друг на друга кося. Прямо действительно как две собаки. М-да… Ускорение времени играет роль! Одна секунда, а так друг-друга встрепали. Несмотря на отмену, реакция на адреналин… Ярость, страх? М-да. Хорошо хоть на них предохраняющие от быстрых «проникновений» костюмы. Успел уже сто раз оценить. Классная вещь… Как защита друг от друга.
    А лыба рвалась, уже наружу не таясь, как и приподнявшееся настроение.
    – Всем сесть и жрать! – приказал с улыбкой им я, впрочем, достаточно грозным тоном.
    – Конечно, Муж наш!!! – почти пропела, максимально елейно Елена.
    И обе уселись, но косить не перестали. Хотя Елинилинель косила скорее лисой. Схватила с блюда, «обнаженную» куропатку, и вгрызлась, улыбаясь уголками губ.
    – А-ах! Без перьев-то, вкусно-то как!!! – и Елена с громким звуком втянула слюну.
    Ирнер, сдула перья, и демонстративно продолжила. Периодически плюясь… Ими ослюнявленными. И покосившись на меня.
    – Правда Ирнер?! – «примирительно» продолжила Елена.
    Впрочем, у Ирнер уже действительно, ее птичка была уже почти чистой.
    Алинилинель, очень тихо хихикнула… В целом не обидно, и не посмотрев на зыркнувшую и в ее сторону Ирнер. И взяла также, с блюда голую куропатку, соблазнившись пряным ароматным запахом и ее хрустящей корочкой, на, крест-накрест, прилегавших, к жарочной решетке местах. Улыбаясь, зачавкала с нами, в то же время, как Ирнер, плюя на этикет.
    – И зачем, все это было? – уточнил я улыбаясь.
    – Да, так обстановочку хотела разрядить! – заулыбалась в ответ, подмигнув мне Елена. – А то она у нас, все больше мрачная… То убить хотят, то покалечить. То, морально разложить… То, вон, снова убить. В принципе весело! Но и не так чтобы очень. Иногда… Например. Вот как сейчас. Я вот вновь увидеть Мир, не предполагала! – и она вновь мне подмигнула. Правда, без улыбки… И в глазах, такая МУДРОСТЬ. И глубинный лед. Все веселье, как рукой… снесло. Словно встал под ледяной душ, а потом нырнул в метель со снегом… А потом еще и в прорубь – закрепить эффект.
    А Елена вновь улыбалась, будто ничего и не произошло. Безмятежно и радостно! И лишь только я всерьез призадумался. Остальные ее взгляда, даже не заметили. Или это я теперь копать стал столь круто?! Столь глубоко? Очень вероятно… Пожалуй, что во мне, начинает вызревать «мозгокрут». Или «мозгокрот»… Или «мозгое…б». Скорее, последнее. Поскольку управляю я пока, легко лишь животными. Лично поднятыми, просто пойманными, и Воскрешенными. Ну и такими же людьми… А вот трезвомыслящими Живущими, пока не выходит. Лишь прошивку чуть менять… Как тогда в Лисичках, той бабке. Точнее женщине с «понятиями». Ну а может, просто не пробовал?
    Видимо фазан, был не так чтобы очень, а может и мы соблазнили… Плюс все перья, посрамленные нагло Елинилинель, но Ирнер также сунула руку в магическое блюдо. И не слыша больше насмешек, рывком «вырвала» оттуда, жареную птичку.
    Наша же Жар Птичка, стоически терпела, и лишь жмурила глаза, периодически оглядываясь. Со всем максимумом осуждения в оных… Но старалась не каркать, соблюдая тишину. Лишь сорвалась на пару щелчков, при разламывании… И отрыве от тел, то ножек, то крыльев.
    Похоже, осознала – общество таково… И коварно! И с кем поведешься, о того и… Птенцы будут. В общем, как-то так!
    И продолжила стоически терпеть… Каннибализм. И измывательство над трупами ближних, хотя скорее, весьма и весьма, дальних родственников.
    Впрочем, специально над нею никто не измывался.
    Ну а то, что Волчица все время хрустит костями… Ну не может она по-другому! Вон хоть перья взметать перестала. А то проносятся, перед клювом кружась… А фазаньи перья – красноватые…
    Радует, что хоть огнем не горят!
    И я вновь заулыбался. Все-таки Елена молодец. И встряхнула коллектив, и о Птичкином моральном состоянии, позаботилась. Весь накал его, снизив, градусов эдак на пяток…
    И я еще шире заулыбался. Параллельно поглядывая, как старательно пытаясь не шуметь, прибиралась крупноглазая прислуга, собирая черепки, В ТИШИНЕ. И у них это реально получалось! Даже хрусталь не звенел… Истинные привидения!
    Лишь только двое, все еще держали, в растерянности, труп за ноги, на метра два его в сторону сместив. Вопрос, как видите, все еще не решен… А сместили для того, чтобы протереть от кровавых наплывов пол. Размером с озеро Титикака.
    Слуги морщились и терли… И с безмерным удивлением бросали взгляды на нас. На пирующих и лыбящихся…
    А нам, все по барабану! И не в таких условиях жр… ели. И нас, стенами заляпанными кровью не смутить. Пусть лучше опасаются, наоборот, чтоб не разыгрался аппетит. На Кровь… Свежую. И горячую…
    Хотя, возможно, как раз этого, некоторые из них и опасаются. Зашуганно зачем-то убираясь по углам. Или же, старательно «подальше».
    Ну-ну…
    Ладно. Пока пусть привыкают, а потом, особо нервных, скину убирать куда подальше. Хотя, может быть они и сами, слезно по молив старшего, сбегут.
    – Остался неразрешенный вопрос, – озвучила тихо Алина.
    – С вот этим? – и вскинул бровь, в сторону слуг, исполнительно замерших с телом.
    – Милый, да… – продолжила она, и, чуть нахмурилась на Елену, приоткрывшую было рот. Та все четко осознав, лишь пожала слегка плечами, и продолжила врываться в еду опять. Совсем не так, показушно, «словно птичка поклюет», как тогда, когда всем столом сидели.
    Я продолжил молчать, и жевать, предлагая ей самой обрисовать перспективы.
    – Если честно, то все равно, что сделать с ним. Хоть порвать, хоть колесовать, хоть… Разрубить и отдать. Да и сжечь можно тоже, – раздумчиво продолжила она, политкорректно обозначив и замылив тему.
    – Но гораздо лучше, это сделать, вовсе не так. Не дворовым…
    Ирнер выжидающе замерла, ощутив грань, и перестав костями похрустывать.
    – М-м-м… Отдать.
     Хруст возобновился.
    – И не упокоить тихо на погосте. Ведь лицо не то…
    И она опять, с намеком замолчала. А я, признаться, начал соображать… Король, лицо то политическое. Да и среди Поднятых, в смысле в будущем, Вернувшихся к Жизни, могут быть, да и обязательно должны быть – его предки, Короли. И пусть верные мне… Должен быть какой-то процесс. А не просто – взял, и откусил голову. Хотя тоже звучит так… По крайней мере – убедительно.
    И все-таки, должно быть все заделано красиво. Типа, «умер, от серьезной недостаточности… Мозгов. А в результате и головы».  И ли не так, «скоропостижно скончался», м-м-м, «в результате неожиданной потери головы», «которая исчезла в неизвестном направлении»… Да-а-а… Все равно, оно как-то не так. Хоть так, хоть эдак…
    Алисы на них нет!!! Она бы сформулировала лучше.
    Хотя возможно, перепоручила дело, Шляпнику с Кроликом. Которые об этом всем, еще успешнее, забыли….
    Да и в ее Мире есть Кот, и все от этого становится понятней. Особенно, все, что может быть связанно, с неожиданно исчезающей головой.
    – Это нужно…
    – Я понял! – перебил ее я, неожиданно поймав за хвост идею.
    Алинилинель посмотрела на меня неуверенно… Выражая сомнение, в том, что я мог понять, не дав полностью досказать.
    – Нужно красивое решение. Мнимый суд, и лучше настоящий. И в том, что я придумал, будет это все! – и я торжественно заулыбался. Предвкушая то, что будет. И совершенно точно понимая, что это будет лучше всего, и так, как я этого захочу.
    Вся моя тройка, жующих, хрустящих и пощипывающих фрукты Жен, всерьез насторожилась. Впрочем, этим занялась и Птичка, и большинство навостривших уши слуг.
    – МЫ ЕГО ЗАМОРОЗИМ! А ПОТОМ, ВОСКРЕСИВ ВСЕХ ПРЕЖНИХ КОРОЛЕЙ, ОТДАДИМ НА ИХ ОБЩИЙ СУД.
    Звон разбившейся посуды… Кто-то из убиравшихся у стола слуг, совершенно неудачно возле него вздрогнул.
    – Гениальное решение! – похвалила Алина, а остальные, закивав, присоединились.
    Как ни странно, Птичка Жар, также сопроводила мое решение кивком.
    Хотя, уже возможно, пора начинать привыкать…
    – А… Как быть с тем, что он без головы? – уточнила с любопытством Волчица, посмотрев на обезглавленное тело с одобрением.
    – Да! Наша Серая, права, для суда голова пригодилась бы… – ковыряясь в тарелке, добавила Елена.
    – Р-р-р-р… – опять ощерилась Волчица.
    – Нет, не то чтобы я не одобряю! В данном случае, отсутствие головы, большой плюс… – широко улыбнулась она, поглядев на тело, с кровожадной… Нежностью.
    – И ему, так идет! Без головы… Но, возможно стоит Воскресить. Голову ведь можно не один раз откусывать,  – прозорливо отметила она. – Да и отрубить тоже…
    Принцесса Вольного Леса, наконец, успокоилась, и вяло заскребла вилкой в тарелке. То ли аппетит испортился, то ли наелась. А может и то и другое…
    Нанизала на вилку захрустевший лист салата, и задумчиво на него воззрилась. Типа, есть или не есть? Оно конечно полезно, но такую дрянь!
    – А ты зря, сестрица обижаешься! – без перехода продолжила Елена, воззрившись насмешливо на Волчицу. – Я ведь просто перенимаю опыт – как нужно клички давать…
    И благодарное, с рывком вверх головы, подмигивание мне. А почти серьезное лицо, прямо на грани срыва лыбы.
    – Порой, достаточно сменить всего одну букву… Вот пример: Серая – Сирая… Или две – Старая! Весьма оригинально, кстати…
    – Р-Р-Р-Р-Р-Р! – и листик от выдоха улетел вдаль, а лицо Волчицы задергалось. Мечущийся между Еленой и мною взгляд загорелся желтым пламенем от бешенства. – Ты!… Драная самка Енота! Радуйся что у нас общий Муж… Но если выкинешь еще раз, такое, схвачу за п… Лису, и окажемся в лесу! Ежей везде хватает… Напихаю!!!…
    – А как же дедовщи-ина?! – ни капли не смутившись, протянула «расстроенная» Елинилинель.
    И будто между прочем, и не к чему:
    – А Енот – благородное животное!
    Мы с Алинилинель, не удержавшись, прыснули.
    А Ирнер, растерявшись, замерла. Прочувствовала, что все же где-то зацепила. Но… причем тут Енот?
    – Так, дамы, не ссорьтесь. По пустякам… – обронил я, призадумавшись. – А с головой, действительно проблемы.
    – Что, опять съел? – заулыбалась Елена, шутливо поддев меня локтем.
    – Да, проглотил, не удержавшись… – Ирнер расширила глаза. – И цели были, нам полезные.
    И продолжил уже мысленно, воззвав  к Мантикоре:
    – Что там голова – есть результат, в плане полезной информации?
    – Нет, голова, по существу пустая. А из нужной Вам, в основном содержит, сладострастные инструкции. Где, какую фрейлину зажать, и где поуютнее топтать. А еще весьма обширный список тех, кого еще нужно. И как строптивым угрожать, чтобы потоптаться точно…
    – Нет, не интересно… – нахмурился я.
    – Есть еще, кое-что, из того, что Вам необходимо знать – наследство.
    – О-о-о! Это интересно! Все-таки, нечто Магическое нарыла?
    – В этом случае нет. Магического час еще придет… Скорее это дополнение к первому. Так сказать, небольшой Королевский довесок.
    – И, что это за «довесок»? – слегка насторожился я.
    – Да так пустяк! Гарем…
    – Что?! В смысле, кроме моего?
    – Да, Повелитель, и теперь он Ваш. Согласно, установленного процесса, раз Вы Король, значит и «его» наследник.
    – Блин…
    – Но, не переживайте, он небольшой! – успокоила с ехидцей в голосе Мантикора, и я вновь насторожился.
    – И… Какой?
    – Двести восемьдесят три жены, Король был еще молод.
    – Ты что, шутишь?! – не поверил я, в интимной зоне скукоживаясь. – Когда же он успевал, всех… Еще и фрейлин!
    – А он всех и не успевал. Практически совсем. Все больше фрейлин… Любил зрелых и взрослых, они многое умеют. И такое выделывают, в надежде на перспективы. А в гареме, слишком молодые, да еще и «распечатывать». Этого он вообще не любил. Утомительно знаете ли… И самому больно. А боль и кровь он не любил. Особенно свою. Он как-то «в детстве» надорвал…
    – Все достаточно, я понял! – перебил я, озадачиваясь и морщась еще больше. Целый коллектив, почти одних «целок». Или без «почти»? Молодых, непуганых, и почему-то моих.
    – И еще и красавиц! – добавила Мантикора искушенно. – Каждый квартал отбирали самый цвет, и ссылали во Дворец. По несколько пачек. Длинноногих красавиц, для услад взора, и всего остального. Естественно, исключительно только девственниц. Для Короля, только лучшее! И чтобы умели танцевать. Как же услаждать взор, если танцевать не умеют?
    А при личной встрече, задав уточняющий, вгоняющий в краску его жен вопрос, Король, сразу же терял интерес. Потому и наследника до сих пор нет, не смотря на подобную активность. Ведь Король гулял на стороне…
    – От гарема, и гулять на стороне… Интересно, будем перенимать опыт.
    – Я бы на Вашем месте, с последним не торопилась. Точнее, поторопилась распечатать как можно больше… Наследники, мур-р-р! И поверьте, все они Вам будут благодарны! Там томятся одни девочки, от четырнадцати, и до двадцати дух лет.
    – Отправлю по домам… Детский сад! – про себя воскликнул я, уже привычно равняясь на Алинилинель, и что нормальной зрелой женщине, должно быть как минимум двести.
    – И дома их не ждут, поскольку получили выкуп… – добила окончательно Мурка.
    – Пусть оставят деньги! – решил коротко я.
    – Нет, они ВАШИ. Даже если не затребовать выкуп, значит, позор отчему дому, и ужасный матери – что не уберегла. Их убьют, или прогонят… Влачить жалкое существование. Может и не всех, но большую часть. С позорным клеймом, семья существовать не захочет!
    Я почувствовал, что клинит мозг, на казалось бы мелочи.
    – Ладно, пусть живут, что там еще?
    – А больше, собственно и ничего. Структура Дворцового замка, земель, и их законы… Что собственно, не понадобится, после уничтожения Мира. Разве что закон. Ну, еще плюшки в сокровищнице, но они все больше не ахти. Уже не Ваш уровень, хоть и есть достаточно большая часть интересного.
    – Понятно… – резюмировал я, сильно не обрадовавшись.
    – Ладно, Мурка… Меня интересует главное. Можно ли вернуть назад голову? Пришить там, и все такое… Короче, прирастить? Души, конечно, нет… Сам создал проблему.
    – Проблемы нет, Повелитель! С душей, как и пришить… – загадочно ответила Мантикора.
    – В смысле, я же ее съел! – произнес я, имея ввиду душу.
    – А Вы, между зубов поковыряйтесь. Я имею ввиду, между зубов Вашей истинно клыкастой души… – похоже, Мантикора прикалывалась. Но чтобы так серьезно… – Глядишь, между ними, что и застряло. Вы же не полностью, расплели ее всю?
    – Да нет… – опешил я, осознав.
    И заглянул внутрь, вспомнил о клыках, и как пожирал… Вот! Меж моих зубов, действительно, что-то еще трепыхалось! Слегка порванный флаг, а точнее, тряпица, имевшая гораздо больше дырок, чем в дуршлаге. Но она жива! Класс… И разом проблема решилась. Слегка подлатать…
    И тут я решил, слегка позлобствовать. Точнее не слегка…
    И с заморозкой не торопиться. Хотя и решил для себя, что тело заморожу вместе с головой. Не-ет, не так! Я лучше, реально поиздеваюсь. Тем более, желание все еще есть. Ощущений дикой боли и смерти, для его души и тела, мне было мало.
    Был Король? Так пусть будет ШУТ!!!
    Как раз должность при Дворе пустует – непорядок…
    Ведь всего-то, несколько сотен крючков, перевесить. В основном, сменив знак, в подсознательной части ценностей, с плюса на минус, и наоборот. Кардинально изменив, все то, что ему нравится. Вложить СЧАСТЬЕ, от сложившейся перспективы… И буквально заоблачное наслаждение, от возможности бесшабашно шутить. Да и все равно как. Да! Так, наверное, и будет интересней. Умный дурачок, это, пожалуй, что, самое смешное, для непосвященных. А у посвященного большинства, будут мерзнуть, и трястись поджилки. Ведь я могу и не убить, а превратить в ТАКОЕ…
    Нет, не овощ, но, пожалуй, что хуже.
    Исполнительность и верность долгу, должны подскочить, ведь никто не хочет потерять волю.
    Встроить ПОДЧИНЕНИЕ и ВЕРНОСТЬ. Абсолютные… Лично мне, и Ангелам моим. И… Отсутствие желания повелевать. Не хватало, мне нарваться на повтор, что возможно, удачный. И пусть дальше так ЖИВЕТ. Знает все что знал, при этом радуясь, что шут. Шутит…
    Ха! А что? Как хочу, так и ворочу. К нему, жалости у меня больше нет. Хватит, чуть не дожалелся. Выгорела…
    И тут же принялся за дело, в этот раз почти полностью сам.
    Самым неприятным из всего, было отрыгивать башку. Хотя блевать, это всегда неприятно. А еще шутки Мантикоры, по поводу того, как выводить «взад» или «вперед». Взад, я не захотел. Было б это на краткий миг, но пусть его диаметр, остается всегда прежним…
    Для сохранности у меня, нормального перечня мужских ценностей.
    Девочки смеялись, но не долго. До того момента как я закончил, и тело задышало…
    А я озвучил их проблему.
    – Что-О?!!! – воскликнули они единогласно, и до крайности солидарно. Хотя до этого, многое что, кто говорил…
    – Да, у нас есть гарем, так сказать в наследство.
    – И-и-и… Большой?! – выдала, слегка нахмурившись Алинилинель, а остальные быстро-быстро закивали.
    – Двести восемьдесят три штуки.
    От моих слов, их глазки расширились. До размеров блюдец… Причем не чайных, а столовых.
    А Зал накрыла тишина. Тело, зашуршав на полу, завозилось…
    – КРА-А-А!!! – не одобрила Птичка Жар, размер выстроившейся очереди.
    – Кра-а-а… – повторила Волчица, ревниво морщась. – Тьфу ты… У-у-у-у-У!
    – А мы, в этот список входим? – уточнила взбледнувшая Алина, совсем не радостная от подобной перспективы.
    – Нет. Вы особняком… – слегка виновато ответил я.
    – Значит это, двести восемьдесят шесть штук… – продолжила, зачем-то загнув пальчики Алинилинель.
    – Кра! – слегка возмутилась Птичка.
    – А, ну и тебя девочка, посчитаем… – пребывая в прострации, на автомате добавила Алинилинель, и, загнув еще один пальчик, озвучила результат, – двести восемьдесят семь штук.
    Птичка встрепенулась, и довольно стала прихорашивать перышки, поглядывая на меня. Типа, гля какая я классная, вся сияющая!
    – Вы еще Алису не посчитали… Двести восемьдесят восемь штук! – протянула озабоченно Волчица, и наморщила нос. – Больше никого?
    – М-м-м… Откуда? – не совсем понял я.
    – Ну, ты, мальчик взрослый, раз «гульнул», и двести восемьдесят три… А может ты и в своем Мире гулял? – недоверчиво прищурилась она, мне в глаза пристально вглядываясь.
    – Да, нет… Хранил целибат… По сравнению с этим! – чувствуя себя слегка странно, даже начал оправдываться я.
    – Это… Если по жене на ночь… Для нас остается лишь небольшой зазор… В ноль целых двадцать восемь сотых в год! – прикинула заметно злящаяся Алинилинель, а мне и вовсе стало нехорошо.
    – КРА-А-А!!! – Птичка Жар, также не одобрила установленные квоты.
    – Ну почему? Может он сможет и по две? – озаботилась и вклинилась Волчица. – Ну, а может и по три… – и взгляд на меня. – Правда, Муж наш? Сможешь?!
    А вот Елена, уже, похоже, почти полностью придя в себя, также, с округленными глазками начала улыбаться. Причем, с последними словами, все шире и шире, и даже начав прыскать и срываться на смех.
    – Девочки, а че так мало-то? По три… По шесть! Уверена наш драгоценный муженек, поднапрягшись, справится! Гы-гы-гы-гы…. Ы-ы-ы-ы!!! – наконец прорвало ее. – Только, похудеет килограмм на пятьдесят. За год, это почти незаметно… А-ха-ха-ха-ха-ха-ха! А-а-а-а-а!!!
    Похоже, истерика… Если учесть, что и слезы потекли.
    – Если приковать, и не отпускать… – изрекла Ирнер, в этот раз хозяйственно на меня посмотрев, и похоже уже строя коварные планы.
    – А-А-А-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА!!! – схватилась Елена за живот. – Ой, не могу!… Даже захотелось писать!
    – Так мои дорогие, и милые… – слегка нахмурившись, но все же с легкой улыбкой изрек я, заметив что Алинилинель, также прорвало на «хи-хи». – Вы сейчас не Ангелы, а скорее Демоны в юбках. Уже построили коварные планы, и беспринципно делите меня на нуль, а на нуль делить нельзя… Да и кто вам всем сказал, что лично Я СОГЛАСЕН? Между прочим, все вы, все еще наказаны… А гарем, пусть и есть, но останется лишь для танцев.
    – Ты жесток! – выдала Волчица, нахмурившись.
    – Чтобы их не убили…
    Ирнер расправила лоб, пытаясь переварить.
    – Я хотел распустить, и отправить девочек по домам. Но узнав о традиции… В общем пусть ЖИВУТ. – Расставил я точки над «и», подчеркнув последнее.
    – Динь-дон! Динь-дон! Воспылал публичный дом! И что б девочек спасти, всех их нужно от… нести!
    Все мы удивленно оглянулись.
    Тело село, и с улыбкой «не от мира сего» пело.
    – Это… Что еще такое? – презрительно воззрилась на него Алинилинель.
    Насмешливо-глумливая улыбка растянулась на лице еще сильнее, заняв всю доступную территорию, от уха до уха.
    – Не «что», а «кто», – поправил я. – Это наш новый слуга. В прошлом король, а теперь…
    – Шут Королевского Высочества! Выделывает все, что ему хочется…
    – Да, шут, – согласно кивнул я, удивленно воззрившимся на меня взглядам. – А что?! Можно и судить при большом желании, но, по-моему, он и так уже наказан.
    Бывший король, кувыркнулся вперед… При этом прибольно «нырнув», не рассчитав в камень головой. Но радости на его лице от этого не стало меньше. Даже растеклось какое-то блаженство…
    – Действительно наказан…  – отметила Елинилинель, состроив брезгливое лицо.
    – Э-э-э… Похоже, я перемудрил, – оценил я его новый и не менее травматичный кувырок к столу, закатившиеся от радостного счастья глаза… И манипуляции с вилкой. Которой он завладев, с силой, пришпилил свою ладонь к столу.
    – Ежовый ковер!!! – воскликнула Волчица, смотря как у шута, закатываются от блаженства глаза.
    – Корень Эльдресиль!!! Твоему ковру в… – округлила глаза Алинилинель.
    И тут же опомнившись, исправилась:
     – Мать!… Ежей… В раскорячку…
    И еще раз исправилась, почти полностью придя в себя, до совершенно по-эльфийски, пристойно-скромного:
    – Мать Светлого Леса!…
    – И ее дед… – мрачно-удивленно добавила Елена, утирая брызги крови, от вырванной вилки, пошедшей на второй заход.
    Снова:
    – Хрясь!
    И:
    – О-о-о!!!…
    Наслаждение бывает разным… И, похоже, я где-то, и очень всерьез перемудрил. Даже слишком перемудрил…
    – Ты что с ним сделал?!! – опять округлила глаза Волчица. – Ох! Придурок… Фу!!! Сидеть! И выбрось каку…
    Послушный Шут, послушался Ирнер, и вилка зазвенела по полу.
    А бывший Король, во всю длину высунул язык, и прижав к груди «лапы», при этом крайне довольно скалясь, продолжил имитируя послушного пса, дурашливо громко дышать.
    Пару раз слизнул с «лапки» кровь…
    – Полный отпад! – произнесла Елинилинель, и сразу же добавила. – Но мне нравится… Танцуй!
    Шут, запрыгал по-собачьи на месте, кривляясь и танцуя… Украдкой бросая заинтересованные взгляды на стол, где еще было множество вилок. А еще, тьма ножей.
    Слуги в полном шоке, поприжимались к стенкам.
    – Кульбит! – скомандовала Елена.
    Шут, почти мастерски выполнил, совершенно без рук. Правда, вместо них, использовав гулко голову.
    – Эдак он себе череп разворотит… – поморщился я.
    – Ха! Ха-ха… Ну и что? – Елена, похоже, только стала входить во вкус. И вновь приказала:
    – Танец по полу… Брейк-Бемс… – как могла, воспроизвела название танца Елинилинель, и пояснила чуть лучше. – Змейкой!
    Бывший монарх, начал ловко извиваться, похоже, также, от подчинения ей, ловя нешуточный кайф, и больше напоминая подвижную прыткую ящерицу.
    – Двойной кульбит!!! – это уже выкрикнула Волчица.
    – Эй-ей! – подняла руку Алинилинель, но король уже взмыл… И с размаху хряснулся об пол. Видимо как провести второй оборот, он имел достаточно смутное представление.
    – О-О-О-О-О-О!!!!! – выдохнул, пучась от наслаждения он, при этом подергиваясь и корежась.
    Как бы оргазм не поймал, мать его так…
    – Офонареть! – резюмировала восторженная Елена.
    – Садо-мазо… – а это уже я, глубоко призадумавшись.
    – Вмазал! Круто! – заулыбалась Елена, а Ирнер закивала. – И ты так с каждым можешь?!!
    Восторженные взгляды… Забегавшие по сторонам. Похоже, что в поисках жертвы…
    – Не хочу… – словно от зубной боли, скривился я.
    В углу раздался шлепок. Кто-то из слуг упал в обморок. Остальные же, до крайности насторожились. Активно мимикрируя под стены. Один взгляд… И все почти целуют пол, в глубочайшем поклоне.
    Да… Слухи… Будут слухи.
    Что я, дескать, деспот, хотя вроде белый и пушистый. И вся моя «контора», имеет тот же пушок.
    С другой стороны… Ни этого ли я хотел?
    Короче, в мусор самобичевание, да здравствует решение проблем. А на лицо проблема, шут – мазохист, с запущенной формой последнего. Еще ненароком и себя пришьет, вон как на ножички косится. И на любые острые края…
    Поймал на себе его взгляд.
    – ПРИКАЗ! НЕ ВРЕДИТЬ СПЕЦИАЛЬНО! СЕБЕ…
    Ужаснувшийся… И потом лукавый взгляд.
    – НИКОГО НЕ ПРОСИТЬ!
    И в ответ, печальное:
    – Э-эх-х-х!…
    – Нет… Но это ты с ним уж слишком строго! – посочувствовала несчастному Елинилинель, заметив в глазах бездонную пропасть.
    Вселенская же печаль в них длилась очень не долго:
    – Чтобы праздник мне хранить, мне б костюмчик то сменить!
    Вскочил шут, и заплясал на месте, даже не прихрамывая.
    – Чтоб свести нам все концы, мне пришейте бубенцы!…
    Да, шутом он теперь действительно хочет быть… Это бесспорно.
    Я перевел взгляд на слуг, опять в ужасе ринувшихся целовать пол.
    – ОТСТАВИТЬ! – и я вновь поморщился. Что-то мне, не было смешно. Да и потянуло на военщину… Это уже попахивает синдромом. Ладно…
    – ИЗГОТОВИТЬ КОСТЮМ… КАКОЙ ХОЧЕТ, И ПРИШИТЬ… КУДА ЗАХОЧЕТ!
    – Бубенцы… – подсказала Алина.
    – БУБЕНЦЫ ПРИШЕЙТЕ! – добавил, кивнув я.
    Слуги, чуть не сорвавшись в кульбит, склонились, а наш шут на них, со сладострастным предвкушением посмотрел.
    Я прочувствовал назревающую подлянку… Но вести дальше жесткий контроль, у меня больше не было сил.
    – С ГЛАЗ ДОЛОЙ! ШУТА… И ВЕРНЕТЕ, КОГДА ВСЕ ПРИШЬЕТЕ!
    Пара слуг, исполнительно, но заметно опасливо двинулись к шуту, ну а тот совершенно безобидно, вновь предвкушающе заулыбался, и короткими смешными шажками, в раскорячку раскинув колени, в полуприсяди с хохотом бросился в коридор.
    – М-да… Устроил я засаду, – посетовал устало вслух я. – Толи еще будет, попомните мои слова.
    – Да отлично все будет… – попыталась разуверить меня Елинилинель. А Ирнер, отрицательно замахала головой. Потом опомнилась, и пришибленно улыбаясь, наоборот закивала ею утвердительно, убежденно заверяя меня, что таки да. Все будет просто по-царски!
    Но я об этом разом забыл, поскольку в Зал, в брызгах стекла влетело, и прокатилось по полу, синее тело. Буквально крича, что у нас проблемы опять…
    Загребая крылом, Демон тут же вскочил, и я узнал Громия.
    Громыхнуло… И нам в окна, светануло зарницей. Разворачивался Купол…
    А спустя миг вбежал посыльный, и запыханно замер, потупившись, от осознания что опоздал. Изменил оттенок на голубой…
    Высший Мейфрем скользнул взглядом по посыльному, и слегка поморщившись, но не удивившись нерасторопности, вернул взгляд ко мне, решив видимо начать с самого начала.
    – Беда! Повелитель… Король Юрилион, вновь беда!

