Воля грешных богов. Том 1 (СИ)

Воля грешных богов. Том 1 (СИ)

Аннотация

    Погибнув во время практики в результате взрыва инопланетного минерала, Шэд, простой студент непростого института, очнулся в грязной шахте необычного мира, где магия соседствует с огнестрельным оружием, телекинез и боевые роботы – в порядке вещей, а сам он… Обзавелся перышками и привычкой ухать по-совиному, да еще и оказался Катализатором Бездушных – существом, способным за считанные минуты возводить постройки и создавать войска.
    Используемые в новом мире технологии удивительно напоминают возможности владельцев смертоносного минерала, система отнимает годы жизни по каждому поводу, а ведь Шэд является еще и Апостолом Чревоугодия, потому последователи остальных греховных религий будут не прочь избавиться от помехи. Как тут выжить? На все воля грешных богов!

Оглавление

Воля грешных богов. Том 1

Глава 1

    Многоэтажное здание, похожее на гибрид сказочного замка и гигантской неоновой вывески, могло поразить своим видом любого впечатлительного зеваку. Это было легко заметить по первокурсникам, вот уже минут пять стоявшим с раскрытыми ртами, не в силах оторваться от великолепия светло-голубых огоньков: они формировали причудливые узоры, плавно перетекающие в схематическую историю создания Института Ноотических Исследований. Я же, будучи на пятом курсе, уже изрядно охладел к местным красотам и сейчас был больше озадачен диагностикой неожиданно забарахлившего керка. Ну и непрерывно раз за разом зевал, строя теорию о том, что люди все же не приспособлены для того, чтобы просыпаться в шесть утра. Да еще и отправляться куда-то на пустой желудок...
    Толстый ошейник, нашпигованный электроникой, был у каждого студента, так что с любой проблемой, в принципе, можно было заглянуть в хоз.отдел, только мне не улыбалось раскрывать всем, что я ношу не ученический, а охранный вариант, так что все потихоньку, своими силами... Огоньки нейросвязи на краю зрения приветливо мигнули после очередной попытки, и я, с облегчением выдохнув, поспешно застегнул воротник — как раз вовремя.
    — Шэд... Что так, опять идти неохота? — промямлил без особых эмоций мой приставучий однокурсник, прозвище которого я даже и не запомнил, а про имя и говорить не стоит. С этим чудаком никто не общался, и он, посчитав, что раз я не посылаю его нахрен в открытую, то в восторге от подобного общества, вновь затеял свою нудятину.
    — Да-да, — торопливо зашагав в сторону входа, я понадеялся, что навязчивый парень отстанет, но он лишь ускорил шаг, вскоре поравнявшись со мной, на что я отозвался тихим цыканьем.
    — Да ладно тебе, даже сегодня? Практика же! Круто, нет?! Говорят, что сам Игрек свяжется с нами, чтобы провести демонстрацию, это ведь...
    Дальше я постарался не слушать, включив в нейросвязи музыку. Вполне возможно, что это я могу показаться странным в сравнении с остальными, но к перспективному направлению уже успел охладеть достаточно, чтобы не вздыхать по каждому «значимому» событию. Да и как сказать — значимому...
    Думаю, лет эдак тридцать назад, хотя могу и ошибаться, новость о том, что мы не одни во Вселенной, взорвала все СМИ и вызвала немало разговоров и дискуссий. Тем более, что все получилось не столь романтично или трагично, как любят преподносить фантасты. Просто в один прекрасный день к нам заявились люди и объявили, что они — из параллельного мира. Вот так запросто, но, в отличие от всяких психов или просто жаждущих внимания личностей, у этих были доказательства.
    В итоге наш мир, и без того неслабо развитый в плане технологий, получил резкий скачок — похоже, именно это и было целью негаданных союзников. Как одно из последствий — развитие ноотических технологий, на один из факультетов института по изучению которых я и поступил, рассчитывая получить перспективную должность в будущем. Думаю, все бы так и было, если бы я не встретил Нейро.
    — Думаешь обо мне, пусечка? — раздался милый девичий голосок у меня в голове, а перед глазами появился полупрозрачный силуэт. Фигуристая красивая девчушка была аватаркой Нейро, но выглядела настолько живой, что я, честно говоря, иначе ее и не воспринимал. Немного стыдно признаться, что за год нашего знакомства мы так и не увиделись в реале, но это норма для современных пар, как я обычно отмазываюсь от всяких любопытных морд.
    — Я всегда о тебе думаю, — ответил я, машинально улыбнувшись, и девчушка, покрывшись румянцем, игриво подмигнула мне.
    — Тю... Сделаю вид, что поверила. И все же! Сегодня и впрямь необычный день, раз сам Игорянчик будет выступать, — задумчиво сказала Ней, и я покачал головой, представляя, как этот мегапафосный гость из другого мира услышит о том, что его зовут «Игорьком».
    — Наверняка опять лекцию в записи прогон.., — пройдя в аудиторию, я осёкся, увидев, что на трибуне стоит Игрек собственной персоной. Похожая реакция была у всех входящих, а мой однокурсник как-его-там, все еще бубнящий мне в спину, глупо шлепнулся на задницу от удивления.
    Сглотнув, я постарался казаться невозмутимым и, пройдя к своему рабочему месту, закрыл дверь. Ученическая капсула была спроектирована таким образом, чтобы изолировать ноотическое излучение каждого отдельного индивида, так что здесь можно наконец-то остаться наедине со своими мыслями.
    — Охереть! — выдал я, рассматривая молодого на вид парня, лучезарно улыбающегося всем с трибуны, будто он был не ученым, а какой-нибудь арктической кинозвездой. — Все-таки сам заявился!
    — А я говорила, — состроив максимально самодовольную мордаху, Ней сделала вид, что уселась на край столика. — Птичка напела, что и материалы сегодня выдадут. Только попробуй подумать, что я вру!
    Скептически, но уже не так уверенно усмехнувшись, я примостился на мягкий комфортный стул и сделал картинку на объёмном экране побольше. Черт, со всеми этими керкодиагностиками и отвлекающими факторами я в итоге так забегался, что так и не сходил похавать. Будто бы соглашаясь, желудок протестующе заворчал, и я, надавив на живот, страдальчески глянул на свою девушку, которая поспешила сделать комментарий:
    — Хочешь жратьки и спатьки, ну прямо вылитый студент, хе-хе.
    — Еще один пункт забыла.
    — Оу, мой милый пошлячок-с, — проведя пальчиком по своей виртуальной ножке, Ней мило рассмеялась. — И все же... Похоже, что пора начинать для тебя готовить, правдя? — ехидно улыбнувшись, девица с наигранной жалостью посмотрела на меня. — Кстати. Хочешь попробовать то, что моя мама приготовила? — нейтральным тоном произнесла Ней, и я заморгал, осознав всю многозначительность слов.
    — Кхм. Эм. Ну... Навер... Конечно. А что именно? — набросал я кучу фраз, пытаясь скрыть свое смятение. Сам я был из нового поколения, «неотерран», выросших из пробирки, как обычно говорят. Фактически папа и мама где-то присутствовали, но, раз меня не взяли после первичного взросления, то чего уж мне к ним рваться? Многие из моих ровесников и близких по возрасту ребят были подобными, так что новость о том, что Нейро из семьи тех, кто растит детей по старинке, была неожиданной. Странно, что именно сейч....
    — Ой, ну что ты так напрягся, — улыбнувшись, девушка наклонилась ко мне и почти коснулась виртуальными губами моих. — Я предлагала попробовать ме-ня.
    — А... А?! Куда ехать?!
    — Тю... Шучу я! Зато забыл о своем голодном пузе, правда? — хихикнув, Ней положила ногу на ногу. — Я пока не готова, милый, и вообще, движуха начинается.
    Роящиеся мысли было сложно описать, но такая игра с моими чувствами пришлась мне не по душе. Даже голос Игрека я не сразу начал воспринимать, но вскоре стала ясна суть — нам впервые дадут попробовать реализовать ноотическое воздействие! Даже несмотря на то, что я нацелился на другую отрасль, сама возможность была интересной.
    Во всех учкапсулах активировался так называемый ВЕРБ защиты, после чего за прозрачной стенкой рабочего поля появились небольшие кусочки материалов. Там был оранжевый кристалл — минерал под названием кристаллит, обладающий псионическим откликом; а также — серебристый металл с фиолетовой дымкой, исписанный незнакомыми мне символами. Вербинит, легко реагирующий на ноотическое излучение, был прямиком из родного мира Игрека. Впрочем, в гости нас пришельцы не звали, так что знать наверняка это было нельзя, но информация была именно такой. Поскольку выпускной курс уже должен втягиваться в практику, немудрено, что нам все-таки позволили поработать с материалами из прилегающего исследовательского института, на базе которого наша шарага и образовалась.
    В любом случае, главным было то, что эта фигня работала. Даже не считая поражающие воображение трюки с изменением материи под влиянием мысли, которые устраивал Игрек, нейроинтерфейс со всеми вытекающими возможностями тоже был очень полезной штукой. А еще лучше — возможность контролировать дроны с помощью частичек вербинита. Вместе с моей податливостью и модификациями, внесенными Ней, мы смогли использовать охранные дроны на все 200%: пока обычные операторы возятся с интерфейсом, я уже успевал нейтрализовать условного противника. Конечно, охрану можно было оставить и на автоматику, но я не планировал ограничиваться только этими вариантами применения.
    Только вот подобные игрушки стоят денег, которых неотерранину с копеечной дотацией даже с подработкой и фрилансом не набрать. Так что пришлось немного перераспределить ценности в мире, припрятав парочку чужих дронов...
    — Дима! — неожиданный крик Ней, которая вдруг решила назвать меня по имени, а не по нику, сработал как двойное предупреждение, только было уже поздно. Не замеченный мной ранее крошечный дрон-пиявка, оставленный, видимо, владельцами роботизированного барахла, уже почти разрядил энергозащиту керка. Сбросив с себя железяку, я сбил ее атаку, но учкапсула — не самое подходящее место, чтобы скрыться. Крошечное жало, обнаруженное Ней, ярко замигало, и к тому моменту, как я выдернул его, уже впрыснуло ноотический токсин.
    Сглотнув, я поспешно попытался абстрагироваться, но от физиологических потребностей не убежать. Рука сама собой потянулась ко рту, и вот я уже с жадностью впился в собственные пальцы, с тихим рычанием пытаясь оторвать плоть, несмотря на боль. Яркие алые капли крови красиво разбивались о белоснежный пол, оставляя крошечные брызги, падающие, в том числе, и на материалы, но это были мимолетные наблюдения, мне всего лишь хотелось ЖРАТЬ.
    — Шэд! Шэд! Миленький, Дима! — чуть не плача причитала Ней, но сейчас она была лишь виртуальной проекцией, не способной хоть как-то помочь мне.
    — Уровень ноотического излучения — критический — завопила электронная девица из динамиков, причем, что удивительно, не в моей капсуле, а у кого-то еще. Ан нет, вот в моей... Алые лампы скрыли следы крови своим пугающим свечением, но ярко светящийся кристалл, смешанный с вербинитом, в таких красках смотрелся особенно впечатляюще. Как завороженный, я сплюнул косточку фаланги, проглотив собственную плоть, и широко раскрыл глаза, когда набор кусочков минерала взорвался, прошив меня насквозь.

Глава 2

    «Праймер получен. Прообраз зарегистрирован».
    «Катализатор Бездушных ур. 0
    Имя: Дмитрий „Шэд“ Кловерфилд-13
    Возраст: 22 года
    Планета: Третья сфера сектора Соляр сто первого слоя
    Раса: орнито
    Фракция: Шэдмер. Войсковые модели не получены. Гражданские модели не получены. Модули недоступны.
    Статус импернегати Чревоугодие — 1: Обжора. Голод 0%
    Известные эссенции: 0 из 13»
    Несмотря на странную писанину, куда больше меня отвлекало другое. Полумрак, перемежаемый тусклым мерцанием красных кристаллов, росших, казалось, отовсюду. Пол был темным от множества следов, что по нему натоптали, а позади была лишь каменная стена. В нос ударила нестерпимая вонь мужского пота и немытых тел, сопровождаемая отголосками аромата озона.
    Пытаясь хоть как-то осознать, что же произошло, я судорожно глянул на собственные пальцы — они были целы. Ноотический токсин был чертовски неприятной и, что немаловажно, слишком уж свежей штукой в арсенале разного рода нечистых на руку товарищей, но очень удобной. Всегда можно спихнуть результаты на внезапно слетевшую кукушку от какого-нибудь излучения, а там уж дальше и разбираться никто не будет, не желая лишний раз копаться в том, что пока еще мало кто понимает. Тьфу.
    Однако это не объясняет того, что я стою в каких-то обносках среди кучи кристаллов. Рядом нечто вроде небольших носилок, в которых можно заметить остатки красной пыли, в руках — странного вида кирка, но вообще...
    Осторожно отложив инструмент, я схватился за поясницу. Черт! Так и думал, что что-то мешает, но подобный результат... Изогнувшись, я с изумлением осмотрел шикарный пернатый хвост, лежащий поверх штанов. Столь неожиданная модификация вынудила меня быстро проверить собственное тело, которое, впрочем, изменилось внешне не так уж и сильно, если не добавить к ранее обнаруженному хвосту странные волосы на голове, которые больше напоминали перья, а частично ими и были. Например, два торчащих перьевых ушка, будто я вдруг стал филином.
    Часто задышав, я прислонился к прохладному камню. Что за херня... Неужели... Умер? Последние воспоминания в учкапсуле и впрямь были не слишком радостными, так что подобный исход был вполне вероятен. Быть может, я удивился бы сильнее, но Игрек и остальные его товарищи популярно объяснили всем, да еще и с примерами, что душа — бессмертна, так что смерть — это еще не конец. Правда, про подобное перерождение речи как-то тоже не было, но страх у меня отсутствовал.
    Машинально попытавшись активировать нейросвязь, я с сожалением осознал, что керк и все прочее у меня исчезли. Что в итоге случилось с Ней? Конечно, вряд ли ей что-то угрожало напрямую, раз она была всего лишь связана со мной по удаленке, но все-таки... Осознание того, что я уже вряд ли ее увижу, было насколько очевидным, настолько и неприятным.
    Надежда все-таки оставалась, вот только я был в этих странных кристальных пещерах явно не один. Все это время кто-то методично нахерачивал кирками и шуршал минералами, складывая на носилки, но мне были видны лишь размытые силуэты, заметные сквозь полупрозрачный кристалл. Поверху пещеры располагались покачивающиеся лестницы из какого-то металла, по которым кто-то время от времени цокал, и ответ на эту загадку объявился куда быстрее, чем мне хотелось бы.
    Силуэт спорхнул с платформы и мягко приземлился вниз, окруженный еле заметным фиолетовым свечением. Молодая девица, одетая в несколько ремешков так, что изюминки в ее внешности как-то не оставалось, ведь все женские прелести были, в общем-то, на виду. Куда более странным было то, что позади нее болтался пушистый рыжий хвост, а на макушке было два лисьих уха. Красивая мордаха состроила брезгливое выражение, и незнакомка, смерив меня взглядом, с которым обычно обнаруживают таракана на кухне, процедила:
    — И что это у нас... Лентяйчик нашелся? Что-то я тебя не помню, мужчинка, хотя кто вас разберет... Мусор. Что?! Это я — шлюха?! — я ничего и не сказал, собственно, но подумать-то подумал... Следом за этим меня будто бы обволокло тягучим, густым воздухом и резко отбросило к стене, да так сильно, что я на мгновение забыл, как дышать.
    Прицокав ко мне, девица, прищурившись, выставила ногу вперед и хищно улыбнулась. Позади нее можно было увидеть, как другие мужики, одетые в подобные моим обноски, поглядывают на разворачивающуюся сценку, причем, как ни странно, в некоторых взглядах читалась трудно скрываемая зависть. Правда, поглазеть мне снова не дали — незримая сила вновь подхватила меня и на этот раз прибила к полу. Нестерпимое давление мешало вдохнуть, и я, задержав дыхание, пытался напрячь мускулы, чтобы хоть как-то противостоять этой невидимой мощи... Тщетно. Однако, воздействие ненадолго прекратилось, после чего девица пнула меня носком сапога, переворачивая.
    — Лижи, ничтожный птенчик, — проворковала ушастая диктаторша, наступив мне на грудь своим пыльным сапогом. Должен признать, я бы и в более романтичной обстановке с той же Ней вряд ли бы на такое подписался, хотя... Но здесь, в любом случае, местная сука пусть обломится.
    Улыбнувшись, я плюнул на сапог, из-за чего получил болезненный удар шпилькой по руке. Пристально смотря мне в глаза, девушка либо прочитала что-то в моих мыслях, либо осознала, что меня проще будет убить, потому что вновь отбросила меня телекинезом, как я догадался, и яростно зацокала каблучкам к бросившимся в разные стороны мужикам.
    — Ты. Быстро на колени — и вылизал! — гаркнула лисица, нетерпеливо помахивая хвостом, а какой-то хлипкий парниша тут же бухнулся на четвереньки и стал старательно водить языком по сапогу, да так мерзко и с таким преклонением, что меня даже замутило.
    Как только очистка закончилась, надсмотрщица вернулась обратно наверх, а я, чтобы выгадать время для раздумий, все же взял пример с местного населения и принялся долбить киркой по кристаллам. Ясно, что здесь я пока что в роли раба, который может скоро сдохнуть. Судя по тому, как бесцеремонно обращаются с рабочей силой, дамам здесь важнее «вахтерская» власть, нежели производительность труда, по крайней мере, на первый взгляд.
    Правда, после случившейся смерти так ли страшна еще одна? Я пока не решил, да и сложно сказать что-то конкретное по столь странному перерождению. Нет гарантии, что здесь, за пределами шахты, все так же плохо, и нет гарантии, что следующая жизнь, если таковая будет, окажется полна радости и счастья. Будем исходить из того, что есть.
    Моими товарищами по несчастью оказались самые разные расы. Были и простые люди, и худощавые длинноухие парни, и коротышки с бородами... Все так, будто я попал в какое-нибудь ВРММО, столь расплодившееся в последнее время. Или просто в фэнтези, чем черт не шутит. Правда, слишком уж ощущения реальные для игрушки, но все же.
    Подобных мне пернатых друзей не наблюдалось, а вот парни со звериными ушами и хвостами присутствовали, так что местное рабство, похоже, основано именно на гендерном различии, а раса — дело вторичное. Чем мне это поможет, учитывая, что все равно все здесь выглядят давно смирившимися, да еще и болтать со мной никто не спешит, опасаясь, что в следующий раз телекинезом огреют уже нескольких? Да ничем.
    Мускулы в новом теле, несмотря на схожесть с моим прошлым, оказались куда выносливей прежних, так что остатки времени до отбоя я проработал без особого напряга, хотя, конечно, небольшая усталость и чувствовалась. Никакого ужина, лишь ночлег прямо на камнях — скверная ситуация, за время которой я пытался приметить, где может быть выход. То и дело хотелось подрубиться к сети, чувствую себя будто без рук, не говоря уж о неприятном ощущении чужеродности происходящего, но техники ноосдерживания в этом случае пригодились, так что совсем скоро я более-менее абстрагировался. Учитывая самый плохой вид надсмотрщиков — читающих мысли — подобное было просто жизненно необходимо.
    Поспать удалось от силы часа четыре, после которых нас снова погнали работать. Судя по косым взглядам, подобная «награда» была за строптивость одного из работничков, меня, то есть, так что я скоро стану звездой. Завтрака и обеда нас тоже лишили, либо их и вовсе не было, лишь ближе к вечеру, если можно вообще толком ориентироваться в этой вечной темноте, нам выдали немного подгнивших фруктов, часть из которых явно просто не доела какая-то из барышень.
    Это их дело — все эти понты привели к тому, что я стал подмечать важные на мой взгляд детали. Охрана, как и ожидалось, состояла из одних лишь девиц, разодетых в такие откровенные одежды, что любой вирт-бот покажется монахиней. Были и парниши, вхожие в высшие круги, но, судя по намазанным маслом накачанным телам, они играли роль податливых «пластелинов», еще больше теша эго зарвавшихся стерв.
    Но это ладно. Не я один получал нагоняи, правда, настолько жестко, как со мной, ни с кем не обходились, видимо, из-за того, что местные полностью растеряли волю к сопротивлению, но зато я смог отметить, что в качестве оружия выступают не только псионические силы, но и короткие клинки и даже плети. В отличие от обычного холодного оружия, которое можно было ожидать при текущем способе добычи кристаллов, оно ярко светилось в руках надсмотрщиц алым цветом и сравнительно легко разрезало камень и металл.
    Сделав для себя выводы, я провел короткие тесты на ноотичность материала, которым обучали еще на первом курсе, и понял, что местный алый минерал — не что иное, как кристаллит. Пусть и несколько другой конфигурации, судя по тому, что на мои потуги не отозвался, но явно он...
    Жаль только, что на своих тщедушных научных изысканиях сосредоточиться становилось все сложнее. Меня, не дурака поесть, подобный распорядок начал изматывать. Желудок тихо ворчал, но куда более странным было то, что я стал замечать тусклое фиолетовое свечение внутри тел моих «коллег». Я себе немного по-другому представлял случаи, когда в мультиках показывают, будто кто-то кажется лишь куском мяса, но свечение постепенно усиливалось, пока я не обнаружил источник: после очередного часа работы на голодный желудок перед глазами высветилась фраза:
    «Голод продвинулся до опасной фазы. Доступно Пожирание ».
    Десны стали неприятно чесаться, нестерпимо хотелось что-то пожевать, но куда больше меня беспокоило то, что явственно присутствующая дополненная реальность возникала лишь тогда, когда ей вздумается, и все мои попытки ее вызвать до этого своими силами закончились провалом.
    Впившись в воротник рубахи, я поработал еще немного и, ощущая, как нестерпимый голод постепенно захватывает каждую клеточку моего тела, отбросил кирку. Лисицу долго ждать не пришлось.
    Сразу же ударив меня телекинезом, она явно получила удовольствие от того, что может вновь надо мной поиздеваться. Плечо закровило, когда осколок камушка пробил кожу, затем, будто насмехаясь, сучка выдернула из моего хвоста пару перьев, отчего стало еще больнее. Брезгливо держа их двумя пальцами, надсмотрщица тихо хихикала, шелестя хвостом по полу, пока я еле дышал, придавленный, будто прессом, к каменной поверхности.
    Резкая свобода — и я повалился мешком на пол, пытаясь отдышаться, когда перед моим лицом показался носок грязного сапога.
    — Лижи, падаль, — голосом, не терпящим возражений, прошипела девушка, взглядом обещая, что в следующий раз я просто не смогу дышать. Хотя бы не думать о чем-то лишнем...
    Кротко кивнув, я подполз ближе и, склонившись, неожиданно для стервы дернулся: телекинез обволок меня, но зубы уже сомкнулись на обнаженной нежной коже. Завизжав, девица рывком попыталась освободиться, только вот ноги ее не послушались. Яркое фиолетовое свечение стало сгущаться, стекаясь к прокушенной коже, и я, ощущая, как мое тело заполняется животворящей энергией, впился сильнее. Еще чуть-чуть — и обмякшее тело лисицы шлепнулось на камень, следом внезапно исчезнув.
    «Катализатор Бездушных — получен новый уровень!
    Уровень 1. Новое войсковое пассивное Умение — „Солдаты Чревоугодия 2 — жизненная сила +20% Выносливость + 20%“
    Новое Активное Умение — Пожирание.
    Новое Критическое Умение — Надкусывание
    Вы можете использовать Р.О.С.Т.О.К. (требуется управляющий жезл, опционально: модуль фракции, модуль ранга».
    Статус импернегати Чревоугодие — 2: Жаждущий. Голод — 0% »

