Тинар. Том 3 (СИ)

Тинар. Том 3 (СИ)

Аннотация

    Хранители пробудились, но они не единственные, кто обратил свой взор на земли Пяти Кланов.
    В прошлом Тинара много тайн, а доверять нельзя никому, кроме Адель. Поиски разгадки приводят их в руины древнего города...но найдут ли они там ответы? Или только смерть близких и горечь поражений?

Оглавление

Тинар. Том 3

Пролог

   
    Селдар проснулся внезапно, словно вырванный из забытья чужой силой, и резко сел. Ещё несколько секунд он нервно оглядывался, не понимая, кто он, где он и что с ним происходит – разум не поспевал за телом, всё ещё пребывая в чертогах сновидений.
    – Успокойся, пожалуйста. Опасность тебе не грозит, по крайней мере, пока, – произнёс очень знакомый голос слева от него.
    Наёмник сделал несколько глубоких вдохов, затем повернулся лицом к человеку, скорее всего, спасшему ему жизнь. От его внимания не ускользнуло, что тело полностью исцелено. Его глаза остановились на мужчине. Тот выглядел смутно знакомым, но воин не мог вспомнить точно, где видел его раньше. Однако одно было ясно наверняка: человек чрезвычайно силён, либо влиятелен, раз ему удалось отделаться от кивегзо.
    – Как тебе это удалось? – решил он сразу прояснить этот вопрос.
    – Да, ерунда. Ты конечно, потрёпан был знатно, но мелкие раны сами зажили, с твоей-то живучестью, а для серьёзных у меня кое-какие снадобья имелись, – ответил мужчина, махнув рукой.
    – Нет, я о другом. Как вы прогнали убийц?
    Мужчина выглядел искренне удивлённым.
    – Какие убийцы? Я тут ничего и никого не видел. Только ты раненный в пыли лежал, наверно разбойнички напали. Сейчас время смутное – их много по дорогам шалит.
    Селдар несколько мгновений подозрительно смотрел на него, но, не заметив лжи в его лице или позе, пожал плечами и заставил себя подняться на ноги.
    Почему убийцы оставили его в живых? Конечно, он был на грани смерти, но они не из тех, кто просто встанут и уйдут, прежде чем убедятся, что он действительно мёртв.
    – Так кто же ты всё-таки? И почему ты исцелил меня? – спросил наёмник, скрестив руки на груди и глядя на мужчину сверху вниз.
    Теперь, зная, что тот не всемогущ, он чувствовал себя гораздо увереннее.
    – Вообще-то, я здесь по приказу, – ответил мужчина.
    – Чей приказ?
    – Главы торговой ветви клана Этэла, – ответил он, заставив Селдара приподнять бровь.
    Что-то в этой ситуации складывалось не так. Он и так направлялся к ним, но откуда они могли знать или догадаться об этом решении?
    – Как вы узнали о моём прибытии? И почему ваш патриарх заинтересовался мной?
    Человек переминался с ноги на ногу, но все же ответил, разведя руки в стороны. На лице его блуждала тень неприкрытого превосходства.
    – Наша агентурная сеть весьма широка и охватывает все пять кланов. Мы их щедро одариваем, а они платят нам если не верностью, то уж сведениями точно. Судя по донесениям, мы предполагали, что ты работаешь непосредственно на властительницу Илуру. Но тут ты вдруг в спешке, даже не собрав вещи, покинул дворец и побежал на юг, как будто за тобой гнались самые свирепые зорны, мы пришли к выводу, что вы с ней крепко поссорились.
    Селдар моргнул. Быстро же они все разузнали и просчитали!
    – Похоже, ты меня раскусил. Но до сих пор не объяснил, зачем пришел за мной.
    Мужчина удивлённо моргнул.
    – Мы предположили, что ты придешь к нам, поэтому меня послали за тобой.
    – И они просто так послали одного из ордена целителей?
    – Я делаю только то, что мне приказано. Человек, который отдавал мне приказы, – это тот, с кем тебе действительно следует поговорить. Он может дать тебе все ответы, которые понадобятся. Так ты идёшь со мной или нет?
    Селдар задумался на несколько секунд, прежде чем кивнуть. Он всё равно направлялся к ним, так что почему бы и нет?
    – Ну что ж, хорошо.
    Мужчина выудил из кармана пергаментный свиток и положил его на землю. Затем вытащил из поясного кошеля пузырёк тёмного стекла и капнул из него светящейся зелёной жидкостью на пергамент. Мгновение спустя над бумагой появился вращающийся портал. Он отдалённо напоминал те, что открывала Илура, или портальные ключи, но отличался от них цветом и формой. Если те выглядели как дверь, то этот больше походил на колодец.
    – Впечатляет, – кивнул Селдар, что раньше даже не подозревал о существовании подобной магии.
    – Настоятельно рекомендую помалкивать об этом. Мы строго следим за тем, чтобы наши тайны таковыми и оставались.
    Селдар согласно кивнул. Подобная магия могла изменить расклад сил на всём Исарии, так что лучше промолчать.
    – Так мне просто войти в это?
    – Да. Вам же не впервой пользоваться порталами?
    Селдар фыркнул и скорее нырнул, чем шагнул в портал. Через мгновение он появился в хорошо освещённой комнате, чуть ли не рухнув с потолка. Забавная комната, полы из непонятного упругого материала и выстланы ковриками и тростниковыми циновками, а стены из словно из вощёной бумаги. Такие при желании можно и пальцем проткнуть.
    Следом появился спутник наёмника и прежде чем Селдар сделал шаг, осёк его:
    – Попрошу вас разуться, у нас не принято расхаживать по дому в обуви.
    Воин оглянулся и заметил, что тот зажал собственные сапоги под мышкой.
    – Странный обычай, – сказал наёмник, наклоняясь и расшнуровывая ботинки.
    – Ты очень быстро привыкнешь, если останешься жить у нас. Это называется – обычная вежливость.
    Селдар с трудом стащил обувку и, следуя примеру собеседника, сунул под мышку.
    – Отлично. Следуй за мной, – сказал мужчина, отодвигая одну из панелей в сторону и ступая в узкий коридор.
    Селдар прошёл за ним, обводя взглядом орнамент на стенах. Он никогда раньше не бывал в южном клане, но слышал, что у них всё устроено несколько иначе.
    Он следовал за провожатым сквозь лабиринт поворотов, внимательно разглядывая его. Воин был уверен, что видел его где-то раньше. Но где и когда? Ответ вертелся на языке, но он никак не мог вспомнить. Они остановились перед очередной раздвижной дверью, и мужчина трижды постучал по деревянной раме.
    – Войдите, – раздался голос изнутри.
    Мужчина отодвинул дверь в сторону, и Селдар последовал за ним, широко раскрыв глаза при виде мужчины, сидящем за низким столиком.
    – Твою мать! Ты-то что здесь делаешь?! – Селдар был так потрясен, что слова сорвались с его губ прежде, чем он успел собраться с мыслями.
    Однако мужчина рассмеялся низким грудным смехом.
    – И я рад видеть тебя, Селдар, – сказал Рендезо, подперев подбородок руками и наклонившись вперед, – наслышан, что ты учинил бойню в горячо любимой мной Академии.
    – Видите ли, я… – начал Селдар.
    – Не беспокойся об этом, – отмахнулся бывший директор, – оставим это в прошлом. А сейчас присядь, я желаю обсудить будущее.
    Селдар кивнул, чувствуя странную смесь предвкушения и трепета, и немедленно занимая место в одном из кресел.
   
    ***
   
    Рендезо усмехнулся, услышав голос владыки Азелия.
    – Безмерно рад, что вы выкроили время поговорить со мной, – сказал он.
    – Директор Рендезо… Или, лучше сказать: бывший директор. Чем обязан? – его голос был жесток.
    – Да, это в прошлом, сейчас я занимаю несколько иной пост, – выпалил Рендезо, даже не выказывая намека на неудовольствие.
    – Наслышан, – ответил он. – Переходи к делу.
    – Как владыка пожелает, – ответил он. – Что бы вы сказали, если бы у меня имелись кое-какие сведения, о ком-то весьма близком вам, о том, кто может замышлять что-то гнусное? – последнее слово он скорее прошипел, чем проговорил.
    – Доказательства, – послышалось в ответ.
    – Ну, конечно. Селдар, почему бы тебе не подойти и не поздороваться со своим старым владыкой?
    – Добрый вечер, господин, – сказал Селдар, стараясь говорить ровным тоном, несмотря на желание выругаться.
    – А вы полны сюрпризов, – ответил Азелий. – Я так понимаю, он ваш осведомитель?
    – Он и ещё один, – отозвался Рендезо, – уверяю вас, сведения точны. Даже прорицатели не обнаружили бы лжи в моих словах.
    – Хорошо, – ответил владыка, – продолжай.
    – Уверен, мы можем прийти к обоюдно выгодному соглашению. Не так ли?
    – Если меня всё устроит, мы ударим по рукам.
   
    ***
   
    Рендезо откинулся на спинку стула и удовлетворённо вздохнул. Учитывая обстоятельства, удалось провернуть отличную сделку. Он рассказал о планах дочери Азелия свергнуть его, а в обмен предложил свою помощь. Он усмехнулся про себя, точно зная, о чём будет просить. Рано или поздно одному из кланов потребуется новый владыка или наместник – новому королю.
    – Привет, мой коварный друг Рендезо. Что какой довольный?
    Рендезо обмер, кровь застыла в жилах, стоило ему услышать этот голос. Медленно повернувшись на месте, он увидел мужчину, выходящего из тени в углу. Тот небрежно прошёл к стене и замер, прислонившись к ней спиной.
    – Что? – Рендезо с трудом сглотнул, пытаясь набрать немного влаги во внезапно пересохшем горле.
    – Что ты здесь делаешь? Я не нарушил ни одного из правил, – сказал он, чувствуя, как дрожит тело.
    – О, я знаю, – ответил Актар с широкой улыбкой, – сделай ты это – был бы уже мёртв. Никто не смеет преступать Устои и жить. Даже боги.
    Тот, кого Тинар знал как своего наставника на мгновение замолчал и, слегка нахмурившись, изучал собеседника.
    – Пожалуйста, прими изначальную форму. Бесит смотреть на тебя в таком обличье, ещё в Академии надоело.
    Рендезо дернулся, затем черты его лица резко изменились. Короткий ёжик каштановых волос сменился длинными черными локонами, а пронзительные зелёные глаза окружали густые ресницы. Грудь и бедра раздались в объемах, а полные красные губы слегка дрожали, от едва сдерживаемого страха.
    – Намного лучше, – не обошелся без реплики Актар.
    – Так чего же ты хочешь? – спросила она, изо всех сил стараясь сохранить спокойствие.
    – Просто любопытно, ты же знаешь, я весьма любознателен и непоседлив, – он оттолкнулся от стены и принялся мерить комнату шагами.
    Теперь, когда тот вышел на свет, Рендезо смогла хорошо разглядеть его. Она отметила, что тот сменил привычный халат, на строгий костюм тройку, никак не вязавшийся с привычными одеждами жителей любой из частей Исария. Наручные часы и до зеркального блеска отполированные чёрные ботинки заметно контрастировали с бамбуковой циновкой под ногами.
    – Зачем рассказывать Азелию о его дочери, но не упоминать о кое-чём другом, не менее важном? Я о нашем молодом кангеле.
    – Это не твое дело, – ответила женщина, пытаясь изобразить раздражение. – А теперь, если тебе больше ничего не нужно, пожалуйста, уходи.
    Мужчина остановился, постукивая пальцем по подбородку.
    – Мне больно это слышать, милая Рендезо. Я думал, что мы весьма сблизились за время, проведенное вместе в Академии.
    – Ты разрушил мои планы. А теперь уходи, – сказала она, чувствуя, как страх сменяется гневом.
    – Я не могу уйти, прежде чем оставлю тебе маленькое предупреждение, вот такусенькое, – и мужчина сблизил большой и указательный пальцы левой руки. – Ты была очень близка к нарушению правил с тем трюком, который ты проделала с Тинаром, – его голос стал жёстким, а глаза засверкали золотым светом, – постарайся, чтобы впредь этого не повторилось, или я вернусь и мой следующий визит будет менее приятным.
    Он в последний раз улыбнулся ей и растворился в воздухе.
    Рендезо тяжело опустилась в кресло и глубоко вздохнула. Ее прежнее возбуждение от удачной интриги с Азелием теперь исчезло, сменившись чувством страха и горечи. Зачем он лично явился сюда? Он мог предупредить её массой других способов. Это могло означать только одно: он что-то задумал. Но что?
    Рендезо выдохнула ещё раз, чувствуя, как её сердце медленно успокаивается. Может, она и не знала, что он задумал, но одно знала наверняка: Актар самое ужасающее существо из известных ей.
   
   

Глава 1

   
    Я уставился на тело Илуры, чувствуя, как пальцы Адель с силой сжимают мою руку.
    – Что же нам теперь делать? – наконец спросила она.
    – Не знаю.
    Актар прав. Без Илуры у нас нет ни единого шанса одолеть Азелия, нам ни за что не предотвратить пробуждение Хранителей.
    – Не могу поверить, что она мертва, – сказала Адель, – она всегда казалось слишком сильной, чтобы умереть.
    Я понимал о чём говорит подруга, но жизнь приучила меня к тому, что нет кого-то по-настоящему непобедимого.
    Тем временем я приметил нечто блестящее на земле рядом с телом властительницы. Потянувшись вниз, пальцами подхватил самый крупный из когда-либо видимых сердечников.
    Никогда не видел такого у Илуры, это значит, что она успела извлечь его из пространственной сумки. Глубоко вздохнув, я сконцентрировался на кристалле.
    – Проклятый, – прошептал я, привлекая внимание Адель.
    – Что? – переспросила она, утирая глаза рукавом рубашки, и забирая у меня сердечник, – Вот...
    – И не говори, – перебил я её. – Думаю, она хотела передать его нам.
    – Этой энергии хватит… – Адель вновь замолчала.
    – Да, – ответил я, слабо улыбнувшись ей, – иди и просто сделай это.
    Адель кивнула и, прерывисто вздохнув,стала впитывать энергию из кристалла. Я внимательно наблюдал за ней. Никто из нас не видел, как это произошло со мной, и поэтому мне было крайне любопытно, как это выглядит со стороны.
    Адель на секунду уставилась в пространство перед собой, затем её тело напряглось, и она начала ярко светиться зелёным. Она сияла все ярче и ярче, пришлось даже глаза прикрыть. Спустя несколько секунд свет всё-таки угас, и я не без интереса отметил значительные изменения во внешнем облике подруги.
    Она вытянулась на пару сантиметров, слегка похудела, но, к моему удивлению, грудь и бёдра наоборот подросли. Весь её вид напоминал туго сжатую в спираль силу, только и ждущую свободы.
    Затем она открыла глаза, и я понял, что самое разительное изменение – это её глаза, теперь они стали словно два изумруда с росчерками голубого.
    – Как ты себя чувствуешь? – спросил я.
    – Просто дай мне время прийти в себя, – сказала она, погружаясь в транс.
    Буквально через минуту она завершила медитацию.
    – Атрибуты выросли, новый навык, что-то вроде вихря, только круче. И глянь-ка.
    При этих словах тело Адель окутал щит из чистой энергии, окружающий её тело словно броня. Выглядело это будто подруга стояла внутри увеличенной собственной версии.
    – Похоже, что этот переход разнится у магов, санкари и кангеле, – сказал я, радуясь за неё, – похоже, мы многим обязаны Илуре.
    В груди всё предательски сжалось, стоило снова взглянуть на распростёртое тело властительницы. Счастливое выражение лица Адель тут же исчезло, и она отпустила свой новый щит.
    – Как ты думаешь, почему он убил ее? – спросила она тихим голосом.
    – Она не умерла.
    Я и Адель подскочили, обернувшись на незнакомый голос, раздавшийся на поляне.
    – А, это ты! – сказал я, узнавая ту женщину, что лечила нас с Адель и на всякий раз отстраняя подругу, и вставая в боевую стойку. Сегодня я слишком много раз удивлялся, чтобы рисковать.
    – Что значит «она не умерла»? – вновь спросила Адель.
    Но та проигнорировала вопрос, вместо этого наклоняясь над телом властительницы и кладя руку на её изуродованную грудь. Потоки энергии извергались из её рук, заставляя кровь, вытекшую из Илуры течь вспять, возвращаясь в её тело.
    Я и Адель ошеломленно смотрели, как её кожа заново стягивается. Вскоре Илура снова лежала целой и невредимой, и через несколько мгновений её грудь, до того недвижная, начала медленно подниматься и опускаться.
    – Как ты это сделала? – спросила Адель с благоговейным трепетом в голосе.
    – Смерть неизлечима, – вмешался я, переводя взгляд с Илуры на целительницу, – она была мертва, и тут уж ничего не поделаешь.
    – Воистину так, – признала женщина, вопреки всему, но больше ничего не объяснив.
    – Кто ты на самом деле? – спросил я, сузив глаза.
    От моего внимания не ускользнуло, что, несмотря на здоровый цвет лица и бьющееся сердце Илура, та всё ещё не проснулась.
    Как будто в ответ на мой вопрос, внешность целительницы начала меняться, теперь в ней ничего не напоминало ту страхолюдину. Она была высокой и стройной, с гибким и атлетическим телосложением, загорелой кожей, слегка раскосыми карими глазами и коротко подстриженными тёмными волосами.
    Странные ощущения узнавания овладели мной, может ли такое быть, что это она изменила меня? Глаза Адель тоже расширились, она повернулась, чтобы посмотреть на таинственную женщину.
    Щит окутал моё тело, а в руках проявилось два энергетических клинка.
    – Скажи мне, кто ты на самом деле? Ты та, кто изменил меня?
    Целительница не сдвинулась с места, глядя на меня без тени страха в глазах.
    – На это сейчас нет времени, – даже её голос изменился.
    – Тогда найди его, – ответил я, и молния сверкнули на моих кинжалах.
    Женщина открыла было рот, чтобы ответить, но тут, разрывая ночь, раздался гул и в следующее мгновение мы оказались сбиты с ног.
    Я был так удивлён, что щит и клинок растворились.
    – Проклятье, что это было такое? – воскликнула Адель, медленно поднимаясь на ноги.
    – Это, – ответила женщина, вставая, – пробуждение первого из Хранителей.
    Мы с Адель уставились на неё.
    – Откуда тебе об этом известно? – потребовал ответа я, раздумывая, стоит ли напасть на неё прямо сейчас.
    – У нас же ещё есть целые сутки! – одновременно выкрикнули мы с Адель.
    Женщина только покачала головой и повернулась, чтобы уйти с поляны.
    – Я сказала всё, что хотела. Илуре понадобится ещё несколько часов, чтобы прийти в себя, а здесь мы слишком уязвимы. Так что вы можете либо пойти со мной, либо остаться здесь. Выбирайте!
    Я уставился вслед женщине, в голове проносилась куча разрозненных мыслей. Я раздражённо стиснул зубы. Эта женщина обладала силой возвращать мертвых к жизни и обладала знанием вещей, о которых ведал только Вардо. Она близка с Илурой и возможно причастна к моему изменению. Но всё это не складывалось в цельную картину.
    Я быстро принял решение.
    – Мы пойдём с тобой, но при одном условии, – сказал я.
    Женщина повернулась и вопросительно изогнула бровь.– Кто ты на самом деле? – спросил я, скрестив руки на груди, настаивая на ответе.
    Женщина на мгновение задумалась, прежде чем пожать плечами, уголки ее губ слегка приподнялись.
    – Что ж хорошо, я полагаю: это справедливо. Меня зовут Эгина, и я – кангеле.
   
   

Интерлюдия 1

   
    В дальних уголках Восточного клана, за раскинувшимися заснеженными горами и широкими замерзшими озерами, простирались бескрайние морские просторы. Но стоило удалиться от берега, как воду сковывали бескрайние просторы льда. Время от времени от него откалывались гигантские айсберги и медленно дрейфовали в сторону суши.
    Стоило одному из таких столкнуться с сушей, как в пещере, сокрытой под толщей льда, вздрогнул и зашевелился величественный зорн. Впервые за тысячи лет жёлтые глаза разомкнулись и оглядели логово. Существо попыталось подняться, но оказалось привязано к камню, возле которого лежало.
    Посмотрев вниз, оно увидело, что его лапы связаны толстыми ледяными цепями, зачарованными рунами, вырезанными вокруг основания каждой цепи. Существо пыталось осознать себя. Где оно? Почему связано? Усилием мысли оно трансформировало передние лапы в руки и попытался согнуть их, обнаружив, что цепи слишком крепки, чтобы разорвать их.
    Временно прервав попытки освободиться, зорн оглядел ледяную пещеру, пытаясь понять, как выбраться. Оглядевшись вокруг, существо разглядело огромный постамент в центре пещеры из которого вырастал трон изо льда, а в дальнем конце возвышалась высокая арка, указывающая на выход.
    Больше ничего разглядеть оно не смогло. Пещера была пуста и совершенно лишена всякой жизни. Только оно, трон, ледяные шипы, что торчали с потолка и из пола, да цепи, сковавшие его. Вновь сомкнуло оно покрытые жёстким белым мехом огромные руки, но так и не смог ослабить путы.
    Тогда, сдавшись оно смежило веки и погрузилось в транс, сосредоточившись на кристалле, что заменял ему сердце. Тот был пуст; существо это не устроило и оно потянулось к энергии Мира, стремительно наполняя сердечник.
    Зверь открыл глаза, теперь ярко-фиолетовые, и издал сотрясающий пещеру рёв. Он наполнил тело энергией, которая теперь словно гудела переполняя его, и вновь согнул руки. На этот раз сверху раздался громкий скрип, и одна из цепей, удерживающих его, треснула, как сухая ветка, и разлетелась на тысячи осколков. Как только цепь разорвалась, в считанные секунды зорн высосал остатки энергии из охранных рун, но тут же рухнул как подкошенный, сердечник резко опустел от усилия, а впитал он жалкие крохи.
    Он неистово рыкнул понимая, что ему придется долго заполнять сердечник, прежде сможет разорвать новую цепь. Но ничего. Зорн терпелив.
    Существо вновь погрузилось в транс, но теперь его взор блуждал не внутри себя, а снаружи. Он сосредоточился на потоках энергии внутри логова, благодаря этому он мог чувствовать всю пещеру с того места, где лежал, от крохотного камешка до самой гигантской ледяной колонны. Губы существа изогнулись в хищном оскале. Не понимая, где он находится, он чувствовал жгучее желание покинуть это место, осознавая, что это будет длительный процесс.
    А пока он будет ждать и довольствоваться расширением своего влияния на окружающую обстановку. Если бы он мог найти другое разумное существо, возможно, он смог бы заманить его сюда, поработить его волю и разум, чтобы ускорить свою свободу. Зверь сосредоточился на том, чтобы медленно проталкивать свое сознание через туннель в дальнем конце пещеры, но обнаружил невидимый барьер, преграждающий ему путь. После нескольких мгновений поисков, он нашел причину: охранные руны, вырезанные над аркой. Изучая их, зорн почувствовал, как его синие губы растянулись, обнажая громадные клыки. Письмена стары, и хотя они вырезаны кем-то с огромной силой, они уже начали истираться. Превратив свой разум в бритву, зорн бросил своё сознание на первую из них и почувствовал, что та немного поддалась. Медленно и мало. Но он не расстроился у него есть время...
   
    ***
   
    Мужчина сидел высоко на дереве над поляной, которую Тинар и девушки покинули два дня назад. Он всё ещё мог разглядеть большое кровавое пятно там, где упала Илура, и чувствовал в воздухе искажение, вызванное телепортацией Бога.
    Пока не явился сюда, он не знал ни о каких других богах, связанных с Тинаром, кроме его хозяйки. И это было шоком, когда она связалась с ним и велела дожидаться её здесь. Он был далеко не самым могущественным кангеле Исария, но его сверхъестественная способность чувствовать потенциальную силу, отслеживать людей, а также его навыки в манипулировании человеческим телом, а самое главное разумом, сделали его бесценным инструментом в её руках.
    Поморщившись про себя, он посмотрел вниз на открытую поляну и с почти совершенной ясностью представил себе сцену, произошедшую двое суток назад. Тинар и Адель вышли из портала вместе с Богом и встретились с властительницей Нугатра. Они поговорили несколько мгновений, пока Бог ловко хитро исчез из виду ребят, отвлёк их шумом, заблокировал силы Илуры и убил её исподтишка, а потом резко телепортировался прочь. Куда именно, мужчина сказать не мог, но то, что произошло дальше, казалось ему самым тревожным. Кто-то ещё вошёл на поляну и каким-то образом восстановил нанесенный властительнице урон. Это было почти так же, как если бы повернули часы вспять, заставляя песчинки лететь вверх.
    Впрочем, точно сказать он не мог, слишком много разноплановых эманаций было намешано в этом месте. В таком хаосе было сложно разобраться даже ему. Слегка пошевелившись на дереве, он перевел взгляд в ту сторону, куда ушла команда Тинара. Если сосредоточится, он мог бы увидеть четкий астральный след подростка. Он лениво размышлял, не заставит ли его богиня снова последовать за Тинаром, но вдруг обнаружил трещину в реальности, вызванную путешествием богини. Через секунду та появилась, идеально балансируя на кончике ветки игриво улыбаясь.
    – Ты что, не рад меня видеть? – спросила она, склонив голову набок и сверкнув белоснежными зубами.
    Мужчина на приманку не клюнул. Вместо этого он переместился на ветке дерева так, что оказался лицом к ней.
    – Почему ты вызвала меня на встречу? – спросил он, в кои-то веки не вполне понимая, чего хочет от него богиня.
    – Знаешь ли, ты совсем не весел, – ответила она, закинув руки за голову и откинувшись в воздухе, словно прислонившись к невидимой стене.
    Мужчина молчал, не сводя с нее глаз и ожидая ответа. Наконец богиня глубоко вздохнула и закатила глаза.
    – Как знаешь. Я уверена, что ты можешь видеть, что здесь произошло, и теперь знаешь, что не мы одни заинтересованы в мальчике.
    – Да, я так и думал, – ответил он, стараясь оставаться хладнокровным. Если бы он мог заставить её говорить, возможно, она рассказала бы больше об этом таинственном Боге.
    – Я убеждена, что ты заметил дрожь, стрясавшую Исарий два дня назад.
    Мужчина кивнул, хотя это была не просто дрожь. Для большинства земля содрогнулась на мгновение и, скорее всего, люди забыли об этом как о рядовом землетрясении. Для его же чувств мир озарился яркой вспышкой разноцветного света. Вскоре после блестящего всплеска мощная волна энергии, исходящая с востока, окатила его, спину вмиг покрыл холодный пот, а по коже пробежало покалывание, словно рядом ударила молния.
    Богиня кивнула, увидев его реакцию, и на этот раз на её лице появилось серьезное выражение.
    – Это было пробуждение очень опасного зорна. Некоторые склонны называть его и ему подобных Хранителями. Достаточно сказать, что если его не остановить, этот мир будет уничтожен.
    – И ты хочешь, чтобы я его уничтожил? – с сомнением спросил мужчина.
    Богиня усмехнулась.
    – Ты не смог бы убить его, будь у тебя даже тысяча жизней, чтобы сделать это. Нет, твоя работа гораздо проще. Мне нужно, чтобы ты стоял на страже на границе его территории, пока я не поставлю постоянную, более подходящую стражу.
    – Если этот зорн так опасен, как поможет охрана входа на его территорию?
    – Зверь бодрствует, – сказала богиня, – но пока не может делать то, что хочет. Цепи, связывающие его, разорвутся через несколько недель, но мне нужен кто-то с твоими талантами, чтобы точно определить, сколько у нас времени до того, как он освободится.
    – Если то, что ты говоришь, правда, и это существо вырвется на свободу, как именно ты собираешься остановить его? Я предполагаю, что вы не можете вмешиваться напрямую, и ты совершенно ясно дала понять, что у меня не хватит сил остановить его. Так кто же это сделает?
    Богиня улыбнулась, отталкиваясь от воздуха, чтобы выпрямиться. Ее длинные черные волосы развевались вокруг лица, а зелёные глаза, казалось, сияли в свете полной луны.
    – Ну же, угадай. Ты можешь.
    – Тинар.
    – Очень хорошо, – сказала богиня, хлопая в ладоши и подпрыгивая.
    Но несколькогновений спустя её настроение резко переменилось и голос стал суровым и деловым.
    – Даю тебе сутки. Я ожидаю точной оценки срока освобождения зорна.
    Человек успел только кивнуть, как мир рухнул сам на себя, и он внезапно оказался на краю огромного ледника, ветер трепал его волосы, а сердце бешено колотилось. Рендезо не преувеличивала – понял он, глядя на огромную трещину в боку ледника. Силы, исходящей из этого отверстия, было достаточно, чтобы действительно покончить с миром, каким они его знали.
   
   

Глава 2

   
    Я с большим трудом протолкался сквозь высокие камыши, чувствуя, как ноги по лодыжки проваливаются в хлюпающую тину, и слыша громкое надоедливое жужжание оводов и слепней.
    С тех пор, как мы покинули ту злополучную поляну, минуло два дня. Эгина привела нас в одно из сокрытых убежищ, где и оставила, перепоручив заботу об Илуре, которая так и не пришла в сознание, а сама отправилась на разведку.
    Я изнывал от безделья, а сумка с портальными ключами куда-то затерялась, потому решил убить время и немного потренироваться, найдя один из ключей в нашем укрытии – настоящем подземном доме. Адель осталась присматривать за властительницей на случай, если та очнётся. Поначалу подумывал остаться с ней, но потом решил, что стоит прогуляться и обдумать произошедшие события.
    От вопросов голова грозила расколоться. Не понимаю, почему наставник предал нас? Кто на самом деле Эгина и какую роль она играет во всём этом? Для чего Вардо сказал, что Хранители проснутся на сутки позже? Не говоря уже о том, почему он ни словом не обмолвился об Актаре?
    Надо быть совсем дураком, чтобы не понять, что упоминание бывшим наставником правил, равно как и его внезапное исчезновение с поляны, могло означать только одно. Он – один из богов, как и Вардо. Бог, который заинтересован во мне, и в том, чтобы Хранители пробудились. Осталось только понять, зачем ему я и для чего он жаждет погубить Исарий? Зачем он тратил время, столетия пребывая в Академии и обучая других? Случайно ли я попал к нему в ученики?
    Стиснув зубы от досады, отбросил эти вопросы и снова сосредоточился на том, для чего я здесь. Хорошая драка, вот что мне сейчас нужно. Я осмотрелся по сторонам и приметил чудом сохранившийся остов исполинского дерева, что словно великан-дозорный возвышалось над болотом. Решив, что лучшего наблюдательного пункта не найти, принялся подниматься к его вершине.
    Оглядевшись, приметил неподалеку гигантскую жабу, замершую на огромной кувшинке. Используя прозрение определил, что она – местный вожак и мне вполне по силам – даже не матёрая. Она почти не отличалась от обыкновенной... Ну если не считать, что размером больше коровы, на носу костяная бляха, похожая на очень короткий и толстый рог, и всё тело покрыто крупными ярко-жёлтыми пятнами.
    Как только я пересёк границу территории влияния зорна, тот громко квакнул, затем присел на лилию и с поразительной скоростью взмыл в воздух. Розовый язык толщиной с запястье взрослого мужчины стремительно вылетел изо рта жабы, и только прыжок спас меня. Время замедлилось, я метнулся вперёд, мгновенно сокращая расстояние между нами. Без лишних слов и ухмылок вонзил клинок ей в брюхо. Силой удара ту швырнуло вниз, и она с громким всплеском ударилось о кувшинку, я прыгнул следом и, не рассчитав силы, пробил ногами пузо земноводного.
    – Мерзость, – пробормотал я, с чавкающим звуком извлекая ноги из утробы жабы и осматривая их. Кровь и кишки. Всё как всегда.
    Зорн пару раз дёрнулся в предсмертных конвульсиях, и я без зазрения совести впитал энергию из его сердечника. Как и предполагал, это оказался самый обычный зорн, хоть и вожак местного болота.
    Сполоснул ноги в тёплой воде, развалился на кувшинке и, закинув руки за голову, уставился в безоблачное лазоревое небо.
    – Скажи мне, жаба, тебе когда-нибудь приходилось беспокоиться о том, кому ты можешь доверять и сколько людей сговаривались за твоей спиной? – спросил я. – Конечно нет, ни при жизни, ни тем более сейчас. Если у меня будет вдосталь силы и умения я перекрою весь этот мир на свой лад! – я в раздражении скинул труп в воду и, отряхнувшись, принял позу для медитации.
    Нужно успокоиться. Сделав глубокий вдох, почувствовал, как раздражение рассеивается, и сосредоточился на вару – источнике моей силы. Закрыв глаза, я мог видеть, как энергия цвета индиго с серебром пронзает моё тело, оплетая сосуды, нервы, мышцы и кости. Я обнаружил, что с течением времени моё осознание силы и чувство энергии росло, теперь получалось отдельно прочувствовать её тональность. В то время как индиго ощущалось спокойной и цельной, серебро было диким, разрушительным и, каким-то... неправильным. Словно два начала тёмное и светлое, доброе и злое.
    Вытащив ядро, которое Илура уронила на поляну, мгновение смотрел на него, затем поглотил почти всю оставшуюся энергию, оставив лишь самую малость, чтобы ядро уцелело. Вручу его ей при пробуждении. В конце концов она девушка, а значит тоже любит подарки. С некоторых пор я стал лучше осознавать подобные вещи.
    Я продолжал наслаждаться тишиной и медитировать, чувствуя, как обретаю покой и уверенность.
    – Что же ты разлёгся, мальчик? Мне кажется тут не совсем удобно и уютно?
    Я моментально вскинул голову при звуке этого голоса, но подавил желание атаковать.
    – Хорошо. Мне кажется, или ты стал сдержанней?
    – Не думаю, – ровным тоном ответил я, даже не потрудившись встать, – просто привычка к твоим внезапным появлениям из неоткуда. Это становится предсказуемо, вот и всё.
    Бог или тот, кого я считал существом подобного ранга, в ответ на мою дерзость только покачал головой, но всё равно улыбнулся. На самом деле я практически не боялся его. Судя по тому, что успел узнать и понять, я мог проклинать Вардо прямо в лицо, а он не сможет меня даже пальцем тронуть. Наверно.
    Он вопросительно выгнул бровь, но я проигнорировал этот жест и продолжил то, что собирался сказать, ожидая его неизбежного появления.
    – Ты знал, кто такой Актар, и не сказал мне о нём. В результате Илура чуть не погибла. Не говоря уже о том, что и нас тоже могли убить. Итак, Вардо, почему ты ничего не поведал мне? – хорошее настроение того полностью испарилось и выражение лица стало предельно серьёзным.
    – Я не мог ничего сказать, так как это против правил.
    – Эти так называемые правила, похоже, не помешали Актару вонзить копьё в спину Илуре. Так скажи мне, почему с тобой всё по-другому? Почему ты, кажется, вообще ничего не можешь сделать, в то время как у него, нет с этим никаких проблем?
    Вардо вздрогнул от упрёка, но ничего мне не ответил. Поднявшись на ноги и собираясь уходить, я был остановлен его окликом:
    – Далеко собрался?
    – К своим девушкам.
    – Но мы ещё не закончили разговор, – сказал Вардо, еле сдерживаясь от гнева или волнения.
    – А я думаю, что закончили. Раз не можешь поделиться какими-нибудь сведениями. Да даже поделись ты ими, я не уверен, что поверил бы в твои россказни.
    Лицо Вардо потемнело еще сильнее.
    – Я тебе помог, многому научил, и разве ты не хочешь окончательно исцелиться? – спросил он, когда я повернулся к нему спиной.
    Услышав это, я замер и медленно развернулся. Повернувшись лицом к Богу, я обратил на него всё своё внимание. Губы Вардо самодовольно дрогнули, и он продолжил.
    – Так вот, я не собираюсь исцелять тебя прямо сейчас, поскольку ты не выполнил нашу первоначальную сделку. Что ж в этом есть и доля моей вины, – при этих словах он картинно развёл руки в стороны, – возьму на себя частичную ответственность за это, поскольку не упомянул Актара, и мои расчеты о Хранителе оказались ошибочны. Поэтому предлагаю новую сделку. Убей Азелия до того, как проснётся второй Хранитель, и останови того, что уже проснулся. Сделаешь это – исцелю тебя. Да и ещё одно, тебе не нужно пока беспокоиться о пробудившемся. Ему потребуется несколько месяцев, чтобы освободиться от охранных чар, наложенных на него и его обитель. Как только Азелий умрёт, ты сможешь сосредоточиться на этой цели. Итак, что скажешь? – спросил Вардо, уже протягивая руку, чтобы скрепить сделку.
    – Нет, – сказал я, игнорируя протянутую руку.
    – Что значит «нет»?! – воскликнул Вардо, мне в спину.
    – Я тебе не мальчик на побегушках, и мне надоело, что все думают, будто могут использовать меня в своих личных целях. Хочешь что-то сделать – сделай это сам!
    Затем я молча зашагал по мелководью, оставив возмущенного бога в одиночестве, а удалившись, открыл портал и покинул Заказник.
    Только за мной схлопнулся портал, как ключ в руке внезапно потеплел, а затем и вовсе принялся накаляться и дымиться, и я тут же отбросил его в сторону. Едва коснувшись земли ключ взорвался, разлетевшись брызгами мелких осколков.
    Чудом удалось успеть нырнуть в сторону, но всё же недостаточно быстро, чтобы полностью избежать ранений. Я зашипел от боли: раскаленный кусок металла пробил навылет левое плечо. Глянув на рану приметил, что края обожжены, а из дырки валит дым.
    – Вечно в какое-нибудь дерьмо вляпаюсь, – пробормотал вслух, медленно поднимаясь на ноги и с опаской глядя на ключ, а точнее на то, какие последствия вызвал его взрыв.
    Мда, сколько раз портальными ключами пользовался, а такое вижу впервые, – удивился я, с благоговением разглядывая стены: осколками посекло не только моё плечо, они оставили дымящиеся отверстия на стенах. Я уже хотел оглядеть их поближе, как услышал крик Адель:
    – Тинар, это ты? Что, на этот раз? – и уже прижимая кусочек льда к обожённому плечу, – вот скажи мне, как тебе всегда удается получить травму, вообще ничего не делая?
    – Я же не нарочно прошу, чтобы меня подранили, – ответил ей, вздрогнув от прикосновения к ране в плече
    ***
    Мы с Адель сидели на одном из деревянных топчанов, а Илура лежала без сознания на соседнем. Эгина озаботилась чтобы здесь был запас воды, было сухо и светло, уж не знаю для чего она оборудовала этот схрон и почему мы тут, а не в другом месте.
    Снял рубашку и краем глаза заметил, что она разглядывает меня как-то по-другому, никак прежде в Академии. Да и её раздражение, скорее не злость на мою оплошность, а беспокойство обо мне и моём здоровье.
    – Не двигайся, идиот. Только хуже делаешь! – воскликнула она, прикладывая к ране снадобье и перебинтовывая.
    Закончив перевязку, она подняла глаза и наши взгляды встретились; я вновь отметил, что с ней произошли разительные перемены после того как она перешагнула на следующую ступень. И без того красивая, она стала воистину прекрасной. Меня же больше терзал страх сообщить ей, что я отказал Вардо, и он не исцелит меня, а значит я никогда не стану, таким, каким она желает меня видеть – способным ответить на её чувства.
    Потому я перевел взгляд на спящую властительницу. Почему-то вспомнилась рассказанная отцом сказка о принцессе на горошине. На мой взгляд, она только казалась спящей, но Эгина сказала нам, что примененное ей заклятье очень сложное и потребуется далеко не один день, прежде чем тело Илуры восстановится.
    – Без изменений? – спросил я, кивнув подбородком в сторону властительницы.
    – Она несколько раз пошевелилась во сне, но в остальном... – Адель замолчала, покачав головой.
    Я глубоко вздохнул, ерзая на топчане и оглядывая скромное убежище в поисках чего-нибудь ещё, о чём можно было бы поговорить.
    – Так. А теперь ты расскажешь мне, почему ключ от Заказника взорвался без видимой причины.
    Я снова повернулся к Адель, которая вопросительно смотрела на меня. Понимая, что не смогу откладывать разговор вечно, поведал всё, что произошло в Заказнике.
    – Не уверен, но рискну предположить, что его не особо порадовал мой ответ, – подытожил я.
    Губы Адель были плотно сжаты, а на лице застыло до боли знакомое выражение. О нет, сейчас начнётся! Мысленно втянул голову в плечи, но следующие её слова меня удивили.
    – Наглый засранец! Явился спустя пару дней, как всё случилось, и как в ни в чём не бывало требует, чтобы мы выполнили ещё более сложное задание! – воскликнула подруга.
    – Значит, ты не злишься, на мой отказ?
    – Конечно, нет! И ежу понятно, что он не собирался выполнять обещание с самого начала, просто пудрит нам мозги своими дешёвыми фокусами. Как только сделаем это, найдёт предлог обмануть нас и заставить сделать ещё что-нибудь для него.
    Я кивнул, соглашаясь с ней.
    – Но меня по-прежнему тревожит Хранитель и то, что связано с его пробуждением, – продолжила Адель и прикусила нижнюю губу, – Если война продолжится, через месяц пробудится ещё один.
    – Уже думал об этом. Какая разница, если кланы будут стёрты с лица мира? Должны же быть другие места, куда мы можем пойти. Мой отец иномирянин, да и Вардо упоминал о других мирах.
    – Разве тебе нет дела до людей, живущих на Исарии?
    В ответ я лишь пожал плечами.
    – Я чувствую себя здесь чужаком. Эти люди никогда ничего для меня не делали, так зачем мне жалеть их?
    – Миллионы людей умрут, – тихо сказала Адель.
    – Мне на них наплевать. Значит, на эти земли придут другие, со своим укладом. Возможно уничтожение мира, такого каким мы его знаем, будет для него благом. Единственный человек, который мне дорог – это ты, так что если ты пойдешь со мной, то я буду в порядке.
    При этих словах щёки Адель вмиг порозовели и лёгкая улыбка тронула её губы.
    – Куда мы пойдем? – спросила она, понизив голос.
    – Предлагаю просто выбрать направление и начать путешествие. Рано или поздно мы на что-нибудь наткнёмся.
    Адель ухмыльнулась и хлопнула меня по больному плечу.
    – Ай!
    – Извини, я не специально. Мда, Тинар, планирование отнюдь не самая сильная твоя сторона!
    В ответ потёр затылок, отмечая, что волосы снова отросли. Надо бы не забыть попросить её подстричь меня – в прошлый раз мне понравилось.
    – Уверен, это будет весело! – вслух произнёс я.
    – С тобой всегда так. Вопрос в том, когда ты хочешь уйти?
    Пришлось задуматься – не был до конца уверен, что Адель согласится на моё предложение, хотя и надеялся, на это.
    – На самом деле нас здесь ничего не держит, кроме того, что мы присматриваем за Илурой, пока она не проснётся. Признаю, что хочу узнать, что скажет Эгина, но если быть абсолютно честным, я даже не знаю, хочу ли знать, что и как со мной сотворили. Мне нравится, то каков я сейчас, и я не горю желанием менять это. Мы уедем, как только Илура проснётся или Эгина вернётся. Я не вижу причин задерживаться здесь дольше.
    Адель кивнула и уже открыла было рот, чтобы ответить, как мы оба услышали лёгкий полустон-полувздох с соседнего топчана.
   
   
   

Интерлюдия 2

    – Вау, похоже, щенок отрастил клыки и показал их тебе, а, дружочек-пирожечек?
    Вардо раздражённо стиснул зубы и, обернувшись, увидел Актара, зависшего почти в полусотне метров над ним. Он был одет в длинный халат, разделённый пополам, а под ним в свободные брюки. Седые волосы развевались на несуществующем ветру, а тёмные, почти чёрные глаза искрились едва сдерживаемым весельем.
    – Заткнись, Актар, – прорычал Вардо, приподнимаясь над землей, чтобы говорить с ним на уровне глаз, – Ты хоть представляешь, что натворил?! Сколько лет планов разрушил одной своей безумной выходкой? Почему ты не можешь довольствоваться только собой?
    – О, страшно, – ответил Актар, когда глаза Вардо вспыхнули золотым светом, и из него потекли хлещущие жгуты энергии.
    – Не надо меня допекать, Актар! – прогремел Вардо, сотрясая небо и землю и водную гладь силой своего крика, – Достаточно того, что Рендезо вмешивается на каждом шагу, теперь и ты решил половить рыбку в мутной воде! А теперь скажи мне, почему?!
    Его энергия вмиг сменила цвет на угольно-чёрный, вспыхнув и испепелив болото. Когда Вардо ненадолго потерял контроль над своей силой, ухмылка Актара стала шире – ему всегда нравилось дразнить того.
    – Держи себя в руках, – сказал Актар, стараясь говорить легко и беззаботно, – Не подобает Богу, владыке мира вести себя так... по-человечески, – его ухмылка стала шире, стоило лишь Вардо отвести кулак в замахе назад, чёрно-золотая энергия закружилась вокруг него в вихре силы.
    – На твоём месте я бы этого не делал, – сказал он, ничуть не обеспокоенный подготавливаемой Вардо атакой. Он знал, что тот не сделает этого. Вардо слишком нравилось жить и упиваться всемогуществом, чтобы нападать на него из-за такого пустяка.
    Кулак Вардо ударил, и луч чёрно-золотого света выстрелил прямо в удивлённого Актара, который едва успел вовремя выставить защиту. Земля под ними взорвалась в радиусе трёхсот метров, полностью уничтожив всё живое в этом районе. На своем пути он оставил кратер настолько глубокий, что его дна не было видно.
    Внезапно в воздухе вспыхнул разрыв, явив ужасающую изнанку. Вардо поморщился, от боли пронзившей его голову, он чуть не упал с неба, чувствуя, как на долю секунды на него обратил взор Созидатель. Подлинный Владыка Миров. Потом это прошло, и он вздохнул с огромным облегчением. Он всё ещё был жив.
    – Вот уж не думал, что в тебе это есть, Вардочка!
    Вардо почувствовал, как его раздражение снова вспыхнуло. Пыль наконец осела, обнажив Актара, плавающего в воздухе на том же месте, что и раньше. Он, конечно, был совершенно невредим, как Вардо и предполагал, но всегда можно было надеяться на удачный удар. Вардо позволил своей силе угаснуть, чувствуя, как его энергия возвращается обратно в тело, наблюдая как Актар отряхивает пыль с одежды.
    – Это было близко, слишком. Не думал, что ты рискнёшь пойти против Устоев и обратить на себя Его взор. Удивлён, что ты ещё дышишь.
    – Я мог бы сказать то же самое о тебе, – прорычал Вардо в ответ, – Как же так получается, что ты постоянно нарушаешь правила и постоянно выходишь сухим из воды?
    – Боюсь, что это тайна, – ответил Актар, пожимая плечами. Затем он оглядел опустошение, вызванное нападением собеседника. – Тебе действительно следует научиться контролировать свой гнев. Потребуется не меньше ста лет, чтобы эта пустошь вновь зазеленела и здесь появились звери и птицы!
    – Оставлю пустошью, уговорил. В конце концов, ты напал на одного из немногих людей, которые могли остановить пробуждение Хранителей, так что ты явно хочешь уничтожить мой мир.
    – Что? Я не ослышался? – Актар приложил ладонь к уху, – Твой мир? Ты получил этот сектор только потому, что Армелиас не был заинтересован в управлении этим местом. Кстати, как поживает наш бесстрашный владыка Эрг Третий?
    Вардо почувствовал, как его кулаки снова сжались, стоило Актару указать на ещё одну из его недавних неудач – неспособность остановить войну с самого начала.
    – А как насчет того, чтобы самому спросить? Разве вы двое не лучшие друзья? – ответил Вардо.
    – Думаю, что, возможно, я всё испортил после того, что провернул два дня назад, – ответил Актар, пожимая плечами, – Но, если хочешь добиться успеха, нужно идти на жертвы.
    – Но чего именно ты хочешь добиться? – переспросил Вардо, чувствуя, что его раздражение от этого существа возрастает с каждой секундой.
    Актар подмигнул.
    – Извини, не могу сказать. Это испортит сюрприз!
    Вардо почувствовал, что его гнев снова разгорается, и разразился потоком проклятий, которые заставили Актара рассмеяться.
    – Если бы только мир мог услышать тебя сейчас! Вардо, Бог справедливости и всё такое прочее дерьмо, матерится как последний из обделённых.
    Глаза Вардо снова загорелись силой, и воздух вокруг него начал искажаться, чернея. На этот раз Актар не собирался уступать, его собственные глаза светились чистой энергией, а вокруг тела вспыхнул синий свет. Местность начала трястись и вибрировать, начиная с низкого гула, и вскоре задрожала так сильно, что земля начала с грохотом раскалываться, и в воздухе появились огромные дыры. Двое мужчин стояли лицом друг к другу, в то время как всё вокруг бурлило. Заказник перестал существовать, а каждый из них оставался неподвижен.
    Затем Актар резко оборвал поток своей силы и ухмыльнулся кипящему Вардо.
    – Я думаю, что оставлю тебя убирать этот беспорядок. Не беспокойся о Тинаре. Он в хороших руках.
    Он подмигнул и растворился в воздухе. Вардо закричал, и мир вокруг него разлетелся вдребезги.
   
   
   

Глава 3

    Адель первой заметила, что властительница открыла глаза, и немедля спустилась с кровати и подошла к ней. Немного замешкавшись, накидывая рубашку, последовал за ней.
    Илура, словно котёнок, оторванный от матери, растерянно озиралась по сторонам, пытаясь понять, где она находится и как сюда попала. Наверняка последнее, что она помнит, это удар Актара и смерть.
    Стоило нам подойти поближе, как в её глазах промелькнул отблеск узнавания.
    – Что…? – голос был хриплым, каркающим, совсем не похожим на её обычный знойный завлекающий голос.
    Наполнил стакан водой, пока Адель помогла ей сесть в постели.
    – Ну, это довольно длинная история, – начал я, а подруга, видя, что властительница без сил, взяла у меня стакан и поднесла его к губам Илуры.
    Чтобы рассказать ей обо всем, что произошло после предательства Актара, мне понадобилось около часа. Поведал всё без утайки, включая и то, что Эгина – кангеле, что первый из Хранителей пробудился и вот-вот скинет оковы, и о последней встрече с богом. К тому времени, как закончил рассказ, щеки Илуры приобрели гораздо более здоровый вид. Её взгляд стал ясным и сосредоточенным.
    – Ох, много же всего навалилось. Не могу поверить, что Эгина – кангеле. Да я знала: она очень талантливая целительница, но даже не подозревала, что дело обстоит так. Ну а по Хранителю: и беспокоиться не стоит, – легкомысленно махнула она рукой.
    – Действительно? Вот уж никогда бы не подумал!
    – Зря иронизируешь, Тинар. Вообще-то, у нас теперь два кангеле вместо одного, да – прошлую попытку мы бездарно упустили, но на то, чтобы подготовить новое покушение, у нас есть целый месяц!
    Мы с Адель обменялись взглядами, прежде чем повернуться к ней.
    – Да, ещё одно. Мы с Адель покидаем земли Пяти Кланов. Мы сыты по горло и устали, а раз Исарий обречён на уничтожение, зачем оставаться?
    Илура смотрела на меня широко распахнутыми глазами и долго не могла вымолвить ни слова. Наконец, она, казалось, взяла себя в руки.
    – Ты не можешь уйти. Ты нужен нам здесь!
    – Прости, ты многое для меня сделала, и я ценю это, но я не вижу причин остаться. Пока я здесь, кто-то всегда будет нуждаться в чём-то от меня, независимо от моего возраста или уровня силы. Да, я становлюсь сильнее, и однажды смогу стать сильнейшим в Исарии. Но что тогда? Неужели я буду вынужден постоянно вмешиваться в каждую мелкую ссору людей? Придётся ли мне день и ночь ждать убийц, потому что люди не могут смириться с тем, что у меня есть власть? Не желаю больше помогать, кому бы то ни было, кроме себя и Адель. Мы уйдём в течение часа. Поскольку ты была добра к нам, можешь пойти с нами, если хочешь, но рискну предположить, что ты всё же решишь остаться.
    Старался говорить ровным тоном, словно обсуждая погоду, но на Илуру было жалко смотреть – её словно молотом ударили.
    – Но ведь мы должны были пожениться! – обиженно сказала Илура, совсем не то, что я ожидал услышать.
    – Никогда не соглашался на это.
    Властительница испустила долгий вздох, но понимающе кивнула. Я склонил голову в ответ и обратился к подруге:
    – Собирайся.
    Нам не потребовалось много времени, чтобы собрать свой нехитрый скарб и упаковать его в пространственную сумку, ту самую, что нам когда-то подарил наставник. Терпя боль в плече, я кое-как натянул новую рубашку, и завязал тесемки поножей и наручей, нацепил боевые перчатки.
    Закончив сборы, мы пошли попрощаться с Илурой. Стоило нам приблизиться, как та скинула одеяло и села. Поднявшись на ноги, она немного постояла, пошатываясь, прежде чем подойти ко мне и крепко обнять. Я чувствовал себя неловко и просто похлопал её по плечу, боясь испепеляющего взгляда Адель. Наконец властительница отстранилась от меня, удерживая на расстоянии вытянутой руки и, глядя мне в глаза, произнесла:
    – Как бы мне ни хотелось присоединиться к вам, вынуждена остаться здесь. Я несу ответственность перед своим кланом и перед людьми Исария. Именно мой отец развязал войну, тем самым вызвав пробуждение Хранителей. Так что теперь я обязана покончить с этим. Безусловно, мне тебя будет очень не хватать, но теперь, когда у меня есть Эгина, думаю, смогу рассчитывать на её помощь и поддержку.
    Она вновь притянула меня к себе и стиснула в объятиях, и хотя я стал значительно сильнее и живучее, пережить их было настоящим подвигом. Когда она наконец отпустила меня, я сунул руку в карман и достал сердечник Проклятого.
    – Этот кристалл нам очень пригодился, – ответил ей, сжимая его в руке. – Знаю, что ты любишь подарки, потому сохранил в нём немного энергии, чтобы он не рассыпался.
    Пальцы Илуры сомкнулись вокруг сердечника, она мягко улыбнулась и, наклонившись, поцеловала меня в щёку.
    – Ладно, хватит! – тут же вмешалась Адель, протискиваясь между нами.
    Властительница рассмеялась и удивила подругу, обняв её.
    – Тинар – особенный, так что позаботься о нём. И кто знает, может быть, тебе удастся пробить его скорлупу, – прошептала она ей на ухо. Щеки Адель слегка покраснели, когда Илура отпустила её, но она всё равно кивнула в ответ.
    – Ты готов идти? – спросила Адель, поворачиваясь ко мне.
    Я кивнул, и мы вдвоём направились к высеченной в камне лестнице, ведущей на поверхность. Как только мы подошли к ступеням, люк наверху распахнулся, явив Эгину. Ну почему всё и всегда должно быть так сложно?
    Целительница, казалось, слегка удивилась, увидев нас, стоящих у подножия лестницы. Она мгновенно оценила состояние нашей одежды и то обстоятельство, что Илура уже очнулась, и пришла к очевидному выводу.
    – Ты уезжаешь.
    Это прозвучало, как утверждение, а не вопрос, но я всё равно ответил.
    – Да. И мы будем признательны, если ты не встанешь у нас на пути.
    Честно говоря не был уверен, враг она нам или нет, но на всякий случай приготовился пробиваться силой, если понадобится, зная что Адель поддержит меня.
    – Хорошо, но ты, возможно, захочешь услышать, что я скажу, прежде чем уйдёшь.
    – Не думаю.
    – Эгина, это ты?
    Мы все обернулись, когда Илура медленно, покачиваясь подошла к лестнице. Черты лица целительницы смягчились, и улыбка тронула её губы.
    – Да, – женщина спустилась по лестнице и подошла, чтобы обнять властительницу.
    Я вопросительно глянул на Адель, но та лишь пожала плечами в ответ, и мы вновь двинулись вверх по лестнице. То, что происходило внизу, меня больше не волновало.
    – Ты действительно собираешься уйти? Даже не выслушаешь меня?
    Я обернулся борясь с желанием высказаться в манере Адель.
    – Думаю, что уже ясно дал понять, что мне это безразлично. Что бы ни происходило с кланами, меня это больше не касается.
    – Владыка знает, что дочь – предательница и назначил награду за её голову. Это достаточная причина, чтобы остаться?
    Услышав это, заколебался, увидев, как лицо Илуры побледнело, но тут же встряхнулся, гася чувство вины. Властительница в состоянии сама о себе позаботиться.
    – Простите, – ответив, я снова повернулся, чтобы уйти.
    Послышался шум несущегося воздуха, и передо мной появилась Эгина.
    Я вскинул кулаки в защитную стойку, вокруг моего тела начал формироваться щит, но недостаточно быстро, чтобы избежать удара сбоку в голову, заставившего отшатнуться назад.
    – Если не смогу убедить тебя остаться словами, может быть это и к лучшему. Пришло время. Вспомни!
    Несколько мгновений непонимающе смотрел на женщину, не понимая, о чем она говорит. Атака не причинила мне вреда, так какого черта?.. В голове вспыхнула боль; я пошатнулся и рухнул без сознания.
   
    ***
   
    Глаза Адель вспыхнули гневом, и через секунду десять остроконечных кольев зависли в паре сантиметров от Эгины.
    – Что ты с ним сделала? – потребовала она, готовясь обрушить всю мощь умений на противницу.
    – Успокойся, девочка. Ему это нужно. Он просто кое-что вспомнит, – ответила Эгина, проходя мимо неё и спускаясь по лестнице.
    Глаза Адель следили за ней, пока она двигалась, готовая атаковать при малейшем проявлении враждебности. Присев на корточки рядом с Тинаром, она приложила палец к его шее. Через секунду она почувствовала пульс и вздохнула с облегчением – он в порядке. Она перевела сердитый взгляд обратно.
    – Так ты та, кто разрушила его разум и изменила тело? – она стиснула зубы в подобии улыбки и начала призывать всё больше и больше древесных копий. – С удовольствием убью тебя за то, что ты с ним сделала, дрянь!
    – Убери их, – спокойно произнесла Эгина, хватая Илуру за руку и подводя к одной из кроватей, – Память. Лишь её я немного подправила почти семь лет назад. Тот, кто изменил его до такой степени, как вы видите сегодня – некто совершенно другой.
    Адель на мгновение запнулась, не зная, как ей поступить, и размышляя, стоит ли доверять этой женщине. Та, несмотря на множество нацеленных на неё копий, продолжала игнорировать её. Вместо этого она усадила Илуру на кровать и начала тщательно осматривать её тело, объясняя, что обнаружила по возвращении во дворец.
    Увидев это, Адель заколебалась и снова обратила внимание на бесчувственное тело Тинара. Он тяжело упал и ударился головой о камень, хотя его тело теперь казалось достаточно крепким, чтобы простое падение не причинило никакого вреда. Она ещё несколько раз перевела взгляд с друга на Эгину, прежде чем опустила руку. Девушка присела на ступеньку рядом с Тинаром и притянула его голову к себе на колени, убирая с лица несколько прядей волос. Она подождёт, пока тот проснётся, и если Эгина действительно была той, кто испортил его мозг – они убьют её вместе.
   