***

    Часом, и россыпью минут раньше.
    – Повелитель, Мир странно себя ведет!
    – Что значит «странно»? – лениво уточнил сидевший, полируя алмазной тряпицей ногти. И плавно сменил выражение лица на брезгливое. – Для вас это не первый Мир… Постарели… Сменить?! Вокруг много многообещающих…
    Вбежавший, позеленел, и глубоко склонился, маскируя усеявшие лицо бледные пятна.
    – Не нужно Повелитель, Вы всегда безоговорочно правы… Я осел… И сын Смердезы…
    – Продолжай! – на лице, опять благостное выражение. Ожидающее, вовсе не перечислений.
    – На фоне гениальности, Вашего ума!!!
    Проблеск улыбки…
    – А по существу?
    Вбежавший облегченно вздохнул.
    – Подготовка ничего не дала. И пусть их Бог убит… Закладка была… По крайней мере, пропал, как Вы знаете – Синие Недоделки, яростно сопротивляются.
    – Вы ожидали другого? – удивленные глаза прищурились.
    – Нет!!! Повелитель… – вновь глубокий поклон. – Но не так!
    – Не смотря на подготовку Архета, и всесторонне ослабление его защищенности, Искра Божества в нем процветает…
    Бровь сидевшего за массивным столом непривычно взлетела.
    – Не зачахла, и даже возросла!
    Взлетела и вторая.
    Под взглядом вбежавший скукожился, но все же отчаянно зачастил.
    – Но я клянусь… И готов принести душу в жертву Хаосу, население одного из городов сметено! Изведено и выкорчевано под самый корень…
    – Надеюсь свою душу?! – опять глумливая, прозорливая улыбка.
    Вбежавший тут же сглотнул. И дрогнувшим голосом подтвердил:
    – С-свою…
    – Хорошо… Позже! – черная тряпица, слегка блеснув краями, упала на стол.
    – Инструмент?
    – Крышмы, Шершни Преисподней и Скоробеи Тлена. Сеть Порталов, по варианту «Тьма»…
    – Хороший выбор… Но почти стандарт.
    – Виноват… – и вещавший вновь согнулся в подобострастном поклоне.
    – Увеличить натиск… – и подхватив тряпицу, вновь продолжил полировать ногти. – В инструментах, ограничивать не буду. Возможно, и я загляну… Дня через два. Королева не сдается… – тень от крайнего недовольства. – А значит, мне нужен этот Архет. Другого у меня сейчас нет. Как подарок сыну… Дитя правильно развивается! – и теперь, весьма предовольная, мечтательная улыбка.
    Которая тут же сменилась, на гримасу неприкрытого отвращения.
    – В отличие от остальных…

***

    Обменявшись быстрыми взглядами с вмиг обеспокоившимися Ангелами, я устало нахмурился.
    – Что произошло? Портальный прорыв? – предположил я. Ведь не просто так, ко мне так бесцеремонно вкатился Высший Мейфрем. Причем не последний. Да и Купол…
    – Да… Э-хе… Вы правильно угадали… – запыханно продолжил он, старательно сдерживая дыхание, и для охлаждения раскинув крупные синие крылья.
    – Прорыв… Э-хе! Гигантский прорыв… Везде… Э-хе… Точнее, еще в восьми городах, окольцовывающих нас по кругу! Э-хе… Деревень и мелких городов уже нет. Всех смели и сожрали… Кто остался. И разведчики, не все вернулись. Не помог даже к каждому Прокол.  Держимся на честном слове, и… Э-хе… На Вашем усилении. Тьма новых тварей…
    – Эвакуация? – собираясь с мыслями, уточнил я. А еще, собираясь с силами…
    – Беспорядочна, и почти захлебнулась… – признал Демон, виновато потупившись. – Все бегут, словно горная лавина! Центральная площадь переполнена, давка… Лишь у Врат в Райский Мир, относительный порядок. И лишь только потому, что там несколько Врат, и эвакуация организована в несколько слоев. Бегут в нижнем, а в двух верхних летят… Но и этого не хватает катастрофически. Очень многих затоптали. Кто упал, изъять тела возможности нет. И из них уже каша… Лишь только Вновь Живущие, не спешат. Остаются в стороне…
    – Выяснили почему?
    – Говорят, их удел, смерть за Вас…
    – Женщины и дети?
    – Даже женщины и дети… – опустил он вновь взгляд.
    – Их отправить всех тоже. Им сказать – МОЙ приказ. Женщины и дети, драгоценность для Нового Мира.
    И я нахмурился еще больше. Вот и передохнул. Выспался…
    И что делать? Хотя что, было и так ясно. Тоже что до этого… Защищать. И пробить еще несколько Окон, раз тех трех, что я возвел, оказалось недостаточно.
    А еще!…
    Нет, в первую очередь пробить Окна…

***

    Десяток Окон, обеспечили более планомерное рассасывание. Вся толпа на нас с надеждой смотрела… Пока не появились новые Проколы. И стала таять, поскольку теперь могли уйти не только Люд и Демоны, а и их добро. Брички, и кареты, первые ломящиеся от необходимого, и вторые, легкие и прыткие, могли теперь пройти в крайние из них, освобождая пространство. А также проскальзывал в них скот. Мычащий и непонимающий что происходит, впрочем, не сильно отличаясь в этом, от «разумных» остальных.
    – У-а-а-а! Отстя-а-ань!!! – донеслось истерическое из одной из карет, и я тут же, с удивлением узнал выглянувшую в окно даму, точнее, почти чуть не выпрыгнувшую. Вопившую ранее, в Зале для Банкетов, рассевшись обиженно на полу.
    Хм… Уже и заговорила.
    Успокаивающая, сюсюкающая возня… На фоне крайне напряженно тянущих назад, четырех рук. И в окно выглянула обеспокоенная нянька… Разматывающая опустевшие банты, удивительным образом напоминающие веревку. Задернулась шторка…
    Теперь понятно, к чему вдруг кареты. И в подобном количестве…
    «Развиснув», я мимо воли улыбнулся, параллельно высматривая тех, кто мне был необходим. Мертвых. Точнее, Вновь Живущих. Которые действительно пойдут до конца…
    С высоты, раз за разом, оглядывая город. Несмотря на стоявший бедлам, величественный и красивый.
    Ангелы хмурились вместе со мной, как и реющая в небе Птичка.
    И я еще раз задумался, о том, что его, до боли жалко терять… Точнее города.
    И в голове, сам собой возник план. На первый взгляд – грандиозно безумный… Но… Возможно выполнимый. Еще, не совсем понятно как… Но о котором, все же стоит весьма пристально подумать.
    Что если их забрать с собой?
    Конечно, на обычный перенос, даже моих Сил не хватит. Но… Хитрость и смекалка, подсказали путь. Что если, протянуть… Как-то извратившись, привязав их к точкам в Райском Мире? Определенным, и естественно, очищенным от людей.
    Этот Мир умрет… И истает. А города, с привязкой к другому, может быть и уйдут. Притянутся, удерживаемые, словно в гигантской петле. Зависнув на веревке – лассо… И словно, на резиновой, притянутся туда, сквозь Межмировое пространство. Просто, проскользнут и упадут…
    Конечно, может и не выйдет, но небольшой шанс есть. Пусть и мизерный на первый взгляд. Но где наша не пропадала?
    Потяну ли, вот только я, подобную энергию. Ведь мои Магические Силы не бездонны.
    Ладно… Все это потом. А сейчас…
    Высмотрев обособленную, и не спешащую никуда часть толпы, я заставил Воздушных Коней направить нас к ней. По дороге высматривая Вновь Живущего, Церутерий Мидзентона.
    – Почему стоим? Чего ждем?… – уточнил шутливо я, зависнув над ним.
    – Мы верны, и готовы отдать жизнь вновь!!! – отвечая на вопрос мне, он горделиво приподнял крылья.
    – Баб-с… Почему, все еще среди вас присутствует? – уточнил я, куда более конкретно.
    Мои Ангелы на меня, недовольно посмотрели, но шутить или еще как-то прокомментировать не посмели. Сцена не семейная, и вполне можно нарваться на выволочку, мяукнув не вовремя. И как следствие, совершенно не в тему.
    Женское крыло Вновь Живущих, на меня также специфически посмотрело, но я был словно гранит, не умолим.
    – Мы все готовы…
    – Аркадий, не интересно, – Демон оглянулся, но я смотрел исключительно на него. – Будешь тупить, буду называть как угодно…
    Растолковал ему я.
    – Приказ получал?
    – Да…
    – ВЫПОЛНЯТЬ!!!
    – Разновозрастные «девушки» заторопились к Окну. А за ними семенили детки. Видимо приказ, им давно был известен. Но вот, разъясняющий пендаль, никто так и не отдал. Не хорошо…
    – Ты пойми, Мидзентон, видишь что вокруг? – набыченный кивок. – Бедлам! А мне нужен ПОРЯДОК. Понял?!
    – Да, Бог Юрилион, просто…
    – Они не послушались, – перебил его я, и в ответ получил кивок. – Вот потому-то женский батальон мне нужен вовсе не здесь. Во избежание подобных инцидентов. Да и… Кто будет рожать, хранить очаг и кормить детей, если всех баб перебьют? Наконец понял?!
    – Да, Боже… Хаос попутал.
    – Вот и хорошо… – и я вновь бросил взгляд в толпу, вычленив среди нее, все-таки хитро затерявшихся.
    Хм!… Даже моему приказу не следуют… Никак, те резиденты разведчицы, из особо зашифрованных, которые должны пополнить в последствии Серпентарий. Хотя значков, с пометкой «КС», им пока навряд ли перепало. Чересчур короткий срок… Но с учетом, моральной стойкости, стоит всех поторопить.
    – Представительницы «КС», выйти из строя! – приказал я, решив все просто.
    Дамы, тут же размерзлись, и горделиво начали проскальзывать вперед.
    Разношерстные, с виду разновозрастные… Но реально, физически молодые. Может не докормленные, в меру. И не до восстановленные. Может, крыс жрать не захотели… С баб, может статься. Шкурка не того цвета, или мясцо… Не под тем соусом, и без таланта прожарено.
    Ну и выдавали, чересчур хитрющие глаза… От рождения одаренные, мощнейшим рентгеном.
    «Девушки», завидно быстро выстроились. Причем ряды, куда ровнее, чем у мужчин.
    Занятно… И уже есть дисциплина. Наверное, послание до всех дошло. Ну да, это же Баб-с! Матерый и ороговевший… Такие, в горящую избу войдут. Причем еще и выйдут… И всех из нее выгонят! Поскольку страшнее пламени огня…
    Судя по косящим на них, скромным мужским взглядам, глубоко в последнем убежденным.
    – Все по поводу «КС», знают? – уточнил я, заскользив по матерым и шифрованным, взглядом.
    – Да-а-а! Все-е!!! – ответили мне слаженно женскими голосами.
    – Что значит абривиатура, в курсе? – зная, что эти-то, точно все знают, все же уточнил я.
    – Хи-хи-хи-хи-хи… – выдали «скромницы», польщенно переглядываясь.
    – А по точнее?
    – Королевский Серпентарий!!! – выдало чуть меньше голосов, а остальные закосили на мужчин.
    – Для чего нужны?
    – Держа-ать все-ех и вся, в ежо-овых рукави-ицах!!!
    – И особенно, мужчин…
    – Хи-хи-хи-хи-хи!… – оценили последнее, остальные представительницы, Королевских Кобр.
    – И со старшей, в иерархией уже определились? – уточнил я, видя, что таки, все-таки да. И более чем… Означенная Кобра, смотрела, не отводя уверенно-хитрых глаз. Ее кивок…
    – Пять шагов вперед… – скомандовал я.
    Выступила, почти по-военному… Породистая Гюрза!… И почти что голая. В принципе, здесь, на причинных местах с дырами, щеголяли почти все. Так сказать, кто да как Воскресился. Да и крысы не дремали, пока живы были. Но на ней, и вообще, рассыпающееся в тлен тряпье. И все волосы в грязи… Так, как будто на погосте откопалась. Причем упокоив, позабыли упаковать в гроб.
    Анаконда резво подняла пронзительные глаза…
    – Вижу, созерцаете… – она спокойно приняла мой оценивающий взгляд на свою грудь.
    – Созерцаю… Выглядишь ты иначе, – не стал скрывать я, и в нее вперил, соответствующий моменту, вопросительный взгляд.
    – Не успела помыться и одеться… – вздернула она плечами, заколыхав голой грудью.
    – Это-то понятно… – произнес я, взглядом вопрошая «а все остальное?». Если умная Гюрза, а не просто круче всех, должна все понять.
    – Мой любимый зятек, меня все-таки убил, и засранец, закопал в амбаре… Как отрылась, так сюда и пришла.
    – Хм…
    – И при этом, даже, не отпел, чтобы я уж точно никак, не попала на гребаные Небеса…
    – Ну и как там, на Небесах? – улыбнулся я, покосившись слегка вверх.
    – Вам виднее… Ну а эти придурки, для подобных случаев придумали Ад, в котором есть огромные котлы. И вот их нужно мыть! – и секундная тишина, на фоне которой, раздался явственный зубовный скрежет.
    – НЕНАВИЖУ КОТЛЫ!!!
    Меня само собой, порвало от улыбки…

***

    Напомнив кто в доме хозяин, и окончательно добив с организацией эвакуации, теперь лившейся равномерной рекой, я душераздирающе зевнул, и раздал еще ряд бодрых зуботычин начальствующему составу. Причем проделывал я это, в основном указывая пальцем, и отправляя в требующую моего вмешательства часть площади, при помощи Воздушных Коней одну из моих Жен. Подлетев, неизвестно что нерадивым говорившим, и чересчур серьезно поглядывающим периодически на меня. В процессе победившего меня приступа зевоты, зверски и почти до гланд скалящегося…
    Круглоглазые еще больше пучились, частенько меняя их форму, на удивительно крупные вертикальные прямоугольники. И низко кланяясь, срывались указание выполнять, частенько со всею услышавшей наставительные изречения толпой.
    Круговерть и подстегиваемый страхом хаос упорядочился…
    И теперь хорошо смазанные колеса, сами собой и без скрипа погнали с горы, и о процессе можно было перестать беспокоиться.
    Разжиревшая Птичка, огненной стрелой также пару раз вмешалась, по моему велению разогнав толпу у первых трех ворот, и позволив тем самым соскрести в совочек, ранее не добежавших и к сему моменту равномерно растоптанных.
    Воскресил… К ужасу и восхищению, многочисленных ранее сей занимательный процесс не наблюдавших, и… Я забив на все, взметнулся вверх, естественно при этом не забыв горделивую птичку и своих Ангелов.
    На земле разберутся как-то без меня, командиров хватает. А вот мне однозначно пора в небеса… Вон и Картор с вездесущим Мотором подтянулись, и толкают вдохновенно, душеспасительную речь. Верховный Кардинал, громко и всему окружающему народу, а вот Мотор, успокаивающе тихую, исключительно для растоптанных и теперь приходящих в себя Вновь Живущих.
    А мы летели к верху Дворцового Шпиля, и я невольно устремлял свой взгляд, сквозь красный Купол на закат. Закат двух Солнц, теперь оранжевого и… Фиолетового.
    Удивительно работает местная атмосфера, да и их спектр. М-м-м, плюс еще Купол… Белое я видел только белым, ну и как сейчас, с оранжевинкой. А вот второе, и зеленым и синим, и даже фиолетовым как сейчас! Красивый Мир…
    – УА-А-АХ-Х!!!
    Жалко.
    Феникс мчал, а ветер охлаждал мозги, и ко мне, все ж таки пробилось любопытство.
    – У-АХ! И… Что вы им там сказали? – зевота все не успокаивалась, хоть я ей и дал, в районе на площади, полную волю. Должна была чуть отпустить… Но, нет.
    – Кому? – будто не понимая, мило улыбнулась мне Алина. Ее доспех в свете разных солнц, радужно блистал, выделяя особо пикантные зоны. Будя, даже на фоне тотальной усталости, самые различные, но истинно мужские мысли. Сводя все к одному… О том что можно, с ней возлечь на кровать и-и-и!… Без всяких «и», заснуть, пригревшись рядом. Держась одной рукой за ее грудь. И так проспать до самого утра, желательно с выставленной рядом табличкой «Не кантовать!», и «Не ходить рядом! Может вцепиться…», «Укусит!».
    И еще одной, для крупнорогатых и непарнокопытных, непробиваемых. Очень четко разъясняющей «В случае побудки, не отвечает  за себя! И за вашу голову…».
    Придумав и еще несколько табличек, я наморщился, припоминая, о чем вопросил. Мои мысли сорвались в совсем другое русло, а мой взгляд, уже откровенно любовался. Причем не ею одной…
    М-да, разнообразие портит мужика. И особенно такое…
    Разнообразие в три масти, сразу же заулыбалось, не подозревая, что я теперь задумался, исключительно о том, как во время сна в руках, удержать сразу ТРИ грудки. Ведь руки-то у меня, всего две?
    Разнообразие при этом тут же покраснело… От чего я сделал вывод, что слишком громко думать нельзя. Мои мысли с подробностями, на них все-таки выхлестываются.
    – Там на площади… У-АХ! – опять в зевок сорвался я, наконец, припомнив.
    Верхний этаж уже приближался.
    – Ах, это… – и Алина, улыбнувшись, мне игриво подмигнула. – Я лишь сказала, что Бог очень зол, и его ломает, до красноты глаз, так хочет кушать!
    – А от чего у них взгляды все были ТАКИЕ? – и я обозначил подобный увиденному взгляд, слегка расширив свой. Поскольку, скопировать во всей красе, то что видел на площади, точно бы не смог. – И я не понял, у меня что, опять, горели красным глаза?!
    – Ну, просто добавила, что из-за нервных стрессов и перенагрузок, требуется свежее мясо. Желательно на кости… Людей или Демонов, на крайний случай. И кровь… И больше ничего! – заверила она. – А на счет второго, ну да, не так чтобы все время горели, но помигивали контрастно… С закатом!
    Ее улыбка стала удивительно мягкой, и понимающе сострадательной.
    – Э-э-э… – нахмурился я, соображая. Тем временем, влетая в разбитое окно. Его осколки уже кто-то тщательно подмел.
    – А ты? – уточнил я, у Елены, напрягаясь и подспудно ожидая еще более занимательного.
    – О-о-о, ничего более того, что сказала Алина! – улыбнулась скромницей в ответ она.
    Приземлившись в Зале для Обедов, мы протопали буквально несколько шагов к столу, и сразу же упали в стулья, с наслаждением обретая под пятой точкой долгожданную твердь. Секунда блаженства…
    – А если подробней? – продолжил я выдавливать истину из партизанок.
     Елена чуть пожала своими плечами, и мило улыбнувшись, набросила на щечки ямочки:
    – Я просто сказала, что да, очень любит еще теплую, живую кровь, и нерадивых цедит из горла. Восполняет Силы не передать! И как раз сейчас нужен кто-то такой. У Божественного Монарха Силы на исходе… Так что сотни две-три, не повредят!
    От услышанного даже у меня, слегка расширились глаза, и один сделал порыв задергаться.
    – И что, все поверили, и не смутил мега объем? Ну, что в меня просто столько не влезет?!
    – Представь себе – да! – меня порадовала Елинилинель. – Все безгранично верят в Божественные возможности… Хи-хи-хи-хи-хи!
    Веселость была истеричной, и поэтому я махнув, тут же всех их простил. Подозревая, что Принцесса Вольного Леса, также отличилась, коверкая мой светлый образ в грязь.
    – Ну а ты Ирнер? Думаю, что ты меня уже ничем не удивишь…
    – Почему? Я старалась! – заверила она меня, горделиво приподняв свой подбородок, и начав загибать свои нежные пальчики. – Заметила не только глаза, но и то что твои зубы во время зевков заметно преображаются.
    В глазах восторг, и умильное восхищение.
    – И ответила во всем похоже, лишь чуть заметно видимое приукрасив, – и вот теперь стали загибаться пальцы, – любишь мясо с кости, кровь, сами кости и костный мозг тех у кого не хватает головного…
    Я застыл от вырисовывавшейся красочной картинки.
    Волчица же цвела:
    – Но убедительней всего на них подействовало, то что требуется масса умерших в мучениях грешных жертв. Праведников, в сладострастных… умерших. Я слышала, что ты так тоже можешь… – и крайне заинтересованный, с розовинкой на щечках взгляд на меня. Чего-то неземного алчущий, и к моему удивлению, не замечающий охватившего меня предпараличного состояния.
    – Приветствуются глупцы и безынициативные, так что можно выстраиваться в очередь! Пару тысяч вполне хватит, на первое время… Города не просто защищать. Нужна Духовная пища, из безвозвратно поглощенных бестелесных душ. Для Божества, это наилучшая божественная диета! Десерт и шанс для остальных. Добровольцы приветствуются!!!
    И весьма позитивно замерла, как собачка нассавшая в тапки, и с вилянием хвостика требующая благодарности за это.
    У меня отвисла челюсть, и я, чуть придя в себя, закосил под беззвучный зевок. Это ж надо так подоср… Нет слов! Я блюду почти ангельский образ. Херувим, можно сказать, святость из всех щелей… А они из меня деспота сделали. Но последнее ладно… В какой-то степени я даже «за» подобный лик… Но какого? Алчущего крови и садизма, костного мозга, а еще и Пожирателя Душ?!
    Очешуеть! Мать их…
    Закрутив в руках механически подхваченную Деревянную Чашу, отравившую и возродившую вновь всех, на столе оставленную в гордом одиночестве, я воззрился на склонившихся слуг, и вносимые «легкие» закуски. Ко всему добавился веселый звон, от которого, большая часть присутствующих слуг скривилась, вторая же, меньшая часть выразила на лице, жалось и глубочайшее сожаление. Похоже, им было очень неудобно передо мной. Знать бы от чего…
    И подергивающиеся у них в тике веки, не предвещали ничего хорошего. Ну что ж… Будем посмотреть!
    И я спрятал Чашу, в свой «карман», водрузив ко всему прочему на кровать. Во избежание искушения… Как у окружающих, так и у меня, совершить суицид. Или геноцид, это как сложится нелегкая. Или отравления меня, или моих Жен, еще кем-нибудь из неудовлетворенных расстановкой и положением вещей в конце Мира.
    – У-АХ! – зевнул я царем зверей, правда чуть надломленным и скорбным, поскольку прочувствовал, что мои зубы вперед все-таки скакнули. Не так чтобы далеко, сантиметров на пять, но…
    – Мне теперь на все концы, прихватили бубенцы!!! – донеслось с усилившимся звоном.
    Весьма знакомый голос… И слишком довольный.
    А в проем двери вывалилось нечто странное. Шут?! А, ну да, конечно. Кто же еще… В Соответствующих полосатых разноцветных одеждах. Арлекин он и в Африке арлекин. Смешной колпак, с тремя концами, на кончиках которых было по бубенцу. Ну да, все правильно…
    – А-а-ах!!! – слилось в один голос, вырвавшееся ото всех присутствующих дам, включая моих Жен. Весьма, должен признать, прожженных. Чтобы их, так что-то сильно смутило, это нужно…
    Я тут же проследил за их взглядом, и понял в чем загвоздка. Действительно бубенцы… Точней концы… Конец, мать его в бубенец!!! Подвесить бы его за конец, да прямо за этот бубенец! На верхушку дерева… Высокого при высокого. И забыть. И остальные два, по бокам от конца, растянуть жестоко в стороны. Так чтобы затрещало… И услышать визг… Но похоже, что плача и визга не будет. Разве что от удовольствия… И навзрыд, вперемешку с крайне радостным хохотом. Мазохиста-шута, на свою голову создал…
    Нет, все было относительно прилично. Интимной зоной шут не сверкал. Просто разноцветные треугольники, направленные в разные стороны, и усеявшие его живот, плавно ниспускались в последний, свисающий с большим намеком между ног. Еще два, было с двух сторон от него, прямо как на его шапке, увенчивающей голову. Правда чуть покороче, центрального. Ну и так же как на шапке, вершины украшали шарообразные звоночки. Серебряные бубенцы… И это на фоне трех, желтого, красного и оранжевого, совершенно не однозначных треугольников.
    Даже я, несколько засмущался…
    Взмах, и шут помчал к нам в колесе. Промелькнула остроконечная обувь, также с бубенцами. Но ниже пояса, звон был наиболее насыщенный.
    Не понял, у него там бубенцы, в два ряда что ли? Совершенно не удивлюсь, мазохист все-таки… Хотя удивлюсь, врать не буду. Я еще подобного не встречал, даже на Земле.
    Улыбчивая рожа с элементами, толи грима, толи крема, остановилась напротив.
    – У тебя там что, целая колокольня? – вопросил я у него не заморачиваясь.
    – Да, Ваше Божественное Величество! Звоночки и цепи, а еще крючья в мошонке! Так приятно холодят… Просто кайф!!!… – закатил в ответ глаза он, встряхнул низом, породив нешуточный перезвон и безумно заулыбался. – А еще, у меня крючья на спине и на животе, и в них продеты цепи…
    – А-а-ах!!! – вновь вздохнули дамы. По крайней мере, большинство впечатлительных.
    А Волчица принюхалась:
    – Да, действительно, чую свежую кровь… Убиться о терновую стену!
    И ее удивленный, чуть веселый, ошалевший взгляд на меня.
    А я лишь в ответ повел бровью, и со стола взял какой-то рогалик. В смысле, сдобу в форме полумесяца с воздушным нежным кремом. Откусил… И стал вяло жевать.
    Жены взяли несмело и себе… Лишь глаза Ирнер горели нездоровой иронией. Алинилинель, выражала искреннюю жалость. Елена же… Давилась? И я присмотрелся к ней.
    Елена ржала! Прикрыв рот ладошкой… Глаза сияют, и искрят… Сыпятся крошки… Вот блин! Извращенка…
    – П-фс!!! Ха-ха-ха!… Я хочу себе! Ха-ха!… Потом… Ха-ха!… Такого… Ох-х-х… – и она неподдельно схватилась за заболевшее пузо. – Он же идеал! Ржаки…
    – Своему еще и к соскам цепи приделаешь… – флегматично жуя, добавил я.
    – Слава Мудрому Королю!!! И его хитрым иде-еям!… – абсолютно с нею согласился шут, с предвкушением мотая на ус, и чудесным образом умудряясь, стоя на одном месте, все же не остановиться. Наслаждаясь энергичным звоном… И сопутствующим процессу, извращенным удовольствием.
    А Елена, тем временем, подмигнув Волчице, приказала:
    – Собачкой!
    Но, вместо ожидаемого лая, лапы друга, и все такое… Шут со страшным звоном упал плашмя на пол, а потом усевшись, выставив полусогнутые ноги вперед, а свои руки расположив посередине, по-собачьи заскользил по камню пола, на своей пятой точке, гремя бубенцами о пол. Прям как Тузик по ковру… Точнее, цепью по паркету. С целью полировки последней. И я имею ввиду не цепь.
    – А-а-а-а! Ха-ха-ха-ха! – разразилась заразным смехом, выстрелив крошки далеко вперед искря глазами Елена.
    – КРА-К! – подкаркнула птичка.
    Ирнер с Алиной также, нескромно заулыбались, а вот случайные зрители были в шоке.
    – Очень мило! – улыбнулся также и я… И странным образом почувствовал себя дома. Пусть и дурдом, но зато его отдельный филиал.
    – Вы видели?! А-ха-ха-ха! Офонареть! – не успокаивалась Елена, и бросила песику кость, точнее небольшое пирожное с воздушным кремом.
    Тот тут же подскочив, его в воздухе поймал, и тут же схрумкав провозгласил, похоже, специально оставив в уголках рта крем, смотревшийся, будто пена заразившегося бешенством.
    При этом закатив небесно голубые глаза… Шлепок обратно на пятую точку, породил вместе с ярким перезвоном, не менее яркое удовольствие.
    – Слава Королю! Искре Божьей! Защите и щиту Мира!!! – чрезмерно преданно мне улыбаясь, выкрикнул шут, при этом, не меняя звонкой позы, и по-собачьи вывалив язык, опять старательно пыхтя, в попытке еще более отполировать и так сияющий чистотой пол.
    Алинилинель и остальные девушки переглянулись, и хохоча, расслабленно заулыбались. Похоже, не одному мне, показанное представление пришлось по вкусу.
    Натянуто улыбающиеся слуги лишь переглядывались, держа на всякий случай чуть склоненную позу.
    А я бросил взгляд в сиренево-розовое окно. Из него подул ветер, засквозив куда-то в Дворцовую глубь.
    И чисто для тренировки, решил вновь восстановить. Конечно, и без меня стекло вставят. Но, тренировка мне не повредит…
    Скользнул к Радужным Переливам, всмотрелся сквозь призму их, в подернувшееся будто изморозью все вокруг. Потянулся назад… Ища то, как это БЫЛО. Наконец увидел еще целые стекла в витражах… И мысленный УВЕРЕННЫЙ щелчок хвостом! М-м-м, да…
    А по идее нудно было просто извлечь щелчок пальцами. Но эффект имел место быть. Окно было целым, что и требовалось доказать. МОГУ…
    – УА-А-АХ-Х!!! – из меня вырвался, просто страшный зевок. И я, просто с титаническим трудом разлепил, разом слипшиеся глаза. Видимо усилие по материализации, меня окончательно доконало, сломав мысленно вставленные спички… И я задумался лишь только об одном, ощущая, что комната забавным образом пошла кругом.
    – Где… Постель? – с трудом выдавил я из себя.
    – Королевская… – начал было ближайший из слуг, косясь в нерешительности на резво вскочившего шута.
    – Да пофиг… Хоть твоя… – произнес я, ощущая что еще миг, и я прекрасно усну на стуле.
    Очнувшиеся Жены, будто наседки обеспокоились…
    – …опочивальня там! Я ВЕДУ! – продолжил за слугу, вдруг странно улыбнувшийся, ревниво окрысившийся шут.
    – Веди… – проронил я, как последнюю выжатую каплю.
    Какой-то ответ, и удаляющийся звон в даль.
    И я пошел, опять как когда-то ощутив себя зомби. Глаза окончательно слиплись, и я шел на звон. Сил даже на зевок уже не было… Я тупо засыпал. Почувствовал как меня вдруг заботливо подхватили. Под локоток, потом и под другой… Заспорили, зашипели друг на дружку, слоящимися эхом, Ангельскими голосами моих Жен. Чем окончательно расслабили меня… Вгоняя в сон еще глубже. Все, я дома!… И всем пока… Я буду спать, там где есть. И все… По бара… бану…
    Секундный кошачий спор, и вот меня в шесть рук подхватили…
    И бережно прижав к своей груди, будто младенца понесли.
    Случайные зрители были в восторге!… Правда очень тихо и издалека, чтобы лицо не расцарапали до кости, и не попытались оценить на вкус их мозг…  Оцененный как глупый.
    Ведь дамы могут и увлечься, пытаясь слишком быстро внести туда очевидное.
    Особенно, огненный вихрь пронесшийся следом.