Глава 3

    Шумно дыша, я вскочил, чувствуя прилив сил. Замершие мужики явно не решались что-либо предпринять, но на их лицах читалось что угодно, но только не радость. Ясно. Я один.
    Несмотря на то, что девица таинственным образом исчезла, барахло от нее частично осталось. Вцепившись в ключи и короткий кинжал, я бросился к большой каменной колонне в центре пещеры, вокруг которой накручивала повороты винтовая лестница. Гибель лисицы будет незамеченной слишком недолгое время, так что я должен успеть сделать как можно больше.
    Кинжал в моей руке никак не хотел отзываться на все попытки пробудить его к жизни с помощью ментальной настройки; подвижных частей или каких-либо активаторов я тоже не обнаружил, так что придется просто рассчитывать на этот коротенький кусочек металла.
    Промчавшись мимо толпы, я стал слышать заунывные крики некоторых из рабов — явно кто-то решил выслужиться, стуканув на беглеца. Жаль только, что заткнешь такого — остальные подключатся, страх перед женщинами явно куда больше, чем перед строптивым беглецом.
    Несколько засранцев, вооруженных кирками, встали у меня на пути с явно читающимся намерением не только заложить о побеге, но и отвести под белы рученьки в лапы милых дам. Слегка сжавшись, я практически интуитивно прыгнул, внезапно издав громкое совиное «Уху!», от которого мне было неловко и забавно на душе одновременно, но самое классное — выяснилось, что прыгаю я на добрых два-три метра в высоту. Еще бы летать... Но имеющихся перьев явно маловато, а вот покоцанный хвост помог немного поменять направление прыжка прямо в воздухе, так что я оказался гораздо ближе к колонне, одновременно с этим отдалившись от моих недолгих недалеких коллег.
    Быстрей, быстрей, быстрей! Ощущая, как трепыхаются перышки на голове, я несся по пролетам наверх, уже слыша знакомый цокот каблучков по металлу. Есть больше не хочется, так что на еще один трюк с пожиранием рассчитывать не приходится, как и на благосклонность оставшихся стерв.
    Со свистом мимо проскочил ярко светящийся заряд, воткнувшийся прямо в колонну рядышком со мной. Арбалетная стрела... Чертыхнувшись, я вновь сиганул, проскочив несколько пролетов и огласив подземельем своим громким уханьем, после чего мягко приземлился на верхней платформе. С боковых проходов уже раздавались женские голоса, сыпящие проклятьями, значит, путь идет вглубь горы, в которой организовали эту кристальную шахту... Промчавшись по металлу платформы, я тихо зашелестел пылью на каменном полу, и, проскочив через деревянную дверь, оказался возле подъемника. Вернее, одной лишь шахты. Глубокий каменный колодец казался бездонным, но где-то наверху забрезжил свет, сменяясь тихим свистом.
    Прямо передо мной оказался хлипкий на вид эльф, ловко управляющийся с летающим диском из черного металла.
    — Привет. Как насчет мужской солидарности? — дружелюбно произнес я, видя, как экзотического вида острая железяка в руках паренька начинает светиться и, не дожидаясь момента, когда меня разрубят напополам, упал ничком. Диск пронесся надо мной, всколыхнув многострадальный хвост, и я, почувствовав себя крутым героем, собирался было подняться и рубануть своим обрубком местного ховерскейтера, но... Эльф уже снова смотрел прямо на меня, так что как-то расхотелось. Нервно улыбнувшись, я сделал пару шажков назад и, приметив полуголых барышень с арбалетами на запястьях, бегущих в мою сторону, соскользнул в колодец.
    Мое уханье, должно быть, было слышно по всей горе... Но, вцепившись пальцами в одну из выемок в стенке колодца и почувствовав, что руки чуть не выскочили к черту из суставов, я попытался было подтянуться и выбраться на другом этаже, когда свист стал приближаться — неугомонный ушастый засранец последовал за мной, явно рассчитывая пригреть меня диском по голове.
    В этот же момент мне удалось краем глаза увидеть свечение... Точка, быстро разросшаяся до овала, откуда ни возьмись возникла прямо в шахте, достаточно просто отпустить руки — и соскользну прямиком в нее. Красная поблескивающая поверхность на первый взгляд была непроницаемой, но через мгновение я смог увидеть очертания деревьев. Портал? Никогда не видел их воочию, но факт того, что Игрек и компания могут подобным пользоваться, был общеизвестен. Неужели это все какая-то ошибка, и теперь меня решили выручить? Или все-таки какой-то трюк обезумевших девиц вместе с их пластелинами?
    Осознавая, что, даже если я сейчас заберусь в нишу, эльф продолжит преследование, пока меня не загонят в угол и не прикончат, я решил рискнуть — даже если размозжусь, подобное будет куда лучше, чем постепенно задохнуться от телекинетического пресса.
    Соскользнув, я пролетел прямо сквозь яркий овал и, собрав не один десяток веток своей спиной, плюхнулся на какую-то кучу грибов. Овал сомкнулся в то же мгновение, не пропустив моих преследователей, но даже так я пролежал несколько минут, пытаясь угомонить мысли.
    Оказаться в лесу было волнительно. Свежий воздух казался настолько непривычным, что воспринимался мной, как нечто отравленное, но, принюхавшись, я уже спокойней относился к аромату свежести, сырости и запахам каких-то трав. Стоило мне глянуть на смятые грибы, как живот предательски заурчал, но ярко-зеленая, даже ядовито-салатовая, расцветка шляпки намекала, что есть подобное явно не стоит.
    Поднявшись, я кое-как отряхнул свои обноски и, сощурившись от яркого света, стал пытаться вспомнить всякие приемчики для любителей отдыхать на природе, которые когда-то по приколу загрузил в нейросвязь. Что-то там про мох, камни, положение звезд и намагниченную иголку... Без толку. Зато могу с закрытыми глазами перебрать сердечник дрона, браво, Шэд!
    Расценив, что гулять в густом лесу без ориентира занятие не слишком продуктивное, я решил воспользоваться своей прыгучестью и, забравшись на ветку, известил окрестности о том, что здесь завелась сова. Милое ухуканье раздается само собой, как бы я ни пытался его контролировать! Поругавшись сам на себя, я минут за пять все же добрался до верхушки и от удивления вздохнул, как только удалось рассмотреть все получше...
    Оказался я в чертовски живописном месте, будто бы сошедшем с картинки: вдалеке можно было увидеть зеленые луга с серебрящейся ниточкой какой-то речушки, неподалеку медленно крутили лопастями мельницы и, похоже, находилось какое-то поселение. Идти вроде бы не так уж и далеко, конечно, но до этого нужно не заплутать в лесу... Неподалеку от моей позиции можно было заметить опушку, так что именно ее я решил использовать в качестве ориентира.
    Далекие покрикивания каких-то зверей явно немаленького размера не располагали к ночевке в подобной обстановке, так что я быстрым шагом добрался до замеченного ранее местечка: практически идеально круглая поляна, по центру которой кто-то умудрился накатить окружность из бетона. Рядом высилась небольшая плита, напомнившая мне надгробие, но на покрытом мхом камне вместо печальных дат и эпитафии обнаружился лишь диск с изображением меча и щита. Чтобы получше разглядеть надпись, я попытался убрать кусочки лишайника, когда эмблема ярко засветилась, и моя дополненная реальность вновь оживилась.
    «Лес Серых мясников — Стелла возврата. Требуется сигилл».
    Ага... Ничего не понятно, но название не слишком радует. То ли бандиты, то ли колбасная гильдия, хрен разберешь.
    Решив лишний раз руками не трогать незнакомые вещи, я подошел к бетонной платформе, где чуть не споткнулся о внезапно появившийся на моем пути столбик. Выскочивший прямо из основания, казавшегося цельным, он вырос в размерах, превратившись в потрепанную книженцию, приветливо помигивающую огоньками. Укорив себя за то, что нарушил решение, принятое минуту назад, я осторожно открыл книгу, на страницах которой возникло:
    «... Бездушные, фракция Арвер. Катализатор обнаружен. Форпост готов к работе, требуется Р.О.С.Т.О.К.»
    Пусть даже томик и воспринимает меня неким Катализатором, предложить мне нечего. Я даже перышко пожертвовал и приложил к пустым страницам, но тщетно.
    Оставив бестолковую книжонку в покое, собрался уже было отправиться в сторону выхода из леса, как к уже привычным звукам добавилось щелканье. Сухой перестук медленно приближался, и я, к счастью, вовремя заметил белёсый силуэт среди деревьев. Скелет! Чертов мертвяк целенаправленно вышагивал прямо к Стелле и, остановившись рядом с надгробием, стал внимательно осматривать светящуюся эмблему.
    Решив, что не стоит лишний раз сталкиваться с тем, что потом может в кошмаре припомниться, я стал потихоньку уходить подальше от злополучной опушки. И ведь даже отошел на добрый десяток метров, когда приятный полумрак чащи осветился алым пересветом очередного портала. Гораздо более громоздкий, чем мой, он ярко блестел в стороне, пока оттуда не вынырнул... Механизм. Трехметровый продолговатый робот был снабжен «паучьими лапами», а спереди у него виднелась подсвеченная яркими желтыми диодами голова. Громко лязгая, механизм сломал несколько деревьев на пути, но через пару секунд оказался прямо на опушке. Из передней части механического монстра показалась дисковая пила, которая резким взмахом опустилась на тело скелета, не успевшего ничего предпринять; жутковатый звук распиливаемого черепа вместе с крайне зловонным амбре жженых костей разнеслись по лесу, но все закончилось очень быстро.
    Пиликнув, механизм издал допотопный модемный звук и, развернувшись в мою сторону, приподнялся на своих ногах, медленно поворачивая голову, а затем раздался жутко искаженный электронный голос:
    — Анализ.... Готово. Поиск цели... найдена. Самое время стать мясом, чужак!

Интерлюдия "Семь"

    Толпа репортёров по-старинке ломилась в двери института, поскольку все журналистские дроны были благополучно отключены охранными системами учреждения. Пытаясь запихнуть микрофоны в лица всем проходящим мимо сотрудникам, люди наступали друг другу на пятки, толкались и непрерывно выкрикивали всякие нелепости, пока перед ними не появилась голограмма, пообещавшая рассказать все в подробностях.
    Запустившая шаблонные отговорки девушка отошла от терминала и, утвердительно кивнув, направилась к расположившейся неподалеку комнате ожидания, выполняющей сейчас функции кабинета. Двери с приятным уху перезвоном плавно отворились, открывая вид на полумрак помещения, озаряемого тусклым сиреневым цветом.
    Игрек, переконфигурировавший вербинитовую броню так, чтобы она напоминала модный в этом сезоне деловой костюм с короткими рукавами, даже не поднял глаз от стола. Крошечный кусочек металла, выполненный в виде человечка, бегал по столешнице, перепрыгивая через ручки, блокнот, кружку и все другие подвернувшиеся на пути препятствия. Как только гостья кашлянула, фигурка превратилась в кусочек серебристого металла и, прокатившись по столу, остановилась.
    — Общественный резонанс, — начала было девушка, но Игрек лишь покачал головой.
    — Пустое. Всегда есть опасность, даже если соблюдены все правила. От несчастного случая никто не застрахован, но... зато с нами прекратят носиться, как с какими-то божками, авось начнут думать своей головой, — раздраженно произнес молодой на вид парень, откинувшись на спинку.
    — И все же...
    — Закроем программу, все угомонятся. В любом случае, уже очевидно, что нет такого количества времени, чтобы дожидаться... Мы впитывали знания веками, у сто первых просто нет шанса на столь же долгую практику. Произносить вербы можно научить и попугая, но потенциал.., — горестно вздохнув, Игрек превратил кусочек металла в маленькую фигурку какаду.
    — Как скажете. И все же, семь жертв, большинство из консервативных семей, достаточно богатых, вряд ли удастся замять это дело, даже если завести разговор о вечности жизни, — настороженно произнесла девушка. — От нас ждут воскрешения... Что? — заметив, как Игрек нахмурился, гостья замолчала.
    — Семь... Ты не говорила ранее, что их семь. Кто тебе сообщил? — мягко прошептал парень, хотя взгляд его не сулил ничего хорошего.
    — Простите, вы сказали, что все прошло по плану, вот я и...
    — Ты не говорила! — повысив голос, Игрек поднялся со стула, но почти сразу сел обратно. — И еще ты сказала, что «Большинство». Что ты имела в виду?
    Засуетившись, девушка шумно сглотнула и поспешила положить на столешницу голографический куб, над которым тускло засветилось изображение фотографий и досье.
    — Это еще кто... Шэд, Дмитрий Кловерфилд-13?! Какого черта неотерранин-то погиб?!- какаду, начав шевелить клювом так, будто это были его слова, внезапно с тихим хлопком разлетелся на осколки, а сам Игрек стал судорожно всматриваться в изображение. — Да! Иронично... К счастью, Ищейки успели сработать, так что прости мои подозрения, но такой расклад и впрямь нереально предположить. А Неотерранин... Может, оно и к лучшему, лично я не ожидал, что на ком-то вроде него тоже задействуют Призыв.
    — Извините, но я плохо понимаю, — подала голос сотрудница, немного испуганная вспышкой злобы пришельца из другого мира.
    — Я тоже, — улыбнувшись, Игрек подмигнул девушке. — Для того и затеялись.

Глава 4

    Большой страшный робот-мясник — не совсем то, что я рассчитывал встретить в живописном лесу! А если представить, что он только что пилой перехерачил скелетона, то там микробов — ой-ой сколько, мне не улыбается даже оцарапаться об эту мерзость!
    Испуганно ухнув, я ломанулся куда подальше от злополучной полянки, слыша, как анахронизм, издающий модемные гудки, перестукивает лапками, ломая деревья на своем пути. Все-таки все мысли о вечности бытия и бессмертии души отходят в сторону, когда слышишь надсадное жужжание дисковой пилы, готовой отчекрыжить мне голову. Мне не страшно умереть, но как-то не так. А как — я еще не решил, времени мало.
    Споткнувшись, я успел поругать себя за неудачливость и, собрав на свое тряпье очередную порцию помятых грибов, вновь ломанулся через чащу; с жалобным скрипом одно из деревьев повалилось совсем рядом, прислонившись к своим деревянным товарищам и обломав им ветки, а я, судорожно пытаясь вспомнить, что еще было примечательного в лесу вокруг, опять чуть не навернулся.
    Ладно... У робота есть четко заметные фотоэлементы, можно попробовать его ослепить, но это не убережет от наличия прочих датчиков в его стальной серостражной тушке. Не говоря уж о том, что для того, чтобы брызнуть засранцу грибами в глазюки, мне придется оказаться гораздо ближе к пиле, чем я рассчитывал в ближайшие лет семьдесят. Дополненная реальность не спешит сыпать подсказками и внезапными решениями, таинственный союзник не создает портал, мне нестерпимо хочется ухать... Это лишнее.
    Увидев еще одно скопление грибочков, я подкатил по мягкой травяной подстилке прямиком к ним и, резанув похищенным ножичком, от которого иной пользы не наблюдалось, собрал целую рубаху местных поддеревников. Прыжок, ветка, мерзкий титановый паучище хихикает, рассчитывая сдернуть меня с деревца. Прости меня, деревянный друг, ничего личного.
    Перьевые ушки стали торчком, будто бы я собрался попытаться замаскироваться под кору, будучи обмазанным ярко-зеленым соком, но задуматься об этом не успел — с мастерством лесорубной машины, робот ловко пильнул ствол, и я, думая о том, что крылья все-таки не помешали бы, полетел вниз. Хвост и в этот раз помог немного скорректировать полет, так что я, оставив часть штанины на внезапно выскочившем из робомонстра лезвии, шлепнулся супостату на спину, где сразу размазал сочные грибочки о стальную маску.
    — Ну все, ты огрибаешь! — грозно высказался я, поздно осознавая, что некому в лесу наслаждаться моим изысканным юморным каламбурчиком.
    — Анализ... Готово... Шваль, как посмела ты испортить мое великолепное тело?!- то ли сволочь не различала пол, то ли общалась, как ей вздумается, но даже так паучище словно взбесился. Метеля лапками по земле, робот продолжал жужжать пилой и тыкать куда ни попадя острой железякой, пока я пытался понять схему крепления его лапок, чтобы отыскать двигатели.
    К моему большому сожалению, двигатели оказались прикрыты бронелистами, но здесь уже взыграло провидение. Я, ощущая, как рука наливается мощью, вцепился в рукоять ножика и нанес молниеносный удар прямо в металлическую пластину — казалось, что даже кровь быстрее побежала по жилам, а адреналин в крови приятно взбодрил. Звяк! Кинжал ловко выскользнул из перемазанной грибным соком ладони, не оставив даже царапины и угодив куда-то внутрь конструкции вместе с остатками раздавленных грибочков, а я, с трудом удержавшись, все-таки поднялся и отпрыгнул подальше.
    Даже с заляпаными датчиками развернувшийся в мою сторону робот оставался опасен. Побежав прямо, он чуть не сбрил мне голову, но я, резко отпрыгнув, попытался замереть на одной из веток. Отрывистое дыхание с трудом удалось задержать, и вместе с тем робот меня явно потерял из виду. Либо терпения ему не хватило, поскольку паучище стал носиться по округе, вслепую распиливая все деревья подряд, а я, воспользовавшись падающими стволами, как отвлекающим фактором, стал потихоньку удаляться, пока шум не остался где-то далеко-далеко.
    Усевшись прямо на землю, я с облегчением выдохнул и, прислонившись спиной к стволу, попытался отдохнуть. Желудок предательски заурчал, да так, что у меня перед глазами поплыло, но сыроедением мне пока что заниматься не улыбалось, несмотря на обилие сочных грибочков вокруг.
    М-да... Игрек и компания немного рассказывали о других мирах, даже показывали изображения, а порой и фильмы. Честно говоря, их проблематично было отличить от художественных, наверное еще и из-за того, что сложно осознать, будто где-то в наше время есть настолько технологически отсталые миры. Правда, робот, мягко говоря, не вписывался к образам полуголых стерв и их с пластелинами кристальной шахты, но никто не мешал перетащить роботов в другой мир, верно? Оно и в моем мире зачастую за пределами крупных мегаполисов многие живут иначе, что уж говорить о всей планете с ее масштабами.
    К сожалению, мыслями сыт не будешь, поэтому я, прислушавшись, отправился на розыски чего-либо съестного. Вскоре мне попался куст с приятными на вид пурпурными ягодками. Честно говоря, последний раз ягоды вживую я видел... никогда, но мороженое в институтской столовой перепробовал со всеми вкусами, так что прекрасно знал и клубнику, и малину, и кучу всякого...
    После десяти минут попыток по запаху и осторожным полизываниям ягодной плоти осознать, не окочурюсь ли я от подобного обеда, я не пришел к единому мнению со своим здравым смыслом и, отойдя на несколько метров от куста, стал размышлять дальше, будто бы с этого ракурса станет яснее, но сил в себе сразу отправиться восвояси от потенциального хавчика я найти не смог.
    Шумный шорох меня немало насторожил, учитывая, что единственное, пусть и бестолковое, оружие я подарил психованной железяке, но источником оказалась круглая толстая птица. Будто бы кто-то утыкал перьями нообольный мяч и отпустил прогуляться, приделав несуразно тонкие ножки и крошечную голову с дебелыми выпученными глазами.
    Уставившись на меня, птаха издала что-то вроде «Пир-пир!» и, потопав лапками вокруг куста, опять глянула в мою сторону. Сглотнув слюну, я задумался лишь о том, будет ли подобное в моем случае считаться каннибализмом и, решив, что здесь не самое лучшее место для философских рассуждений о морали и этике, стал медленно приближаться к птице.
    — Пир-пир! — вновь воскликнуло существо, чуть приоткрыло клювик и клюнуло ягодку. Затем еще одну, и еще... Пока птаха увлеклась ягодами, я оказался совсем рядом, но стоило мне прыгнуть, как пернатый шарик бросился наутек, к еще одному кусту, оказавшемуся неподалеку. Поглядывая на меня издалека, птица вновь издала свой крик и склонила голову набок.
    К несчастью, все хищнические возможности совы перекрылись моей никчемностью городского жителя. Не в состоянии поймать жирный шарик, я вернулся к кусту. Раз птица жрет ягоды, то полакомлюсь хоть ими... Возможно, что птаха увидела во мне пернатого сородича и решила помочь? Задумчиво пережевывая кисло-сладкие ягоды, я стал срывать их гроздьями и закидывать в рот, будто никогда не ел ничего вкуснее. «Пир-пир» сделала пару шагов в мою сторону, пристально наблюдая, после чего возбужденно закричала, став носиться вокруг. Наблюдая за странным поведением, я замер и, заметив это, птица затормозила. Ее клювик раскрылся, после чего птаха отрыгнула шипящие ягоды, от которых даже трава вдруг пожухла... Вместе с этим стало видно, что клюв твари полон острых зубов. Приоткрыв пасть, будто бы даже ухмыляясь, мелкая сволочь стала терпеливо ждать, пока я окочурюсь от ягод!
    Задышав чаще, я попытался было вызвать рвоту, но вместо этого молчаливая дополненная реальность вновь дала знак:
    «Детоксикация завершена. Пассивное умение Чревоугодия — детоксикация пищи. Вас невозможно отравить перорально, вы можете потреблять ядовитую для простых людей пищу».
    Это весьма своевременное замечание... Осев на землю, я сделал вид, что мне все хуже, благо из-за удивления это было не так уж и сложно. Пир-пир приблизился и уже собирался цапнуть меня за руку, когда я резко сорвался с места и навалился всем весом на хитрую толстую тушу. Испуганно закричав, птица затрепыхалась, но я свернул тонкую шею куда быстрее, чем сволочь успела меня куснуть.
    Отдышавшись, я взвалил тушку на плечо, не слишком радуясь перспективе жрать сырое мясо, даже если мне от этого ничего не будет, тем более что ягоды пока что неплохо утолили мой нездоровый голод. Сам факт того, что меня ассоциируют со смертным грехом из когда-то давно забытых религий, не слишком-то радовал, но отбрасывать полезность обнаруженного навыка явно не стоит. Еще бы кто подсказал, почему я понимаю голоса всех местных, хотя очевидно, что они общаются на каком-то своем языке...
    Воспользовавшись идеей мертвой птахи, я отправился к следующему кусту, а затем принялся искать в округе все подобные растения, отбросив глубокие размышления в угоду текущим проблемам. Судя по изменившемуся положению местного светила, ночь не за горами, а уж если здесь днем я чуть несколько раз не помер, то ночью вряд ли ситуация будет лучше.
    Спустя битый час поисков, за время которого я, предварительно пряча трупик Пир-пира за деревьями, поймал на свою роль отравленного еще пару пернатых толстяков, мне удалось найти нужное. Расценив, что я не единственный лох, не знающий местную фауну, я набрел на полусожранное тело другого бедолаги.
    Судя по всему, он был еще одним гостем из иного мира или хотя бы местности. Камуфляжные штаны, армейские ботинки, жилетка... Пистолет, судя по всему, огнестрельный, но без боеприпасов; боевой нож с зазубринами и, бинго! Спички и какой-то камушек. К счастью, птахам снаряжение было ни к чему, так что все это было в отличном состоянии, а вот одежда уже явно непригодна...
    Потратив еще немного времени на поиски подходящего места, я кое-как собрал дровишек и щепок для костра, после чего, ожидая, пока разгорится пламя, взялся рассматривать камушек. Он был небольшим, и явно искусственного происхождения — похоже, это был даже не камень, а нечто вроде картриджа или пластинки, помещаемой куда-то.
    «Найден модуль! ТехГан, Войсковая модель — боец с винтовкой; требуется Р.О.С.Т.О.К. с модулем ТехГан».
    Ага... Что ж, похоже, что подобная фигня связана с площадкой в «Лесу злобных роботов-мясников». Не сказать, что это все объясняет, но явно стоит попытаться выяснить побольше. Когда рассветет, нужно попытаться выяснить, откуда заявился солдафон, и если не прямиком из портала, как я, то есть шанс найти и другие пластинки-модули.
    Почувствовав себя лучше, создав определенную цель, я начал неуклюже разделывать толстую тушу одной из птах, когда из нее на землю высыпалось еще несколько пластинок.