    ***
   
    Я парил в пустоте. Цвета и образы мелькали быстрее, чем успевал сосредоточиться на них. Изображение, наконец, начало замедляться, и я смог различать детали. Это заняло у меня несколько мгновений, но потом я сообразил, что это мои воспоминания. Когда одно из них пролетело мимо, я узнал день, в который мы с Адель поступили в Академию. В другом заметил себя сражающимся с двумя приспешниками графа, в том тёмном переулке в Норосе, имена тех двоих напрочь выветрились из головы. Они движутся в обратном направлении, понял я, когда увидел себя сражающимся против уличной банды подростков.
    Но где же я и как сюда попал? Внезапно вспомнил, как Эгина ударила меня, и голову пронзила нестерпимая боль. Потом ничего... Я заметил, что воспоминания становятся тусклее, по мере углубления в моё прошлое. Мимо пронеслась мешанина серых туманных воспоминаний, которые я, как не силился, не смог просмотреть. Затем цвет вернулся, а с ним и ясность. Воспоминания замедлились и замерли.
    Вот день, в который я узнал, что осиротел и люди которых я знал, как добрых соседей, выносили нехитрый скарб из нашего дома, отпихивая меня ногой в подворотную грязь, словно надоедливого щенка. Я смотрел, как моя младшая версия стоит перед закрытой дверью отчего дома, и слезы текут по его лицу.
    Затем воспоминания резко изменились, и разыгралась новая сцена. Широко раскрытыми глазами, я наблюдал, как исчезают знакомые очертания Нороса, оставляя плачущего меня. Темнота. Затем с нарастающей болью пришли другие воспоминания, чуждые, но родные.
    Вот я маленький, стою на вершине большой песчаной дюны и вяло оглядываю раскинувшуюся пустыню. Солнце над головой нещадно палит непокрытую голову, но я почти ничего не замечаю. Следом почувствовал, что меня внезапно затягивает в воспоминание. В мгновение ока я оказался рядом со своим маленьким «я» в месте, которое совершенно не узнавал.
    Моё младшее «я» повернулось, чтобы посмотреть на меня, и я на мгновение запаниковал, не зная, что сказать. Но тот, казалось, вообще не замечал меня. Его взгляд скользнул прямо сквозь, как будто меня там и не было. Выходит, здесь лишь моя астральная проекция. Каким-то образом я переживал воспоминание из прошлого, воспоминание которого я никогда не помнил.
    Тем временем маленький «я» вздохнул и быстрым шагом направился вниз по склону песчаной дюны. Несколько секунд наблюдал за маленьким мальчиком, прежде чем последовать за ним.
    Чем больше видел, тем точнее всё вставало на свои места, заменяя воспоминания о Норосе и детстве. Некоторое время я следовал за своим младшим «я», отмечая течение времени только по положению горящего солнца в небе над головой. Молодой Тинар внезапно пошатнулся, и взглянув на него-себя заметил, что тот выглядит измученным: кожа приобрела болезненно красный оттенок, он задыхался.
    “Он обезвожен”, – отстранённо подумал я, тут же мысленно отвесив себе подзатыльник, – это не какой-то незнакомец, а я сам из прошлого. Эти воспоминания принадлежали мне, но были искажены. Не убрали, как те, туманные, скорее, кто-то их изменил. Скорее всего, Эгина, но оставался вопрос, зачем?
    Солнце начало клониться к закату, тени удлинились, я всё продолжал следовать за собой. Куда он идет? И что ребёнок делает один посреди пустыни? Стемнело, подумал, что мы остановимся на ночлег, но к моему немалому удивлению, «я» продолжал путь, шатаясь. Даже когда солнце закатилось за горизонт, и его место на небосводе заняла луна, движение продолжалось.
    Я уже начал задаваться вопросом, как долго это будет продолжаться, но тут «маленький Тинар» внезапно остановился. Подойдя к нему вплотную, я увидел, что тот опасно покачивается. Его глаза блуждали, а кожа покрылась волдырями и покраснела. Падая, он пролетел сквозь меня, и сломанной куклой покатился по сыпучему бархану. Его глаза начали закрываться, мир вокруг начал затягивать туман.
    Что происходит? Наконец, до меня дошло. Я же заново переживал свои собственные воспоминания, так что понятно раз лежу без сознания, значит не могу ничего видеть и помнить.
    Оставалось ждать или возвращения в пустоту, или пробуждения. То, что произошло вместо этого, было удивительно. Мир вокруг внезапно ожил во вспышке яркого цвета. Я не сразу понял, что вернулся туда, где был всего несколько секунд назад, но мой взгляд изменился. Теперь я смотрел на лицо женщины, а она что-то протягивала мне. Я увидел, как маленькая рука взяла серебряную фляжку и поднесла её к губам. Меня мгновенно охватила паника, когда попытался пошевелить руками, но ничего не произошло. Тогда мой разум наконец осознал, что происходит. Я в воспоминании, но теперь смотрю на мир не со стороны, а глазами маленького «себя».
    Лица женщины разглядеть не мог, так как в это время делал огромные глотки воды, но уже догадывался, кто это будет.
    – Что ты делаешь один посреди пустыни, малыш? – ласково спросила Эгина. Она выглядела точно так же, как та, которую я видел всего несколько часов назад.
    – Не знаю, – с трудом протолкнулось сквозь полопавшиеся кровоточащие губы.
    – Где ты живешь? – спросила она, выглядя куда как более обеспокоенной.
    – Не знаю, – снова ответил маленький Тинар.
    – Как тебя зовут?
    И снова маленький я ответил, что не знает. Эгина задала мне ещё несколько вопросов, на которые я не смог ответить. К тому времени, как она замолчала, вода во фляге закончилась, но мальчик по-прежнему чувствовал себя нехорошо. Эгина поднялась с корточек и протянула руку, чтобы помочь мне подняться.
    – Хорошо, малыш. Как насчет того, чтобы пойти со мной? Мы вместе дойдём до ближайшего города и посмотрим, может кто-то узнает тебя там.
    Крошка Тинар неуверенно поднялся на ноги, но в тот момент, когда Эгина отпустила руку, он снова упал.
    – Извини, – пробормотал мальчик.
    – Не переживай, ты должно быть, неимоверно устал от того, что провёл здесь весь день. Вот, – сказала она, присаживаясь рядом с ним. – Забирайся ко мне на спину, и я понесу тебя.
    «Я» с сомнением посмотрел на неё, но после нескольких минут уговоров, наконец, сдался. Эгина плавно поднялась на ноги и пошла на север ровным шагом. Песок хрустел под ногами, и прохладный ночной воздух успокаивал обожжённую кожу. В конце концов, «я» положил голову ей на спину и задремал.
    Проснулся, когда Эгина внезапно остановилась. Медленно пошевелившись, я приоткрыл глаза и огляделся, заметив солнце, поднимающееся над вершиной ближайшей песчаной дюны. Эгина оглянулась, почувствовав движение, и тепло улыбнулась мне.
    – Хорошо спал? – спросила она.
    «Тинар» несколько мгновений смотрел на неё в недоумении, прежде чем события прошлой ночи, наконец, вернулись. Застенчиво кивнул, и она снова обратила своё внимание на окрестный пейзаж.
    – Не волнуйся, малыш. Город клана нугатра – Туо находится всего в четверти часа отсюда. Уверена, что кто-то там знает, кто ты, так как это единственный город в пределах недели пути пешком отсюда. Значит ты действительно ничего не помнишь? – снова спросила она.
    – Нет, тётя. Помню, шёл по пустыне… Не помню куда, – ответил малыш.
    – А ты хочешь познакомиться?
    – Да, ты спасла меня.
    – Меня зовут Эгина, и я из западного клана Келет.
    – Красивое имя, – сказал «я» с улыбкой.
    – А что такое клан? Где находится?
    Эгина рассмеялась, и этот легкий звенящий звук заставил «меня» рассмеяться вместе с ней.
    – Клан – это место, где живет общность людей и сам народ. Сейчас мы находимся в землях восточного клана. На этом материке их всего пять, и я родом из того, что на западе.
    – А что такое “общность”? Что это “восток” и “запад”? Что такое “материк”? – засыпал Эгину вопросами «малыш», но она терпеливо объяснила, что существуют четыре стороны света.
    Она отвечала на все вопросы, которые задавал ей, даже самые бессмысленные. Так мы поднялись на вершину последней дюны, и Эгина, спотыкаясь, остановилась. «Я» почувствовал, что что-то не так, и повернулся в её руках, пытаясь рассмотреть получше. Эгина, почувствовав движение, поспешила подставить плечо.
    – Не смотри, малыш. Не думаю, что ты захочешь это увидеть, – её голос звучал мрачно, и я удивился, почему эта жизнерадостная женщина вдруг стала такой грустной.
    – Почему же? Что случилось?
    – Ничего страшного. Я просто не думаю, что тебе нужно это видеть, вот и всё, – сказала она, отступая вниз по склону, чтобы убедиться, что «я» не смогу увидеть.
    Именно тогда ветер переменился, и я уловил запах чего-то... Дым, пришло понимание через несколько секунд.
    – Почему тут пахнет гарью? – спросил «я», чувствуя, как тело Эгины напряглось в ответ.
    Когда она не ответила, «мальчик» снова начал извиваться, и на этот раз удалось вырваться из её хватки. Приземлившись на четвереньки, «я» поднырнул под её руки и бросился на гребень дюны. Как только увидел город в огне, очень пожалел об этом.
    Боковым зрением заметил приближающуюся Эгину и почувствовал мягкую руку на своём плече. Взглянув на неё, увидел, что она смотрит на меня печальными глазами, в которых стоят слёзы.
    Не мог понять почему, но внезапно почувствовал, как внутри закипает гнев, звериная злоба и жажда убийства, соизмеримая с такой же у зорнов. Этот лютый коктейль заставил меня наброситься на неё. Но тут я пошатнулся, что-то горячее залило глаза, а тело словно объяло пламя.
    Глаза Эгины на долю секунды расширились, затем она обратила взор к небу и закричала:
    – Вардо, ублюдок! Тащи сюда свою божественную задницу и расскажи мне, что ты сотворил с ребёнком!
   

Глава 4

    «Я» несколько мгновений молча смотрел на женщину, и чувствуя, как неописуемая ярость, охватившая меня совсем недавно растаяла.
    – Эгина. Что случилось с городом? И что со мной происходит?
    Нижняя губа предательски дрожала при виде того, что осталось от города. Города, что ещё совсем недавно раскидывался во все стороны насколько хватало глаз. Крутобокая высокая стена из песчаника опоясывала его, обозначая границу, протянувшуюся на многие километры во всех направлениях. Стена по-прежнему стояла – высокая, нетронутая и целая. В отличие от остальной части города, что лежала в руинах: повсюду разбросаны обломки, бушующий огонь, что пожирал и дерево и плавил камень. Дым поднимался клубами, уносимый ветром, и «я» ясно видел участки песка и камня, обугленные или превратившиеся в стекло.
    – Что или кто мог причинить такой урон?
    Эгина наклонилась ко мне и отвернула прочь от горящего города, притянув в объятия, «малыш» уткнулся головой в её плечо и почувствовал, как нежные женские руки обвились вокруг него.
    – Не знаю, малыш, но ты не волнуйся. Скоро мы это выясним, её голос был успокаивающим, и она чуть отступила, позволяя «мне» плакать, уткнувшись в неё.
    Это помогало, в её объятиях он-я чувствовал себя в безопасности, словно никто не мог причинить мне боль, пока она рядом. Одной рукой она медленно гладила «мои» волосы, а другой крепко прижимала к себе.
    Это действовало умиротворяюще и «мои» глаза начали слипаться. Перед тем как заснуть, я увидел, как кто-то появился из-за плеча Эгины. Высоким мужчиной с густой копной волос цвета воронового крыла и яркими серебристыми глазами.
    Проснулся поздно, солнце стояло уже высоко в небе, но почему-то не обжигало. Причина обнаружилась быстро – лёгкий плащ, простёртый над головой и удерживаемый на месте длинной веткой дерева. Растерянно оглядевшись, заметил Эгину и застенчиво улыбнулся ей.
    – Вижу, ты наконец проснулся. Ты был без сознания всю ночь, – сказала она, возвращая «мне» улыбку.
    – Мы уже близко к городу? – спросил я, оглядываясь.
    – Я уже сходила в город и поспрашивала там. Никто из них не знает, кто ты, но беспокоиться не о чем. С этого момента я буду заботиться о тебе. Как тебе это?
    – Никто не знал и не слышал обо мне? – спросил «я», еле сдерживая рыдания.
    Вдруг почувствовал, как меня заключили в крепкие объятия, Эгина склонилась надо мной.
    – Я не смогла найти никого, кто знал бы тебя, но не стоит грустить. Я позабочусь о тебе. Позабочусь о том, чтобы у тебя была хорошая жизнь. И я обещаю тебе, что никогда не уйду. Несмотря ни на что.
    Не знаю почему, но «маленький я» чувствовал себя в безопасности в руках этой женщины.
    – Правда-правда?! – спросил «я» тая в голосе надежду.
    Она отстранилась и, держа на расстоянии вытянутой руки, посмотрела мне в глаза.
    – Я. Обещаю.
    Я наблюдал глазами своего младшего "я", как мы с Эгиной путешествовали по Исарию в течение следующего полугода, хотя время, казалось, пролетело в мгновение ока. По пути она многому «меня» научила: как охотиться, ловить рыбу, и даже сражаться. Она рассказывала мне о пяти кланах, о санкари и вёлурах, об обделённых и изменённых, зорнах и Диких землях, о том, как устроен мир.
    Я всей душой ощущал, что «маленький я» счастлив, совершенно ясно отмечая полное отсутствие воспоминаний, связанных с горящим городом или появлением Вардо. Даже странное чувство гнева, испытанное по отношению к Эгине около города, казалось, исчезло.
    Если мы были так счастливы, то почему Эгина ушла? Я задумался об этом видя как «я» выскочил из своего укрытия за деревом, заставив Эгину подпрыгнуть в притворном испуге, а затем рассмеяться.
    Вардо несколько раз навещал «нас» во время скитаний, но маленький «я» всегда оказывался слишком далеко, чтобы услышать разговор. И судя по всему, воспоминания о его визитах были стёрты начисто. Так же, как и о горящем городе.
    Сделав ещё один вдох, «я» почувствовал, как нарастает разочарование, ведь ничего не происходило. Всё, что видел, – это месяцы путешествий и игр.
    Теперь я знал, откуда взялись мои навыки выживания, и боевая сноровка. Но как же отец и мать? Я же ясно их помнил? Это тоже подмененные воспоминания? Кто я такой в конце-концов и откуда взялся? Вопросы множились, а ответов не было.
    Одно ясно наверняка: Норос не мой родной город – я пришёл из окраинных земель эсзаков. Но тот город разрушен больше десяти лет назад, так почему Эгина объявилась только сейчас? Неужели она думает, что теперь я передумаю и останусь? Ну уж нет, она бросила меня, несмотря на все счастливые дни, проведённые вместе. Ей нет прощения и оправдания. Я мог бы жить жизнью обычного ребенка, но из-за неё лишился этого.
   
    ***
   
    – Что это за стена? – спросил «я», указывая на Защитный барьер – гигантскую стену.
    – Это наш новый дом. Эскус, – ответила Эгина легонько ткнув меня кулачком в бок.
    – А почему мы будем там жить? – спросил «я», уклоняясь от щекочущих пальцев женщины.
    – Нам стоит где-то основаться, мы не можем скитаться вечно, – ответила она, безуспешно пытаясь поймать «меня», чтобы продолжить щекотать.
    – А почему мы не можем вернуться в твой дом?
    Эгина печально улыбнулась.
    – Ты когда-нибудь перестанешь задавать вопросы, Тинар? – спросила она, уклоняясь от ответа.
    Я усмехнулся, услышав, как она произнесла моё имя. Она выбрала его для меня всего через два дня после того, как «мы» начали своё совместное путешествие. Она сказала, что это имя одного очень влиятельного, сильного и смелого человека из давних времён. Человека из легенд прошлого. Своё настоящее имя «маленький я» так и не вспомнил и потому был безмерно рад, когда она нарекла меня этим.
    – Если я перестану задавать вопросы, как, вообще, чему-нибудь научусь?
    – Уж больно ты умён и любознателен для своих лет! – Эгина, внезапно бросилась вперёд и подхватила меня за талию.
    Она медленно приближалась, пока «мы» шли, и незаметно сократила расстояние между «нами».
    – Нет! Остановись! Эгина!
    Всего через секунду «я» уже безудержно хохотал, силясь вырваться из её крепких объятий.
    – Ты знаешь цену, если хочешь, чтобы я остановилась, – поддразнила Эгина, продолжая беспощадную щекотать мальчика.
    – Ладно! Ладно! – ахнул «я» сквозь смех.
    – Хорошо, но если ты попытаешься сбежать, я придавлю тебя и буду щекотать, пока не обмочишь штанишки!
    «Малыш» энергично кивнул, понимая, что это не пустая угроза. Однажды отказавшись от сделки, она действительно щекотала его, пока он не испачкал штаны. Эгина отступила назад и присела на уровень его роста. Она повернула лицо, подставляя ему щёку. «Я» не колебалясь ни мгновения, наклонился и поцеловал её.
    – Хороший мальчик, – похвалила она, выпрямляясь с улыбкой и взъерошивая мои волосы, – а теперь давай двигаться дальше. До границы всего несколько часов, и хочется перейти её до наступления темноты.
    Мы шли до конца дня, пройдя под тенью караульной башни прямо перед закатом, и направились к постоялому двору, примостившемуся у пограничной заставы. «Мне» нравилось ночевать в гостиницах, жаль, что Эгина редко тратилась на подобное.
    «Маленький я» вкусно поужинал, а затем наслаждался ванной с разноцветными пузырьками. Немного поиграв, женщина уложила «меня» спать, укрыв одеялом и поцеловав в лоб. Где бы мы ни были, так она поступала каждую ночь. От этого простого акта любви и заботы внутри потеплело, «я» чувствовал себя в безопасности и в надежных руках.
    – Спокойной ночи, Тинар, – сказала она, вставая с кровати.
    Её кровать стояла рядом, напротив моей, но перед сном, она как правило спускалась в общую залу, – узнать местные сплетни.
    – Спокойной ночи, Эгина, – сонно пробормотал «малыш», уже чувствуя, что веки начинают смыкаться – день был долгим и изматывающим.
    Пелену сна разорвал громкий стук и звон бьющейся посуды донёсшийся снизу. «Мальчик» сидел очень тихо, чувствуя, как сердце колотится в груди от шока, «я» молча ждал и уже начал успокаиваться, как вновь раздался громкий треск, за которым последовали сердитые крики.
    Когда крики стали громче, глубоко вздохнув, заставил «себя» встать с кровати. Уже на лестнице меня настиг грохот, сотрясший всю гостиницу, и «я» невольно покачнулся, еле устояв на ногах. Что там происходит?
    Подойдя к двери и открыв её, выглянул наружу. Трактир был устроен так, что посетители из комнат наверху могли видеть обеденную залу с террасы сверху. Внизу царило полнейшее столпотворение и моё детское сердце ёкнуло от страха. Некогда опрятный зал пребывал в полном беспорядке: повсюду поломанная мебель, разбросанные еда и напитки. Владелец постоялого двора в страхе прятался за стойкой вместе с полудюжиной других посетителей, а несколько фигур в чёрном атаковали одинокую фигуру в центре комнаты.
    «Я» дрожал в ужасе, ведь тем человеком, на которого нападали, была никто иная, как Эгина. Адреналин пронёсся по телу. Почему ей никто не помогает? – со страхом думал «малыш», в отчаянии глядя на других посетителей, – ей же больно! Никто из них не хотел встречаться с ним взглядом. Тем временем люди в чёрном напирали, они оттеснили Эгину и подрезали ей бедро, длинным кинжалом, лезвие которого мерцало зловещим зелёным светом.
    Женщине удалось встретить другого ударом в живот, отправив его к противоположной стене. «Я» придвинулся ближе, обхватив маленькими пальцами перила и крепко вцепившись в них, наблюдая за приближающимися к ней мужчинами. Они немного поколебались, увидев, как она сбила одного из их товарищей, но теперь снова обрели самообладание.
    – Ты можешь победить их, Эгина! Покажи им! – закричал кроха.
    Это было большой ошибкой с «моей» стороны, так как глаза женщины на мгновение метнулись ко мне, расширившись в неподдельной тревоге. Внезапно сзади «меня» схватили. «Я» извивался, пытаясь вырваться из этой холодной железной хватки, но почувствовал сильный удар в затылок, и зрение затуманились. Успел заметить, как она подняла руки, сдаваясь, а они начали безжалостно избивать её, как сознание окончательно погасло.
    Спустя время «я» пришёл в себя с нестерпимой пульсирующей головной болью. Тело лежало на полу гостиницы, а голова покоилась на коленях Эгины и та нежно гладила меня, что-то напевая, убаюкивая. «Я» несколько раз моргнул, сбитый с толку происходящим, а затем последние воспоминания нахлынули на «меня» с новой силой.
    – Эгина! Ты в порядке? – спросил, пытаясь сесть и морщась от боли.
    – Да, Тинар. Всё хорошо. – ответила она, на её теле не осталось ни следа от произошедшей схватки.
    – Как ты себя чувствуешь?
    – Голова болит, но в остальном – хорошо, – ответил «я», пытаясь сесть.
    Эгина крепче прижала «меня» к себе, не давая подняться.
    – Что-то не так? – недоумение плескалось в «моих» глазах, – Вроде всё в порядке? А что случилось с теми злыми дяденьками, которые напали на нас?
    – Эти плохие люди больше не будут нас беспокоить, – она натянуто улыбнулась, – просто тебе стоит немного полежать, чтобы боль утихла.
    Кивнув, я снова лёг, уставившись в потолок, но отдохнуть нам не дали. Раздался хлопок, как бывает при разрыве пространства и раздался голос:
    – Твою мать, что здесь произошло, Эгина?
    Та повернула голову, чтобы обратиться к незнакомцу, на мгновение отпустив «мою» голову. «Я» даже не попытался встать и оглядеться – она сказала не делать этого, а «малыш» всегда слушался её.
    – Кивегзо пришли за мной. Не знаю, как они вычислили нас, но им удалось застать меня врасплох.
    Звук шагов по деревянному полу, а затем в поле моего зрения попал человек, тот самый, которого «мальчик» видел когда-то: с серебристыми как у «меня» глазами и иссиня-чёрными волосами.
    Мужчина оглядел «меня» с головы до ног, потом оглядел таверну.
    – Судя по виду этого места, никогда бы не догадался, – ответил он, вопросительно глядя на неё.
    – Тинар, – ответила она.
    Глаза мужчины расширились всего на долю сантиметра. Эгина явно знала этого «незнакомца», хотя «малыш» словно никогда его не видел.
    – Как? – требовательно спросил мужчина, полностью игнорируя «меня», словно предмет мебели.
    Несколько секунд женщина смотрела то на него, то на «меня», прикусив нижнюю губу.
    – Только не перед мальчиком, – сказала она, глядя на таинственного мужчину, – не хочу, чтобы он слышал.
    – Говорил же тебе не привязываться, – при этих словах глаза мужчины сузились, а губы сжались в жесткую линию, – он не твой сын! С сегодняшнего вечера ты передашь его мне на попечение.
    Эгина, которая легонько гладила «меня» по волосам, пытаясь успокоить, застыла, услышав это. «Маленький я» испытывал смущение, глядя попеременно на них обоих.
    – Но я не хочу оставлять Эгину. Она мне нравится, она моя мама, – сказал «я», глядя на мужчину широко раскрытыми глазами.
    Глаза мужчины, если это вообще было возможно, стали еще жёстче.
    – Нянчилась с ним, да, дрянь? – его голос практически гремел, заставляя женщину вздрогнуть, а «меня» подпрыгнуть от страха, – имя дала, в дочки-сыночки играла?
    – Я... я не хотела… – Эгина запнулась, видя как глаза мужчины начали источать непроглядную мглу.
    – Что ты не хотела, падаль?! Ослушаться моих приказов? – затем он появился перед Эгиной так быстро, что ни у кого из нас не было малейшего шанса среагировать. В мгновение ока он ударил её, и она пролетела через комнату, врезавшись в противоположную стену и кулём упав на грязный пол.
    Затем мужчина повернулся к «мне», схватил за шиворот и поднял на уровень глаз, словно котёнка.
    – Эгина! – что есть мочи закричал «малыш», пытаясь вырваться и ударить обидчика – Что ты сделал с ней?!
    – Заткнись, сопляк! – закричал мужчина, тряся «меня» до тошноты, – пришлось преподать ей урок, за то, что не учила тебя, как я того велел, придётся заняться тобой самому, хотя…
    – Чему меня учить? – «я» застонал.
    – Как правильно использовать свою силу.
    – Какая сила? У меня её нет. Эгина говорила, что мне рано для Пробуждения.
    Губы мужчины скривились в хищном оскале, в котором не было ничего человеческого и по спине побежали мурашки.
    – Нет, конечно, её у тебя нет. Только как тогда ты натворил всё это?
    Он поставил «меня» на ноги и развернул, разводя руками, словно охватывая весь зал. «Я» резко наклонился и с мерзким звуком выблевал свой ужин.
    – Ах ты мелкий щенок, сапоги запачкал! Тебе не должно быть противно от этого! Ты должен наслаждаться делом рук своих!
    «Я» задохнулся, чувствуя новый порыв рвоты, а в уголках глаз стояли слёзы.
    – Нет! Нет, это не я. Я не мог натворить всё это, – простонал «малыш», отказываясь смотреть по сторонам и не отрывая взгляда от пола. – Я всё время спал. Это невозможно!
    – О, но это так. Просто спроси свою дорогую распрекрасную Эгину, что случилось, когда ты потерял сознание.
    Быстро подняв глаза при упоминании имени женщины, тут же пожалел об этом, снова согнувшись в рвотном спазме. Кровавая бойня: стены, пол и потолок выкрашены в алый цвет крови, с вкраплениями мозгов и кусочков кости. Более дюжины тел лежали по всей комнате, и ни одно не осталось целым. Все они разорваны на части, словно их трепал гигантский разъярённый зорн. Кишки и части тел валялись повсюду на полу и облепляли стены, половина тела одного постояльца свисала со стропил.
    Мальчик стиснул зубы, заставляя себя смотреть на единственную вещь в комнате, которая удерживала от срыва – Эгину. Она оторвалась от стены и смотрела на «меня» со смесью жалости и страха. Малыш почувствовал, как у него упало сердце, видя это выражение.
    – Эгина... это же неправда? – слёзы текли из «моих» глаз.
    Та несколько раз открыла и закрыла рот, переводя взгляд с малыша на мужчину с серебристыми глазами. Наконец, она подошла ко «мне» и крепко обняла.
    – Это не твоя вина, Тинар, тебя… – прошептала она, когда «я» тихо всхлипывая уткнулся ей в плечо.
    – Попрощайся с мальчиком. Над ним ещё работать и работать, прежде чем он будет готов, – услышал слова мужчины и почувствовал, как сильнее плачу. Эгина собиралась уехать, и «мне» придется остаться с этим ужасным человеком, который снова заставит делать подобные вещи.
    Руки Эгины на мгновение сжались вокруг «моих» плеч, прежде чем она отстранилась. Она пристально смотрела на меня своими блестящими глазами.
    – Мне пора идти, Тинар, но я обещаю, что однажды мы увидимся снова. Я люблю тебя, мой мальчик.
    «Я» открыл рот, пытаясь что-то сказать, но Эгина постучала меня по лбу, и тьма поглотила меня.
   
   

Глава 5

    Мой дух вернулся в тело резко и внезапно: тело дернулось вверх, руки и ноги начали беспорядочно биться в стороны. К счастью, Адель находилась в стороне и ей не досталось.
    – Тинар, успокойся! – крикнула она.
    – Адель?! Где мы?
    – В бункере, на границе. Разве ты не помнишь? – спросила она, озабоченно глядя на меня.
    – Хотя для нас прошло меньше часа, для Тинара прошло много дней, а то и месяцев. Дай ему несколько минут, чтобы привыкнуть, – сказала Эгина, проходя через комнату и поднимаясь по лестнице.
    Пока я не пришёл в себя, Адель просто тихо сидела рядом.
    – Что с тобой случилось? Что ты видел? – наконец не выдержала она, видя, что я почти оклемался.
    В душе же у меня царили страх и неуверенность – чувства, напрочь забытые мной.
    – Все мои воспоминания о времени до встречи с тобой ложны, – начал я. – Моя родина, если так можно сказать, не земли клана нугатра, а – эсзаков. Эгина привезла меня на восток в возрасте примерно лет шести-семи. А потом меня у неё отняли...
    И я без утайки рассказал, всё что увидел и вспомнил.
    – Значит, всё, что мы думали и знали о нём, неправда, – сказала Адель, в гневе сжимая и разжимая кулаки, – Вардо не какой-то благожелательной бог, а всего лишь наделённый неимоверной силой подонок, который хочет использовать тебя! И затеял он всё это, когда ты был ещё крохой!
    В ответ я лишь кивнул, переведя взгляд на Эгину, которая по-прежнему стояла у подножия лестницы и отстранённо смотрела на меня. Она еле сдерживалась, чтобы не броситься ко мне; это читалось в её напряжённой позе, стиснутых кулаках и нервному тику в уголке губ.
    Что касается меня, то – не знаю. Тот маленький «я» уже бросился бы к ней повис на руках и плакал, но у меня внутри царила пустота, равнодушие, как ко всем посторонним людям. И от этого чувства, от неспособности заплакать, порадоваться встрече, на душе становилось больно и тоскливо, и внутри разгорался уголёк ненависти к Вардо и его приспешникам, сотворившим это со мной.
    Из всех людей пока только Адель вызывала какой-то неясный отклик в груди: хотелось радовать её подарками, защищать от любой угрозы мира. Не знаю, что это за чувство.
    Медленно поднявшись на ноги, на мгновение прислонился к стене, прежде чем спуститься по лестнице. Я замер перед женщиной, которая, когда-то спасла мне жизнь, оберегала и многому научила. Той, что, как я теперь понимал, любила меня, как родного сына, несмотря на то, что последние десять лет, не по своей вине, держалась подальше.
    Пытался найти чтобы ей сказать, но ничего не получалось, а врать не хотелось. Эгина взяла инициативу в свои руки: как только я остановился, она бросилась ко мне, крепко обняла и зарыдала, уткнувшись в плечо. При последней нашей встрече именно я плакал таким образом. Я обнял женщину в ответ, прижимая к себе и позволяя излить всю сдерживаемую эти годы печаль от разлуки.
    Может когда-то будучи ребёнком, я винил её, но теперь понимал, почему она так поступила. Вардо. Проклятый ублюдок. Но он не один, есть по крайней мере кто-то ещё, тот, кто оставил тот участок памяти скрытый туманом, даже не потрудившись прикрыть их, как это сделал Эгина.
    Одно не могу понять, какие мотивы у Актара? Но он по крайней мере учил меня в открытую и не причинял мне зла. Единственное, что сейчас против него, – это покушение на Илуру. Да и тут у меня вопрос, захоти бог убить её по-настоящему, вряд ли она бы выжила, даже несмотря на помощь Эгины. Так что, с моей точки зрения, с наставником всё в порядке; хотя догадываюсь, что мнение властительницы по этому вопросу сильно отличается от моего.
    Эгина отстранилась, взяла моё лицо в свои руки и вгляделась в глаза.
    – Мне очень жаль, – сказала она, отпуская меня и делая шаг назад, – я чувствую пустоту внутри тебя, бедный мальчик.
    – Прости, но, если тебе станет легче, почти никто не находит отклика в душе.
    – Отправишься в Туо? Спрашивай, если есть вопросы.
    – Мы не покинем земли кланов? – вмешалась в разговор Адель.
    – После того, что видел, я должен вернуться. В моём прошлом могут быть ответы, которые прежде и не помышлял искать. Откуда я всё же родом и кто на самом деле? Как будучи малышом я голыми руками растерзал тех кивегзо? Если способности пробудились чуть меньше года назад!
    Адель прикусила нижнюю губу – привычка, сообщающая, что она встревожена. Через несколько секунд она кивнула, и я почувствовал, что слегка расслабился – путешествовать без подруги было бы нелегко.
    – Кто такой Вардо на самом деле? Почему так много людей интересуются мной? Что случилось с моим родным городом, и почему у меня нет никаких воспоминаний о том инциденте? – высыпал я ворох вопросов на Эгину.
    – Город эсзаков Туо постигла катастрофа за два дня до нашей встречи. Мне не удалось разузнать, что за напасть приключилась, но это может иметь отношение к тому, почему память об этом утеряна. Травма от увиденного, возможно, вызвала мысленный блок. Либо это, либо кто-то другой, возможно, добрался до тебя и скрыл эти воспоминания.
    Женщина отпила воды из стакана и продолжила:
    – Ну, а почему вызван интерес к твоей персоне, не сложно и догадаться. Ты поразительно быстро развиваешься, побеждал врагов и зорнов гораздо сильнее себя, что только указывает на твой потенциал в будущем. Вардо знал, кем ты станешь. В конце концов, именно он поручил мне заботиться о тебе, узнав, что случилось с твоим родным городом. О самом Вардо многого мне не рассказать, чего-то я не знаю, а о другом мне не позволено говорить. Но вот что могу сказать наверняка: как и любое существо высшего порядка, он не является ни добрым, ни злым, а скорее делает то, что считает лучшим для себя, даже если для достижения этого результата ему приходится прибегать к крайним мерам. Будь осторожен с ним, Тинар, так как он не из тех, с кем можно шутить.
    Я кивнул в ответ на слова Эгины, откладывая все сведения, чтобы потом как следует поразмышлять об этом. Лично мне едино, добрый Вардо или злой. Меня заботит только одно: представляет ли он угрозу для нас с Адель. Хороший ли, плохой ли, но я убью любого, кто придёт за нами.
    – Кое-что беспокоит меня, – сказала Адель, воспользовавшись паузой, – как Тинар оказался на улице в Норосе, если Вардо забрал его тогда. Куда делись его способности? Зачем было внушать ему ту чушь с родителями, что его отец иномирянин?
    – С чего ты взяла, что это ему внушили? Сейчас уже сложно определить, что – правда, а что – вымысел. Это под силу только самому Тинару. После того, как Вардо забрал его, я больше не видела Тинара, пока Илура не позвала меня, чтобы осмотреть его во время их первой встречи. И прежде чем ты спросишь, я не вернулась за ним, потому что Вардо сказал, что прикончит меня и накажет мальчика. И не думаю, что дело бы ограничилось поркой.
    Адель с громким щелчком захлопнула рот и кивнула. Комната погрузилась в тишину, каждый думал о своём и только лёгкий скрип кровати, на которой сидела властительница, доносился до нас.
    – Илура, можешь отправить нас к той пустыне? – спросил я, глядя мимо Эгины на неё.
    Та на мгновение сосредоточилась, прежде чем в центре комнаты медленно сформировался портал.
    – Тот город, что вы упоминали, насколько мне известно лежит в руинах, выжившие покинули его, – сказала она, устало улыбнувшись, – о нём ходят разные, порой странные или ужасные слухи. Портал открыла насколько могла близко. Мне жаль, но не могу ближе, это всё, на что я сейчас способна. Удачи, и если что-нибудь понадобится – не стесняйтесь обращаться.
    Я кивнул, нащупывая под рубашкой кулон, который она подарила мне меньше месяца назад. Ему всё ещё было трудно поверить, что с тех пор столько всего произошло.
    – Пожалуйста, береги себя, – сказала Эгина, быстро приближаясь и снова обнимая меня.
    Я приобнял её в ответ и пошёл к порталу.
    – Туо расположен на южной границе северного клана, – донеслись до меня слова властительницы, – как покинете портал, направляйтесь сразу на юг. Будьте осторожны, неизвестно, что там сейчас творится и что вас ждёт. Возможно, придётся сражаться, как только выйдете.
    Кивнув, я вошёл в кружащийся вихрь пространства, а мгновение спустя за мной последовала Адель, чтобы тут же оказаться в обжигающей жаре пустыни.
    – Черт возьми, как же здесь жарко! – пожаловалась Адель, входя следом и отстраняя меня.
    Честно говоря, жара меня сейчас донимала не так сильно, как в моих воспоминаниях; всё благодаря возросшей живучести.
    – Да, жарко, – ответил я, прикрывая ладонью глаза и оглядывая песчаные дюны.
    Пока Адель ворчала, что её нежная кожа жарится на солнце, разыскал палку и пару камней. Затем воткнул палку в песок и положил первый камень в конце отбрасываемой ею тени.
    – Что ты делаешь? – с любопытством спросила подруга.
    – Вычисляю направление, – ответил ей, прикрывая глаза от солнца и глядя вверх.
    – Как именно палка и несколько камней скажут тебе, куда идти? – спросила она, присаживаясь на корточки рядом со мной.
    – Солнце движется, тень, отбрасываемая палкой, меняется. Позже положу второй булыжник на острие этой тени, он укажет нам правильное направление.
    – Хм, никогда бы не подумала, – задумчиво произнесла Адель.
    Хотя мне не терпелось отправиться в путь, пришлось выжидать. Мысленно отсчитав четверть часа, я поднялся, отряхнув штаны от песка и указал, предположительно, на юг.
    – Понесешь меня? Или заставишь идти пешком? – надулась Адель.
    – Знаешь, мне кажется, в ту ночь в Норосе, когда мы бежали, я стал твоим вьючным животным.
    – Ты лучшая лошадь, на которой я когда-либо ездила, – нахально сказала она, обходя меня сзади и кладя руки на плечи.
    Я только покачал головой и, крепко ухватив Адель за бедра, поднял её.
    – Как думаешь, долго нам добираться? – спросила Адель после нескольких минут молчания.
    Я испытывал искушение проигнорировать её. У подруги много замечательных качеств, но молчание в число её добродетелей не входит. С другой стороны, если ей сейчас не дать ответа, она потом замучает, воткнёт в спину нож, ещё чего доброго.
    – Не знаю. Вполне возможно, что мы уже пропустили город и нам нужно вернуться назад.
    Адель поерзала на спине, но ничего не ответила. Я настроился на долгий путь, но, к нашей радости и удивлению, поднявшись на вершину следующей дюны, разглядели на горизонте очертания города.
    Он не был похож ни на один город, виденный мной, но, вроде стилем планировки смахивал на тот, из воспоминаний. Дома, сложенные из песчаника, с куполообразными крышами, извилистые улочки, что спиралью сходились к оазису, расположенному центре.
    – Ха, вышло быстрее, чем ожидала, – фыркнула Адель, отрывая меня от изучения города, – обычно нам так не везет.
    – Тот ли это город, что нам нужен? Илура говорила, что он разрушен и жители покинули его, а здесь, – указал рукой, – вон погляди люди бродят, – сказал я, ускоряя шаг по склону дюны.
    – Лучше быть осторожными и не привлекать к себе слишком много внимания. Что мы нашли город, вовсе не означает, что жители помогут или что они особенно дружелюбны, тем более к чужакам.
    – Да, – ответил я с глубоким вздохом, – с нашей удачей мы наткнёмся на бандитов, как только войдём в город. Или ещё в какое дерьмо вляпаемся.
    На то, чтобы приблизиться к границам города, у нас ушло минут двадцать, и всё это время Адель не переставала ныть, как ей тяжело и жарко. Хотя открытые участки её тела даже не покраснели.
    – Если и впрямь родился здесь, то безумно рад, что уехал, – пробормотал я, в очередной раз проваливаясь в песок по щиколотку.
    Потихоньку мы приблизились к низкой стене из песчаника, охраняемой двумя стражниками, одетыми в коричневые кожаные доспехи.
    – Кто вы и что здесь делаете? – спросил один из них, глядя на нас сверху вниз. – Вы не принадлежите клану Эсзак.
    У солдата был странный акцент, никогда раньше не слышанный мной. Несмотря на явно агрессивный тон, я постарался быть любезным.
    – Вообще-то я северянин, хоть и покинул клан будучи ребёнком. Я ищу свой родной город. Может знаете, где Ту... Ай! – воскликнул я, стоило Адель резко ткнуть меня в рёбра.
    А ведь больно! Крепко она после восхождения прибавила в силе! Повернулся, чтобы посмотреть на неё, но та смотрела прямо перед собой с невинной улыбкой на лице.
    – Извините, нам пришлось проделать долгий путь, и мой друг очень устал…
    Глаза охранника сузились, и он угрожающе шагнул вперёд.
    – А теперь слушай сюда ты... Ай!
    Теперь настал его черёд закричать, получив от другого стражника удар по затылку пяткой копья.
    – Прости его грубость. Данг просто злится, что весь день торчит на солнце. Итак, какой город вы искали? – спросил он, улыбаясь Адель в ответ.
    – Точно не знаем, но нам сказали, что где-то недалеко от Туо, – ответила Адель.
    – Рядом с разрушенным городом?.. – задумчиво проговорил тот, слегка поглаживая бороду, в то время как Данг пристально смотрел на нас. – Вокруг Туо есть несколько городов, но ни одного в радиусе ста километров. Может, в городе найдётся кто-то, кто сможет продать вам карту. Хотя это выйдет недёшево.
    Адель поблагодарила солдата, схватила меня за запястье и потащила мимо хмурого Данга, что потирал затылок, свирепо глядя на нас. “Чую, с этим мужиком нас ждут проблемы”, – промелькнула мысль, лишь мы обогнули стену здания, и стражники исчезли из виду.
    Только это произошло вырвал своё запястье из хватки Адель. Та повернулась, гневно глядя на меня, но я лишь приподнял бровь. Адель закатила глаза, но всё равно ответила на мой немой вопрос.
    – Ну ты и идиот! Сам посуди, два подростка пришли из ниоткуда и направляются в город, что лежит в руинах уже десять лет.
    – Точно, – хлопнул я себя ладонью по лбу.
    – Ага, последние мозги видать спеклись.
    Мы шли по извилистой дороге, пока не оказались в центре города, где раскинулся тот самый оазис, что наблюдали с дюны. Здесь, оказалось куда как оживлённей, чем мы представляли.
    Люди всех возрастов шныряли по широкой площади, кто-то разносил воду, еду и другие товары, что-то покупали в лавках. Все облачены в свободную одежду песочного цвета.
    Постояв несколько мгновений неподвижно, оглядываясь, ощутил новый толчок локтем по рёбрам от подруги.
    – Слушай, заканчивай с этим, – сохраняя равнодушный тон, высказал ей своё негодование, оборачиваясь, чтобы посмотреть, что привлекло её внимание.
    – Нам стоит переодеться; и как можно скорее, – сказала она уголком рта, – Люди пялятся.
    Я вздрогнул, затем, небрежно огляделся, заметив, что люди действительно смотрят на нас. Мысленно обругал себя за вновь проявленную беспечность. Что за ерунда со мной творится? Обычно на стороже – я, а не Адель.
    Приметив лавку с одеждой на другой стороне площади направились к ней. К счастью, добрались без проблем. Сейчас не место и не время для потасовок.
    – Чем могу помочь? – спросил человек за прилавком.
    – День добрый, – сказала Адель, одарив торговца лучшей из своих улыбок, – мы недавно в городе, хотелось бы переодеться. Может есть что для нас?
    – А деньги есть? – спросил лавочник, скрестив руки на груди и снисходительно поглядывая на нас.
    Подруга сняла с пояса кошель с мелкими монетами. Большую часть наших денег мы хранили в сумке. Она вытащила из кошелька серебряную монету и помахала ею перед глазами мужчины. Выражение лица торговца мгновенно стало дружелюбнее.
    – Замечательно! – он потёр потные ладошки. – Добро пожаловать в мою лавку, с удовольствием подберу вам что-нибудь по вкусу. Пройдёмте.
    Мы с подругой обменялись взглядами и последовали за мужчиной. Обогнув лавку, с удивлением увидели несколько стоящих аккуратными рядами стеллажей с одеждой. Там же обнаружилась небольшая ниша, предназначенная, вероятно, для переодевания.
    – Что-то защитное? – уточнил лавочник.
    – Да, достаточно лёгкое, чтобы не мешать движению и прочное, иначе порвётся в первой же схватке.
    – Дайте минутку, – с этими словами торговец затерялся среди стеллажей с одеждой.
    – Знаешь, ты грубоват, – сказала Адель с кривой улыбкой.
    – Напротив, я был мил и любезен, – ответил ей, не сводя глаз с мужчины, который двигался вдоль стеллажей, снимая различные предметы одежды и перекидывая их через руку.
    Через минут пять лавочник, имени которого я так и не удосужился спросить, а сам он не назвался, вернулся, протягивая нам свои товары.
    – Что это такое? – взял я из рук торговца пару коричневых штанов из непонятной, волнистой на ощупь материи: лёгкой, как сам воздух и вместе с тем довольно жёсткой. Наверняка, что-то вплетено.
    – Обычные льняные штаны, с вплетёнными нитями адамантина.
    Не сказал бы, что стало жарче, но продавец выглядел потным и оттягивал воротник рубахи, словно ему было тяжко дышать. Не придав этому значения, забрал рубашку и пошёл переодеваться.
    Выйдя застал уже переодетую Адель, разговаривающей с торговцем.
    – Отличный комплект вышел, – сказала подруга. – Сколько мы вам должны?
    – О, это всё, что вы хотели бы купить? – переспросил торговец с нервным смешком. – Почему бы вам не взглянуть на обувь? У меня широкий ассортимент, по весьма низкой цене.
    – У нас уже есть отличные ботинки, – вмешался я в разговор, – говори сколько, нам пора отправляться в путь.
    Адель обернулась и посмотрела на меня, явно не понимая, отчего я столь груб.
    – Нет, правда, – сказал лавочник, вытирая лоб платком, – уверен, что есть много интересных вещей для такой прекрасной пары, как вы. Возможно, вы хотели бы купить своей женщине платье или красивую ленту для волос...
    – Нет, у неё всего в достатке, – ответил я, нависая над тщедушным купцом, – а теперь говори, сколько они стоят или я забираю их даром!
    – Все ваши деньги. Вот сколько.
    Даже не дёрнулся, услышав новый голос, а спокойно развернулся на месте, отмечая, как в помещение входят семеро, во главе с недавним знакомцем Дангом.
    Что-то подобное я и предполагал, заметив, как шельмец-лавочник шепчет что-то в ладонь, бродя между стеллажей с одеждой. Не будь у меня собственного кулона для разговоров на расстоянии, решил бы, что он просто сумасшедший. Поначалу думал, что он опасается, что мы сами его ограбим, но потом услышал звук шагов и тихие перешептывания за хижиной. Глупец не знал, насколько обострены наши с Адель чувства.
    – Надо было сверкать медью, а не серебром, – ни к кому конкретно не обращаясь, произнёс я, разочарованно покачав головой, при виде того, как незадачливые визитёры сгрудились в кучу. Проверил их прозрением и огорчённо выдохнул.
    – Жалкие слабаки, – поднял руку, затыкая им рты, а то те уже нацелились на длинную речь о том, что нам оставят жизнь, если мы отдадим всё до последней монеты.
    – Проваливайте, – беззлобно сказал им, жестом показывая Адель, что повода для беспокойства нет.
    Данг, вожак этой мелкой банды презрительно сплюнул мне под ноги.
    – Ничего не попутал, мозгляк? Да ты знаешь, кто мы такие?! Мы управляем этим городом, и ты отдашь все ценности, если хочешь уйти со своей подружкой отсюда живым.
    Его приспешники мерзко захихикали. Ага, ага, очень смешная шутка – убить нас, после того как мы расплатимся.
    – Ха-ха, смешно, – бесстрастно ответил им. – У меня сегодня хорошее настроение, поэтому уйдите с глаз долой, и я забуду об этом досадном инциденте.
    Переключив внимание на торговца, я впился в него взглядом заставляя бледнеть и заливаться потом.
    – Учитывая, что ты планировал ограбить нас нас, мы заберём твой товар бесплатно. Мне это кажется справедливым, – уведомил я, полностью игнорируя раскрасневшегося Данга, стоящего позади него.
    Адель одобрительно кивнула. Торговец, который теперь попеременно то бледнел, то заметно дрожал, то покрывался красными пятнами, кинул на нас испуганный взгляд и бросился прочь, не сказав ни слова. Восприняв это как одобрение, жестом пригласил подругу выйти на улицу.
    – Эй, ублюдок! Ты не можешь просто уйти! – выкрикнул один из мужчин, которые вытащили длинные сабли и теперь приближались к нам. Рукой отстранил Адель себе за спину, сам немного выдвинувшись вперёд.
    – Предупреждаю один раз: убирайтесь или умрёте, – ответил я, занимая боевую стойку.
    – Вали его! – закричал Данг.
    Ну что ж, он решил их судьбу. Без всякого навыка я прыгнул и развернувшись, нанёс удар с разворота, мигом обезглавив двух мужиков одним ударом. Учитывая их жалкий второй ранг, это было совсем не сложно.
    Приземлился прежде, чем головы и тела коснулись земли, и сделал молниеносные выпады кулаками, круша черепа остальных. Выпрямившись, глянул на Данга, что стоял, обляпанный и обделавшийся, в луже крови среди павших соратников.
    Мне знаком этот трусливый взгляд. Что ж настроение хорошее, так что дарую ему быструю и лёгкую смерть.
    – Что ты за чудовище?! – успел воскликнуть тот, широко раскрыв глаза от ужаса, прежде чем и его голова отделилась от плеч.
    Никакого удовлетворения от избиения. Рутина. Я равнодушно наблюдал, как кровь с тел впитывается в песок.
    Повернувшись к Адель, заметил выражение отвращения на её лице.
    – Что? Неужто новую рубашку заляпал? – спросил у нее, оглядывая одежду.
    Адель встряхнулась и покачала головой.
    – Нет. Думала, шутишь насчёт убийства, – ответила она, глядя на обезглавленные трупов и видимо сдерживая позывы к рвоте, – Что за нужда была отрывать им головы?
    – Они собирались убить нас, пришлось ответить им взаимностью. Надо идти – суматоха схватки, несомненно, скоро привлечёт внимание.
    Выйдя из магазина, заметил, что несколько человек действительно смотрят в нашу сторону. Мы прошли мимо них, как ни в чём не бывало – если начнём вести себя подозрительно, то неминуемо привлечём излишнее внимание.
    – Знаю, – ответила Адель с тревогой в голосе. – Но ты был жесток.
    – Они умерли, даже не поняв, что случилось; это было милосердно. Пойдём, нужно пополнить припасы и запасы воды и покинуть город затемно.
    – Кроме того стражника, – тихо ответила подруга
    При этих словах шаги я на секунду замедлился и кивнул. Она права, хуже того, по какой-то причине, мне это даже понравилось. Это ненормально и об этом стоит подумать на досуге, потому что я не из тех, кто упивается чужой болью и смертью.
    Остановившись перед прилавком, мы немного подождали, пока пожилая торговка закончит с другим покупателем, прежде чем уделить нам внимание.
    – Карты данного региона случайно нет? – спросил я, как только она повернулась к нам.
    – Да, но обойдётся она вам в кругленькую сумму. Вы можете заплатить?
    – Сколько?
    – Тридцать серебряников.
    Я присвистнул. Хотя для меня теперь это и небольшая сумма, но всё равно почти равносильно месячному заработку простого человека.
    – Мы можем посмотреть карту, прежде чем покупать её? – вмешалась Адель.
    Женщина кивнула, вытащила из-под прилавка свёрнутый в рулон кусок выделанной кожи и развернула его для нас. Увидев качество, детали и мастерство картографа, я понял, почему карта столько стоит.
    – Берём, – сказала Адель, вытаскивая деньги из кошелька и передавая их торговке.
    Та взяла серебро с несколько обескураженным выражением лица – видимо не ожидала, что мы что-то купим.
    Взяв карту с прилавка, подруга свернула её и сунула в пространственную сумку, хотя, конечно, разумней было сделать это позже.
    – А фляги или бутыли для воды не найдётся? – спросил я, чтобы отвлечь внимание торговки от этой вещи.
    Заплатив десяток медных монет, мы купили необходимое и быстро добрались до окраины города, где Адель вытащила из сумки карту и развернула её. Сигнал тревоги не прозвучал, и мы решили, что у нас есть немного времени.
    Сидя в тени одного из домов, мы с Адель изучали карту. После тщательного осмотра обнаружили, что находимся в восточной части северного клана, в неделе пути от границы, а город Туо лежал западнее. Он был отмечен, как заброшенный, с пометкой, что вход запрещён указом владыки.
    – Проблема, опять закон нарушать, – указала на это подруга.
    – А когда в последний раз у нас всё было просто? Буквально полчаса назад почти десяток людей укокошили. Нам ещё повезёт, если до наших собственных голов скоро не доберется местная стража. Зря торговца живым оставили.
    – Не мы, а ты. Есть возможность избежать преследования, рассказав всё страже.
    – Ты должно быть шутишь? Данг был одним из них. Нас задержат на несколько недель, пока попытаются разобраться в ситуации. И в конце концов, скорее всего, признают нас виновными. Неужели ты думаешь, что этот купец заступится за нас? И как ты думаешь, кому они поверят: паре чужаков или местному жителю?
    – Почему ты всегда притягиваешь неприятности? – спросила она.
    Я ухмыльнулся, вставая и протягивая руку, чтобы помочь ей подняться.
    – То же самое могу сказать и о тебе. В конце концов, мы всегда вместе, так откуда знать, что это не ты их приманиваешь?
    Адель искоса взглянула на меня, отряхиваясь, но не ответила. Моя маленькая победа, обычно в споре с ней всегда проигрываю. Можно было бы ещё долго попрекать её этим, но всё же излишне – можно нарваться на взбучку.
    – Пора уходить.
    – Пойдём через ворота?
    – Нет, как в старые добрые времена, просто перелезем через стену. Судя по карте, до разрушенного города осталась неделя ходу. При условии, что нам не придётся сражаться с зорнами, разбойниками или другими неведомыми опасностями. Наверняка тела нашли и уже ищут нас.
    Адель кивнула, выгнув спину и слегка застонав. В животе у неё заурчало, и она удивленно посмотрела на меня. Я нахмурился, пытаясь вспомнить, когда мы ели в последний раз.
    – Два дня, – ответила Адель, словно читая мои мысли. – Мы не ели уже два дня, и только сейчас это замечаю!
    Мы оба удивлённо уставились друг на друга. Я подозревал, что наши потребности в еде, сне, отдыхе сократятся, но предполагал, что это произойдёт после перехода тридцатого ранга. Видимо причина в нашем возвышении.
    Взяв кусок вяленого мяса из рук Адель, я принялся неспешно жевать, направляясь к стене. Вместе мы легко, не привлекая ничьего внимания, преодолели её.
    Но стоило нашим ногам коснуться песка с противоположной стороны, как в городе затрезвонили колокола и загудели рожки стражников.
    Мы с Адель обменялись взглядами, я закинул остатки мяса в рот, подхватил подругу, попутно отметив, что её сердцебиение участилось, когда я ухватил её за бёдра, но связал это с тревогой в городе и быстро побежал прочь от городских стен.
   