***

    Клубилась тишина… Даря странные звуки. Феерия красок фонтаном, бушующим калейдоскопом.
    И я пришел туда куда хотел…
    На грани сознания некая флейта извлекала бравурную мелодию. Весьма знакомую и бодрящую. И не противоречащую сну… Своими фальшивящими примесями, внося странную правильность.
    И я открыл глаза. Осознавая, что это лишь сон. Ведь это не может быть явью? Ведь я не сейчас, и не здесь… А во сне возможно все. Восхитительно и волшебно, как сейчас…
    Странно плывущие во тьме, цветные образы и вспышки. А еще, ласкающий слух, нежный стрекот сверчков.
    Околдованный и слегка расфокусированный взгляд, скользнул сквозь доброжелательную тень на до мной, устремившись в перемигивающуюся тьму потолка роняющую яркие искринки. То там то здесь, с сияющих разноцветных цветов, хрустальная, тающая в воздухе капель, срывалась вниз.
    – Ты пришел вновь? – уточнили нежным девичьим голосом, а по моим волосам заскользила ласкающая пальчиками рука.
    – Да пришел… Во сне… – ответил тени я, теперь вернув взгляд, и рассматривая снизу вверх, одетую в прозрачный шелк Алису. А точнее, скорее, почти полностью раздетую… Она сидела, а я возлежал. На ее коленях, лицом вверх. Ощущая под затылком, ее теплые ножки, своим ухом животик, и ловя от этого, несравненный кайф.
    – Сон это также явь, – улыбнулась она нежно, – и в нем возможно все! Даже то, что ЕЩЕ невозможно. Это твой «в первый раз»?
    И она продолжила поглаживать меня ЛЮБЯЩЕ по голове. Голубые глаза, улыбались.
    – Вообще-то второй… А вот так, первый, – согласился с нею я, продолжая рассматривать ее манящую грудь сквозь прозрачную тонкую ткань. Всматривающиеся с нежной улыбкой, поощряющие глаза… И ниспадающие, черной бахромой волосы. Она была зовущей и прекрасной, и еще… Горячечно манящей. А еще… И ПОЛНОСТЬЮ МОЕЙ.
    Конечно, это слишком странно, но что не происходит во сне? Точнее, чего только не происходит. Нужно лишь только отдаться. И вместе с ним плыть, по его бурному течению. Собирая все то, чего хочешь. Нужно лишь только понять что это сон, и наслаждаться его явью… Как сказала мне она.
    И не отстраняться…
    И я не отстранился, когда наклонилась она.
    Поцелуй был жарким и душистым. С ароматом дюшеса… И клубники. И еще чего-то… Женственной мягкости, и пылающей жажды отдаться. Причем именно МНЕ.
    – Ты давно не приходил. Очень давно! – оторвавшись, она на меня взглянула, с легкой поволокой слез в глазах цвета незабудок. – А я все ждала… Обещанного, первого раза. Но ты пришел даже раньше… О-о-о, КАК я РАДА!
    И она прильнула ко мне, наклонившись и обняв, придавив при этом жаркой грудью. Упругой и чувствующейся, НЕ КАК во сне… Безумно жгли ее соски… Ощущаясь зовущим напалмом на коже.
    А я вдруг понял, что еще и полностью наг.
    Ну да, это же сон…
    Ощущались простыни, усилившей чувствительность кожей.
    А ее рука уже была ниже. Ласкала меня гораздо ниже… Ну в общем там. И я вдруг понял, что стою… Давно. Пожалуй, с самого начала… И просто не задумывался об этом.
    Блаженная ее игривая улыбка, и… Она откинулась назад.
    – Иди ко мне!!! – и ее ноги, приглашающее по до мною дрогнули, чуть раздвинувшись, пойдя в стороны. Желая пропустить меня между собой… При этом начав предвкушающе зовуще очень мелко подрагивать. Слегка выгнулась, просто требуя моей ласки, ее спина…
    – Ну?! Милый… – и она прикрыв глаза, будто с болью, откинула подбородок назад. Нетерпеливо потянув свободной рукой, подол невесомого пеньюара на себя.  А второй потянув за… К себе.
    Да я горел, мне хотелось… И не отказываться же ВО СНЕ?!
    И расценив последнее как глупость, я набросился на нее, как голодный зверь…
    На горящий напалм. На ОГОНЬ… Тем более что она, была куда податливее напалма. Хотя горела куда жарче…
    А я ощутил, вновь кружащий калейдоскоп.
    Сладострастие, нежность… И всепоглощающая страсть. Ведь там было… ТАК! У-ум-м-м!!!
    И вдруг, я там… Попал, как будто в КАПКАН!!! Даже со специфическим клацаньем! Не может быть, у нее что, ТАМ зубы?! Ну и… Кошмар! Приснится же такое… С зубцами будто на медведя!
    И замерев я понял… ЧТО ИСЧЕЗАЮ. Невольно истончая свои связи с этой реальностью. Хотя, ради такого и зубы можно перетерпеть…
    ОЙ СНОВА!!! Нет…
    Ее же устремленный на меня, темнеющий взгляд, стал крайне внимательным, и с ноткой проглянувшей наружу, чисто женской обиды:
    – Тебя забирают?! Как жаль… Еще и ТАК… Беспардонно… Бросая ТЕНЬ на меня. Но я тебя так просто не отдам!… ПОПРОБУЮ ПЕРЕТЯНУТЬ!
    И она в один миг оказалась сверху.
    – Ведь за свою ЛЮБОВЬ нужно бороться!!!
    И ее небесно-голубые глаза… Сменили цвет на глубокий карий.

***

    – Ему нужна срочная реанимация! – донеслось до меня, сквозь кружащую, цветную пелену. И еще, масса странных ощущений. Слегка приятных, но в основном остро жгучих. Кто-то сильно теребит меня внизу… Я не понял, мне там что-то пришивают или отрывают?! Может и пришивают, но по гамме ощущений, скорее трут на крупную терку…
    – Мы его теряем!!! Да хватит его ТАК зубами!! Он уже почти здесь… Видишь кровь пошла?! ХВАТИТ!!!
    – М-м-м… Увау!!! Да я почти без зубов! Ты зачем в бок локтем?!
    – А ты отдай! Теперь я… За Корень Эльдресиля… А ты толкай его в грудь!… О-о-о мой бедненький… Как же она тебя! Ам!…
    О, тепло… М-да, поприятней, а вот толчок в грудь… Будто кувалдой огрели.
    – Фух… А ты что стоишь, не знаешь что дальше делать?!!
    – Да я бы сделала и знаю… Но мне последнего полета в небеса, было более чем достаточно… Он же меня ясно предупредил, что за прыжки у него «там» в следующий раз, просто убьет! А в остальном, ты же знаешь…
    – Ну ладно… Следи… Ну а ты почему встала?! Теперь ты!…
    И очередной удар в грудь.
    Млять! Да, что за нафиг? Я же сплю?!
    – Нет лучше я!…
    Толчок…
    – Ты что, так толкать, офигела?!
    – Да!!! И по-другому ведь лучше!… Сама знаешь…
    Не понял, меня что, автомобиль сбил? Гоночный… На бездорожье… И за собой потащил. Ну ничего себе, трясет… И частый чавкающий звук… Неужто под сто шестьдесят, и кровь переливают? И что это за… Томный вздох? И эти голоса… Пожалуй, что это все еще сон. Или местный, чрезмерно глючный наркоз… Да, вот последнее, наиболее вероятно. И внизу стало… Скользко и жарко. Можно и опять расслабиться. Раствориться в этом всем…
    И учащенные более мягкие толчки. Более нежные… Словно на мне обычный конь резво скачет. Точнее лошадь… И тепло… О-о-о… Матерь Божья… Сюр!… Пожалуй, в воображении нужно, заменить лошадь на девушку поприятнее. Более соответствующую ощущениям… Например… То появляющуюся, то исчезающую Алису. Вот вновь слышу стон, и вижу над собой ее трясущуюся грудь… Искрящийся взгляд… Серьезная, будто в сражении улыбка.
    – Раз-два! Раз-два! О-о-ох!!!… Раз-два! Раз-два…
    – Да не так! – с истерикой в голосе. – Он опять исчезает!!! И я не это имела ввиду… Ты должна была массировать грудь!… А не!!!
    – А-а-ав?!… Но так тоже неплохо! Раз-два! И грудь… Раз-два! О-о-ох… Ра-аз два-а… Ах! Раз-з-з… Тоже косвенно массируется… О-о-ох!… Все равно, он у него ТАК стоял! А-а-ах!!! Не смотря ни на что… Нужно было!
    Образ истаял. Но… В принципе и так не плохо. Можно и здесь в ощущениях раствориться… Потому что воображение, почему-то рисует обнаженную, и разгоряченную Ирнер. А я давно хотел…
    – Смотрите, он вновь материализуется?! По крайней мере, вновь стал плотнее…
    Голосом… Елинилинель? С циничным профессионализмом профессора, наблюдающего за интересным опытом со стороны. Ну и сон… Всех сплел в одну кучу. Еще бы Алинилинель…
    – Ра-аз два-а-ах… А-А-АХР-Р-Р!!! – последнее со взвизгом, и громким рыком одновременно.
    И… Со звоном в ухе:
    – Клац!
    Млять!!! Мой сон что, укусил меня за ухо?!
    – Ты-ы-ы… ЧТО?! Ты, не так! Давай я!!! – злобный выкрик. Похоже, в серьез нервничала… Алинилинель?! О Боже… – И вообще… Пошла вон, кошка блудливая!!!
    – … два-а-а… Ох-х-х… Скав!!! Ох-х-х… Скав! А-а-Ах!!!
    – Не кошка, а сучка… Но, помогает! – констатировала с уверенностью Елена.
    – Пш-шла вон!!!!! Это мое место!!! По праву!….
    – А-ах!!! По какому?!
    – Это я, ПЕРВАЯ ЖЕНА!!!!!!
    И мощнейший толчок в бок. С меня явно кто-то слетел, и так и хочется добавить – в даль, шурша и ломая мебель.
    – Р-Р-Р-Р-Р-Р-Р… Тварь!!! Гр-р-р-р-р…
    Внизу, нечто холодящее. Точнее опять возник холод. А где-то там, в другой реальности, все еще тепло… И напалм.
    А на меня вновь, кто-то жаркий взобрался. Правда нежно и аккуратно.
    Опять достаточно мощное раскачивание… И прояснение чувств. Я явно ощущал… Лоно. Такое же жаркое… Как в первом сне. Приятное и манящее. И образ рисовал, не то Алису не то Алину… Нет, двух взобравшихся на меня… И страстно извивающихся… Офигеть, как сон продолжается! Ну и сон… Стоит досмотреть! У обеих грудь трясется, и все остальное… Двойной пожар! Двойной мед!!!
    – Мой дорогой?!! Милый!… Ну, очнись!!! Выкинь отросток… Ну пожалуйста! Не исчеза-ай!… – и горячая капель на грудь.
    Не понял… Слезы? Алинилинель?! Вот это СОН… Да мне, что сложно?!
    И я потянулся, будя в себе Зелень.
    Потянулся над собой, а потом вверх. И не открывая глаз, сплелся…
    Бушующее сладострастие чувств… Где горечь и радость сплелись воедино. Но горечи становилось все меньше.
    А я распалялся, словно ядерный реактор. Пошедший с яростью в разнос… Ощущения текли, то туда, то сюда. Знакомые, пылающие ЗЕЛЕНЬЮ ощущения.
    – Ха! Сплелась? – неожиданно пробился голос Алисы. В чем-то даже злой. Взгляд черных глаз…
    – Лови и мой ВЕЕР!!!
    И ко мне потянулись не Ростки, а ЖГУТЫ…
    А вот я растерялся… И какой выбрать? Ведь здесь весь спектр. И их как у медузы Горгоны! Колышущихся змей на голове…  Их целая РАДУГА! А у меня… Только один.
    – СКОРЕЙ!!!…
    Но ее образ померк… Лишь на тающей картинке – печаль. И…
    Очень тихое:
    – До встречи…
    А я ощутил, что наваждение отпустило. На мне – АЛИНИЛИНЕЛЬ… И нам – ХОРОШО!!!
    Как и всем остальным тоже…
    Поскольку, уже привычно я стал разбрасывать Пучки. Делящиеся Салатовые Нити… Охватывающие, в сплошь все вокруг. Все дальше и дальше…
    Мой Мир был материальным. Поскольку рядом вскрикнула Ирнер… Забилась в судоргах Елена. Стекла, сползла вниз и забилась в конвульсиях на полу Птичка. Стонал, где-то за стеной, растянувшийся на полу шут.
    Экстаз, балансируя на краю… НАРАСТАЛ. Накатывая волнами, и беря в сладкий плен, все больше и больше народу.
    И вот, я зацепил всех. Всех Живых и отозвавшихся Мертвых…
    И более на свою сторону, некого призывать. ГРАНЬ…
    Хотя, нет… ЕСТЬ!!!
    И веером разлетелись делясь на тысячи тысяч ищущие Паутинки. Теперь чернильно-черные… Побежал, фиолетовым искрясь по ним Магический Поток.
    А вслед Черному, Зелень… Пока лишь запитывая, и закрепляясь. Напитывая восстанавливающиеся тела…
    А вот теперь, ВСЕ!
    Накачка СВЕРХНОВОЙ… И по Нитям побежал… Волной Цунами – ВЗРЫВ!!!
    Взрыв НЕЗЕМНОГО БЛАЖЕНСТВА…
    И даже под землей вскрикнули:
    – А-а-ах!!!
    Просыпаясь от безвременной дремы.
    А там где пророкотали:
    – А-А-АХ-Х-Р-Р-Р!!!!!!…
    Вместе с деревьями, гнездами и всерьез ошалевшими птицами, высоко вверх полетела вздыбившаяся земля.