Глава 5

    То ли пир-пиры уже давненько охотились, то ли бравый вояка был обладателем множества чипов, а один уцелел чудом, но факт оставался фактом: мне досталось еще несколько так называемых модулей. Часть из них сообщением почти повторяли ранее найденный, так что для себя я просто отметил, что они открывают:
    «ТехГан, войсковая модель — снайпер»
    «ТехГан, гражданская постройка — свиноферма, пивоварня»
    «ТехГан, военная постройка — гараж легкой техники»
    Остальные же попались впервые, так что на них я остановился поподробнее:
    «Найден модуль! Арвер, Войсковая модель — Щитовик; требуется Р.О.С.Т.О.К. с модулем Арвер».
    «Арвер, гражданская постройка — апперитовая шахта»
    «Арвер, военная постройка — казарма стрелков»
    «Найден модуль! Мехайв, апгрейд структуры — пирометалл; требуется Р.О.С.Т.О.К. с модулем Мехайв».
    Дополненная реальность так и не соизволила появляться сама, так что пришлось судорожно запоминать быстро проскочившие сообщения. Строить какие-либо теории пока проблематично, но если прикинуть, довольно очевидно, что найденные мной вещицы достаточно важны, но, в то же время, бесполезны.
    Скептически осмотрев кое-как обработанную тушку, я подивился тому, как не порезался во время разделки и, проткнув птицу палкой, разместил над костерком. Сразу стало как-то уютней, но я прекрасно понимал, что с учетом того, сколько раз меня хотели грохнуть после попадания сюда, долго наслаждаться очагом не удастся. Однако стоит воспользоваться полученной передышкой для плодотворных размышлений.
    Понятное дело, что я не приспособлен для подобного. Нет, конечно, научить можно кого угодно, и худо-бедно и я бы смог начать выживать в лесу, вот только вероятность сдохнуть слишком уж высокая. Страха смерти у меня не было, но как-то не было уверенности, что быть распиленным озверевшим роботом или сожранным наглыми птицами — действительно радостные события, которые захочется пережить раз за разом.
    Не было гарантии, что в городе неподалеку меня не растерзают местные или не сожгут на костре; пусть язык полуголых стерв я и понимал, но никто мне не подскажет, в каких взаимоотношениях эти народы между собой, хотя по мне, должно быть, и не скажешь сразу, к кому я отношусь... Да и идти придется либо сделав охрененный крюк по недружелюбному лесу, либо пытаться пробраться мимо владений мясника, и что из этого хуже — тот еще вопрос.
    Так что единственной более-менее толковой зацепкой для меня будет труп солдафона. Если обнаружу, откуда он пришел, то, вполне возможно, найду источник этих самых модулей: вряд ли вояка сдох сразу же, как здесь объявился, а сами находки довольно разнообразные, чтобы предположить, будто они были принесены им заранее, хотя могу и ошибаться.
    Аккуратно оттерев пластинки от крови, я сложил их в импровизированный кошель, который я сделал из шкуры пир-пира, вывернутой наизнанку и скрепленной куском клюва, после чего оторвал ножку от тушки и впился в горячее мясо, с жадностью отрывая куски сочащейся плоти от кости. К тому моменту, как опомнился, у меня уже весь подбородок и рубаха были в подтеках из мясного сока, но зато голод немного поунялся. Тоже дилемма... Если буду все время жрать, то голода не будет, и надеяться на свое Пожирание не получится, а если соблюдать «диету», то можно с катушек слететь. М-да...
    Неплохо бы просто таскать с собой что-либо про запас, но даже с учетом детоксикации хавать тухлятину мне не улыбается, а заниматься заготовками негде и толком не с чем.
    С сожалением посмотрев на оставшиеся тушки, я оторвал еще ножку вместе с куском филе, после чего медленно поплелся назад, к месту гибели вояки. Так-с... Глянув наверх, я понял, что уже взошла местная Луна, но было весьма светло... Или это я так хорошо ночью вижу? В пещерах из-за постоянного свечения кристаллов как-то не доводилось оценить, но сейчас все было очень даже заметно! Еще один плюс!
    Из происходящего ранее, стоит еще отметить то, что я плюхнулся с немалой высоты, а ничего себе не сломал и даже не отбил. После калейдоскопа неудач в фортуну верится слабо, но, быть может, это тоже стоит записать в особенности моего нового тела? Уху!
    Закрыв рот, я осмотрелся, оценивая, не услышал ли кто-нибудь мои неуместные уханья, но все было тихо. Даже слишком, если говорить об огромном ночном лесе, где совсем недавно орали какие-то твари. Спать вроде бы не хочется, так что стоит двигаться, не выискивая себе убежище. Пусть мне забраться на ветки и несложно, не удивлюсь, если тут будет какая-нибудь зубастая тварь, охотящаяся на подобных мне умников.
    Бедолага остался на прежнем месте, так что я принялся рассматривать следы вокруг, пытаясь отсечь те, что принадлежали мне и толстым птахам. К счастью, у солдафона была весьма своеобразная армейская обувка с глубокими протекторами, так что вскоре я напал на след. Шаг за шагом, всматриваясь в землю, я стал медленно отдаляться от кустов, когда раздался неприятный стук. Развернувшись, я удивительно точно определил его источник и, сглотнув, поспешил ориентироваться пошустрее: бравый вояка, видимо, устал лежать, ничего не делая, и благополучно поднялся, хрустя и скрипя подгнившими суставами.
    Деревце, деревце, кустик.... Сверху лес казался большим, но не настолько; сейчас, с нежитью на хвосте, мне казалось, будто я никогда отсюда не выберусь. Ноотические тренинги пришлись весьма кстати, так что мне удалось не запаниковать и хотя бы продолжать бежать последу, пока я не выскочил на очередную, но в этот раз незамеченную ранее, полянку.
    Среди густой травы хорошо выделялся участок примятой травы — похоже, именно сюда и шлепнулся малый, когда вышел из портала, но, что куда важнее, я, похоже, нашел источник модулей!
    На противоположной от меня стороне поляны находился вход в бункер, иначе и не назвать. Прямо посреди почти нетронутой травы расположились покореженные металлические ворота, за которыми с этого расстояния я мог разглядеть лишь скошенный потолок.
    Оглянувшись, я поспешил пересечь открытую местность и, когда оказался неподалеку от бункера, увидел, что он замаскирован: сверху покрыт землей и травой, так что вряд ли можно заметить, если точно не знать, что он здесь.
    Двери были выбиты направленным взрывом, а уж постарался ли это мой мертвый дружище, или кто-то успел подшустрить до этого, история умалчивает. Расценив, что поблизости вряд ли будет безопасней, чем в чертовски зловещем подвале, я смело шагнул внутрь и быстро спустился по влажным ступенькам.
    «Зона ТехГан. Перестройка не завершена, задействовано два\один\ноль узла из десяти. Для перестройки в Шэдмер требуется авторизация в срединном центре» — огорошила меня система очередным сообщением, на которое мне даже и ответить нечем.
    Помещение, в котором я оказался, напомнило какой-то заброшенный склад. Причем такой, из которого еще и не постеснялись вывезти все, вплоть до розеток и обоев... Заглянув в парочку открытых деревянных ящиков, обитых железными петлями, я ничего не обнаружил, и направился прямиком к двери, ведущей к следующему помещению.
    Над металлическим шлюзом, достойным по толщине банковского хранилища, были написаны мигающие фиолетовые символы, сразу бросающиеся в глаза. Несмотря на то, что их начертание было совершенно диким, сочетающем в себе обилие коротких штрихов, еле заметных изменений оттенка свечения и грубых линий, я мог понять, что было написано.
    «Спецхран Каталиста-2. Автоматически выбрана фракция — ТехГан. Повышенная опасность. Рекомендуемое число бездушных — два и больше».
    Происходящее мне все больше напоминало ВРММОшку, в которой я благополучно скипнул обучение, но даже так уходить, так ничего и не выяснив, казалось слишком уж непродуктивным, тем более что дружище-солдафон за мной не спешил. Зажав в руке боевой нож, с которым было как-то поспокойней, я прошел через шлюз, надеясь, что предупреждение было дано на всякий случай.
    В отличие от первого зала, здесь было темно и холодно, но меня это не останавливало. Прислушавшись, я сразу же уловил множество посторонних звуков и, как только смог видеть хоть что-то, кроме стены, находящейся прямо за дверью, осмотрелся.
    На этот раз я попал на какое-то предприятие и, судя по подвешенным свиным тушам — мясокомбинат или вроде того. Какое упущение, стоит позвать сюда стального отморозка, чтобы он делом-то занялся!
    Рядом были конвейерные ленты, с тихим шелестом скользящие по роликам, и в центре мясной промышленности можно было увидеть выделяющийся столбик-монумент — он был из серебристого металла, исписанного виденными ранее символами, но на этот раз они были нафигачены хаотически, не складываясь во что-то осмысленное. В нижней части столбика можно было приметить пустую полочку, на которой как раз не хватало элемента, по форме одного из найденных модулей, тогда как верхняя часть металлической стеллы уходила далеко вверх, и туда можно было забраться либо по множеству металлических лестниц, опутывающих помещение, либо...
    Прыгать в неизвестность я не спешил, но осмотреться мешала стена. Осторожно выглянув, я увидел источник посторонних звуков: как и с прошлым помещением, напротив входа находилась очередная дверь, над которой сверкало:
    «Спецхран Каталиста-3.
    Фракция не выбрана.
    Ключевая точка! Рекомендуемое число бездушных — неизвестно».
    Рядом со шлюзом перетоптывались... свиньи? Изуродованные туши похрюкивали, чавкали и блевали нечистотами прямо на пол, потом жрали их, и все повторялось вновь. Их тела были слипшимися, будто какой-то псих сшил туши вместе. У иных не было конечностей, и их заменяли подобранные здесь же пилы и ножи, кое-как приделанные к гниющей плоти. Постукивая в нетерпении копытцами, твари визжали, когда кто-то из них тыкал другого клинками, после чего начинали грызню и, харкая гнилой плотью, оставшейся во рту после укуса соперника, вновь ненадолго успокаивались.
    Меня начало немного подташнивать от открывшегося вида, и, стараясь больше не смотреть в ту сторону, я стал осторожно идти вдоль стены, рассчитывая увидеть, что находится вверху. Немного, немного... Стараясь не шуметь, я добрался до края стены и, присев так, чтобы скрыться за одной из конвейерных лент, стал потихоньку двигаться в центр, рассматривая верхние площадки. Вроде бы никого.
    Сзади раздалось громкое хрюканье, и я, машинально изменив положение перьевых ушек так, будто пытался замаскироваться, выглянул из-за ленты. Одна из свиней, самая здоровенная, шумно втягивала пятаком воздух, явно что-то учуяв. Неужели мясо пир-пира или меня самого?!
    Судорожно отцепив от себя деликатесы, я отбросил их подальше, рассчитывая подманить хрюна. Завизжав, монстр тут же бросился между лентами, не обращая внимания на то, что низко висящие крюки сдирают гнилую плоть с его покрытой пропалинами спины, и, впившись в филе птицы, стал жадно пожирать его, брызжа во все стороны мясным соком и кровью из деформирующихся десен.
    Подгадав момент, я сиганул вверх, с тихим лязгом оказавшись сразу на верхней платформе.
    — Мозьг! — тут же пробормотал покрытый струпьями мертвяк в заляпанном кровью пожелтевшем халате и, заскрежетав ржавым ножом по металлу пола, попытался подползти ко мне. — Хотю мозьг!
    Я бы может даже поумилялся мимимишному говору ходячего трупа, если бы к зомби не добавилось еще пятеро, разбивших матовые стекла, ведущие в какие-то кабинеты, расположенные здесь повсюду. Вооружившись тесаками и пилами, нежить неуклюже толпилась, но двигалась слишком быстро, чтобы ее недооценивать. Понимая, что у меня нет шансов с моим мелким оружием, я бегом бросился к монументу и, заприметив прикрытое полем углубление, коснулся пластинки рядом.
    «Шэдмер.... Генерация награды. Модуль войсковой модели — псионик-ученик»
    Быстро схватив появившуюся награду, я собрался было уже прыгнуть вниз, когда увидел, что раззадоренные закуской свиньи уже ждут новой порции, на этот раз в виде меня.
    «Активации... Обучение. Хотите использовать пять лет жизни, чтобы вызвать Обжор? Обжоры — Вассалы Чревоугодия низшего уровня, примерный воинский ранг — 2».
    В другой ситуации я бы засомневался, но сейчас есть вариант не только пять лет профукать, но и вообще все... Впервые увидев подтверждающее окошко, я мысленно выбрал «да».
    Полумрак мясного цеха разогнали яркие зеленые порталы, возникшие сразу в нескольких местах. Из них выпрыгнули сфероподобные существа телесного цвета, у которых, как мне кажется, не было ничего, кроме огромного зубастого рта. Эти «Пакманы» дружно покатились в стороны от меня, часть упала вниз, а затем... Помещение заполонили крики свиней и пугающие вопли зомби.
    Орудуя гигантскими заточенными зубами, как лезвиями мясорубки, колобки разрывали мертвяков на части, шумно проглатывая тухлую плоть. Они ломали кости, откусывали головы, раздирали одежду и даже проглатывали ножи, будто совершенно не разбирались, что находится перед ними.
    Свиньям же повезло и того меньше — перекусанные пополам, они пытались отползти от неожиданной угрозы, но Обжоры были неумолимы: всасывая кишки, будто макаронины, они раз за разом впивались в животы хрюкающих монстров, с жадностью поглощая оставшийся ливер, и только после этого приступали к мясу. Отгрызая ноги свиней, они оставляли монстров лежать без возможности пошевелиться, и, как только все твари в округе были обездвижены, принялись за пожирание. Хрустя костями черепа и хлюпая декалитрами крови и водянистой плоти, Обжоры в момент сожрали все, затихнув лишь через пару минут. Один из кругляшей подкатился ко мне а затем, потеревшись о ногу со странным вибрирующим звуком и размазав остатки гнили и крови о штанину, внезапно исчез в фиолетовой дымке.
    «Обжоры вернулись на божественный план. Вы получаете 1 год жизни за поглощенных существ».
    «Новый проступок „ Чем в таз, лучше в нас “ — вы накормили своих адептов мертвечиной.
    Выносливость армии снижена на 5%, риск развития у бездушных черты „ Каннибализм “ повысился на 50%»