   

Интерлюдия 3

    Портал захлопнулся, оставив у Илуры отчётливое чувство потери. Несмотря на всю свою браваду, она в глубине души надеялась, что Тинар передумает и останется. И не только для того, чтобы помочь ей устранить отца до пробуждения второго Хранителя. Стоило быть честной перед самой собой, она испытывала к нему отнюдь не сестринские чувства, хоть и понимала, что рассчитывать на взаимность не стоит.
    Кровать скрипнула – на краешек присела Эгина, та кого она считала своей наперсницей последние лет пять.
    Сонм вопросов терзал властительницу. Почему женщина скрывала от неё правду? Почему сама не помогла с отцом, ведь её ранг и возраст должны быть очень высоки? И не стоит сбрасывать со счетов, что владыке теперь известно о её замысле. Кто это мог быть? Селдар? Но ведь его должны были прикончить кивегзо. Актар? Да, судя по рассказу ребят он жаждал пробуждения Хранителей и потому рассказать о ней отцу – идеальный способ помешать ей убить того. С другой стороны, если он думает, что убил её, то зачем ему беспокоиться?
    Девушка покачала головой и раздраженно выдохнула. Все эти рассуждения ни к чему ее не приведут.
    – Знаю, о чём ты хочешь спросить, – первой нарушила молчание Эгина, словно прочитав её мысли, – поверь, у меня есть веская причина, по которой пришлось скрывать от тебя правду о себе. Да и против твоего отца я не помощник. Мой ранг довольно высок и я искусный целитель, и ещё кое-что умею, но мои навыки отнюдь не боевые. Когда дело доходит до драки, я почти бесполезна.
    Илура глубоко вздохнула и кивнула. “Вот тебе и весь план”, – с горечью подумала она. Теперь она оказалась в ещё худшем положении, чем прежде. Кангеле почитай, что и нет, отец в курсе её затеи, и вдобавок, чтобы спасти её жизнь, Эгине пришлось использовать её энергию, отчего она потеряла пять рангов. Хотя это смешная цена за жизнь, но на то, чтобы восполнить силы уйдёт уйма времени и энергии.
    – Вижу, что сейчас тебя беспокоят другие вещи, но всё не так мрачно, как тебе представляется. Пока ты лежала в беспамятстве, мне довелось кое-что увидеть. Кое-что, что возможно дарует нам шанс покончить с твоим владыкой раз и навсегда.
    – И что же это может быть? – с горечью спросила Илура, потирая виски.
    – Дар Небес, – сказала Эгина.
    Глаза Илуры расширились в изумлении, она бессознательно наклонилась вперёд.
    – Ты уверена?! – выдохнула она голосом полным волнения и страха.
    – Сомнений быть не может, учитывая, что это третий виденный мной за всю мою жизнь, – ответила женщина с мягкой улыбкой.
    Властительницу ошеломили эти слова. Дар Небес появлялся раз в тридцать три года, что означало, что Эгине не меньше сотни лет.
    – И ты отправила туда Тинара и Адель, прекрасно зная, что должно произойти?! – воскликнула она, внезапно разволновавшись.
    Каждые тридцать три года Дар Небес снисходил в один из четырёх кланов, в любой, кроме Эскуса. Владыка Эрг, связывал это с тем, что пятый клан всегда считался нейтральным и самым молодым. Но так ли это на самом деле, не знал никто.
    Насколько она знала за последнюю сотню лет артефакт появлялся на западе, потом на юге, затем на востоке и наконец настал черёд севера. При появлении Дара между фаворитами – или героями, как тех ещё называли – всех кланов проводились состязания за право им обладать. Кем, когда и отчего так было заповедано, то давно было затеряно в веках, но причина по которой никто не мог просто найти и взять его была проста. Небесный Дар испепелял любого, кто не был объявлен победителем, а просто жаждал завладеть им или просто прикоснуться к нему.
    Никто не понимал магии артефакта и никто не позволял вёлурам провести над ним обряды, боясь разгневать Сущее и того, что оно перестанет посылать Дар. Возможно, это было единственное время, когда все кланы забывали о былых распрях. Однако в этом году всё могло сложиться иначе, поскольку нугатра воевали с Эскусом. Хотя стычки на границах кланов никогда понастоящему не прекращались, открытой войны на уничтожение или покорение до этого никогда не объявлялось.
    Неизвестно, позволит ли Дар Небес победителю взять его, если один из кланов не будет участвовать в турнире. Интересная головоломка. Будут ли нугатра допущены к участию или нет? И если да, то, как другие кланы обезопасят себя от возможного предательства? В любом случае, Илура знала, что её отец добровольно не откажется упустить столь лакомый артефакт.
    В конце концов, он лично выиграл его более двух веков назад, и это дало ему баснословные преимущества и власть, значительно превосходящие любого санкари его ранга. Даже достигни она сама верха развития – ей с ним не совладать, вот почему она рассчитывала застать его врасплох и заручиться поддержкой кангеле.
    Поначалу, услышав от Эгины новость о том, что её планы раскрыты, она отчаялась. Но теперь появлялся действительно отличный шанс воплотить задуманное. Владыке Азелию как прошлому победителю не дозволено будет участвовать лично, и ему придётся выбрать фаворита.
    – Рада видеть, что твой ум по-прежнему остёр, несмотря на пережитое, – словно вновь прочтя её мысли заговорила Эгина. – Сожалею об утрате тобой рангов, но задействованная мною способность имеет высокую цену.
    – Нет нужды извиняться, – покачала головой властительница, – иначе я бы погибла. Ранги дело наживное, но умерев, их не восполнить. Если честно, то мне непонятно, почему ты допустила, чтобы Тинар отправился к эсзакам прямо перед началом турнира. Если прознают, кто или что он такое, то не сомневаюсь, что его призовут сражаться за северный клан. Ты сама прекрасно знаешь, что в то время как человек, выигравший турнир, получит Дар Небес, клан, который он представляет тоже не остается в накладе.
    Илура замолчала, собираясь с силами, она ещё не до конца пришла в себя и долгий разговор давался ей не просто.
    – Не зря же установлен общий сбор, который достаётся клану, на чьей стороне выступил чемпион, наконец продолжила она, – этэла, победившие на прошлом турнире получили тридцать эпических сердечников, и по пятьдесят тысяч эльгов от каждого из других кланов. Достаточно сказать, что многое стоит на кону, все будут стремиться заполучить приз и победу. И напомни: я права, что там строгие правила и ограничения по рангам фаворитов, но нет ограничения на допуск к состязаниям кангеле?
    – Всё так и, вообще-то, я рассчитываю на участие нашего мальчика в турнире, – сказала Эгина с мягкой улыбкой, – Небесный Дар чрезвычайно мощный артефакт; убеждена, что он поможет Тинару вспомнить всё: и скрытые туманом, и те, из его детства. Что-то в этом несчастье всегда казалось мне странным, и, насколько знаю, он единственный, кто пережил тот катаклизм, возможно…
    – Ты думаешь…, – перебила её девушка
    – Да, возможно его тело и разум обретут свою истинную форму.
   
    ***
   
    Рендезо уставилась в небо, и легкая улыбка тронула уголки её губ. Она сидела снаружи, в маленьком уединённом саду камней на краю поместья, ждала завершения чайной церемонии, когда отчётливый росчерк багрово-фиолетового пламени мелькнул в небе, оставляя за собой рассеивающийся след. Небеса вновь ниспослали свой Дар жителям Исария!
    Позади раздался тихий звук шагов, и обернувшись, она увидела Селдара и Тензина. С недавних пор она позволила им лицезреть свой настоящий облик, не раскрывая при этом своей истиной природы; и теперь оба похотливо оглядывали её, пытаясь скрыть это, впрочем, без особого успеха.
    Рендезо усмехнулась, признавая, что подобное внимание к её внешности, тешит её тщеславие.
    – Вы хотели нас видеть? – спросил наёмник, изо всех сил стараясь придать лицу равнодушное выражение.
    – Да, – ответила бывшая директриса, грациозно поднимаясь со своего места и вставая, заложив руки за спину, – есть задание для обоих. Вы немедленно убываете.
    – Что?! – воскликнул Тензин, уставившись на нее с открытым ртом. – Я не подчиняюсь твоим приказам!
    – Пока твой отец в отъезде, я правлю ветвью от его имени, – спокойно ответила женщина, – Или ошибаюсь?
    Тензин раздражённо сжал кулаки, но неохотно кивнул в знак согласия.
    – Хорошо, – продолжила она, вытаскивая из-за пояса свиток портала и кладя его на землю.
    Она не нуждалась в нём, но не хотела раскрывать перед этими двумя всех своих способностей. Предавший раз, предаст снова. Она оглядела их с ног до головы, заметив, что юноша одет не подходяще тому климату, куда они направляются. «Ну значит, ему не повезло», – подумала она, и не думая отослать его переодеться. Что ж, она уже велела им сменить одежду на подходящую к суровой зиме, наёмник послушал её, а этот недотёпа – нет. Теперь заплатит за своё непослушание.
    Мгновение спустя открылся вращающийся портал, и женщина жестом пригласила их войти. Селдар сделал это сразу же, пройдя через портал без малейшего колебания. Тензин волочил ноги, глядя на неё всё время, вплоть до того момента, пока не переступил порог.
    – Надо о нём позаботиться, и как можно скорее, – еле слышно пробормотала шагая вслед за ними.
    Порыв ледяного ветра ударил, едва она вышла из портала, оказавшись на краю огромного обледенелого утёса. Селдар уже стоял по стойке смирно, с любопытством оглядывая окружающий пейзаж. Однако Тензин оказался привычно несдержан.
    – Проклятье! Здесь так холодно! – воскликнул он, стуча зубами и пытаясь согреться, кутаясь в лёгкий халат, накинутый на плечи.
    – Тебя предупреждали одеться теплее, – ответила Рендезо, пожимая плечами, – не моя вина, что ты не послушал.
    Оглядевшись, она приметила маленькую деревянную лачугу, притулившуюся у огромной трещины в боку ледника-исполина. Даже отсюда она чувствовала силу Хранителя, сокрушающего удерживающие его путы. Его влияние на окрестности распространилось с прошлого раза, отметила она, направляясь к хижине. Не намного, всего на несколько десятков метров или около того, но тем не менее.
    Она услышала за спиной хруст снега от шагов наёмника и шаркающие шажки мальчишки. Её подручный уже дожидался снаружи. Он выглядел так же, как и в последние шесть лет, с тех пор как она изменила его внешность, после того случая, чтобы он мог действовать незаметно. Худощавая, жилистая фигура, тёмно-карие глаза и слегка обветренное лицо. Хотя ему была почти сотня лет, выглядел он едва на тридцать.
    – Итак, докладывай. – приказала она, сразу переходя к делу.
    Мужчина сцепил руки за спиной и смотрел прямо перед собой, даже не встречаясь с ней взглядом.
    – После тщательного осмотра окрестностей могу с уверенностью утверждать, что зорн не вырвется на свободу ещё месяца три. Точнее сказать не могу, одни догадки.
    Женщина кивнула собственным мыслям, подсчитывая, хватит ей этого времени или нет, и раздумывая, кого ещё можно поставить на вахту, случись что.
    – Хорошо. Твоя работа здесь окончена. Ступай в портал и дождись меня – для тебя есть другое задание.
    Мужчина коротко кивнул, прежде чем пройти мимо и направиться к разрыву в пространстве.
    Повернувшись к своим спутникам Рендезо улыбнулся обоим.
    – Задание простое. Сидите здесь и наблюдайте за входом. Если увидишь или услышишь что-нибудь – свяжись со мной, – она вытащила из-за пояса ещё один свиток и протянула его Селдару.
    – Подожди, – сказал Тензин, свирепо глядя на неё, – Ты хочешь, чтобы мы сидели здесь и смотрели на трещину в ледяной глыбе следующие девяносто дней?
    – Нет, – ответила женщина, уже проходя мимо них и направляясь к порталу, – я вернусь за Селдаром примерно через неделю или две, так что после этого ты, скорее всего, будешь наблюдать за этим местом в одиночку.
    – Что за де...! – но последние слова Тензина ускользнули от неё, когда она прошла через портал и вернулась в теплые земли южного клана.
   
    ***
   
    – Так куда же я на этот раз направляюсь? – спросил человек, что уже позабыл своё настоящее имя.
    – Что-то ты грустный. Всё, что у тебя на уме это: работа, работа и работа. Почему ты никогда не хочешь расслабиться и просто повеселиться? – она подмигнула ему, с намеком потянув за завязки своего халата и призывно облизав губы.
    Мужчина, глядя на это, только поморщился.
    – Полагаю, что у вас есть для меня важное дело, иначе вы бы не вытащили меня с задания на несколько часов раньше.
    – Кое-что произошло, некий артефакт проявился на несколько недель раньше ожидаемого срока. Возможно, мой дорогой друг Актар имеет к этому отношение, но могу ошибаться.
    – Друг? Даже не знал, что у вас есть такие, – сухо ответил мужчина.
    – И я не знаю, но мечтать не вредно, – сказала Рендезо с задумчивым вздохом, – в любом случае, вернёмся к делу. Наш юный друг отправился на север в поисках утраченного отчего дома, и я думаю, что пришла пора вам двоим воссоединиться.
    У мужчины дёрнулся уголок глаза, но больше ничем он не выдал своей реакции.
    – Конечно, не для того, чтобы сказать ему, кто ты, – добавила женщина, после паузы, – просто дать краткий урок истории и указать верное направление.
    – Верное, это какое? – спросил мужчина, скрестив руки на груди и пристально глядя на неё.
    Рендезо протянула ему руку, и её улыбка стала шире.
    – Пойдём со мной, я расскажу тебе по дороге.
   
    ***
   
    Граф Юльм Мэлбар рассматривал гобелен с изображением того, как владыка Азелий когда-то завоевал древний артефакт. Сейчас он находился в шатре главы клана, на границе земель нугатра и Эскуса.
    Они оба уже видели предвестник, промелькнувший по небосклону; и хотя многие приняли его за обычный метеорит, эти двое мужчин знали, что предвещает это знамение.
    Люди пяти кланов знали о состязаниях за право обладать Даром Небес, но большинство считало, что это просто турнир за деньги и престиж. Никто, кроме знати и тех, кто решил сражаться на турнире, не знал истинного приза.
    Не успел исчезнуть след на небе, как на связь с графом вышел самый ненавистный его союзник – Рендезо, который настоял, чтобы он вновь организовал ему встречу или разговор с Азелием, чтобы обсудить предстоящий турнир.
    И вот теперь они сидели здесь, ожидая, когда хитрован свяжется с ними.
    – Напомни, почему мы согласились на эту встречу? – спросил Азелий.
    Он стоял спиной к дальней стене, скрестив руки на груди. На его лице застыло хмурое выражение, которое не покидало его с тех пор, как он узнал о предательстве своей старшей дочери и наследницы престола Илуры. Она была его самым сильным бойцом и, скорее всего, представляла бы Восток на предстоящем турнире.
    Графа же это, напротив, мало беспокоило, это значило, что на трон сядет сын владыки, за которого он планировал выдать замуж Адель. Ему пришлось побороть искушение улыбнуться, вместо этого он заставил себя нахмуриться, что было не так уж трудно сделать, стоило вспомнить о том, кто поломал все его планы, – проклятом Тинаре.
    – Потому что он всегда выполняет свои обещания, и порой владеет бесценными сведениями, – ответил Граф Мэлбар.
    Азелий хмыкнул и принялся расхаживать взад-вперёд по шатру. Юльм решил воспользоваться случаем, чтобы попытаться убедить владыку, или как он просил его называть – короля, в своей идее идеального фаворита.
    – Ваше Величество, если позволите, дам небольшой совет, кому можно доверить участие в предстоящем турнире, – начал граф, но прежде чем успел закончить свою мысль, в кулоне раздался голос Рендезо.
    «Проклятый ублюдок», мысленно выругался вельможа.
    – Король Азелий Объединитель! – воскликнул бывший директор, – как рад снова вас видеть!
    – Не могу сказать того же о тебе, – коротко ответил владыка. – Говори, чего ты хочешь.
    – Милостивые боги, что так равнодушен? Азелюшка, я думала: мы друзья, – внезапно зеркало в комнате покрылось рябью, в нем появился Рендезо, сменивший обличье на женскую ипостась.
    Граф Мэлбар вздрогнул, когда хватка Азелия на столе непроизвольно сжалась, и кусок дерева с громким треском отлетел в сторону.
    – Скажи мне, чего ты хочешь, женщина, или я прямо сейчас закончу эту встречу, – процедил Азелий сквозь стиснутые зубы, даже не выказав удивления её преображению.
    – Конечно, – сказала Рендезо, подмигнув графу, – просто хочу сказать, если ты решил отказаться от турнира, то тебе возможно стоит передумать.
    – Почему же? – спросил владыка.
    Он действительно думал именно об этом. С предательством дочери у него не осталось никого достойного, кто мог бы представлять восточный клан. Поскольку война продолжалась, он не мог покинуть линию фронта и отправиться на Север.
    – Потому что, – ответила Рендезо, бросив на графа Мэлбара взгляд, прежде чем снова переключить внимание на Азелия, – на этот раз там будет соревноваться некий человек, представляющий для вас интерес.
    – Кто?
    Рендезо хихикнула, и её улыбка стала чуть шире.
    – Если отвечу, это испортит сюрприз. Достаточно сказать, что там будет некая девушка, которую кое-кто искал. И это всё, что я скажу… – женщина послала Азелию воздушный поцелуй, и зеркало погасло.
    – Проклятье, ничего не понимаю! Рендезо – женщина, да ещё и с придурью?! – вскричал владыка, ударив кулаком по столу. – О чём, она вообще?
    – Мне кажется, она говорила о моей дочери, – сказал он тихим голосом, мысли его уже лихорадочно метались.
    – Как ты можешь быть в этом уверен? – уже успокоившись поинтересовался Азелий.
    Он слышал историю об Адель, которую якобы обманом заставил уйти какой-то уличный пройдоха. Он знал, что Адель – девушка необыкновенной красоты и, судя по всему, вундеркинд. Они вдвоём пришли к соглашению выдать её замуж за его старшего сына, но вернуть девушку до сих пор не удавалось. Всего два дня назад Гильдия убийц оставила графу Мэлбару записку, в которой говорилось, что их контракт расторгнут. Не было дано никаких объяснений, и состояние, которое он заплатил, не было возвращено. Это был огромный удар для вельможи, но сейчас появился шанс отыграться.
    – Есть только одна девушка, которую мы искали, и это она, – ответил Юльм.
    – Откуда ты знаешь, что она не имела в виду мою своенравную дочь?
    – Может быть, – сказал граф, – но я так не думаю. Если бы она говорила о вашей... дочери, разве она не назвала бы её женщиной, а не девушкой.
    Азелий на мгновение задумался, потом медленно кивнул.
    – Пожалуй, ты прав, – сказал он, усаживаясь и переплетая пальцы, – даже если бы мы решили участвовать, всё равно остается вопрос о том, кто будет представлять нас. Я не могу покинуть поле боя, тем более в такое время.
    Граф Мэлбар кивнул. Он ждал этого момента.
    – Я думаю, что смогу решить обе ваши проблемы сразу, – сказал он. – Буду счастлив отправиться на Север и представлять наш клан. Что касается того, кого выбрать для турнира... полагаю, что вы знакомы с моей сестрой, Тинэль?
    Азелий немного выпрямился в кресле и кивнул, его мрачное лицо немного расслабилось.
    – Даже не подумал о ней. Она же где-то странствовала и вряд ли успеет вернуться?
    – Случись это вчера, то да, это было бы невозможно, но сегодня утром Рендезо прислала мне подарок. – граф Мэлбар вытащил из кармана четыре свитка и четыре светящихся синих флакона.
    – Собирался рассказать о них, как только они у меня появятся, – быстро добавил он, – но эта, – кивок в сторону зеркала, – спутала мне все карты.
    – Что это такое? – спросил Азелий, беря свитки и с любопытством рассматривая их.
    – Порталы, – лаконично ответил граф Мэлбар, заметив блеск удовлетворения в глазах владыки.
    – Такие вещи изменят ход войны на десятилетия вперёд.
    – Согласен.
    – Очень хорошо, начинай. Состязания, скорее всего, начнутся не раньше, чем через несколько недель. А до этого нам ещё многое предстоит сделать, – сказал Азелий, и его жесткое лицо наконец расплылось в улыбке.
   
    ***
   
    Прорицатель сидел на своей поляне, медленно потягивая ароматный чай, который он недавно купил в одном из окрестных миров. Он глубоко вдохнул, наслаждаясь насыщенным ароматом меда и вишни, когда его спокойствие было нарушено громким хлопком открывшегося портала.
    Стараясь не морщиться, мужчина повернулся на стуле, чтобы посмотреть на своего нового посетителя. Вардо стоял в центре поляны, озираясь с явным отвращением на лице.
    – Не знаю, почему ты проводишь здесь так много времени, если можешь переместиться куда угодно, – сказал он, шагая вперёд, через залитую солнцем поляну он приближался к маленькой хижине хозяина.
    – Мне нравятся мелочи жизни, – ответил Прорицатель, не обращая внимания на выражение лица своего старого товарища, – что мне непонятно, так это, когда и отчего ты стал таким пресыщенным? Тебе же ведь нравилось сидеть на поляне, очень похожей на эту, если я правильно помню.
    – Мне уже много тысячелетий не доставляет удовольствия сидеть и тратить время впустую, – ответил тот, отодвигая один из стульев и тяжело опускаясь на него.
    Мужчина уставился на незваного гостя, сидящего напротив него. Хотя его лицо не выдавало этого, ему было очень любопытно, почему Вардо здесь. Он не заглядывал к нему в гости почти полтора столетия, так что, повод должен быть весомым.
    Вардо, не стесняясь в выражениях, сразу перешёл к делу.
    – Тинар отказался от сделки со мной.
    – Как и следовало ожидать. Твои расчёты сбились. А добавляя в задание сложности,при этом не увеличивая приз, не стоит рассчитывать на согласие. Кроме того, у него нет причин доверять тебе после того, что сделал Актар.
    Выражение лица Вардо помрачнело при упоминании имени последнего.
    – Что он задумал? – требовательно спросил он.
    Мужчина пожал плечами.
    – Даже мне это не известно.
    – Не пори эту загадочную чушь. Ты всё знаешь, – ответил Вардо, переплетая пальцы и глядя на мужчину поверх них.
    Прорицатель выдавил из себя улыбку. Вардо не ошибся. Он действительно знал всё, но это не означало, что он собирался разглашать все секреты. Что ж это будет за веселье?
    – Даже если бы правила не запрещали мне говорить тебе об этом, я бы всё равно не стал, – ответил он. – Честно говоря, ты мне не нравишься. Да, когда-то мы были друзьями. Но я осуждаю то, что ты сделал с Тинаром. Тебе и Рендезо, обоим должно быть стыдно за содеянное.
    Вардо фыркнул от смеха.
    – Да ладно, ты же не всерьёз. Ты знаешь, кто он на самом деле, так почему тебя это волнует?
    – Неважно, кто он такой, важно другое. Всё, что я вижу, когда смотрю на него, – это сбитый с толку мальчик, чья жизнь была испорчена с того момента, как он себя помнит. Он только недавно восстановил воспоминания, измененные Эгиной.
    Эта новость стала для Вардо неожиданностью. Сосредоточив своё внимание непосредственно на Тинаре, ему потребовалось мгновение, чтобы разорвать завесу и дотянуться до астрального тела мальчишки. Через несколько секунд он нахмурился. Эгина действительно вернула тому часть памяти, так что теперь Тинар вряд ли станет его слушать.
    – Чтобы эту дуру демоны разорвали! – прорычал он себе под нос.
    Если раньше всё было просто сложно, то теперь это почти невозможно.
    – Не вини других в своих собственных ошибках, Вардо, – сказал Прорицатель, – он волен сам выбирать свой путь.
    – Да, конечно. Проповедуй свою чушь тому, кому не всё равно, – сказал Вардо, поднимаясь со стула.
    – Уже уходишь? – спросил мужчина, приподняв бровь.
    – Поскольку ты не хочешь говорить мне, что затевает Актар, и явно не собираешься помогать мне с Тинаром – у меня нет причин задерживаться.
    Прорицатель кивнул, но не смог удержаться и, прежде чем его старый друг ушёл, дал последний совет:
    – Знаешь, никогда не поздно измениться. Просто восстанови полную память Тинара, и я уверен, что он выслушает и поймёт тебя.
    Вардо бросил на мужчину тяжелый взгляд и внезапно исчез. Прорицатель чувствовал, как тот путешествует по измерениям, и в конце концов оказался на границе ледника, где пытался освободиться первый Хранитель.
    Он вздохнул, откинулся на спинку стула и уставился в ярко-голубое небо. Он задумался о том, какой была бы жизнь, если бы Вардо никогда не вернулся.

Глава 6

    Уклонившись от яростного удара чудовищной саламандры, вонзил собственный клинок ей в бок, насадив её, словно поросенка на вертел.
    – Долго возишься, – сказала Адель, подходя ближе и кивая на груду из трёх туш ящериц.
    – А кое-кто не упускает возможности похвастаться, – ответил ей, вытаскивая сердечник.
    Бесполезная для нас двенашка, пройдя Порог двадцатого ранга, мы больше не могли поглощать энергию низкоранговых зорнов. Перекинул кристалл подруге и она ловко поймав его, убрала в напоясный мешочек.
    – Не хочу, чтобы ты забыл, какая у тебя потрясающая спутница, – ответила она, подмигнув, завязывая тесёмки сумки и осматривая окрестности.
    Мы странствовали уже четыре дня, видели и уничтожили четыре вида зорнов, но не один из них не был выше четырнадцатого ранга и матёрого. В сумке скопилось около двух десятков бесполезных для нас сердечников. Решили их все-таки не выкидывать, а попробовать потом продать – деньги лишними не бывают, как любил повторять мой отец. Хотя сейчас я уже сомневаюсь, отец ли это был.
    В ответ на реплику Адель я лишь закатил глаза и подсадив её на спину, снова тронулся в путь.
    – Сколько нам ещё? – спросил я, взобравшись на особенно крупный бархан.
    Каждый раз, поднявшись на вершину одной из огромных дюн, мы останавливались, чтобы Адель могла сориентироваться на местности. Она лучше меня могла читать карты. Точнее я ей об этом сказал.
    – Думаю к вечеру достигнем границ города, а сам он должен быть виден уже через несколько часов, если ты не снизишь темп, – проговорила она рассматривая карту.
    Кивнул, ожидая, пока она свернёт и уберёт карту, прежде чем продолжить бег. Продвигались быстро, но осторожно, полные уверенности, что нас разыскивают, даже обогнули один маленький городок, что попадался на пути.
    Уже в лучах заходящего солнца мы увидели Туо. Всё было точно так, как я помнил, кроме дыма, песка, засыпавшего улицы и дома и сверкающих остекленевших от жара проспектов.
    – Ты видишь что-нибудь внутри стен? – спросила Адель.
    – Внутри ничего, а вот внешний круг вроде охраняют стражники. Хорошо, что темнеет – будет проще пробраться мимо них.
    – Есть идеи, как мы туда попадём? – спросила Адель, спустившись вместе со мной с другой стороны дюны.
    – Через главные ворота. Стены внутреннего круга кажутся странными.
    – Хорошо.
    Войдя в зону, отмеченную на карте как запретная, я почувствовал лёгкую дрожь, пробежавшую по телу.
    – Дай попить.
    Сделав глубокий глоток из фляжки, довольно выдохнул, ещё чуть-чуть и миражи бы мерещиться начали. И так уже показалось, будто впереди какое-то голубоватое мерцание.
    – Спасибо.
    Адель повернулась, убирая флягу, затем наклонилась вперёд и, обвив руками мою шею, прижалась щекой к плечу и глубоко вздохнула.
    – Что случилось? – спросил я, не сводя глаз с приближающейся стены.
    Теперь по периметру стали видны маленькие фигурки, и я пытался просчитать, как нам лучше проскользнуть.
    – Ничего…
    Она слегка сжала мою руку и чмокнула в щёку. Никак к этому не привыкну, а ведь мы уже почти год путешествуем вместе. Конец этого месяца ознаменует день, когда я впервые пробудил свои способности... Твою мать, через неделю у Адель будет день рождения! А потом и мой собственный.
    Я вздохнул про себя с облегчением, что вспомнил. Адель очень любила дни рождения и позаботилась о том, чтобы я знал об этом. Даже в тот раз меня здорово развела. Нужно будет найти для неё что-нибудь приятное, чтобы она не распяла меня, как когда-то Фенсина...
    – Приближаемся, – прошептал я.
    Наши накидки хорошо маскировали нас, особенно в темноте. А чтобы не выдать себя звуками, дальше мы решили молчать. Адель сжала моё плечо в знак подтверждения.
    Мы успешно избегали патрули, а стены становились ближе. Проблемы, начались, как только до города оставалось километра полтора-два. Стражники патрулировали здесь чаще, и не раз приходилось затаиваться или делать рывок, чтобы избежать встречи с ними.
    Но через некоторое время мы приблизились к стене, оглядываясь я размышлял, в какую сторону лучше пойти. Почувствовал прикосновение к своему плечу. Повернувшись к Адель, увидел, что она сверяется с картой и жестом велит мне двигаться дальше.
    Мы мчались вдоль стены, не сводя глаз с дороги. Я понимал, насколько это рискованно, так как шансы быть замеченными заметно возрастали. И всего через несколько секунд моим страхам было суждено воплотиться – из-за поворота нам навстречу вышел патруль стражи.
    К счастью для нас, сработал элемент неожиданности. Солдаты никого здесь не ждали. В конце концов, кому захочется вламываться в разрушенный город, вход в который запрещён указом владыки и карается смертью.
    Не рискуя, использовал прыжок. Мир вокруг замедлился, и я рванулся вперёд с невероятной скоростью разрывая пространство. Миновал стражников меньше чем за секунду и полностью скрылся из их виду.
    – Стой! – закричала Адель, еле успел замедлиться, прежде чем мы со всего маху влетели в стену.
    Через пару секунд ночную тишину разорвал пронзительный гул сигнального рога, сообщающего другим стражникам, что здесь появились незваные гости.
    – Проклятье! – выругалась Адель.
    Я же молча принялся карабкаться на стену. Время и погода сделали своё дело, испещрив её поверхность сколами и выемками. Поднявшись выше, мы заметили несколько отрядов стражи, стягивающихся ближе. Несмотря на сгущающиеся сумерки, солдаты знали, что мы здесь, так что это только вопрос времени, когда нас заметят.
    Сглазил. Один из патрулей увидел нас, солдаты принялись размахивать руками, раздались какие-то команды. Я уже собирался замедлиться и дать бой, но Адель остановила меня.
    – Твоя задача доставить нас туда! А этих уродов предоставь мне!
    Ну что же, дважды уговаривать меня не надо, я рывком преодолел стену, прямо над головами стражников, что почти успели сомкнуть ряды. И тут Адель нанесла удар, путы сомкнулись над солдатами, пришпиливая их к камню.
    – Это их не убьёт, но замедлит!
    Но это было только полдела, впереди маячил внутренний круг городских стен с гигантскими вратами, перед которыми я остановился как вкопанный, замерев в облаке удушливой пыли. Адель тут же подняла частокол, ограждая нас от врагов и мы вдвоём побежали к воротам.
    Не меньше десяти метров высотой, скованные огромной цепью с замком в половину меня, а стены не зря казались мне странными, их словно покрывало нечто ужасное и отталкивающее, что это – я даже не стал проверять.
    – Твою мать! И как нам попасть внутрь?! – воскликнула Адель.
    Подбежав к щели между створок я попытался протиснуться внутрь, но тщетно – она оказалась слишком узкой. Попытка расширить проход толкнув двери тоже ничего не дала, они сдвинулись едва ли на пару сантиметров.
    Раздался треск разрубаемого дерева и крики людей позади, но мы проигнорировали это. Мы проделал весь этот путь не для того, чтобы нас остановили в метре от цели.
    – Наверху!
    Подняв голову, увидел куда указывает Адель: на вышине, отверстие между створок было шире. Подхватив её, раздирая одежду и кожу, кое-как проскользнул внутрь. Как только это произошло все звуки мгновенно смолкли.
    Мы стояли в том, что когда-то было огромным внутренним двором, но теперь выглядело жутко похожим на Академию после нападения Нугатра.
    Разбросаные по потрескавшемуся песчанику статуи, в центре пересохший фонтан, чья ограда превратилась в щебень и здания, лежащие в руинах.
    – Куда теперь? – прошептала Адель, крепко сжимая мою руку.
    – В центр, и полагаю, стоит найти безопасное место для ночлега, – ответил я стараясь говорить ровным, спокойным голосом.
    Над городом властвовало безмолвие, ни одно насекомое или случайный ветерок не шевелили песок. Неправильно всё это…
    Шли тёмными проулками, пытаясь разглядеть хоть что-то в тусклом лунном свете. Наконец, остановили свой выбор на полуразрушенном здании. Похлопав Адель по плечу, сделал приглашающий жест следовать за мной. Она кивнула в ответ, но ни один из нас не осмелился произнести ни слова. Мы знали, что город, по слухам, полон странных существ, и абсолютная тишина, царившая вокруг, убеждала нас, что слухи, скорее всего, правдивы.
    Мы быстро прошли через открытый двор, обходя различные обломки и направляясь прямо к проёму, где когда-то была дверь. Я не раз испытывал искушение схватить Адель и пуститься наутёк, но устоял. И это при том, что обычно страх мне почти неведом!
    Не знаю почему, но Туо вызывал у меня явное беспокойство. Как раз в тот момент, когда я думал о том, как важно, чтобы мы оставались спокойными и тихими, нога Адель зацепила случайный кусок кладки, заставив его вывернуться из стены и с грохотом рухнуть на землю.
    В ночной тиши это прозвучало, как гром. Я резко повернул голову, желая отругать Адель, но та смущенно посмотрела на меня, пожав плечами. Ладно, фиг с ней, оплошность простительна, учитывая наступившую темень.
    Уже повернувшись обратно и желая продолжить путь, краем глаза заметил сгусток тени, что выделялось, словно чёрное размытое пятно, на фоне серого здания. Вгляделся пристальнее, и мне стало казаться, будто на груде обломков в полусотне метров от нас что-то движется.
    Адель сдавила плечо, напрягшись всем телом и вопросительно вскинув брови. Подняв руку, указал ей на кучу. Там что-то есть, в этом я уверен. Вопрос лишь в том, что именно, и насколько это опасно.
    Жестом приказав ей оставаться на месте, активировал щит, а позже он вспыхнул и у подруги. Щиты переливались, заливая всё кругом причудливым светом.
    Видимо это спровоцировало монстра, груда обломков взорвалась, и из центра появился ужасно искореженный зорн. И без прозрения было ясно, что с ним что-то не так.
    Угольно-чернильная дымка отмечала его путь. Хвостов – пять: три, словно извивающиеся змеи с кроваво красными глазами, а два, как у скорпиона. Половина морды представляла ошметки сгнившей плоти, а вторая – голые молочно-жёлтые кости. Белая пена хлопьями летела с раздвоенного языка, а два изумрудных огонька глаза плотоядно таращились на нас.
    – Такую страхолюдину мы ещё не видели! Можешь распознать?
    Аура вокруг твари вспыхнула алым, практически не дав мне никаких знаний, разве что о ранге, и это озадачило меня.
    – Двадцатый, скорее всего – элитник.
    Монстр зарычал, а затем подняв морду к ночному небу утробно завыл. От этого зова по коже побежали мурашки, а после того, как существу ответила стая волосы на голове, встали дыбом.
    Через несколько мгновений город наполнился воем зверей, и нам ничего не оставалось, как либо сражаться, либо бежать без оглядки. Прежде чем успел спросить мнение Адель, мимо пролетел шквал копий, обрушившихся на тварь. При ударе они разлетелись вдребезги, оставляя огромные борозды на боку зверя и расплескивая брызги тьмы. Монстр взвыл от ярости, и змеи зашипели вместе с ним, но нападение Адель показало, что это всё же просто зорны, хоть и изувеченные чем-то.
    Сформировал два коротких копья, отблески молний засверкали на кончиках, и я рывком влетел в чудовище, вгоняя клинки ему в череп. Голова взорвалась ливнем крови и черного дыма, а разряды в одно мгновение поджарили. Скорпионьи жала ударили в воздух, но то была уже предсмертная агония. Отпустив клинок, я с удивлением уставился на зверя. Для того, кто, как предполагал, был элитником того же ранга, что и мой, расправа с ним вышла довольно лёгкой.
    Труп чудовища начал быстро распадаться, пока не остался только его сердечник.
    – Что за дерьмо здесь творится? – обескураженно пробормотала подруга, не спеша поднимать кристалл.
    Сердечник походил на обычные, что мы добывали у зорнов, разве что у этого внутри мерцали серебристые искорки. Наклонившись, я подхватил кристалл и уже собрался осмотреть, как вдруг в нескольких кварталах от нас раздался вой. Конечно, учитывая как быстро мы завалили первого можно было остаться и дать бой, но я предпочёл не рисковать. Тем более, что в вой вплетались всё новые и новые голоса.
    Повернувшись схватил Адель за запястье, и мы вместе побежали к укрытию, которое заприметили раньше. Подруга споткнулась, замешкавшись, но я рывком поднял её на ноги, и мы побежали подгоняемые душераздирающим завыванием, преследующих нас тварей.
    Мы протиснулись в щель и прижались спинами к стенам с обеих сторон, убрав щиты, чтобы те не выдали наше положение. Выглянув из щели, увидел, как во двор ворвались не менее тринадцати чудовищ, каждое изуродовано на свой лад. Объединяла их разве что сочащаяся тьма.
    Мы молча наблюдали, как существа бродили по двору, принюхиваясь и рыча друг на друга. Я очень надеялся, что нас не выследят по запаху, иначе мы будем вынуждены сражаться, хотим мы того или нет.
    Мы просидели в тишине, затаившись словно мыши почти час. Наши мышцы уже задеревенели от ожидания, а во рту пересохло, в это время один из монстров вперил свой взгляд потусторонних глаз в щель, и двинулся к нашему укрытию.
    К счастью, его отвлёк вой на другом конце города. Твари во дворе прислушались и незримыми тенями выскользнули на улицу, попеременно вторя загробному вою.
    Мы резко выдохнули и медленно опустились на землю. Ожидание вымотало нас похлеще иного боя, мы готовы были уснуть прямо здесь и сейчас, но прежде чем сон сморил нас я решил взглянуть на добытый сердечник.
    – Можно, я первая?
    – Держи, – кинул кристалл подруге.
    Та ловко поймав его погрузилась в транс. Затем её брови в замешательстве сошлись на переносице.
    – Что не так?
    – Не могу распознать его. Такого раньше никогда не случалось.
    – Мой черёд попробовать.
    – Лови, может быть тебе повезет больше, чем мне.
    Подхватив сердечник, я также, как и она, погрузился в транс, и также у меня ничего не вышло. Странно, ведь ясно же вижу, что в нём такие же огоньки, какие проявились у меня, после восхождения. Потому был убеждён, что справлюсь.
    А если?.. Я принялся медитировать, формируя из вару поток энергии и направляя его внутрь сердечника, орудуя в нём, словно вор отмычкой. Это было нелегко, но сердечник вскрылся, ударив меня вспышкой боли.
    – Ого.
    – Что ты видишь? – возбуждённо выдохнула подруга.
    – Изувеченный теневик. Ранг я угадал, как и статус. Но энергия в нём не стабильна, боюсь, как бы её поглощение не вышло боком, особенно тебе. Именно это воздействие изуродовало зорнов, хотя я и не знаю почему. На меня это вроде никак не влияет.
    – Ты сможешь её впитать? – заинтригованно спросила подруга
    В ответ сердечник превратился в пыль в моих руках, и энергия потекла внутрь. Я вздрогнул, поглощая эту грязную энергию, стиснув зубы от пронзившей тело боли. Казалось, что нервы подожжены все разом, а голова вот-вот расколется. Затем боль внезапно исчезла, оставив меня взмокшим от пота и тяжело дышащим.
    Адель мгновенно оказалась рядом со мной, положив руку на плечо; выглядела подруга обеспокоенной.
    – Ты в порядке? Что только что произошло?
    – Да, просто это оказалось больно.
    – Как ты себя чувствуешь? У тебя сейчас глаза вспыхнули серебром, но потом снова привычными стали.
    – Великолепно! Лучше, чем когда-либо раньше. Как будто всё моё тело наполнено энергией. Словно могу одолеть ту стаю в одиночку!
    – Ранг? Способности? Атрибуты? Что-то изменилось?
    – Пока не проверял, но думаю, должны быть.
    Адель кивнула, ещё раз внимательно оглядев меня.
    – А ты в такую тварь не превратишься?
    – Вряд ли.
    – Отлично, тогда твоя смена первая, а я немного вздремну.
    – Неужели тебе совсем не интересны изменения? – спросил я, наблюдая как подруга прошла вглубь комнаты и извлекла одеяла из пространственной сумки.
    – Узнаю при пробуждении на свою вахту. Часов пяти мне хватит, – Адель свернулась калачиком, подложив под голову одну зимнюю куртку и накрывшись пледом.
    Отлично, из-за энергии, сейчас бурлившей во мне, всё равно не усну. Заняв позу для медитации я сосредоточился на вару, отметив, что серебра прибавилось. Ранг не вырос, но у меня появилось предчувствие, что грядет новый навык или улучшение старых.
    Закрыв глаза, я откинулся назад, мягко улыбаясь самому себе. Ну что же, пока рано делать выводы и строить прогнозы, нужно истребить этих тварей, поглотить энергию и посмотреть, что получится.
   
   

Глава 7

    Адель нещадно трясла меня, заставляя подняться. Я дежурил на час дольше, чем договаривались, давая подруге отдохнуть, и теперь мне совсем не хотелось просыпаться.
    – Давай, лежебока, просыпайся! Здесь есть на что посмотреть и кого убить!
    – А мы не можем убить их попозже? – сонно пробормотал я, пытаясь отмахнуться от неё, – не похоже, что они собираются куда-то улизнуть от нас.
    – Можем, – сказала Адель, но через мгновение добавила:
    – А ещё я могу устроить тебе ледяной душ!
    От такого заявления я резко открыл глаза и вскочил на ноги в мгновение ока, вызвав у Адель приступ смеха.
    – Ух, я тебе покажу когда-нибудь, – проворчал я, тем не менее стараясь держаться от неё на удалении.
    – Да неужто?! – ответила девушка, посмеиваясь. – Как по твоему, где нам искать ответы? После того, как мы прибыли сюда, ты что-нибудь вспомнил?
    В ответ я лишь отрицательно покачал головой, протискиваясь сквозь щель в стене. В глаза резко ударили лучи рассветного солнца, и мне пришлось прищуриться, чтобы дать им привыкнуть.
    – Ну как ночью помедитировал? Удалось что-то распознать? – спросила Адель, подходя ближе и жуя печенье.
    Она было открыла рот, чтобы откусить ещё кусочек, но я резко выхватил печенье у неё из руки и сунул в рот. Подруга впилась в меня испепеляющим взглядом, выудила из сумки ещё одно и с громким хрустом вгрызлась в него.
    – Не особо, – ответил ей, закончив жевать, – двоякое чувство… Вроде мощь возросла и потребление энергии тоже, но, терзает какое-то предчувствие подвоха. Да и ожидал большего.
    – Разберёмся! – легкомысленно воскликнула Адель, слегка ударив меня по руке, не давая снова забрать печеньку.
    – Ага, – сухо кивнул в ответ.
    Через развалины дома мы направились в глубь разрушенного города. В лучах восходящего солнца город выглядел уже не так зловеще и уныло, как накануне. Хотя гнетущее чувство и не исчезло полностью.
    Мы покинули двор, вышли на наполовину перекрытую обломками зданий дорогу и направились к центру. Насколько я помнил, город огромен и эпицентр катастрофы пришёлся именно на тот район. Не знаю, что послужило причиной. Может, в городе приключился природный катаклизм или же они призвали какого-нибудь демона или иное существо, хоть подобное и было под запретом, а может какая-то сила желала кого-то уничтожить. Но, чтобы не произошло, случилось это именно на главной площади.
    Мы молча двигались между разрушенными домами и различными постройками, отмечая, что некоторые выглядели вполне сносно, некоторые обгорели, а иные так и вовсе превратились в нечто, напоминающее стекло.
    – Заметила, что нет ни одного зорна, да и тех тварей нет, хотя ночью город буквально кишел ими? – поинтересовался я у Адель, сворачивая за угол.
    Глаза подруги внезапно расширились, и мне захотелось ударить себя ладонью по лицу после того, как мельком увидел то, что видела она. Когда же ещё появиться монстру, как не после того, как я спрошу о них. Повернув голову, поправил себя.
    Нет, не монстру, а множеству монстров.
    – Как всегда, сглазил, – сказала Адель, стоило нашим щитам вспыхнуть.
    Стая из семи изменённых зарычала, разворачиваясь и охватывая нас с боков, отсекая попытки сбежать. Затем твари все одновременно взвыли и набросились на нас. Кулаком ошеломил их, сместился вперёд прыжком, а затем клинком отсёк голову самому нерасторопному. Чудовище истаяло, оставив после себя только сердечник.
    Остальные волки уклонились от нападения и теперь настороженно наблюдали за нами.
    – Ладно! Давай замочим их! – крикнул я, чувствуя, накатывающее возбуждение от грядущей схватки.
    Бросившись на теневика справа, ударил его сжатым кулаком в висок, чувствуя, как хрустит височная кость. Тот зарычал и ударом лапы отбросил меня назад, прорвав щит и оставив росчерк на броне. Уклонившись от очередной атаки, я развернулся на месте, ударив ногой по рёбрам монстра, и тут же добавил клинком промеж глаз. Монстр истошно взвыл, источая чернильную мглу, и пропал, оставив кристалл.
    Внезапно почувствовав, что кто-то приближается ко мне сзади, я резко отпрыгнул в сторону, и как раз вовремя, чтобы увернуться от атаки двух чудовищ. Их гниющие зубы сомкнулись в воздухе там, где я только что стоял.
    Волна острых, как бритва, кольев пролетела мимо, пронзив трёх волков и разорвав их тела на ошмётки. Оглянувшись, заметил, что подруга, не мешкая, формирует новые колья, чтобы добить оставшихся. Те сгрудились вместе и представляли отличную мишень. Спустя мгновение с ними было покончено и мы спокойно собрали сердечники.
    – Ну, это было весело... – сказала Адель, стоило мне закончить сбор трофеев и подойти к ней ближе.
    – Ага, – согласился с ней, протягивая сердечники для хранения в сумке, – но меня раздражает эта никчёмная накидка, – сказал я, продевая палец в дырку в боку.
    Да, атака изменённого не причинила мне значительного вреда, но оказалась достаточно мощной, чтобы снять щит без видимых усилий.
    – Ворчишь, как старый сварливый дед, – беспечно махнула рукой Адель. – В конце-концов, мы всегда можем купить новый.
    Проигнорировав её реплику и тяжко вздохнув, я двинулся дальше вниз по улице. Мы шли сквозь руины от города, время от времени встречая небольшие группы теневиков.
    – Как-то всё это странно и неправильно, – сказал я после того, как мы расправились с очередной стаей.
    – О чём ты? – спросила подруга, убирая ядра в сумку.
    – Эти твари, изменённые, они умирают чересчур легко, да и энергии в кристаллах кот наплакал. Знаешь, я склонен полагать, что местные проводили какие-то опыты над зорнами, чтобы их было просто убивать, добывая как можно больше энергии.
    Адель обдумывала мои слова следующие несколько сот метров.
    – Возможно, не стоит сбрасывать со счетов такой вариант, – наконец проговорила она. – Но что повлекло катастрофу? Да и судя по всему они особых успехов не достигли, раз поглощать эту грязную энергию, кажется, способен только ты.
    – Не знаю. Но думаю, разгадка должна быть близка. Погляди, разрушения всё сильнее и значительнее.
    Дело обстояло именно так, как я и сказал, сейчас, ближе к центру нам иногда попадались целые кварталы, где не уцелело ни одного строения. Только груды щебня и наполовину расплавленного стекла, затвердевшие, превратившись в причудливые фигуры.
    Тварей тоже становилось всё больше и больше, а схватки с ними – всё ожесточённее. Кроме того, я чувствовал внутри странную пульсацию вару, словно меня что-то звало и манило.
    Внезапно, я замер как вкопанный, краем глаза разглядев росчерк серебристой вспышки, скользнувшей по обломкам. Но стоило моргнуть, как всё исчезло.
    – Что-то не так?
    Повернулся, чтобы сказать Адель, что я в порядке, и мне пришлось зажмуриться из-за ослепительного изумрудного сияния, исходящего от её источника. Подняв руку, чтобы прикрыть глаза я уставился в землю.
    – Как ты?! Что случилось?! – обеспокоенно воскликнула подруга.
    Я проморгался и сияние исчезло.
    – Не знаю. Надо подумать, – ответил ей неуверенно, напряженно размышляя.
    Судя по всему я видел её источник, но этого не может быть, ведь я не использовал прозрение. С другой стороны прошлой ночью мне тоже померещилось что-то подобное.
    – Тинар?
    Подняв глаза заметил, что Адель встревоженно вглядывается в меня.
    – Всё супер, просто что-то померещилось.
    – Бывает. Но знай, что можешь мне всё рассказать!
    В ответ я лишь кивнул.
    – Пошли, мы уже недалеко от центра, – сказала подруга, проходя мимо и перелезая через груду обломков.
    Я проворно последовал за ней. Мы столкнулись с ещё несколькими стаями тварей, и каждая из них была мощнее предыдущей, но расправа над ними по-прежнему не составляла труда.
    Наконец мы, оскальзываясь и помогая друг другу, взобрались на особенно крутую и высокую гору щебня и обломков, преграждавшую путь, и оба остановились на вершине, с благоговением глядя вниз.
    Мы стояли словно на краешке чашки. Стеклянной чашки, что не отражала солнечный свет, а из донышка которой, упираясь в небо, возвышается извилистый шпиль. А рядом с ним, словно цепной пёс замер самый огромный из виденных мной монстров.
    Около восьми метров длинной и не меньше трёх в холке. Серебряно-чёрная шкура выглядела целой, и единственное, что его роднило с теневиками, – это клочья струящийся мглы. Пара остроконечных рогов венчала голову, а задняя половина выглядела скорее кошачьей, и казалась багровой, контрастируя с передней частью.
    Попробовал глянуть на него прозрением и у меня получилось.
    – Какого…?
    – Что там? Не томи! – спросила Адель.
    – Думаю, наша теория создания новых зорнов верна, и та тварь внизу – эталон, идеальный эксперимент. Двадцать восьмой, элитник или даже эпик. И ты в курсе, что порой могу определить тип способности, магическая она или по типу санкари. Так вот, тварь внизу – кангеле в мире зорнов; он наверняка обладает и тем и другим.
    – Как это вообще возможно? – вскрикнула, копаясь в рюкзаке и начиная передавать мне все собранные нами кристаллы.
    Ни у одного из нас не было сомнений, что бой будет крайне трудным. И нам нужно быть настолько сильными, насколько это возможно. Жаль, что ей не повысить себя сердечниками изменённых, но у нас оставались и обычные.
    – Понятия не имею, но у меня предчувствие, что дело здесь не ограничивалось опытами над зорнами. Есть что-то ещё. И я обязательно разузнаю, что именно.
    – Не забывай, нам ещё предстоит пережить эту битву, – сказала Адель, вытаскивая из рюкзака обычные ядра и тут же поглощая их энергию.
    – Думаю, нам не стоит вступать в схватку, – сказал я.
    – Подожди, что?! – удивлённо воскликнула подруга. – Там внизу есть неведомый зорн и ты не хочешь с ним сражаться?
    Не знаю, на самом деле меня раздирали двоякие мысли. Конечно, мне хотелось вступить в бой, об этом кричало всё моё нутро, но предыдущий опыт научил быть осторожным, сталкиваясь с монстрами такой силы. Тем более с настолько превосходящим нас противником нам сталкиваться пока не приходилось. Возможно стоит отступить и подготовиться, убивая изменённых.
    К тому же вряд ли удастся уничтожить его так же легко, как и их; ведь он не порченный мглой, а – эталон. Но это и преимущество – его сердечник содержит уйму энергии.
    Мы пришли сюда, чтобы разузнать больше о моём прошлом. Однако всё, что я узнал до сих пор, это то, что тут проводили какие-то эксперименты над зорнами и обычными животными. А разгадки тайны своего прошлого я так и не нашёл. Не получил даже какой-то полезной зацепки.
    Я уже собирался предложить нам развернуться и уйти, как вдруг почувствовал пульсацию вару. Обратив своё внимание вниз, увидел потоки энергии тянущиеся к чудовищу. Но в шок повергло меня не это: пока смотрел, чудовище вдохнуло, впитывая себя энергию не только лучей, но и просто из воздуха. Каким-то невероятным образом мне удалось уловить пульсацию его источника; она почти вся состояла из этой серебристой энергии и сияла так ярко, что почти ослепила меня.
    Внезапно я ощутил силу и пока дремлющую мощь зорна. По коже пробежала дрожь, и я понял, что нам нет пути назад. Здесь и сейчас мы вдвоем должны уничтожить его. Если мы его оставим, рано или поздно оно вырвется на свободу, достигнув легендарного ранга уже через пару недель. А может это один из Хранителей? Вардо говорил, что они проснутся с интервалом в месяц, но ведь он мог и наврать или ошибиться.
    Адель изумлённо вскинула бровь, видя, что я начал поглощать один сердечник за другим, не давая себе возможности передохнуть и вздрагивая от боли, когда оскверненная энергия соприкасалась с вару. От такого напряжения по моим венам словно бежала энергия, вены вздулись просвечиваясь серебряным сиянием.
    – Тинар, прекрати! Что ты делаешь?! Тебе же больно! – причитала она стараясь отойти от меня подальше, – ты только что думал не уйти ли, а сейчас осушаешь сердечники, как одержимый!
    – Либо мы прикончим этого монстра сейчас, либо через пару недель он достигнет легендарного ранга.
    – Откуда тебе это известно?
    – День или чуть больше, как чувствую и вижу потоки энергии. Если они мне, конечно, не мерещатся, – ответил ей, смахивая выступившие на лбу капельки пота.
    – Твои навыки изменились? Ты уверен, что способен одолеть его?
    – Не знаю. Не проверял. Плевать, – проговорил я сквозь стиснутые зубы.
    Я застонал, не в силах терпеть боль, подруга замолчала, больше не донимая меня вопросами. Каждый раз, когда думал, что испытал боль, сильнее которой не бывает, жизнь заставляет меня убедиться в обратном. Подобной этой я не испытывал, мне казалось, что я горю изнутри, и каждый кристалл словно уголь делает пламя жарче.
    Если бы не прилив сил, испытываемый, когда вару очищал энергию бы давно рухнул замертво. Войдя в транс, моментально направлял энергию на рост ранга, развитие способностей и атрибутов. Одновременно с болью, от которой я старался абстрагироваться, чувствовал, как энергия укрепляет тело и разум. Такого резкого повышения в рангах и умениях я прежде никогда не испытывал, даже то время, когда мы с Адель были заперты в Заказнике не шло с этим ни в какое сравнение.
    К тому времени, как поглотил последний кристалл, я достиг того же ранга, что и чудовище внизу. Энергия переполняла меня, буквально толкая в битву. Испытал полный восторг, учитывая, что мощь умений возросла, а время отката сократилось в разы. И да, теперь прозрение давало возможность видеть потоки энергии и лучше читать ауру.
    – Вижу, ты готов и доволен, – улыбнулась Адель, сама достигшая двадцать пятого ранга. – Настало время прикончить эту тварь?
    – Готов и во всеоружии, но…
    – Да, знаю, – сказала подруга, поджав губы, – я в битву не полезу, останусь здесь и буду бить издалека и наверняка. Не волнуйся.
    Улыбнулся ей, радуясь, что порой она меня так хорошо понимает. Будь она повыше рангом, то такой напарник пригодился бы на передовой, и я чувствовал бы себя уверенней; но сейчас, её задача заключается в другом.
    – Ну я пошёл. Если что – зови голема и атакуй той своей лиственной штукой.
    – Лиственной штукой? – спросила Адель, приподняв бровь.
    – Ты знаешь, что я имел в виду, – сказал я с усмешкой. – А теперь пришло время укокошить монстра!
   