***

    Радужные блики набравшего силы рассвета порхали по комнате, разбрасываемые множеством зеркал. И один из утренних лучей, радостным пушистым зайчиком, пригрелся на моем лице, желая разбудить заспавшего соню.
    Я же противился, как мог, просыпаться откровенно не хотелось. На краю сознания, возникли в множестве проблемы… Тень, отголосок проблем, но весьма и весьма, многообещающий. И глаза, стоически прячась, хотели быть от них как можно подальше, оставляя подольше, мое сознание, растворенным в неге. Но где же тут не проснуться, когда веки буквально сами сияют, от проникающего света, зажигающегося дня.
    Приоткрыл глаз, и в очередной раз, перевернувшись, зарылся в мягкую подушку.
    Но и мелька хватило, чтобы мозг стал усиленно работать, обрабатывая полученную некстати, картинку.
    Спальня была роскошной, большой, и в салатовых тонах с множественным золочением… И я не сам сюда пришел, иначе бы помнил. И… На увиденной стороне, огромной, даже если я на ее самом противоположном краю, кровати, развалились нагишом страстно обнявшись, Елена и Ирнер. Мелодичное посапывание… С двух сторон, и я вспомнил, что когда переворачивался, явно что-то с себя обронил, из-под чего-то высвободившись. Будто из-под закинутой на меня ноги. Точнее ножки…
    Алинилинель?! А где же Птичка? Последнее, возможно и не к месту, но…
    Любопытство перебороло, и я плавно и бесшумно, повернул свою голову в другую сторону. Приоткрыл тайком свой глаз… А таиться было собственно, уже нечего. Моя нежная Эльфа, смотрела на меня, с загадочной, победной улыбкой, демонстрируя себя во всей красе, выгодно расположившись. Положение располагало, и ее грудь, как и все остальное, будто магией тянуло к себе.
    Тут же вспомнился сон… От чего глядящий глаз, наверное, стал сразу больше… Какой к черту СОН? Явь, однозначно! Да еще, какая явь…
    Я почувствовал, что от нахлынувшего, тут же окончательно сбрасываю дрему, и садясь, уже совсем по-другому оглядываюсь.
    Слева Алина… За ней огромный еще край белоснежной постели, и за ней валяющаяся в углу растрепанная Птичка. Хм… Ничего себе, коматоз. Не издохла ли часом?! Лапки то вверх… А, нет, явно дышит.
    Справа, тихо заскулила Ирнер, и задергала «лапкой» в ее объятиях Елена. И собачкой у порога, весь в цепях, в крючках, ссадинах и синяках голый шут. М-да…
    Будто, следствие перепоя, правда без саднящих голову последствий. Но в остальном… Тот же бедлам. Короче, полный феншуй…
    И вернулась мысль, о Алинилинель. Моя любимая Алина… И при этом сразу вспомнилась Волчица… Тело тут же стало деревянным. Как заправски прыгала на мне. И в моей душе всплывает разом радость и… огорчение. Полностью мужская радость, что овладел. Самолюбование в смакуемых воспоминаниях и ликование. И почти равное с ним чувство, что где-то это неправильно. Без желания… Внутреннего и настоящего. Например, как тоже самое с загадочной Алисой. Где очень явно, проглядывала страсть…
    Млять, я кобель!
    Но, раскаянья до конца нет, так как душу греет. Причем, ВСЕ что случилось… И особенно уход в другой Мир. Эх…
    – Милый, что это было? Ты помнишь? – разнесся серебренным колокольчиком, нежный голосок Алинилинель.
    Необходимость незамедлительного ответа, вызвала легкий дискомфорт. И что отвечать? То что было?!… Э-э-э… Млять. КАК?!
    – Э-э-э… Да… Слегка. Я уходил. Куда-то… – маскируя за непониманием и озадаченностью, реальные чувства, а именно в большей части смущение, ответил ей я.
    – Ну, ничего… – пресыщенная радостью и с гордостью улыбка. – Я тебя спасла!
    – Да… – ответил я, не найдя ничего лучше. При этом отметив, по другую сторону, пробуждение, и соответствующее моменту шевеление. Руки в стороны, и едва заметный суставный хруст. Так сказать «потягушки».
    – У-а-у-х!… – Ирнер при этом раскрыла глаза, и удивленно-заинтригованно уставилась в глаза, растормошено очнувшейся Елене.
    – Р-р-р? Хи!… – растянув улыбку, лизнула в глаз ее Волчица.
    – Что? Ты? Ты что!!! – сразу же очнулась Елинилинель, и толкнула с силой от себя, так, что та едва не покинула постель.
    – Скау!!! Не благодарная! А я тебя всю ночь грела…
    – Мне такая грелка не нужна! – окрысилась в ответ Елена, весьма недобро ее изучая. – Безумная и извращенная… И потом, с моей стороны был Юр, мне холодно вообще не было!
    – Ну, ну… Хи! – и Ирнер подмигнула, скосив глаза на мой не защищенный низ. – И он тебя тоже грел?!…
    – Не правда!!! – и Елена залилась, почти всем телом краской. Стыдливо стала рыскать глазами по сторонам… Толи пряча, где попадя взгляд, толи в поисках одежды. Валяющейся художественно разбросанной на полу.
    – Это вы словно взбесились! Скакали… Дорвались!!! А ты, – и обвиняющий взгляд на Ирнер, – ему от похотливой жадности, едва не отгрызла!
    И сочувствующий взгляд под меня.
    Я тут же покосился вниз… Да-а-а… Я будто истекавшая кровью жертва. Был… Теперь же цел и не вредим, а о предшествовавшей незавидной участи, свидетельствовала лишь подсохшая красновато-бурыми корками простынь. Будто тут женский батальной девственности лишили… А по факту – меня! В какой-то степени. Или как-то так… Трудно понять, обуревающие чувства. Но если взять вместе и все, то приятно мне было. Пусть и извращенно. Всплывающие воспоминания… М-да… Этого не отнять. Даже, запредельно… Пусть и с горкой изюма в жарко запеченном пироге.
    – Я его спасала! – тут же окрысилась Ирнер, при этом виновато покосившись на меня. – Он исчезал, и все мы знали, что неизвестно куда… А прыгать «там» ты не захотела! Хотя и знала что это в данном случае верняк…
    Теперь обвиняюще-изобличающий взгляд на Елену.
    – Да он бы в этот раз меня убил! – даже отшатнулась Елена, и крутанула треугольник, типа «истинный крест». – Я его уже достаточно хорошо знаю…
    – Как убил, так и воскресил… – беззаботно, отмахнулась Волчица. – Ты что еще ничего и не поняла? Наш Муж, наивысшая ценность! Обличенное в тело Божество! И его хранить мы должны, как зеницу ока… И идти на любые жертвы, ведь без него мы никто. И любые деяния во имя ЕГО спасения, добродетель, – алчущий взгляд из под бровей, и неожиданное мне подмигивание, – а любое желание его – Закон!
    И Волчица вновь растянулась на постели с улыбкой, при этом в конце, с непрозрачным намеком, повжимав извиваясь попкой постель.
    – Неплохой траходромчик, правда?! – и достаточно жарко, по-стервозному облизнулась. – Лично я, о таком в тайне мечтала…
    И она вновь волной изогнулась, даря внешним видом, разноплановые красоты.
    – Правда в моих тайных мечтах, я там главная жена! – и недобрый взгляд через меня, впрочем, без требующей действия задоринки. – Но я рада, что и так, для себя я свое счастье отрыла… Ува-у!
    И она вновь, звездой, во все стороны потянулась.
    – Хорошо-то как! – зажмурилась она.
    – Хорошо… Но начался новый день, – не совсем довольно отметил я, последнему событию, совершенно не радуясь.
    – А вместе с ним куча проблем, которые просто необходимо решать.
    – А как ты хотел, ты ведь теперь наш Король! – отжмурилась Ирнер, с поучительно-назидательной, но вместе с тем радостной улыбкой.
    – Да король, дай Бог не знать об этом королевстве… – посетовал, слегка нахмурившись я.
    – Не стоит всуе, к самому себе обращаться! Хи-хи-хи… – вставила и свои пять копеек, серебристым перезвоном, моя милая Алинилинель.
    В углу заскреблись…
    – Кра! – и радостные, довольные как у кошек улыбки, сместились к трепыхнувшейся куче, сиявших рыжим золотом перьев.
    – Смотрите, и наша голубка, наконец, пришла в себя! Эко ее от глубинного счастья-то покрутило… – с издевкой бросила Ирнер, а наша Птичка сразу же нахохлилась.
    – КРА!!! – возмущенный голосок, и влюбленный, вообще не вяжущийся взгляд на меня. Явно женский… М-да… А еще Феникс. Или как там будет, Феникса… Или Фениста? Хм… А вот последнее, быть может, даже и ничего, если ударение на слове правильно поставить.
    Встрепенувшееся чучело взлетело, и пролетев над нами заревом-огнем, взгромоздилось, зашатавшись словно пьяный очень крупный попугай на огромном и высоком, с резной каемкой зеркале.
    – Кра… – ответило согласно мне «оно», и как будто вздохнув, принялось за макияж, а именно наводить порядки в растрепавшихся, и торчащих в самые непредсказуемые стороны, слежавшихся от долгой и неудобной позы перьях.
    А на пороге раздался множественный перезвон. Заскребся шут, также пьяно озираясь, и завидев меня довольно… Сумасшедше заулыбался.
    – Наша спальня подлецу! Королю… Всегда к лицу! – выдал он обесбашенное и не так чтобы понятное.
    – Короля несли сюда, потому что ляпота! – и мой шут, довольно нарисовал взглядом круг.
    – Спальня Короля бордель, и не нужен даже эль… – теперь его довольное лицо, заметно призадумалось.
    – Понесу благую весть, Королю же нужно есть!!!
    И как был голяком, он выкатился в коридор, хлопнув напоследок дверью и зазвенев вдаль.
    – М-да… – изрек в задумчивости я.
    А в ответ, такие же задумчивые кивки.
    – Похоже, ты перестарался… – резюмировала всеобщую мысль Елена.
    – Но зато не грустно! – пофигистически улыбнулась Волчица, и подмигнула Алинилинель.
    Та в ответ, лишь задумчиво, почти как я, кивнула.
    – Девочки… Одеваемся! Вы же знаете, свита может нагрянуть прямо сюда! – неожиданно очнулась Елена, и вскочив зарыскала, в поисках своей одежды по комнате.
    – Да мы вроде бы и не такие стеснительные… – отмахнулась Волчица, впрочем, тоже взглядом заискав.
    – Где… Мои трусы?! И лифон?!! Только броня и на месте!!! – взвизгнула растерянно, заглянув в секунды по до все буквально, в лишенной хлама, и зеркально чистой, в просветами под шкафы, зеркала, тумбы, кованый сундук и кровать комнате. Подоконники и шторы, пропажу также не породили. Но за этим было ОЧЕНЬ интересно наблюдать. Обнаженная Эльфийка из грез, и сверкает… Звездой так и мелькая!
    – Где они?! Где?!!! – и полный подозрительности вопрошающий взгляд на меня, как будто на прожженного маньяка фетишиста.
    Едва слышимый звон… Над входной дверью. И все настороженно замерли, стазу же своими взглядами обнаружив злополучный колокольчик.
    И женский вежливый голос известил:
    – Ваши высочества… Ваше белье!
    Елена тут же метнулась с возмущением вперед. Приоткрыла рывком дверь…
    – Чистое, выглаженное, и еще тут несколько комплектов по размеру, – ответили вручая ей огромную охапку, и пытаясь тайком всунуть в проем глаз.
    Елена, тут же дверь чуть прикрыла, воспрепятствовав, так сказать, любопытству излишнему. Но немой и не озвученный вопрос, так и витал в окружающем нас, напряженном от этого пространстве.
    КАК?
    Похоже, за дверью это явственно ощутили.
    – Я видела уже все. Только я… Фиса, горничная королевских покоев, – признался извиняющийся голосок из-за двери. – Нужно, ну вы понимаете, следить за чистотой! Обязанность… Следить за вами… В смысле, за обстановкой! В лучшем смысле этого слова. В самом положительном… Зато, белье чисто! Уже готовы бижутерия и платья, и Королевские наряды, по размеру… Учтен Ваш вкус… – и улыбающееся личико девицы, заглянуло в образовавшийся просвет. Видимо Елена, теперь не видела в скрытности смысла. Да и охапка, невольно отпустишь ручку.
    Черты лица же Фисы, имели что-то очень отдаленное с крысой. Точнее, с пухленьким миленьким хомячком. Крысиное нес в себе, видимо, сам интерес. И перемигивание глазок. Причем, с явной и не прикрытой благодарностью.
    В голове, еще возник вопрос, относительно «размера». Это что, она здесь бродила, крадучись измеряя нас? Но, лучше промолчу, Бог с ней. Не самая критически страшная проблема…
    А она топталась, видимо пытаясь еще что-то сказать, и в нерешительности мялась.
    Я кивнул, разрешая головой.
    – Наш лорд… Эта ночь! Взрыв блаженства!!! Я благодарна Вам… У меня… И всех остальных, в жизни такого никогда не было. Никогда, никогда… – и она присев раболепно склонилась. – Спасибо Вам Бог – Король!
    На щечках заблестели благодарные слезки.
    – Хм… – я растерянно переглянулся. – Да, пожалуйста!
    – Мы с нетерпением будем ждать ночи…
    – К-хм… А мы, это кто?
    – Весь Дворец!!! – и искрящийся взгляд на меня. – Ваши жены… – теперь с опаской взгляд на Богинь. – Ваш гарем… Да, ждать этого будет даже конюх! Привратная стража… И все узники под дворцом! Я уверенна, даже самый последний нищий, искренне молится… Как и весь город. Молится весь наш Мир!
    – Э-э-э… – я слегка от масштаба подвис. Гарем, город, Мир… Это конечно же все хорошо, но от эротических связей с конюхами и нищими, я бы все же воздержался. Как-то «таинство» несколько видоизменяется.
    Глазки моих бестий тут же предупреждающе сузились.
    – Я буду рядом, только позовите… – и пожирающая взглядом, в поклоне-реверансе еще раз присев, при этом подмигнув украдкой, будто просто поправляя волосы, засеменив исчезла.
    – Буду рядом! Буду рядом… Вы видели КАК она на НЕГО смотрела? – возмутилась Волчица. – Да нам и самим его мало… А еще и подмигнула! Задеру как козу!!! Р-Р-р-р-р… Если надо, сами причешем и оденем. Да и все остальное, без всяких коз!
    – Р-Р-Р! – донеслось от такой же недоброй Елены. Совершенно в данном конкретном случае неожиданное… – Э-э-э, я хотела сказать… Да, причешем! Сами…
    – У-вау! – прищурилась прицениваясь Волчица. И продолжила с поощрительной улыбкой. – А ты мне все больше и больше нравишься! И «р-р-р», так вышло правдиво  эмоционально. Пожалуй, я бы приняла тебя в свою стаю – во-олк! Хи-хи-хи!
    – Я тебе сейчас в лицо вцеплюсь! Р-р-р-Р! Чтобы заценила и остроту зубов…
    – Браво моя девочка, браво! – расползлась в сверх довольной улыбке Волчица. – Твое «Р-р-р-Р», выше всяких похвал. А вот это клокотание в горле… Ну прямо предельно естественно. И неподражаемо… Ярость, пыл! Хи-хи-хи!
    – Ну, знаешь! – прервалась Елена, в том числе и «клокотать», и прямо с ходу изготовилась к бою. Расставила в стороны руки, с заострившимися коготками, и лихо сверкнув красным взглядом, встопорщила верхнюю губу, обозначив волчьи клыки.
    Ирнер восхитилась:
    – Красота!
    Ну а я, четко поняв, что сейчас полетит кровь, а также прочие незаменимые элементы женской красоты, как то волосы, и клочки кожи, на фоне вращающегося поскуливая, дерущегося волчка, решил расставить точки… Точнее, поставить последнюю жирную. Ведь драка голяком и без брони, будет с последствиями. Которые мне потом и залечивать. Да и не хорошо все это. Драка из-за меня, и мои же бабы… По крайней мере. Сам накал страстей из-за меня. Однозначно. Так что…
    – СИДЕТЬ!!! – вложился я несколько специфически. И, возможно неожиданно.
    Все три, тут же сели… Кто куда… Точнее, кто где стоял. И внимательными, заискивающими взглядами уставились на меня. Прямо, девочки-цветочки! Даже умиляет.
    – Девочки… Вы у меня есть. И пока вы есть у меня, никто мне не нужен! – заверил я, подкрепляя свою речь предельно заверительным взглядом.
    – Даже гарем? – серебристый голосок, и пытливый взгляд от Алинилинель. Нежный, но заметно ревнивый.
    – Даже гарем…
    – Но, но, но! Стой! Не посягай на святое… Он имел ввиду, гарем кроме нас! – поправила, вклинившись, сразу же Волчица.
    – И даже Алиса? – слегка дрогнул, серебристый голосок.
    – Да, стеР-Р-Рва?! – заинтересовалась тут же Ирнер.
    – Ум-м-м-м… Так, девочки, а не много ли вы на себя берете? – сбил растерянность, злостью я.
    – Говорила же, она тоже наш член… – тоскливо Алинилинель.
    – Место для члена… – уточнила, криво усмехнувшись, Волчица.
    – Одна из нас! – поправила всех разом Елена, при этом густо покраснев.
    – Хм… Ну, тогда бы я определение слегка подредактировала. Как для «определенного». Все-таки мы жены… А она – «неопределенного», а значит для любого! Хи-хи-хи! Вот…
    И девушкам сразу же стало веселей. Под хохотки, стали разгребаться шмотки.
    Волчица по извращалась, а вот я призадумался.
    – Одевайся! – бросила Ирнер, и со всех сторон ко мне слетелись мои вещи.
    Начал одеваться…
    – О, смотри, в углу корона! – от внимательного взгляда Елены, не укрылся рудимент абсолютной монархии.
    Ирнер тут же с интересом подхватила, повертев. Оценив драгметалл, взвесила…
    – И корону, Муж наш венценосный, не забудь! – и последняя вращаясь, прилетела ко мне.
    Поймал и водрузил, как не совсем нужный, но весомый элемент на «буйну» голову. Куда ж без короны… Хотя есть и свой плюс. Охлаждает голову, и трезвит. Хм… И мысли потекли в нужную сторону.
    «… Утром мажу бутерброд, сразу мысль: а как народ?! И икра не лезет в горло, и компот не льется в рот!…».
    Или как-то так. Не до такой конечно степени, но что-то типа. Я и король и Федот… И как того же Федота, жизнь также далеко посылает.
    И как я теперь понимаю короля! Прямо жуть берет… Хоть и венец на мне, всего сутки с копейками.
    Снарядившись будто в дальнюю дорогу, точнее полностью укомплектовавшись, трое из нас повертели девичьими прелестями перед зеркалом, благо очереди не было, их тут было не счесть, были поправлены волосы, и удовлетворенно вздохнув, все, сияя и на позитиве, направились к выходу. Лишь только я плелся позади… Ну не в жилу мне сегодня. Да и ощущение, подляны нарастало. Короче, день сегодня будет явно, не как вчера. Жопой чую, грядет что-то… Вот только что? И внутренний голос молчит. Может это просто вывих внутреннего настроения?
    На фоне перенапряжения, за последние дни. Может быть. Так что… Позитив! Позитив, позитив, и еще раз позитив!
    И программируя себя на хорошее, я шагал следом, запоминая дорогу «куда-то туда» из своей опочивальни.
    Стража тянется, стараясь, стать выше, по всему коридору… И наш путь, как оказалось, привел в весьма знакомый обеденный зал, оказавшийся уровнем выше. Показавшийся маленьким и душным. Поскольку, тьма народу… Не понял, что праздник? Вроде не объявлял.
    Ломящиеся от яств столы, и по обеим сторонам, плотным строем, не командиры, со своей магической гвардией, а сотнями девушки, поблескивающие своими разряженными в шелк, каменья и тонкие кружева, прелестями. Взгляды томные, глазки скромные…
    – Р-р-р-р-р!… – похоже, не только я один оценил, поскольку «р-р-р», сразу в два голоса.
    И, – Ха-ха-хи! – от Елинилинель.
    М-да…
    Пожалуй, что судя по алчущим взглядам, меня тут же и съедят. Или растащат на сувениры. Чтобы досталось хоть что-то, но всем…
    – Гарем! Чтобы их… – отметила недобро Ирнер. – Р-р-р-р…
    – Не полным составом… Хи-хи! – поймала смешинку Елена.
    – Почему это не полным? – а это уже Алинилинель.
    – Так тут не больше двухсот, ну может штук сто пятьдесят… Так что нам еще свезло! Хи… Ик… Хи-и!!! – похоже, Елену все предельно сильно умилило, в отличие от всех остальных.
    – Да здравствует Король!!! – и трубные фанфары… Мать их, откуда? Ан, нет, прячутся в уголках.
    – Доброе утро Муж наш! Благодетель! – а это уже, разными голосами, томный женский хор.
    – Бог!!! Великий и прекрасный! Не забывший… Посетивший всех нас!!! – и взгляды, прямо плачущие страстью. Клокочуще-кипящей…
    – Р-Р-Р-Р-Р-Р-Р-Р!!!
    – ДА, ДОБРОЕ УТРЕЧКО… ВСЕМ. – ответил я, несколько сконфузившись, но старательно не показав.
    Волною прокатились улыбчивые реверансы, с разной глубины элементами поклонов, демонстрируя, чуть ли не выпадающую, открывающую явную доступность и принадлежность мне, девичью грудь. В ассортименте…
    М-да…
    Неожиданно сглотнув, я словно робот двинул дальше. Храня на лице, деланное равнодушие. Но явно, судя по оценивающим «все», взглядам моих «первых» жен, недостаточно скрываемое.
    Пройдя, мы уселись на свои места, обозначенные статусно в центре, более высокими спинками. Подобиями трона… А над нами прошелестело и просияло, обдав вместе с хлопками, свежестью и ветром.
    – КРА-А-А!!! – бухнувшись на спинку, заявила Птичка и свои права. Заоглядывалась по сторонам, воинственно и с явным неудовольствием…
    А я, не глядя, потянув к себе тарелку, стал невольно заглядываться и оценивать… Ну а как не посмотреть, абсолютно все стройные, и проблем со внешностью нет. Даже чересчур… Тема сисек раскрыта… Я же все-таки мужчина!… Как и ножек, ровных, длинных… Да и талии осиные, и все попы сердечком, как на подбор. Да и запах! Духов… Правда, отнюдь не тонкий. Будто на фарм завод попал. Ну, хоть что-то не в струю… Хоть что-то…
    Взгляд упал вниз… Оказалось мясо. Это я удачно…
    Откусил… И жуя, опять вернул взгляд в зал.
    Мои девочки, тоже принялись за еду, но… Как-то, так, заметно напряженно.
    – Ну а ты говорила, положен гарем, дело статуса, ни в чем нельзя ограждать, – почти прошипела Алина. – И как ты думаешь теперь?!
    – Чрезмерное разнообразие, чревато венерическими заболеваниями… Р-р-р-р! – отбросив недобро, в ненавистную толпу, обглоданную кость, ответила Ирнер.
    – Венерическими?… – призадумалась Алинилинель.
    – Так они же все «девочки»! Хи-хи-хи!!! – прыснула Елена, и улыбаясь продолжила с интересом лицезреть. На меня и вокруг… Похоже, сейчас, она больше всего меня понимала. Поскольку ее взгляд был, ну очень специфический. Улыбка, «ой я сейчас обоссусь!», и в то же время, сочувствующее сострадание.
    – Девственные, и профильтрованные… Хи-хи-хи хи-хи!!! – не удержалась от колкости и она.
    – Ну тогда пусть портит! – ответила, будто передумав, деланно флегматично Ирнер.
    – Р-Р-Р-Р-Р-Р! – теперь явно зарычала Алинилинель. Даже волосы слегка вздыбились. Да, в ярости она неотразима…
    – Гарем, для Венценосного Мужа, приготовил танцы!!! – неожиданно громко, объявил, заметно потеющий, от обоюдного страха слуга. И я его сразу понял. С одной стороны я, весь такой грозный и ужасный, а с другой, умеющий плести интриги, столь не мелкий женский коллектив. Да загрызут! Как тьма мышей кота в запертом подвале. И я, как мужчина, может и пощажу. А вот они… Это уж, очень на вряд ли.
    – Наши девы Королю, показать хотят… Звезду!!! – добил встрявший, невесть взявшийся, зазвеневший бубенцами на наряде Шут.
    Косяки, сглаз, Вуду, и промелькнувшее на милых личиках дам, глобальное неудовольствие. Впрочем, тут же сменившееся, на вернувшиеся искры, лучезарных улыбок.
    Мои же закивали, с утверждением, явно согласные.
    Слуга вновь нещадно, выпихнут вперед…
    – Королю хотят показать танцы!… – акцентировал, весьма печально последний, и тут же потерпевшее исчез, затянутый в толпу обратно. После чего последние грянули…
    И не скажу, что Шут был так уж неправ…
    На фоне трелей, напоминающих восточную музыку, замелькал тонкий шелк, пелеринами над ними, и на них. Заизвивалась в такт патоке музыки руки, как над головой, так и оплетая, змеясь себя… Магические разноцветные искры, взвились над танцующими с нескольких сторон, и заклубились, имитируя, толи вращающиеся водные струи, толи потоки закручивающегося и ползущего сквозь толпу танцующих огня.
    А я взирая, почему-то начал злиться. И вдруг до конца понял, почему.
    Начало дня… Все это подошло бы вечером. И я был бы даже рад. А тут, невесть что ожидает, а я должен, призадуматься и изнывать… Забив себе напрочь, образами полуголых дев оперативу.
    Но спасение пришло, как всегда неожиданно. Разбился сразу весь пролет окна… Ну кто бы сомневался! И вместе с искрами стекол, в проем вкатился темно-синий Демон. По лихому вскочил…
    Ну, явный исполнитель, лихой и придурковатый…
    – На нас напали!!!
    Тишина.
    – КТО?!
    – Темные Силы!
    Знакомые обороты… Не выручить ли кто решил? Оторвав от слишком близкого знакомства с семьей. Ее основной, чисто женской половиной. Хорошо бы…
    Сгребя для дозаправки, со стола целую, до хруста прожаренную, поросячью тушку, я резко встал:
    – ВЕДИ!
    – Хлопок телепорта… И опечаленный Громий:
    – Нет, правда.
    Я сник. И улыбнувшись, не буду я щадить ни чьих чувств, разом откусил сразу пол поросенка.
    Восхищенный вздох… Млять! Что, чем страшней мужик, тем интересней?!
    – ГДЕ?!!! – подвластное моей воле, расширившееся горло, выдало обильный инфразвук.
    – А-а-а-х-х-х!!!… – и несколько шлепков. Похоже, неравнодушные дамы, от чрезмерного восхищения, отправились в непредвиденные счастливые обмороки.
    – Еще не пуганых, городах…
    – И ЖИТЕЛИ?
    – Самые упертые остались, – показав в данном случае бессилие, он пожал плечами. – Мы предупреждали всех, но как всегда «но»… Присутствуют самородки.
    – И МНОГО?
    В этот раз вздохи, не превысили подобающий порог. Дамы… Всегда хотят слушать и слышать. И зал будто вымер… Так что незачем кричать.
    – Не так, чтобы очень… Процентов до десяти, наиболее жадных, к своему и чужому добру. Ну и старики… Чей девиз, «…моя нора, в ней я и помру!». Ваше Величество…
    – СУЩЕСТВА?
    – Невиданные… Но очень опасные. По всей видимости, еще более, – и Мейфрем опечаленно вздохнул. – Эвакуация невозможна, попытка сорвалась, удерживающих кольцо и Купол воинов потеряли…
    – ПОРТАЛЫ?
    – Окна, запечатали! – последнее он произнес с проглянувшим позитивом.
    Ну да, хоть что-то… Точнее, ничего. На много, хуже не стало, и то не реальная радость. Трубите о победе. Ха!…
    Криво ухмыльнувшись, я вбросил в рот поросенка. Захрустел… Мои дамы также не терялись. Уплотняли закрома… И вопросительный взгляд четверки, это если Птичку, также посчитать.
    – Потеряем мы людей, но зато спасем …лядей! – очень в тему выдал Шут, и тихо захихикав, кувыркнулся.
    Опять глобальное Вуду. По идее, сейчас Шут, просто обязан превратиться в прах. Ан нет… Видимо иммунитет, нажитый в бытие еще на королевском троне.
    А что, дельная мысль, как раз от млядей, всех разом и избавлюсь. Сколько их там, двести восемьдесят три? Если память не изменяет… А разом с ними, и от неудобного, не ко времени войны геморроя.
    – ТАК, МОИ ДАМЫ…
    – Жены!
    – Мы твои жены!!!… – загомонил разноголосо зал.
    И осторожное:
    – Любимый!…
    – ПОФИГ…
    – Хе-е! – довольно выдала Елена. Лица Алины и Ирнер, также расцвели безмерным удовольствием.
    – Наш Король любых млядей, не считает за людей! – продолжал изгаляться над гаремом, Шут.
    Я поморщился. Все конечно не настолько плохо, но… Короче, не время развешивать гирлянды из соплей, и с головой окунаться в копание души. Любая жесткость, сейчас только на пользу. И приказ должен быть воспринят, как безоговорочный, отданный альфа-самцом. Дамы существа социальные, и чрезмерно высокоэмоциональные. И как следствие к эмоциям слишком чувствительные. И любое послабление, особенно группой, воспримут, как порочную слабость, попавшей под их женские чары, мужчины-жертвы. Так что…
    – СОБИРАЕМ ШМОТКИ, И В КРАТЧАЙШИЕ СРОКИ ТОПЧЕМ В РАЙСКИЙ МИР!
    – Но-о… Господин!!!
    – НИКАКИХ «НО», КУРИЦЫ МНЕ НУЖНЫ ЖИВЫМИ!
    – КРА-А!!! – назидательно порадовалась Птичка, удачной ассоциации, и сорвавшись с места закружила под потолком.
    – Да, наш петушок!…  – сострил девичий голосок из толпы, возможно пытаясь за собой оставить последнее слово.
    – Ай!!! И-и-и-и!!! – как будто рядышком зарезали свинью.
    Похоже, у Феникса тоже не плохой слух, пошутившая была сразу выявлена. И наказана, падением-толчком, а после множественными косыми царапинами, будто подготовленным местом, для игры в «крестик – нолик», на всю седалищную часть. Поделом… По-моему даже вижу крестик. И похоже, что я не один, судя по множеству скошенных взглядов. Пара капель крови… И сорвавшееся «животное», впереди всей группы.
    Намек всем понравился, и обмен веществ значительно ускорился… Не только в тело, но и в мозг стал поступать с приливом крови кислород.
    Часть удивленно замерла, а вот вторая, более расторопная, все быстро взвесив и правильно оценив, тем более, есть пример, цветной лавиной бросилась на выход.
    – О, Жар Птичка, ты красотка! Сама хотела это сделать… – с заметным наслаждением потерла руки Ирнер.
    Горящий взор Алинилинель ее поддержал.
    – Правда я, не настолько филигранно! Окорочка, пришлось бы заново отрастить…
    – Кра! Щелк… Щелк… – весьма довольно и польщенно.
    А я не стал ухмылку подавлять. Женский батальон, точней гарем, не смотря на «намек», не совсем адекватно реагировал. Не спеша удаляться, и отданный мною приказал выполнять. Правда, может быть ступор. Не привыкший к нагрузкам мозг, блокирует кислород…
    – НА СБОРЫ, ДЕСЯТЬ… ПЯТНАДЦАТЬ МИНУТ… ХВАТИТ! И ПРЕДУПРЕЖДАЮ – САМЫЕ ТУПЫЕ И ГЛУХИЕ, ОСТАНУТСЯ ТУТ НА ВЕКИ. НЕ НУЖНЫ МНЕ ГУСИ-ЛЕБЕДИ. А ТАКЖЕ СТРАУСЫ И ГЛУХАРИ… Я ПРЕДПОЧИТАЮ ДАМ, ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО РАЗУМНЫХ!
    И плечики моей гордой тройки, сразу же расправились. А выражение лиц, приобрело горделиво-довольный оттенок.
    В отличие от остальных…
    – ВОЗМОЖНО, ЧЕРЕЗ ЧАС, ТУТ БУДЕТ РОВНОЕ МЕСТО. ИЛИ ЧЕРЕЗ ДВА… ТАК ЧТО, ОСТАТЬСЯ ДОЛЖЕН ТОЛЬКО ПОВАР, И НЕСКОЛЬКО СЛУГ, ЧТОБ ЕМУ ПОМОЧЬ. РЕКОМЕНДУЮ ЖРЕБИЙ… – отдал последний приказ и совет, для дворца, посмотрев на слуг я.
    В ответ понимание, благодарность, и кивки…
    А последние из застывших жен, стали осознавать, насколько все серьезно. И наконец-то тихо, и в нужном направлении исчезать.
    – ДА И… – вновь обратил я свой взор на слуг, формируя в слух, неожиданно пришедшую в голову идею. – ПЕРЕДАТЬ, РУКОВОДСТВО И ПОПЕЧИТЕЛЬСТВО… НАД МЛАДШИМ ГАРЕМОМ, ПОД ДЛАНЬ АГРИЭТ. НАЧАЛЬНИЦЫ «КС»… – тут же множественные кивки слуг, на фоне расширяющихся глаз. Похоже о ней, а может и просто, о подразделении особого назначения, уже почти все знали.
    – ПУСТЬ ОНА ЕГО КУРИРУЕТ, И НЕМНОГО ПОСТРОИТ. ПТИЧНИК ДОЛЖЕН ПОНИМАТЬ, В ЧЬИ РУКИ ПОПАЛ.
    Мои дамы, еще более разулыбалась. Похоже, действительно ощутив себя полноценными Женами. Вершиной, вершин…
    Ну а я вернув взгляд назад, пробежав по довольным женам взглядом, разрешающе Мейфрему кивнул.
    Громий сделал отпускающий взмах рукой, в сторону застывшего синей статуей, посыльного Демона. Тот быстро отмер, и сорвался из окна вдаль.
    И теперь я продолжил чуть тише. Благо царственно орать, дабы перекричать народ, и донестись до всех, необходимости уже не было.
    – А теперь веди. В этот раз начнем мы несколько иначе… На центральную площадь.
    Буйство линий и вспышка света:
    – Все, Прокол готов!
    Я кивнул.
    – Пошли… – и мои дамы, не сговариваясь, двинули вслед за мной. Намылилась, боясь остаться позабытой Птичка.
    – Мародерство, как и к нему поползновения, должно быть наказано, особенно среди своих.
    Кивки.
    – И лучше всего, его исправит – смерть…
    Еще более согласные.
    А я продолжил мысль, морально подготовив своих, к тому что оставленных «на произвол судьбы» в городах мне не жалко, как должно быть и им. Тем более, все равно Воскрешу. Так что для них, это не более чем порка. Правда, куда более болезненная и поучительная. За гранью садизма… Быть заживо пожранными.
    Но они сами выбрали свою судьбу. Бдеть непрерывно, и я не могу. Куда, какая из овец, по велению своих тупых мозгов дернула… А у меня есть и более глобальные вопросы. Как то, спасение ВСЕГО народа. Так, что…
    – В этот раз, начнем с НЕИЗВЕСТНОГО, но очень НУЖНОГО, – и я замолк, пытаясь осознать, ЧТО нужно, и КАК для задуманного проделать.
    Мгновение паузы, напрягло…
    – С чего? – уточнила, не выдержав, Алинилинель.
    – С ПРИВЯЗКИ ГОРОДОВ… Может и спасем. Мало ли, что еще будет!