Глава 6

    Произошедшее было не слишком-то приятным, поэтому я шумно вдохнул, пытаясь сдержать тошноту, но вместо этого лишь занюхнул мерзкий, въедливый аромат смерти, оставшийся от мертвяков. Раз за разом сглатывая слюну, я прижался к стене между «кабинетами», чтобы не сильно отсвечивать, и вскоре пришел в норму. Вот ведь срань!
    Думаю, здесь было достаточно шумно, чтобы предположить — все, кто хотел до меня добраться, уже выдали себя, но не стоит сбрасывать со счетов возможное присутствие заблокированных тварей или вообще кого-то разумного... Понимая, что вечно меня стихийные срабатывания неведомой системы вряд ли будут спасать, я вновь вслушался в окружение, но кроме шелеста конвейеров вроде бы ничего лишнего не было заметно... Слух у меня был отменный, как теперь уже можно уверенно предположить, я мог с точностью в несколько сантиметров определить, где именно шелестят ленты цеха, так что можно надеяться, что и внезапное появление противника не останется незамеченным.
    Приметив один из тесаков, который колобки не стали жрать, я осторожно подобрал его и, тщательно протерев рукоять, зажал в руке, спрятав ранее найденный ножик. Против любого засранца, владеющего клинками, я буду не опасней мартышки с ножницами, но против всякого агрессивного зверья может и сгодится...
    Направившись в кабинет, из которого наведались зомби, я обнаружил хранилище спецодежды. Не той, что хотелось бы, но пыльный халат и оставленные кем-то футболка с джинсами были очень кстати после изгвазданных лохмотьев, даже несмотря на небольшое несоответствие в размерах. Правда, начав надевать обновки, я обнаружил казус и, тихо ухнув, принялся прорезать в ткани дыру под хвостовые перья...
    Пока отвлекся на бытовые хлопоты, поймал себя на мысли, что зал не так уж и похож на мясной цех. То есть, я, конечно, ни на каких мясокомбинатах не бывал, да и сейчас они полностью роботизированы, а генномодифицированные хрюшки с десятками ног под хамон и прочие деликатесы весьма далеки от своих «обычных» предков, но даже так... Непрофессиональному глазу заметно, что архитектура чересчур запутанная, помещения разбросаны куда зря, а все происходящее выглядит скорее... Ну, как чьи-то представления о том, как должен выглядеть мясной цех.
    Вместе с тем, я задумался о том, что попалось мне в сообщениях. Божественный план предполагает наличие богов, во что мне не особо верилось, поскольку все вокруг было скорее технологичным, нежели предполагало наличие некоей всемогущей сущности далеко на небесах.
    Прибарахлившись, я стал напоминать студента каких-нибудь кулинарных курсов, причем весьма неопрятного, но сейчас было не до моды. Удерживая нож возле ноги, чтобы он вдруг не блеснул раньше времени, я вышел на площадку и вновь осмотрелся. Тишина.
    В соседних «кабинетах» ничего интересного, несмотря на то, что мертвяки явно тусовались внутри до моего прихода, а вот на противоположной стороне и двери, и матовые окна были нетронутыми, только вот чтобы добраться туда, необходимо либо побегать между этажами, либо перепрыгнуть с пяток метров... Заодно я увидел, что у обелиска есть еще одна, нетронутая часть, к которой не ведет ни одна платформа.
    Выдохнув и освободив разум, словно Избранный из древнего фильма, я разбежался и прыгнул, распушив хвост и озарив пустой цех хищным уханьем. Приземлившись на металл, я почувствовал, как платформа начинает падать и, вцепившись в нижние планки поручней, ударился о панель, когда часть пола повисла вертикально, раскачиваясь на надломленных креплениях.
    Вместе с этим несколько дверей открылись и, услышав топот сапог, я поспешил спрыгнуть на промежуточный этаж сбоку от себя, сразу же откатившись в сторону — весьма вовремя, поскольку раздавшиеся выстрел и свист рикошета не сулили ничего хорошего.
    Не слишком рассчитывая на хлипкие металлические платформы в качестве защиты, я поспешил к очередному «кабинету», на этот раз снабженному прозрачным стеклом, так что можно было сразу оценить, что внутри никого нет. Короткая очередь прошила край платформы позади меня, и, больше не раздумывая, я быстро присел, спрятавшись за стенкой. Со звоном стекло надо мной рассыпалось на миллиарды осколков, но я, вовремя закутавшись в халат, избежал попадания кусочков.
    Выстрелы прекратились, и вместо них я услышал приглушенный резкий говор, который не удавалось разобрать. Отдельные слова были довольно четкими, но не более того — их смысл от меня полностью ускользал.
    Зато мое убежище было худшим из возможных: на столах, на крюках и даже в холодильниках с прозрачной стенкой была колбаса, сардельки, копченое сало, грудинка, м-м... Желудок протестующе заурчал, а я, надавив на ненасытное брюхо, согнулся в три погибели, ощущая чуть ли не физическую боль. Кушать... Нет. ЖРАТЬ. ЖРАТЬ ХОЧУ.
    Шумно сглотнув огромную порцию слюны, я воспользовался ноотическим блоком, пытаясь абстрагироваться от плотских желаний, но навязчивая страсть никуда не хотела уходить, мешая сосредоточиться. Потянувшись к ближайшему столу, я второй рукой остановил себя. Нельзя. Если сдерживание поможет активировать Пожирание, то было бы опрометчиво не использовать его против автоматчика. Или даже нескольких, судя по множеству шагов.
    Развернувшись к разбитому стеклу, я осторожно выглянул, перед этим постаравшись пригладить перьевые ушки, чтоб не торчали. Ага. Трое. На этот раз вроде бы не какие-то монстры или нежить, просто солдафоны... Или не просто. Хотя на них и были схожие с ранее виденными мной камуфляжные штаны и армейские ботинки, верхняя часть тела была скрыта каким-то тряпьем, под которым можно было разглядеть, что бойцы явно страдали избыточным весом . Так, словно весь жир отложился в пупок, никак не сказавшись на ногах...
    На лицах — маски на манер тотемных, как в каких-нибудь первобытных племенах, и на них не было четко сформированного лица. Просто безликий овал серебристого цвета. Зато на накидках четко прослеживалась символика, изображающая толстый безликий силуэт, обнимающий гору разномастной пищи. Есть предположение, что мы как бы заодно, вот только сближению явно мешают направленные в мою сторону автоматы и дробовик.
    Пробежав по нескольким лестницам до моего этажа, вояки стали осторожнее и, внимательно всматриваясь в темноту колбасного склада, с каждой секундой приближались, так что я быстро отполз в глубину помещения, стараясь не вдыхать аромат копченостей.
    Продолжая переговариваться резкими фразами, солдаты вдвоем зашли внутрь, пока третий остался возле стекла, выцеливая то один угол, то другой. Привычное подсвечивание фиолетовым оттенком все никак не проявлялось, и я пытался, словно суеверный невежда, бормотать все, что угодно, лишь бы активировать «Пожирание».
    Оба безликих засранца остановились и, синхронно переглянувшись, хоть это и казалось странноватым в надетых на них масках, подошли поближе к первому же столу. Пока стоящий позади что-то покрикивал, солдафоны жадно схватили по целой палке толстенной колбасы и сдвинули маски вверх. Квадратные подбородки обоих бойцов с тихим хлюпающим звуком, совмещенным со скрипом, разошлись в стороны, открывая вид на мелкие загнутые зубы, расположенные горизонтально. Длинные мясистые языки, покрытые каким-то ворсом, лизнули оболочку мясных деликатесов, сдирая по здоровенному куску за раз, и «откусанные» ломти тут же скрывались где-то внутри жутковатых черепов.
    Шумно глотая одну колбасу за другой, двое солдат полностью игнорировали вопящего товарища, пока тот не разрядил по короткой очереди в затылки своих несдержанных сослуживцев. Пули не смогли пробить серебристый металл, так что ошметки мозга вместе с кровяными сгустками потекли по внутренней стороне овальных масок, стекая на ужасный подбородок, пока оба тела не шлепнулись на стол перед собой, раскидав остатки еды.
    С тихим хрустом осколков оставшийся солдафон залез в разбитое окно и, пройдя мимо трупов, стал всматриваться в оставшиеся столешницы, рассчитывая обнаружить меня. «Пожирание» ни в какую не собиралось активироваться, даже когда до врага оставалась всего пара метров, так что нужно было в срочном порядке придумать что-то еще.
    Успев за время трапезы монстров прихватить со стола колбасу, которая сейчас была для меня главным раздражителем, я осторожно швырнул ее в стену так, чтобы она отскочила и в первую секунду не было ясно, откуда ее бросили: резко вскинув винтовку, боец лишь на мгновение отвлекся, но почти сразу же потерял всякий интерес к еде, вновь прочесывая все коридорчики между стеллажами.
    Подумав, я выудил кошель с пластинками-модулями и швырнул его следом: на этот раз вояка сразу же встрепенулся и, внимательно всматриваясь в рассыпавшиеся кусочки металла, повернулся ко мне спиной. С победным уханьем я выпрыгнул из-за стеллажа и, до того, как схлопотал удар прикладом в грудь, успел вогнать тесак ублюдку в горло. Несколько пуль вонзились в висящее сало, другие угодили в потолок, а хрипящий и блюющий кровь выродок тщетно пытался выдернуть огромный кухонный нож из своей шеи до тех пор, пока последние искры жизни не покинули его тело. Осев на пол, монстр просипел что-то невнятное «нижней» челюстью и со стуком выронил автомат.
    «Новая праведность! „ Бей своих, чтобы чужие боялись 1 “. Вы убили зарвавшихся последователей Чревоугодия, что решили, будто могут идти против апостола. Скорость набора синергии +10%»
    «Вы удержали Голод на уровне 100% в течение 5 минут»
    Пассивное умение « Поиск еды » получено.
    «Поиск еды» 1 ур. — вы видите ауры существ с пригодной для пожирания душой в радиусе 10 метров даже если не голодны.
    Общее улучшение каталиста « Подавление » доступно.
    «Подавление» 1 ур. — теперь вы можете сбрасывать уровень Голода, уменьшая свой срок жизни, тем самым расширяя срок наступления опасной фазы. 10 лет жизни за увеличение на 50% »

Глава 7

    Вместе с гибелью последнего солдафона, я смог немного расслабиться и, не в силах больше терпеть и даже не реагируя на боль в груди после удара, начал с жадностью откусывать огромные куски от первой попавшейся колбасы, которая мне показалась просто божественно вкусной после всего предыдущего меню. Только когда я выплюнул остатки шкурки, я смог отдышаться и, осев на пол, тщательно вытер руки и рот, чтобы лишний раз не выдавать себя запахом. Хм... Боль вроде как утихла сама собой, это радует.
    Так-с. Что за выводы? Ну, во-первых, судя по всему, модули и впрямь весьма важны, но для всех ли — пока вопрос. Во-вторых — последние встреченные мной ребятки были без душ, а иначе я бы их видел в фиолетовом цвете, если подсказки не врут. А в-третьих, расставаться со сроками жизни я пока не спешил. Десять лет — немалый срок, как ни посмотри, и пока что пища относительно легко находится, было бы расточительно вот так тратить годы, общее число которых я даже не знаю.
    Отвлекло меня то, что со звяком остатки ножа упали на пол, явно не выдержав кровь погибшей твари-последователя. Металл выглядел изъеденным, будто бы его обработали каким-то сверхмощным химикатом... Это идея, кстати, которой можно воспользоваться, только как собрать кровь из тварей?
    Сам факт того, что я впервые убил кого-то, похожего на человека, собственноручно, меня почему-то сейчас не беспокоил. То ли я переборщил с ноотическим успокоением, то ли уже начал привыкать к тому, что если не я, то меня, но монстра мне было ничуть не жальче толстоптичек.
    Отодвинув автомат подальше, чтобы его не разъело кровищей, я отцепил ремень оружия и приложил винтовку к плечу. Вроде ничего сложного, только на спусковой крючок нажать, но...
    «Для использования оружия ТехГан требуется первичная воинская подготовка ТехГан».
    Пипец, ребята. Я же не дебил! Усердно пытаясь нажать на неожиданно тугой крючок, я так и не смог выстрелить, даже когда проверил, не сдвинулся ли вдруг предохранитель, ситуация не улучшилась. Вот ведь, и с дробовиком схожая история...
    К сожалению, кроме этого оружия и патронов у монстров не было ничего полезного, так что я занялся беготней по этажам и притащил из хранилища спецодежды куски разных тканей: прорезиненных, брезента и прочих, чей состав мне был неизвестен. Потестировал их на луже кровищи, оставшейся после парочки жрунов, пока не определил ту, что выдерживает влияние химикатов. После этого подстелил ее под труп лидера вояк и позволил до сих пор не сгустившейся крови стекать в сделанные мной «ямки».
    Пока все это происходило, я все же рискнул заглянуть под маску убитого мной ублюдка, но оказалось, что она срослась с черепом — прямо-таки какой-то жутковатый сплав плоти и металла, из которого сделана эллиптическая безликая пластинка. Можно было бы попробовать использовать их пуленепробиваемые свойства, вот только непонятно что на лице я бы носить не хотел. У меня и так теперь есть опасение... Озабоченно ухнув, я погладил пока что целый подбородок, и принялся резать ткань, собирая мешочки с кровью.
    Сложив пожитки, решился пойти проверить комнатушки, из которых пожаловали стрелки и, на этот раз не рискуя с прыжками по ветхим платформам, благополучно добрался до нужных дверей по лесенкам, где вскоре почуял очередное «восхитительное» амбре — вонь подгнивших остатков пищи.
    Заткнув нос, медленно подошел к дверям, за которыми вонь только усилилась, и вскоре разглядел обстановку, слишком яркую из-за тусклого горения свечей. На металлических столиках были открыты сотни банок полусъеденных консервов, сухпайки, остатки овощей и фруктов, даже какие-то десерты. Похоже, местные только и делали, что жрали, но незанятая едой часть коморки говорила об оставшемся занятии: на овальном куске камня были выбиты изображения ранее виденной фигуры, жамкающей продукты питания, а вокруг лежали нераспечатанные консервы, чудом не попавшие под раздачу. Подобрав свечу, раз уж решил ориентироваться на «человеческое» зрение, я присмотрелся получше и вскоре обнаружил на стенах целые картины, слишком грубо и неряшливо нарисованные, чтобы полностью понять изображенное, будто черкал их какой-то неандерталец... Или я, например, ведь мои успехи в рисовании ушли ничуть не дальше, чтобы судить, но все же.
    Очерченный линией небосвод был полон безликих фигур, которые будто бы спускались вниз, к целой толпе мелких фигурок, символизирующих людей, скорее всего. На массовку вполне ожидаемо сыпался разномастный хавчик, который людишки принимали радостно поднятыми руками, а все остальное было одной большой невразумительной мазней.
    Закончив с культурным просвещением, я обыскал оставшиеся комнатушки культистов и, обнаружив лишь огнестрел и боеприпасы, вернулся на верхний этаж ни с чем, принявшись думать, как добраться до финальной части обелиска. И, предположив, что туда можно без проблем попасть только после того, как весь зал будет зачищен, сиганул прямо на него с ближайшей платформы. Никакого подвоха, просто праздник какой-то!
    «Шэдмер, гражданская постройка — ферма Тэнэгриба»
    «Спецхран Каталиста — 2 зачищен.
    Вы получаете технологичесий модуль!
    Выбор фракции... Доступна единственная.
    Доктрина Когтя Шэдмер получена».
    У меня перед глазами появилась еще одна пластинка, на этот раз светящаяся тусклым сиреневым цветом, и я ее сразу же забрал и спрятал. Вроде бы здесь все... Идти в следующий спецхран после того, как меня здесь несколько раз чуть не убили, желания как-то не было, так что я решил воспользоваться придуманным планом и вернуться к площадке, где шлялся охреневший робот. Пусть там и было указано, что бетонный круг принадлежит другой фракции, попытка — не пытка, я ведь не появлялся там с модулями.
    Обману себя, если скажу, что очень уж рад куда-то отправляться, но стоит воспользоваться преимуществом ночного зрения и поделать максимум дел в темноте. Правда, к тому моменту, как я спустился с многочисленных лесенок, я уже слышал очередные проблемы. Да, мой старый знакомый мертвячок шуршал в соседнем помещении, как неприкаянный... ну а что бы ему еще делать, верно?
    Для подобной встречи я и прихватил с собой винтовку — пусть стрелять мне и не позволяют, но лучше дубинки мне пока не найти. Морально не так уж просто выйти один на один с паранормальной тварью, но стоит посмотреть правде в глаза: я уже сомневаюсь, что в округе есть хоть кто-то нормальный, а беспокойная жизнь в шахте теперь кажется не такой уж утомительной.
    Но вышел я не только чтобы испытать удаль молодецкую, а еще таким образом попытался понять поведение нежити, которой, судя по всему, поблизости весьма много. Спрятавшись за вскрытый ящик, я наблюдал за зомбякой, но тот никак не реагировал на мое появление, продолжая нарезать круги, словно бедолага на первом неудачном свидании. Даже когда я вдвое сократил дистанцию, тварь не среагировала, из чего можно сделать предположение, что ее модули не интересуют. Вывод, конечно, полезный, но ниточки свести в единое целое пока не получается.
    Зажав оружие в руках, я напряг ноги и, в очередной раз заухав, напрыгнул на тварь, прибивая к полу. Несколько мощных ударов прикладом превратили черепушку в отвратное месиво, но конечности существа продолжали шевелиться до тех пор, пока я не отхреначил и их. Фух. Мерзко и изматывающе... Жаль, что в кино с зомбиапокалипсисом все же была брехня, ну, про стрельбу по головам и все такое.
    Оставив замершие останки валяться, я благополучно выбрался из спецхрана, не без наслаждения втянув носом свежий лесной воздух без всякой непотребной вони. «Луна» очень удачно скрылась за плотными облаками, так что я, оставив демаскирующий меня халат возле входа, поспешил в нужную сторону.
    Где-то пронзительно кричали мои сородичи, можно было различить рычание крупной кошки, а некоторые звуки были настолько жуткими, что с их обладателями я бы точно не хотел повстречаться. Но все были достаточно далеко, чтобы всерьез о них не беспокоиться, так что я расслабился... Возможно, что даже больше, чем следовало бы.
    Очередной поворот между кустиками, деревцами и прочей флорой — и я влип. В прямом и переносном смысле — прямо между деревьями были натянуты прозрачные нити, которые невозможно увидеть, пока их что-то не коснется. Стоило бы обратить внимание на мелкие веточки и листочки, но теперь уж что кулаками махать...
    Понимая, что мешкать некогда, я постарался не паниковать и оценил, чем именно прилип. Винтовку придется оставить, а джинсы... Быстро выхватив нож, я постарался перерезать паутину, но сталь лишь растянула нить, никак ей не повредив, и в итоге еще и ножик остался висеть на невидимой сетке!
    Сверху раздались щелчки, но я, чтобы не терять время, стал быстро резать прилипшую штанину, и вскоре отскочил назад, оставив часть одежды на паутине. Сверху медленно сползал здоровенный паучище метра два в длину, у которого часть тела была покрыта полупрозрачными кристаллами, подобно броне. Вперив в меня свои мелкие глазенки, арахнид будто бы раздумывал, стоит ли попробовать догнать наглую жертву, или подождать, пока попадется кто-то менее вертлявый, но я не стал давать повода напасть на меня еще раз и поспешил восвояси.
    Обрезанные джинсы, облегающая футболка с кривой надписью на местном языке «Я люблю пивандрий» и импровизированный рюкзак из клочков ткани, скрепленных веревками... В городе точно не стоит появляться в подобном виде, вряд ли даже в другом мире будут в восторге от подобного прикида. Но для начала стоит хотя бы расчистить путь.
    По лесоповалу можно было легко определить близкое расположение площадки даже без ориентирования на местности, так что я постарался двигаться максимально бесшумно. Робот не был оснащен обилием датчиков, так что есть шанс подобраться незаметно. Увидев на пути выручившие меня ранее грибы, которые распространяли вокруг себя красивое свечение, я срезал несколько и завернул в лохмотья.
    Монумент и площадка совсем рядом, а вот и он! Тусклый, поблескивающий в свете мерцающего камня робот стоял на месте, не шевелясь, и даже на его отвратной железной роже не горел ни единый диод. Неужели он на подзарядке, в глуши леса-то? Забавно, что в центре конструкции ярко светилась крошечная фиолетовая сфера; может ли быть, что у монстров души нет, а у робота она имеется?
    Медленно обойдя механизм сзади, я уже выгадывал момент, чтобы подобраться поближе, когда вдруг послышался знакомый ранее скрип. Как ни в чем не бывало, очередной скелет бодрым шагом вынырнул из-за деревьев, сверкая идеальной белизной костей в полумраке леса. С тихим гудением робот поднялся, шипя гидравликой, и, молниеносно развернувшись, прошелся дисковой пилой по нежити, перемолов ее на костяную пыль. В тишине разнесся психованный смех механизма, а потом робот и вовсе начал приплясывать на месте в каком-то победном танце, помигивая лобовыми и кормовыми огоньками.
    Воспользовавшись шумом, я на удивление ловко запрыгнул на одну из веток поблизости и, добравшись до края, без промедления сиганул на танцора диско. Заверещав подобно барышне, потерявшей купальник в бассейне, механоид с разбегу врезался в одно из деревьев, пытаясь сбросить нежданного гостя.
    Вцепившись до побеления костяшек в броню механизма, я свободной рукой быстро выудил мешочек и с размаху плюхнул его в сочленение ног, надеясь на то, что автоматон не сделан из какого-нибудь диковинного металла. Еще один мешочек, еще... Услышав шипение, я подгадал момент, когда беснующийся механизм вновь кинется на дерево, и, воспользовавшись ускорением, улетел далеко вперед, заухав то ли от ощущения свободного полета, то ли от волнения.
    Зашатавшись, робот начал заваливаться вбок, снеся еще несколько растений своим громоздким корпусом, а затем и вовсе сразу три его ноги остались валяться на земле. Пусть я и не знал, как ублюдок устроен, но общая схема крепления его конечностей угадывалась довольно легко — я и сам начинал свое конструкторское дело с маленьких паукообразных дронов.
    — Анализ... готово. Что ж ты творишь, скотина?! Мы, мясники — санитары этого леса! — возопил робот, неуклюже пошатываясь на оставшихся конечностях. — Сдохни! Сдохни, чужак! — вместе с этим боковые пластины брони механизма стали пластичными, позволяя появиться двум орудиям. Темные сгустки с низким гудением сорвались с тонюсеньких стволов неизвестных пушек и устремились в мою сторону, но летели слишком медленно, чтобы попасть. Отпрыгнув, я проследил за траекторией: как только сферы коснулись стволов деревьев, они лопнули, и в месте попадания древесина вдруг будто бы оголилась. Словно кто-то вывернул ствол наизнанку, оставив сердцевину снаружи, а кору... где-то еще.
    Не выдержав изменений, местные березки повалились, а шатающийся механизм бросился в погоню, время от времени постреливая из пушек, заряды которых становились все меньше, а полет, наоборот — все быстрее.
    — Эй, эй, а как насчет этого? — тяжело дыша, я выхватил один из модулей, который принадлежал неким Мехайв, и робот замер на месте, будто отключившись, пока его лицевые диоды попеременно меняли яркость.
    — Анализ.... Подбор ассоциаций... совпадение найдено. Падла... Как смеешь ты касаться божественного металла своими грязными ручонками, кожаный мешок! Ублюдочный инкубатор для бактерий! Бестолковый кусок мяса! Поганый фекальный фильтр! — взревев, робот бросился вперед, забыв о своем дистанционном вооружении, пытаясь, хоть и ковыляя, но догнать и расчленить меня пилами, когда я отпрыгнул в сторону, а повреждение ходовой части сделало свое дело.
    Не успев остановиться, робот пропахал землю и в итоге завис между деревьями, с гудением пытаясь выбраться из прочной паутины, удивительным образом выдерживающей даже вес искусственной махины. Щелкая хелицерами, ранее замеченный мной паук поспешил к попавшей в сети жертве и попытался впиться в металлическое тело, пока робот визжал не своим голосом, проклиная меня, на чем свет стоит.
    Оценив, что автоматон засел крепко, и, похоже, навсегда, я поспешил к площадке, чтобы утолить свое любопытство, пока еще кто-нибудь не пожаловал. Раздражающие крики вскоре затихли, а я тем временем повторил ритуал с появляющейся книженцией.
    «... Бездушные, фракция Арвер. Катализатор обнаружен. Форпост готов для работы, требуется Р.О.С.Т.О.К.»
    «Обнаружены неиспользованные модули... Поместите их в Р.О.С.Т.О.К. перед терраформированием или позже воспользуетесь центральным терминалом базы».
    — Да вашу... Чтоб тебя!
    Пнув столбик, я разочарованно ухнул и, поправив раздраженно распушившийся хвост, уселся прямо на бетон. Нет, я, конечно, понимал, что везде требуют эту мифическую аббревиатуру, но после пройденных опасностей хотелось хоть какого-то результата...
    — Ну и где мне найти гребаный росток?!
    «Вы хотите призвать Р.О.С.Т.О.К? Новый жезл обойдется вам в 10 лет жизни».
    Немигающим взглядом я смотрел на зависшие в дополненной реальности буквы, в душе мечтая о том, как вцеплюсь в шею незримого собеседника, вздумавшего так несмешно подшучивать надо мной. Ну... выбора нет, судя по всему, даже если это будет стоить мне жизни, я никуда не уеду без этого жезла, как ни крути.
    — Да.