Глава 8

    Но сломя голову в бой я не кинулся. Сперва проверил как сидит амуниция, надел поверх накидки старые доспехи, затянул потуже поножи и наручи, нацепил боевые перчатки из васрауда и на всякий случай прихватил боевой нож Адель. Источник может и опустеть, хотя со мной такого давно не приключалось, а добрая сталь – всегда добрая сталь, да помноженная на мои возросшие силу, ловкость и скорость.
    И только как следует подготовившись, поспешил вниз по обломкам, перескакивая с одного валуна на другой или скользя по остекленевшим потёкам камня.
    Зорн посмотрел на меня снизу вверх, встретившись со мной взглядом ярких золотистых глаз. Да, всё-таки он скорее напоминает кота, нежели волка, как теневики; будучи ближе отчётливо видел это. Хотя может это преддверие его перерождения в легендарного монстра меняет тело? Я практически ничего не знаю о том, что происходит с телами зорнов в этот момент.
    Но настораживало меня не это, а пугающий блеск интеллекта в этих глазах, как будто чудовище точно знало: кто я, что из себя представляю и как лучше всего со мной справиться. Однозначно, схватка будет не из лёгких.
    Боковым зрением отметил, что Адель смещается за спину зорну, чтобы атаковать с тыла, но её маневр не остался для него незамеченным.
    Атака кулаком не ошеломила его, но привлекла внимание. Монстр быстро вскочил на лапы, обнажив клыки и издав низкое горловое рычание. Я уже был в прыжке, ладонь поднята вверх, формируя крошечную звезду рассвета. Энергия потрескивала надо мной наполняя умение силой и мощью. Надеюсь, удасться его поджарить, чтобы Адель завершила дело. Сейчас она стояла на вершине, формируя гигантское копьё.
    Зверь взревел столь громко, что со склонов сошли обломки камней и валунов. Я вздрогнул от этого звука, но мне удалось удержать концентрацию. Атака почти завершена. Крутящийся шар уже не походил на маленькую горошину, а вырос почти до метра в диаметре и мне пришлось поднять его над головой, удерживая двумя руками, и тут же обрушился на чудовище.
    – Проклятье! – разочаровано выдохнул я.
    Зорн подождал, пока атака почти настигла его, затем напряг мускулы и бросился в сторону. Его мех вспыхнул сверкающим золотом, а задняя половина была окутана алым пламенем. Звезда взорвалась, но зацепила монстра лишь краем, да и то не нанеся серьезных увечий, поглощенная его щитом. Со своего места я различил тонкую паутинку трещин, расползающуюся по нему, но в остальном чудовище осталось невредимо.
    Всё это произошло за пару тактов сердца. Не ожидал, что зорн увернётся. Но тот снова неожиданно удивил, атаковав в ответ, но не меня, а Адель. Быстро крутясь на месте, он сформировал шар света в своей пасти и ударил по ней лучом.
    Твою мать! С такой скоростью и мощью, ей не увернуться! Адель конец! Прыжок, прыжок, ещё прыжок, бросился я вперёд изо всех сил, чувствуя, как в голове идёт обратный отсчёт времени, и смотря, как луч приближается к подруге. Стиснув зубы, заставил себя двигаться быстрее.
    С последним ударом внутренних часов, удалось обогнать луч, бросившись перед ним и активируя щит. Удар пришёлся мне в грудь, отправив в полёт к дну кратера. Треск, вспышка света, крик подруги, рык твари и мой вопль сплелись воедино. Но я устоял, пропахав две борозды в склоне.
    – Адель! Атакуй! – закричал так громко, как только мог, пытаясь выставить перед собой руки, чтобы попытаться отбить новый луч монстра.
    Я не был уверен, слышит ли меня Адель, но не сдавался, даже чувствуя, что щит поддаётся. Удивительно, что он вообще продержался так долго. Наверняка благодаря новому виду энергии и возросшим показателям покрова.
    Воздух раскалился, пот не успевал выступить, тут же высыхая, а кожа покрывалась волдырями, что тут же лопались. Внезапно луч иссяк, и я, покачнувшись, чуть не упал вперёд, еле устояв на ногах.
    Потряс головой, пытаясь прогнать туман боли. Затем сквозь пелену прорезался голос Адель.
    – Он увернулся от моей атаки!
    Встряхнувшись, я заметил огромную борозду, что оставил своими ногами и гигантский столб торчащий из соседнего склона. Зорн появился из-за него и, несмотря на лёгкую хромоту, казался целым и невредимым.
    "Похоже, дальние атаки никуда не годятся", – подумал я, бросив быстрый взгляд на себя. Щит покрылся колоссальным количеством трещин и держался чудом. А вот амуниции досталось, её испепелило, оставив меня с обнаженным торсом. Повезло, что я не ношу металлические доспехи, иначе бы мне не поздоровилось.
    Монстр тем временем взревел, и над ним проявился ряд остроносых сгустков плазмы. Я собрался с силами, затем бросился к нему используя всё свое мастерство и посылая кулаком энергетические импульсы, не надеясь причинить вред, а лишь чтобы сбить его концентрацию.
    И это мне удалось. Ну что же. Теперь в дело пойдут голые руки и старая добрая сталь. Мне повезло: зверь, уходя от моего удара, потерял равновесие и споткнулся, с недовольным воем рухнув на землю.
    Воспользовавшись подарком судьбы, я прыжком сместился к монстру, нанося мощный удар. Новая паутина трещин расползлась от места удара, гоня зверя по земле и разрывая глубокую борозду в спекшемся камне. Тут же в щит чудовища ударил шквал древесных копий, едва то попробовало встать, вновь опрокидывая его на землю.
    «Спасибо» едва слышно прошептал губами и, подскочив к зверю, ударил его с разворота по рёбрам. Раздался звук бьющегося стекла и его защита наконец не выдержала, чем я тут же и воспользовался, нанеся удар в незащищенный бок зорна.
    Чудом успев повалиться на камни, избегая когтей чудовища. Но тот атаковал вновь, я уклонился, но монстр словно ждал этого и ударил туда, где я только должен был появиться.
    Чудовищные клыки скользнули по плечу, заставляя меня закричать, но добило мой щит не это, а довершающий укол одним из рогов монстра. Уничтожив его, он распорол мне всю половину груди, оставляя отвратительную кровавую борозду на рёбрах.
    Я повалился навзничь на руки, готовясь к удару зорна, едва тот приготовился схватить меня, я оттолкнулся ногами, с тошнотворным хрустом ударив обеими руками в нижнюю часть челюсти монстра. Не теряя ни секунды, я вскочил на ноги и прыгнул на обнаженную спину чудовища. Как только добрался до него, шкура вспыхнула пламенем, едва успел скрестить руки перед лицом, вскрикнув и не прекращая истошно орать, чувствуя как огонь пожирает кожу на предплечьях и груди.
    Не в силах терпеть я повалился на камни, успев отскочить в сторону и убирая, руки от лица. Каждое движение причиняло боль обожженной коже. Я хватал ртом воздух, когда тяжелая лапа опустилась мне на грудь, и мои глаза встретились с узкими зрачками монстра. Его звериные черты исказились в довольной ухмылке, и я осознал, что моя догадка верна: зорн точно знает, что делает. Стиснув зубы, когда когти зверя впились в грудь, я попытался поднять руку для атаки. Однако чудовище быстро среагировало, и я закричал, когда лапа с острыми, как бритва, когтями глубоко вонзилась в неё. А затем тот вцепился в неё зубами, мускулы рвались, кости ломались в хватке этих мощных челюстей, и я ударил его по голове кулаком. Не в силах отыскать нож, возможно, потерянной в пылу битвы.
    Но это слабо помогло – с ужасающим хрустом, рука была полностью оторвана могучими челюстями монстра. Кровь хлынула из культи, и я почувствовал, как зрение поплыло от внезапной вспышки чудовищной боли и потери крови.
    "Ну вот и всё", – промелькнула мысль, ощутил, как усиливается давящая тяжесть на груди и растёт выражение ликования на морде зорна. Мой путь вёл к этому и это было неизбежно. Жаль, что это случилось так рано.
    Сквозь пелену беспамятства раздался крик. Зря она шумит и привлекает к себе внимание, ей надо бежать… Попытался пошевелиться, не могу позволить ей подвергать себя такой опасности. Но это было бесполезно.
    Туман боли немного отступил наверно включился реген и моя повышенная живучесть. Монстр отвлёкся на шум, чтобы тут же получить кол в один из глаз.
    Я с благоговением наблюдал, как Адель приземлилась рядом со мной на корточки, как зверь отшатнулся, завывая от боли и тряся головой, чтобы извлечь штырь.
    – Ты выглядишь дерьмово, – сказала она, стараясь говорить спокойно.
    Однако я мог сказать, что она делает всё возможное, чтобы не сорваться в истерику прямо здесь и сейчас. Она быстро сняла свой пояс, затем обернула его вокруг кровоточащего обрубка моей руки и, игнорируя крик боли,туго стянула.
    – Достаточно, большего не сделаю. Вставай, лежебока, у нас осталось неоконченное дельце! – она схватила меня за другую руку и подняла на ноги.
    Я протестующе застонал, но заставил себя оставаться на ногах.
    – Похоже, ты снова спасла мне жизнь, – прохрипел я, отрываясь от земли, и поморщился, когда Адель крепче сжала мои изуродованные плечи.
    Прыжками, подхватив здоровой рукой Адель я смог удалиться на безопасное расстояние.
    – Достань воды, – скомандовал подруге, наблюдая, как зорн вытряхнул копьё и обратил на нас свой здоровый глаз.
    Вызвав клинок, заставил его искриться от переполнявшей энергии и росчерков молний, а затем воткнул его в обрубок своей руки, стиснув зубы от жгучей боли, пока прижигал рану.
    – Совсем очумел?! – воскликнула Адель, заливая руку водой.
    И тут же пронзительный закричала – здоровой рукой я схватил её за талию и прыжком едва успел увернуться от града сгустков энергии, запущенных монстром. Ну что же, мы пока живы и надеюсь, реген способен восстановить мне утраченную руку.
    Поставив Адель на землю, согнул левую руку, к счастью, ей досталось намного меньше.
    – План – прежний, не знаю почему, думал, что справлюсь без тебя, – сказал я подруге, страдальчески улыбаясь.
    – Если умрёшь, я убью тебя! – пригрозила Адель.
    Повернувшись к монстру, заметил, что он уже вновь изготовился к атаке и я, не теряя времени, ринулся к нему, превращая нож в огромную саблю. Мой вару почти восстановился, и недостатка в энергии я не испытывал.
    Опять шквал энергетических импульсов от чудовища, но видимо он начинал сдавать, они летели медленней и реже, и мне удавалось ускользать, уклоняться от них, не теряя темпа и всё время сближаясь.
    Монстр недовольно рыкнул, встал на дыбы и, рухнув на землю, послал вокруг себя кольцо испепеляющего пламени. Жар был настолько сильным, что начал плавить стекло и камень под ногами. Стоило мне достигнуть границы огня, я изо всех сил оттолкнулся и взмыл вверх, успевая рассмотреть чудовище. Его правый рог треснул, из разбитого глаза текла чёрная кровь, заливая часть морды. Та же самая чернильная мгла, что стекала с порченых зорнов вытекала из раны, доказывая, что это не просто живое существо, а скорее мерзость, созданная человеческими существами. Да, вёлуры Академии и некоторых кланов разводили зорнов, улучшали породу, но старались это делать естественным путём.
    – Получай! – закричал я, занося клинок чуть назад и падая на волка сверху.
    Чудовище взревело в ответ, мгновенно собрав в пасти золотистый свет и выстрелив в меня. Луч обжигающей энергии разминулся со мной на волосок – сказалось отсутствие глаза, и я рухнул на него с неба, рассекая морду зверя поперёк и добавляя вторым сформированным клинком ему в ухо.
    Чёрная кровь брызнула из ран, когда молниия пронзили мозг волка, мгновенно испепелив его источник и прикончив его.
    Я упал на землю, слишком потрясённый, чтобы успеть сконцентрироваться и устоять на ногах, испустив взрывной вздох, когда из меня выбило дыхание и боль снова вспыхнула в обезображенном теле.
    Застонав, перекатился на другой бок, наблюдая, как тело зорна исчезает в клубах потусторонней тьмы, оставляя за собой сияющий кристалл. Я смотрел на сердечник в течение нескольких секунд, прежде чем перевернулся на спину и начал смеяться.
    Несмотря на нестерпимую боль, терзавшую тело, отсутствие руки и многочисленные ожоги, порезы и синяки, это пока лучшая схватка в моей жизни!
    Через несколько мгновений прибежала Адель и присела на корточки рядом со мной. Она быстро осмотрела меня и омыла раны ключевой водой.
    – Как ты думаешь, рука отрастёт? – спросила она, отводя взгляд от обрубка, о котором шла речь, и сосредоточившись на том, чтобы смыть кровь с моей груди, где рог распорол всё до кости.
    – Вероятно, навык должен излечивать любые раны, – ответил я, пытаясь скрыть боль и неуверенность в голосе.
    – Но это будет только через двадцать часов, – сказала Адель, меняя повязку, – ты столько протянешь? – наконец, она нашла в себе силы встретиться со мной глазами.
    – Бывало и похуже, – ободряюще улыбнулся в ответ, – принеси пожалуйста сердечник.
    Подруга вложила кристалл в мою уцелевшую руку.
    – Отлично, – проговорил я, изучая и тут же поглощая его.
    Тело содрогнулось, впитывая энергию. Спина выгнулась от нестерпимой боли, когда грязная энергия столь мощного зорна потекла по каналам вару. По сравнению с этой энергией другие сердечники изменнёных казались блёклой подделкой.
    Тело наполнилось новой силой, я чувствовал, как она вливается в меня, переплетаясь с индиговой вару, как источник и каналы словно потрескивают от напряжения, расширяясь и выстраивая новые связи и укрепляя старые. Погрузившись в транс я наблюдал, как тончашая сребро-индиговая паутина оплетала и пронизывала всё тело.
    И ещё я словно почувствовал странный зов.
    – Что-то случилось, не так ли? – спросила Адель, стоило мне выпрямиться.
    – Что-то или кто-то призывает меня. Нужно найти безопасное место, чтобы ты смогла охранять моё тело, пока дух ответит на призыв.
   
   

Глава 9

   
    На поляне почти ничего не изменилось. Разве что за столиком разместился невысокий сухопарый старичок в двухцветном одеянии. Чёрно-белые полы халата удерживал запахнутыми пояс, сплетённый из двух полос этих же цветов.
    Кинул на него прозрение, но оно ничего не показало: ни ранга, ни направленности умений. А вот его аура была практически осязаема, чувствовалась как нечто большое, плотное, справедливое и все понимающее.
    Я понял, что здесь и сейчас мне ничего не грозит. Не зря же я сам расценивал эту поляну как место покоя и отдыха Духа. К слову, слова Актара, что все после перехода попадают сюда, были не совсем верны, уж не знаю, сознательно ли он ввёл меня в заблуждение или нет. Первый раз да, а вот потом вход сюда был закрыт, но мог открыться в критической ситуации, после долгой медитации или же по зову. Скорее всего хозяина этого места, кто бы он ни был.
    Согнулся в поклоне, давно забытом, но именно так, нам говорили в академии, младший по рангу должен приветствовать старшего.
    – Вежливый юноша, – жест ладони вверх, показывающий, что мне можно разогнуться. Я так понимаю у тебя много вопросов, – сказал старец, переворачивая страницу своей книги.
    – Не без того… уважаемый, – проговорил в ответ, намеренно делая паузу, чтобы он мог назваться, и сгибая пальцы правой руки.
    Как бы ни хорохорился перед подругой, потеря руки потрясла меня. Я точно не знал, отрастёт она или же нет, и если нет, что мне тогда делать. И сейчас находил утешение в том, что в этом мире у меня рук было по-прежнему две. Здесь и сейчас находился только мой Дух, а тело осталось там.
    – Вопросы имеют отношение к северному клану или к разрушенному городу, в котором вы сейчас находитесь?
    – Это и ещё кое-что, – ответил я, испытывая непостижимое спокойствие и умиротворение находясь рядом с этим существом. Человеком назвать его не поворачивался язык, даже мысленно.
    – Да, но это единственные вопросы, на которые могу ответить, – ответил он, закрывая книгу и откладывая её в сторону, – да и то, лишь до некоторой степени.
    Ну что же, попытаться стоило; наверно, он тоже скован этими дурацкими незримыми Устоями, будь они неладны.
    – Вы можете сказать мне, кто я?
    – Боюсь, что нет, – ответил старец с грустной улыбкой, – запрещено раскрывать информацию непосредственно о твоём прошлом. Однако я вправе рассказать немного о том, что вызвало бедствие в Туо. И ещё одно, как только покинешь мою обитель, жди гостя, что направит тебя на следующий этап твоего пути.
    – Вы весьма загадочны, – почтительно склонив голову, произнёс в ответ.
    Тот лишь улыбнулся, затем достал из ниоткуда чашку дымящегося ароматного чая и передал её мне, вместе с небольшой тарелкой пирожных. Ох, снова еда из иных миров! Это по мне! Ради одного этого стоило откликнуться на зов. Вгрызаясь в одно из пирожных, я подавил стон удовольствия, как только нежный крем коснулся моего языка.
    – Позвольте мне начать с самого начала, – сказал меж тем хозяин этого места, – около тридцати лет назад вёлуры эсзаков начали эксперименты с открытием порталов в другие измерения. Ты должно быть знаешь и видел, что есть способности, позволяющие перемещаться в пространстве и даже до некоторой степени манипулировать временем. Да их немного, но они есть. И потому в клане подумали, почему бы не использовать их объединенную силу, чтобы открыть портал в другой мир?
    Старец пригубил чаю из чашечки и продолжил:
    – Прошло много лет, но в конце-концов им удалось воплотить задуманное. После удачной попытки их кое-кто навестил и предупредил, чтобы они прекратили опыты. Но они, опьянённые успехом и жаждой славы и могущества, проигнорировали это предупреждение.
    Он ловко выхватил пирожное с моей тарелочки, так быстро, что я еле успел увидеть движение, и, надкусив, заговорил вновь:
    – Исследуя новый мир, разведчики натолкнулись на нечто весьма удивительное: совершенно новый, неизведанный тип энергии. Чтобы постичь её они начали новые эксперименты. Для начала они решили проводить тесты на пойманных животных, побоявшись сразу заниматься с людьми. Эксперименты продолжались почти десятилетие. За всё это время они обнаружили, что новая энергия обладает способностью резко увеличивать количество энергии внутри сердечника зорна, а также превращать в него обычного зверя. Единственная проблема заключалась в том, что никто не мог спокойно поглотить её. Даже те, кто воспринимал её и мог распознать кристаллы. Их тела просто не выдерживали боли смешения энергий и разрывались на части.
    Старец замолчал, оглядывая поляну и собираясь с силами, я же молчал не перебивая, боясь упустить хоть слово.
    – Но даже это не остановило исследователей. Наоборот, это придавало им смелости и усиливало желание идти дальше. Они были убеждены, что если смогут создать совершенного зорна, используя эту новую энергию, то смогут безопасно поглощать сердечники. Подменить свой источник на новый или пройти пробуждение умений в новом мире тоже не удавалось – тела не справлялись с нагрузкой.
    Рассказчик остановился, чтобы сделать большой и очень медленный глоток чая, но я прекрасно понимал, что мужчину лучше не торопить, несмотря на испытываемое нетерпение. Теперь я понимал, что проявившаяся в вару энергия – потусторонняя, а не результат моего восхождения на другой уровень. Он не сказал этого прямо, но я легко пришёл к такому выводу самостоятельно. Правда, я не помню, что мне тогда объяснял Вардо, но в душу закрались сомнения, что этот паршивой божок и в этом меня надул.
    – Итак, для достижения своих целей они построили чрезвычайно мощный артефакт, – продолжил старик, поставив свой чай на стол, – шпиль, чтобы обуздать силу энергии. Они надеялись, что накопленная энергия нашего мира, получив удар молнией преобразуется и соединится с потусторонней.
    Старик хлопнул себя по коленям, огладил бороду и, сев поудобней, снова заговорил:
    – Но, как это и бывает во всех подобных случаях, что-то пошло не так. Лишь молния ударила в шпиль, один из зорнов вырвался на свободу и повредил проводник. Результат был катастрофическим, а последующий взрыв, от освобожденной энергии двух миров был достаточно мощным, чтобы уничтожить весь город. Энергия омыла всех зорнов, преобразуя и изменяя их, превращая в тех самых порченных, с которыми тебе довелось сражаться.
    – И самый могущественный из них, тот, что оказался почти легендарным, почти равным Хранителям? – спросил, не выдержав и нетерпеливо подавшись вперёд.
    – Да, зорн, который повредил проводник, – ответил старец, – не совсем понимаю, что там произошло, но его перерождение прошло иначе, чем у других. Когда ударила молния, разложение было сдержано, и он почти достиг совершенства.
    – Значит, исследователи были правы, – задумчиво произнёс я.
    Это всё было замечательно и интересно, но как и прежде не давало ответа на вопрос, как я выжил. Был ли я в зоне взрыва и был наполнен потусторонней энергией? Или я или мой отец выходец из того мира? Кто вообще его населял или он был пуст?
    – Так и есть, но они вмешивались в запретные области, находящиеся за пределами их сил и понимания, – ответил собеседник, одним глотком допивая чай. – Но довольно об этом. Ваш посетитель возможно объяснит больше, чем я, стоит вам вернуться. А пока у меня есть новое умение, которым я могу одарить тебя.
    Услышав это, я оторвался от своих размышлений, и широкая улыбка расплылась по моему лицу. Новым навыкам учиться я люблю и всегда готов. Ноо выходит, что и в этом Вардо обманул, ведь ту записку я нашёл в этой хижине.
    Только раскрыл рот, чтобы спросить, как старец остановил меня жестом раскрытой ладонью и утвердительно кивнул полуприкрыв глаза. Он что и мысли мои читать может?
    Старик протянул руку, и я вложил в неё свою ладонь. На мгновение напрягся – поток чужой силы вошёл в меня, и слегка вздрогнул, когда канал распался.
    – Я немного расширил и укрепил твои каналы, чтобы ты легче адаптировал навык. Вот возьми его описание, – с этими словами он протянул мне свиток, как две капли воды похожий на прежний и написанный тем же каллиграфическим почерком.
    Гнёт ауры. Возможность заставить окружающих почувствовать вашу силу, просто сосредоточив своё намерение. Не атакующий, а грозящий навык, позволяющий избежать ненужных драк. Далее следовало описание техники медитаций для его открытия.
    – Благодарю вас, – сказал я, поклонившись в пояс.
    Затем почувствовал, как что-то легонько потянуло меня и вздохнул. Время проведённое здесь всегда слишком коротко. Впервые увидел хозяина этой обители, который, кажется, знает ответы на все вопросы, но практически не спросил и не узнал ничего, даже кто он такой и почему мне помогает.
    – Одно предостережение, прежде чем ты уйдешь,– сказал старец, его тон неожиданно обрёл смертельную серьёзность, – сейчас ты можешь управлять этой грязной энергией, но твой контроль над ней весьма и весьма слаб, чтобы ты ни думал и ни видел. У тебя примерно неделя, прежде чем она вырвется и посеет хаос в твоём теле и вару.
    Мои глаза чуть не вылезли из орбит, когда услышал это. Проклятье! Стоило ждать, чтоб упомянуть об этом напоследок?! Чувствуя, как сознание покидает поляну, я всё же успел выкрикнуть:
    – Как предотвратить это?
    – Ты должен не соединять, не впитывать одно в другое, а слить их воедино в вару, найди способ, пока не стало слишком поздно. О, и не рекомендую поглощать её, пока не переступишь порог тридцатого ранга.
    Разум панически заметался, но я взял его под контроль и напоследок решил прозреть хозяина этого места. Понятно, что ранг и способности я не вижу – слишком велика разница в наших силах, но любопытство было сильней.
    Глаза чуть не вылезли из орбит. Всё тело старца сияло ослепительно ярко, аура охватывала почти всю поляну, а на расстоянии десяти метров от него была столь плотной, что я не мог видеть сквозь неё, после секунды пристального взгляда, я был вынужден закрыть глаза, поскольку меня словно ножом промеж глаз ударили. Если уж я сам достиг определённой силы, то старец – само её воплощение.
    ***
    Когда мои глаза открылись, я первым делом посмотрел на руку и резко отвернулся, чувствуя, как к горлу подступает тошнота при виде того, как культя корчится и удлиняется, обрастая сосудами, мышечными волокнами и кожей. По рвотным звукам, доносившимся снаружи нашего маленького импровизированного убежища, понял, что Адель тоже не смогла выдержать этого зрелища.
    Вставать не спешил, чувствуя, как срастаются другие раны. Через несколько минут, вздохнул с облегчением – судороги наконец прекратились. Опустив глаза, уставился на свою теперь уже целую и неповрежденную руку.
    – Возвращайся, исцеление завершено! – крикнул подруге, принимая решение новости о том, что мне возможно отмерена всего неделя жизни, держать при себе. По крайней мере сейчас. Странно, я полагал, что вполне удачно поглощаю и объединяю энергии.
    – Э-э-э, Тинар. Возможно, ты сам захочешь выйти.
    Я мгновенно вскочил на ноги. В голосе Адель звучало беспокойство, и если предстоит ещё одна драка, надо быть готовым. Выйдя на послеполуденное солнце, огляделся, пока не заметил подругу. Адель стояла у самого входа и смотрела на высокую груду обломком. Проследив за её взглядом, мои глаза вскоре остановились на фигуре в плаще, стоявшей на вершине кучи и смотрящей на нас сверху вниз. По крайней мере, мне так показалось, поскольку глаз незнакомца было не различить под накинутым капюшоном.
    – Ты думаешь, он здесь для схватки? – спросила девушка, стоило подойти к ней поближе.
    В воздухе ощущалось напряжение энергии, накапливаемое ей для удара, и я положил руку ей на плечо, успокаивая.
    – Нет, на поляне меня кое-кто ждал, и он предупредил о визитёре, – затем, чтобы предупредить дальнейшие расспросы, быстро добавил:
    – Расскажу позже.
    Адель кивнула, но при попытке убрать руку, обнаружил, что не могу этого сделать, так как она вцепилась в неё и не желает отпускать.
    Тогда я вновь обратил внимание на загадочного гостя.
    – Кто ты и чего хочешь? – спросил я, оставаясь на месте.
    – Меня послали передать сообщение и, возможно, кое-что рассказать.
    Голос был глубоким и мужественным, и мне показалось, что я его знаю, но никак мог вспомнить откуда.
    – Кто послал? – спросила Адель, прежде меня.
    – Боюсь, на этот вопрос ответить не могу.
    – Разве ты только что не сказал, что пришёл с сообщением и рассказом? – тут же выпалила Адель.
    – Так и есть, но не всегда и не обо всём человеку есть что сказать, – спокойно ответил мужчина.
    – Отлично, – перехватил я инициативу, прерывая разговор, прежде чем подруга спровоцирует конфликт, – тогда просто скажи, что за послание и можешь идти.
    – Молодец, мальчик, – сказал мужчина, складывая руки за спиной в смутно знакомом жесте и затем заговорил официальным тоном человека, передающего сообщение.
    – В этом городе ты родился и здесь же обрёл свою силу. Твои воспоминания взяты, прошлое стёрто. Отправляйся в столицу северного клана во дворце владычицы ты найдёшь знания, что так жаждешь отыскать. – мужчина закончил говорить и достал из-под мантии свиток вместе со светящимся синим стеклянным флаконом.
    – Подожди, это все? – спросил я, удивленный тем, что сообщение вышло столь коротким.
    Судя по тому, что сказал старец, я ожидал чего-то большего. С другой стороны, он дал нам направление для поисков, зацепки о моем прошлом и об этом городе.
    – Это послание, которое мне было поручено доставить, – сказал мужчина, разворачивая свиток и выливая на него светящуюся голубую жидкость.
    Мы с Адель были ошеломлены, когда над свитком открылся портал и мужчина сделал полшага в него.
    – Было приятно снова увидеть тебя, Тинар. Ты не сильно изменился с тех пор, как я уехал.
    Эти слова поразили, как молния. Этот человек знал меня. Мог ли он быть ответственным за пропавшие воспоминания? Был ли он тем, кто изменил моё тело и разум? Или тем кто научил меня всему? Отцом? Но я помню погребальный костёр и как ветер уносил его прах…
    Я мчался вперёд, бросаясь вверх по склону в отчаянной попытке остановить его… Но было уже слишком поздно. Портал захлопнулся прежде, чем я добрался до верха, и свиток исчез, оставляя в моих пальцах лишь горсточку тлеющего пепла.
    Я глубоко вздохнул, чувствуя, как напряжение покидает тело, на меня нисходит спокойствие. Ничего, терпение и только терпение, в моём списке уже несколько человек, причастных к моему прошлому, и это всего лишь ещё один.
    Возвращаясь к Адель, увидел, что она роется в сумке.
    – Что ты ищешь? – спросил я, видя как она достаёт новую рубашку и доспехи.
    – Как бы мне ни нравилось видеть тебя без рубашки, нам ещё предстоит долгий путь к столице клана, – сказала она с усмешкой.
    Я с благодарным ворчанием облачился.
    – Далеко до неё? – спросил я, чувствуя, как снаряжение облегает тело.
    – Дней десять, может больше, если будешь бежать в прежнем темпе.
    – После прошлого раза мои сила скорость и ловкость возросли.
    Адель на мгновение закрыла глаза, подсчитывая в уме.
    – Дней пять, возможно неделю.
    Я кивнул, входя в транс, чтобы собраться с силами и лучше осознать себя после боя. С моим запасом энергии и скоростью её восстановления я теперь мог бежать почти бесконечно. От возросших атрибутов, я всем телом ощущал увеличившуюся силу и мощь, остроту мышления, скорость реакций. Теперь я думал, что понимаю свою силу немного лучше и знаю, что расширение вару и причина, по которой я способен использовать грязную энергию одна – я кангеле, а остальные – нет. Ведь санкари и вёлуры преобразуют внешнюю энергию по-разному, и поэтому их тела не могли выдержать напряжения. Но вару – самая чистая и самая мощная энергия, энергия самого мира, и логично предположить, что использующий её сможет использовать энергию и иных миров. Ведь они на одном уровне.
    Сражаясь с этим зорном, я словно сражался сам с собой. Тот был намного быстрее, сильнее и умнее, чем должен был быть, даже находясь на грани перехода. Та обезьяна, с которой мы сражались не пережила бы такой атаки звездой рассвета, а этот зорн не только полностью уклонился, но и был достаточно умен, чтобы выбрать своим противником Адель, а не меня. Он также уклонился от её атаки и держал нас обоих в напряжении. Он не унимался ни на секунду, даже будучи раненым. Если Хранители вроде этого существа, то я однозначно не смогу их победить. Не сейчас. На данном этапе развития силы меня уничтожат в доли секунды.
    Но сейчас у нас другая цель – оставаться в живых достаточно долго, чтобы добраться до дворца в столице. Открыв глаза, я улыбнулся Адель и протянул руку.
    – Ты готова ворваться во дворец?
    – Что значит "ворваться во дворец"? – спросила Адель, взяв меня за руку и обойдя вокруг, чтобы забраться на спину, – в отличие от тебя, я леди, и такими вещами не занимаюсь.
    – Думаю, всё когда-нибудь случается в первый раз, – ответил ей, крепко ухватив подругу за бедра. – А теперь держись крепче, это будет быстро.
    Крик Адель задержался в воздухе позади нас, когда я рванул прочь из города.
   
   
   

Интерлюдия 4

    Тензин поморщился от очередного порыва ледяного ветра, взъерошившего его волосы и пробравшего до костей. Он, выросший на благодатном юге, посреди этой снежной пустоши мёрз, несмотря на дорогую шубу из меха редкого северного зверя, которую привёз с собой.
    Он посмотрел на открытую трещину в боку ледника и уже не в первый раз задумался, что же, там происходит. Очередной порыв ветра подхватил подол шубы, и она заколыхалась, вместе с этим в лицо ударила осыпь снега.
    – Проклятье! На кой мы вообще здесь торчим?! – заорал он, окончательно потеряв самообладание.
    – Потому что нам приказали, – ответил Селдар, стоявший всего в нескольких метрах от него и выглядевший чувствующим себя вполне комфортно при минусовой температуре.
    В ответ на спокойную реплику наемника Тензин стиснул зубы и прикусил язык, чтобы сдержать язвительный возглас. Это бесполезно – за неделю, проведённую в этой ледяной дыре, воин ни разу не пожаловался. Да и зачем ему это? Он почти сорокового ранга, для его атрибута телосложения морозный воздух равнозначен легкому бризу.
    Его внимание вновь приковала трещина в гигантском леднике, и ему показалось, что он заметил какое-то движение. Но после нескольких секунд пристального разглядывания и отсутствия чего-либо, он решил что ему показалось, и это просто снег.
    В этом леднике было что-то нехорошее. Тензин не говорил об этом Селдару, но ему снились странные сны. Сны, в которых он входил в ледник, блуждая в его глубинах, пока не добирался до огромной пещеры с ледяным троном и чем-то, лежащим на алтаре в дальнем конце. Рассмотреть, что же там на алтаре, ему никак не удавалось, если не считать пары сияющих фиалковых глаз и хищного оскала белоснежных клыков.
    Ещё один порыв ветра хлестнул его по волосам, но на этот раз, когда Тензин вздрогнул, это не имело никакого отношения к холоду.
   
    ***
   
    Высоко в небе, скрытая от посторонних глаз, Рендезо смотрела, как вместе уходят парень и девушка. Она находилась там с тех пор, как они вошли в город, и была очень впечатлена битвой Тинара с тем отвратительным чудовищем.
    Она наблюдала за тем, как её посланник передал сообщение. Её сильно раздосадовала его последняя фраза. По этой причине она не спешила уходить, дожидаясь его и намереваясь как следует наказать. Может, оторвёт ему руки и заставит их съесть, а может, ещё чего – фантазия сегодня отказывалась работать.
    Её голова слегка повернулась, едва уловила малейшее колебание воздуха вокруг неё, и мгновение спустя примерно в десяти метрах от неё появился Актар.
    – Рад снова видеть тебя, Рендезо, – сказал он с неизменной блуждающей усмешкой.
    – Чего ты хочешь? – спросила она, не потрудившись скрыть хмурый взгляд.
    В последний раз, когда он появился, она думала, что тот хочет убить её. Бой определённо не вышел бы простым для него, но она наверняка бы проиграла, ведь её стезя в другом, а вот его сила больше приспособлена для борьбы. Потому ей не нравились её шансы в сражении против него.
    – А я не могу просто заглянуть в гости? – с невинным выражением лица.
    – Не морочь мне голову, Актар. Ты никогда просто так не приходишь, так что скажи мне, чего ты хочешь, или проваливай!
    – Ну и ну, какие мы сегодня обидчивые! Разве ты не довольна тем, как продвигается Тинар? В конце концов, именно ты уделяешь ему самое пристальное внимание. Твой прохвост даже служил у Мэлбара, наставляя Адель, помогая ей столь рано пробудить силы и наставляя на первых порах? Разве не так? Хотя девчонка вряд ли свяжет своего наставника и его, как и сам граф, это же не вычеркнутые годы жизни.
    Рендезо только закатила глаза, но в остальном проигнорировала мужчину. Сегодня у неё не было терпения для словесных игр.
    – Ну же, ты можешь рассказать мне, что на самом деле тебя интересует, – уговаривал Актар, подходя к ней, как будто воздух под его ногами был твёрдой почвой.
    – Ты ни за что не пошла бы на все эти неприятности только для того, чтобы поиметь старого Вардо. Так что скажи мне. Почему? Зачем посылать мальчика в столицу? Ты знаешь, что турнир вот-вот начнётся, и что Тинар, скорее всего, будет охвачен им. Надеешься, что он выиграет Дар Небес?
    Челюсть Рендезо дёрнулась, и Актар торжествующе ухмыльнулся.
    – Так и знал! Но почему ты хочешь, чтобы он взял артефакт? Он же станет практически недосягаем для вашего контроля... – Актар замолчал, словно размышляя над этим вопросом.
    Рендезо стиснула зубы. Обычно именно она играла людьми, а не наоборот. Она подбирала наименее приятный для него ответ. “Да, пожалуй, нужно простить посланника – довольно неприятно быть в его шкуре... – задумалась она, но через мгновение отпустила эту мысль. – Не-а, что ж это будет за веселье?”
    – Ну, если это всё, то буду..., – женщина замолчала на полуслове, потому что и она, и Актар почувствовали приближение кого-то ещё.
    Мгновение спустя Вардо появился из ниоткуда. Его губы вытянулись в мрачную линию, и он впился взглядом в них обоих.
    – Итак, наконец-то застал вас двоих. Разве недостаточно того, что ты вмешиваешься в каждый шаг на пути Тинара? Неужели ты и в самом деле должна вступать в сговор с этой грязью? Я думал о тебе лучше, Рендезо, – сказал он, скрестив руки на груди и устремив на неё неодобрительный взгляд.
    Губы Рендезо изогнулись в ухмылке, и она подошла к Вардо, остановившись всего в нескольких метрах от него.
    – Ну же, Вардо, ты же знаешь меня лучше, – сказала она низким, страстным голосом, – А теперь, как насчет того, чтобы мы вдвоём убрались отсюда и повеселились, как в старые добрые времена?
    Тот полностью проигнорировал слова и посмотрел через её плечо на Актара, который изо всех сил старался подавить усмешку.
    – Что вы вдвоём натворили на этот раз, Актар? Вы знаете, что это нарушение Устоев?!
    – Понятия не имею, о чём ты говоришь,– ответил Актар, не обращая внимания на возмущенный возглас Рендезо, – мы всё ещё живы, поэтому я считаю, что никакие правила не были нарушены. И кроме того, – сказал он с усмешкой, – я бы никогда не стал вступать в сговор с такой дурёхой. У неё не хватает мозгов, чтобы понять, что я задумал.
    – Эй! – воскликнул Рендезо, повернувшись, чтобы посмотреть на него, но Актар снова проигнорировал её.
    – Кто-то послал нашего юного кангеле сражаться за Небесный Дар. Лучше поторопись, Вардо, иначе тебе нечем будет его удержать.
    Тот открыл рот, готовясь гневно возразить, но Актар уже исчез.
    – Проклятье! Рендезо, что ты наделала?! – взорвался Вардо, направляя свой гнев на женщину.
    – Не будь таким, букой, – отмахнулась она.
    Теперь, когда Актар ушёл, она чувствовала себя намного более расслабленной и вернулась к своей обычной дразнящей манере.
    – Да, я послала его за Даром Небес, но он же всё равно нуждается в нём.
    – И без тебя знаю, что ему это понадобится, – ответил Вардо, – Но, если ты забыла, новый артефакт должен был появиться ещё не скоро!
    Рендезо легонько потрепала его по щеке и подмигнула.
    – Похоже, тебе придётся ускорить свои планы. В противном случае, я выиграю.
    Она быстро отскочила назад, громко хихикая, когда рука Вардо хлестнула её кулаком.
    – Дружочек, у тебя всегда был скверный характер, когда всё шло не по-твоему, – сказала она, широко улыбаясь.
    – Всё было бы просто замечательно, если бы мне не приходилось иметь дело с вашим вмешательством! – крикнул в ответ Вардо, сжимая кулаки и прижимая их к бокам. Чёрная энергия начала собираться вокруг них.
    – О, Вардо, – сказала Рендезо, разочарованно качая головой, – не размахивай оружием, которое ты не готов использовать.
    Тот смотрел на неё ещё несколько секунд, прежде чем энергия рассеялась и его пальцы расслабились.
    – Так гораздо лучше. Теперь мы можем говорить как два цивилизованных взрослых человека, – сказала женщина, закидывая руки за голову и откидываясь назад в воздухе.
    – Зачем ты это делаешь, Рендезо? Не понимаю. Вы знали о моих планах относительно мальчика и пытались блокировать на каждом шагу. Актара, я ещё могу понять. Но для тебя это лишено всякого смысла. У тебя нет никакого интереса в этом мире! Просто возвращайся к себе и оставь меня в покое.
    – Знаешь, в чем твоя проблема, Вардо? – сказала Рендезо, полностью игнорируя вопрос.
    – Рассказывай, – сказал Вардо, закатывая глаза.
    – Ты слишком милый. Ты играл в детские игры, в то время как остальные перешли во взрослую лигу. Ты такой ярый приверженец Устоев, что даже не удосужился проверить их на прочность, чтобы выяснить, что сможешь сделать. Та маленькая ссора с Актаром, возможно, была первым разом, когда ты приблизился к их границе.
    Она внезапно появилась перед ним и что-то прошептала ему на ухо. Затем отступила назад и ухмыльнулась, увидев его потрясенное выражение лица.
    – До следующего раза, Вардо, – подмигнула она и исчезла, прежде чем он успел сказать хоть слово, оставив его одного над разрушенным городом.
   
    ***
   
    Человек, известный под сотней других имён стоял в комплексе торговой ветви Этэла, любуясь садом камней. То, что было в этом клане, сильно отличалось от других земель. Он уже почти час дожидался хозяйки, но не возражал. Любое время вдали от неё потрачено с пользой. Он тихонько вздохнул, когда мгновение спустя увидел в воздухе волнение, которое ознаменовало её приход.
    “Что ж, всему хорошему рано или поздно приходит конец”, – , подумал он, не потрудившись пошевелиться, когда богиня оказалась перед ним.
    Она появилась, казалось бы, ниоткуда, одетая в чрезвычайно откровенное платье с низким вырезом... Нет, называть крошечное одеяние, которое она носила, платьем, было грубым преувеличением, так как его низ едва прикрывал верхнюю часть её бедер.
    – Без плаща?– спросил мужчина, стараясь говорить нейтральным тоном, и по большей части ему это удалось.
    Рендезо улыбнулась ему, и в мгновение ока её внешность изменилась вместе с одеждой. Теперь на ней была личина наместника главы ветви, и соответствующий высокому положению наряд.
    – Не смотри на меня так разочарованно, – сказала она, подмигнув.
    – Теперь, когда Тинар отправлен в очередную погоню за несбыточной мечтой, какие будут новые распоряжения?
    – Отличный вопрос, – сказала она, подходя и хватая его за руку.
    Мужчина приподнял бровь, но не сделал попытки отстраниться от неё, зная, что не сможет этого сделать, даже если попытается.
    – Мы едем в столицу. Владычица ещё не выбрала того, кто будет представлять их клан на предстоящем турнире, и у меня есть идеальный кандидат.
    – Ты имеешь в виду меня.
    – Конечно, нет, глупышка, – ответила она, шлепнув его по руке, – ты слишком слаб. Сегодня мы получили копию письма с официальными правилами состязания, и мне жаль говорить, что ты просто не соответствуешь требованиям к рангу, чтобы пройти.
    Мужчина был несколько удивлен этой новостью.
    – Так зачем же я тебе во дворце?
    – Мне нужен эскорт – человек моего статуса не может являться один. А теперь хватит вопросов, папаша. Мы уже должны быть в пути.
    – У меня новое имя и буду очень признателен, если ты больше не будешь называть меня так. Тот человек был другим, со своими целями и другими планами.
    Чего он не сказал, так это того, что его воспоминания о том времени были смутны и туманы. В своей жизни он носил много лиц и имел много имён, но каждый раз, когда он сбрасывал старую личину в пользу новой, его воспоминания и личность исчезали. Единственное, что он мог вспомнить с долей ясности, это то, что он принял участие в воспитании Тинара и обучению его боевым искусствам.
    – О, очень хорошо, – повторила Рендезо, отрывая его от своих мыслей, – Как ты хочешь, чтобы тебя называли?
    Он уже думал об этом, так что у него был готовый ответ на этот вопрос.
    – Это имя было у меня в Академии. Может, Кирэн и не самое желанное имя, но мне оно очень нравится.
   

Глава 10

    Мы мчались по дюнам, поднимая за собой шлейф пыли. Последние восемнадцать часов мы бежали без отдыха, так как намеревались прибыть в столицу к ночи. По словам Адель, это был последний день нашего путешествия, и нам очень хотелось заночевать в гостинице в нормальной постели.
    Мы проделали этот путь в умопомрачительно короткие сроки. С ростом ранга я стал значительно выносливее и быстрее. Да и проблем с покиданием города не возникло, стража, видимо, решила, что нас растерзали изменённые.
    Адель даже умудрялась спать, откинувшись мне на спину, обняв за плечи и крепко прижавшись всем телом. Время от времени она меняла позу, и мне приходилось действовать быстро, чтобы не дать ей упасть.
    Мы провели большую часть пути, обсуждая сказанное старцем, и размышляя о том, что нас ждёт в столице клана. Никто из нас не знал и догадывался об этом, и если бы мудрец не поручился за посланника мы бы вообще никуда не отправились.
    Подумывали – Вардо, но передумали, уж слишком деятельное участие в моей судьбе принял этот коварный бог, да и мне не нравилась его навязчивая идея контролировать меня. Из встреченных людей, никаких скрытых мотивов нет, наверно, лишь у Адель, и ей можно доверять безоговорочно, в меньшей степени Эгине, Илуре и этому непростому старику. Да и, пожалуй, Актару, да он тот еще мерзавец, но… Не знаю, он близок мне по духу, и потому злиться и ругаться на него как следует я не мог.
    Мысли снова вернулись к подруге, которая никогда не подводила меня и всегда принимала мои интересы близко к сердцу. Я вздохнул, при всём моём желании ответить ей взаимностью, как бы ни старался, всё равно ничего не чувствовал. Я испытывал сильные чувства к напарнице, но это были чувства верности и доверия, а не любви или привязанности.
    Адель прижалась ко мне, и я быстро наклонился влево, подняв руку, чтобы она не скатилась со спины. Через несколько мгновений она выровнялась, и я мягко притянул её руки к своим плечам, чтобы ей было удобно держаться.
    Я почувствовал внезапную вспышку в сердце и глубоко вдохнул, когда чуждая энергия пронзила тело, наполняя его равной частью боли и живительной силы. Усталость растаяла, оставив после себя ощущение свежести и беспокойства. Я перепробовал множество различных способов именно слияния иномировой энергии и вару, но первая просто отказывалась подчиняться. Боль за последние несколько дней усилилась, а это означало, что время истекало.
    Вару оставался стабильным и подконтрольным, позволяя сдерживать бушующий шторм потусторонней энергии, но время от времени она вырывалась из своих оков и просачивалась в тело. Я понимал, что осталось не так уж много времени, но не мог придумать, как спасти себя. Жаль, что старец не помог больше ничем кроме предупреждения.
    Зато моё осознание собственной силы возросло за последние несколько дней, и я мог чувствовать вару, даже без медитации. Прямо сейчас ясно видел его мысленным взором. Он ритмично пульсировал, посылая световые импульсы по всему телу. Я знал, что это нормально – именно так тело поддерживало повышенную силу и прочность.
    Пока смотрел, снова увидел потрескивающую серебряную искру, посылающую толчок силы сразу в восьми разных направлениях. Я наблюдал, как вару в этих областях, казалось, затвердело, эффективно сдерживая чуждую энергию, но в двух местах она прорвалась, заставив меня почувствовать и увидеть две маленькие вспышки. Секунду спустя я почувствовал напряжение, о котором даже не подозревал, а затем лёгкость, сопровождалось это очередным импульсом боли, но меня слишком увлекло новое открытие, чтобы обращать на неё внимание.
    Я подождал, новой вспышки чужой энергии, но на этот раз попытался заставить вару пропустить её, не сдерживая, несмотря на очевидный риск. В какой-то степени это сработало, поскольку половина этих искорок просочилась. Я наблюдал, как они путешествуют по разным частям тела, снимая очаги усталости и боли, хоть и сами причиняли её. Странное чувство. Может ли эта потусторонняя энергия стать для меня новым способом исцеления? Я задумался. Или, может быть, это способ для меня, чтобы иметь возможность продолжать идти дольше и драться? Что ещё она может сделать?
    Я сформировал в руке клинок, затем сосредоточился на том, чтобы сделать его меньше. Через секунду или две сжимал недлинный кинжал из сжатой энергии, стиснув зубы, быстро полоснул им по тыльной стороне другой руки, вздрогнув, когда лезвие рассекло плоть и сухожилия. Отпустив клинок беззвучно выругался, проклиная себя за то, что нанёс слишком глубокий порез: пальцы ослабли и из раны потекла кровь. Источник снова запульсировал, и я сосредоточил всю свою волю на том, чтобы позволить серебряной энергии пройти, зачарованно наблюдая, как вся она перетекает в руку и кровотечение останавливается.
    Секунду спустя я поморщился от ожидаемой боли, но новое открытие затмило нависшую надо мной угрозу неминуемой кончины; по крайней мере, на короткое время. Чуждая энергия на мгновение просочилась сквозь порез, а когда она исчезла, то исчезла и боль. Попытался согнуть пальцы, но ничего не вышло. Попробовав залечить поврежденную руку и другие раны, не залеченные регеном, заметил, что энергия прошла через тело и была втянута обратно. Вспышка боли пронзила меня и куда как сильнее прошлого раза.
    Итак, потусторонняя энергия является панацеей от всех болезней и причинит гораздо большую боль, чем прежде, если не принесёт никакого исцеления. Также она не закроет открытые раны, а лишь притупит боль и остановит кровопотерю.
    Я разочарованно выдохнул, досадуя на самого себя за то, что так долго молчал и был таким беспечным. Левая рука теперь будет совершенно бесполезна в течение следующих двадцати часов, пока не наступит выздоровление, а мне бы хотелось скрыть этот порез от Адель.
    "Если проживу так долго", – с горечью подумал про себя. Я уже собрался отвести взгляд от источника, как кое-что привлекло моё внимание. Энергия вела себя странно. Присмотревшись, увидел, как серебряный свет, словно затвердел на мгновение, став таким же спокойным и безмятежным, как вару, прежде чем снова вспыхнуть.
    Мозг начал быстро соображать, пытаясь понять, что могло вызвать это изменение. За несколько минут пришёл к выводу, который счёл правильным. Снова сосредоточившись, сделал глубокий вдох, наполняя легкие до предела, прежде чем медленно выпустить воздух. Проделал так несколько раз, внимательно наблюдая. После трёх таких вдохов, начал замечать весьма значительное снижение колыханий иномировой энергии.
    Мысленно отвесил себе подзатыльник, удивляясь, как не нашёл решение раньше. Ответ очевиден и лежит на поверхности! Никогда не обращал на это пристального внимания, выдерживая дыхание в едином глубоком и ровном темпе в течении долгого времени. Теперь я наблюдал, как искрящаяся и шипящая серебряная энергия медленно «затвердевает», а её рваные края успокаиваются и уменьшаются в размерах.
    Несколько искр вырывались, но теперь вару сдерживал их все. Я продолжал глубоко дышать, пока, наконец, серебряная энергия не обрела средоточие и гармонию. Теперь, различия между ней и вару стали очевидны. Если последний «гудел» успокаивающе, то эта замерла, став совершенно неподвижной, она ощущалась твердой, словно камень.
    Усилием воли я вытянул тонкий усик этой энергии и попробовал протянуть в вару, само средоточие сразу восстановилось, однако две энергии по-прежнему не смешивались, отталкиваясь друг от друга. Тем не менее, это был прогресс.
    Раньше у меня были проблемы с грязной энергией, потому что я впитал её чересчур много в руинах Туо, готовясь к бою с тем монстром, но сейчас у меня появился шанс на успех.
    Я сконцентрировался и надавил на барьер между средоточием и источником. Голова тут же начала пульсировать от напряжения от необходимости одновременно бежать, дышать ровно и взламывать эту преграду, да ещё и следить, чтобы Адель со спины в пески не рухнула.
    Пот застил глаза, меня чуть повело в сторону, из ноздри тоненькой струйкой потекла кровь, а сердце будто зажали в тиски, но я продолжал кропотливо осуществлять задуманное.
    В течение нескольких долгих минут давил на барьер, умственное и физическое напряжение было больше, чем когда-либо прежде, но я не привык отступать и потому продолжал бороться с сопротивлением энергий. Даже ощутив, что серебряная энергия отталкивает меня, пытаясь разорвать хватку разума, даже чувствуя, как моя грудь сжимается, а зрение затуманивается, несмотря на всё я дышал ровно, бежал и продавливал волей преграду.
    Наконец, с последним толчком и звуком бьющегося стекла, две энергии встретились. Последовал краткий миг торжества, а затем боль в теле усилилась в тысячу раз. Это было похоже на то, как если бы мне оторвали руки и ноги, и подожгли, только в сто раз хуже. Боль была настолько сильной, что я потерял концентрацию и упал на песок, покатившись вниз по бархану, кувыркаясь и подпрыгивая.
    До меня донеслось удивленный возглас Адель, которую так грубо вырвали из сна, но мне было слишком, нестерпимо больно, чтобы думать ещё и об этом. Я скользил вниз по дюне, обжигаясь и разрывая кожу в клочья, и не видя ничего вокруг от слепящей боли.
    Наконец моё тело замерло, я свернулся калачиком, скуля и подвывая на одной ноте, и новая энергия, которую мне удалось создать, тут же вышла из-под контроля. Она выстрелила сквозь тело, пронизывая и коверкая мышцы и нервы. Она вонзилась вонзилась под кожу сотнями тысяч игл.
    И только тогда, сквозь туман боли и страданий, я вспомнил предупреждение старца не делать этого до тридцатого ранга. Энергия, наконец, достигла мозга. Как только это произошло, ужасная боль, которой подвергся, усилилась ещё больше, и, не выдержав напряжения, я, наконец, потерял сознание.
    ***
    Адель была вырвана из очень приятного сна, в котором Тинар, наконец, преодолел себя и полюбил её. Она наклонилась для поцелуя, внезапно почувствовав сильный удар в бок.
    Её затуманенный сном разум не мог понять, что происходит, и попытался найти ответ, но вместо поцелуя она получила ещё удар. Мир грёз исчез, резко открыв глаза, она не успела сгруппироваться и снова отскочила, как мячик от земли. Она протестующе вскрикнула, щит вспыхнул вокруг неё. В следующий раз, упав, она не почувствовала никакой боли.
    Ошеломлённая столь внезапным пробуждением, Адель не сразу поняла, где она и что происходит. К тому времени, как её скатывание вниз прекратилась, она наконец-то смогла собраться. Быстро поднявшись на ноги, Адель огляделась в поисках своего друга, но нигде его не увидела.
    – Тинар! – отчаянно закричала она, прижав ладони ко рту.
    Ответа не последовало. Именно тогда она начала паниковать. Неужели на них кто-то напал пока она спала? "Мда, плохой у нас послужной список, как только расслабимся, дело оборачивается неприятностями", – подумала она, начиная бежать вверх по бархану на полной скорости. С вершины лучший обзор и, возможно, оттуда ей удастся разглядеть друга.
    Ноги утопали в песке, затрудняя подъем, на бегу она продолжала выкрикивать имя Тинара, но безрезультатно. Наконец, после почти пяти минут бега, она добралась до вершины песчаной дюны и остановилась. Она задыхалась, выбившиеся пряди волос прилипли к лицу и шее, а на лбу выступили капельки пота.
    Она всматривалась в каждый сантиметр дюны, но так и не могла разглядеть ни единой зацепки, где искать Тинара, с каждой пройденной минутой её беспокойство возрастало. Она уже собиралась сдаться и бежать к следующей дюне, когда краем глаза заметила что-то.
    Броня Тинара! Вот что сверкало на солнце! И как она не заметила раньше? Хорошо, что он облачился в новые доспехи, после того боя. Она бросилась вниз по дальней стороне дюны, скользя на пятках, чтобы не покатиться кубарём вперёд. Тело Тинара могло без проблем скатиться с дюны, но несколько секунд, прежде чем ей удалось поднять щит, стоили ей нескольких царапин и синяков.
    Адель нашла его, лежащим лицом вниз на песке и быстро перевернула, широко раскрыв глаза, при виде его лица. Глаза его оказались покрыты спекшийся кровавой коркой, он крепко стиснул зубы и пребывал без сознания. Но не это встревожило её. Больше всего её напугали мириады чёрных полос, пересекающих его лицо под кожей, и тёмная субстанция, вытекающая из ушей, глаз, ноздрей и уголков рта.
    Проклятье, что с ним происходит?
    Адель быстро наклонилась, приложив ухо к его груди... И ничего не услышала. Она прижималась к нему головой целую минуту, но оттуда не доносилось ни звука.
    Нет, –подумала Адель, – только не снова! Это не может повториться!
    – Вардо! Не знаю, слышишь ли ты меня, но если можешь, иди сюда! – закричала Адель. Она знала, что это за существо, но если кто и мог помочь Тинару, то только он.
    Девушка ждала, затаив дыхание, несколько долгих мгновений, но ответа так и не последовало.
    – Да пошёл ты, придурок! – крикнула она в бескрайнюю безмолвную пустыню, отчаявшись дождаться ответа.
    Её взгляд снова упал на Тинара, и она заставила себя сохранять спокойствие. Должно же быть хоть что-то, что она способна сделать. Она положила одну ладонь ему на грудь, переплела пальцы другой руки и надавила вниз. Она проделала это несколько раз, прежде чем наклонилась и попыталась вдохнуть воздух в его легкие. Из-за того, как он стиснул зубы, девушка не смогла сделать это должным образом.
    Она вымазала губы этим чёрным веществом и заорала от боли, стоило ему проникнуть под кожу. Она быстро вытерла рот, чувствуя, как вспыхивает кожа на руке, словно на неё плеснули кислотой. Боль исчезла только тогда, когда она облила всю голову водой и вымыла руку.
    Слёзы бессилия собрались в уголках её глаз, она понятия не имела, отчего это приключилось с другом и что ей делать дальше. Адель еле сдержалась, чтобы не пнуть этого придурка, который вечно умирает, оставляя её одну-одинёшеньку. То пытаясь стать кангеле, то в безрассудной схватке с особенно мощным зорном, то вот как теперь. Сдавшись, Адель рухнула на Тинара, чувствуя апатию. Тинар был мёртв. Снова. И она была совсем одна в треклятой пустыне.
    – Ого, Тинар действительно попал в беду на этот раз, не так ли?
    Адель вскинула голову и быстро потёрла глаза, чтобы прояснить зрение. В пяти метрах от неё стоял старик. Он был невысок, смугл, одет в длинную ниспадающую двухцветную мантию, которая касалась песка.
    Когда он приблизился, Адель почувствовала, как её окутывает умиротворяющее спокойствие и сокрушительный груз отчаяния в одно мгновение спадает с плеч.
    – Кто?..Кто вы такой? – спросила она, и у неё перехватило горло.
    – Мы никогда раньше не встречались, юная Адель, но я уверен, что молодой человек упоминал обо мне раньше.
    – Вы можете ему помочь? – спросила девушка, обескураженная появлением этого… существа.
    В конце концов, Тинар упоминал, что этот сухонький старичок с белоснежной бородкой, чрезвычайно могуществен и, кажется, обладает даром всеведения.
    – К сожалению, ничего не могу сделать, – ответил визитёр, качая головой, – либо он выиграет битву и проснётся сам, либо умрёт.
    Вместо того, чтобы разозлиться, как она ожидала, Адель просто почувствовала смирение.
    – Как это случилось с ним? – спросила она тихим голосом, оставаясь на земле рядом с другом.
    – Тинар упрям и глуп, – сказал старец, указывая на небо.
    Мгновение спустя над ними троими появился навес, укрывающий от яркого солнечного света, падающего сверху. Он материализовал пару стульев, сев в одно из них.
    – Как?.. – удивлённо спросила Адель, оглядываясь по сторонам.
    – Транспортировка предметов с одного пространства в другое на самом деле не так уж и сложна, как только освоишься с этим, – ответил старец, протягивая руку в разреженный воздух и проявляя в их мире высокий матовый стакан, наполненный бледно-голубой жидкостью.
    Он предложил Адель выпить, но она только покачала головой.
    – Ты не поможешь ему сидя рядом и не притронувшись к еде и напиткам, – сказал гость, – Как думаешь, он одобрил бы твое поведение?
    Адель искренне считала, что Тинару она в любом случае безразлична. Но ей нравилось думать, что он не хотел бы, чтобы она излишне волновалась. Она медленно кивнула и взяла стакан.
    Он улыбнулся, вытащил из воздуха другой такой же и сделал глоток. Адель тоже пригубила напиток, найдя его освежающим и слегка сладковатым.
    – Когда Тинар посетил меня, я предупредил его, что он не проживет долго, если не объединит вару и грязную энергию. Эти два вида энергий не вправе сосуществовать в этом мире, не говоря уже о чьём-то теле.Оставленная без присмотра, чуждая энергия сжигает носителя изнутри заживо. Ему потребовалось несколько дней, чтобы разобраться, но у меня не было сомнений, что он справится.
    Старик пригубил из своего стакана и продолжил:
    – Прямо сейчас его тело подвергается очень серьёзным испытаниям и изменениям. Всё его естество будет бороться с этой перестройкой. Он не внял моим предупреждениям, что до тридцатого ранга не стоит пытаться обуздать её. К тому времени его тело стало бы куда как прочнее, но, возможно, и сейчас у него есть шанс справиться.
    – И всё это случилось, пока я спала? И почему он не сказал мне, что переживает подобное? – спросила Адель, с трудом веря, что это возможно.
    – Думаю, он не хотел тебя беспокоить. Знаю, это кажется неправдоподобным, – сказал старец с лёгким смешком, – но, несмотря на отсутствие сочувствия, в его сердце есть особое место для тебя, даже если он этого ещё не понял.
    Адель почувствовала, что её щёки порозовели и быстро сменила тему.
    – Как это вообще возможно? Разве это не божественная энергия из другого мира? Как они могут смешиваться?
    – Хотел бы тебе сказать, но не знаю, – ответил старик.
    – Дерьмо! Быть того не может! – воскликнула Адель, внезапно почувствовав сильное раздражение от того, что это существо спокойно сидит здесь, попивая под навесом прохладительные напитки, – Тинар говорил, что вы знаете и видите всё.
    Смех старца грянул как гром среди ясного неба.
    – Очень хорошо. Я знаю, отчего это возможно, – сказал он, всё ещё посмеиваясь. – Чего не могу сделать, так это рассказать тебе, как.
    Адель закатила глаза.
    – Не беспокойся слишком сильно. Когда он проснётся – будет прежним, если проснётся, конечно. Но ему может потребоваться день или два, чтобы привыкнуть. В любом случае, рекомендую воздержаться от въезда в столицу до конца недели. Говорят, туда на днях прибывают очень важные гости.
    Затем старец поднялся со стула, вытянув руки над головой. Адель ухватилась за его последние слова.
    – Ты сказал: "когда и если он проснётся". Значит ли это, что есть шанс, что с ним всё будет в порядке? – с надеждой спросила она.
    – Да, я верю, что он выкарабкается, – ответил собеседник. – Просто убедись, что он получит достаточно воды по пробуждению, и не позволяй ему сдвинуться ни на сантиметр по крайней мере в течение трёх часов.
    – Почему? – спросила Адель, когда все кроме балдахина исчезло.
    – Тело будет ощущаться и действовать немного иначе, чем прежде, и понадобится время, чтобы получить контроль над ним, не рискуя причинить вред себе или тебе.
    Адель со скепсисом выслушала его наставления.
    – Понимаю, что он силён, но насколько могущественнее он станет?
    – Достаточно, чтобы без особого напряжения прикончить равнорангового противника.
    – Уверена, что он был способен на такое и раньше, – фыркнула Адель.
    – Нет, – ответил старец, встречаясь с ней взглядом, звери не в счёт, такой соперник вам не встречался. Возможно, вы оба перешли на новый уровень силы, но не стоит задирать нос и забывать, что ранги – это то, что определяет власть в этом мире. Если только вы не достигли перехода, у вас нет шансов против кого-то на более высоком уровне. Правда, есть некоторые зорны, которых вы можете победить, если вам очень повезёт, как Тинару когда он столкнулся с тем льдистым медведем в Академии. Но сражаться с кем-либо выше вас по рангу, это почти гарантированное поражение.
    Адель хотела что-то сказать, но он жестом заставил её замолчать.
    – По мере того, как вы достигаете высших рангов, разрыв в силе становится всё больше. Например, вы, возможно, смогли победить противника ранга восемь сами будучи в ранге третьем-четвёртом, но, если вы двадцать девятый вам значительно сложнее будет победить кого-то даже ранга на два выше вашего.
    Девушка понимающе кивнула, заметив, что он предельно серьёзен. Она начала думать, что совершив прорыв в силе стала непобедимой, и единственное кому может проиграть это эпические и легендарные зорны, да и то первые – только если значительно выше её рангом. Но, если верить этому существу, её может одолеть любой, перешагнувший двадцать девятый ранг. И даже если она совершит переход, конкуренция и схватки станут гораздо жёстче.
    – Так что же важнее? – спросила Адель, – рост рангов или развитие умений и атрибутов?
    – Для него скорее развитие умений, а вот для тебя повышение в градации. Всё в мире должно быть в гармонии, кангеле не могут развивать свои способности достигнув определённого потолка, а вот санкари и велуры, даже будучи в пятидесятом ранге, могут продолжать развивать свои умения.
    Позади неё раздался громкий вздох, и Адель повернулась на коленях, чтобы увидеть, что Тинар снова дышит, делая огромные глотки воздуха, а чёрные прожилки медленно отступают от его лица. Широкая улыбка озарила её лицо, когда она увидела, как поднимается и опускается его грудь, и поняла, что это только вопрос времени, когда он проснётся.
    – И последнее, прежде чем я уйду.
    Адель повернула голову и увидела, что старец уже исчезает из окружающего мира.
    – Всё же напомни ему, что наравне со способностями, ему следует совершить переход, прежде чем впутается в то, что ждёт вас в столице. Вы оба должны стать сильными для того, что будет дальше.
    Прежде чем Адель успела спросить его, что это за загадочная история, старец исчез, оставив её наедине с медленно шевелящимся Тинаром.
   