***

    Прошли, а на Центральной Площади пусто. Ну, в сравнении с… Даже первым днем. Течь в Райский Мир конечно же была. Но скорее редкая, как у мелкой захолустной речушки. Или оживленного, но не так чтобы слишком, тракта. В обе стороны, и спешно, но без давки. Туда, гражданские, телеги с неформатным и очень разнообразным добром, да еще скот. Обратно, только по существу, исключительно Маги и военные. Ну и еще, служители в светлых рясах. И все приветливо, сразу высмотрели меня. Растянули счастливые лыбы…
    – Слава Королю!!!
    – Слава Великому Богу!!!!!…
    Грянуло над площадью, ознаменовав мое явление, из уст выстроившихся, готовых идти в бой, бравых бойцов, и не менее многочисленных Магов.
    – СЛАВА ВОСКРЕСИТЕЛЮ!!!… СЛАВА ПОВЕЛИТЕЛЮ!!!!!!!!…
    А это, куда более уместно, отозвались Вновь Живущие. Гораздо более здоровые на вид, и пышущие позитивом. Своим душевным криком перебившим и затмившим, предыдущее, как простой говор, гром.
    Бегом потянулись, бросившись ко мне, командиры…
    А что? Мертвых… Вновь Живущих прибыло! Уже раз в десять больше чем Живых. М-да. Вскоре будут основной силой…
    Если присоединить крыс… Да еще и всех остальных, возможно и Мир отвоевать?!
    Ведь народа и сейчас, гораздо больше, чем в финальном… Истреблении.
    Долю секунды покатал интересную мысль. Весьма интересную…
    Но, так уж сильно замахиваться не буду. Чтобы потом свои локти, с легкостью не кусать. Оно на оторванных руках всегда легче.
    Но крысами, однозначно, тоже стоит заняться. А пока, в ближайшем плане, привязать город. Самый дальний… А потом и ВСЕ. Чую это, пусть с трудом, но осилю. ВЕРЮ что осилю, а значит должен смочь.
    – За ночь наползло мертвых… И все хотят пить… Да еще и есть! – указал на почти разграбленные возы с поспешно раздаваемой едой Церий, с выраженным неудовольствием.
    – За своих, я сам отвечу… – также недобро, ему ответил Церутерий Мидзентон.
    – А еще под стенами, почти у всех городов, еще большая толчея! – заметно зло, зыркнул в ответ Церутерий Церий. – Там, даже на Демонов с аппетитом поглядывают. Бродячих и цепных собак больше нет. Как и оставленной живности в поселках. Кур, свиней, гусей… Извели всех доверчивых голубей. А в полях, только корешки и остались…
    Мидзентон, собираясь с ответом, прищурился.
    – Посылать за оставшимся провиантом в деревни, теперь совершенно бессмысленно. Даже хорошо вооруженные отряды, с помощью Проколов. Просто безумно опасно, да и голодные орды, все уже съели. Под чистую, выели во рвах даже жаб… – не сдавался Церутерий Церий. – И…
    – Так-с… Далее без трений. И это приказ… Это МОЙ призыв. Умереть «За Родину», на все сто, только они и согласны…
    Церий замолчал, услышанное переваривая, несогласно при этом, заиграв желваками. Видно было, что еще есть что сказать, но приказ есть приказ.
    А я продолжил:
    – Всех впустить и накормить.
    – Пф-ф-ф!… – возмутился, проколотым шариком Церутерий Церий, но я обращать внимание не стал.
    – Регенерация отпустит, станут поспокойнее…
    Заметил взглядом командиршу «КС», при этом ее еле узнав. Заметно принарядившуюся и похорошевшую – отмылась, и причесалась, плюс макияж. Тихо стоящую, и колючим, пронзительным взглядом, вокруг все изучающую. Дресс-код, достаточно строгий и почти офисный. И значок на должном месте появился. Со змеей… Конспирация под обычную даму, м-м-м, не совсем удачна. Ее взгляд, да значок, притягивающий взгляды, не хуже того места, на котором расположен. Но в отличие от груди, взгляды опасливые и тут же петляющие.
    – Агриэт, на твоем фронте все спокойно?
    – Да, есть наметки, – многообещающе она бросила взгляд вокруг, сделав шаг вперед. От чего, некоторых покоробило. Особенно, только явившегося Первосвященника. Явно посчитавшего мое доверие к ней не достойным и переоцененным. Ее улыбка, – так несущественные злоупотребления. Как-то, перевод церковного имущества, из государственной собственности в частную…
    Кардинал побледнел…
    – Некоторыми из Святых отцов.
    Облегченно пошел пятнами.
    – Конечно, возможно просто попутали возы… Сгрузив золото в свои.
    И одна из сторон ее лица, при этом улыбнулась, оставаясь при этом, полностью серьезной, второй.
    – Так и есть! Отцы жертвуют всем, ради Святой Церкви!… – вмешался Кардинал.
    – Я и говорю… – улыбнулась теперь полностью Агриэт. Напомнив мне при этом, флегматичную пантеру из «Маугли». Еще бы глазки, прикрыть…
    Осознав что камень, не лично в его огород Кардинал продолжил распыляясь:
    – А негодников я найду! И… Накажу! – и взгляд, в сторону «прошляпившего», и часто закивавшего Мотора.
    – Что-то еще? – поощрительно улыбнулся, ей в ответ я.
    – Остальное в разработке… – и многозначительный кивок, от которого присутствующие замялись. Не все, конечно. Некоторые зачесались… В самых не предвиденных местах. Но так, словно блохи заедают. – А неожиданное, скажут, – и взгляд на Церутерия Мидзентона.
    – Тогда, мародерству бой, – и я кивнул, – расширяю твои полномочия. Все и вся на учет, особенно Магические книги и артефакты. Тотальная эвакуация Магических Академий…
    На что фыркнул Церутерий Церий, явно этим уже занимавшийся.
    – Все перепроверить… На что выделить людей, а также выделить команду, для работы с вновь поступающими. Я имею ввиду Вновь Живущих.
    Ее понятливый кивок.
    – Во всех городах. Чтобы накормили, распределили, и себе в ряды, также выберешь пополнение по сообразительней.
    Вновь кивок.
    – Также, на тебе мой Гарем… Младший. Приказ уже отдан на эвакуацию. В Райский Мир… Проверить всех, и качественно построить. Подходящих лояльных, завербовать…
    – Далее, можете не продолжать! – со знанием дела, ответила она, явно предвкушая. – Ваших зайчиков переберем… На предмет белочек. А чересчур мягкие булочки, сделаем упругими… Качественно погоняв и подучив. Гарем, это лицо…
    И ее ручка сжалась в кулачек.
    – Если что-то важное накопаешь, докладывай где бы я ни был.
    Понятливый кивок, и возврат назад.
    А с инициативой выдвинулся Мидзентон:
    – Повелитель, появились… Прежние Короли.
    На что я приподнял бровь.
    – Они покинули склеп… – покосился он в сторону, «величественно» стоявших, а также бродивших.  – И уже малость пообтесались, растеряв пыл.
    – Пыл, по поводу?… – уточнил я многозначительно.
    – Да, по поводу последнего из династии, Королей, и его «незавидной участи». Но все уже имели разговор, с его почившим отцом. Не своей смертью, почившим…
    – И-и-и?
    – И в большинстве своем, они решили, что Шут, не самое худшее, из того, что вернувшийся Бог, мог с ним с горяча проделать. Многие, скрипя от позора зубами, готовы его линчевать… Точнее, придать Суду Чести, согласно древним обычаям, через «колесование». Или «четвертование»… Хотя многие предлагают, разорвать, растянув меж напружиненными ветвями дуба. Но мнения, лишь только в последнем и разделились.
    – Этого всего не нужно. Быстро ко мне их согнать! В смысле, пригласить… – и я поморщился, ценное время, как песок сквозь сито – утекало. Но точки над «и» нужно расставить, и колышки, куда нужно вбить.
    Вновь Живущий Церутерий, по быстрому отдал команду, и вновь вернулся к прерванному разговору:
    – А по поводу того, что наследник. Чем древнее Короли, тем они заметно менее, по этому поводу парятс… переживают. – На ходу исправился Мидзентон. – Поскольку, имели, весьма многочисленных жен, и соответствующие «связи», и по праву считать своими пра-пра-пра-правнуками, могут ВЕСЬ народ. По крайней мере, его, человеческую часть.
    – Очень хорошо… – произнес я, наблюдая, как достаточно быстро, и тем не менее с определенной величественной харизмой, ко мне приближаются давно почившие самодержцы.
    – Повелитель и наш Бог, – начал речь седовласый и статный, от которого Короли и ожидали. Что именно он и начнет, – мы очень рады Вашему возвращению… И особенно я, Бильбодон, Ваш верный слуга, Вами же на Царствование и помазанный.
    И тепло улыбнувшись, он подмигнул.
    – В этой форме Вы не сильно изменились, даже, кажется помолодели…
    Ну а я призадумавшись, также улыбнулся. Что-то в его имени было необычным. Характерным…
    – А достойное имя… Не я ли дал?
    – Вы, конечно Вы! – и в улыбке он блеснул, белыми зубами. – Как Вы говорили, это Ваша «фишка». Да и имечко мое ранее, было менее благозвучным. Коротким и емким, как впервые узнав, вы похохотав, сказали. Слишком емким, для простых, трех букв…
    И он подмигнул.
    – М-м-м, произносить не надо. Я догадался… И здесь дамы! – улыбнулся я, прочувствовав, что если скажет, то я точно захохочу.
    Остальные же встали в недоумении, морща лоб и почесывая тыковки. Откуда им знать, что язык может быть столь могучим. Лишь только ознакомленные с «азами», мои гордые Жены, стали розоветь. Видимо ребус разгадался…
    – Я занял пост по старшинству, как Вы и планировали вначале, – продолжил Бильбодон. – Разброд и шатания, исключены…
    И он вновь подмигнул.
    – Очень хорошо! – согласился с ним я, ощущая облегчение. Ведь я ожидал сонмы вопросов, а еще и утверждений… Оспаривающих власть. И готовил череду возражений. А теперь они рассыпались в пыль, как ненужный и давно истлевший хлам.
    – Вы передали, сами себе как сокровищницу, так и ее Магический аналог. В нем же ваша броня… – теперь наморщил лоб я. – Вы сказали, что «…в основном там один фуфел, но раскачанным Магам пригодится, а вот латный доспех, на Последний Бой, рекомендую одеть.».
    – На Последний Бой… – я просмаковал; после слова «фуфел», совсем не сомневаясь, что «это» выдал именно я.
    – И еще, есть гораздо менее радужное… – и я тут же поник, и набрался серьезности, как ослик Иа, узнавший что шарик лопнул.
    – Говори…
    – Нас сейчас, тридцать шесть Королей. И в правление каждого второго, иногда, с пропуском, третьего, к нам являлся «некий гость». Обещал, в Райю пряники, позвякивая копытцем. А еще, морща, свой наглый пятачок. И еще у него были рожки, и длинный хвост с кисточкой. А его шерсть, скорее бурая, не белая, как у того, который был посыльным при Вас…
    – А у меня был такой посыльный?
    – Да был… А что, уже нет? – седой Король, несказанно удивился.
    – М-м-м, еще нет… – поправился, дивясь я.
    Неужто и чертей возьму в оборот?! Дела…
    – Ум-м-м, нет так нет, но главное не в том. Не просто так обещал…
    Я пригвоздил его внимательным взглядом.
    – Э-э-э, за то,  – помялся, ощутив его тяжесть он, – что войдем в специальный круг, и сообщим о Вашем появлении…
    – Прокол? – вопросил я недобро, гадая Шут воспользовался, или нет.
    – Нет, это не Прокол, однозначно! При жизни… Э-э-э, когда я еще правил, тогда я заставил его изучить. Точнее, изучать. Взломать его у нас, ни мыслей, ни возможностей.
    – И что?
    – Похоже, он односторонний. В нем «тянет» мысли… Так хочется, о всем, подумать! А после голова, заметно опустошена… Несколько дней.
    Я сузил взгляд.
    – Э-э, да, попытки были… Но только лишь, чтобы все понять!  – взмахнул как на пустое, рукою старый Король. Похоже, искренне веря, что и я, сразу и во все поверю.
    А вот добрая половина, более поздних Королей, смущенно стали отводить взгляды. Ну да… Преданья старины глубокой, это одно, а странный сосущий мысли прокол, здесь, как и обещанные плюшки, не за горами. Ведь здесь с бессмертием напряженка…
    В общем, где-то я их понимал. И поэтому сразу вопросил:
    – И как, были плюшки? – и пытливый жесткий взгляд.
    – Не-ет… – проблеяли, будто загипнотизированные. И стали бледнеть, поняв что сказали.
    – Повелитель, прости!!! – упал на колени, один из, занервничавших, из них.
    Потянулись падать ниц остальные…
    – Пустое, главное, что убедились, – не стал развивать продолжения я.
    Королям, однозначно полегчало.
    – Так, где он, и как выглядит? – продолжил я, просчитывая варианты. А также размышляя на тему, что «не все так просто».
    – На повороте в Покои, есть загогулина. Ведущая к лестнице…
    – Теперь, к балкону… – поправил, один из более поздних Королей. Видимо, сей момент переделавший.
    Всеобщий взгляд, более ранних на него.
    Пожатие плечей:
    – Чтобы каждый не ходил…
    Задумчивость на миг, и кивки.
    – А выглядит, – продолжил Бильбодон раздумчиво, – простой, в камне пола, черный круг.
    – И каемка-вязь…
    – Сложная…
    – Шифр!
    – По кругу…
    Продолжили, поочередно, разные из Королей.
    – Агриэт… – только произнес…
    – В разработку! – чеканно ответила она, и недобро прищурилась.
    Понимаю ее мысли, тайна тайной, но все КТО это изучал… Как говорится, знают двое, уже не тайна. А тут, целый круг… Да помноженный на множество лет. Эх!
    – И на предмет остальных… – добавила она, сместив акцент моих мыслей, да и всех остальных, на то, что могут быть и другие. Еще много где. Да, дела…
    – Одобряю,  – кивнул я, и вернул взгляд к остальным. Размышляя над тем, что тайн все больше, а разгадок все меньше. Ну хотя бы есть теперь «КС», искать разгадки, хоть на некоторые из них.
    – Что планируете делать?
    – Ха! Конечно же – руководить! – высказал всеобщее, Первый Король, а остальные несмело заулыбались.
    – Стратегия…
    – Тактика!
    – Все при нас! – добавился к вмешавшимся Король Бильбодон. – Мы только все этим и занимались!!!…
    Порадовало, что лишь очень малая часть из них потупилась.
    – Ну, почти… – оценив последнее, добавил Бильбодон.
    Ну раз «почти», руководить будете.
    Улыбки, и взгляды, на возвышенном позитиве. Высокомерном, я бы даже сказал.
    – Но не обольщайтесь,  – погасил волну радости я. – У меня, все нужно заслужить. Почти всегда, заново.
    Почти все улыбки погасли, а я продолжил серьезно.
    – Конец, этого Мира, конец его времени… Нам нужно спасти, как можно больше его детей, и его ценностей. Приобретенных, и сохраненных, за многие сотни лет.
    Теперь кивки.
    – Ломать не строить, а нам нужна максимальная эффективность… Поэтому, чтобы не ломать, определяю вас всех в подчинение, к Мидзентону.
    Секунда на осознание, того что УЖЕ произошло.
    – Приказ… Разобрать, по временной шкале Вновь Живущих – Демонов и Людей. И создать соответствующие дивизии. Сегодня ночью… Я наверняка, поднял всех.
    Глаза, стали наливаться пониманием. А также одобрением. Каждый, в свои времена, лучших из лучших знал… А также ими управлял. Ко всему плюс, авторитет… У тех, естественно, у кого он есть.
    – Хорошо Повелитель! – ответил за всех, Первейший из Королей. – Решение, на мой взгляд, наилучшее…
    И он заулыбался.
    – Времени нет… – в ответ, посетовал-констатировал я. И повернулся к Высшему Мейфрему.
    – Громий, как там, держатся Врата?
    – Да, держатся Повелитель. Но города… Несколько отосланных, через Проколы, летучих отрядов, не вернулось. А те, что отправлены, за города… Доложили, что защиты сверху нет, а у городов идет бой. Не совсем понятный, и судя по всему, без системный. Наши Мертвяки… В смысле Вновь Живущие, сцепились с разномастной толпой у стен. Рвут прямо крыльями, ногтями, и зубами… Но что могут ногти и зубы, против хищных, ужасных химер!
    Я вместе с Мидзентоном помрачнел.
    – Мидзентон, а у тебя связи нет?
    – Связи?!
    – Связи с ними! У меня в другом Мире, практика есть… Связь была! – пояснил я.
    – Нет…
    – Интересно почему?… – вслух задался вопросом я, и постарался припомнить.
    Там, со мною сам связался, сильнейший из них. Может дело в этом… Хотя, наверное, нет. Я и до этого, относительно легко и привольно, самостоятельно руководил ими. И все как видел, так и осознавал. И стоило лишь приказать… Но до того, по-моему, еще не было Воскрешения. Только активация и пробуждение. Я лишь поднял, но не оживил… За счет сети Темной Паутины. Так что, дело в этом? Или, вовсе нет?
    И как подсказывала практика, и да и нет. И я стал копать припоминая…
    Вначале отгонял. Потом, позвал… Нет, было Воскрешение, ночь была жаркой. Хотя часть из них, Воскрешения так и не получила. И… Что?
    И вдруг мелькнула мысль.
    А то, что я САМ везде кастовал связь. Не говорил, а СВЯЗЫВАЛСЯ.
    А значит…
    – Сейчас, – и я многообещающе всем улыбнулся. Возможно слишком, поскольку многие отшатнулись. Возможно, загорелись в предвкушении глаза…
    – Мурка? – уточнил у внутреннего друга, мысленно я.
    – Да, горят, Ваше Величество!
    – Му-урка… – протянул я с укором.
    – Да, Всесильный Боже! – похоже, что сегодня, она решила по паясничать с огоньком.
    – Ну, ладно, с тобою разберемся потом…
    – А в чем тут разбираться, Хозяин тело обещал! Мой Повелитель – тоже!!! – продолжила она, перегибая с имитацией обиды. – Осталось только пообещать Королю… Тогда, возможно чудо и случится. А то павлиний хвост, мой жгучий интерес…
    – На счет хвоста и жгучих интересов, не совсем понял.
    – А это будет Вам сюрприз, а то еще не Воскресите…
    И я задумался. Лишь на миг…
    – Хорошо, моя верная подруга, я подумаю над этим. Но лишиться тебя… Будет жутко тоскливо.
    – А ЛИШАТЬСЯ ВОВСЕ, И НЕ НУЖНО!!! – с энтузиазмом грохнула она, заставив даже вздрогнуть. – Му-у-у-р-р-р-т-т-р-р-т-т…
    Как будто действительно двигатель в меня вмуровали. Двухтактный, и позвякивающий кольцами, на холостом ходу. Правда вот глушитель позабыли.
    – Я буду всегда при Вас, при этом много где еще… Интересно! Приятно видеть Мир, в нем охотиться… И громогласно рычать! Р-Р-Р-Р-О-О-У-ГР!!! – и этим, мой мозг, как будто бы взорвали.
    – Му-у-урка!!!
    – Извините, Хозяин, не сдержалась… – призналась в своей ошибке она. – Но так хочется, порычать и размять лапы.
    – Конечно…
    – Вогнать свои коготки кому-нибудь в висок! – мечтательно. – В песок… Я оговорилась!!! Я имела ввиду…
    – Да ладно, – при этом ухмыльнулся я, – я все понимаю.
    – Вот, вот! Вы же тоже хищник!!! Мур-р-р-р-р!…
    – Хорошо, я об этом подумаю… В ближайшее время.
    – Ну да. Как всегда…
    – Нет, правда, – пообещал я. – А сейчас, ты ведь мои мысли все слышала?
    – Да. Да, Вы правы. Направление, выбрано, без прикрас, очень хорошо.
    – Тогда… Я работать. Мое Поднятое войско, нужно срочно объединять.
    – Буду ждать… – ответила она размыто, но я и так все понял. Чего уж тут не понять?
    Мурка хочет ЖИТЬ, а не существовать.
    А я прикрыв глаза, двинул к Темному Костру. Взглянул на «пионерскую» лужайку. А там все пылает, и безумный треск. Во всех Кострах их Пламя, бушевало. Все «мега», «макро», трудно осознать…
    Но я сюда вошел не за этим.
    Придвинулся к Костру… Стене из фиолетовых вспышек. В которой Темнота, скорее изюминка, а не на оборот. М-да… Пора уже менять масштабы… Которые, по велению сознания, тут же изменились.
    Вот так! Теперь Костры…
    И зацепив взглядом струну… Уходящую словно в никуда… Мой «Канат»? Что подарен еще Шаркисом, улыбнулся. Сейчас я на совсем другом уровне… И прошлые невзгоды вызвали улыбку. А дальше… Будет точно так? Нет… Наверное, нет. Поскольку я сейчас, почти что также неумел как и тогда. В своем самом начале. Поэтому, закончив с войной, нужно все углубить. Подрыть, и залить под шаткий домик фундамент. А то, могу и просто сгореть. Как это прогнозировал Енот. Точней, Елин… В процессе. Самого начала обучения.
    Казалось бы, прошло всего несколько дней, а все так серьезно переменилось.
    Но в сторону самокопания. Сюда я пришел, не просто так.
    И бросил взгляд вниз, туда, где закрыло все дно, облако призрачной Паутины. Бегущие по ней, словно деловитые муравьи, а скорее электроны, фиолетовые искры. Без счета, словно в бурю носимый, целыми барханами песок.
    И нежно, коснувшись мыслью их, произнес контрольное:
    – Мидзентон?!
    – Повелитель? Я тебя слышу! – услышал я… И в тоже время, и увидел. Себя стоящего со стороны.
    – Проверка связи… – пояснил ему я, и быстро перепрыгнул по остальным.
    Обрывки мыслей, действий, стремлений… А также вида себя со стороны, где часто сменялась точка зрения, и масштаб.
    Тысячи глаз, и отброшенных мною в сторону эмоций. Которые все-таки лезут в мой мозг, немного… Нет сильно, все затмевая. Отбросить… Ведь мне… Нужно… Городов!…
    И тут же, сменились перелившись, будто вывернувшись ракурсы. Мой город, и со всех сторон… По нем, кто-то как-то, куда-то идет… А вот, кто-то моется, напевая пот душем. Кружащий, от безумной радости, голову, запах душистого мыла. Я мою, мою ЖЕНСКУЮ ногу. Мою?… Нет! Не то… Мне нужно – Городов! ВИДЫ БИТВЫ!!!
    И сразу же, все изменилось. Пожалуй, даже ощутились направления. Слишком множественные, как для сейчас. Но… Я теперь мог, разрозненно следить.
    Вот дикий… Кентавр, рублю ему ноги. Чешуйчатый хитин побежден… Но что такое две, из шести? Влетает в грудь, обдав дикой болью словно душем, пробившее ее копье.
    Вот я на стене… Точнее на спине, вгрызаюсь в плоть зубами… А тот кто, убегает со мною на спине, как раз и мчит, во все триста ног по стене. Выписывая зигзаги и пытаясь непрестанно, меня когтем достать. Нет! Достал… Огромная голова, блеск фасеточных глаз, жвалы… Боль!!!
    А вот, почти Титан, Лестригон. Срывает плоть, рвет Нити связками, и плещет болью… Поскольку его шаг, сминает сразу же не меньше десятка. Идет вдоль городской стены… Нанизывая на копье-иглу, тех кто попал к нему в огромные лапы. На поясе звеня цепью, все бьются пробитые сквозь живот, вкусные «живцы».
    И я Синий Демон, срываюсь с небес… Вооруженный лишь палкой. Но палка в глазу, тоже аргумент!
    Дикий рев… Приближается лапа! Попытка улететь… И… Хлопок-боль.
    А вот… Еще сотня таких!
    И у всех, цепи пояса, почти полностью затарены. Ощущаю боль, тех кто висит. Боль тянущую, и выворачивающую внутренности… Безумие, тоску, и пожирающую душу ненависть. И исступленно рычу… Пытаясь вгрызться в плоть. Но кожа, словно гранит. Точнее как сапожная подметка. Броня для зубов. А-а-а-а!!! И только боль и безысходность…
    Меняю, вырываясь, направление…
    А тут, огромные синие быки, как будто вывернутые и поставленные на дыбы, в попытке подарить им человеческие ноги. Бегут и все вокруг в одно касание замораживают. Криотавры? Рога, ледышки зубы, из ноздрей иней-пар…
    И здесь вмороженных в лед, целые острова. Которые, от мощных толчков и ударов, трескаются и рассыпаются.
    Поскольку этим занят Минотавр. Почти такой же бык, но Магия Земли… Все вокруг сотрясает.
    Я в месте с остальными, бегу по в тряске дыбящейся земле… Прыжок! И мне в упор, взгляд с кровью бычьих глаз. Рывок башки, как будто конвульсивный. Врывается в грудь рог… И вот опять… Пронзающая насквозь… Боль!
    Меняю, вырываясь, направление…
    Но здесь все меркнет, слишком быстро.
    Ф-ш! Боль…
    Фух! Фш… Боль… Фш! Боль!
    Ф-ш-ш… И вновь почти без боли все потухло. Лишь кружится вращаясь, улетающая голова… Последний взгляд – стена, небо… Тени. И кучи валяющихся тел…
    И больше не пытаясь лицезреть с одного, врываюсь сразу в Жгут.
    Мотаются размытые тени… Нас много! Но в тоже время и ужасающе мало. Поскольку, здесь нас рубят-рвут. Как раз эти тени… И рвут. Словно тряпки. Поймать невозможно! И гаснет стробоскоп обозрения. Теряя свои части,  словно просыпанную соль. И лишь БОЛЬ…
    Но кое-что я все же осознал.
    Никак живая версия вампиров? Поскольку стробоскоп, пусть с разных сторон, и почти мельком, но мне все же кое-что показал. Тогда, когда тени, гася свою бешеную скорость, на долю мгновения, со жгучей улыбкой, приостанавливались. А улыбка обнажала зубы. Специфические, размытые в воздухе клычки… Как у Многоликого!
    И я похолодел.
    Если его родственники, то кабздец ослику… Ведь он и со мной, словно с деревом обошелся. Мгновение от мгновения, и уже он смакует кровь. Точнее, посмаковал…
    Возможно, это просто Стригои… О которых он, как помнится говорил. Но…
    Тут только отступать! Да и везде… Без меня, полнейшая …опа!
    Мгновение… Идея. И я схватился за попытку, ее реализовать. Пока, конкретно в этом месте…
    И вновь схватив там целую сонму, не медля, принялся осуществлять наметки.
    Попробую управлять… И вбросил всем, размыв на миг сознание по абсолютно всем Нитям. Решив, что в данном случае, оправданно ВООБЩЕ ВСЕМ.
    – ВСЕМ ОТСТУПАТЬ! ПРИКАЗЫВАЮ КАК ПОВЕЛИТЕЛЬ И ВАШ БОГ! ВСЕМ, КТО У СТЕН И СВЯЗАН БОЕМ!
    Последнее я уточнил, что бы в городах, не слишком перепугались.
    Поймал ГЛОБАЛЬНОЕ удивление… Замешанное на понимании, от тех, кого это касалось.
    И приняв его как подтверждение, что меня все услышали, вернулся назад, желая, четко осознав, чего хочу, всю систему спаять. Пока решая как…
    И тут же вспомнил о Церутерии Мидзентоне. Ему пора учиться… Не мне же, без конца, все горы на себе тащить?!
    И выделив его как Фиолетовую звезду, навязал, запараллелив на него ВСЕХ.
    Вернулся шок… И блуждания с удивлением. Как будто я, огрел его… бетонной плитой.
    Пока конечно будет в шоке, но пусть он смотрит-учится. Осматривается…
    Дальше.
    Короли?!…
    И только подумал, выхватил искринки, собравшихся в одном месте душ. Пусть порадуются и они… Сделал тоже самое, накинув сверху бонус, дополнительно усилив связи с Мидзентоном…
    Феерия расширенных глаз!!! И мозги, размазываемые в кляксы…
    Ну да не прикол, а чего хотели?! Ведь управлять? Так сказать, получите и распишитесь. Сладостей не обещал…
    Сошел с шатких рельс.
    Кому там еще плюшек?
    Агриэт!
    Отбрасываю хлынувший вопрос и удивление. А также ее образ…
    И создал параллельную вертикаль, как у Мидзентона. Пусть ВСЕ она видит, а там, как-нибудь разберется… Если что, будет кто-нибудь второй.
    А теперь в бой!!!
    Туда где мои воины, НИКАК отойти самостоятельно не смогут.
    От тех быков, хотя бы можно убежать…
    Хотя… Стробоскоп, показал, что Танцующих в Крови, кое-кто смог. Трясущийся в такт быстрому бегу вид, и приближающиеся, пока что редкие деревья… Дальше – лес. Натужные хлопки, и множество видов сверху…
    Летучих выжило гораздо больше.
    А вот часть стробоскопа, которая безудержно рассыпаясь, меркнет… Там те, кто слишком близко и не успел. И без меня не успеет… Хотя, может и со мной. Что я могу? Разве что их рассечь. Отделив от них часть, отправив от гранитной стены к лесу. В надежде что добегут… А если уж нет, то хотя бы задержат Тени.
    Подводный вид… Вытащить всех из рва!
    И дальше поскакали…
    Врываюсь без приказов в тела… Завязшую во рве сотню, и сотни три, «пытающихся» сопротивляться у стен.
    И стробоскоп стал ярче, потеряв балласт из излишних душ. Хотя… Четыре сотни, тоже несколько за гранью. Боль… Боль!… Боль!!… Боль!!!
    Ну, вот и облегчение… Секунда и стало меньше на двадцать пять.
    Так не пойдет…
    Пытаюсь сопротивляться!…
    Кидаюсь изо рва, на танцующие мотыльками смерти Тени. Вцепляюсь в двух местах… В одном из них, в спину, в другом в горло.
    Боль!… Боль!!…
    Еще двадцать семь в «минус». И даже те, кому повезло…
    Млять!!!
    Они, жеваный крот, что?! Совсем непобедимы?!!
    Мне нужно действовать не так!
    Поскольку Теней не много. Они сюда, вышли, похоже, чисто по развлекаться. Не более двадцати… но степень эффективности, просто зашкаливает!
    Как будто там, целых двадцать меня…
    А это, пожалуй, мысль.
    Минус двадцать два…
    Млять!!!
    Стоит на этих сотнях, то что придумал, добить и обкатать. Все равно им жить, еще… Несколько секунд. Даже не минуту, если за секунду, минус четверть сотни.
    Так что…
    – Мурка, время!
    – Хозяин, Вы же и сами… Пора, старательно учиться. Тем более, на мертвом мясе… – пожурила она меня, в принципе поделом.
    – На Вновь Живущем – живом! – вбросил оправдание я.
    Боль!… Боль!!… Боль!!!
    Млять! Минус двадцать пять… Шесть, семь, восемь!
    А Мантикора все выжидает – ждет. Ладно… Сверхсложно, но ладно. Сверхсложно, когда так отвлекают… Но шкуру дерут не на мне…
    Боль!… Боль!!… ВРЕМЯ!!!
    И желаемое осуществилось, время потянув.
    Хотя, как на мне…
    Боль!…
    ВРЕМЯ ЕЩЕ…
    Боль!!…
    ЕЩЕ!…
    И почувствовал… Что ТЯНЕТ! Неужели Порог?! Млять!!! Да!
    Все сереет, и накатывает чувство, как тогда с Богиней Смерти. Чернота вблизи… И тянет ЗА Порог.
    – Хозяин! Ни с места!!! Не шагайте! – вдруг очнулась Мантикора, и заметалась в шорохе, в моей голове.
    – Н-Н-НЕ… ШАГНУ!
    И я, прочувствовав, что за Порогом усиленно, тьма набирает краски, даря пока размытый свет, смещенный в красноватый и оранжевый, перехватил «шею» времени… И чуть быстрей пустил.
    Порог, налившись образами, красно-черного неба, лизнул меня оранжевым светом… И запахом серы.
    – А ВОТ ОН!!! Хи-хи-хи-хи-хи!… Нас ждет награда!
    – Не жди, ХВАТАЙ!!!
    – Да куда он теперь…
    – СДРЫСНЕТ!!!
    – Ой и правда… Он гаснет!
    – Пятак оторву!!!… ХВАТАЙ, УЙДЕТ!!!
    И в меня вцепились мохнатые руки. А Порог все выдавливал вперед! А может… И вытаскивали они. Словно рыбу, выловленную в мути.
    – Я держу его!!!
    И в ответ очень довольно:
    – Тащи!
    – Как-то он… Идет с трудом… Я, наверное, сам не смогу! Он застрял. Или жирный сильно…
    – Чломон, тащи Цепи Боли!
    – Уже!…
    – Чломон, да расстегни Поводок! Ошейник Безысходности, его быстро усмирит… А дальше и в Клеть!
    – У меня будут лучшие Чертовки!!! – истерически восхитились писклявым фальцетом.
    Еще руки, звенит рядом цепь.
    – Будут, если не будешь елозить! – уже зло. – А если будешь, сошлют к Черту на рога!!! Туда, где о нас никто и не слышал… Нести Тьму Помрачения! Я сам прошение напишу… И копытом заверю…
    – Нет, я уже вот… – звон оков. – Сейчас защелкну!
    Звон и скрежет… Совсем рядом с ухом! Чего-то со скрипом размыкающегося. Наверное, тот «строгий» ошейник?!
    Торжествуя:
    – Хро! Хе, хе!!!
    Да, ну нафик! И я рванул… Не назад, не получалось, и не в сторону. А на встречу и чуть наискосок. Судя по двум парам ручек, весьма тощих и мнящих, что меня держат, есть хороший шанс целик сбить, и нацеленному, дать промазать.
    Зацепило за шею, заскользило нечто раскаленное… А точней, холодное, как жидкий кислород, и за миг глотнувшее кучу Силы. И вносящее в мысли «ТЫ ПРОИГРАЛ! СМИРИСЬ! НЕ БОРИСЬ!».