Глава 8

    В груди кольнуло, и практически сразу передо мной в воздухе повис небольшой металлический прут пару десятков сантиметров в длину. Судя по тому, что он переливался хаотически возникающими на фиолетовой поверхности символами и был окружен густой аурой пурпурной энергии, он создан из заряженного вербинита. Ноотическую пробу я делать не рискнул, поскольку ошибка может стоить десяти лет жизни, коль не врут, и просто попробовал ткнуть новообретенной палкой в книженцию, не совсем понимая, как здесь все устроено. Страницы перелистнулись сами собой, и на новом развороте стали быстро возникать новые записи красивым почерком:
    «... Вы не принадлежите к фракции Арвер, но можете использовать подготовленный форпост. Для трансформации в базу нужной фракции требуется корневой модуль, получаемый в Храме или Спецхранах соответствующих зон. Начать подготовку платформы?»
    Согласившись, я поспешил отойти подальше, поскольку бетон пришел в движение, прямо на глазах превращаясь в ровненькую брусчатку. Окружность стала увеличиваться в размерах, поглощая подлесок, траву и обломки деревьев, лишь стелла осталась нетронутой стоять среди новообразовавшейся площадки, разросшейся до размеров школьного стадиона. Росток между тем устремился ровнехонько в центр образовавшейся платформы и, воткнувшись в поверхность, ярко засветился, озарив пурпурной вспышкой всю опушку.
    В результате через пяток минут в центре сформировалось зданьице, напоминающее какую-нибудь фэнтезийную гостиницу с открытки — два этажа, каменная кладка, застекленные окна и резные двери. Под треугольной крышей можно было увидеть несколько богато украшенных флагов, на одном из которых была изображена уже знакомая мне фигура разожравшегося безликого мужичка, тогда как на второй была эмблема меча и щита, объятых пламенем.
    «Строительство завершено: Малый Центр (Арвер)» — сообщила книга, услужливо появившаяся прямо передо мной.
    «На постройку гражданских зданий расходуется жизненная сила Каталиста, для военных требуются годы жизни и ресурсы. Модульные постройки, апгрейды, технологии и прочее требуют особых условий»
    «Новые здания:
    Келья Апостола Чревоугодия (бесплатно) — жилое здание для апостола, позволяющее восстановить жизненную силу и сдержать собственную суть.
    Хижина лесоруба (5% жизненных сил) — ускоряет добычу древесины, необходимой для большинства построек и большого числа войсковых моделей Арверов.
    Каменоломня (10% жизненных сил) — ускоряет добычу камня, необходимого для фортификационных сооружений Арверов и ряда войсковых моделей Арверов.
    Хижина охотника (5% жизненных сил) — позволяет использовать луки и разделочные инструменты для охоты.
    Тренировочный лагерь (200 древесины, 200 камня, 2 года жизни) — позволяет нанимать Бойцов — войсковые модели арверов нулевого уровня.
    Новые гражданские модели:
    Рабочий Арверов (5% жизненных сил, максимум найма — ранг греха*2) — бездушные случайного пола и расы, способные добывать все виды ресурсов Арверов при наличии нужных модулей и инструментов.
    Новые войсковые модели:
    Боец (0) „Требуется Тренировочный лагерь“
    Стоимость: 10% жизненных сил, 0,5 лет жизни, (максимум найма для войск — ранг греха*2) — Начальная войсковая модель бездушных фракции Арверов. Экипировка: кожаная броня/гамбезон, стальной меч/булава/топор, деревянный щит. Силен только против небольших животных, либо таких же солдат».
    Сказать, что меня неслабо так озадачили — ничего не сказать. И если первоначально у меня висела в голове лишь одна мысль: «И кто, простите, будет здесь вкалывать, в глуши леса среди хрен знает чего?», то ближе к концу я начал немного понимать. Неужели...
    Индикатор, загорающийся, когда я наводил на элементы постройки, светился, обозначая «60% жизненных сил». Похоже, что это не какая-то эфемерная величина, а вполне конкретный аналог... Усталости? Выносливости? После всех потрясений я чувствовал себя измотанным, это правда, но не настолько, чтобы валиться с ног. Ладно... Судя по всему, управлять базой можно с любого терминала, а они услужливо появляются в любой точке платформы, стоит только задержать взгляд, так что я отправился поближе к «гостинице» и прошел внутрь.
    Деревянные столики, стулья, стойка и пустые бутылки, дверь, ведущая, судя по всему, на кухню. Под потолком тускло горят свечи на диковинных люстрах, на стенках можно увидеть гобелены с изображением эпических подвигов неизвестных мне рыцарей, а в дальнем углу можно увидеть мощную лестницу, ведущую на второй этаж. Уютненько, ничего не скажешь!
    Пройдя чуть дальше, я искал подвох в слишком уж быстро возникшей постройке, и вскоре нашел его напротив лестницы: в большом пустом зале мерцал фиолетовый портал, вмонтированный в подобие зеркала. Отправляться куда-либо, когда я только-только начал вникать, не слишком хотелось, но и не пришлось: стоило мне подойти поближе, как возле структуры возникла менюшка с указанием ранее виденных Бездушных. Что ж... Рабочий?
    Спустя пару секунд из темноты вышел рослый мужчина. Вроде бы человек, одет в простую рубаху и штаны, подходящие какому-нибудь деревенскому жителю... Остановившись рядом со мной, мужичок даже не глянул в мою сторону и замер, ожидая указаний. Я на всякий случай помахал рукой, пытаясь привлечь его внимание, но результат был нулевой.
    Пустые глаза не выражали ни капли интеллекта, но, когда я начал говорить, мужчина сразу навострил уши:
    — Ты меня понимаешь?
    Кивок.
    — Расскажи мне о том, что здесь происходит.
    «Примечание: Бездушные начального Ростка способны лишь на примитивные действия и не обучены коммуникации ни с апостолом, ни друг с другом» — поспешила внезапно объявившаяся книженция дать мне ответ, так что оставалось лишь разочарованно выдохнуть. Ладно, ликбез откладывается.
    — Добыча дерева, — после короткой паузы сказал я, а болванчик поспешил наружу, забежав по пути в подсобку и прихватив топор, так что уже через минуту по опушке раздавались мерные удары топора.
    Создав еще двух рабочих, я начал ощущать весьма заметную слабость, так что воспользовался подсказкой и заказал постройку убежища для своей скромной персоны. Пока один мужичок умотал в ночной лес с луком наперевес, третий принялся долбить известняк, внезапно оказавшийся совсем неподалеку в виде открытых залежей — просто подходи и собирай.
    Решив, что четвертый будет пределом, я щелкнул еще раз и даже немного напрягся — впервые работником оказалась женщина. По виду — чуть старше меня, простоватая, но крепкая на вид. И столь же безмозглая, как и ее товарищи... Решив, что последней каплей может быть еще один вариант, я, недолго думая, схватил дамочку за грудь, но даже на подобное хамство она никак не ответила. Почувствовав себя глупо, я тихо ухнул и поспешил убрать руки, отправив девицу на работу. М-да...
    «Строительство завершено — Келья Апостола Чревоугодия»
    Вы можете выбрать Божественный Дар для форпоста первого уровня:
    МЫ СОЖРЕМ ВАШИ КОРНИ — на площади в несколько километров (скорость распространения зависит от влияния апостола) все съедобные растения сокращают свой жизненный цикл до минимума; число фруктов, ягод, кореньев, лекарственных и магических трав, мхов и прочей флоры возрастает в несколько раз;
    Бесплатно строится здание «Хижина сборщика фруктов»
    Открывается здание Гильдия садоводов с возможностью сохранения копии в виде модуля.
    Небольшой процент растений получает метку Чревоугодия, превращаясь в плотоядный вид.
    Или
    МЫ СОЖРЕМ ВАШИ КОСТИ — на площади в несколько километров (скорость распространения зависит от влияния апостола) все нетронутые грехом низшие существа быстрее плодятся и набирают массу; число мяса, птицы, рыбы и ездовых животных возрастает в несколько раз.
    Бесплатно строится здание «Гильдия охотников»
    Бесплатно открывается здание Гильдия звероловов с возможностью сохранения копии в виде модуля.
    Небольшой процент животных получает метку Чревоугодия, мутируя«.
    Я и подумать не мог, что своими действиями смогу так сильно повлиять на окружение... Однако, дилемма. Полностью мне не нравился ни один из вариантов, но я расценил, что опасного зверья здесь и без того выше крыши, поэтому выбрал первый Дар.
    От базы вокруг пронеслась пурпурная волна, от которой все деревца всколыхнулись, будто внезапно налетел шквалистый ветер, но больше ничего вроде бы и не произошло.
    «Дар выбран».
    Келья смотрелась скромно и круто одновременно: небольшое зданьице с фургон размером излучало мистическое свечение, струящееся от множества закруглённых шипов, украшающих крышу. Ни единого окна, даже дверь не видно на первый взгляд, но стоило мне подойти, как стенка подернулась рябью и разошлась в стороны, пропуская меня внутрь.
    Аккуратная деревянная кровать, коврик и небольшая статуэтка безликого пузана на постаменте неподалеку — вот и все, что здесь можно было обнаружить. Холодный голубоватый свет разгонял полумрак каморки, создавая не слишком уютную атмосферу, но стоило мне зайти внутрь, как я ощутил... спокойствие? Интуитивно осознал, что здесь безопасно, даже если принять во внимание, что на базу раз за разом шастают скелеты, а в лесу вокруг может быть кто угодно.
    Но об этому думать не хотелось. Возможно, повлияла комната, или просто я переборщил с тратами жизненных сил, но глаза стали закрываться сами собой, и я не заметил, как провалился в глубокий сон, едва успев добраться до постели.
    ***
    Бескрайняя пустошь, усыпанная жгучим желто-оранжевым песком и остатками жухлых растений, казалось, простиралась во все стороны до самого горизонта. На этом фоне взгляд легко цеплялся за маячащие вдалеке многоэтажки, но неизвестный город казался настолько далеким, что я не был уверен, смогу ли добраться до того, как свалюсь без сил от жары.
    Оступившись на очередной насыпи, я покатился кубарем со склона, обжигаясь разогретыми песчинками и расцарапывая руки в кровь откуда-то взявшимися осколками бутылок. Круть-верть, удар — я наконец-то остановился, лишь окружение продолжало вертеться, вызывая тошноту, но и это прошло довольно быстро.
    Рядом со мной валялись растрескавшиеся доски, выложенные ровной дорожкой, засохшие тушки рыб и даже несколько исцарапанных моторных лодок, внутри части которых можно было увидеть зловещий оскал мумифицированных тел.
    Неожиданно со спины меня накрыла тень, но это ничуть не пугало: отнюдь, после палящих лучей подобное было сродни райскому наслаждению, но силуэт лишь разрастался, пока не накрыл все дно и местность вокруг. Нечто монументальное, гигантское, такое, перед чем любая исполинская вещь покажется крошечной... Будто невероятных размеров скала закрыла весь обзор, возникнув совсем рядом и пробив, казалось, своей вершиной само небо.
    «Обитель Греха» — в голове сама собой возникла мысль, будто бы я всегда знал, что это за невероятное сооружение.
    А затем я проснулся.

Глава 9

    Уставившись в потолок, я непонимающе моргал, не в силах собраться с мыслями. Почему-то было стойкое чувство, будто все произошедшее может быть дурацким сном, и я сейчас наконец-то продеру глаза окончательно, умоюсь и пойду на учебу, мило общаясь с вечно веселой Ней, но...
    Повернувшись набок, я уставился на фигуру толстяка, понимая, что такая хрень произошла со мной наяву. Усталость как рукой сняло, голода я не испытывал, так что можно сказать, что в описании здания не соврали, но это были лишь дежурные мыслишки, чтобы отвлечься.
    Из-за кучи событий, за время которых я существовал на ноотехнике, стараясь отсекать все лишнее, теплые воспоминания о Ней сейчас нахлынули приятной и болезненной волной. Странновато, наверное, так относиться к девушке, которую даже не видел, но мы общались достаточно долго, чтобы я воспринимал ее, как близкую себе душу и был бы рад увидеться еще разок. Хотя... Представив, как она столкнулась бы с ходячими мертвецами, тварями и монстрами, я даже покачал головой. Не-е-е. Ни к чему ей такие потрясения.
    Понимая, что заснул не в самом спокойном месте, я сделал усилие над собой и одним резким движением поднялся, поправляя смятые перышки. Стенка передо мной послушно разошлась и, выйдя на улицу, я сощурился от непривычно яркого света — над верхушками деревьев показалось солнышко, обозначая начало нового дня. Утренний воздух был прохладным и бодрящим, настраивая на боевой лад — сама собой пришла мысль о том, что ночное преимущество я благополучно потерял, не рассчитав трату сил.
    Но стоило привыкнуть к свету, как я невольно ухнул. Охренеть! Я будто оказался внутри сказки! Мрачноватого вида деревья, часть из которых была благополучно повалена накануне обезумевшим роботом, сейчас окружали опушку плотной стеной из сочной листвы. На ветках многих из них среди зелени можно было увидеть усыпанные феерией радужных расцветок плоды: большие и маленькие, ягодки и сочные на вид фрукты, зеленые, сиреневые, синие... Большинство было настолько яркими, что создавалось впечатление красивой, но подделки, непривычно видеть подобные краски наяву. Или это я, дитя каменных джунглей, просто не представлял себе, насколько красива может быть нетронутая человеком природа?
    Покачав головой, я твердым шагом направился прямо к ближайшему дереву, краем глаза отмечая произошедшие с базой изменения. Вызванные мной работники благополучно пережили ночь, но продолжали свою работу до сих пор, будто не знали усталости. Рядом с центральным зданьицем появилась открытая платформа, на которой ровными рядами были уложены стволы деревьев и обтесанные камни, тогда как с другой стороны можно было увидеть нечто вроде закрытого склада, сквозь окошко которого легко можно было разглядеть висящие тушки незнакомых мне птиц. Похожи на пир-пиров, но смотрятся куда изящнее.
    В прыжке сорвав упругий плод красного оттенка диаметром с гражданский керк, я, недолго думая, отковырнул кусочек и, увидев пахучую мякоть, впился, стыдливо пытаясь сдержать зашевелившийся хвост, настолько это было вкусно. Одновременно с этим хитрая книжонка, видимо, посчитавшая, что я достаточно отошел ото сна, чтобы начать воспринимать новую информацию, появилась рядом со мной и порадовала новым сообщеньицем:
    «Новый день!
    Таблица силы Катализаторов:
    1. Гордыня — неизвестная фракция
    2. Скрытый
    3. Скрытый
    4. Скрытый
    5. Скрытый
    6. Скрытый
    7. Скрытый»
    «Поскольку вы не заявили о себе, ваше местоположение в таблице неизвестно для всех, в том числе и для вас».
    Замерев, я не сразу вытер потекший по подбородку сок, и, машинально проведя тыльной стороной ладони, шумно проглотил мякоть. Ноотическая сила! Это что за сраное соревнование после смерти?!
    Спокойствие, только спокойствие... Наверное, было бы глупо думать о собственной исключительности, верно? Где один, там и другой, ну и вывод о грехах напрашивается сам собой. Это все не так уж и важно по сравнению с неизвестностью того, чем все подобное может грозить. Учитывая, что меня хотят грохнуть все, кроме работяг, есть надежда, что у остальных хватит здравомыслия не страдать херней и заняться собственным благоустройством вместо грызни.
    Оценив, что бездушным работягам стоит помочь, раз их число резко ограничено, я заказал постройку базовых зданий из числа тех, что мне дали выбрать в самом начале и, немного подумав, заказал тренировочный лагерь.
    «Осталось лет жизни: 34»
    «Жизненные силы: 80%»
    Хм... Не так уж и много мне отмерили. Вообще, для неотерран свойственно проживать не меньше сотни лет, но никто из подобных мне еще не достиг такого возраста, понятное дело. Были и всякие слухи наполовину с теориями заговора о том, что новому виду людей добавляют различные генетические заболевания, чтобы, в случае чего, контролировать рождаемость, но подобное наверняка бы вскрылось... Да и рассуждать не о чем, я без понятия, насколько действительно отличается мое текущее тело от прошлого.
    Свечение прекратилось, а я, увидев, как безэмоциональные болванчики торопливо направляются к небольшим деревянным постройкам с инструментами, попробовал различные голосовые команды, раз уж с бездушными подобное сработало.
    «Справка... Арверы . Стандартная информация, детали вам предстоит выяснять самостоятельно
    Низкотехнологичная фракция с медленным развитием и большим потенциалом, опирающаяся на широкое использование ноосплавов, редких металлов и верб-технологий.
    Недостатки:
    Зависимы от числа и количества добываемых ресурсов, поэтому требуют больше рабочих, чем другие фракции.
    Начальные воинские модели одни из самых слабых.
    Крайне зависимы от наличия кристаллита.
    Преимущества:
    Высокое сродство с любым из каталистов.
    Универсальность и эффективность высокоранговых воинских моделей.
    Идея фракции: неизвестно.
    Тип власти: Монархия.
    Бедствие фракции: неизвестно.
    Найденные модули:
    Обычный (О):
    Казарма стрелков — позволяет строить одноименное здание, открывающее доступ к войсковым моделям Арверов дальнего боя.
    Необычный (Н):
    Апперитовая шахта — позволяет строить одноименное здание и создает залежи апперита рядом с базой. Апперит — легирующий металл, позволяющий повысить качество выплавляемой стали, усиливая боеспособность всех войсковых моделей Арверов, использующих стальное оружие и доспехи.
    Гильдия садоводов — позволяет строить одноименное здание, заменяющее „Хижину сборщика фруктов“ и „Ферму лекарственных трав“. Утраивает сборы растительных ресурсов, включая древесину, позволяет выращивать необходимый вид растений прямо на базе.
    Редкий (Р): нет
    Легендарный (Л): нет
    Божественный (Б): нет (Требуется улучшение Кельи до Храма, чтобы открыть Алтарь Божественных модулей)».
    М-да. Угораздило же меня попасть именно туда, где тяжело развиваться... Если первоначально мне неплохо так приглянулась идея окопаться на базе, то сейчас становится ясно, что нужно или повышать свой «греховный» ранг, или искать новые форпосты, если я хочу все-таки хоть какой-нибудь стабильности без вечной беготни от всяких тварей.
    Переваривая информацию, я заодно попробовал вызнать о других фракциях, но ответом было:
    «В вашем распоряжении нет форпоста нужной фракции, справка недоступна».
    «Строительство завершено!»
    «Новые здания:
    Алтарь Апостола Чревоугодия (бесплатно, требуется малый греховный обряд ) — жилое здание для апостола, позволяющее восстановить и повысить жизненную силу до 110%, сдержать или усугубить греховную страсть. Привлекает адептов и существ с меткой, открывает зону влияния Апостола, позволяющую использовать активации и усиливать последователей в радиусе нескольких километров.
    Хижина сборщика фруктов (5% жизненных сил) — помогает обрабатывать и складировать фрукты, ягоды, орехи и съедобные коренья.
    Фортификации 1 (20% жизненных сил) (сокращают доход древесины на 12 часов, пока не будут достроены) — деревянный частокол, площадки для стрелков, смотровые башенки.
    Железная шахта (10% жизненных сил) — ускоряет добычу железа, входящего в состав стали, необходимой для многих построек и большого числа войсковых моделей Арверов.
    Угольная шахта (10% жизненных сил) — ускоряет добычу угля, входящего в состав стали, необходимой для многих построек и большого числа войсковых моделей Арверов.
    Плавильня (15% жизненных сил) — производит сталь, может использоваться для переплавки металла. При наличии апперита позволяет изготавливать высококачественную сталь.
    Казарма Бойцов — (200 древесины, 200 камня, 200 железа, 2 года жизни) — позволяет нанимать войсковые модели Арверов первого, второго и третьего рангов, специализирующиеся на ближнем бое.
    Казарма Стрелков (Требуется установка модуля, 30% жизненных сил) — позволяет нанимать войсковые модели Арверов первого, второго и третьего рангов, специализирующиеся на дальнем бое.
    Новые войсковые модели:
    (Примечание: цена при улучшении от низкого ранга до высокого ниже учитывает предварительные траты на низкоуровневое снаряжение)
    Воин (1) «Требуется Казарма Воинов»
    Стоимость: 10% жизненных сил, 0,5 лет жизни, 50 железо, 20 сталь (максимум найма для войск — ранг греха*2) — стандартный солдат линии «Воин». Полная железная броня, длинный стальной меч, стальной каплевидный щит. Полностью превосходит Бойца, способен справиться со многими животными, но довольно слаб против атак издалека«.
    Стрелок (1) «Требуется Казарма Стрелков»
    Стоимость: 10% жизненных сил, 0,5 лет жизни, 50 дерево, 10 железо (максимум найма для войск — ранг греха*2) — стандартный солдат линии «Стрелок». Кожаная броня, легкий лук и железные стрелы. Начальный боец для атаки издалека, крайне уязвим вблизи. Стрелы плохо пробивают стальную броню и выше.
    Новые улучшения:
    Р.О.С.Т.О.К. 2 (500 дерева, 500 камня, 500 железа)
    Улучшает жезл до второго уровня (единоразовое улучшение! После извлечения жезл останется второго уровня для всех баз Арверов, в которых вы захотите его использовать). Снижает стоимость войск в жизненной силе, усиливает Бездушных, открывает доступ к постройкам и войсковым моделям второго ранга.
    Первичная воинская подготовка Арверов (100 золота) — позволяет вам на интуитивном уровне владеть холодным оружием из стали и простыми луками на уровне обучившегося солдата-новичка.
    Метка Чревоугодия/Метка сдерживания (5 единиц Синергии/шт) — позволяет вам пометить или снять метку Бога с любого живого существа, находящегося на территории базы.
    Носитель греха (100 единиц Синергии) — позволяет вам стать носителем меток, чтобы применять их в любом месте«.
    К счастью, на этом писанина закончилась, а то у меня уже шарики за ролики поехали. Не сказать, что все было непонятно, определенные выводы я сделал, но страх что-либо упустить из виду немножко так напрягал.
    В первую очередь очевидно, что добывающих зданий куда больше, чем желающих работать. Даже если подпишусь на роль разнорабочего и буду выковыривать вон то чудом появившееся прямо из земли железо лопатой, то потеряю жизненные силы и нихрена толком не сделаю.
    Ранг греха повысился, когда я использовал «Пожирание» на душах, так что как зря его не поднимешь, но можно попробовать пошаманить с уровнем жезла, благо требуются лишь ресурсы...
    Вместе с тем, система найма войск подразумевает, что за гибель солдат я вынужден расплачиваться собственной жизнью, тогда как удачный бой может вернуть часть затрат, если схема с зубастыми колобками верна. Добавим к этому отсутствие золота, только в играх вываливающееся с каждой встреченной крысы, которое позволило бы мне перейти от тактики «Убежал-убежал» к чему-то более продуктивному, и необходимость в помощниках становится очевидной.
    Впрочем, есть вариант попробовать таки добраться до города. Если прибарахлиться здесь, то сойду за своего, а обилие фруктов и мяса можно попробовать продать. Вряд ли у местных требуется лицензия на торговлю продуктами питания... К слову, вариант с отъемом денег у населения не слишком честными методами напрашивается сам собой, эпоха как бы намекает, но не имея поддержки за спиной это удел лишь бездумных джентльменов удачи.
    Система меток ни о чем не говорит, а вот улучшение кельи смотрится привлекательно...Вот только что за обряд?!
    Перераспределив рабочих с дерева и камня на железо и уголь, я попробовал поискать справку по этому вопросу, но увы. Похоже, считалось, что Апостол должен знать и уметь подобное, либо проявить смекалку. Ну... учитывая пузанятро, что здесь везде изображен, вариантов не шибко много.
    Припоминая, что основное здание выглядело вполне себе пригодным для жизни, я позвал двух рабочих, занятых продуктами, на кухню. Бинго! Торопливо таская тушки, овощи и приправы со склада, бездушные захлопотали над столом и очагом, делая невиданные мной ранее блюда, а я, от греха подальше (ха, кто бы мог подумать, что эта фраза будет так близка мне), уселся за столик недалеко от входа. Заодно разглядел птицу, что выступала здесь в качестве дичи: и впрямь, вылитый пир-пир, только не такой толстый, и зубов нет. Вполне обычная на вид птаха, без изысков. Странновато...
    Ароматные запахи в итоге выгнали меня на улицу, где я занялся установкой модулей, погружая их внутрь книги, словно жетоны в игровой автомат, и вскоре пир для меня был готов. Тушеная, жареная, запечённая птица, жареные клубни, рагу, салат из свежих плодов, соусы, м-м-м! Тарелок эдак двадцать, которые я принялся торопливо таскать в Келью, к концу успев проложить целую дорожку из слюней на булыжниках платформы.
    ОМ-НОМ-НОМ! ОМ-НОМ-НОМ-НОМ!
    Феерия вкусов, структуры и оттенков послевкусия, сочные фрукты заменяли мне недостаток воды, а обгладывание косточек успокаивало ноющие десны. Шумно дыша, я отбросил огрызок на последнюю из грязных тарелок и, улегшись на подушку, поглядел на засветившуюся фигурку толстяка.
    «Обряд произведен!»
    «Новая праведность! „ Послушник Чревоугодия “ — впервые проведен обряд в святом месте. Вы исправно идете по греховному пути, отдаваясь своим желаниям. Скорость набора Синергии увеличена на 10%, вы получаете Камень Бога».
    «Камень Бога... Генерация. Выбрано! « Последователь — Пайро »
    «Новое пассивное умение: „ Больничный голод “, ур.1. Вы можете восстанавливать легкие ранения, усиленно питаясь».
    «Покиньте помещение для улучшения Кельи до Алтаря».
    Нехотя встав, я поспешил вывалиться из комнатушки, гремя тарелками; не успел отойти подальше, как окутанная пурпурным туманом постройка стала увеличиваться в размерах. Секунда, вторая, третья... На площадке возник пятиметровый шпиль, на вершине которого был постамент с фигуркой безликого толстяка; рядом с новообразовавшимся монументом — небольшая открытая веранда, слегка приподнятая над булыжниками, и от нее можно было пройти в теперь уже двухэтажную постройку, украшенную шипами.
    «Строительство завершено!»
    «Загрузка нейросвязи... 25%...38%...100%!»
    «Нейросвязь подключена, дополненная реальность активна».
    Перед глазами побежали ранее виденные сообщения, складываясь в аккуратный журнал записей, а в углу возникла мини-карта, изображающая лес и его окрестности, насколько могу судить по увиденной мной до этого с вершины дерева картине.
    Но не столько радовало возвращение инструмента, без которого я был, словно без рук.
    — Дима! — чуть не плача прокричала фигурка Ней, возникшая рядом со мной и попытавшаяся меня обнять. — Наконец-то!