   

Глава 11

    Сознание начало словно сшиваться обратно из непроглядной пустоты жгучей боли и агонии. Первое, что почувствовал, вновь осознав окружающий мир: отвратительный вкус во рту и неистовую жажда. Попытавшись открыть глаза обнаружил, что они закрыты коркой. Попробовал шевельнуть рукой, чтобы счистить её, как ощутил, что кто-то держит меня.
    – Старец сказал: не двигаться, – послышался голос Адель.
    Открыл рот, чтобы ответить, но не смог вымолвить ни слова из-за пересохшего горла. Наконец скопив чуточку влаги, смог вытолкнуть из себя лишь одно слово:
    – Воды.
    Почувствовал, как Адель с нежностью положила мою голову на колени, а потом прижала к губам горлышко фляги. Я жадно пил, делая огромные глотки, пока подруга говорила:
    – Он сказал, что ты захочешь утолить жажду по пробуждении.
    Затем она поведала всё, что произошло, и предупредила, чтобы не двигался в течение нескольких часов.
    Почувствовал, как холодная ткань начала промокать глаза, и через несколько мгновений наконец смог открыть их. В поле зрения появилось лицо Адель, выглядящее одновременно сердитым и обрадованным.
    Полностью осушил баклажку меньше чем за минуту, а потом – ещё одну. Только допивая половину третьей, понял, что жажда утолена, и, отвернув голову в сторону, дал понять, что напился.
    Адель слегка поморщилась, оттого что я ударился об её колено и немного воды пролилось, но фляжку убрала, тщательно завинтив пробку.
    – Тебе же сказали, не двигаться, Тинар, – упрекнула меня, потирая ушибленное место.
    – Да ладно, не притворяйся, вряд ли так больно, – едва толкнул ведь.
    – И всё равно было больно. Мне показалось, что ударил со всей силы. Старец сказал, что первые часы контроль над силой и энергией будет весьма шатким. Так что лежи смирно и лучше проведи время с пользой: обуздай энергию, вникни в вару изучай себя, поскольку всё, что он сказал звучало загадочной белибердой.
    – Да, видимо, ему нравится так изъясняться.
    Раздражение Адель мгновенно исчезло, и она улыбнулась в ответ, сжимая мою руку.
    – Просто рада видеть живым. Ты напугал меня.
    Заметил лёгкое напряжение в её плечах, румянец на щеках и две дорожки, оставленные на них слезами.
    – Мне правда жаль, что доставляю столько беспокойства, – ответил, поднимая глаза и встречаясь с ней взглядом. – Прости, что не рассказал тебе обо всём раньше.
    – Знаю, тебе трудно доверять людям, но... ты ведь знаешь, что можешь доверять мне больше всех, не так ли?
    – Да, – торжественно произнёс я, – и больше не буду скрывать ничего подобного.
    – Хорошо, – сказала Адель, проводя пальцами по моим волосам. – А теперь хватит болтать. Отдыхай и постарайся разобраться с тем, что изменилось. Как закончишь – расскажешь.
    Хотел было кивнуть, но вовремя остановился. Одарив подругу лёгкой улыбкой, закрыл глаза, наслаждаясь ощущением её пальцев, скользящих по голове.
    Мне потребовалась секунда, чтобы сконцентрироваться на вару. Оно выглядело почти так же, как и раньше, но были некоторые очень заметные изменения. Во-первых, серебряные вкрапления полностью исчезли, оставив в индиговом свете энергии одно крупное пятно. Энергия не была спокойной, как потусторонняя и не отдавалась в такт сердцу как раньше, она словно замерла, а над ней поблёскивали искорки. Зрелище завораживало.
    Невольно втянул в себя воздух при виде этого, и вару внезапно ожил, как и прежде. Волны энергии хлынули из средоточия и начали захватывать различные части тела: синяк на левом бедре, небольшой порез на правом предплечье, растянутая мышца в нижней части спины.
    Даже не замечал этих повреждений, но решил, что удар о землю на той скорости, с которой двигался, вполне мог их вызвать, как бы ни была высока моя живучесть.
    Сделав выдох, заметил, что энергия перестала гудеть, возвращаясь к первоначальной жуткой тишине.
    “Итак, – подумал я, делая очередной глубокий вдох и наблюдая, как вару снова оживает, – сочетание последнего и потусторонней силы наделило мою энергию чертами обоих. Получается, пока контролирую дыхание смогу использовать оживляющий эффект иномировой энергии, не рискуя причинить себе боль.”
    Следующие несколько минут потратил на подтверждение своих мыслей, сосредоточившись, удерживая дыхательный ритм погрузился в изучение собственных навыков. Как и ожидал, в них мало что изменилось. Хотя нет, ярость исчезла, сменившись гневом. При активации этого навыка, тело должна переполнять энергия мира, а я должен как-то использовать силу природы.
    Как всегда ничего не понятно и придётся экспериментировать. Ограничения по времени не было, а вот рост потребления энергии шёл в геометрической прогрессии. Что это такое, мне как-то Адель объясняла и я запомнил.
    Открыв глаза, увидел, что подруга тихо сидит рядом и гладит меня по волосам. Затем она заговорила, стараясь чтобы слова звучали небрежно, но я почувствовал, как мурашки побежали по спине.
    – Тинар, заметила, что у тебя на ладони глубокий порез. Не хочешь объяснить откуда он взялся?
    Быстро придумал оправдание, что повредил руку, когда упал, но, судя по выражению лица Адель, она ни в малейшей степени не купилась на это. И, чтобы отвлечь её внимание, сменил тему разговора, рассказав об изменениях со мной.
    К счастью, подруга оставила вопросы о моей ладони, внимательно выслушав всё о новой способности. По большому счёту, до этого я мог худо-бедно использовать воздух и молнии, если это можно отнести к силам природы. По идее, мой контроль над этим должен улучшиться… Или нет. В любом случае всё покажет только первый бой.
    Следующие три часа мы провели в разговорах о том, что нам следует делать в течение двух дней, прежде чем отправиться в столицу. И пришли к выводу, что лучше всего провести время в Заказнике. Адель нужно повысить ранг, а в идеале нам обоим совершить переход на тридцатый.
    Как-то незаметно во время разговора моя спутница вытащила нож и принялась подрезать мне волосы. За что, если честно, был очень благодарен – пряди слишком часто попадали в глаза и это жутко бесило, а в последний раз она подстригла очень хорошо, поэтому почему бы не повторить.
    – Хорошо, – сказала Адель, кладя нож на землю и ополаскивая голову водой, – думаю, теперь можешь двигаться. Но подожди несколько секунд, приму кое-какие меры предосторожности.
    – Нет проблем.
    В этот момент чувствовал себя умиротворённо – стрижка расслабила меня. И не подозревал, в каком напряжении находился последние несколько дней.
    Адель выскользнула, осторожно уложив мою голову на землю. Затем встала и отряхнулась, активиров магический щит, который вспыхнул покрывая её с головы до ног. Она быстро возвела баррикаду из кольев, толщиной не меньше трёх метров себе по грудь и выкрикнула, прячась за ней.
    – Готово, вставай!
    Я слегка повернул голову и приподнял бровь.
    – Ну как? – крикнула Адель из-за стены.
    – Пока ничего.
    Понемногу начал двигаться, елозить по песку, сжимать пальцы в кулаки и напрягать мышцы, стараясь при этом дышать глубоко и ровно.
    Сделав очередной вдох-выдох, быстро откатился в сторону и врезался в стену, возведённую Адель, та жалобно скрипнула, а кое-где и покрылась трещинами.
    – Осторожно! – воскликнула подруга, заращивая зазоры, – в следующий раз катись в другую сторону!
    Смущённо кивнул, пораженный тем, как далеко оказался, а ведь просто хотел перевернуться на бок, а не прокатиться с десяток метров. Вару пульсировало сильнее, чем прежде, и пришлось вновь брать дыхание под контроль.
    Приведя ритм в порядок, повторил попытку с переворотом, но на этот раз был значительно осторожнее, не делая резких движений, и у меня получилось. Даже удалось медленно подняться, правда повело в сторону при этом, а при попытке выровняться подскочил вверх и порвал навес над головами. Приземлившись, не устоял на ногах, с шумом рухнув в песок, но при этом не почувствовал ничего – либо кожа стала жёстче, либо энергия исцелила меня прежде, чем сумел подумать об этом и направить куда следует.
    Почти час ушёл на то, чтобы научиться передвигаться без внезапной потери контроля. Адель не упустила ни случая язвительно прокомментировать или посмеяться над очередным падением или кульбитом в воздухе. Но осваивался быстро, и вскоре уже мог идти как обычно, правда с гораздо большей осторожностью.
    Дело было даже не в том, что стал намного сильнее или быстрее, чем раньше, а в том, что контроль над энергией и, следовательно, телом исчезал, и приходилось заново учиться азам.
    – Думаю, теперь ты можешь выйти, – сказал я, убедившись, что вполне сдерживаюсь и не причиню ей вреда.
    Адель с сомнением посмотрела на меня. Но когда я закатил глаза и поднял маленький кусочек камня, не раскрошив его, и сорвал несколько цветков, она кивнула и убрала стену и щит. Маленькие камушки и выращенные ею цветы были своего рода испытанием. Адель сделала их по моей просьбе, дабы мог проверить степень контроля над силой.
    Поначалу камень разлетался вдребезги, а трава превращалась в водянистую кашицу. Прошли десятки минут, прежде чем камень перестал даже просто трескаться. Кинул ей камушек, застав врасплох. Она инстинктивно поймала его; бросай я его всего несколько минут назад – переломал бы ей кости.
    – Ты и впрямь быстро учишься, – сказала Адель, приближаясь, покачивая бедрами.
    Смотрел, как она идёт, улавливая едва заметные вибрации в воздухе вокруг и слыша, как учащается её сердцебиение. Знал, что собирается сделать, и хотя мне это не понравится, потерплю ради неё. Хотя кого обманываю, я тоже стал получать от этого неосознанное удовольствие. К тому же она снова спасла мне жизнь, и я ей многим обязан.
    Поэтому, когда Адель обвила мою шею руками и поцеловала, не сопротивлялся. Поцелуй длился недолго, всего секунду или две, но когда она отстранилась, её щеки пылали, а на лице играла счастливая улыбка.
    – Спасибо за это, – тихо сказала она. – Знаю, тебе это не нравится, но ничего не могу с собой поделать. Думала, ты мертв, и…
    Она замолчала, когда я вручил ей цветок и, крепко обняв, прижал к себе. Ей сейчас это было нужно, несмотря на низкий эмоциональный отклик в моей душе, новое восприятие помогало многое понять. В данный момент ей нужно было спокойствие и умиротворённость, и это придаст ей силы.
    Я почувствовал, как она буквально растворилась во мне, сжимая в ответ и уткнувшись лицом в плечо. Она не плакала, просто стояла и держалась за меня, пока солнце не начало клониться к западу, окрашивая золото дюн алым. Казалось, прошёл целый час, прежде чем Адель наконец отпустила меня и отступила назад, одарив сияющей улыбкой.
    – Возможно, всё не так уж плохо – ты учишься, – сказала она тихим голосом.
    Она положила руки мне на грудь ещё на несколько мгновений, затем неохотно отступила.
    – Ну и что теперь?
    – Теперь, – ответил я, – мы тренируемся!
   
    ***
   
    Нам потребовалось несколько попыток, чтобы отыскать нужный Заказник. Подходящих по рангу было несколько, но Адель, то и дело что-то не устраивало. То ей было слишком холодно, то – слишком жарко. Наконец, после четвёртого и последнего ключа, она согласилась остаться. Глядя на густые джунгли, честно говоря, не мог понять, почему. Здесь было жарко, сыро и дождливо.
    Мы не пробыли тут и пяти минут, как промок насквозь.
    – Уверена, что хочешь задержаться здесь? – спросил, вопросительно выгнув бровь.
    Адель, которая только что стянула через голову промокшую коричневую рубашку, кивнула.
    – Эта среда идеально подходит для моих способностей, – сказала она, роясь в сумке на поясе.
    Отметил, что теперь она чувствовала себя непринуждённо, переодеваясь при мне; не то что раньше. Ощутил как участилось моё сердцебиение при виде её грудей, скрытых чашечками лифчика, но она быстро надела свежую рубаху.
    Я же наоборот, разделся до пояса и щеголял обнажённым торсом. Смысл в рубашке, если уже через пару минут сырой?
    – Как бы мне не было приятно смотреть на тебя, но не неразумно ли ходить без доспехов?
    Она тоже стала более открыто выражать свои мысли мимоходом подумалось мне.
    – Тут, – обвёл руками окружающую местность, – они только помешают.
    Подруга понимающе кивнула и прикрепила сумку к поясу.
    – Итак, каков план? – спросила она, оглядывая окрестности.
    Вокруг темно и мрачно, а постоянно льющий дождь затруднял обнаружение звуков. Окружающая листва была тяжелой и, вероятно, скрывала множество отвратительных существ.
    – План прост до безобразия: обоим совершить переход на тридцатый ранг, – ответил ей, пытаясь сориентироваться куда нам пойти. – И, учитывая, что ты отстаёшь, сначала займёмся тобой.
    – В какую сторону направимся?
    Я несколько раз повернулся на месте, прежде чем, наконец, пожал плечами.
    – На самом деле это не имеет значения. Мы здесь, чтобы убивать зорнов. Уверен, что найдём много, независимо от того, где станем их искать.
    Уже собирался бежать туда, где между деревьями виднелся просвет, как меня внезапно осенила одна мысль – напрочь забыл про то, что теперь гораздо лучше чувствую ауру. Сосредоточившись на мгновение, увидел вокруг переплетение красных и синих потоков энергии.
    – Что случилось? – cпросила вдруг Адель, насторожившись и готовясь к драке.
    – Ничего, – поспешил успокоить её, – но думаю, что только что нашёл способ эффективно выслеживать зверей.
    – Неужели? – спросила она, явно заинтригованная. – Каким образом?
    – Аура. Вижу окружающую энергию так же легко, как деревья и гигантские лужи. Используя их, могу обнаружить любого зорна, так что нам не придётся беспокоиться о засадах.
    – Отлично! Тогда веди!
    Я кивнул, оглядываясь вокруг в течение нескольких секунд, прежде чем заметить самый толстый красный след, и последовал за ним. Заметил несколько небольших или менее ощутимых следов и решил, что зорн, которого мы выслеживаем, должен быть на более высоком уровне развития способностей, чем остальные.
    Я не боялся столкнуться здесь с эпиком, поскольку самым мощным в этом Заказнике должен быть элитник-вожак ранга чуть за тридцать. И проблемой это не будет, разве что на него преждевременно натолкнётся Адель. Так-то я его и сейчас, возможно, смогу одолеть, но лучше дождаться перехода.
    – Приближаемся к зверю, – прошептал на ухо подруге, пробираясь сквозь густой подлесок и надеясь, что впереди будет какой-нибудь просвет, а лучше – поляна, потому что сражаться в таких условиях, мягко говоря, затруднительно.
    – У нас есть план? – в ответ шепнула Адель.
    – Поскольку нам не известно, насколько силён зорн, просто держись позади меня. Хочу проверить свои навыки, поглядеть, как работают и проявились ли различия.
    – Хорошо.
    Мы продолжали двигаться, стараясь быть как можно тише, что было нелегко в таком густом перелесье, но нам на удачу дождь продолжал лить как из ведра, заглушая все шаги.
    Заметив, что листва редеет, с облегчением выдохнул, замедлился и сделал предупреждающий жест Адель, чтобы она оставалась на месте. Затем бесшумно двинулся вперёд, пробираясь сквозь деревья, пока не смог получше рассмотреть поляну.
    И не зря – зорн крался по открытому пространству. Это был кто-то из кошачьих, может, ягуар или кто-то ещё, с тёмным подпалинами на шерсти и какими-то наростами. Мне показалось, что вижу отблеск металла. Задействовав прозрение смог распознать его: элитный адамантиновый ягуар двадцать седьмого ранга со способностями ближнего боя.
    Возросшие навыки восприятия очень порадовали, это даст гораздо больше жизненно важной информации о людях и зорнах. Жестом подозвав Адель, объяснил, с чем мы столкнулись.
    – Позволь мне самому сражаться, – и прежде чем Адель успела возразить привёл свои доводы, – если навыки подведут и выйдут из-под контроля, ты окажешься на пути и пострадаешь. Не хочу причинить тебе боль.
    Адель захлопнула рот, хотя выглядела сердитой.
    – Как насчет того, – сказал я, уже готовясь к предстоящей схватке, – чтобы после того, как разберусь с новыми возможностями, ты будешь начинать каждую схватку пока мы в этом Заказнике. Договорились?
    Хоть подруга никогда и не признается, я знал, что ей нравится сражаться почти также, как и мне. Конечно, я сам уже не испытывал того дикого восторга и упоения битвой, как прежде, но радость от боя с сильным и сложным соперником никуда не делась.
    – По рукам.
    Кивнув, повернулся лицом к зорну на поляне. Хорошо, что пока мы разговаривали он не успел уйти, скрывшись под тенью лесов. Делая глубокие ровные вдохи, я почувствовал, как сердце забилось в ответ и в такт ему вторило вару.
    Выйдя на поляну, активировал щит, с некоторым интересом наблюдая, как тот распространяется по телу. Обычно тот исходил из кожи сразу, а теперь из средоточия. Цвет, впрочем, не поменялся: всё тоже индиго с отблесками серебра.
    Зорн моментально повернулся и даже не рыкнув прыгнул на меня. Застигнутый врасплох внезапной атакой, отшатнулся назад, пытаясь увернуться от разъяренного зверя. Эффект неожиданности сыграл свою роль и гигантский кот врезался в меня со всей силой своего полутонного веса. Не в силах удержать равновесие я грохнулся на землю и зверь приземлился сверху. Его узкие желтые глаза предвкушающе светились во мраке леса, недолго думая он сомкнул свои челюсти на моей шее.
    Точнее попытался. Кот свирепо и недовольно рычал, в бесполезной попытке продавить мощными челюстями щит. Но уповать на него не приходилось, долго не продержаться, кангеле или нет, а острые как бритва клыки пробьют кожу насквозь.
    Восстановив ритм дыхания прыжком выскочил из-под кота. Время словно замедлилось. Выпрямившись, с треском ударил кота кулаком в челюсть. Ягуар взвыл от боли, кровь текла из места, где когда-то виднелся клык. В принципе, мог бы легко прикончить его в рукопашной, я застал зверя врасплох и нанёс чистый удар, несший в себе гораздо больше силы, чем ожидал. Удар выдался безупречным во всех отношениях, как будто тело точно знало, куда и как атаковать, чтобы нанести наибольший урон за ограниченное время. Зорн был всё ещё жив по одной причине: мне нужно проверить навыки.
    Даже сейчас видел, как пульсирует ядро зверя, а аура в воздухе вокруг него искажается. Пришлось подавить усмешку, мне по силам предсказать, когда зорн собирается использовать способность! Но это не повод сидеть на месте, зверь зарычал конденсирую вокруг себя энергию и адамантиновые шипы на его теле начали вращаться, за считые мгновения они удлинились и заострились.
    Предугадывая дальнейшее, что есть мочи закричал:
    – Адель! Ложись!
    Не уверен, услышала ли, но сам стремительно укрылся за огромным валуном, прячась от разлетевшихся по всюду шипов. Не знаю, как там эти штуки правильно называются. Два из них вонзились в меня, прежде чем я успел заскочить за камень. Пришлось приложить значительные усилия, чтобы сохранить ритм дыхания.
    Морщась от боли, вытащил две иглы, пробившие щит, одна попала в правую икру, а другая в колено. Приятного в этом мало, раны обильно кровоточили и затрудняли движения, даже не взирая на целебные импульсы вару.
    Может, всё же стоило сразу прикончить зверя? Есть, есть во мне всё-таки некая небрежность в вопросах собственной безопасности. Наверняка Адель не упустит случая высказаться по этому поводу, после того как схватка закончится.
    Выглянув из-за валуна, тут же откинулся обратно, едва заметив отблеск новых шипов, летящих в мою сторону. Выходит, этот зорн способен атаковать несколько раз подряд без перезарядки.
    При каждом ударе от камня откалывался кусок и сам он вздрагивал, но в итоге наступила тишина и я тут же перекатился на бок и прыжком сместился на середину поляны. Повсюду торчали эти треклятые шипы, а вот самого кошака не наблюдалось.
    Отчаянно озираясь, сформировал клинок, заставив молнии плясать на его поверхности, попутно используя прозрение. Но обнаружить ягуара не удавалось, из-за шипов поляна была переполнена его аурой и проблесками дикой энергии. Единственным предупреждением, которое получил, оказался внезапный крик Адель.
    – Над тобой!
    Тут же подняв голову, увидел, что на меня обрушивается огромный кот. Увернуться не успевал, как и сформировать копьё, но меня спасла подруга, снеся тушу кота гигантским колом в бок. Ягуар взвыл от боли, неожиданно приземлившись на свои собственные шипы и орошая поляну кровью.
    Мысленно поблагодарив Адель за помощь, быстро двинулся в атаку, но всё же не с той скоростью, с какой хотелось. Боль немного прошла, но сухожилия и мышцы слишком повреждены, чтобы выдерживать полную нагрузку.
    Ягуар, истекая кровью от многочисленных ран, в ярости повернул ко мне горящие глаза. Его аура полыхнула красным, стоило мне вонзить в него клинок, превращенный в копьё. Оружие вошло всего сантиметров на пять уперевшись во что-то немыслимо твёрдое. Зато удар молнией повалил его на землю, заставив корчиться в агонии.
    Отскочив от зверя, отметил, что энергии в средоточии пока хватает, проявил звезду рассвета. Индиговое пламя вспыхнуло в воздухе передо мной, несказанно удивив – до этого навык проявлялся небольшим шаром, что умещался на ладони, а сейчас он был размером с мою голову. Инстинктивно чувствуя сродство со стихией, понял, что делать. Используя разум, а не жест, послал шар в ягуара, отстранённо наблюдая за эффектом. Со свистом вырвавшегося наружу воздуха шар взорвался, скрыв в огне фигуру зорна. Но когда пламя опало через пару секунд, ягуар оставался цел и почти невредим, а я почувствовал как ёкнуло сердце.
    Не смотря на чудовищные раны, он продолжал жить. Зорн поднялся с низким рычанием, и я рассмотрел, что мех полностью опалён, и теперь отчётливо виден сверкающий металлом скелет.
    Понятно, отчего не удалось пробить его клинком. Удивительно, как клык-то выбил и отчего они костяные? Может, он не прошёл полное перерождение? Молнии лишь свалили ненадолго, огонь спалил шкуру, древесный кол отбросил в сторону. Поначалу я отчаялся, но внимательно присмотревшись всё же увидел, что кровь продолжает течь, а значит перед нами существо из плоти и крови.
    Ну что же, значит настало время гнева. Ничего не произошло, и я ощутил лёгкую панику, когда ягуар бросился на меня. Невольно сделал шаг назад, и рука коснулась одного из многочисленных шипов, торчащих из земли. Резко вздохнул, когда сила хлынула в тело, а кожа приобрела металлический оттенок. Вся боль исчезла в одно мгновение, а затем зорн врезался в меня. Однако вместо того, чтобы отступить, я удержался на ногах.
    Ягуар взревел в отчаянии, разбив мой щит, и не в силах прокусить кожу, я же маниакально захохотал.
    – Получи! – выкрикнул в ответ, замахнувшись и ударив зверя по морде.
    Звук, похожий на удар молота по наковальне, пронесся по поляне, когда мой металлический кулак впечатался в зорна, заставляя того отшатнуться назад. Стремясь убить зверя, подскочил с клинком ближе…
    Но тут металл исчез из тела, и меня внезапно настигло чувство невесомости и невероятной остроты чувств. Ощущение было настолько неожиданным, что я промчался мимо зорна, даже не успев его ударить.
    Резко затормозив, с удивлением уставился на своё теперь уже почти нематериальное тело и наконец понял природу нового умения. Я мог буквально впитывать свойства элемента и обращать его в свою пользу.
    Отпустив клинок, присел, опустив руку в лужу, и почувствовал, как меня охватывает прохладное успокаивающее ощущение. Ягуар, который уже пришёл в себя, бросился в бой вытянув лапы, когти пылали зловещим красным светом.
    Я колыхнулся в сторону, чувствуя, что новая сила, пульсирующая в венах, побуждает сделать это. Буквально на волос разминулся с зорном, ударив его кулаком в бок и снова впитывая силу металла. Зверя отбросило назад, он заскользил по земле, но тут же вскочил на лапы.
    Кинулся добить его, но почувствовал, как в мышцах нарастает усталость, и с тревогой отметил быстроту, с которой истощался источник энергии. Вновь поймав ритм дыхания, заставил вару вбирать рассеянную вокруг энергию. Она тут же смыла усталость и позволила продолжить бой.
    Ягуара я крепко потрепал: на металлической шкуре появилась новая вмятина, он сильно хромал на одну лапу и кровотечение в боку усилилось. Но он всё ещё был жив и вполне мог убить меня, а энергии – кот наплакал.
    Потому решил закончить бой одной атакой, рванув вперёд. Мир замедлился; невероятно, буквально видел и мог поймать каплю дождя. Резко остановившись под чудовищем, нанёс тяжелый удар кулаком в горло зорна, сминая металл, покрывающий его глотку. Повернувшись на ноге, добавил в челюсть, полностью оторвав её. Затем напряг пальцы и вонзил их прямо в череп кошки, проникая глубоко в мозг. Атака заняла меньше трёх секунд, и ягуар упал замертво к моим ногам.
    Энергия внезапно закончились, и я повалился на землю рядом с тушей зверя, хватая ртом воздух. Поскольку дыхание сбилось, целебная сила перестала действовать и боль медленно возвращалась.
    – Похоже, тебе не повредит моя помощь.
    – Ага, – кивнул в ответ.
    Присев на корточки рядом со мной, Адель обмотала мою ногу уже приготовленной повязкой.
    – Кстати, спасибо, что прикрыла.
    – Не собираюсь позволить какому-то коту-переростку убить моего парня, – сказала она, туго стягивая и завязывая повязку, – Похоже, ты наконец встретил зверя, которого не смог убить одним ударом.
    – И не говори, – откинулся на мокрую землю, позволяя тёплому дождю омыть голую окровавленную грудь.
    Адель порылась рядом с котом несколько секунд и вернулась с сердечником.
    – Сколько?
    – Почти до следующего хватит, – сказала она, понимая меня с полуслова.
    – Хорошо.
    Минут двадцать отдыхал, собирая энергию, и залечивая раны.
    – Скорее всего в этом Заказнике от тебя и впрямь будет больше толку, чем от меня! – сделал комплимент подруге.
    – Замечательно!
   

Интерлюдия 5

    Граф Мэлбар уставился на письмо, которое вручил ему король Азелий. Именно так и никак иначе последний просил именовать себя и аристократ даже в мыслях старался придерживаться этого. Там было несколько длинных страниц, исписанных каракулями, а внизу подпись и печать владычицы Севера. В письме излагались правила состязаний за Дар Небес и ограничения для восточного клана из-за развязанной войны.
    – Дозволено участвовать лишь пяти нашим?! – воскликнул он, бросая бумаги на стол и сердито глядя из-под насупленных бровей.
    – Не скажу, что удивлён, – ответил Азелий. – Ты уже связался со своей сестрой? У нас есть только два дня до регистрации, и необходимо её личное присутствие.
    – Да, уже разыскал её. Теперь всё, что нам нужно сделать, это использовать один из свитков, чтобы забрать Ною, и ещё один, чтобы перенестись к эсзакам.
    – Половина нашего запаса, – сказал Азелий, недовольно кривя губы.
    – Уверен, что мы застанем Рендезо на турнире и не составит проблем попросить дать их нам ещё, – ответил Граф Мэлбар.
    Самопровозглашённый король на мгновение заколебался, потом кивнул.
    – Хорошо, с вами отправятся трое, кого я отберу. Заберёте сестру и оттуда на Север.
    – Желательно двоих, – позволил себе не согласиться аристократ. Он терпеть не мог перечить королю, но с Ноей был кое-кто, способный помочь ему найти дочь.
    Азелий поднял бровь, и граф поспешно объяснился:
    – Ною сопровождает лучший следопыт нашего клана. Может, как боец он и не на первых ролях, но полагаю, для достижения успеха в задуманном, его присутствие необходимо.
    Властелин долгие пять минут испепелял собеседника взглядом, прежде чем медленно кивнул.
    – Хорошо, двое сопровождающих. Прежде чем уйдёшь ответь, уверен, что её ранг соответствует требованиям?
    – Она на максимуме дозволенного, что идеально для нас.
    Азелий кивнул, позвал одного из стражников ожидавших снаружи и приказал ему привести двух своих лучших воинов, а когда те явились велел им собирать вещи и быть готовыми через час.
    Оставшееся время провели за планированием, но граф Мэлбар больше надеялся вытащить Адель, поскольку у него на неё были далекоидущие планы, и он очень надеялся, что Тинар будет с ней. Этот ублюдок слишком часто вырывался из его лап, и он всей душой жаждал его смерти. Найдя Адель, он укрепит свои позиции при короле, а убийство гадёныша принесёт ему спокойствие.
    Гвардейцы явились в назначенное время, облачённые в цвета клана и с походными рюкзаками за плечами. Азелий вернул графу три из четырёх свитков, которые тот ему дал, и тот развернул один из них. Затем, откупорив одну из синих ампул, он вытряхнул содержимое. Все сидели, затаив дыхание, пока через несколько секунд над свитком не образовался вихревой портал.
    – Похоже, от Рендезо есть толк, – пробормотал аристократ.
    Он поклонился королю и шагнул в разрыв пространства, а его стражники последовали за ним по пятам. Перенос прошёл гладко, хоть он и не любил так перемещаться – его от этого тошнило. Впрочем, в этот раз всё прошло удачно, переход ощущался как шаг из одной комнаты в другую.
    Выйдя с другой стороны, он тут же заметил Ною и Следопыта, ожидающих его, и расплылся в улыбке, наверняка в этот раз всё сложится по его плану.
   
    ***
   
    Селдар сидел спиной к маленькому костру, горящему в центре хижины. Хотя назвать этот сарай лачугой было преувеличением – крошечное деревянное строение, которое они с Тензином вынуждено делили последние две недели, мало походило на обиталище людей.
    Его терпение по отношению к плаксивому отродью было испытано до предела. Не раз он с трудом перебарывал искушение просто размозжить этому идиоту череп, просто чтобы получить минуту тишины и покоя. Но каждый раз он останавливал себя. В конце концов, он работал на семью этого идиота, даже если и подозревал, что Рендезо вскоре от того избавится.
    Внезапный порыв ветра сотряс хибару, заставив пламя в очаге плясать.
    – Когда мы, наконец, покинем эту дыру? – в тысячный раз пожаловался Тензин.
    Сейчас он лежал, свернувшись калачиком под тонким одеялом, и дрожал, как лист в бурю. Правда, Селдар не винил его за это – в этой части мира было так холодно, что даже он, санкари тридцать восьмого ранга, чувствовал это. На улице при самом лучшем раскладе было минус тридцать, а из-за ветра казалось, что и все пятьдесят, и с каждым днём становился всё холоднее.
    Наёмник был убеждён, что быстрое падение температуры как-то связано с тем, что они охраняют. Когда они прибыли сюда и приступили к страже ледника, температура была немногим ниже нуля, но с каждым днем она заметно падала. Если так будет продолжаться и дальше, то мальчишка, скорее всего, подохнет от холода, в укрытии или нет. Даже пар не шёл при дыхании, а казалось, что лёгкие моментально сковываются льдом. Если уж он так себя чувствовал, то легко мог представить, что мальчишка уже чувствует хватку смерти.
    – Если бы знал, разве не сказал бы тебе? – спросил Селдар, стараясь чтобы его слова звучали равнодушно. Не стоит показывать сопляку, что ему тоже не по себе.
    Очередной порыв ветра раскачал маленькую хижину, насыпав снег через трещины в стенах и скользнув под дверь. Тензин громко выругался, но Селдар лишь плотнее закутался в плед. Этот холод был неестественным, как и звук, который издавал ветер, завывая по ночам. Он не был суеверным человеком, но с тех пор, как приехал сюда, ему снились странные сны. В них присутствовало существо, которое казалось таким древним, что существовало с незапамятных времён. Чудовище, живущее в самой глубокой части этого ледника и пытающееся вырваться на свободу.
    При воспоминании о паре горящих звериных глаз он вздрогнул и отбросил прочь внезапный всплеск страха. "Сон – это всего лишь сон", – подумал он, снова сосредоточившись на огне. Он знал, что никого не обманет своей бравадой, и уж тем более самого себя. Этот монстр внутри пещеры так же реален, как ветер, завывающий у их дверей. И когда тот вырвется на свободу, мир содрогнётся.
    Внезапный стук в дверь заставил их обоих подпрыгнуть, и секунду спустя Рендезо просунула голову внутрь, широко улыбаясь им обоим. Она была одета в тяжелое меховое пальто, а её голову покрывал сине-рыжий шарф. «Цвета южного клана», – отметил Селдар, когда она вошла.
    – Явилась! Заберёшь нас домой? – с собачьим блеском глаз воскликнул Тензин, едва она прикрыла дверь.
    – Почти угадал, – сказала та, доставая из кармана пару писем, – Заберу Селдара. Ты останешься здесь.
    – Ты не можешь оставить меня здесь! Су.. – воскликнул Тензин, вскакивая на ноги и свирепо глядя на неё, но вовремя прикусил язык.
    Рендезо просто проигнорировала вспышку и протянул ему письмо. Селдар заметил печать на лицевой стороне, и когда Тензин увидел её и побледнел, решив, что это, должно быть, от его отца.
    Пока мальчишка читал письмо, женщина передала второе наёмнику. На нём стояла печать владыки южного клана Моркока. Селдар удивлённо поднял бровь, но она лишь жестом велела ему вскрыть конверт. Пожав плечами, он сломал печать и перечитал содержимое, его брови поднимались всё выше с каждой строкой.
    – Серьёзно?
    – Вполне, – ответила Рендезо, уже выуживая из кармана пальто свиток портала.
    – Неужели этот ублюдок всерьёз собирается заставить меня остаться здесь и замёрзнуть до смерти?! – взорвался Тензин, разрывая письмо на куски.
    – Он не может заставить тебя ничего сделать, – ответил Рендезо, пожимая плечами. – Но если ты не хочешь... отрекись, откажись от своих амбиций, а если нет, то заткнись и делай, что тебе велят.
    Мгновение спустя открылся портал, и Рендезо шагнула внутрь.
    – Помни, – крикнула она мальчишке, – если что–нибудь заметишь, дай мне знать.
    Последнее, что увидел Селдар, прежде чем шагнуть в портал, было искаженное яростью лицо Тензина. Он также не пропустил страх, который тому не удалось скрыть.
   

Глава 12

    – Это последний, – выкрикнул я, сжимая в руке сердечник.
    – Ага! Значит, можно выбираться отсюда, надоело мокнуть, – посетовала Адель.
    Она переступила тридцатый ранг около трёх-четырёх часов назад, и с тех пор ей не терпелось уйти. Мне же, чтобы прорваться требовалось куда как больше энергии. Но толковых зорнов здесь было мало, даже моя способность их выслеживать помогала слабо.
    – Перестань жаловаться, – ответил ей, перекатывая кристалл между пальцами, – эти адамантовые шипы, пропитанные энергией, принесут нам целое состояние, как только доберёмся до столицы.
    – На случай если ты забыл, Тинар, – сказала Адель, закатывая глаза, – мне деньги не нужны!
    – Знаю.
    Прежде чем Адель успела возразить, поглотил энергию сердечника. Глубоко вздохнув, испытал ни с чем не сравнимое чувство, когда вару расширяется и наполняет тело, а энергия подпитывает переход. Наслаждение ощущением силы от того, что мышцы растут, кости твердеют, кожа становится жёстче, а разум – острее. Рефлексы стали чётче, да и подрос ещё на пару сантиметров.
    Адель уже прошла через подобное изменение, и хотя она не выросла в высоту, её мускулатура стала рельефней. На этот раз, не отмахнулся от неё, как в тот раз, когда она спрашивала о своих волосах, а сделал комплимент. Мне показалось, что это обрадовало её даже больше, чем переход на тридцатый ранг.
    Лишь только мерцание индигового света исчезло с моей кожи, как тут же услышал одобрительный свист Адель. Оглядывая себя, не мог не улыбнуться, теперь я стал чуточку выше Адель.
    – Ты отлично выглядишь! – сказала подруга, проводя кончиками пальцев по моему животу и груди. – И почему у меня не может быть таких мышц?
    – Потому что они не подходят для твоего типа телосложения, – ответил ей. – Кроме того, ты маг, так что большой размер мускулов не слишком тебе поможет.
    Адель надулась на меня, но я всё равно продолжал.
    – Думаю, что это влияет на мужчин и женщин по разному. Илура – яркий тому пример. Она была близка к максимуму, но тем не менее, оставалась даже чуть менее мускулистой, чем ты.
    – Значит, ты смотрел на других женщин? – подозрительно спокойно поинтересовалась Адель.
    – Конечно, а как иначе? Но если ты предполагаешь, что я расценивал их с романтической точки зрения, то ошибаешься.
    – Тебя даже дразнить неинтересно, – вздохнула подруга.
    – Не понимаю о...
    – Забудь, – сказала она, закатывая глаза. – Глянь лучше изменения. Нам нужно одолеть Вожака. Времени осталось в обрез, и тебе лучше проверить себя, прежде чем отправимся в столицу.
    Кивнув, принял позу для медитации и погрузился в транс. Все атрибуты выросли неимоверно. Навыки перешли на новый этап развития: время восстановления и затраты энергии значительно снизились, а мощь возросла.
    Клинок мог модернизироваться в любое оружие по моему усмотрению, и теперь всегда должен дополнительно поражать цель молнией. Прыжок, ускорял меня, делая гораздо сильнее и стремительнее и позволяя перемещаться сквозь пространство практически на десять метров. Кулак исчез. Звезда рассвета – откатывалась теперь за шесть часов, как и шторм. Покров – окружал тело плотным полем, понижая атаки по мне на тридцать процентов, а урон – на столько же повышал мой физический урон по носителям силы и зорнам. Реген – теперь полностью восстановит меня за десять часов и столько же навык будет на откате. Поглощение, которое мне практически и не пригодилось все так же казалось неактивным, но я скорее догадывался, чем знал наверняка, что оно сработает в самой критической ситуации, как это уже бывало не раз. Прозрение благодаря тому, что им часто пользовался, так же значительно улучшилось, гнёт ауры – возможность заставить окружающих почувствовать мою силу, просто сосредоточив своё намерение, пока не испытал. Гнев природы – отлично зарекомендовал себя.
    Грех жаловаться. Теперь я в состоянии силой пробить себе дорогу почти через всё, что угодно. Мне больше никогда не придётся драться голыми кулаками, так как теперь смогу создавать боевые перчатки из чистой энергии, чтобы увеличить силу своих ударов.
    Кроме того, ведь я могу и улучшать способности развивая их напрямую, без роста ранга. С трудом сдержался, чтобы не закричать от радости. Не знаю почему, но чем разрушительнее становятся мои атаки, тем счастливее становлюсь. Может быть, это из-за страстной любви к хорошей драке?
    Открыв глаза посмотрел на подругу.
    – Узнаю этот взгляд, – сказала Адель, – и эту глупую ухмылку на лице. Честно говоря, это всё равно, что смотреть, как ребенок получает новую игрушку или конфету.
    Ну что же, так и есть, мне нравится получать новые навыки, а ещё больше – испытывать их в деле.
    ***
    Бой с Вожаком, мягко говоря, разочаровал. Ожидал увидеть какого-нибудь гигантского экзотического зорна, сплошь из адаманта или даже алмаза, а вместо этого им оказалась банальная горилла с магией воды. Один удар шторма превратил её в тлеющий труп.
    – Мда, так себе соперник, – озвучила Адель мои мысли, пока опустошал сердечник обезьяны.
    – Ага, – согласился я, видя, что подруга уже открывает портал прочь отсюда. – Ну ничего, уверен, что у нас ещё будет много возможностей применить наши навыки – не думаю, что будет просто проникнуть во дворец.
    Адель усмехнулась, затем жестом пригласила первым пройти сквозь разрыв в пространстве. Чем с радостью и воспользовался. Устал от бесконечного дождя и даже немного соскучился по палящему зною пустыни.
    Уже снимал свою промокшую одежду, когда Адель вошла в портал следом.
    – Не могу сказать, что не ожидала этого, – сказала она с полуулыбкой, бросая мне сумку и одновременно снимая с себя промокшую одежду.
    Первым переодевшись в сухое, немедленно предвкушающе уставился на подругу.
    – Брось мне сумку и не смей смотреть, а то я тебя убью! – быстро охладила мой пыл напарница.
    – Хорошо, теперь можешь повернуться.
    Обернувшись, увидел Адель, одетую в сухие одежды и новые кожаные доспехи, усиленные адамантином, расплетающую длинные тёмно-русые волосы и проводящую по ним пальцами.
    – Уверена, что не хочешь их подрезать?
    – Только попробуй притронуться к моим волосам, и я отрежу тебе руку, – пригрозила подруга, залезая в сумку и доставая длинный зубчатый гребень.
    – Как хочешь, мои-то уже высохли.
    Адель впилась в меня взглядом, проводя расческой по спутанным волосам, вздрагивая каждые несколько секунд, когда те зацеплялись. Я терпеливо ждал, пока она закончит причесываться – знал, что не стоит торопить её, – прежде чем предложить ей свою спину. К тому же мы всего в часе бега от города, и, судя по положению солнца, должны управиться до захода солнца.
    – Не собираешься заново заплетать косу? – спросил, подсаживая подругу.
    За год волосы стали длиннее и теперь свисали ниже середины спины.
    – Нет, – сказала она, обнимая меня за шею, – прежде им надо дать высохнуть.
    Я кивнул, затем рванулся вперёд, заставляя Адель крепче сжать мою руку и наслаждаясь ощущением свободы и чувствуя живительные токи энергий.
    Прошло почти сорок часов с тех пор, как мы спали в последний раз, так что усталость сказывалась, да и сонливость подступала. А вообще, удивительно, что мы так долго смогли обходиться без сна и еды. В животе неожиданно заурчало, и с трудом подавил желание расхохотаться. Забавно, что почувствовал голод только тогда, когда понял, что давно ничего не ел.
    Взобравшись на очередную дюну, наконец смогли увидеть столицу северного клана. Она выглядела почти так же, как разрушенный город, за тем исключением, что все здания были целы. Даже с такого расстояния мы смогли разглядеть два гигантских сооружения, что выделялись на фоне остальных построек. Одно из них представляло собой огромное здание с плавными башенками и высокими шпилями, скорее всего, дворец. А вот второе – огромное и круглое в западной части города. Мне потребовалось несколько мгновений, чтобы догадаться.
    – Арена есть в столице каждого клана?
    – Нет, – ответила подруга, приблизив губы к моему уху, – никогда раньше не была в землях эсзаков, но знаю, что единственная большая арена была в Академии.
    – Как ты думаешь, зачем они её построили?
    – Кто знает. Может быть какие-то игрища или состязания? Старец упомянул что-то о важных гостях, прибывающих в город. Вот почему он советовал задержаться на два дня.
    Я кивнул, встревоженный услышанным – если здесь намечается какое-то важное событие, то охрана вокруг дворца будет усилена. Плохо. Нам будет гораздо труднее пробраться внутрь.
    Остаток пути бежал молча, пока не показался главный тракт – длинная извилистая дорога между дюнами, и множество людей, разномастно одетых, идущих и скачущих верхом, по одному и группами.
    Укрывшись в стороне, Адель спрыгнула со спины, и я обернулся, чтобы посмотреть на неё. Её длинные волосы блестели в лучах вечернего солнца, и она осторожно провела пальцами по густым локонам. Подруга не стала заплетать волосы в косу, оставив их развеваться на легком ветерке.
    – На дороге много путников.
    – Чему ты удивляешься? Это же столичный город, вспомни Эскус.
    – Да. Но тут нет Академии, а люди что идут по тракту, в цветах всех кланов и никто не сражается.
    Это заставило Адель замолчать.
    – Здесь есть люди из других кланов? – удивлённо спросила она.
    – Не могу быть уверен, но судя по одежде, которую видел, точно есть люди из Этэла и Нугатра.
    Адель ничего не сказала, но ускорила шаг. Недоумевая, что могло случиться, увеличил скорость, чтобы догнать её. Мы двигались молча, пока наконец не обогнули дюну и вышли на главную дорогу.
    Подруга так разогналась, что чуть не врезалась в проезжавшую мимо повозку, и только то, что я успел её вовремя схватить, уберегло нас от неприятностей. Повозка не причинила бы ей большого вреда, но столкновение наверняка привлекло бы толпу любознательных зевак. А так некоторые прохожие бросали на нас странные взгляды, но никто из них не задерживался.
    – Спасибо, – сказала Адель, слегка покраснев, когда мы вдвоём последовали вслед за толпой. – И ты прав: тут люди почти каждого клана. Даже аристократы Келет.
    Проследив за направлением взгляда подруги, вскоре заметил богато украшенный открытый экипаж с матерчатым навесом, служившим ему крышей. На замшевых сиденьях сидела пара, одетая в шелковые наряды.
    – А зачем здесь знать с запада?
    Вопрос прозвучал излишне громко, поскольку какой-то человек справа ответил мне вместо Адель.
    – По той же причине, что и все остальные. Посмотреть на состязания за Дар Небес!
    Обернувшись, увидел грузного мужчину лет сорока в одеждах Нугатра, который шёл рядом с полной женщиной и парой молодых парней. Инициативу в разговоре перехватила подруга.
    – Звучит смутно знакомо, но не могу сказать, что знаю, о чём идёт речь, – протараторила она, нацепив на лицо дружелюбную улыбку.
    Мужчина выглядел искренне потрясённым.
    – Из какой глуши вы вылезли?! Все пять кланов только и говорят о турнире!
    – Родители только сейчас смогли скопить денег, чтобы отправить нас в столицу, – смущённо ответила подруга.
    – А-а, это всё объясняет, – сказал мужчина, поглаживая подбородок. – Тогда позвольте немного просвещу вас. Состязания проводятся каждые тридцать три года, и все кланы… Ну за исключением Эскуса, соревнуются за славу, и огромную кучу денег!
    Мы с девушкой обменялись взглядами, думая об одном и том же. Каковы были шансы, что окажемся тут, прямо в начале турнира? Кто-то послал нас сюда специально, а если начистоту, так несколько человек.
    – Когда именно должен начаться турнир? – спросила Адель у мужчины.
    – Думаю, дней через шесть, но простолюдинам и мелким дворянам надлежит прибыть раньше – город будет закрыт едва прибудут делегации или лично владыки других кланов и Старые рода.
    – Спасибо за помощь, – поблагодарила Адель собеседника и, схватив меня за запястье, ускорила шаг.
    – Не проблема. Вы, дети, развлекайтесь! – крикнул он нам вслед.
    – Если этот турнир столь значителен, велики шансы, что мой отец будет здесь! – прошипела Адель, как только мы оказались вне пределов слышимости мужчины.
    – Учитывая наше везение, он, скорее всего, уже здесь, – ответил я. Впрочем, не возражаю, ведь если он тут, это сделает его убийство намного проще.
    Подруга глубоко вздохнула и заправила выбившуюся прядь волос за ухо.
    – Подстава, – произнесла она после нескольких секунд молчания, – другого объяснения, почему мы так удачно прибыли, нет.
    – Как только разместимся в городе, свяжусь с Илурой, чтобы разузнать обо всём поподробнее. Думаю, дешёвые таверны и гостиницы будут заняты. Поэтому предлагаю углубиться в город и найти что-нибудь солиднее и соответственно дороже.
    Честно говоря, денег хоть у нас и было с запасом, но мне по-прежнему их было жаль. Но в этом случае количество плюсов пересиливало. Не хотелось в нашей ситуации находиться в переполненной части города, да и властительнице мне надо позвонить ещё по одной причине, о которой я предпочёл умолчать. У подруги завтра день рождения, и мне нужен был совет, что ей подарить. И хоть она и отмалчивается, теперь я в состоянии понять, что она ждёт чего-то от меня.
    Наш темп заметно снизился, стоило приблизиться к городу, и пока мы подошли к самим воротам прошло не меньше пары часов. У стражников не возникло лишних вопросов и после серебряной монетки они с готовностью назвали одну из лучших гостиниц, подходящую под наши запросы.
    – Четыре золотых за ночь! – в негодовании сквозь зубы шипел я, поднимаясь в, несомненно, шикарный номер одной из роскошных гостиниц почти в самом центре города.
    – Довольно дёшево, если говорить о гостиницах для знати, – небрежно бросила Адель.
    – Ага, и полугодовой доход для черни.
    Мы прошли по богато украшенному коридору к двери, помеченной стилизованным номером семь. Отперев дверь, вошли в то, что никак иначе как хоромами и не назвать. По размерам эта комната не уступала комнате у Илуры, только богаче украшена. Плюшевый тёмно-зелёный ковёр покрывал одну её половину, а светло-жёлтый мрамор другую. В центре стояла односпальная кровать с балдахином, такая большая, что на ней свободно поместились бы человек пять-шесть. В одном углу, огороженные занавеской нашлись раковина и ванна из белого мрамора, а в другом стояли два кресла, диван, стол с четырьмя резными стульями и ведёрко со льдом для прохладительных напитков.
    – Потрясающе! – воскликнул я, стоило Адель закрыть за нами дверь.
    – Видала и получше, но в целом да, неплохо, – ответила она, пожав плечами.
    – Что? – спросила она, видя мой недоумевающий взгляд.
    – Лучше, чем это? – уточнил, не веря ей.
    – Ну да, считай побывал в одной хорошей, всё равно, что побывал во всех. Отец возил меня знакомить с владыкой и его сыном, – ответила она, садясь в одно из кресел и стягивая сапоги, – А теперь, если не возражаешь, я уже почти неделю не принимала ванну. Даже представить не могу, как сильно от меня сейчас воняет.
    – Мы буквально утром покинули одну сплошную полуторосуточную ванну, а тебе не терпится принять ещё одну?
    – Прогулка по душному лесу – это не купание, Тинар, – ответила она, поднимаясь со стула и направляясь к занавешенной зоне. – Делай, что хочешь, я надолго. И даже не думай подглядывать!
    Может она специально говорит, чтоб я сделал наоборот? Немного обкатав эту мысль в голове всё же решил, что на этот раз второго смысла в её словах нет.
    Стоило ей скрыться, я извлёк кулон связи, решив, что это отличный момент поболтать с Илурой.
    – Эй, Адель, – крикнул я, направляясь к двери и пряча кулон за шиворот. – Выйду ненадолго, чтобы осмотреться. Вернусь примерно через час.
    – Отлично, – крикнула она из-за занавески. – Закажу нам ужин, как покончу с омовением. Есть что-то конкретное, чего тебе хочется?
    У меня потекли слюнки при мысли о том, какую еду можно было бы заказать в таком заведении, но усилием воли подавил нарастающий голод. Еда будет здесь, когда вернусь, подожду.
    – Доверяю твоему вкусу! – ответил ей, роясь в сумке, пока не нашёл то, что искал.
    Рука сомкнулась на кошельке с деньгами, в котором было чуть больше сотни золотых, пять самых коротких адамантовых шипов, наполненных энергией, и несколько кристаллов от пятого до десятого ранга. В планах было продать сердечники и разузнать о цене металла. Взял немного, потому что продажа их всех в одном месте или появление слишком большого количества вызовет подозрение.
    – Хорошо. За ответом Адель последовал звук льющейся воды, и я воспринял это как сигнал покинуть комнату.
    Выйдя в коридор, направился вниз по лестнице в вестибюль. Довольно крохотный, здесь не было ни бара, ни ресторана, ни официантов. Вместо этого у дальней стены стояло несколько огромных стульев и большой книжный шкаф. Наверняка богатые не желают общаться с другими и едят в своих комнатах.
    Всякий раз, проходя мимо служащего гостиницы, те останавливались и склоняли головы, спрашивая, не могут ли они чем-нибудь помочь. Это показалось мне несколько странным, ведь я не аристократ. Вероятно дело в том, что на мне весьма дорогой комплект амуниции и доспехов.
    Выйдя на мощёную улицу, сразу же направился в торговый район. Уже стемнело, но думаю из-за наплыва людей магазины будут открыты допоздна. Эта часть города была в основном пуста, из-за цен на жилье и товары в этом районе, поэтому совсем не беспокоился о том, что меня подслушают, если заговорю вслух.
    Сунув руку под рубашку, нажал кнопку на боковой стороне кулона и мысленно потянулся к властительнице.
    – Илура, ты здесь?
    Отпустив кулон, молча пошёл дальше. Я знал, что она услышала меня, и теперь мне оставалось только ждать ответа.
   