    Ага! Да счас… Брошу все и сложу покорно лапки!
    Ну а «лапка» двинулась сама… Перегруженные с детства тренировками, с перепугу нервы, сразу вспомнили, все что знали. Помножая технику, на выросшую силу и вес… Разворачивая уход, и «печеночный паштет», как шутя, я прозвал акцентированный удар по несчастной печени, своей левой.
    Мой кулак ушел вперед, как пневматический молот, с легким хрустом что-то мягкое задев…
    Жалобно:
    – Сквик! – звон цепи, и улетающее мешком, нечто.
     … и кулак вернулся сразу же опять, в красноватой мутной тьме, будто хищник, высматривая новое тело.
    – Ты кретин! Кровавый выпердыш, безрогой, гнойной самки! Цепь сгубил… Сошлю к Светлым Эльфам, газоны протемнять!
    – Я… Не я! Это, ОН… – плаксиво-обреченно, а еще сипло.
    – Ну, Чломон… Вызывай подкрепление… Всех! И запомни, ты был близок, и был шанс… А теперь дальше всех!!! И если и сейчас дрова запорешь, разведешь смолу водой!…
    – Я… Кхе! Кхе… Хро… Мигом… – и хлопок.
    И вдруг, я вокруг все узрел, прорвав, красно-оранжевую пелену.
    Совсем рядом… Толчея из чертей. С бурой шерстью и свиными пятачками. Копытцами и рогами… Красно-черный песок, причем делящийся пятнами на красный и черный. С беспорядочными пятнами смолы… И котлы, уходящие в даль. Со смолой, и вопящими в муках грешниками. «Вилки» и столпы… Кольца и цепи. Все по канону. Копоть из-под котлов… И запах битума и перегретой серы. С заметной примесью отхожих мест хорьков… Хотя в нюансах я не сильно разбираюсь и мог спутать со скунсов. Но…
    – Он явился!
    – И силен… Это ж…! – сдрейфил один, выпучив глаза, поджав хвост, и как лис, вытянув нос, пятачком принюхиваясь. – Он… ОПУСТОШИЛ КОТЛЫ?!… – и бешеное оглядывание.
    – Все равно он наш!!!… – осклабился, похоже, самый главный, с рогами покрупнее, и более упитанным рылом. Да и всем остальным… Заметный весьма округлый животик, выпирал вперед, развернув пупок, с торчащим из него пучком, более жесткого меха.
    Щелчок облезлого хвоста…
    – Не скажи… – и струхнувший, двинулся вперед… Оказавшись сразу же в задних рядах.
    – Цартен, не паникуй, твои приступы заразны…
    – Так, а я же всех впереди, но… Только сзади. Так сказать, самый запасной из запасных…
    Но толсторыл внимание с него переключил:
    – Держите! И хватайте Цепи!!! Чуть его скрутим, и защелкнем, и на него сразу обрушится Клеть!
    «Защелкнем», тут же отметил я, старательно пытаясь «выпасть», а также вычленяя главное. Процесс пошел, но слишком вяло, с этой стороны.
    А двое так и висли, при этом настырно пытаясь бодаться.
    Наступил на хвосты…
    – Хро-о-о!!!…
    – Скви-и-ик!!!…
    И словно кошки на хвостах, Бесы взвились в воздух.
    – Держите… И хватайте! Всех тех, кто не как Цартен, ждет яркое темное будущее! Клондайки личных душ, и лучшие вертихвостки! Личный Ад!!! – и куда более тихо. – На задворке Миров…
    – И посмертно…
    – Цартен заткнись!!!
    И ряды сдвинулись, на воображав громко обещанного, и прыгнув на меня. Парочка, держа толстые, будто чугунные, черные ошейники. Пытаясь раскрыть их на ходу… Характерный знакомый скрип. Один открыл, и прищуриваясь прицелился.
    Остальные же посыпались, пытаясь превосходством количества, меня подавить и связать. Опыт Чломона, явно не пригодился… Как и Цартена, рвущего с виду жилы, и пытающегося волочь Цепь, которую без усилий тащили впереди за Ошейник.
    Скоростной навал… Скоростной ответ! Серия ударов и уклонов, и помятые, с кровавыми соплями пятачки, летят по сторонам. Впрочем, были те, кто подмаргивал, наливающимся кровью глазом, или рьяно хватался за живот. Но последние, в основном уже лежа в стороне. Толи конвульсивно пытаясь вдохнуть воздух, толи симулируя… Дабы больше «вперед» не ходить.
    – Хро-о-о, мой пята-ак! Мой милый носик… О-о… Мои рога!!! Скви-и-и…
    Ну да, не без того. Кое-кому и поотшибал. Сильно не целился. Мне не до сантиментов…
    Множественные хлопки, это прибыло подкрепление. Не успев оглянуться…
    – Впере-ед!!!
    Через одного, с вилами наперевес, бросились ко мне…
    Уклон, уклон… Серия ударов… Вилы пропустить!
    – Скви-и-ик!!!…
    Вернуться назад. Лишние рога… Опять пятак с хрустом…
    – Хро-о-о!!!..
    В сторону от вил…
    – Сквик!… – новый «носитель», от счастья выпучил глаза.
    Скрип, и ледяной холод… Точнее, тянущий Силы жар… «ТЫ ПРОИГРАЛ! СМИРИСЬ! НЕ БОРИ…», но я резко прыгнул в сторону.
    Громкий щелчок.
    – Я поймал!!! – с безумной радостью.
    – Да?!!! Не того… – не сказанная радость жирнорыла, мгновенно видоизменилась в разочарование. А пойманный в Ошейник Бес, активно пускал слюни и дрожал. Моча при этом струйкой песочек…
    – Какой с него теперь Бес?! Где второй?
    – Здесь! – средь массы скакавших, объявился радостно бдящий. Выцеливающий и не спешащий… И позади, внимательно «тужащийся» Цартен, готовый, если что, оказаться на одной с ним ступени успеха. А если вдруг не повезет… То он и не при делах!
    Навал… Рассчитанный прыжок!
    И смачно в пятак, правой встречный… Ускоренный обратный полет, едва не снесший изготовившегося Цартена. Весьма вовремя присевшего, и готового ко всему… Но, судя по всему, в основном бежать. Впрочем, Цепь не отпуская.
    А Порог, стал вновь мутнеть. Заволакиваться красно-оранжевым туманом…
    Тут Цартен воспрял, и плутовато, словно истинный шакал, оглянувшись, нарочито громко гремя цепью, двинулся ко мне. Явно рассчитав свою скорость так, чтобы быть возле меня… После меня.
    – Давай быстрей!!! – свирепел старший, громко похрюкивая.
    – Да я изо всех сил! Цепь застряла!!! Мне нужна помощь… – и Цартен с усилием подергал.
    Вновь прибывающие, на меня тучей летели. Разлетаясь, «ущербными» по сторонам…
    – Скви-и-и… Хро-о-о!…
    – Да ты же на нее наступил!!!
    – Ах, да-а…?! – и хитрый Бес, сделал вид, что ее отчего-то отцепил. – Тут был камушек! И сучек… И еще…
    И окончательно саботируя все, хитрый Бес, сделав шаг, «поскользнулся» и  размашисто упал, зазвенев Цепью.
    – ТЫ-Ы-Ы… – полуобморочно от ярости, захватал воздух рылом главный пузан.
    А воздух наполнился полностью сгустившимся оранжевым туманом.
    Скользнули по мне руки… И отдернулись, спрятавшись в туман.
    – Я его держу-у!!!!!! – почти истерическое.
    Хотя, именно сейчас, меня не держал уже никто…
    Зазвенела рядом Цепь, тщательно на месте перебираемая.
    И…
    – Он ушел… Я хватал! И держал!!!
    – А Цепь тебе зачем?! Нужно было одеть!!!…
    – Не успе-е-ел… – с наигранным плаксивым, но почти «чистым» сожалением.
    – Я ОДИН и держал, и одевал!!! – с сожалеющими, и одновременно винящими нотками.
    – Криворукий Цартен… БУДЬ БЛАГОСЛОВЕН!!!!!!
    – Не-ет!!!
    – Готовь теперь хвост, его ждет дробилка… Вместе с твоим другом Чломоном.
    – Тебя, и твой хвост, она тоже ждет!!!
    – А я тут причем?!
    – А я так расскажу… Хи-хи-хи-хи-хи!…
    – Ладно! Все спишем на этого простачка…
    – Да! Спишем! Хи-хи-хи-хи-хи!… И еще и добавим!
    – Но он же твой друг?
    – У себя уважающего Беса, нет друзей! «Люби себя, и плюй на всех и в жизни ждет тебя успех!» Так что мы еще и награду выкрутим… Хи-хи-хи!
    И это последнее что я услышал, кроме стонов, и плаксивых терзаний, по поводу отшибленных рогов.
    Серость накатила… Возвращая с Порога, обратно в Плотный Мир.
    Но главное, Призрачный Мир НЕ ПУСТОЙ. И не известно почему, сейчас почти рядом, его зыбкая граница. Спустилась вниз… А может, специально спущена?! Как Призрачный Мир, в Мире Эльфов…
    КАПКАН…
    И решив для себя так, я решил-таки воспользоваться крохами ускорения. С трудом возвращаясь, к прерванному бою. Обдумаю все потом… И я нырнул в бой вновь. Ко всем чертям, все бесовское, выкинув из головы.
    Утративший «взвеси» мозг, быстро все рассчитал. Отметил те места, где «меня» больше…
    И Тени уже не тени. Правда, все еще размыты… Но не столь уж и быстры. Особенно в точках остановок… Если чем-то отвлечь, и накинуться разом. Спесь можно сбить. А возможно и замочить… Последнее, наиболее желательно!
    А отвлечь…
    И быстро метнувшись в сторону сознанием, зацепленным, летящим к лесу Демонам приказал:
    – АТАКОВАТЬ ОГНЕМ И МОРОЗОМ… НЕ ПРИБЛИЖАТЬСЯ, НО АТАКОВАТЬ!
    И мысленно расставил точки, у стены – КУДА.
    Не тратя не секунды, вернулся назад, теперь четко отследив, окончание маневра, четырех из мечущихся Теней. Всего четырех, но с чего-то нужно начинать…
    Боль!… Боль!!… Боль!!!
    Да, млять!…
    И бросился со всех сторон, к нужным точкам.
    Тела скрипели… Но бежали. Трещали. Словно рвущийся пергамент сухожилия, но они вперед неслись. Едва ли ускорившись в три раза…
    Но над головой, точнее над моими головами, стали проноситься Огни. Не Драконье Пламя, очень жаль, но его слабый аналог. Как отвлечь, так даже очень ничего…
    Разрядил свою ненависть Фризерн… И наконец, удача, прямо передо мной, пусть крайне случайно, но несшийся Тенью призрак, вмерз в лед.
    И я не стал теряться…
    Десятками двумя налетел, и вгрызся в его пальцы, освобождая тонкие мечи. Изящные и легкие, весьма напоминающие укороченные катаны. На конце, кривой скос…
    Двоих к новой точке, а здесь, пусть разгрызут горло Тени, до основания. Вампиры горло ценят, и особенно свое…
    – А-А-А-А-а-а-а-а… Хрусь… Кхе!… Бульк. Хрусь!…
    Погрязшее тело завопило, похоже что начало от Магического посыла отходить… Похоже, что и от Мороза у них что-то есть. Ох, Тени не простые!
    Еще три точки… Тени встали, теряя в миг улыбку.
    И мигом погрязли. Под градом тех кого я «спустил».
    Одна из них с десятком метнулась… Но скорость, уже не та. Где меч?! Взмах меча…
    И Тени отвлеклись…
    Но «пат», уже отгрызена голова.
    Поднял ее за волосы над толпою…
    А ту что срубили, подбросил над толпой.
    НЕ ВЕЧНЫЕ ВЫ, И НЕ БЕССМЕРТНЫЕ. И УЯЗВИМЫ… КАК ВАМ ТЕПЕРЬ?
    Победный хруст еще в двух местах… И в верх взлетели отгрызенные головы.
    И росчерком, вброшенный град Огня, от мною не прокачанных Демонов. Причем очень жаль, что еще нет. Нормальные Церутерии гораздо лучше бы долбили.
    Но теперь, пусть и не победим, остатки тех, кто направлялся в лес, добегут.
    Удары Зризернов, и еще двое вмерзло в лед. Один, как бежал, так и покатился… И я тут же бросил, бежавшую рядом свару вперед.
    Отрублена голова… Мечей, стало больше!
    Тени же осознали и озверели. Сразу начав действовать по-другому… Линии движений, прекратили походить на танец, так как, они, тут же метнулись к друг-другу, объединяясь в тройки. И только лишь трассы их смазанного в воздухе движения пересеклись, они двинулись, врубаясь вперёд. Входя в ряды, беззащитного меня, как раскаленный нож в масло.
    Разбрызгивая кровь, вздымая вверх конечности и головы. Вскрывая животы, и разрубывая тела Вновь Живущих пополам.
    Даря только Боль…
    Но я, уже приловчился абстрагироваться, и снова Ощутив как по Нитям, шумит нарастающий поток, смещая стробоскоп в одни лишь ощущения…
    Представил себе кран, который тщательно и закрутил.
    Значительно полегчало…
    Волна, конечно же захлестнула, но лишь отголоском, сознание не поглотив. И трезвость мысли вернулась, питаемая и подбадриваемая отчаяньем и  безысходностью, от тех, кто умирал.
    О да, умрут… Вновь. Но я решил продать их жизни подороже.
    Живых теперь осталось не более сотни. И я  выискивал и подымал их из завалов, порой лишённых рук вместе с плечом. Порой ноги, или ног.
    И даже тех, кого Тени в танце, порхая переполовинили.
    Пока есть жизнь. А боль? Боль можно и заморозить…
    Не обращая внимания, забыв о ней на последней в этой жизни миг.
    И Поднятые понеслись!
    На одних руках и на карачках. Где на двух, где на трех. Словно загнанные в угол звери, скалясь… Где включая тридцать два, а именно зубы.
    Перепрыгивая завалы, из тех, кто нарублен гораздо более мелко. И уже не может пойти в бой, несмотря на ещё тлеющую жизнь, и горящее желание.
    Сухожилия трещали, словно перетянутые струны. Не рассчитанные на подобные нагрузки. На заоблачные для них, но я их гнал…
    Разжигая ярость, до всепоглощающей. Жажды впиться зубами, и рвать злобных упырей.
    И сорвав, повыковыривав \"резервы\", стробоскоп показал, что их больше чем сто пятьдесят.
    И пусть трижды инвалиды… Но оставшихся сейчас танцующих чуть больше десятка. Снаружи, здесь. Гораздо больше взирает со стен. Не ввязываясь в бой. Кодекс чести?!
    Пожалуй, о последнем, несущая нам смерть часть, спустя немногие секунды, пожалеет. У нас теперь есть их мечи, не только лишь ногти и зубы.
    И чуть расширив стробоскоп, коснувшись сознания Демонов Магов, я сбросил команду:
    – Увеличить шквал! Морозить, бить Огнем, всех тех, которых видишь!
    А сам вернулся в бой, сворачивая его вокруг пляшущих в танце троек, в изрыгающую части \"моих\" не добравшихся ненавистного тел, буянящую кровью кашу.
    И вот я, подкравшись меж ног, на руке и ноге, вгрызаюсь, останавливая пляшущую Тень, в ногу.
    Счастливо пью, хлынувшую в рот, странную на вкус кровь…
    С другой стороны вцепляюсь во вторую. Инерция все тянет Тень вперед. Играя злую шутку теперь ней, заваливая тело.
    Бросаю сверху тех, кто рядом. И вот, в его затылке меч.
    Связал еще двоих, почти тем же Макаром.
    Один, с безногим телом на спине, подпрыгнувшим на руках, и вцепившимся намертво за шею, своими же кишками, завязнув среди тел и схомутав.
    Второй, казалось  бы отмахался, но скорость, как и меч, теперь имеются не только у него.
    Ломается рука, в рывке, скакнувшего на четвереньках… Но цель достигнута. И пусть из них теперь нет двух, Танцующая Тень, полетела кульбитом. Разбрызгивая кровь, из отрубленной, пониже колена ноги.
    И сразу накрыть! Хрусь, хрусь, хрусь… Ну что же, обошлись лишь одними зубами.
    Приятного аппетита… И отрыть из завала мечи.
    Моим самым целым, их взять по одному… И вперед!
    Еще одна тройка подмята… Ворвалась в «беззащитную толпу», и вот взблеск мечей.
    И двое, с распоротыми животами. Разрубленными криво, по крестец.
    Какая у них там броня? Похоже, у данных Теней, только скорость… Вот радость!
    Отгрызли все руки с мечами, оставив шею на потом.
    Огонь, Мороз… И несколько «ледышек» на стенах. Примите подарок!
    Отчаянно-злобный вопль с башни, по ноткам похожий на приказ.
    И ненавистные прыжки, размытых Теней-стрел. Сорвавшихся со стен, и быстро снижаясь летящим на помощь среди нас завязшим.
    Но, братцы – поздно! Я их не верну. За все, должна быть плата…
    И две из трех троек, им больше не вернуть.
    Последний, ускоренный до треска, и громкого хруста в ломаемых костях, рывок…
    И то что осталось от Вновь Живущих, сметает, поглощает их как пыль.
    Мешая, висня на локтях, в живот вгрызаясь. По разу, разгрызая до кишок.
    Ужасный взмах мечем, и Тень, вроде даже освободилась. Снеся, почти всех, кто на ней, силясь покарать, повис. Но кое-кто остался, пусть частично. Повисла на кишке, отрубленная голова…
    Язык чувствует кровь, а нос специфический запах. И пусть сознание меркнет, и все в последний раз, но тот, кто расстался с телом, действительно удовлетворен. Испытывает радость, зная – выжить Тени я не дам.
    И я волной бросаю тех, кто рядом. Взлетают… Тот, что рядом, взлетает на троих, и вцепляется в голову рукой. И в сторону летит, заставляя, застывшую в шоке Тень за собой, с воплем боли податься.
    Поскольку, теперь гирлянда кишок, уходят, как и жизнь, в след за ним.
    Почти уже рядом Тени-стрелы. Летучие мыши, мать их в… Тьму. Естественно, крыльев нет, они просто, в прыжке бешено разогнавшись, падают-мчат… Но лишь чуть-чуть на помощь не успеют.
    Оставшийся еще в живых я, во множество своих зубов, отчаянно грызу. Ломая зубы…
    А вот и долгожданный меч… Звяк!
    И больше на земле никого, из тех Теней, кто нас так легко и красиво смял.
    А вот и расплата…
    Боль… Боль!
    И стробоскоп померк, перескочив на паривших над лесом Демонов – Магов. Пуляющих в спустившиеся Тени, Огонь. Людей – Мороз…
    – ВСЕМ ОТХОДИТЬ! – бросаю я, оценивая все их глазами.
    Урон задан, как и есть плоды жатвы. А взаимных впечатлений я привнес. Время же грядущей битвы, еще только грядет, пусть же Кровососы, вздрогнув, призадумаются…
    Оставшиеся «с носом» Тени, закончив терзать и казнить, направились с яростью ко мне…
    – ПОДАЛЬШЕ ВСЕ В ЛЕС! МЕЙФРЕМЫ ВСКОРЕ С ПОМОЩЬЮ ПРИДУТ… ЗА ГЛАВНОГО – МИДЗЕНТОН, ЦЕРУТЕРИЙ. И СЛУШАТЬ ЕГО КАК МЕНЯ!
    И вынырнув из закончившейся битвы, я ощутил, что зажат с трех сторон. Точнее, подвешен, на нежных плечах моих Жен. Молодцы, «уставшему» Королю, негоже валяться на земле, на глазах у всех.
    Со лба, соленый дождь – градины пота. Замедленно летят, срываясь вниз. Так… Время отпустить.
    И четко осознав, что да как, и что Королю, и тем более Богу продолжить «висеть» так не подобает, я, крепко встав на ноги, тайком приласкал своих дам, погладив каждую рукой.
    В ответ улыбки, ласка не прошла даром. И я, в свои руки крепко, взял брошенную власть.
    – Мидзентон, ты ВСЕ видел?
    – Д-да… – ответил прерывисто он, и судорожно смахнул пот. – Видел, ВСЕ… Больно и страшно… И ты… ВЫ смогли ПОБЕДИТЬ!!!
    В глазах удивление, непонимание и неосознание. Еще, восхищение… И взгляд, чуть сквозь меня. Ну да. Ведь он частично там. Все еще…
    – Не победить. Нет… Это вовсе не победа. Так, до крови укусил, – разъяснил я.
    И с легким стыдом, ведь я все реально оценивал. Не в первый раз, не как он.
    – Пример тебе подан, и ты должен так…
    – Но… Я не смогу!!! – вздрогнул он.
    – По крайней мере, к этому стремиться… ТЕПЕРЬ ЖЕ ИХ ЭВАКУАЦИЯ НА ТЕБЕ. Подключай Мейфремов… Чем больше будешь тормозить, тем меньше их спасешь. Защищайся… И всех отводи, и рви когти сюда.
    Слегка обалдевший кивок.
    При этом, не только у него. Короли были тоже в шоке… Вот и пусть делегирует, чтобы шок распределить.
    – А я, наконец, займусь тем, что хотел… – продолжил я, с удивлением отметив, что «не хочу». Надоело, морально устал, и… Чувствуется, некоторая обреченность. Слишком много, сразу и всего. И все равно… Очень многие погибнут. Не сегодня, так завтра. Так ради чего? Ради чего напрягаться?!
    Бросил взгляд на своих людей. Верящих в меня… И в то, что я «не устану». Крепче шила и гвоздя, и все легко и просто прошью. Дескать, Бог!
    Бросил взгляд на своих Жен, пожалуй, больше всех убежденных и не сомневающихся.
    Ладно… Натяну бравый вид. Но, пожалуй, первый план мне стоит отклонить. Особенно в той его части, где я замахиваюсь на большее. Этот капкан, в местном филиале Ада. Бестолковый, но я был на волос от него. Навалившая, делегация от кровососов… Да и все остальные, не менее грозной толпой. Чувствуется, Мир мне не светит. В смысле, спасти, отбив его…
    Да и вопрос, один ли я со временем играю? Похоже, Танцующие Тени, также, легко играют в него. Вертят им…
    Так что план, спасти ВСЕ города, полон дыр. Как видел я теперь, скорей всего это не выйдет. Возможно, вероятно, но более всего – не совсем. Сорвется там, сорвется здесь, придут сюда, например, те Титаны.
    И буду я, как шальной заяц, метаться меж них? Рискуя не спасти ни одного…
    Нет. Тогда оно, так уж точно не выйдет.
    А значит… Начать, нужно здесь! Пока относительно спокойно.
    Тем временем, Мидзентон не дремал. И с полубезумным взглядом, приняв руководство, напряг Мейфремов, начав перенос.
    Еще бы – Боль… Несколько стимулирует. За эти несколько секунд, я думаю, погиб дофига кто. А он не только видит, но и ощущает. Не то, что я, существенно снизив, и данный параметр отморозив.
    С хлопками раскрывались по нескольку Окна, и быстро уйдя в себя, конвульсивно при этом, дернув лицом, зашевелив почти беззвучно губами, Мидзентон позвал.
    В Прокол вбегали и входили, вползали, с шансом дальше жить.
    Но это теперь дело не мое.
    И я перевел, взгляд на Громия. Мейфрем так и стоял невдалеке, перепоручив «мелкие проблемы», своим подручным. По-своему рассудив верно, что главная проблема, это я.
    – В Даршет мы прыгать не будем… – произнес я, заметно мрачно.
    Тот четко понимая, что есть на то причины, принимая, отрывисто кивнул.
    – Начнем… Со столицы. Потом, если повезет… Привяжем Академгородок, поскольку, как бы ни старались, спасти, унеся все, за неполных три дня, не в состоянии никто. А там, по-любому, есть стационарные артефакты…?
    Частично понимая, Громий очень часто закивал. При этом на меня взирая истинно преданно. И печально… Видать решил, что я готов уже бросить все. Или почти…
    И очень радует, что не сваливаю. Последнее, как Мейфрем, он очень качественно понимал. Как крупный специалист, конкретно на это в первую очередь и способный. А значит, есть надежда. Все за мной…
    – Мне нужен Прокол… За нашу стену.
    – Насколько далеко?
    – Метров на сто… И со мной пойдешь.
    Кивок, и хлопок. Зияющий зев Прокола… И я в него прошел. Со свитой, как и полагается. С довольной Птичкой, вырвавшейся под неприкрытые небеса.
    Раздолье и приволье…
    – КРА-А-А!!! – реальный крик счастья.
    Но только не для меня.
    – И что наш коронованный супруг, собирается делать? – не выдержала Волчица, при этом чуть ли хвостиком не завиляв.
    Алина и Елена, также выразили интерес, но лишь блестевшими, вопросительно глазами. При этом изучая «косяками» ближний горизонт. Привычка, за последние напряженные дни, явно закрепилась.
    Мейфрем молчал, спокойно ожидая, со всем прилежанием исполняя функции разумной мебели.
    – Во-первых, наблюдать… – и их глаза, еще придирчивей разбежались.
    – А во-вторых, нужно же с чего-то начать!
    И я зло усмехнулся.
    – Но… Вдруг не выйдет с переносом. Столицу жаль… – истолковав все, верно, начала Елена. – Тогда…
    – Значит, не получится НИКОГДА.
    Собравшиеся на мне, вмиг расширившиеся глаза. Особенно у прошедшего с нами Громия, тут же свой взгляд и обронившего.
    – Нам просто не дадут. Я только побывал ВЕЗДЕ. И видел что наш враг – значительно усилился. И если останемся, так и связанные боем, напор продолжит ВОЗРАСТАТЬ.
    Крайне испуганный взгляд Мейфрема.
    – И мы не спасем этот Мир. И даже наследие его похороним…
    – Э-э-эх-х!… – тоскливый вздох, моих дев, ни капельки в моих словах не сомневающихся.
    И задумавшаяся Алина, закивала, а следом за ней и все. Лишь только Громий впал в легкий ступор.
    – Теперь же все, переоценив, я хочу забрать в свой Райский Мир, главный город. И если получится, привязать Мистиреон, то выстроить ранжир, по степени важности из них. Кусая, лишь выверено, по чуть-чуть. И если, не добью до конца…
    – Будет жалко! – расчувствовавшаяся Елена, сочувственно посмотрела, на поникшего под тяжким грузом Мейфрема.
    – Но вовсе не на столько, чем, если наоборот, – пожал плечами я, от безвыходности.
    – Да, верно любимый, – прониклась тут же Алинилинель. – Ты как всегда прав. Хотя возможно, кто-то этого и не видит… Ты выбрал выверенный план. А значит на успех, во всем больше шансов.
    Я нервно улыбнулся и кивнул. Осталось только, чтобы «КАР» пропели…
    И тут же донеслось с небес:
    – КРА-А-А! – с оттенком одобрения… и недовольства.
    Ну, вот и все. Глобальное «дозволям». Улыбка наползла…
    «Ох, Птичка, чтобы я без тебя делал?!»
    Неожиданно теплый образ меня, топчущегося на земле. Прилетел сверху…
    «Без мечт о подушке, набитой мягким золотым пером…»
    – КРА-А-А-А-а-а-а… !?!
    И вновь, улыбнувшись, принялся за дело.
    Оценивающий взгляд… Вначале на Шпиль, а затем, на ров. Почему-то…
    А действительно, что с ним делать? Хотелось бы спасти… Но в новом Мире, можно вырыть новый. Причем, еще глубже, и если нужно, шире. Или… Не рыть?
    – Все это мне кажется сложным… – поведала нахмурившаяся Елена. – Не ты ли говорил, что нужно все упрощать?
    – Пожалуй, нужен «мозго-взрыв», – кивнул я, на что присутствующий Громий, в меру насторожился, а девичьи нежные личики видоизменились. Пытаясь осознать – «и что же он нам такое, сейчас преподнес?!».
    Профессорские морщинки им не шли, и я разрядил обстановку, пояснив:
    – Сознание, объединяем, – продолжил я, уже мысленно, и сразу же ощутил скребущийся поток мыслей от других. Не мерянное «Почему?», «Как?» и «Зачем?». Хорошенько сдобренное мыслями «…нам доверяет», далее «мне», и с сожалениями «ВСЕМ».
    Мейфрем забился на краю, печальный и маленький, как серенькая мышка. Пытаясь обратиться в слух, как полевка, отчаянно нырнувшая из безопасной норки в кладовку, облюбованную котами.
    Забив на него и решив не гнать, возможно, от него какая польза и будет, я продолжил исключительно для своих:
    – И так, родные мои, «Мозговой штурм» начинаем. Я четко понимаю, что не умнее всех… – в ответ эмоции ликования, с заметной поволокой сомнений от Елены.
    – И я устал, – продолжил я череду признаний, и воплощающихся мечтаний, для некоторых из «восхитительных» присутствующих.
    «…он нас признал! А-а-А-а А-А-А!!!».
    – Поэтому над сверхсложной задачей, мы все поработаем вместе.
    Теперь, в ответ, опасливый интерес.
    – И что ты… От нас, Муж наш, такого заковыристого хочешь?! – Елена уточнила, задав весьма умный, и полностью уместный, в данном случае вопрос.
    Две старшие Жены, за поданный голос, едва заметно напряглись, но что-то изменять в вопросе, не захотели.
    – Задача, перенести город… Когда сей благословенный Мир, навернется. По сути своей кажется невозможной…
    – Это – ДА-А-А!…  – не сдержалась Елена.
    И мысленно добавилось:
    – Угу-у… – от пока что, не способной на конструктивную Магию, Волчицы.
    Алинилинель же, лишь подбадривающе улыбнулась. Ей было все понятно и так. И по сравнению со всеми, действительно, куда глубже. Последнее, пожалуй, даже, по сравнению со мной. Реально, среди нас, она единственный ас. Не считая Мейфрема.
    Ведь кто кого учил… Некоторому.
    – Проблема представляется невыполнимой. Особенно по началу. Но если ее раздробить…
    – Это, как? – вслушалась Ирнер, в многообразие звуков, при этом мысленно, после этого покраснев.
    – Превратив в пазл, в конструктор «Лего». Загадку, лишь для малышей… – активно помаргивающие лица.
    Ну а я, все вообразил. Представив все в подвижных картинках.
    – Набор различных кубиков, для самых мелких, – и мысленно выстроил город, разбив на яркие кубы. На сонмы деревянных ярких кубиков, разбив для демонстрации, парочку построенных из них. И разлетевшихся в кубические, мелкие, цветные капли-брызги.
    Теперь кивки, и осознание, прилетевшие мысленно. Похоже, что начало доходить. Но не совсем…
    И сдавшись, я продолжил нащупывать конструктив.
    – Короче, мы поступим так – я буду думать. Воплощать и думать. А вы, все слышать, и если что не так – КРИЧАТЬ! Не тихо отмалчиваться, и ждать, когда домик из карт рухнет. А что-либо опасное заметив, предупреждать.
    В ответ «большой палец» от Елены.
    Кивок от Ирнер, и:
    – Конечно! – от Алинилинель.
    Мейфрем же лишь пошевелился.
    – Ну что же… Понеслась!
    И более не тратя время, я принялся образ Мистиреона, то так, то сяк вертеть.
    «Да», «Нет», «Не знаю», «Непонятно», всплывающую шелуху, отсеивал я от ядер. Имея пока время, и в голове разбив подобие лаборатории, учитывающей «почти все». Модель «загруженного» города, в зависимости от привносимых изменений, определенным образом в нем жила. Но не всегда выживала… Поскольку, критический вес сомнений, его почти каждый раз разрушал. Но это хорошо, ради этого все и собиралось…
    Ведь я собрался перенести город!
    Но… Город в начале, вовсе не переносился.
    Мейфрем… В ужасе, наблюдал. Алина, мужественно направляла, а я мысленно воспроизводил, внося целыми пачками коррективы, в зависшую перед нашим, общим взором модель.
    Никак…
    Расширил зону «прилипания», теперь уже с обеих сторон, и на весь, до последнего, надтреснутого кирпича, град.
    Вереница сомнений, почти равных физическим законам. Причем порядка половины, генерировал наш Мейфрем… Молодец!
    Рывок…
    И опять, вдохнув жизнь, вся модель указала на провал. Точнее, не то чтобы совсем. Просто город накрылся… Землей и песком, толстым слоем явившимися, с принимающей стороны. Наш же город остался в этом Мире, дожидаться бесславного обращения, в месте со всем Миром в Архет.
    М-да…
    Череда заключений. Возражений и сомнений. Сонма корректив.
    Опыт вновь… И-и-и!
    Ура! Наконец-то город перенесся! Правда в виде кирпичей, и всего прочего сопутствующего лома. Сломан весь Дворцовый Шпиль, смят как крохкое копьецо из печений. Да и все остальное…
    Тоже не вариант. Но успех! Верный путь…
    Фундамент граду не повредит…
    Новый круг.
    Теперь со всем фундаментом, но на возвышении. Разномастном из оного… Друг за другом, очередями, срывающиеся здания-кости. И опять кромешный пыльный мрак.
    – Млять!!!
    Мейфрем торжествовал. По большей части, от того, что был прав. Грустя, своей второй половиной.
    Все дамы же, в последнем, со мною были полностью солидарны. Создав какофонию из стенаний, завываний, и гораздо более грубых слов.
    И пусть каждый думал о своем, я ловил и просеивал кашу из мыслей, не гнушаясь поднимать весьма разрозненные, но для меня, истинно драгоценные песчинки.
    Ловил, и свивал из всех них, конструктивно-рациональную нить.
    – Не устоит!!! – вопил Мейфрем, войдя в задор и раж, не доброго судьи арбитра.
    – Нужно, положить на коржик… – подогнала мысль Алинилинель, с толикой неуверенности.
    – Как же это положить?! – удивилась Ирнер, судя по эмоциям, готовая добавить «дура». Но странную мысль высказала не Елинилинель. Так что…
    – Как будто тортик, а на нем городок! – добавила сообразительная Елена.
    – А это здравая мысль… – совсем по-другому оценил я, теперь, примеряясь.
     А Громий затих, видимо также в предложенном заметив здравую мысль.
    – А если «коржи» взаимозаменить?… –  и я представил, как из Райского Мира, огромный пласт грунта пропадает, меняясь с пластом грунта тут. Естественно, конкретно с тем, на плоскости которого, возлежал город."