Глава 10

    Я был настолько рад, что инстинктивно подался вперед и попытался обнять Ней, и руки, понятное дело, просто схватили воздух, но неловкость продлилась всего мгновение. Девушка, увеличив свою аватарку так, чтобы по росту быть всего на голову ниже меня, с манящей милой улыбкой коснулась моих губ своими.
    — Ней... Милая! Я... Ты, — никогда я еще так не жалел, что ни разу не обнимал ее. Хотелось стиснуть Ней в объятьях и держать долго-долго, и, должно быть, она сама это понимала. Или даже хотела того же самого? Порозовевшие щечки забавно контрастировали с нерешительным видом моей спутницы.
    — Шэд? — облегченно выдохнув, девица осмотрелась по сторонам и удивленно присвистнула, стараясь скрыть неловкость сменой темы. — М-дя... У тебя, наверное, куча вопросов.
    Заморгав, я скептически приподнял одну бровь и спросил:
    — А у тебя их нет? Что случилось-то?! Неужели...
    — Ага. Мы ведь были связаны по нейросвязи, когда ты погиб, — улыбка девушки сменилась на грустную, и она повернулась ко мне спиной, сделала пару шагов и вновь посмотрела на меня, уже более жизнерадостно. — Так что меня тоже не стало.
    Сердце болезненно ёкнуло. Об этом стоило подумать, как только я ее увидел, но, выходит, что ей пришлось еще хуже, чем мне!
    — Прости, — не знаю почему, но мне казалось, что я должен это сказать, но Ней положила свой пальчик мне на губы, прикрыв глаза.
    — Дим, если бы я хотела бросить тебя в момент опасности, я бы это сделала. Но, конечно, не рассчитывала, что окажусь в подобном виде, — выдохнув, девушка закружилась на месте, перещелкивая наряды один за другим. То она в облегающем комбинезоне, то в коротком легком платьице, то в латексном наряде Госпожи — явно решила меня подразнить даже в подобный момент. — Тю... Моя мама сказала бы, что разницы никакой, молодежь все равно круглые сутки торчит в нейросвязи, — тихо рассмеявшись, девушка потеребила край юбочки, проверяя свой студенческий наряд.
    Трудно было найти что-то подходящее в ответ на первые слова моей милой собеседницы, но я все же попытался:
    — Думаю, я бы поступил так же. Не бросил бы тебя, даже если бы...
    — Я знаю, — коротко прервала меня девушка, покрывшись румянцем. — Тут это... Я как бы была с тобой все время с твоего появления здесь, так что знаю, что ты обо мне вспоминал, — взлохматившись так, чтобы скрыть лицо за волосами, Ней ждала моей реакции.
    — Это ты немало насмотрелась, как ни оцени, — невесело усмехнувшись, я прислонился к стене Алтаря, наблюдая за тем, как возобновившие работу бездушные бегают с корзинами продуктов.
    — Ага... Самое странное, что здесь вовсю используются верб-технологии, неужели это мир Игрека или его земляков? — положив пальчик на подбородок, Ней всем своим видом излучала задумчивость. — Удивительно, что подобные возможности используют для всякого средневекового барахла, разве нет? — почесав щеку, Ней заметила мой взгляд. — По-почему ты так смотришь?!
    — Ну, ты, наверное, сама уже поняла, — несмотря на то, что Ней уже успела быстренько поднять тему того, что она каким-то образом стала высокотехнологичным призраком внутри моей нейросвзи, я с этим не мог так просто смириться. И старался не думать о том, что уже никогда не смогу коснуться... Черт, подумал.
    — Так, Шэд. А ну-ка, нехрен себя винить, ладненько? — ткнув пальцем в мою сторону, Ней фыркнула. — Игрек и компашка всегда смотрели на нас свысока, почему бы не стрясти с них мое возвращение? Лично я сдаваться не собираюсь, и тебе не дам. Брось-ка все свои мыслишки насчет смерти и перерождения в еще одном мире! — выпалила тирадой девушка и шумно задышала, будто бы ей и впрямь нужен был для подобного воздух. Но, должен признать, подобный энтузиазм я не мог не принять. В конце концов, я уже составил планы, и не дело от них отказываться в свете новых событий.
    — Договорились, — протянув руку для рукопожатия, я улыбнулся, а Ней, удивленно заморгав, с веселым возгласом «пожала» мою руку в ответ. — Тогда как насчет перерасчёта ресурсов?
    — У-у, узнаю рабочий тон, — хихикнув, Ней сложила руки под грудью. — Ладненько, Шэд. Раскидай приоритеты, пороговое значение, уровень ноотической синхронизации... Ой. Вспомнились наши дроны, аж машинально продолжила, — выдохнув, девушка переглянулась со мной. — Серьезно?
    — Почему нет? С виду Бездушные не слишком отличаются от дронов по функционалу, а голосовая связь — днище. Хм...
    Рабочая атмосфера подействовала на нас отрезвляюще, и вот уже спустя считанные минуты Ней накидала примерное время заказа улучшения ростка, если добыча будет в прежнем темпе, а также попробовала адаптировать разработанный нами алгоритм по управлению ноотикой. В качестве подопытного выступил один из временно освобождённых от сбора ресурсов рабочих, который сейчас стоял прямо перед нами.
    Откалибровав мыслеимпульс, отсеченный от остального вороха мыслей особым «настроем», будто пытаешься внушить свою идею без помощи языковых средств, я радостно заорал, когда бездушный поднял одну ногу. Затем опустил ее и поднял другую. Улыбка... Жутковатая, будто мужик сроду не улыбался, но для полной имитации или синхронизации движений со своим телом требуется куда более тонкая настройка.
    — УХУ! — громогласно объявил я, наблюдая за тем, как рабочий боксирует с воздухом, копируя движения из когда-то виденного мной славянского боевичка со Славиком Котлом в главной роли; кривовато, конечно, насколько я мог интерпретировать, но все же это было здорово.
    — Дим, — положив руку мне на плечо, девушка прищурилась и тихо засмеялась. — А почему ты... Ухаешь?
    — А...
    — И хвостик у тебя забавный. Блин, я вырву у этого засранца свое возвращение только ради того, чтобы погладить твои перышки, — ласково прошептала Ней. — Слышишь меня, Игречья рожа? Игорек, мать твою! — закричав во всю мощь своих виртуальных лёгких, девушка запрокинула голову, подставляя себя лучикам солнца, из-за которого ее силуэт казался светящимся, будто волшебным.
    Вместе с этим мини-карта в нейросвязи мигнула красным оттенком, но продлилось это какие-то доли секунды, отчего я даже подумал: не показалось ли мне? Поскольку подключенная к моей дополненной реальности Ней никак на это не отреагировала, я не стал обращать внимания.
    — Мотивация просто отличная, но я рассчитываю не только на перышки, — добавил я, разглядывая силуэт вдруг замершей девушки.
    — Ой ли? Мы только минут десять, как встретились после гибели, а ты уже о пошлостях думаешь? — с укором сказала девушка. — Впрочем... Я не против. Да, я вредина, раз сказала такое только в данной ситуации, — высунув язык, Ней победно рассмеялась и отвернулась, но от меня не скрылась ее печальная улыбка.
    — Мотивации — непочатый край... Ладно, — видя, что Ней расстроилась, я постарался перестроиться на рабочий лад. — Раз уж мне выдали камушек, стоит попробовать...
    Впрочем, «выдали» — сильное слово. О нем написали, а вживую я его как-то не углядел, но стоило о нем подумать, как передо мной появился призрачный, или, скорее, голографический силуэт небольшого поблескивающего камня. Обработанный, он состоял из какого-то куска затвердевшей лавы, иначе и не скажешь, тогда как по центру ярко светился оранжевый самоцвет.
    «Для призыва Последователя требуется 5 лет жизни. Призыв не означает лояльность вашего последователя, но вы можете убить его в любой момент, вернув половину от затраченных лет».
    Хм... Что ж, годы текут рекой, но если это поможет, почему бы не использовать?
    «Призыв подтвержден»
    Новый Последователь получен!
    Кодовое Имя: Пайро
    Названное Имя: Не выбрано
    Истинное имя: Скрыто, требуется «Отношения: макс.»
    Отношение: 1 (незначительное доверие)
    Раса: Ифрит
    Расовые бонусы:
    Неизвестны
    Расовые умения:
    Сотворение Земли
    Неизвестны
    Синергия Адепта: 0%
    Класс: Кулак огня ур. 2
    Умения:
    Огненный кулак ур.2
    Особое снаряжение:
    Золото Пустошей
    Пассивные умения апостола от Последователя Пайро:
    Сопротивление огню ур. 1
    Активные умения апостола от Последователя Пайро:
    Закрыто, требуется «Отношения: 5»
    Перед нами оказался двухметровый качок с кожей темно-серого цвета, облаченный в одну лишь набедренную повязку из ярко расписанной золотыми нитями ткани. Грубое лицо с квадратным подбородком, крохотные глаза оранжевого цвета и яркие пламенные бакенбарды с точно такой же шевелюрой. Звякнув браслетами на руках и множеством золотистых цепочек на шее, Пайро кивнул и небрежно буркнул:
    — Бонджорно.
    «Не думал, что ты любишь качков» — передал я мысль замершей рядом Ней, на что та фыркнула.
    «Я же не против того, что ты пялился на тех ушастых сучек».
    «Там сложно было не пялиться, они были почти голые»
    «А здесь не тоже самое? Ревнивый болван!»
    — Бонджорно, — повторил ифрит, нахмурившись, и я ответил ему сдержанным кивком.
    — Привет. Эм... Итальянец, здесь?
    — Но, — будто насмехаясь, ответил здоровяк.
    — Так что тогда? Фракция? — чувствуя инфантильную обиду за то, что засранец перетянул внимание Ней на себя, я даже подошел ближе.
    — Мескузи, домани, — ответил мне бугай и, резво плюхнувшись прямо на булыжники, улегся набок и закрыл глаза, подложив «ладошку» под голову. Не прошло и пары секунд, как над базой разнесся богатырский храп.
    «Пайро: принадлежность.
    Фракция: СапВиш.
    Религия: Праздность».
    — Ах ты зараза, я ж на тебя пять лет потратил, — пнув бугая по ноге, я услышал «мескузи», после чего ифрит повернулся к нам спиной и продолжил храпеть дальше.
    Нет, во дела! Хотя, чего можно добиться от Праздности? Вернее, ее фанатика, насколько я понимаю. Припоминая свою аномальную тягу к жратве, я немного умерил свое негодование, но сам факт потенциальной бесполезности подобного последователя никуда не денется. Из толковой информации пока что лишь та, что каталисту могут вручить «левого» помощничка, но как это скажется в будущем? Если, допустим, неладная сведет меня с Праздностью, предаст ли меня Пайро или все же останется верен из-за того, что я могу его грохнуть? Правда, не факт, что он вообще что-то собирается делать...