   
   

Глава 13

    Прежде чем раздался голос Илуры, прошло минут пять, не меньше.
    – Тинар! Приятно тебя слышать. Мы беспокоились о тебе и Адель, пробовали пару раз выйти на связь за последние несколько недель. Но так и не достигли успеха, что меня крайне огорчило. Полагаю, у тебя была на то веская причина?
    – Именно так, – не стал говорить лишнего, радуясь её столь скорому ответу.
    – Так скажи, почему звонишь сейчас? Случайно, не для того, чтобы предложить скромной девушке выйти за замуж? – так и не понял надежда или ирония звучали в голосе властительницы.
    – Не угадала, причина в другом.
    – Кто бы сомневался, – разочарованно ответила та. – Тогда выкладывай, чего хочешь на этот раз?
    – Первое, что это за состязания здесь намечаются, о которых вы умолчали?
    – О турнире я и сама узнала только после вашего отбытия, а после ты был недоступен для вызова.
    – Ясно, рискну предположить, что кое-кому не терпится втянуть меня в эти соревнования. Не расскажешь о них поподробнее?
    – Турнир за Дар Небес проводится раз в тридцать три года. Четыре клана соревнуются за славу и деньги. От каждого выбирается фаворит, и он проходит испытания, получая очки рейтинга. Артефакт забирает тот, у кого их в итоге будет больше.
    – А почему такой большой разрыв между состязаниями? Больше трёх десятков лет? – спросил я заинтригованный, что в нём участвуют сильнейшие из бойцов кланов.
    – Это та часть, о которой умолчу, но, думаю, поэтому Эгина хочет чтобы ты участвовал.
    Илура также рассказала о невероятном артефакте из чистой энергии, который был главным призом, о том, какую невообразимую силу он таит в себе и что он способен, пробудить мою память, подстегнув развитие, и позволить обрести истинное «я».
    Несколько долгих мгновений молчал, обдумывая новую информацию. Теперь стало понятно, почему Эгина и Старец привели меня сюда. Вопрос о том, кто же тот таинственный человек и чей он посланник, оставался открытым. Если он действительно забрал мою память, изменив тело и разум, то зачем стремится помочь всё вернуть? А может он действительно мой отец?
    – Не убедила. Закончу дела и покину эти земли. Хочу посмотреть Дикие земли и что там за Океаном.
    Я уже давно принял решение об отъезде и смирился с тем фактом, что никогда не буду полностью нормальным, если только не идти на поводу у чокнутого Вардо.
    – Как-то так и думала, хотя удивлена, твоему нежеланию сражаться с сильнейшими бойцами кланов.
    – А смысл? Без шансов на победу, у меня только тридцатый ранг, а соперники наверняка на максимуме или близко к нему.
    – Вообще-то, – ответила Илура, – на турнире всегда строгие ограничения по рангу участников. В этом году он установлен с тридцать третьего по тридцать восьмой. Ни больше и не меньше.
    Услышав это, резко остановился, пришлось подавить внезапный всплеск возбуждения, охвативший меня. Если бы была возможность заработать ещё три ранга в ближайшие несколько дней, то в принципе появлялась возможность состязаться за Дар Небес. Только вот какой клан согласится, чтобы я представлял его на турнире?
    Я встряхнулся, отгоняя эти мысли и напоминая себе, зачем здесь: лишь для того чтобы выкрасть сведения о родном городе, чтобы развеять некоторые вопросы о моём прошлом.
    – Спасибо, и тем не менее не интересует. Всё что хочу – получить информацию, за которой пришёл.
    – Как скажешь, Тинар, как скажешь. Ты вроде хотел ещё что-то спросить? Нет желания торопить, но я сейчас в лагере владыки Эрга, и он готовит масштабное наступление, чтобы отбросить моих соплеменников подальше от границы.
    – Да. И ещё кое-что. Завтра у Адель день рождения, и хочу спросить, что, по-твоему, стоит ей подарить.
    – Ох, ты только посмотри, какой стал заботливый, подарок ей покупаешь, – проворковала Илура.
    – Особого смысла дарить кому-то подарок только за то, что он родился не вижу, но Адель очень непреклонна в этом вопросе. А мне хотелось бы иметь спокойный сон и прикрытую спину, а не вздрагивать от каждого шороха, в тайне надеясь, что это не её очередная каверза.
    Илура усмехнулась, и я поймал себя на том, что тоже улыбаюсь.
    – Как насчет того, чтобы подарить ей кольцо? – спросила женщина, – уверена там полно лавок с ними, сможешь найти что-то подходящее.
    – Нет, спасибо. Благодаря тебе знаю, что означает такой подарок и не хочу, чтобы у неё сложилось неверное впечатление.
    – Мда, нет в тебе жилки озорства и веселья! – ответила властительница, и я уловил недовольство в её голосе.
    – Так ты мне поможешь или нет? – спросил, слыша впереди шум толпы. Торговой район становился всё ближе и мне хотелось завершить разговор до того, как вокруг станет многолюдно.
    – Ну же, и когда ты сможешь понимать шутки? – снова послышался игривый тон девушки. – Если хочешь услышать моё мнение, то сделай что-нибудь для неё, например, ожерелье или браслет. В городе должно быть много мастеров, и большинство из них выполнят заказ прямо при тебе. Есть ведь не только боевые умения и навыки.
    – Хорошо, спасибо за помощь. Постараюсь не снимать кулон, чтобы ты всегда могла со мной поговорить.
    Поток людей становился всё гуще и мне приходилось проталкиваться с трудом, успевая отмечать мелких воришек, снующих туда-сюда. Поиски нужной лавки ювелира заняли несколько минут. Затем мне потребовалось ещё пять минут, чтобы протиснуться сквозь толпу и войти в неё, искушение раскидать всех силой никогда прежде не было столь велико.
    Маленький колокольчик звякнул над головой, когда вошёл внутрь магазина, и я заинтересованно оглядел аккуратное и опрятное помещение. К слову, небольшое: крохотное свободное пространство, стеклянная витрина и женщина за ней.
    – Чем могу помочь? – спросила она.
    Внутри, за стеклом лежали выставленные украшения всех типов. Ожерелья, кольца, браслеты и другие, название и назначение которых мне было не известно.
    – Хочу заказать ожерелье для подруги, – ответил ей останавливаясь перед прилавком, – сколько времени займёт, и сколько будет стоить?
    – Зависит от качества и используемых материалов.
    Порывшись в карманах извлёк один из самых маленьких кристаллов, который смог найти.
    – Не могли бы вы вставить это в ожерелье?
    Женщина подняла сердечник и несколько секунд рассматривала его.
    – Без проблем. Какой металл на цепочку? Какого роста ваша подруга? Какие инициалы?
    Снова запустив руку в карман вытащил один из адамантовых шипов. Он был примерно в два раза длиннее моей ладони и острым как бритва на одном конце. Стоило Илуре сказать про ожерелье, как я сразу вспомнил про то, что нёс с собой. Оптимальный выбор не нужно думать и покупать что-то другое. Да и материал что надо. Адамант, пропитанный энергией, вероятно, один из самых сильных металлов в округе, так что его нелегко будет сломать. Кроме того, его цена должна быть высока, так что Адель будет за счастье носить такой подарок.
    Женщина подняла шип с сомнением на лице. Он был тёмно-серого цвета и, на первый взгляд весьма некрасив и не примечателен. Однако через секунду её глаза чуть не вылезли из орбит.
    – Где ты это нашёл? – спросила она почти благоговейно.
    – Купил у торговца по дороге сюда, – солгал я, – Он сказал, что получил его от солдата на востоке, убившего какого-то зорна.
    – Позволите спросить, сколько он с вас взял? – задала она вопрос, проводя пальцами по гладкому металлу.
    Этот вопрос застал меня врасплох, так как понятия не имел о расценках. Потому пришлось отговариваться.
    – Предпочту умолчать. Просто скажи, возьмёшься ли за работу и сколько времени понадобится.
    Женщина, казалось, пришла в себя, потому что положила шип и тепло улыбнулась мне.
    – Конечно. Хотите ли вы, чтобы ядро оставалось круглым, или придать ему иную форму?
    – Разве это имеет значение?
    – Так и есть, – ответила женщина, вытаскивая из-под прилавка блокнот и записывая подробности.
    – Стоимость изготовления ожерелья составить сорок восемь серебряных и девять медных монет.
    «Это не так уж плохо», – подумал я, уже доставая кошелёк с деньгами. В старые времена отродясь бы не заплатил столько, но этот год сильно изменил моё отношение к деньгам.
    – Придёте за готовым через два месяца.
    Услышав это, я очнулся от своих мыслей.
    – Мне сказали, что ювелиры могут закончить нечто подобное всего за несколько минут.
    – Это срочная работа. И стоить она будет соответствующе, этот металл тяжел в обработке и требует внимания и кропотливости. Двадцать пять золотых и через час будет готово.
    Мне захотелось стиснуть зубы от столь вопиющего грабежа. Если бы не был в таком отчаянном положении, то возможно, взял бы свои материалы и пошёл к другому ювелиру.
    – Прекрасно, – вместо этого ответил ей, отсчитывая и передавая монеты.
    – Хорошо. Как договаривались, жду вас через час. Но прежде чем вы уйдёте, не могли бы вы продать излишки этого металла, если они есть, конечно?
    На мгновение задумался, прежде чем кивнуть, вроде ничем не рискую. Это шанс узнать, сколько на самом деле стоит адамант заряженный энергией. Ей не известно за сколько он мне достался, и потому наверняка предложит честную цену.
    – Сколько вы предлагаете? – спросил, видя, что она достала весы и набор гирек.
    – Похоже, эта штука весит полтора килограмма, – ответила она через несколько секунд. – Мне, вероятно, понадобится грамм пятьсот на цепь и оправу. Тогда останется примерно килограмм.
    Она обмакнула перо в чернильницу и принялась лихорадочно писать на бумаге.
    – Как вы знаете, цена за металл этой категории измеряется граммами. Попробую угадать, что сделка вышла удачной, раз вы купили сразу столько много. Думаю… от трёх до пяти золотых за сто грамм, права?
    Она бросила на меня быстрый взгляд, но я оставался равнодушным. После недолгого разглядывания женщина фыркнула и вернулась к своим подсчётам. Я же внутренне ликовал, радуясь столь высокой цене. Женщина продолжала строчить с минуту, подсчитывая и что-то бормоча. Наконец, она отложила перо и кивнула сама себе.
    – Готова предложить шесть с половиной золотых за сто грамм. Уверена, смогу неплохо на этом заработать, а вам не нужно будет таскать с собой этот кусок металла.
    Внимательно следил за позой продавщицы пока она говорила. Прозрение позволяло читать язык тела. Плечи женщины были слегка напряжены, а сердце билось чуть быстрее, чем обычно. Она лгала.
    – Ага, всё равно что отдать даром, спасибо, – решил поторговаться, – вернусь через час за ожерельем.
    – Подожди! – воскликнула женщина, стоило развернуться к ней спиной.
    Я обернулся, подняв бровь. Её сердцебиение резко участилось, можно предположить, что она беспокоится упустить шанс купить адамант.
    – Это всего лишь начальная цена, но вижу, что вы проницательный молодой человек. Так что дам восемь монет. Справедливая цена, соглашайся.
    – Хочу двенадцать и ни золотым меньше.
    Я понимал, что, вероятно, слишком высоко задрал сумму. Но знакомые торговцы всегда так вели дела, по крайне мере мой знакомый в Академии и те, в Норосе. Как и следовало ожидать, женщина возмутилась.
    – Это нелепо! Девять и всё!
    – Одиннадцать!
    – Десять! Больше не могу!
    – Договорились!
    Женщина улыбнулась.
    – Хорошо, обсудим окончательную сумму по твоему возвращению.
    Кивнув, направился к выходу из магазина, чувствуя, как улыбка расползается по лицу. В кармане оставались четыре слитка, и не было недостатка в лавочниках, что пожелают купить его. Час спустя, обойдя четыре лавки и продав там адамант за ту же цену, как обговаривали, вернулся в ювелирный магазин.
    Заметил, кстати, что у них тут были крупные золотые монеты номиналом в сто обычных. Интересно, никогда даже не слышал о таких. Но, в принципе, разумно – слишком велика разница между золотым и эльгом, и не у всех есть пространственные сумки.
    Войдя заметил, что она взвешивает на весах остатки адаманта, причём там лежал и большой кусок и что-то вроде стружки. Интересно, чем это она его обрабатывала? Умение? Или какой-нибудь алмазный резак?
    – О, хорошо, ты вовремя, – сказала она, записывая вес, когда подошел к стойке. – Конечный вес составил один килограмм, даже удивительно, что так ровно вышло. Вот твоя сотня золотых.
    – Так, а где же ожерелье? – спросил, пряча деньги в карман и оглядываясь по сторонам.
    – Работать с адамантом очень сложно, но уверена, что вы оцените результат!
    Наклонившись, она достала красивую резную деревянную шкатулку, инкрустированную красновато-чёрным металлом со стилизованной буквой «А». Понятно, для чего ей понадобился инициал подруги. Затаив дыхание, ждал, когда она откроет и уставился на неё с несколько растерянным выражением лица, едва она это сделала.
    – И это всё? – вырвалось у меня.
    Женщина закатила глаза, вытащила ожерелье и поднесла к моим глазам. Цепочка мерцала красно-чёрным как и окантовка коробочки, в свете фонаря магазина, тонкие звенья переплетались друг с другом, спускаясь к тому месту, где крепилось ядро. Сердечник вырезан в форме слезинки, и красный и синий цвета кружились внутри. Ядро окружал широкий диск из того же адаманта, инкрустированный крошечными красными и синими камнями.
    Для меня всё это непонятно, но думаю подруге понравится.
    – Будь уверен, твоя девушка оценит этот подарок, – сказала женщина, осторожно убирая его.
    – Возможно. Завтра у неё день рождения, утром подарю и посмотрим.
    Женщина покачала головой и глубоко вздохнула.
    – Послушайте моего совета, молодой человек, не вручайте ей его просто так. Сделайте это за ужином при свечах.
    – Спасибо за помощь, – сказал я, выходя из магазина.
   
    ***
   
    Постучав в дверь спальни, терпеливо ждал, пока Адель откроет дверь. Коробку спрятал в пространственную сумку, чтобы не увидела.
    – Слишком долго! – встретила меня упрёком девушка, – еда стынет уже минут пятнадцать!
    – Здесь холодно? – спросил я, закрывая дверь.
    – Нет, к счастью, тепло, – качая головой, пробормотала она.
    На столе стояли два куполообразных серебряных подноса, бутылка и два высоких стакана. И к моей радости несколько свечей, горящих в центре. Супер, не надо морочиться и доставать их самому.
    – Как я выгляжу? – спросила подруга, проходя мимо меня и делая круг, покачивая бёдрами. У Илуры научилась, как пить дать.
    На ней было платье, чего почему-то сразу не заметил. Зелёное и свисающее почти до самого пола. Волосы оставались слегка влажными и спадали на спину длинными волнами. В общем, она выглядела так же, как и год назад, хотя немного старше и гораздо крепче, да и грудь подросла. Но свои мысли оставил при себе, уверен, не этого ответа она ждёт от меня. Вместо этого сказал ей то, что она хотела услышать:
    – Ты выглядишь потрясающе! Платье тебе очень идёт!
    Щёки Адель слегка порозовели, и она улыбнулась.
    – Мой руки и присаживайся, а то еда и впрямь остынет.
    Подняв крышку, ощутил восхитительный запах мяса. Ох, какое же это счастье – впервые поесть за двое суток. Даже не потрудился осмотреть остальную часть тарелки. Вместо этого взял вилку и нож и начал уплетать за обе щёки, зная, что Адель не обидится на это, поскольку она с таким же ненасытным голодом принялась за еду.
    Мы ели молча, и единственными звуками были редкие стоны благодарности или звук жевания. Как ни странно, Адель закончила первой, вытирая рот уголком салфетки.
    – Итак, ты нашёл путь во дворец? – спросила она, откладывая салфетку и делая глоток из своего бокала.
    Мысленно застонав, положил вилку и, закончив жевать, полез в карман.
    – Я солгал насчёт осмотра дворца, – сказал, вытаскивая деревянную шкатулку и протягивая через стол.
    – Что это такое?– спросила она, беря коробку и рассматривая.
    – Подарок на день рождения. Думал отдать утром, но сказали, что при свечах будет лучше, – ответил ей немедленно возвращаясь к еде.
    Услышал, как открылась крышка, а затем тихий вздох Адель.
    – Тинар, это так... красиво!
    Оторвавшись от еды, увидел, как она медленно поднимает ожерелье и благоговейно смотрит на него.
    – Правда? Смотри-ка какая молодец эта продавщица, не обманула.
    Адель наконец посмотрела на меня, её глаза подозрительно блестели в свете свечей.
    – Ты солгал, а потом улизнул и сделал это ради меня?
    Я заерзал на стуле, внезапно почувствовав себя неуютно. Сделав быстрый глоток вина, слегка отодвинулся от стола, чтобы иметь шанс улизнуть, не опрокидывая посуду.
    – Знаю, что не стоило тебе врать, но…
    Адель бросилась через стол, сбив бокалы на пол и обняв меня, прерывая поток слов. Я сидел, ошеломленный, когда подруга крепче сжала меня в объятиях.
    – Ты не сердишься? – спросил, наконец, поднимая руки и обнимая её в ответ.
    – С чего бы мне злиться на тебя, глупышка? – сказала она, отстраняясь и вытирая глаза. – Это самое романтичное, что ты когда-либо делал для меня!
    Она легонько поцеловала меня в щёку, затем с возбужденным писком поднялась со стула и подбежала к большому зеркалу на другом конце комнаты.
    Я смотрел ей вслед, гадая, не совершил ли только что самую большую ошибку в своей жизни. Надеюсь, она догадывается, что это всего лишь подарок на день рождения, без всякого потаённого смысла? Но, когда увидел, как она надела цепочку на шею, и необузданную радость в её глазах, внезапно осознал, что Адель значит для меня больше, чем кто-либо другой в мире. Если бы я мог её видеть такой счастливой каждый день, то тоже был бы счастлив.
    Девушка обернулась, ожерелье висело у неё на шее, и её улыбка нисколько не померкла. Каплевидный сердечник покоился прямо под ключицей и мерцал в свете фонаря.
    – Как смотрится на мне? – спросила она, подходя и слегка наклоняясь, чтобы было лучше видно.
    – Безумно красиво!
   
    ***
   
    – Ну и как, по-твоему, мы туда попадем? – спросила Адель, теребя ожерелье, подаренное накануне вечером.
    Был полдень, и мы вдвоём наблюдали за дворцом с крыши соседнего здания. Люди входили и выходили, но всех тщательно досматривала стража. Каждый должен был предъявить пачку бумаг, затем перстень с печаткой, и, наконец, лейтенант гвардейцев должен был лично досмотреть их. Скорее всего, он использовал на них какое-то умение, поскольку я наблюдал голубую вспышку ауры, вокруг тех, кто подвергался проверке.
    Адель предположила, что командир имеет дар прорицателя, того кто владеет способностью распознавать ложь и определять ранг и способности. С таким уровнем безопасности невозможно проникнуть через главный вход, поэтому очевидно нужно искать обходные пути.
    – Крыша – оптимальный вариант для нас, – прошептал я, слегка подвинувшись к ней ближе и указывая на маленькое окошко в одной из башенок. Но не известно, используют ли они что-то вроде барьера.
    – Можно ли его обойти? – спросила Адель. – Вспомни, даже тогда умение работало, а с тех пор ты обуздал иную энергию. Может, сможешь противостоять ей?
    – Надо проверить.
    – Что?
    – Собираюсь проверить, смогу ли сделать это или нет. Если получится дотянуться до окна, значит, придумаем как быть дальше. А если нет, думаю, смогу скрыться и уцелеть.
    – А как насчёт стражи?
    – Благодаря прозрению вижу нескольких, и совершенно уверен, что смогу увернуться от них всех.
    – Ты видишь что-нибудь за окном? – спросила подруга, нервно покусывая нижнюю губу.
    – Вокруг всего дворца есть широкий круг заградительных чар, но думаю я способен обойти их, плетения выглядят старыми. Никому в здравом уме не придёт нападать или проникать во дворец.
    Адель кивнула, понимая, что меня ей не переубедить.
    – Ты хотя бы дождёшься темноты? Меньше шансов быть замеченным.
    – И ежу понятно, могла бы и не говорить.
    Мы сидели на крыше, пока солнце двигалось по небу, обсуждая, в каком направлении пойдём потом, обретя искомое. Не известно конечно, куда нас закинут дальнейшие поиски и получим ли мы ответы на свои вопросы, а пока я предлагал идти на север, так как это был самый быстрый путь из земель подвластным кланам. Адель хотела отправиться на юг, вспоминая россказни из далекого детства о сказочных землях в той стороне. В любом случае нас впереди ждали сотни лет, так что мы не слишком волновались.
    Когда солнце наконец село, встал со своего места рядом с ней и с силой потянулся.
    – Если успею, то вернусь через минут пять-десять. Если этого не случится – беги.
    Она кивнула, и я скользнул вниз, через несколько секунд исчезнув из вида.
    – Всё чисто, – сказал вернувшись и подходя к ней.
    Она была слишком рассеяна, и словно не слышала, наблюдая за фигурами внизу. Я проследил за её взглядом. В мерцающем свете факелов во внутреннем дворе стояла карета, стилем похожая на те, которыми пользовалась знать нугатры. Вот проверяли подорожные документы, затем один показал перстень, вот перед лейтенантом выстроилось пять человек.
    – Что случилось?
    Адель резко вскинула голову, стоило положить руку ей на плечи.
    – Мой отец там, внизу. Вместе с тётей.

Глава 14

    Заметил, что Адель дрожит всем телом. Был ли это страх, гнев или смесь того и другого, не понятно. Переведя взгляд на повозку, воспользовался прозрением, чтобы понять, насколько они сильны. Сосредоточился на графе и женщине рядом с ним, которая, видимо, его сестра.
    – Твоя тётя – санкари тридцать восьмого ранга, а отец, точно сказать не могу: выше сорокового, но меньше сорок пятого.
    – Он сорок третьего ранга, – подтвердила Адель тихим голосом. – так и знала, что он будет здесь, и тем не менее в глубине души желала ошибиться.
    – Не переживай, – приобнял её за плечи, – мы здесь только для того, чтобы раздобыть информацию о разрушенном городе, и потом сразу исчезнем.
    Адель глубоко вздохнула и отвернулась от родни. Тяжело понять терзания и сомнения подруги, несмотря на ненависть, внизу её отец. Про своего я уже крепко сомневаюсь, а Эгина, та, что наверняка заботилась и воспитывала меня, в итоге бросила и стёрла даже память о себе.
    – Да, ты прав, – произнесла Адель, слабо улыбнувшись, – Благодарю.
    Дождавшись, когда делегация во главе с графом скроется в одном из флигелей, а стража в другом, подхватил подругу и незаметно спустился вниз. Окно уже было открыто мной, а защитные чары были слишком стары, чтобы сдержать меня, потому легко проник внутрь и мягко поставил Адель. Она повисла на мне на мгновение, прежде чем, наконец, со вздохом высвободилась.
    – Готова?
    – Нет, это несколько самонадеянно – проникать в замок, где мы абсолютно ничего не знаем и пытаться отыскать сведения, что укрыты от всех глаз. Что в тебе говорит, Тинар? Глупость? Безрассудство? Тонкий расчёт?
    – Кровь предков! Не переживай, авось пронесёт! Отец или кто он там был всегда так говорил, и всё удавалось наилучшим образом!
    Комната, в которой мы очутились оказалась невелика и сплошь заполнена старой мебелью, разным хламом и паутиной, видимо какая-то кладовка, в которую годами не заглядывали слуги.
    Оглядевшись, нашли приставную лестницу, а после того, как немного разгребли мусор, обнаружили в полу люк. Аккуратно спустил Адель, а сам спрыгнул, держась за ручку, чтобы захлопнуть дверцу чердака и не пользоваться лестницей.
    Оказались в ещё одной комнате побольше, скорее всего одной из заброшенных гостевых, судя по пыльной кровати и комоду у дальней стены.
    Приоткрыв дверь, вышли в тёмный коридор. Тьма стояла непроглядная, даже наше улучшенное зрение не помогало. Потому двигались держась за одну из стен, пока не приблизились к длинной винтовой лестнице, ведущей вниз. Низ не проглядывался. Сбился со счета на тысячной ступени, миновали несколько нежилых этажей, прежде чем спустились.
    Выход перегораживала крепкая дубовая дверь, на более ветхой раме, в щель над которой пробивался мерцающий свет факела. Прислушавшись, не услышали никаких звуков, сформировав клинок откинул задвижку и открыл дверь.
    – Офигеть, – тихо вымолвила Адель повернувшись ко мне и было отчего удивиться.
    Мы стояли в библиотеке, перед нами тянулись ряды книжных полок.
    – Нам не нужно никуда идти! – прошептала подруга, не давая мне вымолвить ни слова, – это не библиотека Тинар, это архивы клана!
    – Шутишь? Так не бывает, каковы были шансы, что мы сразу найдём то, что ищем, ни с кем не столкнувшись? При нашей-то удаче. Это насмешка Небес, никак иначе.
    – Нет, вот смотри, – ответила Адель, подходя ближе и указывая на ближайшую полку. – Видишь эту отметину здесь? В Норосе тоже был архив, пусть и небольшой, и мне довелось там побывать.
    Приглядевшись, заметил вырезанные на дереве символы, обозначающие год и месяц. Посмотрев в какую сторону года растут, а в какую убывают мы выбрали нужное направление. Мысли мои при этом неслись вскачь, неужели спустя столько времени узнаю хоть часть правды из произошедшего со мной и моими родителями?
    Адель начала замедлять шаг, тихонько пересчитывая полки. Она прошла мимо одной полки, затем остановилась и направилась обратно к предыдущей.
    – Сюда, – позвала она, углубляясь в лабиринт бумаг.
    Оглядев древние, покрытые пылью фолианты, отметил, что некоторые полки почти не заполнены, в то время как другие набиты до отказа.
    – Вот мы и пришли, – вновь заговорила Адель, отвлекая меня от мыслей.
    Она стояла у полки, помеченной первым месяцем года, который искали. Подойдя к ней сзади, увидел, что остальные бумаги, папки и книги разложены в порядке возрастания, причём последний месяц, вероятно, занимал рядов десять.
    – Начну с другого конца. Если что-нибудь замечу, крикну.
    Адель кивнула в знак согласия и сразу же начала искать на самой нижней полке. Я быстро направился к последнему стеллажу, начав сверху, просматривая пометки на бумагах с незнакомыми мне местами и названиями.
    Прошло не меньше получаса, прежде чем закончил, так и не найдя сведений о Туо, подруга к тому времени просмотрела два шкафа. Приступил ко второму. И примерно через пять минут услышал взволнованный голос Адель, зовущей меня.
    – Эй, кажется, кое-что нашла!
    Оторвав взгляд от документа, озаглавленного "V.V.K.", быстро направился к ней. Адель вытащила с одной из полок массивную папку и принялась быстро перелистывать её, с поразительной быстротой перебирая бумаги.
    – Это единственная папка, которую нашла до сих пор, в которой хотя бы отдаленно упоминается город Туо, – рассеянно сказала Адель, – словно кто-то приходил и убрал все сведения о нём и о том времени.
    – Как вы правы, дорогая!
    Мы моментально развернулись, наблюдая стражников, буквально заполонивших все проходы и блокирующих наше отступление. Прозрение на них не сработало, что значило, что их ранг – высок, а наши шансы прорваться – низки. Однако те не атаковали, просто стояли и выжидающе поглядывали на нас.
    – Интересно кто подставил нас, – прошептал я.
    – Без понятия, – мрачно ответила подруга.
    Мой взгляд скользнул по толпе людей, одетых в фиолетовое и голубое, но те по-прежнему равнодушно наблюдали за нами. Определить, кто говорил с нами не удавалось, но внезапно Адель тихо ахнула. Мне удалось определить от чего: один из стражников задействовал какое-то умение, ослабив её способности, вокруг её источника сформировалась энергетическая оплётка. Такая же попыталась окутать и вару, но мне удалось легко рассеять её. Однако, внешне никак это не показал, пусть думают, что у них получилось.
    – Их способности заблокированы? – тот же голос раздался из глубины зала.
    – Да, госпожа! – ответил один из стражников, судя регалиям – офицер.
    – Отлично. Отойдите в сторону, хочу поговорить с ними лицом к лицу.
    Адель повернулась на месте и встала ближе ко мне, я легонько толкнул её локтем. Когда она посмотрела на меня, раскрыл ладонь и позволил немного энергии просочиться наружу. Она даже не дёрнулась, но по едва заметной перемене в её поведении понял, что теперь ей стало гораздо спокойнее. Правда, сомневаюсь, что у нас есть шанс сбежать. Лучше постоим, помолчим, послушаем, может узнаем, кто нас слил. Раз мы ещё живы, значит от нас чего-то хотят.
    Мгновение спустя женщина лет сорока с небольшим, торжествующе улыбаясь, вышла из-за рядов гвардейцев. Облачена в длинное фиолетовое платье, а седые волосы заплетены в замысловатую косу, голову венчал затейливый ободок из незнакомого мне мерцающего металла.
    – Владычица клана Эсзак Раука! – провозгласил один из стражей, ожидая, что мы будем впечатлены.
    Никто из нас не отреагировал, и улыбка владычицы дрогнула, а затем исчезла.
    – Кланяйтесь, недостойные! Перед вами владычица!
    – Нет, спасибо, – ответил я, сохраняя равнодушный тон. – Предпочтём этого не делать.
    Она жестом подозвала кого-то, и мгновение спустя почувствовал сильный удар сзади по коленям. Даже не вздрогнул, но судя по крику боли Адель, упавшей на пол рядом, ей пришлось не сладко.
    Крутнувшись на месте, нанёс удар, но стражник уже отступил. Стиснув зубы, развернулся, встретить атаку, которая, как был уверен, последут за этим, но был удивлён, увидев, что владычица снова улыбается.
    Она медленно хлопала в ладоши, её улыбка становилась всё шире и шире.
    – Превосходно! Она была права насчёт тебя. В конце концов, у тебя есть характер!
    Не обращая внимания на эту дрянь, наклонившись помог Адель подняться на ноги.
    – Кто она? – спросила подруга, несмотря на явную боль, – Как вы узнали, что мы будем здесь?
    Та перестала аплодировать и идиотски лыбиться. Клянусь, придёт час, и она ответит за боль Адель, выбью с неё эту спесивую ухмылочку.
    – Это вас не касается. Достаточно сказать, что мне предоставили сведения, что кое-кто проникнет в наш архив в поисках данных о руинах Туо. Естественно, мы заблаговременно всё убрали, расставили воинов и ждали вас. Да и про тебя мальчик, предупреждена.
    Почувствовал, как руки сжались в кулаки, пытаясь понять, кто бы мог нас предать. Точно не Илура. Быть может, Эгина? Та тоже знала, что мы попробуем проникнуть во дворец, но зачем? Она заботилась обо мне в детстве, так зачем посылать меня сюда, чтобы тут же сдать местной владычице?
    – Что вы от нас хотите? – спросил я, придвигаясь чуть ближе к Адель и готовясь, если вдруг что, прорываться с боем.
    – Предложить сделку, чего же ещё? Как вы знаете, турнир начнётся через четыре дня. Наш фаворит пока не назван, и думаю, ты подходишь Северу.
    – И по какой такой причине, воришке, что прокрался в ваш архив, предоставлена такая честь?
    – Потому что, – ответила Раука, и её улыбка стала хищной. – Ни один другой клан не будет представлять кангеле.
    Мда, как-то так и думал. Теперь вздумай бежать, и все кланы прознают обо мне и начнут охоту. Или, по крайней мере, самые могущественные и влиятельные люди, что столь же плохо.
    – Сколько людей знают? – спросил тихим голосом.
    – Весь дворец. Послала гонца, сообщить об этом, как только стражи заметили вас. Другие кланы объявили чемпионов, а до крайнего срока оставалось всего несколько часов. У меня был претендент, но ждала подтвердятся ли сведения от информатора.
    Почувствовал, как рука Адель переплелась с моей и она сама прижалась ближе. Я же испытал ярость, ту самую, что когда-то свела меня с ума. Она начала выплёскиваться, затуманивая мысли и угрожая сокрушить рассудок. Единственное, что удерживало в рассудке, – это рука подруги, обвившаяся вокруг моей руки.
    – Спасибо, нет желания принимать участие в состязаниях. Поищи другую марионетку.
    – Неужели – сказала владычица, приподняв бровь. – Насколько понимаю, у тебя нет выбора. Вы окружены, и хотя мы не можем полностью блокировать вашу способность, она сильно ослаблена. Так что ты можешь либо сражаться за нас, либо умереть здесь. Твой выбор.
    – В качестве альтернативы, – продолжила она. – Ты соглашаешься сражаться за меня, и, если победишь, предоставлю те сведения, которые разыскиваешь.
    – А как насчёт приза для победителя? – спросил, чувствуя, как гнев нарастает, несмотря на все усилия держать его в узде.
    – Приз достанется мне, конечно, – ответила она с дебильным хихикающим смехом, от которого у меня сжались зубы. – Другие кланы вложили немало денег и по чрезвычайно мощному сердечнику, чтобы их так просто отдать.
    – Плевать на деньги, речь о Даре Небес.
    Глаза аристократки выпучились, стоило произнести эти слова, она быстро глянула на гвардейцев.
    – Артефакт тоже достанется мне, – ответила она после нескольких минут молчания.
    – Значит, ты получишь все деньги, три мощных кристалла и главный приз, а мне что? Стопку бумаги? Поищи другого дурака, – фыркнул я, готовясь к схватке.
    – Совсем жизнью не дорожишь! Это достаточная награда?! – закричала Раука, её лицо покраснело. – Ты будешь сражаться за меня, смерд, или и ты, и твоя семья и твоя подруга, все сдохнете! И смерть их не будет лёгкой, в этом я могу тебя заверить!
    Вместо слов отстранил Адель себе за спину, повернувшись к разгневанной женщине. Не понимает с кем имеет дело. Хорошо, преподам ей урок, а потом убью тут всех.
    Впервые запустил гнёт ауры. Всё тело окутала мерцающая индиговая пелена с вкраплениями серебра, она пульсировала в такт вару исходя от меня волнами, омывая владычицу и её охранников. Почувствовал, как глаза запылали потусторонним светом, а лицо словно стало маской демона. Странное ощущение.
    Раука побелела, как полотно, и отступила на несколько шагов. Она заметно дрожала. Несколько стражников закричали и убежали, но большинство остались позади, хотя их лица говорили, что они предпочли бы оказаться в другом месте, как можно дальше отсюда.
    – Нет! – выкрикнула владычица, держа руки перед лицом, словно заслоняясь, – твои способности заблокированы, ты не можешь их использовать!
    – Казни того, кто тебя обманул! – зарычал в ответ, активируя звезду рассвета.
    Девять мерцающих огоньков выстроились в круг передо мной, их индиговое сияние усиливало мрачное выражение моего лица. Уже хотел атаковать, как, кто-то мягко, но настойчиво потянул за запястье. Слегка повернув голову, увидел Адель, бледную и дрожащую. Она ничего не сказала, только покачала головой взад и вперёд. Одного этого было достаточно, чтобы заставить меня резко остановиться и высвободить умение. Все вздохнули с облегчением, когда сокрушительное чувство страха исчезло в одно мгновение.
    Я выпрямился и впервые осознал, что собирался сделать: напасть на отряд гвардейцев, что были сильнее меня, и всё потому, что потерял самообладание. Даже если бы выжил, Адель – нет, и в том была бы моя вина.
    Поблагодарив её кивком головы, быстро взял себя в руки.
    – Буду сражаться за ваш клан при одном условии, – сказал ровным голосом.
    Владычица, потрясённая гнётом, подняла голову и встретилась со мной взглядом.
    – Я заберу Дар Небес.

Интерлюдия 6

   
    Рендезо вальяжно откинулась на спинку кресла в покоях, отведённых ей в резиденции северного клана. К сожалению, тишина и покой продлились недолго. Едва ощутив колебания воздуха вокруг себя, она быстро выпрямилась, глянула в зеркало и парой жестов привела себя в порядок, успев натянуть на лицо свою самую обворожительную улыбку.
    Мгновение спустя появился Вардо, как всегда сердитый.
    – Здравствуй! – произнесла женщина, поднимаясь и неторопливо подходя к нему. – Чему обязана удовольствием лицезреть тебя?
    – Не притворяйся, что не знаешь о цели моего визита! – огрызнулся тот, протискиваясь мимо неё и направляясь к её креслу.
    Рендезо обернулась, надув губы, но он лишь сердито посмотрел на неё в ответ. Наконец сдавшись, она закатила глаза и по привычке откинулась назад, замерев в воздухе и скрестив руки на груди.
    – О, скажи на милость, Вардо, кто и чем обидел тебя на этот раз? – раздражённо спросила она.
    – Не играй со мной! Ты сообщила владычице, что Тинар проникнет в архивы, не так ли?
    – И что же? – пожала плечами Рендезо.
    – И что же?! – от силы голоса Вардо пол и стены покрылись мелкой сетью трещин. – И это всё, что ты можешь сказать?
    – Успокойся, дружочек. Ты излишне эмоционален, а подобное способно привести к сердечному приступу, – сказала Рендезо, глядя в пол.
    При этом она старалась быть осторожной, чтобы не спровоцировать его. Да, он умел держать свой гнев в узде на протяжении тысяч лет, но в последние месяцы она и Актар серьёзно испытывали его терпение. Вот и сейчас трещины углубились, а мебель заходила ходуном.
    – Угомонись, не стоит грозить и пугать силой, я не преступала Устои! Он – северянин и может представлять их клан на состязаниях. И это единственный способ чтобы он получил Дар Небес!
    Вардо откинулся на спинку кресла, покачал головой и потёр виски.
    – Какое это теперь имеет значение? – сказал он с глубоким вздохом. – Следующий Хранитель проснётся меньше, чем через пару недель. Весь этот мир обречён, так почему? Зачем до такой степени вмешиваться в мои планы? Актара, я могу понять. Он ненавидит меня, и скорее спровоцирует гибель мира, чем даст мне преуспеть. Но ты? Будь в запасе несколько дней, уверен, что смог бы убедить Тинара убить Азелия, но теперь мне нечего ему предложить.
    Он встал со своего места и взмахом руки восстановил каменную стену и пол.
    – Делай с ним всё, что хочешь. Я устал вмешиваться, – сказал Вардо, снова горестно вздохнув.
    Затем он исчез, оставив ошеломлённую женщину смотреть на пустое кресло.
    – Бедный Вардо.
    Рендезо обернулась на радостный голос Актара, доносившийся с дивана позади неё.
    – И как долго ты там сидишь? – спросила она, повернувшись, чтобы посмотреть на ухмыляющегося мужчину.
    – Достаточно, чтобы увидеть это! Думаю, ты сломала нашего общего приятеля.
    – Чего ты хочешь от меня, Актар? – спросила Рендезо, мысленно просчитывая пути отхода, отражения атаки или нападения, никогда нельзя предугадать следующий шаг этого существа.
    – О, ничего. Просто заскочил в гости к давней подруге, – ответил он, поднимаясь с дивана. – Кстати, отличная работа по привлечению Тинара на турнир. Я бы подошёл к этому немного иначе, но у каждого из нас свой стиль. До следующего раза, Ренди, целую! – он подмигнул, послал ей воздушный поцелуй, а затем исчез.
    Рендезо тяжело опустилась в кресло, испустив долгий вздох. Она знала, что наступит Вардо на пятки, ещё тогда, когда вмешалась в жизнь Тинара много лет назад, но следовало придерживаться плана. Мальчик должен стать сильнее, и следующим шагом было заставить его выиграть Дар Небес. Возможно это и неверное решение, ведь состязания чрезвычайно сложны, а вмешайся кто-либо из их троицы напрямую, мигом бы превратился в дымящуюся кучку пепла.
    Может быть, она и играла по правилам, ходя по самой грани, но Созидателю оставалось только терпеть. Борьбу за получение "Дара Небес" он воспринимал всерьёз. Пока длится турнир, огромная доля его внимания будет сосредоточена на состязаниях, больше чем на чём-либо ином.
    Владыке Миров всегда нравилась хорошая драка, и он был уверен, что получит её. Ведь Дар Небес ничто иное как капля крови Созидателя.

Глава 15

    Нас отвели в комнату в дальнем конце замка, подальше от соперников. Владычица, скрипя зубами согласилась на моё предложение и немедленно удалилась, предоставив лейтенанту гвардейцев проводить нас. Всю дорогу мы молчали, каждый будучи погружённый в свои мысли.
    Как только вошли в комнату, стражники закрыли за нами дверь и раздался звук поворачивающегося в замке ключа. Оглядев комнату, подметил, что, хотя она богато обставлена, в ней нет окон.
    – Похоже, владычица не верит, что ты выполнишь свою часть сделки, – фыркнула Адель.
    – Это не имеет значения. Мы здесь не останемся.
    – Разве? – Адель повернулась и вопросительно посмотрела на меня. – А как насчёт твоего прошлого и Дара Небес?
    – Передумал, – ответил ей, начиная обход комнаты и проверяя стены, постукивая по ним костяшками пальцев, – мне бы хотелось побольше узнать о своём прошлом, но решил, что проживу и без этого.
    – Ты так легко отбросишь возможность восстановить тело и память?
    – Больше волнует, кто их забрал, и как покарать виновных. А что касается организма, то у меня есть ощущение, что со временем он улучшится.
    – Если скажу, что против?
    Я прекратил свои занятия и повернулся к Адель. Её лицо было мрачным, а глаза полны слёз.
    – Что, если ты упустишь эту возможность и никогда не поправишься?
    – До сих пор меня это не беспокоило.
    Пока говорил, девушка подошла ко мне и наклонилась, чтобы взять за руку, а после встретилась со мной взглядом. Боль и печаль читались в её глазах.
    – Но меня это очень беспокоит, – сказала она слегка дрожащим голосом. – Пожалуйста, Тинар. Ты же знаешь, я никогда не просила тебя об этом и вообще мало о чём. Всегда соглашалась с тем, чего ты хочешь и что считаешь лучшим. Но на этот раз, пожалуйста, сделай что-нибудь для меня. Оставайся здесь и участвуй в турнире.
    Открыл было рот, чтобы отказать ей. По всем правилам, самое разумное – уйти сейчас. Остальная часть аристократии уже знает, что кангеле участвует в состязании, но если вспомнить слова владычицы, то она сказала, что за их клан сражается кангеле, но никто и никогда не называл моего имени. Если мы уйдём сейчас, то, вероятно, сможем выиграть фору часов в восемь-десять. Но когда заговорил, вырвались совершенно другие слова:
    – Если это так много значит для тебя, то останусь.
    И когда лицо Адель расплылось в ослепительной улыбке, почувствовал, что мои сомнения рассеялись. Сделаю это не для себя, а для неё. Подруга нежно поцеловала меня в щёку и молча направилась к одной из двух кроватей. Мне же досталась другая.
    Очнулся ото сна, услышав звук поворачивающегося в замке ключа. Выпрямился и проворно спрыгнул с кровати. Спал в доспехах, несмотря на неудобство. То, что мы остаёмся, вовсе не означает, что следует ослабить бдительность. Адель спала, одетая в льняную ночную рубашку, её грудь мерно поднималась и опускалась.
    Дверь распахнулась, и в комнату вошёл человек, которого совсем не ожидал увидеть.
    – Кирэн? – с удивлением воскликнул я, видя целителя из Академии.
    Мгновение спустя за ним проследовал ещё один человек, смутно знакомый. Напрягшись, вспомнил, – Ойке, один из мастеров-наставников Академии, он судил некоторые рейтинговые матчи на том турнире. Не знал, что он северянин.
    Последний, войдя, громко хлопнул дверью, и суматоха, наконец, пробудила Адель от дремоты. Она, сидя в постели, в замешательстве смотрела на внезапных визитёров, наконец тоже узнала целителя.
    – Что ты здесь делаешь?! В чём дело? – выпалила она, быстро поднимаясь с кровати.
    Кирэн, что до сих пор молчал, расплылся в широкой улыбке.
    – Рад снова видеть вас обоих. Что касается того, почему я здесь, то это долгая история. Скажем так, владычица приняла меня на службу несколько дней назад, когда узнала, что я целитель.
    – Ты просто пришёл во дворец, сказал, что ты лекарь, и она наняла тебя? – скептически спросил я.
    – Ну, не совсем, – усмехнулся Кирэн. – Но после того, как Ойке поручился за меня, она сделала это.
    – Что он здесь делает?
    – До твоего появления, место фаворита северного клана принадлежало мне, – спокойно сказал Ойке. – Вместо этого теперь буду тренировать тебя в течение следующих трёх дней, чтобы успеть подвести твой ранг к минимально необходимому для допуска на турнир.
    – Если так, то почему Кирэн здесь? – спросила Адель. – Просто зашёл поздороваться?
    – Ну... – замялся целитель.
    – Чтобы собирать мальчишку каждый раз, после боя со мной, – сказал Ойке, скрестив руки на груди.
    – Почему ты думаешь, что сможешь победить меня? – спросил, оглядывая его прозрением, и видя его тридцать седьмой ранг.
    Безусловно мой ранг ниже, но учитывая навыки, думаю, смогу биться с ним на равных, а то и выиграть.
    – Опыт, – ответил тот ровным голосом, но тут же добавил, – вижу, ты мне не веришь. Хорошо, мы можем немного поболтать, как только окажемся в Заказнике.
    Без дальнейших церемоний он вытащил из кармана блестящий ключ и открыл портал. Успел заметить выбитую цифру три с красным отливом, прежде чем ключ вернулся в карман. Значит, элитники не ниже тридцатого.
    – А как насчёт завтрака? – натягивая сапоги спросила подруга.
    – Стражники что-нибудь принесут, – сказал Ойке. – Успеешь перекусить, ведь ты останешься здесь.
    – Подожди, что?! Вы не берёте меня?
    – Ты же не участник состязаний? Зачем ты нам? Обуза?
    Адель выглядела немного удручённой, да и я не собирался кому-то позволять диктовать свои условия, прогнёшься раз и не заметишь, как из тебя уже верёвки вьют. Да и мало ли какой у них умысел, разделить нас.
    – Она отправляется с нами.
    – Нет. – сказал Ойке, прищурившись.
    Напряжение в комнате начало быстро нарастать, когда мы столкнулись лицом к лицу, не желая отступать. Наконец, вмешался Кирэн и разрядил обстановку.
    – Как насчет того, чтобы она поехала, но согласилась всё время оставаться со мной? Тогда она не будет беспокоить тебя, пока ты тренируешься, и сможет помочь мне, если понадобится.
    Мы с бывшем фаворитом обменялись взглядами, прежде чем оба кивнули.
    – Очень хорошо, но если она начнёт нас замедлять, то вернётся. Всё будет не так, как в Академии. Получите четыре часа сна и полчаса на еду, остальное время – тренируемся.
    – Полчаса на…
    – Нет, всего. Десять минут на завтрак, десять на обед и десять на ужин. Хватит болтать! Мы и так потеряли достаточно времени. Вижу, ты уже одет для битвы, так что пошли.
    Он указал на портал, и первым прошёл сквозь него. Пройдя, следом оказался на на песчаном пляже. Солнце ярко светило над головой и ветер доносил запах соли. Повернув голову в сторону, удивлённо вскинул брови, увидев огромный водоём. Он был так велик, что простирался, насколько хватало глаз, до самого горизонта. Никогда раньше не видел океана, но догадался, что это он. Глубоко вдохнул соленый воздух и смотрел, как волны разбиваются о берег, поднимаясь на половину пляжа, прежде чем снова отступить.
    – В другой раз видом полюбуешься, хватит филонить.
    Безмятежность и умиротворённость были нарушены, когда Ойке указал на место для тренировки.
    – Это прекрасное место, – воскликнула Адель, догоняя нас. – Если нам придётся провести здесь три дня, ты не услышишь моих жалоб.
    – Да. Здесь хорошо, но у меня предчувствие, что возненавижу его к тому времени, как мы вернёмся. Мастер видимо обижен на меня, за то, что занял его место в предстоящем турнире.
    – Угадал, – сказал Ойке, останавливаясь на месте и поворачиваясь к нам лицом. – Я готовился к этому турниру не один десяток лет, как и сотня других претендентов. Мы все тренировались в надежде, что одного из нас выберут представлять клан на состязаниях. А потом появляешься ты, сопляк, и в мгновение ока забираешь то, что по праву принадлежит мне. Но этого мало, теперь, чтобы унизить, мне поручено обучить тебя. Десятки лет тренировок уместить в три дня. Нет ни малейшего шанса на твою победу. Но такова воля владычицы и мой долг исполнить порученное.
    Ох ему бы следовало имено свою повелительницу и винить, а не меня. Это она вынудила меня. Но вслух я этого не сказал. Вместо этого молча заняв боевую стойку.
    – Признаю, мне будет приятно ломать тебя, но и без толку этого делать я не намерен. Состязание состоит из трёх частей. Первые две каждый раз разные, а финал един – битва среди фаворитов.
    – А мне говорили, что выигрывает, кто набрал больше очков.
    – Так и есть. Даже есть специальные призы, на основе нескольких факторов. Как долго останешься в бою, сколько урона нанесёшь и выдержишь, сколько противников победишь. И да, в случае смерти, ты выбываешь, что в твоём случае наверняка наступит ещё в первом раунде. И тогда я займу твоё место.
    Лицо Ойке посуровело.
    – Посмотрим, каков ты на деле. Правила боя просты: если противник не сможет сражаться – победа. Использование любых навыков запрещено. А теперь приступим!
    Я пожал плечами, затем выровнял дыхание, сосредоточившись на сопернике мастер держал руки поднятыми и слегка балансировал на носках. Он был настороже, но думаю смогу удивить его, поначалу сломив напором.
    С этой мыслью ринулся вперёд, нанося мощный удар ему в голову. Если он столь же крут как утверждает, то выживет, а нет, то лекарь откачает. В мгновение ока сократил расстояние между нами, и размахнулся с достаточной силой, чтобы раздавить валун в щебень, однако промахнулся. Ойке откинулся назад, отчего я немного провалился, а затем нанёс мне сокрушительный удар по рёбрам коленом. Еле успел избежать последующего удара, нацеленного в челюсть.
    Мастер не дал и мига передышки, сблизившись и осыпая шквалом ударов руками, локтями и ногами последовал за ним, вынуждая меня защищаться, отчаянно пытаясь блокировать их или отвести в сторону. Дыхание удавалось держать в едином ритме, заглушая боль, но кости всё равно поскрипывали.
    Отскочив от очередного удара, преодолел расстояние в несколько метров, затем снова бросился вперёд, на этот раз целясь в одно из его колен. Нога Ойке взметнулась вверх, блокируя атаку голенью, затем он сам сместился, подсекая мои ноги, но это оказалось обманкой, кулак Ойке врезался в живот, выбивая из меня дух.
    Отшатнувшись назад, попытался восстановить дыхание, но не успел, что-то молниеносно ударило по голове, и перед глазами заплясали звезды. Рухнул на землю, затем почувствовал удар по сломанным ребрам, заставивший меня крутануться в воздухе.
    Крик полный ярости и боли вырвался из меня стоило с силой удариться о землю и катиться, пока не столкнулся с валуном. Не в силах подняться, я выплюнул кровь и попробовал очистить глаза от песка.
    – И это всё, на что ты способен? Жалкое зрелище.
    Отряхнувшись, взглянул на мастера, что с презрением смотрел на меня сверху вниз. Поморщившись, заставил себя подняться на ноги, наконец-то сумев сделать достаточно глубокий вдох, чтобы средоточие заработало. Сплюнув в сторону выбитый зуб ухмыльнулся мужчине.
    – Ну что ты, мы же только разогрелись?
    Затем двинулся вперёд, нанося короткий удар, нацеленный в солнечное сплетение. Ойке сдвинул тело в сторону, превратив его в скользящий и крутнувшись вогнал локоть мне в спину. Раздался треск, и я снова рухнул на землю, пытаясь и не имея возможности встать. Сквозь пелену боли понял, что позвоночник, должно быть, сломан, а я парализован.
    Подбежал Кирэн и присел рядом, а Ойке в это время стоял и выглядел весьма довольным собой. Адель нашлась чуть поодаль, одновременно сердитая и испуганная.
    Успокаивающее ощущение пробежало по телу, и я испустил вздох облегчения, когда кости соединились вместе. Всего через минуту уже снова был на ногах, делая разминочный комплекс, чтобы убедиться в целостности. Поблагодарив Кирэна, подошёл к мастеру.
    – И это всё на что способен? Жалкое зрелище, – равнодушно поинтересовался я, вынуждая самодовольный взгляд Ойке потухнуть.
    – Сломал тебе восемь рёбер, позвоночник, проломил череп, повредил несколько внутренних органов. Что это, если не победа в нашей схватке? – загибая пальцы называл мастер причинённые мне травмы.
    – Безусловно, – отметил ему, закидывая руку за голову и потягиваясь, – но это всего лишь прелюдия, так сражаются зорны, – используя грубую силу. Теперь, видя тебя в деле, буду драться как с достойным человеком.
    Закончил растягивать руки, начал делать то же самое с ногами, полностью игнорируя Ойке, выражение лица которого с каждой секундой становилось всё мрачнее.
    – Так и будешь филонить? Владычица велела тебе учить меня, а не прохлаждаться на песочке у моря.
    Кулаки мастера несколько раз сжались и разжались, и он снова принял прежнюю боевую стойку.
    – Очень хорошо, мальчик. Если для того, чтобы привить тебе уважение, придётся раз за разом избивать тебя, буду рад оказать эту услугу.
    Вместо слов я снова бросился вперёд, оттягивая кулак назад для той же атаки, что и в прошлый раз.
    – Ох и глупец, а сколько было громких слов! – со смехом спросил Ойке.
    Он отшатнулся от удара, подняв колено так же, как и раньше, но меня там уже не было, как только мастер отклонился назад, я резко сместился в сторону, а затем нанёс короткий удар кулаком по челюсти мужчины.
    У атаки не было достаточно силы, чтобы вырубить его, сказывалась разница в рангах, но она оглушила его на секунду, что, казалось, удивило того так же сильно, как и сам удар. Ойке отшатнулся, и я ударил его другим кулаком под рёбра и, не давая ему разорвать дистанцию, подшагнул ближе, целясь в нос.
    Внезапно мастер словно расплылся, и мой кулак прошёл сквозь чистый воздух. Затем почувствовал сильный удар в подбрюшье. Но каков урод, сказал, что без навыков, а сам не устоял чтобы не задействовать один. Ну что же, я не в претензии, значит это повод использовать свой. Прыжок, невероятно ускорил меня, заметил, как локоть мастера медленно движется мне в висок. Этот ублюдок не только сжульничал, но и снова пытался грязно вырубить меня.
    Хорошо, сам напросился. В три удара сокрушил его. Сначала короткий под рёбра, затем в печень и закончил апперкотом, выпрямляясь и используя дополнительную силу ног, словно взрываясь вверх с ударом и ловя его прямо в подбородок. Чувствовал, как под каждым ломаются кости, этот человек думал, что может делать всё, что пожелает, устанавливая и нарушая правила, как ему заблагорассудится, и всё потому, что оскорбился тем, что я занял его место на турнире.
    Ему доставляло удовольствие бить меня раньше, и с удовольствием отплачу ему той же монетой. Время резко ускорилось, и Ойке, кричащего от боли швырнуло вверх на добрых пять метров. На излёте успел пробить ему с ноги, и добавив пяткой в челюсть с вертушки, слыша хруст рёбер и челюсти, когда мастер приземлился на тот же камень, что я сам до этого.
    Кирэн тут же подбежал к нему, чтобы оказать помощь. Мы же с Адель остались на месте.
    – Ты не переборщил? – спросила она подходя ближе.
    – Нет, – ответил, наблюдая, как Кирэн возится с мастером.
    – Вот и хорошо! Я бы сама ударила тебя, если бы ты так думал. Этот самодовольный ублюдок заслужил это, и даже больше!
    Ничего сказать ей не успел, Ойке поднялся на ноги, вытирая кровь с лица и приближаясь к нам. Я напрягся, готовясь к очередной драке. Однако, к моему удивлению, он склонил голову, прикладывая кулак к раскрытой ладони.
    – Прошу прощения за проявленную грубость. Теперь вижу, что ты достоин занять моё место на состязаниях.
    Мы с подругой обменялись недоуменными взглядами.
    – Извинения приняты, но что с них толку? Мы пришли тренироваться, а ты только избил меня, не давая никаких советов и уроков. Думаю, что смогу заниматься самостоятельно. Учитывая местных зорнов, думаю смогу прокачаться до нужного ранга за три дня.
    Лицо Ойке на мгновение напряглось, как будто он снова хотел драться, но потом он расслабился.
    – Если хочешь, оставлю тебя здесь, а ключ передам Кирэну. Однако лучше тебе передумать. Возможно, ранг ты повысишь, но что ты знаешь о турнире? Ты изучал прошлые, чтобы определить, возможные проблемы?
    Хотел гневно возразить, но понял, что он кругом прав. Возможно, мастер не самый приятный человек, но его можно понять, и он учился и тренировался дольше чем я живу, а другие фавориты ему ничем не уступают.
    – Хорошо, – наконец ответил я, расслабляясь, – с чего начнём?
    Настроение Ойке немного улучшилось, и он позволил себе слегка усмехнуться.
    – Когда-нибудь слышал о древних зорнах?