      "Еще один цикл…
    Архет… «Пузырь», Пустота… И вуаля!
    Обычный слой песка из Другого Мира, является, встав вместо города, и истаивая исчезает.
    Подмена удалась! В голове…
    Добавить еще чуточку умения, стараний и немеряно Магических Сил. Подозреваю, что подобных растрат, мой заботливый дядя Единорог, не одобрит. Но…
    Я так решил, и первый шаг сделан. И теперь, мы уже на пути…
    – И как выпечь корж? – не унималась Ирнер, от непонимания, еще более чем все, на все скептически глядя.
    – Вот именно… Выпечь! – одарил ухмылкой ее я. – Точнее, ЗАПЕЧЬ. В толщину тот был в метров пятьдесят, для удачного переноса?
    Алинилинель призадумалась:
    – Да… Но если «запекать», можно и изменить… Характеристики прочности, существенно изменятся.
    На что я одобрительно кивнул.
    – Значит так. Оставим метра два грунта…
    – И зажарим всех тех, кто в темницах сидит!  – отозвалась в этот раз Елена, подарив еще одну здравую мысль.
    – О-о-о… Да! – тут же согласился я.  – Как и все, что находится в погребах… Хорошо прожарится.
    – Да! Картошечка! – заулыбалась, даже облизнувшись, Елена.
    – И мышки, крыски, и всякие лакомые жучки! – поддержала кулинарные изыски Ирнер.
    – Фу!!! Ты же ведь Волчица! – возмутилась Елена, и тайком, скривившись, поплевала в сторону.
    – Светлые Эльфы вроде тоже, жареное не едят… – уколола Ирнер в ответ, и довольно заулыбалась.
    – Едят, я сама это видела! – покосилась на Алинилинель, Елена.
    Та же просто промолчала, а вот я, нет. Свою мысль продолжив, и выискивая только конструктив.
    – Что же делать… Короб?
    – В смысле? Что…?!
    – Ну, по типу, коробки от торта. Только если перевернуть. М-м-м… Да! Как сковородка!  – нашел верный аналог я.
    – Просто шедевральная мысль!  – ответила Елена, при этом даже не улыбнувшись.
    – Заложим ее метров на пятьдесят… В глубину. И как бортик, впаяю стены.
    – Фига-се… – оценила вновь масштаб Елена. – Такое и Архимаг не попрет!
    Вот здесь Громий отмер, и согласно закивал, но так и не привлек к себе внимания.
    – Я попру… – припомнив размеры своих, поистине Титанических Костров, ответил я.
    – Ты же Бешенный Архимаг, – улыбнулась в ответ мне Алина.
    – «Обезбашенный» – поправила ее Елинилинель.
    И теперь мое внимание упало на Громия.
    – Подвалы глубоко?
    – Подвалы? Какие?! – ответил он, в начале слегка растерявшись.
    – Такие, как те, в которых узники сидят… – уточнил я, поощрительно улыбнувшись. – Буду глину и песок в камень спекать. Но, хотелось бы без них. Может позже, для чего и сгодятся?! – и я дружески подмигнул, ожидая.
    – Так они уже «сгодились», всех перевели в Райский Мир.
    – Всех? Зачем? – удивился я, чуть растерявшись. И опомнившись… – Когда?
    – Э-э-э… Вчера и этой ночью. Зачем?! А там им все равно лучше – свежий воздух…
    – Прекращай юлить, – чуть прищурился я. Размышляя над тем, что у многих мнимых узников, вина, лишь в «не вышел лицом». И, по сути, стоило бы разобраться.
    – Нужно много чего рыть… – и Мейфрем чуть поежился, и развел слегка руками.
    Я же улыбнулся. Значит, землю копать? Сейчас наверняка очень нужно… А с залетчиками позже разберусь. Причем, вовсе не сам. Скину той же Агриэт… Пусть сама их и просеет.
    – Так бы Громий, сразу и сказал. Так в казематах пусто?
    – Во всех! Хоть шаром покати…
    – Глубина?
    – Самого глубокого… Да, метров на двадцать вниз, – в начале порадовал меня он. – Хотя, там еще есть… – и он бросил свой взгляд на моих Жен, с явно промелькнувшим сомнением.
    – Много чего еще есть. Разветвленные ходы… Склады… – и он стрельнул намекающе глазами. Дескать, не при всех… Но там спрятано, очень важное.
    – И насколько глубоко, упрятано это «тайное»?
    – Еще метров на пятьдесят… – сдался Громий, осознав, что от своих Жен у меня, каких либо тайн нет.
    – Итого, вместе семьдесят… – призадумался я, заметно скисая, ощущая на сколько возрос, по затратам Магических Сил, выбранный кусок. Так что и… Возможно, не откусить. Но я все-таки, попробую.
    – Ну что ж… Коржик, поспел, пора печь. И… Громий, ты вернешься в город.
    Тот, поникнув, закивал.
    – Не то чтобы просто отсылаю… – подбодрил его с улыбкой, я. Которую, плавно загасив, перевел в абсолютную серьезность. – Будь готов, если что не так, выдернуть тех, кого сможешь.
    Теперь Мейфрем ВСЕ осознал, и сузив глаза, кивнул лишь раз.
    – Я готов, но смогу… Даже если подключу, весь поток подаренных Вами Сил, спасти только площадь. И то, вероятно, не целиком, а ближайшую ко мне часть. Тысячу-две…
    – Вот и предупреди. И в режиме «срочно, а не то звездец!» переправь всех лишних. Тех же, кто останется, так как необходим, всех стяни к себе… В свой «спасательный» круг. Убери всех со стен… Все равно, если кто полезет сейчас, пропеку вместе с ними… В общем, на тебе задача, ты и решай!  – и, поймав почтительный поклон, я унесся вверх, предварительно привычно сбросив вес, и кинув кличь «Воздушным Коням».
    Как по мне, оценка требовала четкого обозрения. А от лицезрения снизу, я уже все что мог, взял.
    Взобравшись над городом, почти четко над своей башней, на добрых метров восемьсот я придирчиво стал отрисовывать город в голове. На всякий случай, прихватив и ров с запасом.
    Прочувствовал, силясь глубину…
    М-да… Я сошел с  ума. Я истинный сумасшедший. Поскольку «крупные» погрешности, вгоняли в ступор, и тремор рук, не важно, насколько я сейчас был в положительности результата уверен. Ведь выделить стену… Это вовсе, не очертить круг. Погрешности были, и их нужно отследить, желательно с холодной выверенностью, не осознающего масштабов возможной катастрофы, компьютера. Причем еще и объемную модель. А я, не компьютер… Сейчас только «р-раз», и гордый Мистиреон – полностью сожжен. Со всеми теми, кто по глупости своей доверил мне, свои жизни.
    – Любимый!
    – Ты это…
    – Не сцы!
    Одновременно явилось, три разных, и по-разному бодрящих мысли. И я, наконец, улыбнулся, окончательно сбрасывая оковы. Обволакивающий страх сомнений, и порождаемый им бред, отпустили.
    Я это потяну… Я потяну. Бесспорно!
    И быстро зачерпнув из Красного Костра, Огненную Нить, стал быстро оплетать ею внешнюю стену. Точней, наружный метр, что б чего лишнего не спалить.
    Вначале осторожно и почти по-муравьиному медленно… Но четкая структура, уже висела в голове, и я по ней закончил круг, почти в мгновенье.
    Спустился вниз…
    Весь фундамент под стеной, спеченный в единое целое, явно не повредит.
    И полностью его заплел… Теперь даже без схемы, видя.
    Ниже…
    А ниже начинается ров. Расширил оплетенный Магическим каркасом, фундамент под стеной, еще и на ширину рва.
    Десяток метров, плюс еще два… Итого, теперь тридцать. И вниз, на глубину в метров сто… Нет! Сто десять. Или?!…
    И вдруг себя поймал на интересе к сокрытому… И сразу увидел, подсвеченные голубым штрихи шахт. Ха! Все было рассчитано на  Эльфийских спецназ, а теперь – удобно. И подозреваю, удобно будет много где…
    Прикинул глубину… Ошибочка, на восемьдесят. А фундамент Шпиля, продолжающийся монолит, пронзает массив еще на двадцать.
    Значит, нижний горизонт, будет сто двадцать, а верхний, на уровне восьмидесяти пяти.
    Пусть лучше так, филонить буду на других примерах. А то, не хватало, чтобы мой, свеже облюбованный Дворец, обратился в Пизанскую башню. Или, чего доброго и вовсе, не вынес испытаний.
    И быстро вмуровал его фундамент, заплев всю толщину, от стены до стены.
    – Проект готов… М-м-м… Будем выпекать? – я бросил мысль по красивым головкам.
    – Безумие… – почти прошептала Елена, похоже, опять преисполнившись скепсисом.
    – Давай! – до крайности серьезный, кивок Алинилинель.
    – Ау-у-у… Ух!!! Давно хочу взглянуть, как здания горят! – восторженный глас и взгляд Волчицы.
    – Ага… Все разом вспыхнут… Как то, злополучное дерево-куст… – опять Елена влезла со своим.
    Вспотел… Мандраж, заразное дело. Проверил все, еще, и еще раз. Да вроде все предельно учтено… Естественно, предельно, это как для меня.
    Вытер лоб.
    Ну что ж… Пора все запитать.
    И отпустил незримой связью Нитью, кипучую энергию из Красного Костра. Нить засияла Красной… Белой! Дуговой сваркой… Ушедшей «ухнув» вниз, и продолжив туда истекать, все сиять.
    – Парит… – предупреждающе Алина.
    – Горит?! – Ирнер, со зловещим энтузиазмом.
    – Кипит! – поправила Елена, с вопросом зыркнув на меня.
    А я в свою очередь, понял что.
    Весь круг вскипел разом, и я имею ввиду ров! Огромная туча пара, взвилась, клубясь над красной, светящейся каемкой стены. Похоже, что метр ее уже знатно пропекся. И даже начал оплывать… Стекая в быстро сохнущий ров. Пожалуй, только пар ее и спасает, своими клубами охлаждая…
    – Млять!!!
    – Юр! Вытягивай энергию Огня… Назад!!! – воскликнула, прислушавшись к своим «источникам» Алина. – Иначе мы весь город потеряем. Утопим в расплаве! Твои тридцать метров, уже сорок! Добавилось в обе стороны по пять… И плавится еще! И если…
    Дослушивать я не стал, и так все понимая. Пора, закипающую магму остужать…
    И жутко подогреваемый опасением, рванул Поток Огня на себя. «Канат» начал жадно сосать… Вторично обратившись, в сверх-яркий столб сварки. Сияющий, гораздо ярче, обоих Солнц с небес.
    А я все тянул…
    Таща на себя, гораздо быстрее, чем вливал.
    Палящий столб огня, подернулся голубым… Возможно даже, ультрафиолетом.
    И резко угас…
    Оставив на всей площади хрусталика «зайцы». И в свете двух Солнц мы теперь, будто во тьме.
    Но любопытство… Нет, ждать не буду. И я начал пристально вглядываться вниз. К великой радости, зрение, быстро восстановилось. Вот, правда, быстро, только у меня.
    – Не вижу! Что там?! Город утонул?!! – с желанием последнего, уточнила Волчица.
    – Наверно… – голосом Алины.
    – Да-а-а!!!
    – Нет, нет, я не знаю! В моих глазах пятна, и все плывет… Сейчас их восстановлю… Но… – исправилась Алина. – Юр?!
    – Город устоял…
    – Ура!!! – возрадовалась искренне Елена.
    – Да, Муж наш молодец… – добавила с заметной гордостью Алинилинель.
    – Нет, я не то чтобы хотела… Разрушений. Но просто посмотреть! – смутилась вдруг Ирнер, при этом густо покраснев, и явно чувствуя это.
    С небес сорвалась Птичка, и описала нас быстрым, сияющим кругом:
    – КРА-А-А!
    И очень довольно защелкала клювом.
    Да, это успех!
    Хотя на первый взгляд, Помпеи… И город застрял, как раз в жерле вулкана.
    Стена коптила… Но здания не горят. Наверно перекрытия от жара камня воспламенились, и прочий нужный, и не так чтоб сильно мусор. Заныканное на века про запас барахло…
    А ров, точней, его водицы жалкие остатки, заволокло пористым, кружевным льдом.
    Не хило я тут оторвался…
    Но главное, что город в целом – стоял и не пылал. И жители не жарились, как куропатки.
    А то, что дымит повсеместно густым черным дымом стена, сущие пустяки. Мелочи… Восстановим! Главное, что переживем…
    Но это лишь полдела.
    И вспомнив, как строил, который уже Прокол в Райский Мир, прочувствовав его «вкус», быстро построил.
    При этом уже мой взгляд был «в никуда», как раньше у Алинилинель. И пространство разверзлось, уже мною «умелым». Естественно с громким треском, и клубящимся сонмом молний и искр.
    Но я всего этого… Будто не заметил. Ушедший, в дальний поиск, с головой. И генерацию Окна, по самые не хочу…
    А еще… Был занят тем, что размышлял…
    Как их все-таки обменять?! Это на модели все четко. Стены, не горят! И ров не кипит… И не до кружевной белизны, вода мерзнет во рву.
    Привязал к Миру! И все – класс!
    А в реальности, не класс. А капец какой-то.
    Потому что Мир не идеален. Как модель… Пусть и сто кратно продуманная.
    И его куча переменных, стремится и множится в бесконечность.
    А если при этом, взять двух… То шанс наступить на грабли, еще сильнее приумножается.
    Поэтому их нужно беспощадно резать и сокращать. И все что похоже на грабли, без жалости отбрасывать в сторону.
    А еще, я на поиск мест под города, Людей и Демонов отправил. А вот то, как обозначить для себя, им приглянувшиеся места… Хотя бы о маяке, каком подумал. Что бы было заметно, издалека. Эх! Все не учтешь…
    – Хозяин! А я знаю одно место. И Вам оно очень сильно понравилось… До урагана. И есть небольшая река…
    – Мега деревья! – сразу догадавшись, продолжил я.
    – Да, да!!!
    – А как быть с особо агрессивной живностью? С колючими корнями… Настырно пытающимися сожрать?
    – Хозяин, так это же за стеной! А сплавленный песок, в гранитный монолит, и такие корни не возьмут.
    – Скорей в стекло… – поправил я, тем не менее, призадумавшись.
    – Да пусть даже и стекло. А скорее, обсидиан… Вы учитывайте, что там может быть и глина.
    – Гм… Которая сплавилась в кирпич. Не особо-то, и прочная структура…
    – Вы немножко упускаете… монолитный! При подобном прожиге – фарфор. А фарфор для корней, ничем не хуже гранита!
    – Могли быть подземные реки, ручьи… – предположил я, выискивая изъян. И вдруг его нашел.
    – Но это все неважно… – и я словно Чеширский Кот, растянул мысленную улыбку.
    – Какие ручьи и реки? Вы же видели все «сокрытое», а я вместе с Вами… И не хуже Вас! Никаких ручьев, кроме катакомб. Которые были заглушены намертво. И вести их дальше, теперь вообще смысла нет! Везде стена…
    А я мысленно растянул улыбку еще шире, погрозив еще и мысленно пальцем:
    – Мурка, не юли! Зачем тебе, кусок опаснейшей земли, сдался?!
    – Хозяин… Повелитель, ну как Вы не понимаете! У нас там будет стена, ров, и главное – периметр защищен! Ничем не хуже, чем земли Фруктогрызов!!!
    – Ты никак Эльфов имеешь ввиду?! – ухмыльнулся я.
    – Конечно, Корнегрызов, кого же еще? – ответила Мурка, плутовато.
    – Ну… И-и-и? – лукаво, в свою очередь уточнил я, не дав себя увести, поймав на простую шутку, и четко понимая, что чего-то она, явно недоговаривает.
    И Мантикора, похоже, это четко поняла, и начала потихоньку колоться.
    – От врат Мистиреона будет дорога…
    – И ты ее, как и периметр, ну просто горишь желанием «охранять»? – продолжил я, так как давно уже догадался.
    – Вы удивительно проницательны! – чуть не вздохнула Мантикора. – В последнее время, мой уж слишком быстро, взрослеющий Повелитель… Разминка для меня… Вдруг слон, какой взбесится?! А я, тут как тут!!! Коготки размять… И для столицы, польза, и ее Верховному Властелину, не мерянный авторитет. Вдруг, какие гости?! А тут я, во множественном числе… И взбодрю, и подгоню! И акценты правильно расставлю. И проверить, всю тщетность бегства, и бесполезность лютого оружия, позволю!
    Размечтавшаяся Мурка, просто напевала:
    – Послы – к любым уступкам, маниакально готовы. Любые короли! Правда, нужно будет им время дать, ВСЕ очень тщательно простирнуть… Но это уже после Вашей с ними встречи!
    – Ох, Мурка, мягко стелешь! – улыбнулся вновь я, в душе откровенно хохоча.
    – Возможно, даже хватит им пообещать, остаться в Вашем городе на ПМЖ. Но лишь бы не пускаться в путь за стену… Гостинцем для предоброй меня!
    – Пушистой, мягкой и все такое… Послов не хватит на поддержание мягкости, – слегка умерил пыл я. Да и какие Послы, Мир там же полностью наш!
    А из других Миров? – тут же нашлась Мантикора.
    – Ну, не знаю…
    – Мур, мур-р-р?! – просительно и крайне несчастно.
    – Ладно, будет тебе свой клочок Ада в Рае.
    – МУР-Р-Р!!!
    Вот только деревце пересажу… Если смогу.
    И я придвинул Окно, переместившись по небу, к загадочному, и крайне хищному даже при взгляде со стороны, лесу.
    – А что ты собираешься делать? – опасливо уточнила Алинилинель, разглядывая гигантские «секвойи», местных трав переростков, тем не менее, с любопытством.
    – Да вот Мурка, очень просит, стольный град поставить именно здесь. Мотивирует – свежий воздух, определенным образом измененная, природа… С защитными, если правильно посмотреть, свойствами. Масса скрытых и не явных перспектив… Которые в ее присутствии, приобретут исключительно положительные свойства. Для нее, для нас, и для общей политики в частности.
    – И-и-и?… – не совсем поняла навострившая ушки Волчица.
    – И что мы котенку откажем?
    – М-м-м… Защитный Лес, как в Серебряном Лесу,  – протянула Алина, уже взвешивая оценивающе. – Правда проблем может быть больше, чем положительных моментов. Простые люди могут пропадать… Еще на подступах… К подступам.
    – Что-то в описании Алины, мне понравилось. Словно соблазнительное логово, в самом центре Волчьего Леса, из особо защищенных!… – в глазах восторг, игривость и волнительная мечта.
    – Построим Телепорт, как у тебя дома! – и взгляд на Алинилинель.
    – Прекрасная идея… – отозвалась тут же Алинилинель. – Но через Хищный Лес, дорога тоже нужна. Повторюсь – ХИЩНЫЙ…
    – А это в перспективе! Охрана и защита, тоже на ней, – вклинился я, пытаясь набить, исчезающе малой привлекательности, в мрачный лес.
    – Боюсь, будет много жертв… Инфаркта, а также инсульта. А также, через одного – заик… – задумчиво подрезала Елена.
    Но тут же, что-то вспомнив, почти в один миг, преобразила свой вид. Вернула на лицо улыбку, как будто слишком поспешно натянутую маску. Чрезмерно веселую, и до самой крайности – доброжелательную. Обаятельную… И щедрую!
    И продолжила, вовсе по-иному щебетать:
    – А в прочем, это тоже хорошо! Заики, то заикаются, то исправляются… Испуг ведь лечит сразу в обе стороны. Сердечнососудистая, укрепляется, особенно значительно, у тех, кто пережил! Да и постоянная стимуляция… Прекрасно сжигает жиры и сахар. Изничтожает многослойный, плотный, застоялый многолетний холестерин… Поэтому впоследствии, инфаркты, как и инсульты, будут полностью исключены!
    Здоровье всей взбодренной нации, в беспрецедентном подъеме! А гости…
    Чем меньше их, тем воздух чище. Да и тех, кто нам нужен, мы и сами проведем… А те, кто незваными к нам шел, так книг учета не ведем, там мало ли кто и почему не дошел? Возможно, забыл куда шел, а может и лишний круг кинул. А может лошади понесли… Или их кто понес. Совершенно без нашего участия… Или еще кто, с не совсем благостными намерениями! К нам решил заявиться… А наша Мурка, тут как тут! И спасет, и надорвавшуюся лошадь втихаря доест… И без лишнего шума, к самым стенам пригонит! – так слегка сумбурно, но в целом положительно высказавшись, Елена заискивающе улыбнулась, и стряхнула капельки пота со лба.
    – Мур-р-р-р-р-р!!! – отметила значительные перемены к лучшему Мантикора.
    Похоже, дифирамбы, пришлись моей Мурке по вкусу. И очень в тему «к столу».
    – А я, вот право и не знаю,  – Ирнер неожиданно изменила мнение, с подозрением уставившись в гущу леса. – Конечно лес густой, и защищен… Но вот ЭТО не слишком?!
    И указала на жирными змеями гнущиеся корни, в огромных, как будто в двуручных мечах, кольях-шипах. Из леса неожиданно вырвался один, и быстро рванул-дернулся к нам. Но нас ему не достать… Не слишком велик, не выше обычной шестнадцатиэтажки.
    – Пф-ф… Пустяки! – вмешалась Елена, максимально пренебрежительно посмотрев вниз. – Подумаешь, корешки… Терновник разросся!
    – Ну, если это пустяки… И лес  просто тернистый…
    – Именно так! – закивала Елена.
    – Со своими Волчатами, гулять я здесь бы не стала…
    – Значит, решено! – перебила Ирнер, Елена, теперь искренне заулыбавшись. И отвлекая, ткнула пальчиком в сторону едва видимой реки.
    – Вот река, а значит, могут быть раки!
    – …размером с дом… – слегка преувеличила уязвленная Волчица.
    – Пресная вода, – будто не заметив, продолжила подчеркивать прелести Елинилинель. – И множество, самовосполнимых и самоприносимых дров. Красота! Конечно, там подрезать, здесь…
    – У-а-А-а-у-у-у! – протянула Ирнер, после того, как с подозрением принюхалась.
    – ГРАХР!!! Р-Р-Б-Р… АХР! – донеслось очень злобное снизу, и гораздо по тембру ниже.
    – … подвыбить, – сориентировалась Елена. – И пусть лучше этим занимаются враги…
    Здесь насторожившаяся Волчица, невольно кивнула.
    – Никогда не бывает без огрех!… Но место живописное, и с весьма особенным колоритом! – Елена упоенно, продолжила подчеркивать все прелести, понравившегося Мантикоре участка.
    А вот Волчица смотрела вниз с явным сомнением. А также после звуков, с опасением.
    Конечно, я ее понимал, но с моей точки зрения, общий вес имеющихся плюсов, перевешивал минус, с хорошим запасом.
    А вот Елена слишком увлеклась… С добавлением позитива:
    – И потом, если вдруг Волчат кто и слопает, всегда можно пузо вскрыть, и затем их Воскресить!
    – НЕТ!!! – и затравленный взгляд Волчицы на меня. – Я не знаю… Но, я этого не хочу! И не очень тут хочу…
    – Да брось, – улыбнулся как можно искренней Ирнер я, – Елена все сгустила, и преобразила. Конечно, есть и факты… Но мы же не в лесу собираемся жить?! Ров, стена, площадя, парки, город. И многотысячная прослойка, из его жителей, меж нами и этим всем. Плюс Мантикора, как наш лепший друг и гарант. И потом, столица, вы Принцессы – не пропадем!
    Подбодрил я Волчицу как мог. Но… Невольно и сам призадумавшись.
    А та, растерялась:
    – Я… Не за себя переживаю, – бросила она, и несколько поникнув, замолчала.
    И я, все сразу понял – все девушки храбры… Но лишь только речь зайдет о детях, вылазят самые запущенные опасения.
    – Короче… Большинством голосов, – и рев «взлетающей» Мантикоры, обо всем пронюхавшей, сразу из моей головы «Мр-р-р-р!!!», – мое решение ПРИНЯТО.
    – Хи, хи! – злорадно прыснула Елинилинель.
    Косой, не добрый волчий взгляд… Естественно на нее. С искринками, ну как бы насолить:
    – Говорят, хохотушки залетают быстрее…
    – Что ты имеешь ввиду? – насторожилась сразу же Елена.
    – А то, что ты гулять в этот «скверик» первой и пойдешь…
    Теперь заулыбалась Алинилинель.
    – А ты уже «перегуляла»! – окрысилась Елинилинель. – Забыла?! Кто-то ночью выл и весело скакал…
    – А хохотушки, с первого раза! – злорадно подмигнула Волчица. – Особенно дурнушки…
    – По себе не суди! – и Елена, вздернув носик, также гордо вздернула грудь. – И я тебя красивей… Так что!…
    – А внешность весьма обманчива! – язвительно заулыбалась Ирнер. – И я имела ввиду не внешнюю красоту, а внутреннее состояние. Ума… Которое у тебя в абсолютной гармонии с внешностью, и в квадрате ей обратно пропорционально…
    – Ты-ы-ы!… – надула щечки Елена, от нахлынувшей волны возмущения. – А у тебя… Шерсть лезет! Блохи… Воешь не в тему… И изо рта псиной… Как будто издохла, смердит!!!
    – Р-Р-Р-Р-Р…
    – Девочки! Красавицы мои… – вмешался я, и напоролся сразу на три, очень внимательных, чутко изучающих меня взгляда. Да… С этим «красавицы», я сейчас, похоже, погорячился. Поскольку в их глазах, в процессе перепалки, оно приобрело совсем другой смысл. Наверно, если бы я сказал «дурочки», терзаний, подозрений, и обид, было бы куда меньше. Наверно бы даже обстановку разрядил.
    И я продолжил, как ни в чем не бывало, правда, предварительно прочистив горло, отвлекая всех:
    – Кхе… Кхе!… И так… Деревья… Смотрите на деревья! Деревья тут под стать, нашей Шпилю-башне! – и облегченно указал на гигантских, зеленых колоссов, будто подпирающих синее небо. – Все будет смотреться мега-титанически!
    Вот здесь, солидарные кивки, причем всех.
    – А значит… Готовим место и соответствующий «блинчик».
    – Ага, мега-корж! Хи-хи-хи! – Елена нашла в себе силы на веселье.
    А я выбирать, как бы поменьше сжечь леса, выпекая, сей бублик.
    Деревья – Титаны, корчевать было откровенно жалко. Хотя и мешало одно. То, самое первое и главное. Поэтому плиту для запекания, на смену все еще воображаемого города, я выбирал, воткнув его, практически меж них. А что? Центр леса, и так, чтобы река была совсем рядом. И будущий глубокий ров, легко заполнится водой.
    Поправил… Чуть. Все! Вот теперь привязка.
    И спеленав весь облюбованный корж, в свои густые Огненные сети, на всякий случай, хорошенько пропек. Точнее начал…
    – Ахр!!!
    – Хра! Бубр!!!
    – А-А-А-А-А-А-А-А-А-А…!!!!!…
    – Мря-а-а!!! Вр-Р-Р-Р-ро-у!
    – Бу-у-у-э-Э-Э-Э!!! Эк! Эк! Эк! Кхе….
    И чуть ли не трубный «КАРАУЛ!». Из леса кучно ломанулись звери. Не мелкие… Пожалуй, что для них просто мыши, все наши крупные слоны.
    Я тут же приспустил жар… На первом опыте обжегшись, я так уж сильно Нить не отпускал. Держа теперь руку на пульсе, и все под жестоким контролем.
    Поток зверей иссяк…
    Волчица же еще более помрачнела. Ну да, тут не обещанные газели… Таких не погонять. Скорее, наоборот.
    А я… Ко мне пришла идея. И быстро ее… Взгромоздив, в модель, еще маячащую перед глазами, я быстро у зрительниц вопросил:
    – И как, вам вот ЭТО?!
    И мысленно ее для всех развернул.
    – Ух-ты!!!…
    – Ничего! Себ… Ну ты!!!
    Пропели, прокричали восхищенные дамы.
    И было от чего…
    – КРА-А-А!!!  – похоже, моя мысль, даже Птичке понравилась, проняв до глубины глубин… Поскольку мимо что-то подтверждающе пронеслось. А что? И птичкам нужно… И радует что «оно» ляпнулось не на нас.
    Поскольку я решил, на этом месте не «углубить» и «поставить», а тупо водрузить свой город наверх.
    И выбросить отсюда лишь кольцо, вокруг града, выверив по массе… Под ров. В котором смогут порезвиться, касатки и киты… Правда, не более двух в ряд. Ну, может трех… Если потесниться.
    Пожалуй, и его каемки стоит хорошо пропечь. Дабы не обвалилось.
    Теперь, действительно, мега – проект!
    И быстро его, выделив и спаяв, оставил меж кольцом и пропеченной плоскостью «фундамента», в запас еще несколько метров.
    Всего-то для того, чтобы по мягкому грунту легко расслоилось. Потом пропек, каемку и дно рва, надежно припаяв его к общему основанию.
    Кольцо уйдет, а вот фундамент будет ждать. Когда наступит миг…
    Последний штрих!
    И я стал лепить, сложную привязку.
    Взглянул на свой город, и всю его плоскость захватил. Натянута струна, незримая и сверхтяжелая… И натянув ее через Прокол, я потянулся вниз. Вцепившись, до крайности надежно врастил в фундамент.
    А далее… Погрешив, что что-то все же может пойти не так, на откуп взыгравшей, здесь к месту проснувшись паранойе, врастил, приковав его концы, глубоко в литосферную плиту планеты.
    Канат тут же, перетянутой струной загудел… Ну, значит, больше будет шансов.
    Так-с. Есть, одни якоря…
    И так же зацепил кольцо, прирастив его к новому якорю, по всей своей площади. И протянув его «струну», водрузил, закрепляя подальше в поля за  спасаемый город.
    Не стоит их пересекать, вдруг, бахнут со звоном друг о друга. А мы, позвольте заметить, на них, всего лишь муравьи.
    И также глубоко закрепил.
    – Ну как? – уточнил я у всех, притихших и не дышавших.
    – Да, это все…
    – Кра-к!… – весьма смущенно и будто подавившись пчелой.
    – …Ну, просто убойно! – откликнулась Елена, будто осоловев.
    – Ты… Невесть кто!… – Ирнер, с заметным обожанием содрогнулась. – Надеюсь я от тебя зал… Не сойду с ума!!!
    Прищуренный косяк от Елинилинель.
    – Залезу повыше, и буду жить в Шпиле! – заметив ее взгляд, «продолжила» Ирнер.
    – Угу… – закивала Елена, с явным сомнением на лице. И более тихо, – …залетишь, и будешь там выть…
    – …р-р-р…
    – Ты просто молодец! – с безмерной гордостью одобрила Алина, не обращая внимания на склоки остальных. – Такое… Даже Дедуш… Дед мой, не смог…
    Я тоже, постарался не обращать, поскольку одна другую втихаря ущипнула, а вторая пнула. Но все «тихо, мирно» и согласно этикета… То бишь, без малейших шумов, и с мечтательной улыбкой на лице.
    И продолжил шутки шутить.
    – Ну, Старичок – Эльфовичок, что с него взять? А у меня все учителя молодые… – и я намекающе подмигнул. – Хотя и он преподнес… Кое-что…
    И помрачнел. Но тут же вытолкнул засевший снаряд, и законопатил дыру, вновь натянув на свое лицо предовольную улыбку.
    И не стал развивать тему дальше. Зачем?
    – Все молодцы!!! – не стал я напяливать «корону». Поскольку, это было бы не так уж верно, не справедливо, да и… Начал бы я всю эту канитель, без их моральной поддержки? Возможно да… Но явственней всего – нет. Поскольку без «цветов», мужчине ничего не нужно. Тем более, подобные «плотины» городить.
    Сидеть и пить, под разноцветными небесами… Как Многоликий. Без них, наверняка, я также бы и себя вел.
    – Теперь давайте и модель поюзаем, на всякий случай…
    Чисто лузерные кивки.
    А модель завертелась.
    Вот смерч Архета поглощает Мир… И хищно лижет стены Мистиреона. Снимает землю, грунт… РЫВОК! И город в Райском Мире.
    Встал на проплавленный фундамент, и взмыл, вздымаясь в небеса, до крайности себя преобразив.
    Поскольку теперь в высоту, все стены его были метров до двухсот… Ну, малость загнул, и быстро все к носу прикинул. Пожалуй, тридцатиметровая стена… Плюс сплавленное мною основание. Еще с огрехами сто двадцать. И вместе, разом все сто пятьдесят. Гигантский колос рва, пока пустого. Добавил визуально высоты. Реально же сто пятьдесят, да поделить на три… Как пятидесятиэтажка.
    Не слабо.
    А еще Шпиль… Вздымающийся гордо в небеса… Буквально врываясь!
    И колоссы травинки-секвойи, смотрятся скромно. А вот реальные деревья, классно вписываются в антураж. Подчеркивая Мегалитичность и Титаничность. Поскольку вокруг, на тысячи верст нет таких. А если учесть, что и во всем Мире! И окружающих Мирах… Невольно по шкуре начинали толпами толктись мурашки. От зрелища фанатея, и исторгая лесть.
    Фэнтезийный город – Мегалит!!!
    И сплошная уникальность…
    И подобных в фильмах я не видел. Разве что в горах… Да и то, совсем не то впечатление. Там было мрачности и упадничества. А здесь, буйства нрава, и возвышенности! Силы, и звенящей энергии… Того, кто здесь Властелин.
    И еще пуще, на фоне травки-деревьев. Колючих, странных и живых.
    Прямо цитадель Темного Мага. Вся опасная и недобрая. Призванная демонстрировать первобытную силу, на фоне буйной красоты…
    Ну а если Светлого… То и не ясно какого. Но уж явно не того, кто привык, вторую щеку подставлять.
    Еще бы по каемке бывшего рва, крупнозубчатую стену приделать! Но все это потом.
    А так, полный шик!
    И это лишь субъективное впечатление, от созерцания модели… А что будет, когда реальный город на место встанет!!!
    Но девочки, не дали додумать, начав вертеть и понимать все по-своему. Впрочем, не скажу, что, то, как они оценили, не пришлось мне по нраву…
    – Шикарный пик!!!
    – И ров…
    – Прям, Клык Бога!…
    – Скорее, его гнев.
    – А тебе, подобный городок подходит… Раскрывает харизму, тому, кто тебя еще не… понял.
    – Не знает…
    – Или еще будет знать!
    – А вот я вижу проблему… – прищурилась Елена, продолжив придирчиво изучать.
    – Какую? – насторожился тут же и я. – Заметила конструктивный дефект?!
    – Нет. Не в этом, но очень около того… Ворота!!! Ты прикинь, на какой они высоте! С твоей стены, откидной мост, падает прямиком в небо! Хи-хи-хи… А не все летают! Разве что в последний раз, все… Ха-ха-ха! А-а-а… – вдруг представив что-то, прыснула Елена, и даже в конце попыталась сползти, правда, не было куда.
    – Так и вижу, как мост, роняет повозки вниз… Вместе с ржущими от дикого восторга, лошадями.
    – Ха-ха-ха! Да, и я тоже представила! – заулыбалась искренне Волчица.
    – Если не организовать плавный спуск, то это действительно встанет проблемой… – добавила, задумавшись, Алина. – Нужно из камня городить. Или магически, как-то… Так, чтобы летели над лесом.
    – Ха! Ха! Ха! А-а-ах… – вдруг залилась, почти истерично Елена. – Да они весь лес… «Закотяшат»! Хи-хи-хи… В смысле от страха, чрезмерно «яблоками» удобрят. Да и возницы… – и Елена, представив, густо покраснела. – Уйдут, недалеко…
    А вот моя мысль, после указки, понеслась дальше.
    – А вот это идея! – и я представил лестницу из ветра, причем… Сразу в две противоположные стороны. Как огромный прозрачный эскалатор. Выходящий, куда-то за лес… Грандиозный, и поражающий воображение. Но в моем случае, абсолютно реальный. Нужен будет еще и приемный пункт…
    А еще, и в стороны, плавные спуски. И такие же спуски, для контроля к лесу. И желательно, сразу в обе стороны. Что б по ним, могли свободно подыматься и спускаться Мантикоры.
     Воображаемые мною, будто из воздушного хрусталя, радужные мосты, разостлались и заблистав, невесомыми лентами, разбежались далеко в стороны. Все предельно четко воспроизведя…
    – Ну, ты… Жжешь! – отозвалась Елена.
    – Кра-а-а! КРА-А-А! – подтвердила и Птичка.
    А Алина и Ирнер, восхищенно сморгнули в ответ.
    – И еще есть проблемка. Но ее, как и мост, решать будем потом… – прищурился я, разглядывая получившееся.
    – И… Какая? – уточнила Алинилинель, с неприкрытым восхищением изучая новый дом.
    – Чисто коммунальная. Отвод стоков, подвод чистой питьевой воды…
    – Решим!!!  – ответила Алина утвердительно. – Главное, чтобы получилось! На фоне того, что ты хочешь совершить, это сущие пустяки…
    – И я так думаю… – чуть улыбнулся я.
    И чуть, лишь от того, что нужно приниматься и за остальные. И дальше больше медлить нельзя… И так на раскачку, много времени потерял. Но судя по всему, совсем не зря. Приметный будет город! Действительно, величественно-грандиозный…
    Неожиданно пришла странная мысль…
    И я выловил взглядом кружащего Сильфа. Мысленно позвал… И так же скинул м-м-м… заказ-наряд. Дескать, после завершения!… Чтоб было! И желательно, чтобы еще грандиозней, чем придумал я.
    Кто?! Бог. Просто Бог… И Властелин Мира…
    В ответ кивок. Не так, чтоб слишком радостный… Но и не чрезмерно грустный. Скорее озадаченный. До глубины души…
    Не терпящий стоять на месте, Сильф унесся…
    – Ну, все, теперь возвращаемся в Мистиреон. Заставим, пусть расставят маяки…
    – И все слиняют нафик! – закивала Елена. – А то тебе потом, жаренных подымать…
    – Хотя… Лучше не подымать, – и Ирнер покосилась вверх мечтательно. – Я еще жареных Демонов не ела…
    – Тьфу, на тебя! – тут же скривилась Елинилинель. – А еще говорят – «Волки гордые животные». А как показала практика, шакалье – падальщики! Даже те, что из Королевской Семьи…
    – Р-Р-Р-Р-Р-Р-Р…
    – Санитары леса… От ежей, кротов, и червей…
    – Р-Р-Р-Р-Р!!! Клац!
    – …р-Р-Р-р!!!… Клац! Клац!
    – Клац…
    – Девочки! Ну, хватит!!! – вмешалась в грызню Алина.
    А Елена, перестав морщиниться, и отпустив прикус, яростно сверкнула желтыми глазами.
    – Подавай им зверя покрупней! Так в кусты… А-а-а… Ведь да!!! Там же ежи прячутся…