Глава 11

    Ней же продолжала тихо хихикать, но я уже не знал, над поведением Пайро или от того, что мне почему-то пришло в голову ее приревновать. Глупо же, учитывая, что девушка существует в моей нейросвязи и ее все равно больше никто не видит.
    — Вот и я о том же, Шэд, — подойдя ближе, Ней обняла меня сзади, так что я мог видеть ее руки, «поглаживающие» меня. — Но, знаешь, это было необычно и даже... Приятно, хи-хи!
    — О?
    — Если ревнуешь, то ты меня... Ладно-ладно, будем считать, что небезразлична? — оббежав меня, Ней хитро подмигнула и слегка наклонилась вперед, дразня провисшим широким воротом блузки.
    — Это и так понятно, иначе бы мы столько не общались, — скрыв небольшое смущение за показной крутостью, я обошел Пайро, наблюдая за тем, как его пламя «остывает» по мере того, как он погружается в сон.
    — Тц, хорошо, мальчикам нужно порой показать себя крутыми одиночками, я больше не лезу, — цокнув язычком, Нейро для наглядности вызвала перед собой инфопанель и принялась за расчеты.
    Что бы я делал, если бы мне все было лень? Думаю, старался бы отделаться поскорее, чтобы вновь отдыхать. Так что пока повременю с пробуждением Пайро и займусь остальными войсками. Раз можно вызвать только четверых, да и в дальнейшем это ограничено рамками ранга греха, то нужны лучшие из лучших. Если только нет особых правил для разных фракций... Довольно очевидно, что если есть градация «одни из самых слабых бойцов», то в столкновении с армией другого каталиста тех же размеров, что и у меня, проигрыш обеспечен при прочих равных условиях.
    Что ж... Хотя мне не улыбается в следующий раз снова лицом к лицу сражаться со всякой мерзостью, тем более, с моими-то никакими навыками ближнего боя, стоит попробовать лучников. Правда, на здание уйдет жизненная сила, но это и повод сэкономить и на постройке, и на самих бойцах, поскольку для них не требуется сталь. Кстати... Оказалось, что после моего шикарного фуршета в одну харю все силы восстановились! Решено.
    Казармы стрелков на фоне обычных построек смотрелись внушительно. Каменный домишко с расчищенным полем, в дальнем от постройки конце которого были установлены манекены с мишенями, и все это добро скрыто за забором. Внутри, однако, не было ни луков, ни снаряжения, лишь стенды для них и уже знакомый мне портал с интерфейсом рядом. Поскольку выбирать не приходилось, я просто нащелкал четырех стрелков, про себя посетовав на трату еще парочки лет, и принялся ждать.
    Как и ожидалось, не прошло и минуты, как передо мной появились четверо новоявленных Бездушных. Все в кожаной броне с заклепками, снаряжены простенькими луками и колчанами с парой десятков стрел. Два мужичка и две девицы, все люди, и были они куда более хлипкими на вид, чем даже простые рабочие, но меня несколько смутил тот факт, что вроде бы где-то сообщалось, что Бездушные могут быть самых разных рас. Возможно, во мне глубоко засел стереотип о том, что во всяких фэнтези историях эльфы выступают отличными лучниками, но встреченные мной ранее длинноухие точно так же пресмыкались перед стервами, как и остальные.
    «Выбор расы Бездушных доступен со второго уровня Ростка при соблюдении условий. Для некоторых рас условия индивидуальны».
    Ага... Теперь и подсказки срабатывают в ответ на мои мыслеимпульсы, а не на голосовую связь, должно быть посподручней. Кстати!
    «Орнитоиды.
    Ноотически преобразованные люди с птичьими чертами. Известные особенности:
    „Скорость птицы“ — тело и разум орнитоидов быстрее реагируют на изменяющиеся условия, позволяя двигаться и принимать решения быстрее, чем стандартный человек.
    „Рожденный в небесах“ — тела орнитоидов способны переживать падения с большой высоты без вреда для себя, но и для подобного есть предел. Кроме этого, орнитоид способен высоко и далеко прыгать, управляя полетом с помощью хвостового оперения.
    „Слух филина“ — как хищная птица, орнитоид-филин способен с невероятной точностью определять местонахождение источников шума.
    „Уханье филина“ — чтобы напугать цель и вынудить ее выдать свое укрытие, орнитоид-филин может сознательно издавать крик, а также непроизвольно ухать в условиях смены эмоционального состояния.
    „Ночной житель“ — орнитоид-филин отлично видит в темноте, но его легко ослепить.
    „Неизвестно“ Х?
    ВНИМАНИЕ! Часть умений ноотически созданных рас раскрывается лишь в Тэнэбра-форме».
    Круто, узнал еще одну загадку, на которую справка мне отвечает «сам дурак, должен знать». Остальное, в целом, и так было понятно, но кого-то и впрямь может напугать мое...
    — Уху!
    — Блин, Димка, ты так мило ухаешь, затискала бы! — впервые Ней отвлеклась от своей задумчивой работы и, ласково улыбнувшись, снова занялась инфополем.
    Лучникам, понятное дело, было плевать на уханье... Выведя их к площадке, я лишь повесил метку в дополненной реальности, рассчитывая, что бойцы сами разберутся, как стрелять, и да! Спустив тетиву, моя фантастическая четверка выстрелила в манекен, причем двое промазали. Батюшки мои годы...
    С командой неумех, лентяем и самым главным неумехой в моем лице только пытаться Спецхран зачищать... Однако была еще одна возможная цель, на которой я и решил потренироваться, только вот на выходе из казарм заметил, что на базе уже не один. Из леса в нашу сторону бежало несколько пир-пиров, причем направлялись они весьма целеустремленно, явно намереваясь что-то натворить или даже захавать рабочего.
    — К бою! — быстро раскидав метки по птичкам, я отдал приказ, но стрелы благополучно ушли в молоко, еще одни... Поравнявшись с краем платформы, пир-пиры резко ускорились и чуть ли не врезались своими пухлыми тельцами в светящийся монумент, от которого свернули в сторону и, прежде чем я с лучниками обежал вокруг казарм, уселись рядом с Алтарем, неморгающим взглядом разглядывая фигурку толстяка.
    Переглянувшись с взволнованной Ней, я стал осторожно подходить ближе, надеясь, что уж с десятка метров горе-лучники не промажут. Пайро происходящая суматоха тоже потревожила, и он, что-то ворча под нос, повернулся на другой бок, снова захрапев.
    Но птицы, похоже, не собирались нападать. Сидя на согнутых лапках, они медленно раскачивались из стороны в сторону, будто пытались войти в ритм какой-то музыки, слышимой только им. Оказавшись совсем рядом, я даже осторожно ткнул ближайшую птаху пальцем, и та лишь тихо клацнула клювом, сказав «Пир-пир», особо не протестуя. Так-так...
    «Первичный вид — чернянка, птица из числа растительноядных, пригодна в пищу.
    Мутация: Дентаорт (Чревоугодие) — хищная всеядная птица, предпочитающая еще теплую плоть, размягченную ядом плодов Чернотокса.
    Уровень лояльности — низкий. Как и многие другие неразумные живые существа, дентаорты не воспринимают апостолов как своих хозяев, но по возможности будут защищать святые места, чувствуя себя в безопасности рядом с ними».
    Ага, значит, я все же был прав, когда оценил, что добытые тушки птиц похожи на пир-пиров. Хм... Если отталкиваться от этого, будет понятна тяга этих существ и мерзких автоматчиков к модулям. Видимо, все, кто хоть как-то связан с местными странноватыми существами, интуитивно стремятся стать ближе ко всей этой религиозной шелухе. Но сам факт наличия здесь птичек радует — если они только не заточат мои припасы, пока я буду за пределами базы, то в качестве естественной охраны было бы неплохо заиметь и кого-нибудь покруче, но даже так, это лучше, чем ничего.
    Оставив птах в покое, я на обратном пути заодно решил подойти к мерцающему обелиску, заинтересовавшись тем, что птицы почему-то первоначально среагировали на него. И... Опа, название-то сменилось!
    «Лес Пожирателей ягод — Стелла возврата. Требуется сигилл».
    Стоит ли это воспринимать как знак того, что ко мне больше не наведается очередная стальная угроза? Как бы то ни было, сигилла, который с меня требуют, так и не нашлось, так что останавливаться на этом дольше не было смысла, и я решил заняться бесполезным телом.
    Ни первый, ни второй пинок не сдвинули Пайро с места, но где-то на десятый он все-таки соизволил открыть глаза и посмотрел на меня глазами школьника, вот-вот собирающегося заявить маме, что он заболел, лишь бы не идти на учебу.
    — Ты пойдешь со мной.
    — Но.
    — Ну какого хрена... Я ведь могу тебя грохнуть! — не выдержав упертости засранца, я сложил руки на груди и угрожающе заухал, распушив хвост.
    Пайро помахал рукой и кивком дал понять, что там ему будет даже лучше. Смертельная лень! Мне даже стало не по себе... Если это всего лишь последователь, то каков апостол?
    — Ты слишком прямолинеен, Шэд, попробуй не так нагло, как с капризным ребенком, — с интересом наблюдая за мной, Ней решила вмешаться.
    Пригладив перышки на голове, я в задумчивости глянул на бесполезное мясо, в центре которого теплилась душа. Не думаю, что использование Пожирания на нем будет хоть сколько-нибудь оправдано, да и запугать не выйдет, судя по всему.
    — Ладно. Неужели тебе по приколу валяться на камнях? Давай ты мне по-быстрому поможешь, а потом будешь валяться на кроватке, хорошо? — сюсюкаясь, как с дитем, я наконец-то смог вызвать в мелких глазах Пайро заинтересованность. Кряхтя и всем видом показывая, как ему сложно, бугай поднялся и нехотя склонил голову набок, ожидая указаний, и я просто отправился вперед, рассчитывая поскорее разобраться с целью.
    Днем лес выглядел иначе, да и внесенные мной изменения за счет Дара начали сказываться на окружающих растениях: вместо поваленных стволов уже росли молоденькие плодовые деревья, благоухая сбивающим с ног цветочным ароматом, и пару раз мне попались на глаза невиданные кусты, усеянные зубчатыми зелеными выростами. Словно росянка-переросток, которая обзавелась весьма устрашающими пастями на веточках, в некоторых из которых уже висели остатки каких-то мелких пушистых зверьков. По сочному зеленом стеблю до сих пор струилась несвертывающаяся кровь, а на листочках отвратными гроздями остались висеть внутренности неаккуратно перекусанной животинки.
    — Чувствуешь некоторую возвышенность, а, Дим? — прошептала удивленная Ней. — Ты вдохнул жизнь в этот лесок, и в то же время принес смерть его жителям. М-м, меня это даже заводит! — томно выдохнув, сказала девица, пока я развесил уши. Понимая, что она меня дразнит, я ощутил, как мои перьевые ушки шевельнулись.
    — Ну да... Для подобных ощущений достаточно купить инкубатор и чувствовать себя божком над курочками, решая, кому из них вылупиться, кому не рождаться, а кому пришла пора превратиться в стрипсы. Тащишься от фермеров? — язвительно заметил я, и теперь уже Ней надулась из-за неудавшегося подкола.
    — Никакой романтики, и что я в те...
    Прервав девушку, я постарался идти как можно тише, понимая, что уже совсем неподалеку от логова паучищи. Два дерева с паутиной были на месте, но есть вероятность того, что арахнид успел сплести еще что-нибудь. Для этого я приготовил мешочки с предварительно раздавленными грибочками, и щедро оросил получившимся соком окрестности. Но никаких других ловушек не выявилось, лишь ранее замеченная паутина, в которой сейчас застряли обломки робота: паук и впрямь пытался прокусить шкуру, как он считал, механизма, но это никак не помогло найти что-либо съестное. Только вот и шарик души тоже исчез, что куда более странно — неужели повреждения были критическими? Хотя о чем я вообще рассуждаю, душа в роботе... Это как задумываться о том, как летают драконы.
    Сейчас, при свете дня, можно было увидеть, что кроны ближайших деревьев были спутаны единой паутиной, из-за которой образовалось нечто вроде большого паучьего дома высоко над головой, и обитателя видно пока что не было. Быть может, оно и к лучшему — подойдя ближе, я стал ковыряться во вскрытом корпусе автоматона, рассчитывая все-таки обнаружить свой трофейный ножичек — раз я оказался далеко от шэдмеров, в ближайшее время мне найти их оружие не светит, так что стоит работать с тем, что есть. К слову, попытка взять в руки лук одного из Бездушных не увенчалась успехом — стоило мне прихватить еще и стрелу, как оружие показалось настолько тяжелым, что я мог разве что выстрелить себе в ногу, а системное сообщение любезно послало изучать подготовку арверов.
    Ковыряясь, я быстро уловил щелканье и, бросив взгляд наверх, приметил паучищу. При свете дня он казался не таким устрашающим, но его полупрозрачный панцирь так ярко переливался в лучах местного светила, будто он был выполнен из хрусталя.
    Мои бравые лучники, как один, вскинули оружие и с тихим свистом отправили заряды в тварь — три наконечника с кристально чистым звоном ударились о головогрудь существа и осыпались на паутинку обрезками металла, а четвертый и вовсе просто воткнулся в кору. Паучище, до этого осторожно выглядывающий из своего убежища, неожиданно обхватил ствол лапками и лихо соскользнул вниз, настолько быстро, что я даже и моргнуть не успел, когда ближайший к дереву лучник бесшумно повалился на землю, тогда как его срезанная голова укатилась куда-то в кусты.
    Острая лапка арахнида молниеносным ударом пробила грудь еще одного стрелка, пытающегося убежать после моей команды отступления — повиснув на конечности, бездушная девица глупо дергала ногами, пытаясь бежать по воздуху, пока ее пробитые легкие с клокочущим влажным звуком пытались втянуть новую порцию воздуха. Щелчок — хелицеры впились в череп, пробив кожаный шлем, и девушка безвольно повисла, болтаясь в пасти монстра, словно мешок с мясом.
    Мимо меня проскочила серая тень — с шипящим звуком один из кулаков Пайро с огромной скоростью врезался прямо в лоб арахнида, промеж его восьми глазенок; вокруг полыхнуло жаром, от которого окружающая паутина скрутилась комочками, освобождая налипшие вещи, а сам паучище испуганно заверещал, отшатнувшись и выбросив тело лучницы. Его кристальная защита пошла трещинами, а затем и вовсе стала отваливаться кусками, но, прежде чем ифрит ударил еще раз, существо судорожно поползло наверх, торопливо суча лапками.
    Прямо вокруг ствола возник пласт земли, после того, как Пайро громко хлопнул в ладоши. С размаху врезавшись в неожиданную преграду, паук растерял большую часть прозрачной брони и, не сразу сообразив, что произошло, замер на месте.
    — Бей, — зевнув, сказал Ифрит, отойдя в сторону и прислонившись спиной к стволу дерева.
    Оставшиеся два лучника, послушавшись моей команды, вновь выстрелили, и оба угодили в массивное и, как оказалось, мягкое брюшко твари, из которого сразу же выплеснулся липкий белый ихор, распространяя едкую химическую вонь вокруг. Еще один залп — и растерянный паук, чей крик становился все тише и тише, шмякнулся на спину, а его лапки туго сошлись в одну точку. Еще немного подергавшись, монстр окончательно затих, и все, что было слышно — лишь храп ифрита.
    Оба погибших бойца исчезли вместе со снаряжением во вспышке пурпурного света.
    «Бездушный 2 — Меткость повышена»
    «Бездушный 4 — Меткость повышена»
    «Первичный вид — Сильвас Арахно — хищный лесной паук, предпочитающий оставлять ловушки между деревьями и охотиться на мелких животных.
    Мутация: Слоусилар (Праздность) — всеядный арахнид, отдыхающий 95% времени, чтобы экономить силы для редких молниеносных атак. Он предпочитает употреблять в пищу добычу, попадающую в его сверхпрочные сети самостоятельно. В голодное время впадает в спячку или питается растворенной его химически-активной слюной древесиной и даже металлом».

Глава 12

    Как-то паук выглядит очень уж неаппетитно... Ой, о чем это я? Выудив из кармана прихваченный с базы фрукт, я по-быстрому его схрумкал, рассчитывая заморить червячка. Пока толком не разобрался во всех этих греховных штуках, о которых справку давать не спешат, лучше не играться с «Подавлением». Буду кусочничать.
    Дожевывая мякоть, я в задумчивости ковырялся в корпусе робота, машинально размышляя над тем, что из этого может пригодиться. Но без инструментов такое себе... неотличимо от любого подвернувшегося под руку хлама.
    В конце концов я добыл свой ножичек и, аккуратно сложив в тряпичные ножны, сделанные одним из лучников, повесил на пояс. Неплохо. Надо бы все-таки попробовать активировать ноотику... Если здесь есть под боком вербинит, то создать инструменты будет не так уж и сложно, сейчас любой робот был бы посильней моей текущей компашки.
    Закончив с поисками, я потыкал боковые пластины робота ножом, проверяя. Да, вроде бы не показалось, металл там и впрямь был частично пластичным, словно калий или натрий... И плавно переходил в толстую броню, на которой даже от жвал паука лишь еле заметные царапинки остались. А когда попытался вытащить виденное мной в деле оружие мясника, то получил очередное сообщение:
    «Для использования оружия Мехайв требуется первичная адаптация Мехайв».
    Вместе с этим пришло неприятное осознание. Ну, допустим, все сложится, я налажу тут свои дела, но... Что смогут противопоставить лучники с мечниками вот такому чуду? На данный момент они даже со зверьем справиться толком не могут, любой автоматчик положит их на раз-два, не говоря уж о бронированной боевой машине, которая оказалась излишне подвержена эмоциям, на чем и погорела.
    — Я тоже по этому поводу размышляла, — подала голос Ней. — Но это все же другой мир, здесь свои правила, все может быть не так однозначно! Посмотри на шкуру паучка, — сказав так, девушка ткнула пальчиком в обломки брони.
    Подойдя ближе, я поднял кусочек и почти сразу увидел крошечную полосочку крови, выступившую на коже. Настолько острая?
    «Хрусталит — минерал, после переплавки обладающий невероятными режущими свойствами. Несмотря на то, что его нельзя назвать редким, сложность обработки вызывает определенные проблемы, поэтому снаряжение из чистого, прозрачного хрусталита — эффективная, штучная и дорогая вещь.
    Примечание: хрусталит довольно легко диффундирует в клетки с оболочкой из хитина, что позволяет встретить множество арахнидов, инсектоидов, фунгиоидов и крустацидов, что могут обладать хрусталитовыми частями тела».
    Не иначе, как Праздность сыграла шутку, сделав панцирь паука таким острым, что большинство снарядов или оружие ближнего боя окажутся разрезаны при контакте. Но каким бы острым и редким минерал ни был, он сейчас далек от чистого, так что я скорее сам поизрежусь, чем извлеку из него пользу. Еще и кишочки паука были такими едкими, будто серию фильмов про кислотных ксеноморфов писали с него. Придется остаться без добычи, еще и с минусом в год жизни. Умные учатся на чужих ошибках, а я.... Как обычно.
    Солдаты, хотя и выглядели, как люди, вызвали лишь легкое потрясение самим фактом своей ужасной смерти, но сочувствовать им или жалеть было как-то проблематично. Судя по тому, что и Ней не выглядела расстроенной, это не я такой черствый, а сама ситуация не такая уж типичная, чтобы выдавить слезинку даже из ранимой девичьей души.
    Подойдя ближе к дремлющему ифриту, я осмотрел его кулак. Несмотря на то, что он бил голой рукой, порезов видно не было. Стоит отдать должное, бугай сейчас круче всех, как ни обидно это признавать. Ткнув Пайро в лоб пальцем, я встретился с ним взглядом.
    — Пойдем обратно. Или тебе по кайфу в лесу подремать?
    Вопрос был, в общем-то, риторическим, но ифрит ответил «Но» и медленно поплёлся за мной.
    — Кстати... Раз уж ты пока вынужден не спать, может, расскажешь что-нибудь. Откуда ты?
    Молчание.
    — Ты тоже погиб? Где-нибудь в Италии, а потом очутился здесь? Или ты из другого мира?
    Молчание. Чувствуя, как распушается хвост, я тихо ухнул и, повернув голову к вышагивающему позади всех истукану, продолжил «допрос»:
    — Ну и какой он?
    Голова качка склонилась вбок на миллиметр, отражая невиданную заинтересованность.
    — Праздность, я имею в виду. Или ты поклоняешься просто так? Видел Апостола или бог...
    — Белладонна! — сглотнув, Пайро даже засветился ярче, устремив взор куда-то в кроны деревьев. И к чему он вспомнил растение? Увидев, как внимательно я его рассматриваю, ифрит нахмурился и добавил: — Козаностра.
    Мне оставалось лишь шумно разочарованно выдохнуть, поправляя перья. Словно решил пообщаться с чунибье, помешанном на итальянских фильмах о мафии... К сожалению, или к счастью, если оценивать продуктивность моих расспросов, я все равно уже добрался до базы, как раз чтобы увидеть, как бедные пир-пиры раз за разом кидаются на парочку скелетов.
    Мертвяки, с обычной для их мертвячьей доли неутомимостью, упорно пытались ударить толстых птичек, пока те дружно прыгали из стороны в сторону, уворачиваясь от ударов. А укусы птах не наносили вреда костям нежити, так что ситуация сложилась патовая, поскольку рабочим было плевать на происходящее и они совершенно не вмешивались.
    В этот раз мне было поспокойнее, поскольку я уже, должно быть, начал привыкать ко всей этой паранормальной хренотени, так что быстро направился вперед и, растолкав птиц, сбил одного из скелетов с ног, после чего быстрыми ударами рукоятью пистолета по хрупким сочленениям костей отломал у нежити конечности, а затем и черепушку удалил; все это время второй мертвяк пытался добраться до меня, чтобы выручить товарища, но птахи встали стеной и не пускали тварь ко мне, пока я полностью не разобрался с первым.
    Скептически глянув на привалившегося к стене ифрита, я разобрался и со вторым скелетом, после чего растащил обломки костей по округе. М-да... Что-то надо с этим делать. Если не отправляться разыскивать приключения на свою задницу, просто блуждая по лесу, то путей у меня три: либо пойти в СпецХран, где с текущими возможностями моих феерично профессиональных стрелков и апатичным помощником нас просто укокошат, либо пойти в город, либо попробовать отыскать источник нежити. По поводу всех трех вариантов у меня нехорошие предчувствия...
    — Ну и почему ты не стал помогать? — сказал я качку, подойдя ближе. — Ты ведь тоже сдохнешь, если я коньки отброшу, — решил я высказать свое предположение.
    — Думаю, потому что ты не был в опасности, — предположила Ней.
    — Договор, — сообщил мне вместо этого Пайро, делая вид, как ложится на удобную постельку.
    Красноречиво глянув на Ней, я получил от нее смущенное пожатие плечами и, вздохнув, поплелся к Алтарю. Стоит и за своими словами тщательно следить, если уж бугай так буквально воспринял мои слова о «помощи». Открыв дверь, предложил ифриту зайти, но через мгновение качок отправился в полет, подхваченный незримой силой, а мои мысли были сбиты очередным сообщением.
    «Новый проступок „ В чужой монастырь со своим грехом не ходят “ — вы предложили адепту чужого Бога войти в святая святых.
    Скорость набора синергии снижена на 5%, время пребывания вассалов на материальном плане снижено на 10%».
    Чертыхнувшись, я поспешил проверить, не прибили ли Пайро ненароком, но тот оказался достаточно крепким и, ничего не ответив, послушно отправился в главное здание, где закемарил прямо на барной стойке. Я уселся за один из столиков неподалеку и, достав шэдмерский кинжал, положил перед собой.
    — Не расстраивайся, Шэд. Ты ведь не мог знать, правда? — сказала Ней, расположившись напротив меня и «облокотившись» на стол.
    — А? Да нет, я даже толком не знаю, что за синергия, чтобы по этому поводу переживать, — рассеянно сказал я. — Меня пока что больше волнует своя безопасность. Я планирую пойти в город, но не факт, что там вот такие вот, — я показал на Пайро, — частые гости. Как и болванчики-бездушные, так что придется быть одному, пока не выясню, что к чему.
    — М-м, да, в этом есть смысл, — с улыбкой смотря на меня, Ней сделала вид, что касается меня рукой. — И ты хочешь попробовать ноотику на кинжале?
    — Ага... Не отвлекай меня, пожалуйста.
    Ничуть не обидевшись, поскольку и сама прекрасно знала суть подобного, девушка даже ушла из поля зрения, а я, удерживая оружие в руках, медленно водил пальцами по его поверхности, пытаясь уловить токи ноотически активного минерала внутри лезвия. Учитывая, что я до этого работал с крошечными количествами в управляющих модулях дронов, это казалось сравнительно легким, но здесь, все же, был не вербинит и не кристаллит, а незнакомый мне изомер.
    Прошло десять минут, час... Единение с собой, блок лишних мыслей...
    Есть только я и кинжал...
    Излучение есть я, и я есть излучение.
    Пайро храпанул.
    Издав уханье, я отбросил стул и побежал в хранилище, вернулся с целой корзиной фруктов и бросился их есть, пока Ней сочувствующе смотрела на меня.
    — Надо бы тебе было найти более подходящее место, Дим...
    — Не-а. Я из-за голода уже все равно не мог сконцентрироваться, — шумно сглотнув, я даже не замечал, как пожираю огрызки. — А в келье-алтаре меня потянет спать, просто беда какая-то.
    — Ты прямо вылитый студент, как был, так и остался, — хихикнув, сказала девушка. — Ой, да ладно тебе, правда же.
    — Возможно, — откинувшись на спинку стула, я закинул последний плод в рот. — Хм, похоже, что либо я что-то не так делаю, либо у этого тела беда с ноотикой. Хотя в таком случае я бы вообще не ощущал полей, странно все это, — вытерев руки и рот, я скептически глянул на кинжал, из которого не смог выбить ни единого подобия на свечение, которым пользовались стервочки в шахте.
    Но зато перебирание комбинаций помогло:
    « Катализатор Бездушных ур. 1
    Статус импернегати Чревоугодие — ур.2: Жаждущий. Голод — 50%»
    Активные умения (эффекты описаны при текущем втором уровне апостола):
    « Пожирание » — поглощает душу разумного существа при укусе.
    Использование доступно при шкале Голода 100%.
    Поглощение души пополняет Синергию и является богоугодным делом, добавляя Праведность.
    « Подавление »
    Подавление считается богохульством, добавляя Проступки
    Критическое умение « Надкусывание » — доступно при шкале Голода 100++%
    Навсегда срезает (10*уровень апостола %) выносливости разумной цели, пополняя вашу жизненную силу.
    Пассивные умения:
    Детоксикация пищи
    Больничный голод ур.1. Вы можете восстанавливать легкие ранения, усиленно питаясь
    Поиск еды ур.1.
    Солдаты Чревоугодия 2 — жизненная сила +20% Выносливость + 20%
    Сопротивление огню ур. 1 (от Последователя Пайро) — вы можете выдерживать урон от открытого пламени в течение 5 секунд.
    Активации (Разрыв между повторным применением активаций зависит от уровня Синергии, эффекты указаны для текущего уровня апостола):
    Вызов Обжор (2), 5 лет жизни — рыцари Чревоугодия, вассалы низшего уровня. Способны пожирать органику и неорганику, вплоть до некоторых видов брони; часть поглощенной органики конвертируется в годы жизни, но не более количества лет, затраченных на призыв. Число и время пребывания на материальном плане зависит от уровня Апостола.
    Вызов Глота (3), 10 лет жизни — баронет Чревоугодия. Способен проглатывать даже те цели, которые не способен переварить, повреждая их едкими желудочными соками. Если Глот не погибает до конца пребывания, он возвращает половину затраченных на его призыв лет. Размер и/или количество зависит от уровня Апостола.
    Портальная способность:
    «Рог изобилия» — недоступна. Требуется более высокий уровень Апостола » .