Глава 16

    – Древние зорны?
    – Да, – ответил Ойке, – те, что жили тысячи лет назад, но давно вымерли. Они старой крови и куда как могущественнее. Во всех пяти кланах есть только два ключа в места их обитания, к счастью, один из них хранился у владычицы.
    Интересно. Первые созданные зорны или дикие, что смогли столько лет развиваться самостоятельно, не терпелось увидеть и сразиться с ними. Глянув на подругу, отметил тоже предвкушающее выражение лица.
    – Хорошо. Похоже, ближайший из них находится в той стороне, – прозрением просканировал местность и указал на густой лес, начинающийся примерно в пятидесяти метрах от берега.
    – Откуда тебе это знать? – мы все обернулись, когда Кирэн подошёл, с интересом глядя на меня.
    – Одно из умений.
    – Выслеживать зверей? – уточнил целитель.
    – Да, – не стал я вдаваться в подробности, – Идёмте, времени действительно мало, а подробности обсудим по дороге.
    С этими словами побежал к лесу, а остальные догнали меня уже спустя пару секунд. Как только они это сделали, Ойке начал рассказывать всё, что знал о прошлых состязаниях. Оказывается, на Арене будет проходить только финальная битва между фаворитами, а первые два этапа – в специальных мирах, вроде Заказников, но с другими условиями. В предыдущем турнире, например, первое задание было бег с препятствиями. Как по мне, так весьма лёгкое, учитывая мои скорость и ловкость.
    Когда сказал об этом Ойке, тот пренебрежительно фыркнул.
    – Тебе не кажется, что создадут достаточно сложные препятствия для человека твоего ранга? Например, в прошлый раз первое препятствие: подъём над пропастью с лавой. Там был только один путь: дорожка шириной с ладонь и та беспорядочно взрывалась. Кроме того учти, что тебе запретят использовать любые навыки, от которых ты получишь явное преимущество.
    – Странно… Думал, что позволено использовать все имеющиеся у нас умения.
    – Представь, насколько гневная реакция других владык, на то, что наш клан представляет кангеле. Чтобы обуздать их гнев и поставить всех в равные условия, такое решение вполне приемлемо.
    Мастер кивнул, видя, что я понял ход его мыслей, и продолжил:
    – Но набор очков и достижение цели на этапе – не единственная проблема. Не стоит сбрасывать со счетов соперников.
    – А как же финальная схватка?
    – Это так, но нет правила, запрещающего участникам сражаться во время этапа. Хотя очков за нападение не присуждают, уверен, что кто-то да решит устранить конкурента заранее.
    Вспомнив графа и его сестричку, мысленно согласился с его словами. Учитывая то, что в случае моей гибели мне просто найдут замену.
    – И как подготовиться к этому? – сам собой вырвался вопрос.
    – Ставя тебя в самое тяжёлое положение, – ответил Ойке.
    Как только он закончил говорить, наша группа вышла из-за деревьев на песчаный пляж. Ого, не думал, что мы на острове, да ещё и таком сравнительно небольшом! Или мы мыс какой обогнули?
    Впрочем, эти мысли тут же из головы вылетели, стоило увидеть огромного зорна. Вот уж поистине невиданная и чудовищная тварь. Стоя на задних лапах, высотой он казался метров восемь, не меньше. Длинное и гибкое тело, покрытое кожистой сине-зелёной шкурой, а местами роговыми наростами. Разноцветные перья торчали вдоль его позвоночника до самого кончика шипастого хвоста, а когда он повернулся к нам мордой, мы смогли разглядеть гигантский клюв, полный острых как бритва зубов. Две огромные многосуставчатые шестипалые лапы свисали вдоль тела, каждая увенчанная устрашающим зазубренным когтем.
    Глянул на него прозрением, определив, что передо мной тридцати двух ранговый элитник с непроизносимым названием. Даже заморачиваться не стал и вслух произносить, чтобы не раскрыться, что вижу это.
    – Твою-то мать! – присвистнула Адель. – Выглядит как монстр, вытащенный прямо из ночного кошмара.
    – Так. Наверное, мне его убивать в одиночку? – поинтересовался я, невольно пригибаясь от оглушительного рёва завидевшего нас чудовища.
    – Верно. И пока ты будешь сражаться с ним, я буду нападать на тебя.
    – Отличный план! Конечно, мне по душе хорошая драка, но для победы над ним мне понадобятся все силы, а ты хочешь заставить меня одолеть вас обоих, сразу же!?
    – Не совсем, от тебя не требуется побеждать меня. Лишь удерживать на расстоянии пока не победишь зорна. Вспомни мои слова. Остальные нападут, если представится такая возможность. Это подготовит тебя к такому повороту событий. Мне самому пришлось пройти подобное обучение.
    Искоса взглянул на Адель, но она была поглощена разговором с Кирэном, очевидно обсуждая древнего монстра. Глубоко вздохнув, сам обратил внимание на него и подпрыгнул, увидев, что тот уже на полпути ко мне. Как, проклятье, что-то столь большое двигалось так бесшумно?
    Активировав щит, атаковал монстра, низко пригибаясь к земле. Зорн был огромен, но судя по тому, как двигался, он чрезвычайно проворен, и если не хочу быть раздавленным, придётся как следует пошевелиться.
    Несмотря на подавляющее преимущество, вновь накатило воодушевление от предстоящей схватки с совершенно новым, неизведанным и чрезвычайно опасным противником. Бой, в котором не стоит полагаться на голую силу, бой в котором тактика столь же важна, как и мощь умений и атрибутов.
    Бросившись вперёд, едва успел сместиться влево, и тут же качнуться вправо, уворачиваясь от удара лапы и хвоста. Уже собирался нанести удар в один из суставов на опорной лапе, когда почувствовал волнение в воздухе вокруг себя, повинуясь инстинкту, пригнулся, а затем упал на землю и откатился в сторону. Удар Ойке, направленный мне в голову, пришёлся по лапе зорна, вызвав у того болезненный рёв. Древний обратил свой гнев на мастера, щелкнув возле него своими огромными зубами.
    Я воспользовался этой возможностью, чтобы использовать алхимический заряд. Вызвал пять огненных частей, направив их на зорна и Ойке. Мастер выругался, отпрыгнул в сторону и похлопал себя по штанам, а древний пронзительно заклёкотал – остальные прожгли его шкуру и опалили перья. Но я рассчитывал на лучший эффект, для подобного существа это сущие мелочи, незначительные телесные раны.
    Монстр немедля задействовал собственную способность: его кожа подёрнулась рябью и затем толстые костяные пластины разрослись по всему телу, покрывая его белой броней. Даже не успел им полюбоваться, как был вынужден увернуться от очередного выпада мастера. Пришлось быстро отступать, пятясь под напором его атак.
    Внезапно он отстранился, оставив меня на долю мгновения в недоумении. И именно в этот момент зорн врезался в щит, посылая тонкую паутину трещин по его поверхности и швыряя меня прямо в дерево.
    Застонав, заставил себя подняться на ноги и сформировать благодаря клинку молот. Успел посмотреть на упавшее дерево и подумать, сколько же повреждений поглотил щит? Покачав головой, выбрался из листвы, но тут Ойке снова набросился на меня.
    Используя прыжок увернулся от удара, успев в ответ приласкать его оружием, отправив под лапы бегущего к нам зорна. Раздался громкий хруст, когда мастер столкнулся с древним с такой силой, что тот пошатнулся, даже несмотря на покрытые металлом доспехи. Затем человек безвольно упал на землю.
    А мне, определённо, нравится это оружие из чистой энергии, что никогда не потерять и чей вес абсолютно не ощутим. Но промедление смерти подобно, заставив молнии искриться на молоте, бросился на монстра.
    Что ж, с одной проблемой разобрались, подумал я, сокращая расстояние до чудовища. Уклонился от двух ударов когтями, попутно отмечая, что костяная броня ничуть не замедлила зорна. Отведя молот назад, изо всех сил ударил древнего по задней лапе. Сила удара отдалась в руку, осколки кости полетели в разные стороны, а ответный удар хвостом разрушил щит, отправив меня в очередной полёт.
    В этот раз удалось приземлиться на ноги, что почти до колен вошли в мягкий песок, который тут же обагрился кровью – гад все же успел зацепить костяным шипом. Повезло, поразительной силы удар, пробить защиту, броню и ранить. Тварь ещё опаснее, чем предполагал.
    Древний запрокинул голову и заклёкотал. Я зарычал в ответ. Мы оба бросились в атаку, при этом меня обуял безумный смех. Давненько мне не попадался столь грозный соперник! В целом, его костяная броня выглядела невредимой, разве что осталась выщербина в месте попадания молота. Я развоплотил оружие, вместо этого потянувшись к поясу.
    В том Заказнике мы с Адель много размышляли и разговаривали о моём гневе природы, о том, как иметь простой способ доступа к разным элементам. И в конечном итоге пришли к этому. Пояс, наполненный столькими элементами, сколько смогли найти и разместить. Пришлось обойти полгорода в поисках нужного вёлура. Ушла прорва времени и денег, но конечный результат того стоил: почти тридцать различных элементов, каждый заключён в собственную цветную сферу. Разложены по стихиям, легко доступные. Накануне не представилось шанса проверить их в деле, зато сейчас подходящий случай.
    Первым мой выбор пал на сущность молнии, тело пронзила вспышка, когда элемент благодаря гневу природы слился со мной. Теперь тело покалывало с головы до ног, и скорость резко возросла. В мгновение сократил расстояние между мной и древним, и ударил того кулаком в трещину на ноге.
    Хотя я оказался быстр, сила удара была такой же, как и всегда, и сама по себе не сильно повредила гиганту, тем не менее заставив трещины в костяной броне разрастись. Моя рука скользнула к другой сфере, и сила адамантина затопила меня. Благодаря тому, что довелось использовать его раньше, эффект был мне знаком: кожа приобрела металлический блеск и когда кулак врезался в костяную броню, раздался куда более удовлетворительный треск.
    Улучшенное восприятие предупредило о приближающейся атаке, и используя прыжок, легко увернулся от приближающегося хвоста. Но я не собирался оставлять нападение безнаказанным. Проведя рукой по другой сфере, почувствовал, как в тело вошла непреодолимая сила. Пришлось изрядно попотеть, прежде чем вёлур смог уловить саму суть этого атрибута. Для этого я, используя навыки, пробивал зачарованный доспех, и чародей смог уловить сущность.
    Сформировав клинок, рубанул вниз. Эта атака выдалась чрезвычайно мощной, поскольку, по существу, имела силу двух, сжатых в одну. Рука расплылась в воздухе и энергетический меч разрубил хвост, отсекая добрых полтора метра. Когда закончил замах, раздался мощный грохот, и после удара под ногами образовалась воронка.
    На секунду замер, с благоговением удивляясь огромному количеству высвобожденной энергии. Но тут умение истощилось, и я пошатнулся: каждый мускул тела словно жалобно закричал. Казалось, они рвут себя на части, и я догадывался, почему. Сила, которую держал в себе, была слишком велика для моего тела, чтобы справиться с ней. Немедленно поймал дыхательный ритм, чтобы чуточку ослабить боль.
    Чудовище взревело, отшатнувшись назад. Тёмная кровь хлынула из отрубленного хвоста, но рана всё равно отнюдь не смертельная. Сделав шаг вперёд, почувствовал, как дрожат колени, сказывалось напряжение и полученные травмы. Лучшее, на что я способен, это просто держаться прямо.
    Но древний не собирался отпускать меня, не поквитавшись. Его налитые кровью глаза сфокусировались на мне, и он издал яростный рёв, явно задействуя способность. Его тело засветилось алым, мускулы вздулись, пробиваясь сквозь костяную броню. Зверь, казалось, набрал два метра роста и по крайней мере ещё тонну массы.
    Ну и как такого валить прикажете? Быстро проверив вару, увидел, что запас энергии быстро восстанавливается. Всего через несколько секунд смогу применить звездурассвета и шторм. Вопрос был в том, стоит ли это делать. Нет уверенности, что это сработает, и полагаться на то, что смогу убить зорна, когда ничего из того, что использовал до сих пор, не сработало, не очень хорошая идея. С другой стороны, если мои самые мощные навыки не сработают, останется только бежать.
    Зорн сокращал расстояние с поразительной скоростью. Сделав глубокий вдох, чтобы успокоить нервы, я посмотрел на атакующего монстра. Смутно слышал, как Адель кричит на заднем плане, но у меня не было сил повернуть голову и посмотреть. Всё моё внимание было сосредоточено на чудовище передо мной.
    Монстр был всего в двадцати пяти метрах, когда вару заполнился и я задействовал оба умения сразу. Руки поднялись по собственной воле, остановившись перед грудью, мышцы разрывало, и новые возможности исцеления не справлялись. Изо всех сил старался сосредоточиться, несмотря на боль, и наблюдал, как между руками быстро образовывается пурпурный шар, тут же преобразуемый в небольшой вихрь индигового цвета с привычными серебряными всполохами. Вихрь был размером всего лишь с мой кулак, но давление и гнёт энергии, который он излучал, были колоссальными.
    Потребовалось меньше двух секунд, чтобы атака сформировалась, но за это время древний преодолел две трети дистанции и почти навис надо мной. Морщась от боли, выставил вперёд ладони, и вихрь соскочив с них устремился к монстру.
    Я не знал, как сработает атака, но результат превзошёл мои ожидания: смерч врезался в древнего и отбросил его назад на метров пятнадцать-двадцать. В конце полёта тело зорна ударилось о землю с оглушительным грохотом, сопровождаемым треском ломающихся костей. Затем земля в радиусе тридцати метров прогнулась, и начал образовываться огромный кратер. Вихрь разрастался сила была настолько велика, что в течение нескольких мгновений не было никакого света вообще.
    Я уставился на купол из чистой индиговой энергии, чувствуя, как сотрясается земля под ногами. Мне казалось, что слышу страдальческий предсмертный рёв древнего, даже когда воронка всё глубже погружалась в землю.
    – Проклятье! Что ты опять учудил?!
    Я повернул голову и увидел, что Адель и Кирэн смотрят на дело моих рук. Адель – с благоговением, а Кирэн – восторженно. Хорошо, что они за пределами действия навыка, иначе бы им не поздоровилось.
    Стоило вихрю ввинтиться в кратер, как давление энергии исчезло.
    – Адель, не могу пошевелиться, загляни в дыру вместо меня? – попросил подругу.
    Та бросила на меня встревоженный взгляд, но кивнула и побежала к кратеру. Я наблюдал, как она наклонилась, а затем быстро откинула голову назад с выражением отвращения на лице.
    – Мёртв?
    – Раздавлен, как перезрелый фрукт! – ответила она, быстро пятясь от дыры. – Там, внизу повсюду его останки!
    – Значит победа за мной, – я ухмыльнулся, потом почувствовал, как что-то тяжелое резко ударило меня по голове, и мир погрузился во тьму.

Глава 17

    Пришёл в себя я с пульсирующей головной болью. Это становится традицией, терять сознание в тот момент, когда уже вроде выиграл. Медленно открыв глаза, увидел склонившихся надо мной Кирэна и Адель. Первый смотрел сосредоточено, вторая – озабочено. Ох, последнее, что помню, – это поражение древнего зорна.
    – Что случилось? – спросил, морщась от боли.
    – Ты был неосторожен и получил по заслугам, вот что случилось.
    Повернув голову в сторону, увидел Ойке, стоявшего, скрестив руки на груди, и выглядящего недовольным.
    – Это не беспечность! Ты подгадал момент и ударил кулаком, как только он выиграл! – закричала Адель, заставив меня вздрогнуть от громкости её голоса.
    – Он был предупреждён, что я буду атаковать во время тренировки, – возразил мастер, пожимая плечами, – следовало не расслабляться, поглядывать за окрестностями.
    – Он вывел тебя из боя! Откуда, проклятье, ему было знать, что ты вернёшься к схватке и продолжать следить за тобой?!
    – А разве звучали слова, о том, что я прекращу вмешиваться, если меня остановят? Что тихо-мирно отойду в сторонку? Нет, я не говорил о подобном. Всё, что сказал, было то, что буду атаковать до конца, а его задача, удерживать меня.
    Вздохнув, почувствовал, как ослабевает ломота в сломанной челюсти и отступает головная боль. Сел, не обращая внимания на препирательства Адель и Ойке, и повернулся, чтобы поблагодарить Кирэна.
    – Спасибо. Я немного просчитался во время боя.
    – Ох, удивительно как ты не помер, даже с моей помощью! – дал волю эмоциям целитель, – не хочешь ли объяснить, как тебе удалось разорвать почти все мышцы, связки и сухожилия одновременно?
    Услышав подобное, зябко поёжился; видимо, переоценивать себя – ещё одна пагубная традиция.
    – Неужели? – вытолкнул одно единственное слово.
    – Ага, до сих пор в шоке, что тебе удавалось остаться в сознании, не говоря уже о том, чтобы стоять на ногах и убить то чудовище!
    Услышав это, улыбнулся. Несмотря на тяжелые ранения, мне всё же удалось убить древнего, хоть и не вытянул тренировку.
    – … таким придурком!
    – Адель, всё в порядке, – прервал гневную тираду подруги, поднимаясь на ноги, – Ойке прав. Я ослабил бдительность, и он подловил меня. На состязаниях будет больше одного человека, так что даже если убью одного из них, останутся ещё двое, что могут напасть.
    Девушка выглядела так, словно хотела возразить, но в итоге промолчала.
    – Приятно видеть, что у тебя больше здравого смысла, чем у твоей подружки, – сказал мастер глубокомысленно кивая, – возможно, в следующем упражнении ты... Аррр!
    Ойке вскрикнул от боли, когда я рванулся вперёд и ударил его в челюсть.
    – Как говорится, – невозмутимо продолжил, пока тот оглаживал подбородок, – ты напал на меня после того, как монстр пал, следовательно тренировка считалась законченной. Не так ли?
    Мастер впился в меня взглядом, но не стал спорить, а лишь молча скрипнул зубами, отойдя к целителю, чтобы тот подлатал его. Я же повернулся к Адель, которая теперь выглядела намного счастливее.
    – Вот, – сказала она, вложив мне в руки большой кристалл, – сердечник древнего.
    – Совсем неплохо, – оценил наполненность энергией и тут же впитал её, – хотя предпочтительней не умирать за кристалл, что подтолкнёт к следующему рангу лишь на шестую часть.
    – Только шестая часть? – неверяще переспросил Ойке, – бессмыслица какая-то… Если ты на тридцатом, то количество энергии в этом кристалле должно было подтолкнуть тебя более чем на треть.
    – Да, для кангеле это работает чуть по-другому.
    – И сколько по твоей оценке нам потребуется древних? – уточнил мастер.
    – А какое это имеет значение?
    – Не глупи, это не праздный вопрос. Нам придётся охотиться на зорнов гораздо чаще, необходимо скорректировать планы.
    Глаза Ойке чуть не вылезли из орбит, когда он услышал от меня цифру.
    – Чушь собачья! – мне нужно в два раза меньше. И это при том, что я выше тебя на семь рангов!
    – Не спрашивайте меня, отчего так. Я обычный мальчишка, а не учёный исследователь.
    Пока мастер молчал, воспользовался паузой и изучил вару, навыки и атрибуты. Определенно, показатели выше чем у равнорангового санкари или вёлура. Проблема в том, что неизвестно, как соревноваться с теми, кто намного выше. Конечно, я победил Ойке, но только тогда, когда застал его врасплох. До этого он уделал меня вчистую. Это не говоря уже о том, что он использовал только один навык, когда сражался со мной, да и то – для уклонения, а не для атаки. И мы, безумцы, ещё хотели одолеть владыку Азелия?
    – Готов отправиться за следующим зорном? – отвлекся я от безрадостных мыслей.
    – Да, ты прав, нам лучше поторопиться. Можешь выследить ближайшего?
    Используя прозрение, распознал семь силуэтов и указал на ближайший.
    – Вон там, – указал обратно в сторону перелеска.
    Обучение продолжалось в течение следующих трёх дней, каждый из которых был более жестоким, чем предыдущий. Каждый вечер я, обессиленный и измождённый, проходил через портал и, отмахиваясь от жалких потуг Адель заставить меня принять ванну, засыпал прежде, чем голова касалась подушки.
    К концу последнего дня сумел достичь тридцать третьего ранга. Даже солгал Ойке об энергии, необходимой для каждого последующего ранга, чтобы направить излишек на развитие способностей. Раньше пренебрегал этим, но теперь решил сосредоточиться именно на этом и улучшении атрибутов.
    Теперь стоял у двери в нашу комнату, прощаясь с Кирэном и Ойке. Последний мне не особенно нравился, но я невольно проникся уважением к его тренировкам и личному мастерству.
    – Надеюсь, после всего этого ты выиграешь турнир, – сказал Ойке, глядя на меня, измученного битвой и окровавленного.
    – Нет, если не поем и не посплю, – простонал я.
    К этому моменту даже внутренние силы истощились и энергия не приносила исцеляющего эффекта. Обнаружен ещё один предел. Это хорошо – важно понимать, на что я могу рассчитывать в битве и состязаниях.
    – Не волнуйся, у тебя будет завтрашний день, чтобы прийти в себя, – вмешался Кирэн, – хотя тебе нужно встретиться с владычицей в полдень. Также приведи себя в порядок перед проверкой у судей для получения допуска к состязаниям.
    Машинально кивнул. Лекарь и мастер попрощались и вышли, закрыв за собой дверь. Мгновение спустя раздался отчетливый щелчок – дверь заперли снаружи на ключ и засов. И почему они так беспокоятся? Если бы действительно хотел сбежать – давно бы это сделал, эта хлипкая преграда вовсе не проблема.
    Пожав плечами, проковылял к своей кровати и рухнул на неё. Адель сейчас принимала ванну, а это надолго. Через несколько секунд я уже крепко спал.
   
    ***
   
    – Ну же! Просыпайся, лежебока! Сегодня много дел, так что валяться весь день – непозволительная роскошь!
    В третий раз за утро подруга пыталась разбудить меня и боюсь, если и на этот раз не встану – она примет радикальные меры. Глубоко вздохнув, заставил себя открыть глаза и уставился на фигуру Адель, стоявшую надо мной с кувшином воды.
    – Встаю, встаю – прохрипел, пытаясь отстранить её подальше.
    – Меня не проведёшь! Отстану, когда встанешь и отправишься умываться!
    Спустил ноги с кровати и кое-как побрёл в душевую на ходу потирая глаза и бросив ворчливо:
    – Счастлива?
    – Очень, – ответила Адель, суя мне в руки комплект чистой амуниции и полотенце. – Давай-давай шевелись, от тебя уже попахивает, как от мусорки. И не задерживайся, а то завтрак остынет.
    Умопомрачительный запах достиг ноздрей, заставив живот требовательно заурчать. Ох, надо управиться поскорее, давненько не ел вкусненького и горячего.
    Прежде чем прикрыть за собой дверь, остановился и крикнул Адель через плечо:
    – Проверь сумку. Оставил тебе подарок.
    Войдя, увидел, что ванна уже полна горячей воды, и напомнил себе не забыть поблагодарить подругу, ей будет приятно. Быстро раздевшись, со стоном наслаждения погрузился в ванну, чувствуя, как горячая вода обволакивает сведённые судорогой мышцы. Исцеление исцелением, но и обычный отдых и покой необходимы – невозможно держаться лишь за счёт магической подпитки. Даже вару мне казался перегруженным и требующим покоя.
    Отмокнув в горячей воде в течение нескольких минут, намылился, смыл всю грязь и кровь, скопившуюся на коже, и особенно под ногтями. После этого быстро вытерся и переоделся в чистую одежду, надев сверху броню и не забыв застегнуть свой зачарованный пояс.
    Когда вернулся в комнату, Адель поглощала энергию из сердечника.
    – Похоже, ты нашла подарок, – сказал я, садясь за маленький столик напротив неё.
    – Да, – усмехнулась она, – как же тебе удалось стащить его под носом у Ойке? Он всё время следил за тобой, как коршун!
    Не то слово. Не раз пытался передать ей сердечники, пока мы были в Заказнике, но каждый раз Ойке ловил меня и останавливал. Однако я не собирался позволить Адель отстать, так что придумал способ сохранить некоторые из кристаллов, обманывая Ойке: сохранил часть пыли от нескольких, а затем, когда получил новый, успевал его спрятать, продемонстрировав мастеру остатки от предыдущего, пока тот отвлёкся на разговор с Кирэном.
    Он также проверял мои карманы в конце каждого дня, просто для уверенности. Но было одно место, которое он никогда не проверял и котором не догадывался, – пространственный мешочек когда-то подаренный наставником.
    Об этом и рассказал подруге, пока она осваивалась с новым рангом, к слову, тридцать четвёртым; но это и не удивительно, учитывая, что мне для роста нужно в разы больше энергии.
    – Кто же знал, что у тебя есть мозги, когда дело касается чего-то другого,
    кроме борьбы и поединков, – сказала Адель со смехом.
    – Не я так уж точно, – ответил ей, беря вилку и нож и копаясь в стопке блинов, лежащих передо мной.
    Не ел их с самой Академии, казалось вечность назад. Откусил огромный кусок, запихивая в рот, не в силах проглотить и с трудом пережёвывая.
    Адель фыркнула от смеха, при виде моих надутых, как у хомяка, щёк.
    – Не торопись, никто у нас еду не отнимет.
    – Ты же говорила о каких-то срочных делах, – с трудом сглотнув проговорил я.
    – Да, но через час или два, не раньше.
    – Сколько сейчас времени?
    – Было около девяти, когда разбудила тебя, так что, думаю, сейчас между десятью и одиннадцатью.
    Через пару часов в дверь постучали. Мы с Адель блаженно валялись в кроватях, читая книги. Оба резко встали, при виде вошедшей в комнату пожилой женщины. Через мгновение за ней последовали два стражника с большим сундуком и третий с зеркалом в полный рост.
    – Похоже, мы не собираемся покидать комнату, и нас ждёт примерка, – высказался я, при виде того, что двое воинов остались в комнате, а третий вышел, заперев за собой дверь.
    Закатив глаза от абсурдности ситуации, двинулся к женщине, которая уже рылась в большом сундуке, извлекая различные куски ткани, металла и какие-то непонятные штучки.
    – Полагаю, это вы будете шить одежду для турнира? – спросил остановившись рядом.
    – Да. Просто дай минутку, сейчас подойду. Пока разденьтесь до исподнего, чтобы снять мерки.
    Без лишних церемоний принялся снимать одежду. Когда-то давно Адель краснела и ругала меня за неподобающее поведение, теперь же просто смотрела с ухмылкой. Когда стянул рубашку, швея или портная, не знаю, как её правильно назвать, наконец выпрямилась, держа в руках длинную измерительную ленту и листок бумаги. Несколько мгновений она смотрела на меня, потом кивнула сама себе.
    Затем женщина жестом указала подойти к зеркалу, которое они принесли, и заставляла меня принимать различные позы: то присесть, то растянуть руки или выставить ногу, пока она измеряла меня, постоянно делая заметки на листке. Как только закончила с этим, заставила меня двигаться по комнате: сначала шагая, потом бег трусцой и наконец взрывной спринт.
    Места было не так уж и много, поэтому пришлось устроить беспрестанный челночный бег, прежде чем женщина, наконец, успокоилась. Но это оказалось не всё, пришлось изображать бой с тенью, сражаясь с невидимыми врагами, нанося удары руками и ногами.
    Молодец тётка, сразу видно: профессионал. Потребовался почти час тестов, прежде чем она осталась довольна и перестала меня мучить.
    Вернувшись к сундуку женщина начала извлекать припасённые куски ткани, плетёного металла и кожи, прикладывая их к моим плечам, груди, талии, ногам. Процесс занял почти полчаса, вынуждая меня стоять спокойно, не шевелясь. Адель на мои умоляющие взгляды лишь злорадно корчила рожицы.
    Промучив чуть ли не весь день, женщина убрала все вещи обратно в сундук и велела мне одеваться. Облегчённо вздохнув, схватил одежду и начал натягивать её на себя.
    – Когда будет готово?
    – Три-четыре часа, форму принесут сюда. Примерите, если понадобится корректировка, то это моя забота, если нет, к вечеру получишь ещё семь комплектов.
    – Не много?
    – Да и эти-то все погубишь во время состязаний, – раздражённо ответила женщина и без лишних слов, подгоняя стражников, схвативших сундук и зеркало, вышла из комнаты.
    Один из воинов напоследок, прежде чем закрыть дверь, просунул голову внутрь, чтобы сообщить нам, что встреча с владычицей состоится через три часа, после получения снаряжения, а затем нам предстоит отправиться к судьям для вердикта.
    – Ну, – сказала Адель, плюхаясь на кровать и широко улыбаясь мне, – это было самое веселое, что у меня было с тех пор, как мы сюда попали.

Интерлюдия 7

    Кирэн быстро шагал по тёмным коридорам дворца. Чувствуя ауру, он удачно избегал встреч с патрулями стражи. Если лекаря сейчас заметят в этом крыле, то проблем не оберёшься. Его уже слишком хорошо знают, и новости быстро дойдут до владычицы. Он знал, что она – крайне мнительная женщина, поэтому, если её нового целителя заметят рядом с делегацией южан, она прикажет казнить его за измену. Конечно, Рендезо не допустит этого, но не хотелось бы в очередной раз изменять лицо и тело – процедура, конечно, знакомая, но от того не менее неприятная.
    Пока шёл, его мысли постоянно возвращались к последним дням, проведённым на тренировках с Тинаром. Он знал, что за последнее время тот стал могущественнее, но навык, использованный на древнем, впечатлял.
    Целитель в прошлом встречал некоторых всесильных санкари и вёлуров, некоторые даже легко бы заткнули Тинара за пояс. Но дело тут не в грубой силе и запасах энергии, а в потенциале. На его ранге тот способен побеждать соперников на два-три ранга выше него, – и это в неполные восемнадцать лет! – будь у него достаточно времени и сил, возможно, он мог бы потягаться на равных с ним самим.
    Учитывая, сколько народу вообще достигает подобных высот и имеет возможность развиваться дальше, юноша уже сейчас способен одолеть многих, а если продолжит в том же духе, то годам к двадцати станет сильнейшим существом в пяти кланах!
    Кирэн очнулся от своих мыслей, почувствовав, что кто-то идёт по коридору навстречу. Он быстро прижался к одной из стен, закутался в серо-чёрный плащ и растворился в тени.
    Через мгновение мимо прошли двое мужчин и женщина. Целитель узнал в двоих из них делегатов Нугатра: Мэлбара и его сестру Ною – ту, что будет представлять их клан. А вот третий был не знаком. Однако его аура вела себя странно, казалась злобной, словно цепная собака, что чуть ослабишь поводок, бросается на всё подряд, обнюхать, пометить, подраться.
    Лекарю потребовалось всего мгновение, чтобы понять, что этот человек – следопыт, способный чувствовать и видеть ауры. Кирэн не беспокоился о том, что мужчина заметит его, поскольку он был мастером высочайшего порядка и давно научился скрывать свою собственную ауру, да и вряд ли местный почует иномирянина. Но ему было любопытно, как графу удалось найти кого-то с таким редким талантом. Таких людей можно было сосчитать по пальцам одной руки.
    Он наблюдал за небольшой группой, проходящей мимо. Никто из них не проронил ни слова, слышалось только лёгкое шарканье сапог и шуршание одежды. Кирэн подождал, пока они скроются из виду, прежде чем отойти от стены и продолжить свой путь по коридору. Пока он шагал, его мысли вновь вернулись к Тинару.
    За те года, что они провели вместе с сыном, он изменил сознание и тело Тинара. Он никогда бы не пошёл на такое, если бы не воля существа, приглядывающего за этим миром, грозившего ему, жене и ребёнку расправой. Он лучше, чем кто-либо другой, знал, какие травмы способен вынести сын… Ну по крайней мере, думал, что знал. После битвы с древним он осмотрел его и обнаружил ошеломляющее количество ран. Ран, настолько серьёзных, что он даже не мог понять, как мальчику удалось остаться в сознании.
    Кроме того, целителя тревожило, что он больше не мог чувствовать Тинара и влиять на него. Он не мог читать его ауру, видеть источник, или даже отслеживать его по астралу. Каждый раз, когда он пытался, ему казалось, будто он смотрит на что-то, чего просто нет. Даже исцеляя и воздействуя на него собственной энергией, он не чувствовал ничего кроме повреждений, которые следует залечить.
    Может, оно и к лучшему? Если не может на него воздействовать он, то не сможет практически никто. Будучи там, он попытался изменить один сустав, чтобы сделать тот более гибким. Его энергия была отброшена с такой силой, что потребовалось значительное самообладание, чтобы не отшатнуться от мальчика.
    Кирэн свернул налево, следуя по астральному следу фаворита Рендезо. Он поехал с ними в столицу и встретился с владыкой Моркоком. Женщина тогда сказала ему, что выбрала кандидата, что будет представлять южный клан. Когда владыка рассердился на подобную дерзость, его повелительница снова заговорила, напомнив о долгах, которые лично князь задолжал торговой ветви. Она заверила королеву, что фаворит хорошо обучен и прекрасно проявит себя на турнире.
    Как только они вернулись, Рендезо немедленно отправила Кирэна на север, с приказом оказаться возле владычицы. Он немало удивился странному распоряжению, но всё встало на свои места, когда ему поручили обучение кангеле, занявшего место Ойке.
    И вот после первого дня тренировок посыльный возвестил, что повелительница ожидает его с докладом. Внезапно в конце коридора показалась дверь, и Кирэн сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться. Разговаривать с богиней всегда было трудно, особенно потому, что ей нравилось играть с ним, как кошке с мышкой. Остановившись перед дверью, он привёл нервы в порядок и придал лицу равнодушное выражение. Затем поднял руку и постучал.
   
    ***
   
    Граф расхаживал взад-вперёд по своей комнате, хмурясь, выслушивая доклад следопыта, который по-прежнему не мог выследить его дочь и этого ублюдка Тинара.
    – Сядь, пожалуйста. Голова разболелась из-за этой беготни, – сказала Ноя, захлопывая книгу и раздражённо глядя на брата.
    Мэлбар искоса взглянул на неё и проигнорировал просьбу, продолжая расхаживать по комнате. Закатив изумрудные глаза, она плавно поднялась со стула и подошла к бару, где разместила выпивку, привезённую с собой. Пойло, как и многое другое северян ей не нравилось, и она предпочитала брать всё необходимое и привычное с собой.
    Сестра графа была чуть выше среднего роста, ладно скроенная, поджарая словно волчица. Чертами лица отдалённо напоминала племянницу, но при этом выглядя гораздо жёстче. Волосы были огненно-рыжими, а кожа отливала медным загаром юга.
    – Как же мне успокоиться, если дочь так и не найдена?! – прорычал Мэлбар, – На случай, если ты забыла, это единственная причина, по которой мы здесь!
    – Неужели? – спросила она, приподняв бровь и сделав глоток из бокала. – А я-то думала, чтобы выиграть кучу денег для короля и заполучить артефакт.
    Граф в очередной раз проигнорировал замечание сестры, продолжая нервно расхаживать по комнате. Накануне вечером он навестил Рендезо, прихватив с собой сестру и следопыта. В конце концов, именно она предоставила им информацию, что Адель будет здесь, но наотрез отказалась сказать, где та скрывается. А пытаться надавить на неё было бесполезно – за хрупкой и обольстительной женщиной скрывалась могучая сила, граф давно научился чувствовать подобное, иначе никогда бы не стал приближённым Азелия.
    Вздохнув, Ноя поставила бокал на стол и положила руку на плечо брата, останавливая его хождение.
    – Соревнования начинаются завтра. Эта женщина, Рендезо, не производит впечатления человека, желающего нам соврать и пустить по ложному следу. Если ты спросишь меня, то скажу так: завтра утром, на арене, ты увидишь по крайней мере одного из тех, кого так жаждешь отыскать.
    Мэлбар медленно расслабился, кивнул в знак согласия и занял место в одном из кресел.
    – Что меня действительно интересует, так это то, действительно ли северяне говорят правду о своём чемпионе, – сказала Ноя, собираясь вновь наполнить свой бокал.
    – Насчёт кангеле? – уточнил граф.
    – Разумеется, – ответила она, садясь на кресло рядом с ним. – Думаешь, они лгут?
    – Скорее всего, – ответил тот, – запугивают, чтобы другие кланы переживали до начала состязаний. Кангеле ты или нет, но никто в здравом уме не станет сражаться за эту полоумную стерву Рауку.
    – Ну, думаю, завтра мы это всё равно узнаем, – сказала Ноя, закидывая одну ногу на другую и делая глоток из бокала. – Со своей стороны, надеюсь, что это правда.
    – И почему же?
    – Никогда раньше не сражалась ни с одним из них. Будет забавно посмотреть, оправдается ли их легендарная репутация.
    – А что, если нет?
    – Тогда в мире станет на одного кангеле меньше, – обнажила зубы в злобном оскале Ноя.

Глава 18

   
    Уже традиционно разбудил меня звук отпираемого замка и открывающейся двери. Сев на постели, наблюдал, как семеро гвардейцев, держась несколько настороженно, внесли какой-то свёрток.
    – Надевай! – приказал их командир, швырнув его мне. – Мы подождём здесь, пока не переоденешься, а потом сопроводим к владычице.
    Нехотя поднялся и, потягиваясь, принялся раздеваться,. А затем развернул свёрток взглянув на новую амуницию. Как и предполагал она была выполнена в цветах севера: фиолетовом и голубом, с серебряным кантом и гербом клана – то ли медоедом, то ли скунсом, на спине. Какой-то чёрно-белый зверь непонятный, но, учитывая Рауку, наверняка скунс. Кроме рубашки и кожаного с металлическими вставками нагрудника нашлись два наруча, изготовленных из какого-то удивительно гибкого материала, похожего на металл, но эластичного. Пара свободных брюк дополняла комплект. В свертке обнаружились поножи и новые сапоги.
    После примерки и выполнения разминки, обнаружил, что мне нравится, как выглядит и сидит новая одежда и доспехи. Они оказались намного легче, чем те, что давала Илура, и наверняка предполагали меньшую степень защиты. Но так ли это – покажет только бой. Из всех вещей я оставил только боевые перчатки из васрауда и пояс с зачарованными стихиями и зельями, в специальных кармашках.
    Завершив подготовку, повернулся к гвардейцам и сообщил о своей готовности предстать пред владычицей.
    – О, вы только гляньте, каков красавчик! – всплеснула руками Адель, оглядывая меня с ног до головы. – Думала, что эти цвета тебе не подойдут, а вышло весьма недурственно.
    Стража молча выстроилась вокруг нас, к моему удивлению и радости, не заставив подругу остаться, и мы под конвоем отправились на встречу со стервой Раукой. Нет, определённо хорошо, что Адель рядом – её присутствие позволяет сдержаться, сохранить рассудок и не сорваться.
    – Сойдёт, – подмигнул ей в ответ на комплимент и подставил локоть, чтобы она взяла меня под руку. Видел, что некоторые парочки прогуливаются таким образом.
    Девушка не преминула воспользоваться шансом и мило зарделась. Мы шли молча, шаги эхом отдавались по странно опустевшим коридорам. Даже перед парадным залом, куда нас, вероятно, вели, дежурила всего пара гвардейцев.
    Старший нашего конвоя древком копья трижды ударил в створ громадных резных ворот и те, через мгновение распахнулись без единого скрипа, впуская нас в огромный тронный зал. Первое, что бросалось в глаза, это установленный на помосте массивный трон на котором восседала владычица, и ворсистый длинный ковер в цветах клана, что тянулся от самых дверей до подножия, по обе стороны от которого выстроились гвардейцы. Полусотня, не меньше. Как говорил отец: боятся – значит, уважают.
    Вскинув голову, заметил, что потолок высок и застеклён цветными витражами, отчего солнечные лучи причудливо переливались.
    Глядя вперёд, увидел Рауку, восседающую на великолепном троне из цельного куска мрамора, розового с золотыми прожилками. Величественное зрелище. И наверняка безумно неудобное и холодное. Так и геморрой заработать как здрасти, хотя её такое, наверно, не возьмёт.
    Улыбнувшись своим глупым мыслям, заозирался по сторонам, приметив, что наша процессия остановилась перед помостом, и гвардейцы молча склонились в поклоне.
    Я, однако, остался стоять. С какой стати буду ей кланяться? Заметил как опустились уголки губ женщины, но она, сдержавшись, промолчала, лишь кивнув стражникам, поднявшимся с колен и занявшим свои места перед троном.
    – По-прежнему не уважаешь тех, кто лучше тебя, достойней и знатнее, – сказала Раука с презрительной усмешкой.
    – Когда и если встречу кого-то подобного, уверен, что проявлю должное почтение.
    Адель еле слышно усмехнулась за спиной, а лицо владычицы вмиг стало пунцовым.
    – За подобную дерзость стоило бы тебя казнить! – прошипела она, брызжа слюной. Теперь понятно, зачем здесь постамент и почему к ней близко не подпускают.
    – Нет, не казнишь, – возразил ей, сохраняя нейтральный тон. – В прошлый раз ты застала меня врасплох. Возможно, не смогу отбиться от всех в этой комнате, но добрую половину и тебя так уж точно положу, моргнуть не успеете.
    Надо отдать должное выдержке владычице, на долю секунды она потеряла контроль, но тут же взяла себя в руки и попыталась улыбнуться. Получилось слабо, скорее, оскал вышел.
    – Ты ещё пожалеешь, мальчик, запомни мои слова.
    – Что-нибудь ещё? Просто твои прихлебатели отвлекли меня от праведного отдыха.
    Та смерила меня долгим оценивающе-презрительным взглядом, прежде чем махнуть рукой в пренебрежительном жесте.
    – Отведите этого самодовольного выродка к судьям, а потом заприте в комнате! И чтоб глаз с него не спускать до завтрашнего утра!
    Гвардейцы отсалютовали, взяли нас в кольцо и под конвоем вывели из тронного зала. Как только мы вышли, Адель тихо заговорила со мной.
    – Ты же знаешь, что владычица не простит тебе эту выходку, верно?
    – Думаешь, как турнир завершится нас отпустят живыми? Вряд ли. Так зачем утруждать себя вежливостью?
    – Похоже, ты прав, – со вздохом ответила она.
    – А ну заткнулись оба! Разбрехались, щенки!
    Спорить с ним не стал, но рожу этого гвардейца запомнил.
    Минут через десять наша процессия вошла в комнату раза в три меньше тронного зала. Из мебели только длинный деревянный стол, за которым восседали четверо, пятый из присутвующих замер у стены, сложив на груди руки.
    – Тинар, – указал на меня копьём один из конвоиров, – доставлен для оценки и вердикта, – гаркнул он. Причём очень громогласно, я даже мизинцем ухо прочистил, чуть не оглохнув.
    – Спасибо, – сказал один из мастеров-судей, поморщившись, – ждите снаружи. Выйдет, как закончим.
    При этих словах гвардеец ощутимо напрягся.
    – При всем моём уважении, мастер, владычица приказала, чтобы он всегда оставался под нашим присмотром.
    Глаза судьи посуровели, он наклонился вперёд, опершись на локти, переплетя пальцы и глядя на говорившего поверх них.
    – Уверяю, здесь он под присмотром. А если что-то и случится – ответственность ляжет на меня.
    Однако стражник продолжал упорствовать. Его нанимательнице плевать на мою безопасность, она всего лишь опасается побега.
    – Как бы ни доверял вашей честности, я настаиваю на том, чтобы остаться. Ни при каких обстоятельствах не оставлю этого здесь одного, – сказал конвоир.
    – Как тебя зовут, гвардеец? – спросил мастер.
    – Какое это имеет значение? – ответил тот, явно сбитый с толку вопросом.
    – Ну нужно же будет кого-то обвинить в причине отстранения вашего клана от состязаний, потому что мы не смогли оценить фаворита.
    Стражник явно не ожидал такого. Он переводил взгляд с судьи на меня и на своих товарищей, хотел что-то сказать, но всё-таки молча развернулся. Но направляясь к двери, не смог удержаться от прощальной угрозы:
    – Если с ним что-нибудь случится, владычица поотрывает ваши головы! – и громко хлопнул дверью.
    Мастер вопросительно взглянул на меня.
    – Впервые встречаю такую опеку над претендентом, с остальными проблем не было.
    – Боится, убегу.
    – А-а, – ответил судья, и его замешательство рассеялось. – Соревнуетесь по принуждению?
    – Почти, пожелай я действительно сбежать, вряд ли они бы меня сдержали.
    – Да, это всё равно, что пытаться поймать пчелу голыми руками, – со смешком вставила Адель.
    – Кто это? – спросил мастер, поворачиваясь, к ней. – И почему она до сих пор здесь?
    Девушка виновато посмотрела на меня, ища поддержки.
    – Ничего, если она останется? – спросил я, поворачиваясь к четырём судьям. – Она – моя единственная подруга, не хочу оставлять её одну с гвардейцами.
    Мастера обменялись взглядами, затем тот, кто говорил, кивнул.
    – Хорошо. Но никакого вмешательства, иначе вмиг выставим за дверь.
    Адель благодарно кивнула. А я облегченно выдохнул. Может, она и может за себя постоять, но велик шанс, что она попадётся родичам. Правда, в любом случае завтра он узнает обо мне, и охота за подругой начнётся. Я вытряхнул эти мысли из головы, когда судья предложил сесть.
    – Что от меня требуется? – спросил, удобнее усаживаясь в единственное кресло напротив мастеров.
    – Мы задаём вопросы, ты правдиво и полно отвечаешь, а наш прорицатель следит за тем, чтобы ты не солгал, – он указал на женщину, стоявшую в стороне. – Итак, приступим, а то мы и так уже потеряли много времени. Как тебя зовут?
    – Тинар.
    – Сколько тебе лет?
    – Семнадцать.
    Судья на мгновение застыл, быстро взглянув на прорицательницу, которая кивнула, выглядя такой же удивленной, как и он.
    – Хорошо, – сказал он, прочищая горло. – Каков твой ранг?
    – Тридцать третий.
    Вопросы продолжались один за другим, но отвечать на них было довольно легко. Наконец старший мастер отложил перо и задал последний вопрос. Судя по тому, как остальные наклонились вперёд, меня ждал главный вопрос.
    – Ты действительно кангеле?
    – Да.
    Все судьи повернулись к прорицателю, которая вдруг побледнела. Они все знали ответ ещё до того, как она сказала им.
    – Он говорит правду.
    ***
    Нас с Адель доставили на арену рано утром следующего дня. Посадили в карету, заперли внутри с несколькими стражниками. Повозка с грохотом покатилась по дороге, которая, несмотря на ранний час, уже была заполнена толпами людей. По мере приближения их становилось всё больше, и в какой-то момент двум гвардейцам пришлось выйти наружу и расчистить нам путь.
    Сквозь занавешенные окна мы разглядывали арену. Выглядела она монументально, раз в пять больше той, что осталась в Академии. Впрочем, не удивительно, при таком-то скоплении людей, что прибыли посмотреть на это зрелище со всех концов Исария.
    Оказывается, перед финальной схваткой в столицах других кланов открывались порталы, чтобы и другие желающие могли попасть сюда. Не удивлюсь, если и на этом тоже власть предержащие неплохо заработали.
    Наконец, повозка пробралась сквозь толпу и въехала под одну из массивных арок, встроенных в стены арены. Нас остановили стражники, они заглянули внутрь, проверили документы, после чего пропустили дальше; и наша повозка покатилась по длинному коридору.
    Мда, строение поражало размерами, наверняка не обошлось без лучших из лучших санкари и велуров, тех чьи способности далеки от боевых, зато они способны создавать такие шедевры зодчества. Война войной, но без таких мастеров мир был бы сер, уныл и в нём царила бы разруха. Боюсь даже представить, во сколько клану обошлась эта постройка.
    Экипаж, наконец, остановился, и дверь распахнулась, открыв поджидающих Ойке и Кирэна. Первый привычно хмурился, а второй приятно улыбался.
    – Жаль, что не сбежал, – сказал Ойке, когда мы оба спрыгнули вниз. – Следуйте за мной.
    С этими словами он открыл одну из дверей в стене коридора и первым вошёл внутрь. Пройдя следом за ним мы оказались ещё в одном проходе, который заканчивался окованной металлом дверью. Ойке вытащил из кармана ключ, отпер её и без особых усилий распахнул.
    Новое помещение оказалось весьма занимательным – мы очутились на нижнем ярусе арены, от манежа нас отделяла странно переливающаяся плёнка. Подойдя к ней я хотел постучать по ней пальцами, но вместо этого рука прошла насквозь.
    – Если выйдешь, возвращаться придётся кружным путём, – остановил меня мастер, – эта иллюзия предназначена только для того, чтобы выпускать людей. Она прозрачна только с нашей стороны, а с той ты увидишь глухую каменную стену и пройти снаружи она тебе не даст. Лоб расшибёшь.
    – Интересная задумка. Можно и за событиями на арене наблюдать и передохнуть, не привлекая внимания, – оценил я очередное творение вёлуров.
    – Подожди, мы не уйдем, пока не закончатся состязания? – вмешалась Адель, подходя к нам. – Разве турнир не длится три дня?
    – Угадала, оглянись, комната огромна и снабжена всем необходимым для комфортной жизни.
    А ведь он прав. Сначала не обратил внимание, увлекшись видом на арену, но в помещении действительно есть всё что нужно: несколько кроватей у стены, стол со стульями и шкаф. Из главной комнаты вели несколько дверей, наверняка уборная с ванной и кладовка с припасами.
    Перед иллюзорной плёнкой стояло несколько кушеток, с которых, наверно, моя команда будет наблюдать за состязаниями.
    – Значит, остаёмся вчетвером на три дня? – спросила подруга.
    – Нет. Только вы вдвоём. А пока Тинар соревнуется, ты одна, – ответил Ойке. – Кирэн будет приходить после завершения очередного этапа, для исцеления. В остальное время остаётесь наедине, приказ владычицы.
    Новость меня изрядно удивила: Раука с пеной у рта кричала, что глаз с нас не спустит, а тут вдруг решила оставить в покое? При том, что всегда можно выйти на арену. Знать бы, что она задумала! Но вслух спросил другое:
    – Как мне возвращаться?
    – Вход и выход через меня, буду рядом. Если что-нибудь понадобится, за дверью будут дежурить несколько стражников. Состязания начнутся примерно через три часа. Когда распорядитель назовёт твоё имя – выходишь на арену и присоединяешься к остальным. Поскольку мы – принимающий клан, наш фаворит будет объявлен последним.
    – А сам я не войду-не выйду? Зачем для этого ты?
    – Без меня – нет, – сказал Ойке, вытаскивая из кармана странный артефакт в виде плоского куска металла с начертанными рунами.
    В этот раз пленка оказалось прочной и словно каменной на ощупь. Теперь замысел Рауки стал немного яснее.
    Ойке проделал малопонятные манипуляции с артефактом и стена снова стала прозрачной.
    – Правила этапов объявит распорядитель перед началом состязаний. Удачи, и не вздумай проиграть! – сказал Ойке, выходя.
    – Увидимся, – тепло улыбнулся Кирэн, слегка поклонившись, и тоже вышел из комнаты.
    За дверью послышался шум запираемого засова, и мы снова остались вдвоём.
    – Из одной темницы в другую, – произнесла Адель, со вздохом плюхаясь в одно из кресел.
    – Похоже на то, – ответил я, садясь рядом с ней и откидываясь на мягкие подушки, – но тут хотя бы подобие окна есть.
    – Ага, очень любезно со стороны владычицы. Осталось победить. В конце концов мы же ежедневно рискуем жизнями сражаясь с зорнами за крохи энергии, так почему бы не урвать столь значительный куш, иначе вся проделанная работа коту под хвост.
    Лёгкое постукивание по плечу пробудило меня от глубокого сна. Надо же, даже не заметил, как задремал. Открыв глаза, несколько мгновений пребывал в замешательстве, повернул голову в сторону и увидел Адель, стоящую в нескольких метрах от меня. Уже собирался окликнуть её, но тут заметил нечто очень странное. Она не двигалась. Совсем. Застыла на месте, словно статуя.
    Это заставило мгновенно насторожиться, и, глядя на стадион, заметил, что, народу значительно прибавилось, но ни один из них не двигался. Понятно, мозг быстро просчитал варианты и пришёл к единственно верному:
    – Чего ты хочешь, Вардо? – спросил я, даже не потрудившись повернуться лицом к богу.
    – Знаешь, помню время, ты дрожал от страха при одном взгляде на меня, – раздался за спиной его голос.
    – Не преувеличивай. Это было давно и неправда, до того, как понял, насколько ты беспомощен в собственном мире, – сказал я, – бог ты или нет, но весьма ограниченный в возможностях применять силу к смертным.
    – Не самый элегантный способ выразить собственные мысли.
    Вардо обошёл меня и прислонился спиной к прозрачной стене, но не провалился сквозь неё, впрочем с материей видимо он и не такие фокусы проделывать умеет, а вот навредить человеку напрямую – не в силах. Вроде как.
    – Ты не ответил на мой вопрос, – озвучил я несколько иное.
    – Сразу к делу? Молодец, – благодушная улыбка тут же исчезла, – хорошо, предлагаю тебе новую сделку.
    – Не интересно.
    – Ты даже не слышал, что я хочу сказать!
    – В этом нет необходимости. Достаточно того, что ты или по твоему приказу сделали со мной, как ты забрал меня у Эгины, да и наверняка у родителей, что ты замешан в том, что я лишён памяти. Скажу честно, будь у меня хоть крохотный шанс прикончить тебя, напал бы прямо сейчас, не мешкая, – я говорил ровным тоном, без малейшего намека на гнев или злобу, словно вёл светскую беседу о погоде.
    Но с каждым моим словом лицо Вардо становилось всё краснее и краснее, и к тому времени, как закончил речь, того буквально трясло от ярости.
    – Малолетний ублюдок! Ты жив и ты тот, кто ты есть, только благодаря мне! Я! Я лепил твою судьбу в угоду своим планам, делая из тебя совершенного воина. А ты, неблагодарный кусок дерьма, думаешь, что можешь просто плюнуть мне в лицо?! Внемли моей воле – откажись от участия в турнире! Или пожалеешь!
    С этими словами он резко исчез и мир словно отмер.
    ***
   
    – То есть ты хочешь сказать, что он вёл себя как придурок, угрожал и признался, что виновен в твоих проблемах? – сказала Адель, выслушав мой рассказ о неожиданном визитёре. Сама она словно моргнула, до того краткий миг прошёл в её понимании.
    – Типа того.
    Мы сидели на диване, наблюдая, как в центре арены медленно поднимается сцена. Даже и не думал, что так бывает.
    – Рада, что ты не согласился иметь с ним дел, – после паузы проговорила Адель, – он бросил нас в пустыне умирать и кучу раз подставлял.
    – Похоже, скоро начнётся, – сменил тему, кивком указывая на фигуры собравшиеся на помосте.
    Надо было нашу ложу делать чуть выше, а не на одном уровне с ареной – вид не очень. Но тем не менее я разглядел, как один из мужчин на трибуне извлёк какой-то артефакт, и его глубокий голос прогремел над ареной.
    – Добро пожаловать на турнир за Дар Небес! Распорядителем которого буду я. А чтобы всем всё было хорошо видно, лучшие вёлуры нашего клана постарались сделать кое-что для вас, – при этом мужчина взмахнул артефактом и над ареной проявилась гигантская иллюзия, словно гладь озера или огромное зеркала, на котором сейчас было видно распорядителя, высокого стройного мужчину средних лет, одетого в камзол военного кроя в цветах эсзаков.
    Он любовался произведённым эффектом, а потом рассыпался благодарственной речью в адрес Рауки и всего клана, после чего приступил к представлению делегаций других кланов. Каждый раз, когда он делал это, картина на иллюзии или, как меня поправила Адель, проекции, показывала людей, о которых шла речь.
    Подруга заметно напряглась, когда объявили её отца, и появилось изображение Юльма Мэлбара. Он стоял прямо, сжав кулаки, упрямо поджав губы и выпятив подбородок. По всей арене раздался оглушительный свист, но тому было плевать на всех. Не смотря на войну, на время состязаний они неприкосновенны.
    Затем распорядитель представил мастеров-судей и поведал историю состязания: раз в тридцать три года все кланы забывают свои распри и разногласия, чтобы сражаться за славу и богатство. Я как раз размышлял о названии турнира, когда на иллюзии появилась изображение метеорита несущегося с неба на землю в ореоле пламени.
    Толпа заворожённо рукоплескала и галдела, а едва смолкла, как распорядитель снова взял слово:
    – А теперь самое время встретиться с фаворитами!
    Интересно, что это за заклятие или умение такое? Например, сейчас показывались лица людей крупным планом, иногда показывая парочки или семьи.
    – Фаворит Нугатра, санкари, находящаяся на тридцать восьмом ранге – Но-о-оя-я!
    Толпа вновь обезумела, Адель казалась совершенно потрясённой. Меня с другой стороны не удивило это, в конце-концов успел немного разглядеть тогда во дворце.
    – Можешь что-то рассказать о ней, – спросил подругу наблюдая, как её тетушка появляется у помоста буквально из ниоткуда, облаченная в зелёно-жёлтые цвета клана и ловким движением запрыгивает на сцену, становясь справа от распорядителя.
    – Практически ничего, – меж тем ответила Адель, нервно покусывая губу, пока росла её практически не было рядом, она постоянно выполняла какие-то задания на благо семьи. Но она очень опасна. И не исключено, что решит тебя прикончить в самом начале турнира.
    – Загадочный и малоизвестный фаворит Этэла, санкари, что ни на шаг не отстал в развитии от своей соперницы – Се-елда-ар!
    – Проклятье! А этот урод откуда!? – не сдержала эмоции подруга.
    Наемник так же облачился в оранжево-синие тона южан. Интересно, есть ли клан, чью форму он ещё не носил?
    – Зато, может, отец отдаст тёте приказ переключиться в первую очередь на него, – с надеждой произнесла Адель.
    – Не думаю, что твоей тёте будет интересно, что скажет твой отец, – возразил ей, активируя прозрение и наблюдая, как мои соперники становятся рядом.
    – С чего ты так решил?
    – Ауру не обманешь, эти двое знают друг друга. И довольно близко.
    – Ну, тогда, думаю, наши проблемы стали гораздо серьёзнее, – ответила девушка, – не удивлюсь, если сейчас Актар выступит за западников.
    Хорошо или плохо, но Келет представляла женщина-вёлур Аити, всего на ранг отставая от предыдущих фаворитов. Похоже, главный слабак в нашей компании – это я. Как сражаются женщины, я не знаю, но я видел в деле Селдара, и единственный раз когда он проиграл – это поединок с Актаром на Арене. А тот – не кто иной как бог или кто-то близкий к ним по силам.
    Осталось назвать только моё имя. Странно, но волнения не чувствовал, скорее, кураж и воодушевление, что придётся сражаться с такими сильными соперниками. Даже плевать, что все узнают, что я кангеле. Пути назад нет.
    В это время ко мне сзади подошла Адель. Крепко обняла уткнувшись носом в шею и смешно пофыркивая, а после развернула и, прежде чем отстраниться, поцеловала. Она взяла моё лицо в ладони, её взгляд стал жестким, а выражение лица – серьёзным.
    – Ты пойдешь туда и покажешь им свою силу, заставишь ощутить и прочувствовать собственную мощь! Пусть поймут, что ты серьёзный противник, и боятся! А теперь ступай, милый. – с этими словами она легонько подтолкнула меня к стене.
    – И последний, но не менее отважный претендент! Молодой фаворит эсзаков, ему всего семнадцать лет, а он уже в тридцать третьем ранге! Встречайте… Ка-а-ангеле Ти-ина-а-ар!
   
   
   

Интерлюдия 8

    Мэлбар сидел в богато украшенной ложе вместе с остальными делегатами клана. В данный момент он пребывал в благостном настроении. Ноя, выходя на арену, выглядела великолепно, а вокруг было полно слуг, готовых выполнить любую прихоть по щелчку пальцев.
    И в тот момент когда он увидел Селдара, его настроение не ухудшилось, а только улучшилось. Да, тому удалось ускользнуть от кивегзо, но само провиденье на стороне графа, раз ниспослало наемника ему прямо в руки. Поскольку убийство соперников на состязаниях допускается, не составит лишнего труда уговорить Ною прикончить наемника во время одного из испытаний. Да, между ними была связь, но по его сведениям та история закончилась не совсем хорошо, и теперь сестричка с удовольствием снесёт дурную голову Селдара с плеч.
    Он переключил внимание на слугу, подливающего вино в его кубок и пропустил объявление третьего фаворита, хотя счёл это не существенным, всецело полагая, что для его сестры достойных соперников здесь нет.
    Однако стоило распорядителю назвать возраст, а потом и имя последнего участника, как он тут же сосредоточил взгляд на проекции, ожидая, когда его покажут крупным планом. Он наклонился вперёд в своем кресле, пальцы сжались на подлокотниках, пока те не заскрипели, сердце бешено колотилось.
    Выходит, он кангеле! Да, гости турнира пока не осознали этого, так как это знание было не самым распространенным на Исарии, но уже завтра его будут приветствовать и следить за ним совершенно с другим интересом.
    Затем словно из воздуха появилась фигура Тинара, и Мэлбар ощутил внезапный, всепоглощающий и непонятный приступ паники, охватившей его.
    Юноша взобрался на помост, окутанный непонятной серебряно-индиговой дымкой. Спина прямая, руки сжаты в кулаки, а взгляд словно готов прожечь дыру. Даже сквозь одежду угадывалось тело, перевитое жгутами мышц. А стоило показать его лицо крупным планом, как вся арена ахнула, не удивительно когда на тебя смотрит полыхающее море, непроглядной синевы с льдистым серебряным айсбергом.
    Мэлбар почувствовал жгучую боль в груди и понял, что всё это время сидел задержав дыхание.
    Сомнений нет. Это он. Ублюдок Тинар.
    Юнец, который разрушил так много его планов. Юнец, который снова и снова избегал смерти. Юнец, похитивший и соблазнивший его дочь, тем самым поставивший под угрозу его планы относительно трона владыки. А он, глупец, ещё удивлялся, как этому мальчишке всё это удавалось. Теперь всё встало на свои места. Никто, кроме кангеле, не смог бы убить его стражников будучи на столько рангов ниже. Ни один малолетний сирота, каким бы талантливым тот ни был, не способен на подобное. Так долго избегать Селдара, пережить несколько покушений на убийство от самой могущественной гильдии на землях кланов.
    Причин не верить словам распорядителя не было, и вся арена погрузилась в гробовую тишину, все смотрели на фигуру внизу.
    Мэлбар понятия не имел, как тому чуть меньше чем за год удалось из ничтожества вырасти до тридцать третьего ранга. Выходит, Рендезо не солгала. Раз Тинар здесь, значит, и его дочь рядом. Аура мальчишки угасла и над ареной раздался общий вздох облегчения.
    Мэлбар смог ясно различить черты лица мальчика. И да, хотя крепко сложенный молодой мужчина почти не походил на тощего заморыша, но это наверняка он. Теперь, когда снова мог ясно мыслить, он понял, что тот всего тридцать третий, а значит самый слабый среди всех фаворитов.
    Улыбка медленно появилась на его лице, когда парень занял свое место рядом со всеми. Определено, само Небо благоволит ему!
   