***

    Проблему маяков решили просто. В сторонке от места будущей застройки, стоял Маг Огня, Церутерий, и поддерживал в центре выбранного места, естественно, огонь. Не слишком большой, но хорошо видимый. И главное, не гаснущий вплоть до моего «прихода».
    И вот уже «Привязана» большая часть городов. Была вначале мысль, все те что не отбиты, хорошо «прожарить». Но… Пламя съест, не только живых. Оно обратит в пепел и сам город. И всех неживых, кого еще возможно поднять.
    Поэтому мы действовали, следуя, первично отработанной тактике. А именно сверху, дабы любой вид атаки, было время отбить.
    И к нам рвались Пчелы, тяжелыми клубами, пытались подняться и сожрать Жуки… Но все было тщетно.  Того чего хотели, мы все-таки добивались.
    И главное – всем тем, кто наблюдал, понять – что и зачем мы творим, было не дано…
    Слепящий огненный росчерк… И я в их глазах терплю явное фиаско. Никто от вспышки насмерть не ослеп. Да и вообще, ненадолго…
    Что снизу вызывало яростный рык, и безумное торжество! А также попытки нас с небес снять… Иногда, даже швыряя булыжники.
    И вот последний город… Заметив нас, рванули вверх странные птицы. Точнее сонма Гарпий, злобно шипя и галдя.
    Но я, все давно отработал. Привязка и уход в Райский Мир… Прикрыть Прокол, «Воздушными Конями», слепив из них непроницаемый щит. И взгляд, согласно мысленной карты, на точку у излучины реки. Последнюю, сияющую красным точку. Сияющую жирно, поскольку на земле уже ночь, и лишь для нас закат.
    Прожег, Привязка, и последний взгляд.
    На берегу постройки – палатки, тенты, и нечто напоминающее вершину детской мечты – халабуды, и прочие не постоянные и весьма временные дома. Мерцающие возле них огоньки… Костры и дымки от них, прохаживающиеся люди. Теперь мой народ… И в принципе бомжи.
    Но здесь тепло. Да и без жилья, они остались не навсегда.
    Припасы есть, а в море, жирная рыба. За пару дней, уж точно не пропадут.
    И успокоившись, я Окно в небесах запечатал. Разверзнув другое, решив вернуться  в Стольный Град, назад.
    Усталость убивала… Но я, почти все что хотел, завершил. И это согревало душу…
    Еще, оставались поля, и я об их переносе, грезил. Не вслух, а где-то в глубине души… Но как их запечь? Не угробив земли… Да и общий размер площадей! Это не города…
    Костер Красного Огня, зачах наполовину… Растраты Магических Сил оказались, очень крупными, даже для него. Но я и на это не рассчитывал, честно говоря. Так что даже рад, что осталась целая половина! Вот только половина от него, а не от меня. Я был выжат как лимон… Прошедший вакуумную сушку.
    Так что, все, домой. В наш Шпиль, и точка… На завтра, выбить тех пушистых стервоз. Повыдергать из них летные перья… И пусть себе, те, что выживут, гребутся, шипя, словно куры в дерьме.
    Повыбить прочую, не слишком простую живность. С остатка, нами сданных городов… Проблема вампиры, да и все прочие проблема. Еще не ясно как, но избавиться и от них.
    Поднять, всех тех, кто погиб, и далее ждать Титанов. Сминающих Мистиреон. Не дать… Возглавить Смертный Бой, и… Лицезреть Закат.
    И мысли о погибающем Мире, вновь породили сожаления и напрягающий дискомфорт…
    Ах, как бы я хотел, чтоб этот Мир все-таки жил.

***

    – Проверить удалось не все, но даже этот мизер, наводит на стойкие размышления… – докладывала Агриэт, а я сдирал перья с кур. Конечно не с живых, с зажаренных фазанов в декорации, но стойкое желание подергать также Гарпий, заставляло меня снова и снова. Единственное, что ломало притягательную иллюзию, размер, и осуждающий взгляд Птички со стороны. Сложившей трагически перья, и будто похудевшей. И в большей части, себя ведущей, как сильно разгневанный, волнистый попугай. Такая же беготня, из стороны в сторону по жердочке. Предельно мелкий, сложенный в три погибели хвост. И шкря-бурчание, каждый раз, когда я о ней «не совсем так» подумаю.
    – Шкря!!!… !?! Щелк! Щелк! КРА-ак…
    Вот, вот…
    – Все «Темные пятна» находятся в покоях. Но странность в том, что есть они и в Святых местах. В Центральных Храмах мелких городов, по восемь. В Сатерклионе и Мистиреоне, по двадцать пять! Существенно больше, чем было выявлено во Дворце. Что наводит на определенные мысли… Возможен агент, и не один. Причем, крайне мастерски законспирированный. Хотя, и возможно, что «Темные пятна», сами по себе – агент. Читающий мысли. Всех тех, кто привык, и не подозревает, и просто не задумываясь, шагают по ним…
    Я кивнул, с нею соглашаясь, и оторвал от обнаженного фазана ножку, вызвав панику и беготню у Птицы Жар.
    Что удивительно, всех остальных она почти не замечала. Вот взять, к примеру, хоть ту же Ирнер. Трепает фазана, будто тот сейчас вырвется… И судя по трепыханию крыльев, сам и улетит.
    Ан нет… Осуждение, и полный горя взгляд, исключительно на меня.
    Не понять… Теперь мне что? Зерном питаться, росой? Или как она, гонимым Ветром, изничтожать Пчел, и этим и насыщаться?!
    – КРА-А-А-А!!!!!… – похоже, Птичка, последнюю мысль, до безумия одобряла.
    – Сейчас мы начали работу средь Святых Отцов… – продолжила Агриэт, на Птичку даже не покосившись. – Прощупываем челядь, и всех близких им дам. К сожалению их много. Но к завтра результат какой-то будет. Очень многие из них имеют брак и детей. И побоявшись огласки, и как следствие – гнева мужа, легко вольются в ряды наших агентов, навсегда…
    Сорвав с кости мясо, я зло бросил ее на стол. Во-первых, Птичка достала, а во-вторых…
    – Измена, я смотрю, чуть ли обязательна…
    Агриэт лишь пожала плечами. И с легкой, печальной улыбкой изрекла:
    – А что вы хотели, душеспасительные беседы. И ПОЛНОСТЬЮ ЕСТЕСТВЕННЫЙ ПРОЦЕСС… Наедине.
    Я, помрачнев, забил на Птичку, косой быстрый взгляд, на притихших Жен… Кружащее над крупноглазой Ирнер, серое перо…
    – Я? Что… Я не такая!!!
    – Ага… До трамвая… – и бросив, буравить взглядом неповинных ни в чем, своих Жен, пожалуй, на зло своей Птичке, отправил целиком в свой рот, остаток Фазана.
    Не ясно, демонстрируя что, но очень громко захрустев костями.
    И вдруг я четко осознал.
    Да, стоило лишь слегка, покопаться мне в грязном белье, вот и ревность…
    Недоброе настроение тут же слетело, сменившись на флегму, и… Желание умереть. М-да!…
    Вспышка Телепорта…
    – Король, вы должны это видеть! – явившийся сквозь Прокол Громий, чуть ли не дрожал.
    – Увидеть, что?! – усталость раздражала. А мысль что придется, еще и куда-то идти…
    – К нам движется… Гора!!! Огромное, красно-черное существо… Химера! Вся в костистых наростах… Ростом с городскую стену! Хотя, возможно и выше… Да, точно выше! Это он СЕЙЧАС такой… Издалека!…
    – Мегатавр… – почти буднично принял я.
    – Мега-кто?!
    – Мегакрот… Титан, Демон Исхода…
    Мои дамы округлили глазки, моментально утратив аппетит.
    – Мегакрот?!! Нет, по земле идет… А что, есть и такие?!… – с ужасом представил он.
    Я пожал плечами.
    – А, Титан…?! Да, Титан!!! По-другому не назовешь… И этот, страшный, с треугольным зрачком глаз! Смотрит так, как будто все вокруг пожирает… И пожрет!!!…
    – Демон Исхода… – резюмировал я, подхватив свой кубок и вставая. Залпом опустошил. Про себя вздохнул.
    – Агриэт, можешь идти… – с сочувствием поклон и разворот.
    – А ты – веди…
    Вот и шанс умереть… Представился!
    На лицо, явилась тут же улыбка.
    Ну, прямо место сбычи всех мечт…
    Правда, я Демонов Исхода «в гости», ждал днем. И не сегодня, а завтра… Все идет кувырком. Но зато сторицей…
    Все тут же повскакивали вслед за мной, не заботясь о манерах и приличии.
    Во Дворце – тишина, и как повымерло… Мой приказ был исполнен на все сто.
    Пару слуг, приготовивший яства повар, да мелькнула, улыбкой знакомая служанка. Вот и все… Подтянувшая грудь, почти под самый кадык. Никак в целях беспроигрышной рекламы, в виду отсутствия всех остальных.
    Даже Шут, куда-то запропастился. И навряд ли сам ушел… Скорее, кто-то утащил. Ну и хорошо…
    Возможно, предки позаботились о мальчонке. А может… Пофиг что.
    И бросив кубок, я направился к месту переноса. Прокол уже горел… И доносил, громоподобные звуки.
    Знакомые по Миру, Огненных Камней…
    Встрепенулась, заслышав их Птичка… И с воинственным кличем, унеслась в Прокол.
    Похоже, что кто-то рычал… Или взлетал, турбореактивный самолет… Клинящий мотором, а может с якорем во взлетной полосе, и потому так надрывно. Но, так как самолетов тут нет, то вариантов также не густо присутствует.
    И вот, мы обсиживаем стену… Гора идет, и землю в шаг с нею, потряхивает… Заставляя взлетать и дребезжать на стене, выкрошившиеся мелкие камешки.
    А Птичка над нею все вьется. Похоже, что, не решаясь, попросту, гору атаковать.
    Понять ее можно, я вот тоже не слабо так, призадумался. Вспоминая прошлый бой, и то, как со вкусом я летал, соприкоснувшись с его дланью. И как рубил башкой деревья… И это при двух Же. А что он сможет здесь?
    Рефлексы, вспомнить страшно. А то, как взметал, целые горы в небеса! Пытаясь меня сбить, срывая почву целыми пластами…
    Стена для него, не стена… А жалкий соломенный плетень, с трудом защищающий цыплят от лис и кошек. Ну, может еще барсуков. Но к нам идет медведь… Гризли. Мутант… И для него плетень!… Ну, в общем, вертел он его… Высоко в небе.
    И я сразу вспомнил, как рушилась стена… Улетая сразу сотней метров. Как будто из картона… Да какой картон. Печенья! Хрупкого… Песочного. И невесомого…
    Под шкурой прошолся озноб… Вернулся, и вновь прошолся.
    И самый страшный Демон, прет сейчас к нам.
    Жар Птичка, же на его гребень присела… И улетела. А Демон Исхода, даже не прореагировал на нее. Пожалуй, ею не отвлечь… Хотя может быть, есть у нее, вполне птичий план. Любителей подобных надстроек, на памятниках… Коварный во всех смыслах. Не глаз, бронестекло проклевать, а тупо его за… Существенно ухудшить все свойства прозрачности.
    Но как бы она не старалась, над качеством процесса ей еще работать и работать. Поскольку для начала, ну ОЧЕНЬ нужно подрасти… А то, ну ни как. Хотя старания, весьма патриотичны…
    И я выхватил меч, бескомпромиссно утверждая:
    – Вы все, останетесь здесь!
    – Но!… – сделала попытку возмутиться Алина.
    А я, все же вслух вздохнул:
    – Я раньше, с таким бегал… За-ради камей… А вы, нет. И лучше не пытаться… – на них бросил быстрый взгляд. – У вас, просто нет шансов. И даже у меня – мизер… Сейчас как следует ускориться я не смогу. Так что…
    – Пат?! – вклинилась знакомым словом Елена.
    – Надеюсь, что да… Без мата.
    Но мы счас, как жахнем!!!
    – Стоять и молчать. Прикрываете, только если вдруг кабздец полный… И, слишком близко! И то, только чтобы отвлечь… Но не привлечь!!! – и я сузил глаза, пытаясь внушить, чтобы было всем понятно.
    – Но мы же можем… – насупилась Елена.
    – Против него, вы не можете, НИЧЕГО.
    И забив на «понимание», я ринулся вперед. Уже полностью интуитивно подмяв под себя Воздух… И вес свой потеряв, как будто это, так… Сущая мелочь, для ясельных детей.
    Внимательный треугольник зрачок, меня тут же поймал, и он настороженно остановился. А я сделав два обманных нырка, явно чудом прорвавшись, бросился за спину. Упал меж «глыб камней» гребня, усыпавших ее, и восходящих, от таза по спине, и по шее на самый верх, и побежал… Вогнав свой меч как можно глубже в бронированную спину, практически всплошь кость, слегка маневрируя средь роговых защитных пластин, и ожидая подспудно от него подляны. Шлепка… Как в прошлый раз… Или ряда. Обращающих меня, в почти незаметное, мокрое пятно.
    Безумный рев!… Искры-кровь… И расстилающийся дым, от истаивающих оных. А я еще бегу, ни разу не увечный. Даже странно… С его стремительной реакцией, а я… Даже позабыл, разогнать время, в пределах отпущенных трех раз.
    Дикий рев…
    М-да! Это тебе не когти! Меч штучка, поострей… Тем более, такой.
    Но… Все же засело удивление, с чего вдруг он не стал меня сбивать? Да и сейчас, когда я его полосую? С его-то реакцией, был реальный шанс… И есть. Зрачок треугольник, ведь так и лился ртутью!… Отслеживая каждый миг… Каждый «шаг».
    Коль будет так стоять, бесспорно освежую. Пройду через живот, и выверну все потроха… И будет на счету Мегатавр!!!
    – Ха!!!
    А со спины, уже река Огня. Несущаяся вниз, Огненным водопадом. Безумная идея пиромана, поджегшего гигантскую термитную шашку, с запалом из магния с марганцем, развернутую сразу на все девять этажей… Спины!
    Мой меч, не то что когти, на внутренних, особо плотных защитных участках, не скачет. Лишь натужно скрипит, но идет… Шик!
    – УА-А-А-А-АГР-Р-Р!!! – возопил гигантский монстр, и дернулся всем телом, пытаясь меня стрясти.
    Плаксивый птичий крик… Сейчас, больше похожий на орлиный.
    И странно… Рядом Птичка! Вцепляется в меня, и тащит, отрывая вверх! Потом, вперед… На линию атаки!…
    – С УМА СОШЛА?!!!
    – Кра! Кра-а-а!!! – и глазом тычет вниз. Как будто я сошел, и сам творю безумство…
    – КРА! КРА-А-А!!!
    И я бросил взгляд вниз.
    Титан стоит… Внимательно нас изучая. Я с Птицей Жар, на расстоянии его руки… Меня бросает в жар… Твою ж!!!
    А он стоит. И просто смотрит… Искря кровавой лавиной, истекающей из вспоротой мною спины.
    Занятно, город, вот уже вблизи… Соблазнительная стена… И я, подготовлен, стараниями Жар Птички, лишь только размазать! Похоже, что-то здесь не то…
    Стена пестрит в шесть желтых глаз. В истерике заметавшихся… Срывается в землю Зелень… Срывается Огонь, похоже, что Елене, я также не указ. Хотя… С их точки зрения, я сейчас, наверное, как раз и есть – в полной ж… опе.
    – Кра-а-а!!!
    А Сила моих Жен, за счет Камней, заметно подросла… Мгновенная реакция, двоих особо ретивых…
    И вот уже Огонь уже здесь, и мощной волной окатывает Демона. Буравят спешно землю корни, сплетаясь в толстые канаты, и оплетают его ноги до самых колен. Пытаются стянуться, укрепиться, а крайне знакомые иглы с работавшим безотказно на крысах нейротоксином, скребут по костистой защите на них. Не в силах проколоть, а может порождению безумства стихий, и невозможного Мира, ну просто так, начхать. До крайности фиолетово. Тем более, на Огонь. Ведь ОН, В ОГНЕ ЖИВЕТ! Лишь только меч шкурку взял… Хотя помнится, в прошлый раз, мой меч, наглухо застрял. Явно что-то изменилось. Или Мегакрот, не тот?!! Выбился из сил?! Или местный Мир, далек от совершенства?
    Да нет. По всем параметрам ОН. По крайней мере, такой же… Костистый гребень, без ушей… И этот ртутью переливающийся глаз, с буквально вгоняющим в транс, гигантским зрачком треугольником. Да и дымящая Силой Кровь… Правда, не настолько сильно, как в том, его родном Мире.
    Помнится, там она была, Красная, нет… Почти белая! Выжигающая Силой Огненной Стихии глаза… Словно магний горящий беспрерывно…
    Ну а здесь, от силы, бенгальский огонь. Если не по объемам брать, а по цвету и яркости…
    А Демон Исхода все стоит… И ждет… Все это, как будто не замечая. Лишь смотрит на меня, и продолжает ждать.
    Чего?!
    Срывается новый шквал Огня… Едва не окативший меня. Точнее окативший, но у меня иммунитет к Огню такой же, как у него…
    Ох, Елена!
    И тут я понимаю… Поскольку, уже достаточно давно, одна из струн, внутри меня звенит. Струна, от Черного Костра. Натянутая Нить Воскрешения… Протянутая прямо вперед… Беготня, Фиолетовых Искр. Туда-сюда… Туда-сюда, но в основном ТУДА.
    Не понял… Я его что, ВОСКРЕСИЛ?!!! Получается… Твою ж мать!
    – ОГОНЬ ПРЕКРАТИТЬ! ОН НАШ… ДРУГ!!! – бросаю тут же, мысленно я. И лично для себя, добавляю «наверное».
    А страшный Демон все стоит и ждет. Трехгранным зрачком сковывая-изучая…
    – Чего ты хотел?! – бросаю к нему мысль, не слишком рассчитывая на ответ.
    На первый взгляд, животное, причем тупое. Реакция конечно… Офигеть! Но, изысков ума, я в нем не видел. Не ожидал…
    И тут захлестнул ливень образов! Как бури шкал, разворачивающийся, правда, только исключительно в моем мозгу… Сознание не сдувающий, но проникающий. Пронизывающий словно миллиардом игл на сквозь, и вносящий сумятицу, обрывками ярких образов-воспоминаний. Обрывками желаний… Складывающимися в одно. Многогранное, но понятное… Если все что вошло, сложить в пазл, ВОЕДИНО.
    Миры… Огромная сонма Миров… И лезущие из них… Существа…
    ИЗМЕНИТЬ!…
    Огромный Красный Мир… Песок, магма, тучи…
    ЗАЩИЩИТИТЬ!…
    Нелюди, лезущие в Красный Мир… Всех мастей и пород… Но ущербные… Единственное, что с защитой от Огня.
    ВСЕХ УБИТЬ!
    Красные горы, бредущий по магме Демон… Огненное небо!
    ВСЕ… ХРАНИТЬ!…
    Красный Демон Исхода, но явно не он, чрезмерно величественный, и яростно-злобный… С двумя глазами… В безумстве силы, сносящий гору, в один мега-титанический удар…
    ДА… СЛУЖИТЬ!!!…
    Та странная поросль, изломанных кем-то деревьев-яблонь, с которой я, так безмятежно, без страха, сорвал и собрал, Камни Аргерона, их плоды…
    ТАМ ХРАНИТЬ!
    Нелюди… И Миры, из которых оные прорывались…
    ВСЕХ УБИТЬ!!!…
    Огромная толпа Демонов Исхода… Кружащая стая Фениксов над головой… Шпили… Красный город. Единственный в этом Мире… Невиданный мною до сих пор…
    ТАМ ХРАНИТЬ!
    Миры, и громящие все в них яростно-порывистые Демоны…
    РАСПЫЛИТЬ!!!
    Совсем никого нет… Хрустит во рту Красный камень-глыба… Вкусно!
    МИРНО ЖИТЬ…
    Похожие на Эльфов… Люди? С белыми птичьими крыльями… Не боятся Огня – Разграбляют Сад…
    ВСЕХ УБИТЬ!!!!!
    И Красный Демон… Становящийся все мельче и мельче… И потом, на удивление – МНОЙ!
    Я… СЛУЖИТЬ!
    Если конкретно сказать, то я ничего, до конца, так и не понял. Но, в общем… Картинку узрел, и осознал.
    Колоритная жизнь… У мирного Демона. Так… Во имя Мира и Добра, казнить и уничтожить ВСЕ Миры, не конгруэнтно соседствующие.
    И бывший вождь, вот этот Красный Демон, легко сносящий гору, словно со стола, фарфоровый сервиз…
    М-да, что-то враги все крепчают, а друзья… Друзей нет. Жены – не друзья, это почти я. Да и Алиса, почти в Женах.
    Коль дамы так решили, оно, наверное, так и есть. У них в этом чуйка сильнее… Стадный инстинкт, и подспудный ранжир. Или подобное нечто…
    А из друзей, только Многоликий. А остальные все, вынужденно признавшие. Ну и Единорог… Хотя, последний, скорее – родитель. Как и мать. Но…
    Вот и новый друг!… Большой, если сравнивать по массе… И интеллектуально одаренный, хоть и сложно понять. Возможно даже… Я ушел не далеко, по тернистой тропе от горшка и пеленок. Вот поэтому и не понимаю. Все… Но думается, ВСЕ еще придет.
    И как раз это и пугает…
    Но все размышления на потом. Вот что, прикажите с ним СЕЙЧАС делать?!
    И вдруг прилетел ответ:
    – ЗАЩИЩАТЬ! ЧТО Я… ПРИКАЖЕТ…
    Упс… Налаживается диалог!
    – И… – и я вообразил, крошащийся во рту, булыжник-камень, – что ты ешь?!
    – Я… КРОВЬ… Я!!!…
    – Не совсем понял… – промаяковал я, насторожившись. Толи он имел ввиду, себе подобных… Толи… Меня!?! Но себя я в меню не записывал…
    – Я… КРОВЬ… Я… – и мой образ, скрапывающий с руки, ему в рот, кровью… Огромные узлы мышцы, на Демоне Исхода, на глазах вспухают. Становясь на порядок крупнее и крепче. – СЛУЖИТЬ… СИЛЬНО!!!
    – Что там?! – прилетел взволнованный вопрос, от Алинилинель.
    Ну как же я забыл…
    – Привязка! – ответил сразу ей, и самому себе, я. – Их нужно Привязывать, насытив кровью, как Драконов.
    – Фига-се! Не сцыкотно?! – мысленно Елена.
    – Просто жу-у-уть! – согласилась с нею полностью Ирнер. Беспомощная в данном случае, по большей части.
    – И… Сколько-то крови то нужно? Надеюсь, не ведро?! – забеспокоилась Елинилинель.
    – Сцыкотно, не сцыкотно… Но выбора, пожалуй, нет… – послал, с улыбкой мысль я, и грызанул себя за ладонь.
    Алмазно-крепкие зубы не подкачали… И щедрой струйкой хлынула кровь.
    А Демон грозной горой, подался-надвинулся на меня… Затрещали, обрывающиеся корни. Как оказалось, его вовсе не сдерживавшие.
    – Но, но!!! – возмущенно выдала Елена, и выставила руки вперед, готовая к огню.
    На что я лишь, улыбнулся, и брошенный Жар Птичкой, метнулся к его рту. Закапал на язык, ручей… И Мурка молодец, мой кран, не закрывает…
    – Му-ур-р-р-р!!!
    – Тс-с-с… – бросил я ей, и мысленный образ прижатого ко рту пальца.
    А Демон все стоял… Закрылся его глаз.
    И вдруг, сомкнулась челюсть, чуть не оттяпав мне руку.
    Рывком, голова отклонилась. И вдруг его лицо поплыло… Единственный глаз растворился! И вдруг, разделился на ДВА!!!
    – Офигеть!
    А монстр, пошатнулся… Безвольно, заваливаясь на спину!
    Монструозный удар… И явственно послышался гул, прошедший волной по всей окружающей почве, всколыхнувший и город.
    – Офонареть…
    – Да!!! Мы его сделали!!! – долетел радостный мысленный вопль, от Елинилинель.
    Остальные же, ошарашено молчали.
    А я, продолжая, настороженно взирать, все смотрел. Ожидая, ну просто, чего угодно. От мирного «подъема», до… Ну, до смерти. Иль даже прыжка, оканчивающегося, радостным хлопком, на мухе – мне.
    Титан же лежал… ДРОЖЬ… Амплитуда два метра!… И его явная перестройка… И вдруг, открыл глаза. С расплывшимся зрачком, на всю площадь глаза… И бурей в них звезд, как будто они, открытое окно на крупным планом, движущуюся галактику. Вращающуюся и кружащую в бешеном хороводе. Как будто считывалось само время, и каждое вращение какой-то гигантский цикл. Секунда, того что считывает он…
    Немного полежал. И вдруг, обозначив их грани, опять свел их на мне… И резко вскочил-встал! Да так, что обдало ветром…
    – МОЙ ПОВЕЛИТЕЛЬ! Я… ГОТОВ СЛУЖИТЬ!!! – разнеслось, низким рокотом вокруг, буквально взрыхляя все внутренности и кишки, в тонкодисперсную суспензию, именуемую паштетом.
    – М-да… А от моей крови, и IQ подскочило!… – невольно вслух восхитился и я.
    – КРА-А-А!!! – согласилась радостная Птичка. И покружив… Уселась Демону Исхода на плечо.
    – М-да… Предательница, – констатировал беззлобно я, и Птичка вновь, как вспугнутый попугай, вытянулась. Забегала по огромному плечу, явно не находя себе места, и виновато глядя на меня. Впорхнула на гребень…
    – Шкря-к…
    – Ну ладно, веселись… – взмахнул рукой я, в сторону дезертирши.
    – Шкря! – и странный, свист в сторону Мегатавра. Как там, в Мире «САДА ОГНЕННЫХ КАМНЕЙ», слышал я с небес.
    Гора, повела в ее сторону взглядом… Явно окрепшая и ставшая еще грандиозней.
    – ХОЗЯИН, ВАШ ЛИЧНЫЙ СТРАЖ ГОВОРИТ, ЧТО ГОРОД НУЖНО ЗАЩИЩАТЬ… ЗАДАЧА, СООТВЕТСТВУЕТ ЕГО ПОЖЕЛАНИЯМ?
    Я качнул, из стороны в сторону головой:
    – Всецело…
    – И ГОРОД ВСКОРЕ УЙДЕТ…
    – И это один свист?! – в ответ внимание и молчок, обоих респондентов. – Э-э-э, да. Так и есть…
    – ПРИВЯЖИТЕ… ИЗЛЕЧИТЕ…
    – Требуется Огонь? – догадался я.
    – ДА… – и Демон Исхода, на мгновение задумался. – ОГНЕННЫЙ КАНАТ.
    – Хм… – я слегка хмыкнул, и тут же привязал.
    На его спине искры, тут же стали таять. А их весьма яркие, проявления меньше сыпать и уменьшаться. Похоже, регенерация идет, весьма хорошо…
    – Что-то еще?
    – НЕТ. ДА… ПРИВЯЖИТЕ…
    – Но я, ведь уже привязал! – удивился я.
    – ДА. К СЕБЕ… К ОБЪЕКТУ ОХРАНЫ?!
    И я все понял. Хитро… Похоже, он как собака. Все понимает, но сказать не может. Точнее, не совсем как пес. Ведь сказать-то может, просто не ВСЕ!
    – Хорошо…
    И я привязал.

***

    – Звяк! Дзынь-ь… – послышался звон бубенцов. Правда, какой-то тихий и задавленный. Может быть, издалека? Да и не в такт, и без многообещающего продолжения…
    – Вроде Шут… – констатировал я вслух, наконец-то двигаясь к покоям.
    – Может быть, ложечка упала?! – произнесла задумчиво Елинилинель.
    – Наверное, служанка убирается… – отмахнулась повевшая ухом Волчица. – Я до сих пор слышу, легкое позвякивание. Как будто мешок с мусором волокут. Это точно она…
    Я кивнул, и отворив дверь, сразу же позабыл.
    Сладкий запах цветов, заполонил мои покои. И сразу привлек взгляды всех, к декоративному столу, на котором и стоял, источая дивный аромат, небольшой букет. Усыпанный почти всплошь мельчайшими бутонами жасмина.
    М-да… Фиса расстаралась.
    Алинилинель тут же улыбнувшись, устремилась к нему. Чутко принюхалась, потом еще более чутко к себе. Тут же скорчив на лице гримаску отвращения.
    – Я воняю как…
    – …собака! – закончила за Алину, Елинилинель. – Но это не от тебя…
    – Р-р-р-р-р…. – легкая подколка, похоже, Ирнер все-таки достала. И пусть свои эмоции, загасив, по крайней мере, вслух, сверкавшие желтым глаза, ее выдавали.
    – Это от меня! – сгладил я обстановку, и направился в душ.
    Струи освежили, и я мылся, даже не пялясь на крайне шикарную обстановку. Поскольку все это, мишура… По сравнению со всем остальным, что конкретно сейчас, давило на меня. Но хоть Демон снял часть напряжения в обстановке…