Глава 19/Интерлюдия 9

    Перед тем как выйти из ложи активировал гнёт ауры, рассудив, что продемонстрировать окружающим свою силу лишним не будет. Не знаю, правда, как для зрителей, а на соперников она видимо не подействовала: Селдар смотрел свирепо, Ноя ухмылялась, а Аити выглядела безразличной.
    Ну и фиг с ними, подумал я, становясь на указанное распорядителем место, после чего тот не мешкая продолжил:
    – Это ваши фавориты! Теперь, без излишних церемоний объясню правила первого этапа! Это лабиринт! Вас забросят в разные его концы, и цель проста – добраться до его центра! Собирая по дороге трофеи – очки!
    С этими словами на иллюзии вспыхнула карта лабиринта с различными цветными отметками, каждая из которых, наверно, обозначала пресловутый трофей, за добычу которого полагались очки. Знать бы, что именно это такое: опасный зорн или просто какая-то вещь? Мои глаза метались, пытаясь запомнить карту и расположение цветных точек на ней.
    – Состязание на скорость. Прошедший лабиринт первым получит пятьсот очков. Остальные – ничего. Любой, кто достигнет центра лабиринта меньше чем за полтора часа, тоже получит пятьсот баллов. Общее время, за которое нужно пройти его – восемь часов; не успели – дисквалифицированы. Схватки и убийство соперников разрешены, но лучше если в приоритете будет сбор очков. Их, к слову, украсть у соперников нельзя. Там будут сферы, которые пропадут при касании. Ну, а чтобы нам всем здесь было не скучно... – распорядитель взмахнул рукой и на иллюзии показался лабиринт, словно с высоты птичьего полёта.
    Даже не подозревал, что вёлуры способны на такое. От созерцания лабиринта меня отвлёк неожиданно подошедший служитель арены, протягивающий небольшой наплечный рюкзак.
    – Припасы на два дня, фляга с водой, артефакт, что позволит отслеживать вас и считывать очки, – пояснил он, видя мой растерянный взгляд.
    Затем мужчина двинулся дальше, протягивая остальным такие же сумки. Уже собирался порыться в своём рюкзаке, когда распорядитель продолжил говорить, доставая из кармана нечто, напоминающее портальный ключ зоны, и размахивая им в воздухе.
    – Фавориты готовы? – гораздо громче прогремел его голос и каждый из нас кивнул в ответ, – Тогда… Да на-ачнё-ё-ётся-я турни-ир за Дар Небе-е-ес!!!
    Мгновение спустя трибуна под ногами внезапно залилась ярким синим светом, и я вместе с остальными провалился сквозь неё. Падал недолго, и уже через мгновение приземлился на землю, перекатившись, чтобы погасить инерцию.
    Быстро поднявшись на ноги, огляделся. Странно… По бокам скалы, позади, если приглядеться, нечто песчаное, впереди местность будто бы болотистая. От скалы до скалы метров двадцать, сверху эти линии казались крошечными, потому, если хочу успеть не то что прийти первым, а вообще уложиться в установленное время и не выбыть, придётся пошевеливаться.
    Затем приметил несколько птиц, парящих в небе, и столько же сидящих на стенах. Должно быть, показывают людям на арене, что происходит прямо сейчас. Либо же у меня паранойя, и мне уже чудится, что любое существо следит за мной.
    Не обращая на птиц внимания, порылся в рюкзаке, проверяя чего они там положили. Как и говорил служка, там обнаружились: еда, вода, да странный артефакт в виде металлического прямоугольника. Интересно, а если его выкинуть и просто бежать вперёд, чтобы меня не видели, и добраться первым, не пытаясь собрать трофеи?..
    Впрочем, некогда ломать голову над этим. Убрав его, снова обратил внимание на дорожки, пытаясь выбрать направление. Неплохо бы получить точку обзора. С этой мыслью начал карабкаться наверх.
    Взобравшись примерно метров на сорок, смог разглядеть, что с одной стороны простиралось обширное болото, и несколько ответвлений от моей тропы, а с другой стороны ждала пустыня, и тропинка тоже ветвилась. Не будь стены столь высокими, может, имело бы смысл подняться на них и пробираться поверху?
    Ну что же, решение принято, я повернул к болоту. Пустынь мне хватило с избытком. Правда, и болота не лучшая альтернатива, но тем не менее.
    Мчась по мрачной тропинке, вскоре обнаружил, что вода и грязь прибывают. До развилки брёл уже по пояс в тине, и с удовольствием выбрался на сухой пятачок земли. Дальше путь разделялся на два, один вёл глубже в болото, а другой, казавшейся сухим и твёрдым уводил под сень деревьев.
    Ну уж нет, такая тропа наверняка приведёт к ловушке! И я вновь побрёл по болоту, заходя глубже, с трудом продираясь сквозь осоку, тростник, камыши и лианы.
    Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем увидел впереди нечто мерцающее голубым. Прибавив ходу, вскоре вышел на небольшую поляну, от которой тропинка дробилась на четыре.
    Но не это привлекло моё внимание. В центре поляны замер голубой шар. Забрав его получил двадцать пять очков, именно такая цифра проявилась на том металлическом артефакте. Что ж, неплохо для начала. Странно. Не думал, что выйдет так просто.
    Но порадоваться толком не успел – что-то скользкое обернулось вокруг лодыжки, резко дёрнув. Взмахнув руками в попытке сохранить равновесие, я рухнул в воду, почувствовав, как ноги обволакивают ещё несколько щупалец.
    Мне удалось зацепиться за какую-то корягу и замедлить движение назад. Кости трещали, выдираемые из суставов, а лёгкие горели от недостатка воздуха. Но как бы сильно ни тянул, не мог освободиться от щупалец, которые с каждой секундой всё туже обвивались вокруг ног.
    В конце концов, расслабив руки, смог сформировать клинок и полоснуть по ним. Хватка тут же ослабла, и я смог вынырнуть из-под воды, сделав судорожный вдох и дико озираясь в поисках нападавшего.
    В этот миг лианы, обвивавшие истлевшие стволы деревьев, словно ожили и потянулись ко мне. Отпрыгнув, несколько десятков секунд уклонялся, прежде чем в голове созрел план.
    Сформировав две сабли, заставил энергию двигаться, вращаться, как когда-то в пещере зорна, когда превратил копьё в бур, только теперь мои клинки работали как пилы. К счастью, всё получилось как надо, уклонился от одной лозы и уже сам перешёл в атаку, превратившись в смерч разрушения. Я танцевал среди хлещущих и норовящих схватить и ужалить лоз, рубя направо и налево и разрезая их на лоскутки.
    Однако после почти минутной борьбы понял, что смысла в этом не много. Они казались бесконечными и только отнимали время. Нужно найти что-то вроде корня или сердцевины, в Академии рассказывали о подобном или же сам где-то вычитал, не суть.
    Вглядевшись в скопление лиан, вскоре заметил нечто похожее на луковицу растения, вот только у этого посередине торчал глаз, а под ним имелась огромная щель-пасть.
    Аурой он не осязался, следовательно был не зорном, а чем-то вроде голема, напоенного силой. Что ж, теперь, когда я понял, кто мой противник одолеть его будет гораздо быстрее.
    Внезапно бросившись в атаку, вынудил конструкта замешкаться, затем, схлопнув руки вместе, сформировал копьё и прыжком сместился к нему. Сила и скорость была такова, что я, словно нож масло, рассёк и лианы и это недоразумение, развалив его на две части ударом в глаз, после чего оно истаяло, словно его и не было.
   
    ***
   
    Над ареной раздался многоголосый удивленный гомон, так как стоило фаворитам исчезнуть, как их одного за другим стали показывать на проекции, а стоило кому-то найти сферу, как изображали его портрет и количество собранных очков. Да, вёлуры сотворившие такое чудо поистине могучи и талантливы. Если ничего интересного не происходило – иллюзия дробилась на четыре меньших, показывая каждого претендента отдельно.
    К сожалению, Тинар тащился на последнем месте. Лидировала тётка Ноя, легко уничтожая големов и уже подбираясь к двумстам очкам.
    Взгляд Адель вернулся к другу, который тем временем покинул болото и теперь двигался по полю, засеянному золотистой рожью или пшеницей, она их всегда путала, забывая, у чего колоски – короткие, а у чего – длинные.
    Скорость движения потрясала, а вот сферы практически не попадались, ну по крайней мере реже, чем остальным, а вот големы казались куда как сильнее и опаснее. Хотя может быть, так только казалось, потому что он самый молодой и низкоранговый среди претендентов?
    Она ещё покатала в голове эту мысль, и в глубине души, учитывая их везучесть и врагов, закралось подозрение. Вероятно, кто-то вмешался в турнир. Она видела карту и заметила несколько сотен светящихся точек, каждая из которых представляла собой сферу. Даже если бы Тинар свернул не туда, он должен был бы найти их гораздо больше, а не пару штучек.
    Таймер показывал, что прошло уже сорок пять минут, но её друг смог продвинуться только до второго уровня лабиринта, и в данный момент приближался к сфере, почему-то светящейся чёрным. Может, за неё давали больше очков или голем, что ее охраняет, куда как опасней?
    К слову, на этот раз конструкт не стал дожидаться его приближения. Он тут же поднялся, отрываясь от земли. Кулаки Адель непроизвольно сжались, когда их оказалось не один, а два и каменных. Ни один другой претендент ни разу не столкнулся с двумя сразу. Определенно что-то не так, и она обязана выяснить что!
    Поднявшись со своего места, Адель направилась к двери. Она стучала, пока не открылась щель, и один из стражников не заглянул внутрь.
    – Чо надо? – воняя чесноком спросил он.
    – Позови или проводи меня к кому-то из мастеров, отвечающих за соблюдение правил на турнире!
    – Да, хрен тебе. Тоже мне цаца выискалась, мне самому охота состязания глянуть, а не с тобой тут сюсюкаться, – закончив тираду, он захлопнул дверь.
    Следующие несколько минут она колотила в дверь, поминая стражников и что им стоит сделать друг с другом и всевозможными животными, но та оставалась плотно закрытой. Стиснув зубы от гнева, Адель снова повернулась к экрану, отметив, что Тинар сумел уничтожить големов и движется вперёд, едва перевалив за сотню очков, в то время как у Нои уже было почти триста.
    Девушка бросилась к стене, сквозь которую Тинар вышел на арену. Если она не сможет выйти через дверь, то уйдет через неё. Но вместо прохода она со всего маху врезалась в твердую стену и отшатнулась, ругаясь и хватаясь за кровоточащий расквашенный нос. Отойдя к дивану, девушка присела и утёрла кровь полотенцем, обнаружившимся неподалеку. Сдержать гнев из-за того, что оказалась запертой в ловушке и ничем не может помочь другу, стоило ей немалых усилий, но она справилась.
    Успокоившись, она принялась разбирать варианты: кто бы мог вмешаться в турнир. Едва ли это её отец, ведь при всём его влиянии в собственном клане, он не настолько богат, силён и знаменит, да и не успел бы он всё подготовить должным образом. Раука тоже отпадает – на кону стоит победа клана на турнире и ей сейчас это невыгодно, но вот потом возможно всякое.
    – Ну как, ещё не догадалась? – спросил весёлый голос позади неё.
    При его звуке у Адель кровь застыла в жилах. Слишком хорошо он ей знаком, знала, что услышит его рано или поздно, но уж никак не здесь и не сейчас. Медленно повернувшись на стуле, девушка остановила взгляд на своём бывшем наставнике.
    – Оу, что какая сердитая? – Актар сделал вид, что задумался и потёр подбородок, – Ты как будто не рада меня видеть!
   
    ***
   
    Селдар хмыкнул, пронзая своим гигантским мечом, овеянным алой дымкой, очередного каменного голема и разваливая конструкта на куски. Уже десятого с тех пор, как он вошёл в лабиринт. Забрав призовую сферу он мельком глянул на артефакт, и, увидев там число “двести”, убрал его обратно в рюкзак.
    Осмотрев разветвление дороги на три части впереди, он выбрал каменную тропу, ту же, по которой и двигался раньше, решив, что если будет следовать одному пути – рано или поздно всё равно придёт в центр. А если уложится в полчаса, то, возможно, успеет получить дополнительные очки.
    Наёмник был совершенно уверен, что ещё никто не достиг центра лабиринта, а значит, есть шанс поспеть первым и выиграть данный этап. Ускорив шаг, Селдар мысленно вновь вернулся к появлению Тинара на турнире. Чему он впрочем не особо удивился, поскольку Рендезо, видимо, была в курсе этого и предупредила, что это мелкое отродье, скорее всего, примет участие в состязаниях, выступая за Север. Что его удивило, так это присутствие Нои, воин полагал что её ранг перевалил за сороковой, и она не сможет участвовать.
    Тропинка вновь разделилась на несколько, и Селдар опять выбрал каменную, ускоряясь, когда заметил, что впереди маячит открытая площадка.
    Минутой позже он столкнулся с ещё одним големом, но этот был куда как громаднее предыдущих, да к тому же весь покрыт шипами и сжимал гигантскую палицу.
    Но стоило разглядеть сферу как вопросы отпали, за такую должны были дать очков куда как больше. Селдар ухмыльнулся, затем применил одно из своих самых убойных умений, и конструкт разбился вдребезги. А наёмник двинулся вперёд, забирая красную сферу и зарабатывая ещё сто очков.
    Слишком легко, подумал он, пересекая открытое пространство и отыскивая каменную дорожку, чтобы направиться по ней дальше. Время истекало и следовало поторопиться.
   
    ***
   
    Поморщившись, уклонился в сторону и подрубил руку снежного голема, чей кулак летел мне прямёхонько в голову. Я стоял, проваливаясь до колен в мокрый снег, из которого только сформировался этот конструкт.
    Ледяной шип выстрелил из него, зацепив мой левый бок и снег оросился алым. Щит давно лопнул и теперь я мог полагаться только на свои рефлексы, покров и атрибут живучести. Но помогало это мало.
    Сформировав из клинка молот и заставив разряды молний струиться по нему, стремительно сократил расстояние между нами и нанёс сокрушительный удар. Конструкт встретил его своим кулаком, который от этого разлетелся до самого локтя, а самого голема откинуло назад.
    Прыжком сместился к нему и добил урода ударом в грудь, после чего тяжело задышал, переводя дыхание. Клинок развеивать не стал, гораздо проще держать его постоянно, чем каждый раз активировать. Поймав дыхательный целебный ритм, приглушил боль в правом плече и остановил кровотечение в боку. За этот бой мне досталась чёрная сфера и всего десять очков.
    Маловато, но мне почему-то практически не попадались те, что стоили бы пятьдесят очков, не говоря уже о сотне, хотя, как я помнил карту, должны бы. Видимо, приближаюсь к центру, раз големы всё жестче и сильнее, а сфер всё меньше и меньше.
    Но, вообще, испытание лютое. Не думал, что иногда големов будет по двое или даже по трое. Пришлось даже задействовать пару убойных навыков из своего арсенала, чтобы одолеть их, и надеюсь они успеют откатиться к следующему этапу.
    Кинув взгляд на артефакт, отметил, что за те полтора часа успел накопить почти сто пятьдесят очков. Неплохо, хотя и не знаю, как обстоят дела у остальных.
    Может, лабиринт подстраивается под каждого из нас и им тоже тяжело? Тогда они примерно на том же этапе лабиринта, что и я. Хотя вряд ли, быстро отмёл эту глупую мысль, они же выше меня по рангу и наверняка продвигаются быстрее.
    Сделав ещё несколько глубоких вдохов, убедился, что кровотечение в боку окончательно остановилось, и только после этого вернулся к обычному дыхательному ритму и продолжил путь.
    Так-так-так. Тропа ветвилась на целых девять, и каждая вела к своему особому ландшафту. Выбрал ту, что вела прямо, и побежал вперёд, двигаясь по выжженной глине. До этого я пробовал прозрением просматривать ауру, пытаясь находить путь вперёд, но здесь буквально всё было пронизано магией, от плетений и насыщения энергией в глазах рябило и голова шла кругом.
    Чему можно было порадоваться, так это некой предсказуемости. Если в Заказнике я не знал, где и от кого ждать нападения, то тут встречи с големами предвещали открытые площадки и после боя с ними всегда ждала награда – сфера с очками. Потому в перерывах можно было отдохнуть и восполнить запас энергии.
    Дорогу пересекала огромная трещина, но я, не придав этому значения, перемахнул через неё и побежал вперёд, видя что там появилась площадка, а значит, меня ждёт бой и очередная сфера, судя по отблескам вокруг – красная.
   
    ***
   
    – Что ты здесь делаешь? – спросила девушка, глядя на Актара.
    – Почему ты так сердишься, Адель? Можно подумать, я кого-то убил, – ответил он, обойдя её и плюхнувшись на диван рядом.
    – Ага-ага, скажи просто, что тебе не удалось прикончить Илуру, так что тут ты проиграл!
    – А с чего ты взяла, что я хотел этого? – спросил он, закидывая ноги на подлокотник и вольготно потягиваясь. – Всё, что мне необходимо было, это то, чтобы Хранитель пробудился. Вардо довольно жесток, запирая существ, а иногда и людей на долгие века, не давая им расти, прогрессировать и немного разминаться.
    Адель уставилась на него, ничего не говоря. Он – их с Тинаром наставник и многое дал им за время в Академии, помог бежать прикрывая их отход снабдил припасами, деньгами и портальными ключами к заказникам, а потом спас их из того Заказника, где они застряли, и помог убить главу кивегзо. Да и вся его недоброжелательность проявлялась лишь в мучительных изнуряющих тренировках. Но тем не менее он ударил Илуру в спину и, если бы не Эгина, она бы умерла. Хотя с другой стороны, он мог чувствовать, что целительница рядом… В конце концов он тоже малопонятное существо, возможно, и бог, и, действительно пожелай убить властительницу, мог просто снести той голову. Одно ясно точно, что с ним делать и чего от него ожидать – не понятно.
    – Что тебе здесь нужно, Актар? – наконец спросила она, боковым зрением отмечая, как Тинар раскрошил ледяного голема и заполучил чёрную сферу в жалкие десять очков.
    – Мне? Ничего…, – ответил он, – разве наставник не может навестить любимую воспитанницу?
    – Только не после того, как чуть не убил человека из своей же команды у неё на глазах, лишив другого своего ученика шанса на нормальную жизнь! – прокричала Адель.
    – Хм, Тинару никогда и не светила нормальная жизнь, его предназначение в другом… По крайней мере, один наш общий знакомый это планировал, – фыркнул Актар. – И давай будем честными, Вардо такой придурок, что даже если бы Тинар убил Азелия и помешал Хранителю пробудиться, он бы всё равно его не вылечил.
    Адель открыла было рот, чтобы возразить, но тут же захлопнула его. В конце концов, наставник прав. Они считали Вардо хорошим парнем. Он вроде понемногу помогал, объяснял, рассказывал, но это были жалкие крохи. Тот, скорее, пёкся о своих вложениях, ведь мёртвый Тинар ничем бы не мог ему помочь, а вот благодарный… А вот стоило чуть сделать не по его, как он проявил своё истинное я, показавшись во всей красе.
    Она уже собиралась спросить Актара, но тут с арены донёсся громкий раскатистый звук гонга. Девушка подпрыгнула, повернулась к экрану и увидела Ною, стоящую в центре трибуны и победно размахивающую кулаком в воздухе.
    Адель быстро проверила таймер и увидела, что та вернулась чуть больше чем за два часа, так что лишних пятисот баллов не получит. Однако она вернулась первой, и получит столько же за это. На проекции высветился портрет тётки и итоговая цифра набранных очков.
    Затем показали остальных претендентов: Аити и Селдар куда-то бежали, а вот Тинар опять сражался с големом в этот раз он активировал молнии с пояса, точнее хотел это сделать, но не успел дотянуться, удар голема сломал ему руку, и та выгнулась в другую сторону. Но тот сумел сохранить самообладание, проскользнуть мимо конструкта и схватить сферу, отчего голем развалился. Адель чуть не вывернуло наизнанку, когда её друг невозмутимо сложил кости вместе и обмотал их рубахой, чтобы не болтались, и побежал дальше.
    – Этот парень определённо неплох, – прокомментировал Актар, с гордостью глядя на экран.
    – Что, проклятье, ты можешь знать? – пробормотала Адель, скрестив руки на груди и снова обратив взгляд к наставнику
    Он ошеломлённо посмотрел на неё.
    – Ну вот опять, откуда эта злость? Лично тебе или Тинару я причинил боль, сделал что-то плохое?
    – Нет, но ты ударил Илуру в спину!
    – И в очередной раз скажу, что она жива, так что ничего страшного. С кем не бывает? – ответил он, пожимая плечами. – А я и не знал, что ты испытываешь к ней такие тёплые чувства? Тинар в курсе? – спросил он, многозначительно поигрывая бровями.
    – Ты на что намекаешь, придурок?! – крикнула Адель, краснея и отворачиваясь к проекции на арене.
    В это время раздался очередной хлопок и показался наёмник.
    – Похоже, наш старый друг Селдар занял второе место, – сказал Актар, игнорируя враждебный взгляд девушки.
    Адель снова посмотрела на экран, наблюдая, как её друг бежит по выжженной пустоши, лавируя между высокими каменными выступами и ища развилку на тропинке.
    – Он мог бы уже вернуться, – проворчала она, – он самый быстрый во всей этой группе и покрыл больше территории, чем любой из них. Если бы кто-то не жульничал, он бы сделал это раньше всех остальных.
    – Почему ты так уверена, что кто-то жульничает? – спросил Актар. – Обман на этом турнире был бы почти невозможен даже для меня. Он мог просто заблудиться и случайно наткнуться на сильных конструктов.
    – Потому что он постоянно натыкается на големов, которые намного сильнее остальных! – отозвалась Адель.
    – Ах, но ты забываешь, что Тинар самого низкого ранга. Вполне возможно, что големы все одинаковы, просто это он – самый слабый.
    – Я думала то же самое вначале, но ни один фаворит, кроме него, не наткнулся на пьедестал, охраняемый двумя или тремя.
    – Просто не повезло, – ответил Актар, пожимая плечами.
    – На чьей ты стороне!? – Адель снова взорвалась.
    – Просто указываю на факты. Если ты придёшь с этими доводами к мастерам, они скажут тебе точно то же самое. Просто отмахнутся от твоих жалоб – проигравшим свойственно жаловаться.
    – Но ты же сам не отрицаешь, что кто-то жульничает!
    Актар помахал указательным пальцем перед её носом.
    – Ничего такого не говорил, да даже не намекал, но уверен, что девушка вроде тебя, тем более моя ученица, способна сложить всё воедино, – он поднялся с дивана, вытянув спину и издав тихий стон, – скажем так: обманщик очень хорош, умеет не попасться даже самому проницательному существу, наверняка родился раньше, чем сам обман появился в этом мире.
    – Вардо! Этот ублюдок прямо угрожал Тинару, когда тот отказался отступить! Это он стоит за всем этим?
    Актар пожал плечами в ответ.
    – Кто же его знает? Мне об этом ничего не известно. Кстати, хочешь кое-что расскажу про турнир? Любой может увеличить свой ранг пока идут состязания или между этапами, при условии, что нельзя не превышать верхний допустимый порог.
    Он подмигнул Адель и направился к выходу, заложив руки за спину и насвистывая себе под нос. Он исчез прямо перед тем, как врезаться в стену, и лишил Адель удовольствия лицезреть, как он ударяется о неё.
    Её мозг лихорадочно работал, анализируя услышанное. Вывода, по сути, два: раз, это урод Вардо строит козни, и два, если Тинар хочет победить – ему нужно расти в рангах между этапами, доказать то, что ему мешают, не получится, и этот этап им уже проигран.
    Раздался третий удар гонга, и она увидела, как Аити вошла в портал. Как ни странно, она набрала много очков и выбила Селдара со второго места.
    Она переключила своё внимание снова к экрану, где Тинар тем временем до сих пор пробирался через лабиринт. Она очень надеялась, что он уложится в отведённое время и его не дисквалифицируют.

Глава 20

    Я находился в лабиринте уже больше шести часов. Моё время подходило к концу, и было непонятно, далеко ли мне до центра и, соответственно, финала этапа. За это время удалось набрать почти семьсот очков, что, думаю, в целом, неплохо.
    Дважды над лабиринтом раздавался протяжный звон гонга, скорее всего, сигнализирующий о том, что уже двое конкурентов справились с заданием, но оставалось ещё время собрать очков и, возможно, обойти третьего претендента.
    Свернув направо, двинулся по каменной тропинке – сил пробираться по снегам да болотам уже почти не оставалось, да и исцеляющая потусторонняя энергия уже не справлялась, потому всё сильнее и сильнее ощущал многочисленные раны, порезы и переломы.
    Одно радовало, големы все были разными, и каждый поединок диктовал свои условия, потому я многому научился – это не диких зорнов добывать. Некоторые конструкты были размером с человека, и я сражался с ними, как с обычным противником, в то время как другие были больше похожи на того растительного голема, с которым столкнулся в начале испытания.
    Однако, чем больше времени проходило, тем сильнее я волновался. Судя по всему и той карте, что удалось запомнить, я давным-давно должен был достичь центра. Надо менять тактику. До этого на развилках всегда выбирал разные тропы, полагая, что они просто подсказывают вид голема, охраняющего сферу. Но что, если всё гораздо проще? Если всё, что нужно, это бежать по одной и той же, никуда не сворачивая?
    Кивнув собственным мыслям и прикинув, сколько времени осталось, помчался по глинистой тропе, никуда больше не сворачивая и даже не зацикливаясь на захвате сфер. Прыжком или активируя молнию с пояса обходил големов, не пытаясь вступить в бой.
    Так двигался следующий час. Чаще попадались чёрные шары, иногда – голубые, но больше ни разу не попалось красного или какого-то другого. Всё же это довольно странно, даже чисто случайно я должен встречать их куда как чаще. Миновал несколько синих и красных шаров, но ни разу не увидел фиолетового, что мне показалось удивительным. На карте их было слишком много, чтобы пропустить все до единого.
    Дыхание стало прерывистым, показывая, что и у меня есть предел. Боль в мышцах и общая усталость нарастали, доказывая, что запас сил и энергии не безграничен.
    Почти проскочил очередную площадку, но, заметив пурпурное свечение сферы, притормозил, заколебавшись. Стоит или нет вступать в бой в надежде получить дополнительные очки? И судя по цвету сферы, достаточно много.
    Пока раздумывал из окружающего песка и ветра сформировалась фигура, отдаленно напоминающая человеческую. Проклятье, теперь не уйти! Ну раз деваться некуда, попробую справиться побыстрее.
    Тем временем конструкт, не обременённый моими раздумьями, сделал ход первым: отведя руку чуть назад, словно выстрелил ей в моём направлении, посылая поток ветра и песка прямо в меня. Попробовал уклониться, но из-за усталости неверно рассчитал силы, и кровавая борозда располосовала мне левый бок. Плевать, кишки не задеты и ладно. Прикусив губу уклонился ещё от пары атак, ожидая, когда восполнится запас энергии.
    Едва вару заполнился, как тут же ударил по голему звездой рассвета. Этого оказалось достаточно, и уже обычный порыв ветра рассеял его останки. Я же, спотыкаясь и постанывая от боли, двинулся к сфере, на ходу снимая остатки рубашки и туго перевязывая бок, в попытке остановить кровотечение.
    Поглотив сферу и даже не глядя на то, сколько баллов она принесла, я побежал дальше, отмечая, что земля идёт под уклоном вверх. Возможно, это признак того, что центр лабиринта всё ближе.
    Несмотря на боль в мышцах, напрягся сильнее, поднимаясь всё выше и выше по склону. Не знаю, сколько осталось времени, но догадываюсь, что не так уж и много. Наконец, взобравшись на вершину холма, я остановился, тяжело дыша и оглядываясь по сторонам. Передо мной раскинулась широкая открытая площадка, посередине которой ждал портал!
    Радостный вопль вырвался у меня из груди, когда я бросился к нему со всех ног. Затем услышал грохот и, взглянув вокруг, понял, что земля вспучивается, и из неё вот-вот исторгнется големов пять, не меньше. Только прыжок и чудо помогли мне прошмыгнуть мимо и пробкой влететь в портал, чтобы через секунду под оглушающий звон гонга оказаться на переполненной арене.
    – И Тинар возвращается за две минуты до своей дисквалификации!
    Вздрогнув, устало обернулся и увидел распорядителя, стоящего на трибуне. Не обращая ни на кого внимания, я плюхнулся на землю, вытащил из сумки флягу, откупорил её и сделал несколько больших глотков воды.
    – Какое зрелище, дамы и господа! Никто и никогда прежде не задерживался так долго на одном этапе! Да, этот юноша набрал меньше всех очков, пробыв там дольше всех!
    Я прекратил свои занятия и перевёл взгляд на гигантскую проекцию, где сейчас высветились портреты фаворитов в зависимости с занятым местом. Третьим был наёмник, набравший больше тысячи очков, второй шла Аити с тысячей триста, и на первом месте – Ноя, набравшая более полутора, что почти в два раза больше, чем у меня!
    Кирэн подбежал ко мне и помог подняться на ноги.
    – Проклятье, и как я умудрился прийти последним?!
    Кирэн посмотрел на меня с жалостью, но только покачал головой и принялся за лечение.
    – Возможно, из-за низкого ранга, – тихо ответил он.
    Я просто кивнул, чувствуя себя слишком измотанным. Потом обсудим всё с подругой, она наверняка следила за состязанием, кто и как его проходил. Больно много очков у её тетки, даже с учётом призовых за первое место. Выходит, она остальную тысячу набрала всего за пару часов, а я потратил почти восемь, и даже не приблизился к этому числу.
    На то, чтобы исцелить меня, у Кирэна ушло несколько минут, и к этому моменту остальные фавориты взошли на трибуну и выстроились там в линию.
    – Что мог, сделал, – сказал целитель, отступая назад и вытирая выступившую на лбу испарину. – Встретимся после церемонии, как раз провожу тебя в комнату отдыха. Ойке присоединится к нам, и, возможно, стоит ожидать визит владычицы.
    Мда, с владычицей точно не хочется видеться, едва ли её речи будут приятными. Я слишком сильно отстал по очкам даже от Селдара, ни говоря уж об остальных. А это означает, что завтра мне нужно всё наверстать, опередив всех с большим отрывом!
    Поднимаясь на трибуну, наслаждался тем, что каждый шаг больше не причинял невыносимой боли. Хотя и так походка больше походила на старческое шарканье – настолько был вымотан, что еле волочил ноги. Наконец добравшись до площадки, занял своё место в конце очереди, под презрительными взглядами Селдара и Нои и безразличным – Аити.
    Да и плевать, как говаривал отец, мне с ними не детей крестить, чтобы это ни значило. Я к ним в друзья-товарищи не набиваюсь. А если столкнусь с наёмником, возможно, сам решу прикончить его. Чисто из принципа. Ною, пока она первой не нападёт, трогать не буду. Да, она сестра Мэлбара, но пока лично мне ничем не навредила. То же самое и с Аити.
    Мастер-распорядитель поздравил Ною и восточный клан с великолепным выступлением, а затем завершил день, объявив в городе праздник, устроенный в её честь и спонсируемый Нугатра. Бурные аплодисменты после сказанного заглушили его дальнейшие слова о том, что следующий этап начнётся завтра на восходе солнца.
    – Эй, кангеле! – остановил меня окрик в спину, когда уже спускался по лестнице.
    Обернувшись, заметил Ною, приближающуюся ко мне развязной походкой.
    – Чего вам? – спросил, даже не пытаясь быть вежливым. Меня ждали еда и постель, и не хотелось задерживаться дольше необходимого.
    – Слышала, ты знаком с моей племянницей. Случайно, не знаешь, где она? – проговорила она, сближаясь.
    – Знаком и знаю, – ответил ей, встретившись взглядом.
    – Да? И как нам её найти? Знаешь ли, брат сильно беспокоится о дочурке.
    – Нет, – просто ответил и, развернувшись, пошёл прочь. Почувствовав, как ко мне потянулась её рука, передвинул плечо вперёд так, что она слегка провалилась.
    – Эй! Стой, малец!
    Я услышал, как она окликнула меня, но проигнорировал, продолжая спускаться по лестнице и направляясь к Кирэну, который ожидал у дальней стороны арены.
    Скажу честно, спокойствие было притворным, но важно было создать впечатление, что мне плевать на неё, её слова и поступки. Стоило заставить женщину поверить, что затевать драку со мной здесь и сейчас – не очень хорошая идея.
    Злобный взгляд прожигал мне спину пока не встретился с Киреном и мы вместе не прошли сквозь стену в обитель. Прозрение показало, что её переполняет гнев и бешенство. Она определенно родственница Адель!
    – Так рада, что ты пришёл! – воскликнула подруга, крепко обнимая меня, стоило переступить пелену.
    – Ага, взаимно, – прохрипел в ответ, чувствуя, как дыхание сперло в лёгких.
    – Фу, от тебя воняет! – спустя мгновение отступила она, сморщив нос.
    – Было бы странно, будь иначе.
    Дверь с грохотом распахнулась, и вошёл Ойке.
    – Владычица прибудет через десять минут. Будь любезен, помойся к её приходу. Она и так в отвратительном настроении, не хочется расстраивать её сверх меры.
    – Не объяснишь, как я проиграл с таким большим отрывом, несмотря на то, что пробыл там дольше всех? – спросил, избавляясь от того что некогда было моей рубашкой.
    – А чего тут объяснять? Ничего удивительного в твоём сегодняшнем проигрыше нет, просто ты слабак, – ответила инструктор.
    Поймав обеспокоенный взгляд подруги, я решил промолчать и не развивать эту тему.
    – Честно говоря, разочарован, ожидал от тебя большего. Но мы поговорим позже, – продолжил Ойке, пренебрежительно махнув рукой.
    Да и плевать, ванна – вот в чём я сейчас действительно нуждался.
    Спустя десять минут, расслабленный и чуточку посвежевший уже стоял перед раскрасневшейся и брызжущей слюной Раукой. Пятнадцать минут позора и ругани, половину которой даже не смог понять. Да особо и не слушал, сконцентрировавшись на восхитительно волнительных запах ожидающего меня и, к моему величайшему сожалению, остывающего ужина.
    – Если так жаждете победы, почему бы просто не позволить Ойке занять моё место? – позволил себе единственную реплику, когда она выдохлась.
    Владычица замерла на полуслове и впилась в меня взглядом.
    – Теперь не могу. Другое дело, если бы тебя убили во время этапа. И то, что этого не случилось, очень меня расстроило.
    – Да, это несомненно печально. Сожалею, что разочаровал, – ровным тоном ответил ей.
    – Если завтра не придёшь первым, сделай одолжение – подохни.
    С этими словами она ушла, забрав с собой гвардейцев. Остальные облегченно выдохнули, явно обрадованные, что я не сорвался. Меня же больше манила тележка с едой, которую в это время вкатил повар. Двое его помощников переложили всё на стол и тут же убежали.
    Ойке только покачал головой, потирая виски.
    – Постарайся немного поспать. Вернусь утром.
    Затем он подал знак Кирэну, и они вдвоем вышли, закрыв за собой тяжелую стальную дверь и заперев ту на засов.
    Даже дожидаться не стал пока они уйдут, прыжком сместившись к столу, подвинул ближе к себе тарелку и водрузил на неё вперемешку курицу и свинину, добавив к ним картошечки с тушёными овощами. И тут же принялся уничтожать всё это с завидной скоростью.
    – Пока ты соревновался, меня навестил Актар, – тихо сказала Адель, сев напротив меня и аккуратно орудуя столовыми приборами.
    Я замер, вилка с мясом зависла на полпути ко рту. Жестом предложив ей продолжать, вернулся к еде, внимательно слушая подругу. Девушка немедля в подробностях изложила всё, что случилось, и свои выводы: что во всём замешан Вардо, а мне стоит поднять ранг.
    – Я уже перерыла все ключи, что у нас имеются, – сказала она, вытаскивая блестящий ключ с красной цифрой тридцать пять. – Это – ключ самого высокого ранга, который у нас есть.
    – Не интересно, – проглотив ответил ей.
    Адель запнулась на мгновение, прежде чем её лицо побагровело от гнева.
    – Ты не офигел?! Не интересно ему! Ты хоть слушал, о чём я тут перед тобой распиналась?!
    Кивнув, откусил и проглотил ещё кусочек мяса, запив его свежим соком.
    – Так чего упрямишься? Если будешь одного ранга со всеми, но трудности продолжатся, это заставит их задуматься. Понятно, что они не узнают, кто за всем этим стоит, но, возможно, позволят переиграть прошедшие этапы.
    – Глупости это, пара рангов не сильно изменят ситуацию, – ответил ей, наконец откладывая вилку и утирая рот салфеткой. – И кроме того, я слишком устал, чтобы заставить себя переться в Заказник. Меня там первый попавшийся зорн одолеет.
    – Разве тебя не волнует победа?
    – Безусловно, да. Но повторюсь, у меня не будет никаких шансов на победу, если сейчас войду в Заказник и умру, так как смертельно измотан и не в состоянии сражаться.
    Подруга долго смотрела на меня, потом резко встала и с грохотом опустила стул на пол.
    – Прекрасно! Если ты не заботишься о себе, я сделаю это для нас!
    Прежде чем успел спросить, что она имеет в виду, Адель подбросила ключ в воздух и открыла портал. Бросив на меня последний взгляд, она вошла прямо в него, подмигнув, перед тем, как скрыться в разрыве пространства.
    – Вот ведь дурная девчонка! – я ошеломленно уставился на то место, где она только что исчезла, – а всё этот Вардо, который не в силах вредить напрямую и которому невдомёк, что я ни при каких раскладах не пойду к нему на поклон.
    Поднявшись со своего места, потянулся и устало подошёл к кровати. Глаза слипались. Падая в постель, вспомнил об Адель и подумал, будет ли она в порядке без меня? Но почти сразу же отбросил тревожные мысли. Несмотря на то, что в последние дни она почти не продвигалась, подруга была более чем способна позаботиться о себе. Она чрезвычайно могущественный вёлур для своего возраста, и у неё не должно возникнуть проблем в этом Заказнике. К тому же ей достаточно самообладания и рациональности, чтобы не вступать в заведомо проигрышный бой, а отступить или вернуться обратно.
    Несмотря на то, как она это сделала, я был на самом деле очень тронут тем, что она заботилась обо мне, даже в одиночку отправилась в Заказник за ядрами для меня. Было приятно, что, несмотря на все предательства и интриги со стороны людей, хотя бы на одного человека я рассчитывать мог.
   
   

Интерлюдия 10

    – А после разорву ему грудь, вырву бьющееся сердце и съем!
    – Ого, кое-кто весьма раздосадован? – граф слегка изогнул бровь, обозначая вопрос.
    Они вдвоём ужинали в её ложе на первом этаже арены. Последний час Ноя была вне себя от ярости, разглагольствуя о том, какие кары и пытки она учинит выскочке-кангеле. Мэлбар прекрасно понимал гнев сестры, но у него на уме было совсем другое: зная, что мальчишка где-то рядом в одной из подобных комнат, он послал следопыта отыскать её и ожидал донесения в любой момент.
    – Не тебе меня судить! – парировала женщина, свирепо глядя на брата, – особой приязни к нему с твоей стороны не заметила!
    – Так и есть, но пустые разговоры и крики ничего нам не дадут. На случай, если ты забыла, впереди ещё два испытания, и значит, две возможности убить его, не вызывая особых подозрений. Да и о финальной схватке забывать не стоит.
    Ноя откинулась на спинку стула, скрестила руки на груди и надолго замолчала, обдумывая услышанное, а граф вернулся к своему ужину. Тишину прервал стук в дверь, после которого внутрь протиснулся следопыт.
    – Нашёл? Есть результат? – не пытаясь скрыть волнение, спросил Мэлбар.
    Тот поклонился аристократу и его сестре, и приступил к докладу:
    – Да, выполнил ваши указания, смешавшись с толпой покрутился возле того места, где исчез мальчишка. Но столкнулся с проблемой: судя по всему, его попросту нет.
    Прежнее возбуждение Мэлбара быстро угасало по мере того, как говорил следопыт, и когда тот произнес последнюю фразу, окончательно потерял самообладание:
    – Ты что несёшь?! Что значит, его нет?! Ты ослеп? Все видели его сегодня на арене!
    Мужчина нервно откашлялся и расстегнул ворот рубахи, а Ноя хихикнула – её забавляло, когда братец выходил из себя.
    – Всё верно, господин, физически он виден, но при попытке отследить его ауру, я словно впустую процеживаю бреднем воздух. Астрального следа нет!
    – За кем-нибудь из его спутников следил? – наконец успокоившись, спросил аристократ.
    – Да, теми двумя мужчинами, лекарем и инструктором... или кто он там. И, возможно, нашёл место, где сейчас находится мальчишка. Но вот добраться до него – затруднительно.
    – Почему же?
    – Все подходы тщательно охраняются гвардейцами эсзаков.
    – Сколько?
    – Восемнадцать, – ответил мужчина.
    – Хорошо, –задумчиво произнёс граф, – можешь идти. Зайдёшь за инструкциями утром.
    Кивнув, следопыт стремглав вылетел из комнаты, радуясь тому, его миновала ярость графа.
    – Итак, похоже, план начинает оформляться, не так ли? – спросила Ноя, когда дверь захлопнулась. – Адель наверняка там, с Тинаром. Только вот не в наших силах вернуть их.
    Мэлбар подавил желание начать крушить вещи, видя, что улыбка сестры стала куда как самодовольней. Наконец, он повернулся и быстро направился к выходу.
    – Уже уходишь? – крикнул она ему вслед.
    Мужчина повернулся к ней, открывая дверь.
    – Не волнуйся, скоро вернусь. Просто собираюсь навестить кое-кого. Того, кто сможет помочь в нынешней ситуации.
   
    ***
   
    Рендезо нисколько не удивилась стуку в дверь. Более того, она ждала этого визита уже несколько часов. Селдар находился в своей ложе, потому конфликта на этой почве можно будет избежать, и её настроение было весьма благодушным.
    Один из слуг открыл дверь, застигнув Мэлбара с поднятой рукой, явно собирающегося постучать ещё раз.
    – Какой неожиданный визит. Прошу проходите, граф.
    – Не притворяйтесь, что вы меня не ждали, – ответил тот, заметив, что стол накрыт на двоих.
    Рендезо пожала плечами, лукаво усмехнувшись:
    – Какой вы проницательный мужчина, сразу меня раскусили. Но, пожалуйста, проходите и присаживайтесь. Нам нужно многое обсудить, а я вскоре жду ещё одного посетителя.
    Мужчина присел напротив, чувствуя себя неуютно. Как, впрочем, и всегда в присутствии этой женщины, или кем она там на самом деле является. Одно он знал точно, тот, кто владеет информацией – владеет многим, а у Рендезо всегда находились нужные ему сведения.
    – Как догадалась, что приду? – спросил он, сразу переходя к делу.
    – Птичка на ушко шепнула.
    Граф на ответ и не рассчитывал, но спросить не мешало.
    – Моя дочь здесь с ним?
    – Да, – прямо ответила собеседница, застав его врасплох. Он ожидал, что за сведения она запросит деньги или услугу, примется торговаться.
    – Так ты знаешь причину моего визита?
    – Безусловно, – ответила та, делая глоток чая из дымящейся чашки. – Тебе нужна помощь, чтобы пройти стражу у ложи Тинара.
    Мужчина сделал видимое усилие, чтобы не раздавить свою чашку. Эта плутовка читала его, как раскрытую книгу.
    – Поможешь? – спросил он, осторожно ставя чашку и опуская руки под стол.
    – Конечно, – женщина мило улыбнулась, отчего на её щеках проявились ямочки.
    – Сколько?
    – Ой, да всего-то пару услуг. Правда, одна от Азелия, но это сущий пустяк для владыки, что мечтает поскорее увидеть свою невестку. Не так ли? – все следы приятной женщины исчезли, теперь перед ним сидел хваткий делец, что не упустит ни капли выгоды.
    Графу ничего не оставалось, кроме как медленно кивнуть и надеяться, что дело выгорит, иначе король не простит заключения сделки от его имени.
    – Вот и ладушки. Оформлю всё на бумаге. Думаю, вы не против.
    По щелчку пальцев к ней приблизился один из безмолвно замерших слуг. Он поставил чернильницу, перо, баночку с песком и другую, с расплавленным красным воском.
    Контракт, составленный женщиной, оказался прост и понятен, не считая размытой формулировки о двух услугах. Но графу в сложившейся ситуации не оставалось иного выбора и он, скрипя сердцем, подписал его..
    – И как же ты собираешься мне помочь?
    Рендезо снова ухмыльнулась и вытащила из-под стола маленькую деревянную шкатулку.
    – Полагаю, содержимого достаточно.
    Граф Мэлбар приподнял крышку, и его глаза изумлённо расширились.
    – Как?..
    – Не задавай вопросов, на которые, не получишь ответа, – перебила его женщина. – Всё или есть ещё просьбы?
    Столь явный намёк не понять было трудно. Мужчина поднялся и направился к двери.
    – И не забывай о моей щедрости, Юльм. Скоро придёт время ответных услуг.
    Дверь со щелчком закрылась, и на стуле, который только что освободил граф, появился следующий гость.
   
    ***
   
    Адель шагнула через портал, кипя от гнева и обиды на Тинара. Вот уж впрямь неотёсанный мужлан и лежебока! Она разложила ему всё по полочкам, кто виноват и что делать, чтобы победить, а ему даже пальцем пошевелить лень!
    Портал вынес её на широкий раскидистый луг с безмерным морем колышущейся травы, простирающимся во все стороны насколько хватало глаз. Здесь царила ночь, но благодаря гигантской луне, нависшей над миром и такой близкой, что казалось, протяни руку и можно будет коснуться, было светло.
    Под умиротворяющим видом этого места гнев и обида Адель отступили, и на их место пришёл стыд за её поведение и за то, что она не догадалась, насколько Тинар устал и измотан.
    Вздохнув, она пошла по луговине, ладошкой касаясь стебельков трав. Ветер развевал её рубашку и медленно качал тяжёлую косу. Девушка решила обязательно прийти сюда вместе с Тинаром, как только он научится ценить подобные моменты. А сейчас, если она хочет ему помочь, то ей стоит добыть как можно больше сердечников и для него, и для себя.
    Пройдя с километр, она поняла, что совсем отвыкла ходить пешком, набаловавшись кататься на спине у Тинара. Кроме того, без его чувства ауры она не могла выследить зорна столь же быстро, а встретив его, не сможет заранее узнать, насколько тот силён.
    Внезапно она замерла, улыбнувшись. Она и не подозревала, насколько полагалась на своего друга в последнее время. Да ещё и жалуется, будучи в Заказнике, хотя большинство людей, прожив целую жизнь, могут никогда в них не оказаться. Не стоит гневить Небо.
    Покачав головой, Адель решила, что отныне ей стоит активнее заниматься собственным возвышением. В последнее время она слишком ленилась, позволяя Тинару делать грязную работу, а сама лишь пожинала плоды его побед. Не всегда, конечно, но довольно часто.
    Громкий каркающе-лающий смех справа заставил Адель крутануться на месте, щит тут же вспыхнул вокруг неё. Ей навстречу, сминая траву, бежала крупная гиена, описание которых она встречала в альманахе.
    Но стоило зорну приблизиться, как она поняла, что не всё так просто. Тот оказался элитником, поскольку задняя половина была птичьей, а за спиной было два неоформившихся крыла. Видимо, недавно совершил переход от матёрого.
    Зверь снова издал леденящий кровь смех, и одним гигантским прыжком сократил оставшееся расстояние. Адель встретила его трезубцем из кольев, и посылая в лёт ещё пару обманок. От них он увернулся, как и ожидалось.
    Но атака была всего лишь отвлекающим маневром, позволяющим Адель оценить противника. По тому, как он двигался, девушка догадалась, что главный атрибут зорна – скорость, и её задача – замедлить его. К счастью, в её арсенале и навык подходящий имеется.
    Миг, и поле травы всколыхнулось навстречу ему кольями и выстрелило десятком лиан, спеленав потерявшего равновесие зорна. Рухнув, как подкошенный, он пронзительно заверещал и забился в путах.
    Адель воспользовалась возможностью вызвать трёх древесных големов, послав их в атаку. Каждый из конструктов был примерно человеческого роста, с руками, сделанными из длинных ветвей. Големы тут же превратили их в колья и принялись колоть его тушу.
    Зорну это не понравилось. Его шкура окуталась дымкой и он, каким-то умением разорвав путы, отбросил от себя големов, попутно уничтожив одного из них. Однако он был ранен и стал куда как медленнее. Зорн попытался увернуться, но конструкты окружили его. А девушка обрушила шквал атак, оставляя на его шкуре глубокие порезы.
    Зверь встряхнулся и вновь задействовал навык, и на этот раз куда сильнее: ударная волна разошлась от него радиусом метров десять, уничтожив големов и вспучив землю. Сам же он ринулся к Адель.
    Но та его ожидала, и стоило ему оторваться от земли в последнем прыжке, как она тут же схлопнула клетку из огромных кусков дерева и кольев, торчащих внутрь. Пойманный зорн истошно завыл и забился о стенки, орошая их кровью.
    Но силы были неравны, и он смог высвободится и даже ударить лапой Адель, отчего она, словно мячик, попрыгала по лугу. К счастью, щит выдержал и уберег девушку от смертельных ран.
    Придя в себя, она закрутила головой, но нигде не видела своего противника. Но тут она вспомнила про крылья и в панике вскинула голову вверх. И вовремя. С оглушающим клёкотом тот метнулся с неба, целясь в неё растопыренными когтями. Кровь текла из многочисленных порезов и колья торчали отовсюду, но он оставался жив. Даже не успев подумать, Адель воспользовалась травяным вихрем. Шквал листьев и кольев обрушился на зорна и отшвырнул его, а источник девушки полностью опустел.
    Туша зорна грохнулась в полусотне метров от неё, и девушка немедля кинулась к ней. К счастью, последней атакой удалось его добить, и Адель тут же извлекла сердечник. Разглядев, что противником оказался тридцатитрёхранговый гиенокрылан, она, вздохнув с облегчением, спрятала кристалл в сумку.
    Приняв позу для медиации, девушка принялась восполнять запас энергии, испытывая гордость за себя: убить в одиночку элитника выше себя рангом и даже почти не пострадать!
    Она тяжко вздохнула, прикинув сколько ещё зорнов ей придётся одолеть, чтобы Тинар смог взять ещё один ранг. У каждого есть свои пределы, и свой ей предстоит узнать этой ночью.
   
    ***
   
    – Быстро же ты соскучился, Вардо! – нарочито удивлённо произнесла Рендезо, вальяжно откидываясь на кресле.
    – Ну-ну, скажи ещё, что не ожидала моего визита.
    – Похоже, в последнее время я становлюсь предсказуема, – ответила женщина. – С чем пожаловал?
    На этот раз это древнее существо не выглядело расстроенным, а, напротив, буквально источал самодовольную уверенность.
    – Просто поболтать со старой подругой и рассказать, что придумал способ, как помешать Тинару заполучить Дар Небес.
    – Ага. Заметила твоё вмешательство во время этапа. Мне больше интересно, как тебе это удалось, не привлекая внимания, – её указательный палец указал наверх. – Кроме того, думала, что ты больше не вмешиваешься. Ну после того случая.
    Вардо проигнорировал подначку и продолжал злорадствовать и бахвалиться.
    – Я предупреждал этого неблагодарного выкормыша, но он не послушал, поэтому неудивительно, что отродье получило урок. Завтра получит ещё один, а потом сам приползёт ко мне.
    – Неужели? Ты правда думаешь, что он настолько глуп, что не догадается? – спросила Рендезо, приподняв бровь.
    – Да откуда?! – самонадеянно отмахнулся её собеседник.
    Рендезо закатила глаза, встала со стула и неторопливо подошла к нему.
    – Ты явно теряешь хватку, Вардо, – сказала она, слегка погладив его по голове. – На случай, если ты забыл, Актар всё время шныряет вокруг...
    – Конечно, этот ублюдок расскажет им! – прорычал он, вскакивая на ноги и с грохотом опрокидывая стул на пол.
    – О, он ничего им не сказал, – ответила Рендезо. – Адель и без него заподозрила неладное.
    Вардо фыркнул.
    – Да никто не поверит этой девчонке на слово, а доказательств им не найти!
    – Она упряма и любит его. Она сделает всё, чтобы он сравнялся в ранге с остальными, и если после этого твои проделки продолжатся, не останется ничего иного, как устроить новые этапы. Кроме того, не стоит сбрасывать со счетов Созидателя. Провиденье всё видит.
    Вардо сжал кулаки и по астральному следу отследил Адель. Чокнутая девчонка как раз добивала очередного зорна и, если продолжит в том же темпе, к утру сможет протолкнуть друга на несколько рангов, либо его способности достигнут пика развития.
    – Вот дерьмо, – прорычал он и исчез, снова оставив Рендезо одну.
   
    ***
   
    Адель устало вытерла лоб, убирая очередной сердечник. Десяток таких же покоился в её поясной сумке.Она уже начала слабеть, поскольку не привыкла быть на первых ролях – обычно её дело стоять в стороне, атаковать издалека и замедлять зорнов, чтобы с ними расправлялся Тинар. Но схватки один на один быстро показали все недостатки её стиля боя.
    Она понятия не имела, как приятель мог постоянно сражаться. Её живучесть, сила и выносливость слишком уступали его, и в будущем это могло оказаться большой проблемой. Быть обузой не хотелось. Он же не всегда сможет защитить её. Девушка дала себе зарок не отлынивать и постоянно развиваться.
    Тихонько застонав, она вытянула спину, услышав пару щелчков позвоночника. Несмотря на усталость, она не могла признать, что происходящее ей нравится. Отметив, что энергия восстановилась девушка отправилась за следующим зорном. К счастью, только самый первый был столь силён, остальные ему значительно уступали.
    Внезапный кудахчущий смех раздался слева. Повернувшись на звук, она заметила в той стороне знакомый силуэт и обрадовалась знакомому противнику. Но тут такой же раздался справа и мгновение спустя – позади.
    Адель даже не нужно было думать дважды, девушка немедленно вытащила портальный ключ из кармана и покинула Заказник. Может, ей и нравилась хорошая драка, но она не имела склонности к самоубийству! Тинар бы наверняка ввязался в такую авантюру, но не она.
    Вернувшись в тёмную комнату, Адель глубоко вздохнула, кристаллов было не так много, как хотелось. Она подумала, не открыть ли портал и не вернуться ли обратно, но тут же отбросила эту мысль. Неизвестно, куда он выведет и не будут ли там поджидать эти зорны.
    Девушка направилась в ванную, на ходу снимая промокшую и грязную одежду. Хотелось скорее помыться и успеть немного поспать под бочком у мерно посапывающего Тинара.
   
    ***
   
    Вардо лежал на земле Заказника, лицо его было бледным, а по лбу струился пот, когда рядом с ним появился Актар. Он пристально посмотрел на ухмыляющегося мужчину, попытался что-нибудь сделать, но ничего не вышло.
    – Ну-ну, Вардо, – сказал Актар, качая головой в притворном сочувствии. – Кое-кто зашёл слишком далеко и был наказан?
    Вардо только зарычал, а затем вздрогнул, когда очередная волна агонии пронзило его тело.
    – Знаешь, я не из тех, кто привык читать лекции, нотации... – продолжал Актар, как будто они с Вардо вели непринужденную беседу. – Но разве вмешательство, да ещё и в Заказнике, да к тому же во время состязаний, не противоречит правилам?
    Тело Вардо дёрнулось пару раз, но он смог выдавить несколько отборных слов для своего тысячелетнего соперника.
    – ... мудак!
    – Ну, может быть, не нарушая их напрямую, – продолжил Актар, – но ты определённо подошёл близко, раз тебя так жестоко наказывают.
    – Ты... сделал... это! – выдохнул Вардо.
    – Что сделал? – спросил Актар, изображая невинность. – Намекнул Адель, что именно ты стоишь за трудностями Тинара в этом испытании, а затем предложил ей отправить его в Заказник, чтобы он мог повысить свой ранг перед следующим этапом? И всё это время зная, что мальчик будет слишком истощен, тем самым побуждая вспыльчивую Адель пойти на это в одиночку? Что я, в своей бесконечной мудрости, знал, что ты не сможешь устоять перед посещением Рендезо, и что она укажет на то, что делает Адель, и что ты, в своей бесконечной глупости, попытаешься помешать и ей? Правда, Вардо, ты слишком много мне приписываешь!
    Лицо Вардо помрачнело от гнева, но Актар уже уходил.
    – Ну, как бы ни радовался нашей миленькой беседе, я считаю, что у Тинара есть шансы выиграть завтрашний этап и весь турнир, учитывая, что теперь ты связан, и не доставишь ему проблем.
    – Мразь! – выдохнул Вардо, пытаясь оторваться от земли.
    – Может, и так, но я, по крайней мере, умён, – ответил Актар. – Пока! Увидимся, когда увидимся, Вардо!
   

Глава 21/Интерлюдия 11

    Разбудили меня заявившиеся ни свет ни заря Ойке и Кирэн. Последний едва успел разминуться с запущенной в него Адель подушкой.
    – Похоже, вы оба живы, – сухо констатировал инструктор, а девушка при этих словах натянула одеяло по самую макушку и демонстративно отвернулась к стене.
    Я с трудом встал, чувствуя, как болит каждая мышца, давненько такого испытывать не приходилось. Сделав разминочный комплекс, понял, что этого недостаточно, и обратился за