Глава 13

    Не то, чтобы менюшку от меня прятали, но вызвать ее было куда сложнее, хотя подобное, как мне кажется, можно расценивать, как рабочий инструмент. Ясно, что в случае чего можно пожертвовать многострадальными годами, задействовав разных тварей, которые, если повезет, даже маленько вернут потраченное. Лишь портальная способность сбивает с толку, ведь если здесь это частое явление, почему мне ее сразу не вручили? Ну да ладно.
    — Эй, отдохнул — и хватит, еще успеешь подрыхнуть, пока я буду в городе, — заявил я, расталкивая серокожего увальня.
    Видимо, в его мозгу что-то перещелкнуло, настраиваясь на новый «договор», так что Пайро довольно быстро слез со стойки и сладко зевнул, полыхнув пламенем. Даром, что не поджёг ничего!
    — Кстати, а это золотишко.., — продолжил я, потянувшись к побрякушкам ифрита, а тот, злобно рявкнув, попытался перехватить мою руку, но остановился в паре сантиметров.
    — Но трогать.
    По глазам качка можно было оценить, что он скорее умрет, чем позволит мне прихватизировать свое барахлишко. Ну вот... Мне не хотелось опять терять годы на подобной ерунде, так что я просто отмахнулся.
    — Хрен с тобой. Потащишь побольше жратвы, раз не хочешь помочь заработать, — сообщил я, и, отправившись в хранилище, приготовил корзины для транспортировки. Оставалось только призвать еще двух бездушных лучников, и, позаимствовав у одного из них одежду, я потопал через лес, оценив, что уже начало смеркаться. Самое время для торговли, да-да...
    — Всегда поражалась тому, как ты лихо ориентируешься на местности, — сказала Ней, чтобы разбавить наши монотонное и почти бесшумное вышагивание по лесу.
    — Дело привычки, — ответил я, пожевывая смолку попавшегося на пути хвойного дерева. Наверное, она была токсичной, поскольку десны слегка щипало, но мне как-то все равно. — Ты ведь и сама пробовала пачкой дронов одновременно управлять.
    — Это я тебя хвалила, Дим, мог бы и порадоваться, — со вздохом сказала девушка, став вприпрыжку идти рядом со мной.
    — Спасибо, чего уж там. Но я бы, наверное, был бы рад, если б ты рассказала побольше не обо мне, а о себе.
    — О, например?
    — Ну, например, я поражался совсем недавно тому, что ты не рассказала о том, что «настоящая», — глянув на девушку, я увидел, как она сразу опечалилась. Вот балбес.... — Прости.
    — А, да ничего. Но ты и правда балбес, иначе бы понял, что я этого не сказала, чтобы ты не чувствовал себя другим, — сложив руки на груди, Ней снисходительно посмотрела на меня.
    — М-да... Спасибо и за это, конечно, — задумчиво произнес я, вспоминая свой курс. — Но у нас было довольно много настоящих, любящих козырнуть происхождением, чтобы все неотеры не забывали о своем пробирочном прошлом, — сплюнув на землю, я поправил ремешки и зашагал быстрее. Так бы, конечно, именно вот так же плевать на всех этих засранцев, мне они не сильно мешали, поскольку я шел своим путем... Но вот для тех, кто хотел продолжить работать с институтом, был сюрприз в виде особого отношения к настоящим, ведь у неотерран за плечами нет влиятельных и богатых семей.
    — Ты о Максимусе? — осторожно добавила Ней.
    — О нем. Самовлюбленный гордый козел. Да и хрен с ними, теперь уж и вспоминать ни к чему.
    Но, стоило мне впервые порадоваться тому, что помер, как Ней изменила мои чувства:
    — Зря ты так. Не все такие, мне кажется, что папа с мамой тебя бы приняли с удовольствием, — с надеждой сказала девушка. — Ведь я... я... тебя... зафрендила первым, когда поступила, — с придыханием сообщила Ней, смеясь одними лишь глазами.
    — Тьфу ты блин, а я уж уши развесил, ну, зараза... Ладно-ладно, вот верну тебе тело, ты у меня попляшешь, — тихо рассмеявшись, я почувствовал, как напряжение немного спало. Милая Ней, вот чего добивалась. Я себя настолько загрузил перед встречей с местными, что мозги кипеть начали.
    — Ловлю на слове, — подмигнув, девица облизнула губы. — Мой жеребец, хи-хи.
    — Да ну тебя. Тихо! — это я сказал уже сам себе, совсем забыв о том, что девушку остальные не слышат. Пайро и лучники остановились позади меня, а я, оставив корзину на земле, запрыгнул на ветку одного из деревьев на краю леса и, довольно ловко перепрыгивая по сучьям, вскоре добрался до вершины.
    Мой слух помогал нам обходить всякие неприглядно рычащие, жующие и чавкающие звуки, с источниками которых я встречаться не желал, особенно с кучей жратвы за спиной, но на равнине, лежащей между городом и лесом, спрятаться не удастся. Если какая-то тварь нас приметит, то придется сматываться... Или тратиться на активации. А еще мы будем отличной целью для стрелков, если где-то поблизости могут быть таковые.
    С вершины дерева открывался отличный вид на предзакатное «Солнце», ласкающее своими лучами сочную зеленую траву на цветущем лугу. В нос ударял аромат цветов и свежести, приносимой от речушки, которая с этого расстояния выглядела серебряной змейкой, выискивающей путь среди холмов.
    Еще на реке была пристань с лодчонками, помимо замеченных ранее мельниц, а в сторону леса вела только заросшая травами дорога, и никакого моста. То ли местные предпочитали перебираться с помощью лодочника, то ли никто не рисковал шастать в лес, что даже мост не сообразили, хотя подобное казалось странным — все же куча древесины, зверья и фруктов, не говоря уже о лугах.
    Поселение тоже удалось рассмотреть получше: множество каменных домишек, немного деревянных, все в старинном европейском стиле; каменные стены с небольшими башнями, на которых можно было увидеть лучников, но ворота были открыты. Навскидку сложно было оценить возможное количество проживающих там людей, но, судя по высоким постройкам со шпилями, это явно не какая-то разросшаяся деревушка.
    Приметив место, где речушка была поуже, я благополучно спустился и, ковыряясь в корзинах, постарался набрать себе ассортимент яств побольше.
    — Так. Сидишь здесь, охраняешь хавчик. Все свободное время, пока здесь не будет желающих наше барахло захавать, украсть или просто испортить, можешь дрыхнуть, — объяснил я обрадовавшемуся такой работе Пайро, и, оставив наготове лучников, взвалил корзину за спину. Не успел и шага пройти, как сзади послышалось сопение... Ладно, будем надеяться, что все пройдет хорошо.
    Быстрым шагом преодолев луга, я сделал крюк и, выйдя к узкой части речки, осмотрелся. Вроде бы никого вокруг... Разбежался — и сиганул прямо с одного берега на другой, громко крича «Уху», немного рассыпал фруктов, за которыми тут же бросились зубастые рыбины, но все же оказался на стороне города без особых потерь.
    — Шэд, тебе бы ухать потише, а то палимся, — со смешком сказала Ней.
    — Еще бы я это контролировал... Вроде никто не слышал, — сообщил я, приглаживая перышки на хвосте. Тут куда более заметная деталь есть, как ни посмотри.
    Стараясь выглядеть достаточно беззаботно, я добрался до дороги, ведущей от мельницы, и потихоньку пошел вперед. К счастью, никто моей персоной не заинтересовался, пока я не оказался внутри.
    — Ты кто будькат? Спекулянт бродячий, один штука? — тут же заявил мне стражник, которого я сразу и не заметил. Просто он был гномом, чья железная броня со следами ржавчины была прикрыта тканью с изображением какого-то местного герба, ни о чем мне не говорящего.
    — А, да, — облегченно выдохнув и обрадовавшись тому, что понимаю язык, я вопросительно глянул на бородача, а тот — на мою корзину. — Налог?
    — Ну есесн, милптах. Иль у вас там усе задарма делат, ах-ха-ха! — рассмеявшись собственной шутейке, гном стал постукивать латной перчаткой по столешнице рядом с собой. Хм... Ну, для денег подобное явно многовато, значит, они принимают и товарами. Что-то я такое слышал.
    Раскрыв корзину, я стал выкладывать мясо и фрукты, отчего у бородача почти одновременно шире открылись и глаза, и рот. Похоже, сам факт того, что я приперся со свежими продуктами, неплохо так меня выдавал, но достаточно было отсыпать побольше, как бородач меня отпустил, торопливо пряча тушку птицы в мешок под столом.
    — Пока все неплохо, — одобрительно сказала Ней. — Я анализирую вывески, а ты иди... Ну, к рыночной площади, или что тут можно найти.
    — Понял.
    Брусчатка здесь напоминала таковую на базе, хотя на некоторых улочках и была просто непросыхающая грязь без всяких удобств. Прогуливаясь по улице, я ловил на себе удивленные взгляды, и, судя по всему, это было вызвано моей расой — похоже, птички не были такой уж невидалью, но в этих краях попадались редко. Заодно и я успел осмотреться: помимо замеченных мною раньше у подкаблучников в шахте рас, пока что никого нового. Гномы, люди, эльфы, зверолюди. Никакого намека на ифритов или кого-то еще.
    Некоторые из торговцев уже возвращались со стороны центра, насколько я мог ориентироваться, и рассасывались по постоялым дворам, а кто-то и раскладывался заново, только уже у своих лавчонок — видимо, пытались успеть и там, и здесь, и понятно почему: чем ближе к центру, тем больше народу мне попадалось, так что городок явно был проходным.
    В конце концов я добрел до рынка в центре — это была большая площадка, вымощенная булыжниками, где остались только самые последние из торгашей, уже даже сгружающие ящики на свои повозки, так что путь мой теперь лежал в какой-нибудь постоялый двор — не факт, что их порадует коммивояжер в моем лице, но раз гном удивился свежим фруктам, то и владельцы кухонек должны быть рады расширить меню.
    — Из того, что нам попадалось, лучше всего подойдет «Четыре уха», там интерьер выглядел побогаче, да и народ толпился, — предложила Ней, а я, не слишком усердно отмечающий местные забегаловки, просто согласился.
    Постоялый двор был трехэтажным, где весь первый этаж занимал зал для посетителей, бар и кухня. Выполненный в дереве, он был просто пропитан вонью перегара и табачного дыма, так что насчет дорогого интерьера я засомневался, но за столами можно было приметить весьма богатых особ, судя по расшитым разноцветными нитями шмоткам, что на фоне серости одежды остальных очень выделялось.
    Пройдя через весь зал, я подобрался к бару и увидел, судя по всему, владельца, или просто вышибалу-бармена-сплетника, который был седым мужиком лет под пятьдесят. Если бы не забавные заячьи уши, он бы даже казался грозным.
    — Бухать иль жрать? — смерив меня неодобрительным взглядом, заявил мужик, окончательно руша мои надежды на качественный сервис.
    — Как насчет прикупить продуктов?
    — Опоздал, малой, моя ненаглядная уже затарилась, — сморщившись еще сильнее, зайчатина выключил угрюмый режим лишь на словах о своей супруге. — Если ничего не заказываешь, скатертью дорога.
    — А я настаиваю... Свежая сочная мякоть... этого плода никого не оставит равнодушным! — вкрадчиво сказал я, выуживая из корзинки принесенное добро.
    — У нас есть овощи, фрукты и вся жратва, малой, ты что, непонятливый? — не удостоив плод даже взглядом, ушастый начал терять терпение, но, к счастью, на шум вышла его ненаглядная. Милая крольчиха, а вышла за такого выродка...
    -Любовь зла, Шэд, любовь зла, — многозначительно вздохнув, вмешалась Ней, но я неотрывно следил за тем, как загорелась энтузиазмом «ненаглядная».
    — Дорогой! Дорогой, ты посмотри! Я эту прелесть не видела уже лет десять, как мы сюда переехали!
    — Ну да.., — сжав губы, кролик весь растаял и нежно приобнял супругу.
    — Молодой человек, вы же продаете? У вас много? Пройдемте с нами! — торопливо говоря, крольчиха в итоге увела меня поближе к складу, и очень долго охала, разглядывая продукты, а с каждым возгласом муженек становился все мрачнее, держась крепче за кошелек.
    — Откуда же столько добра? Если это и впрямь из Гринхавиона, то как ты умудрился донести такими свежими? — вмешался ушастый, не выдержав того, что его супруга полностью опустошила мою корзину.
    — Секрет фирмы.
    — Секрет чего? — непонимающе уставившись, заяц хотел спросить еще что-то, но супруга дала ему подзатыльник.
    — Не лезь к пареньку, а то в следующий раз он к нам не придет! Ну же, заплати!
    — Да понял, я понял, — ворча, мужик отвернулся и, кряхтя, повернулся ко мне, давая десяток серебристых монеток.
    — Это... А золотые? — машинально сказал я, почему-то твердо считая, что расплачиваются исключительно золотом.
    Ушастые переглянулись, и, отойдя в сторонку зашептались. Речь шла о том, что мне будет жирно, я охерел и вообще, но желание получить еще поставку в итоге взяла вверх. Конечно, они говорили шепотом, но мне было слышно вполне неплохо. Значит, на один золотой можно месяц питаться, если не наглеть с деликатесами... Нихреново же апгрейд стоит.
    — Боги тебе судьи, торгаш, держи свой золотой, — буркнул в итоге заяц и, забрав серебро, вручил поблескивающую желтым монету. — Но в следующий раз на такую цену не рассчитывай.
    — С вами очень приятно иметь дело, — улыбнувшись, я слегка поклонился и, выйдя с постоялого двора, приметил, что уже стемнело. Народ только прибывал: похоже, что теперь не только гости города, но и местные работяги стягивались в таверны, чтобы перекусить, выпить и обсудить дневные события.
    С такими успехами я выручу всего пяток золотых с того, что принес... Конечно, кроме беготни от базы к городу от меня ничего не требуется, да и вряд ли цена упадет, если я буду сдавать жрачку в разные заведения, но времени займет ой как много, даже если я протащу бездушных под видом своих слуг, рабов или кто тут в ходу.
    — Шэд, я приметила кое-что, тебе понравится, — загадочно произнесла Ней, и я, последовав по ее указке, вскоре добрался до еще одного постоялого двора под названием «Пивной бочонок и хвост мурмешки». Над входом висела пятиметровая зубастая рыба с толстым телом, вернее, ее чучело, но даже так выглядело чертовски внушающе. Внутри царила вонь дешевой пивнухи, но важным было не это: в углу со скучающим видом расселся просто невероятных объемов жирдяй, с трудом втиснувшийся за столик. На нем была белоснежная рубаха со следами жирных пятен, трескающийся по швам бархатный камзол и свободные штаны. На расстегнутом воротнике можно было увидеть поблескивающую эмблему, где безликий силуэт удерживал в руках горку монет.
    — Ваше Высокопреосвященство, чего изволите? -раболепно кланяясь, поинтересовался у колоритной особы, похоже, сам владелец «Бочонка», одетый в выглаженный белый костюм гном.
    — Чего-нибудь, побольше, да подешевше, — булькнул толстяк, поглаживая себя по пузу.
    — Будет сделано.
    «И что нам тут делать?»
    «Я приметила вывеску для приезжих, погоди, скоро все будет» — пообещала Ней, и я, воспользовавшись тем, что поблизости были свободные столики, аккуратно уселся в углу, стараясь не отсвечивать.

Глава 14

    Вскоре двери открылись, пропуская явно зажиточного торгаша. Позвякивая золотыми перстнями, черный лис лет тридцати, одетый в черные брюки и алую рубашку вместе с жилеткой, окинул взглядом зал и, улыбнувшись уголком рта, медленно подошел к толстяку. За лисом последовали два татуированных полуголых бугая — если бы не кожа телесного цвета, я бы прикинул, что они родственники Пайро.
    — Доброго вечера вам, жрец, — махнув хвостом, лис брезгливо осмотрел стул и, протерев его выуженным из кармана платочком, бросил предмет туалета в сторону охранников.
    — Побольше уважения, милсдарь, — тихо посмеиваясь, сказал толстяк. — Иль вы думаете, что в провинции одни невежи?
    — Именно так и думаю, жрец, — холодно ответил лис, дернув ухом. — Давайте ближе к делу.
    — Хо... Ну давайте-с, что в этот раз? — потирая руки, жирдяй попытался выпрямиться, но не получилось, поэтому он опять плюхнулся за стол.
    — Я принес с собой, нет больше сил засорять организм вашими объедками, — процедил сквозь зубы молодой мужчина, и, щелкнув пальцами, подозвал охранников, которые прямо из воздуха шлепнули на стол два здоровенных ларя. Стоило им открыться, как пивная вонь оказалась забита изысканным ароматом чудесных специй, трав и соусов, отчего я схватился за живот и согнулся в три погибели.
    — Прелестно, просто прелестно! — потирая руки, жрец потянулся ко внутреннему карману камзола и шлепнул на стол мешочек с монетами. — Пойдет?
    Сморщившись, лис ткнул пальцем в сторону кошеля, и один из бугаев послушно развязал тесемку, принявшись пересчитывать. Золотые монеты! Десять, двадцать, тридцать... Маловато, но даже так, я прекрасно понимал, почему остальные посетители, изо всех сил делающие вид, что им неинтересно, поглядывают на стол толстяка.
    — Что-то в этот раз маловато, — фыркнув, сказал молодой мужчина, одернув жилетку, подсаживаясь ближе и положив свой кошель рядом с первым. — Неужто проиграли?
    — Что вы, что вы! Сердечко-то не каменное, устал вас обыгрывать, дорогой, — расплывшись в, казалось, улыбке на все тридцать два зуба, жрец положил руку на край ларя. — Приступим?
    — Извольте, — повязав платочек на шею, сняв одну перчатку и положив тряпочку на колени, лис кашлянул и принялся употреблять изыски, тогда как толстяк просто глотал все, лишь косточки звякали о подставленные тарелки. Чавканье заглушило даже разговоры, или просто все перестали говорить, болея за кого-то в этом странном состязании.
    Минут пятнадцать — и вот уже лис шумно дышит, склонившись над тарелкой с недоеденным салатом, тогда как толстяк вылизывает последнюю тарелку.
    — Я победил, а ты — проиграл, — промокнув губы рукавом, толстяк потянул руку к оставленному лисом кошелю и заграбастал оба, закинув в карман. — Ждем-с вас в другой раз, тренируйтесь больше.
    — К-конечно, — обмахивая лицо платочком, лис кое-как встал и, придерживаясь за живот, медленно вышел из заведения, пока некоторые из посетителей менялись деньгами, подтрунивая над проигравшими.
    Я, раззадоренный ароматами, еле выдержал и, вскочив с места, шлепнулся на сиденье напротив толстяка, вынудив его напрячься, а рядом со мной вдруг возник практически невидимый силуэт, выдаваемый лишь волнистым искажением интерьера возле него. Шлепнув монетку на стол, я улыбнулся.
    — Играем?
    — Ты кто, парень? — помахав рукой невидимому охраннику, жрец прищурился так сильно, что его глаза стали походить на щелки среди месива плоти.
    — Так уж ли то важно? Вам не нужен золотой, Ваше Высокопреосвященство?
    — Как не нужен, нужен, конечно, — рассмеявшись, толстяк погладил положенную мной монетку, оставив на ней жирные следы. — Деньги любят счет, а у тебя считать нечего.
    — Пусть так. И все же?
    — Играем, играем, — отмахнувшись, толстяк, кряхтя, выудил из кармана монетку и швырнул рядом с моей, после чего подозвал нервничающего владельца «Бочонка», проклинающего меня на чем свет стоит, и тот выложил перед нами по несколько больших бокалов прохладного эля и сухарики.
    — Ничего, что вы уже кушали? — уточнил я.
    — Ах, мне несложно дать фору молодежи. Приступим! — разлыбившись, жрец ссыпал сразу половину тарелки себе в рот, став хрустеть и прихлебывать эль, пока я тихо-мирно жевал сухарики, запивая пивом.
    Одна кружка, вторая. Наблюдая за мной вполглаза, жрец нахмурился и стал двигать челюстями усерднее, пока я закидывал кусочки хлеба и размачивал элем с третьей кружки, замедлившись.
    Ссыпав остатки закуски себе в рот, жрец начал остервенело хлестать пиво, но я в это время за пару глотков осушил все оставшиеся стаканы.
    — Усе, — промокнув губы салфеткой, я притянул к себе вторую монетку.
    Толстяк насупился и, подозвав гнома, шепнул ему, чтоб принес мне еды с оставленный лисом ларь размером.
    — А отыграться? Или ты хочешь довольствоваться двумя монетками? — нарочито бесстрастно сказал толстяк, просто пожирая глазами поблескивающее у меня в руках золото.
    — Ну... Можно, в принципе.
    — Тогда теперь давай посерьезней, а то я уже немного перекусил. За счет заведения, не беспокойся, — добавил жрец, и где-то за стеной страдальчески вздохнул один гном.
    — Договорились, — усевшись поудобней, я принялся за предложенное угощение. Копченая рыба, жареная рыба, печеная рыба, соленая рыба. Много рыбы, черт возьми, но меня это не сильно беспокоило. Не обращая внимания на взгляды зевак, я отставлял тарелки в сторону одну за другой, пока, наконец, не прикончил рыбный пирог и не запил его травяным настоем.
    — Готово.
    Облизнув губы, жрец нехотя достал две монетки, а с кухни принесли порезанную напополам... рыбу, в общем, чучело которой висело над вывеской. Толстяк даже вилку с ножом отбросил в сторону, чтобы они не мешали ему впиваться в мякоть на удивление бескостной рыбешки.
    — Нафали! — крикнул жрец, уже набивая рот жареной шкуркой, пока я методично надкусывал блюдо так, чтобы потом проглотить оставшиеся куски. В зале повисла тишина, перемежаемая лишь оханьем гнома и чавканьем толстяка. ОМ-НОМ-НОМ, сучки!
    Отбросив косточку, я увидел текущие по щекам жреца слезы, с которыми он смотрел на то, как я забираю четыре монетки.
    — Еще! Отыграться, хочу еще! — плача и жуя, кричал жрец, пока бледный гном шел к нему медленно, как на плаху.
    — П-простите, Ваше Высокопреосвященство, но у нас...больше нечего предложить.
    — Безобразие! Я этого так не оставлю! Молодой человек, быстро в другой кабак! — шумно дыша, жрец поднялся за счет своих невидимых союзников, после чего мы крайне медленно добрались до предложенного мной заведения ушастых. Увидев меня в компании жреца, заяц поперхнулся, но постарался не подавать вида.
    — Ваше Высокопреосвященство, у нас сегодня в меню жаркое из чернянки, фаршированное шняк-шняком, с гарниром из плодов бозе, — сообщила крольчиха, прискакав, стоило обширной фигуре святейшества появиться на пороге.
    — Ох, и сколько же стоит это великолепие?! — забыв на миг обо мне, сказал жрец, представляя себе что-то и причмокивая губами.
    — Для вас, конечно же, спеццена, всего пять золотых.., — крольчиха увидела, как мои перьевые ушки пошли вверх от подобной наглости. — Кхм. Да, пять золотых, обычно такое десять.
    — Боги вам судьи, корчмарь, что за цены такие? — сказал я, и жрец активно стал кивать, тряся подбородками.
    — Воистину богоугодные слова, юноша, алчность — благодетель лишь для тех, кто праведен, — поучающим тоном сообщил толстяк, и крольчихе пришлось сбивать цену еще.
    Не обращая внимания на скрипение моих зубов, толстяк вел в уме какие-то подсчеты и вскоре определился:
    — Пока что неси мясца, жирного, да поболе, хе-хе! — посматривая на меня, жрец выложил на стол четыре монетки.
    ***
    — Буэ! — уже минут пять раздавалось откуда-то из-за стены, куда еле успели доволочь своего драгоценного жреца невидимки. Оба ушастых носились по заведению, разнося выпивку, которую я заказал для каждого посетителя, а со всех сторон сыпались поздравления, вопросы и просто смех. Конечно, были и проигравшие, которые теперь смотрели на меня волком, так что я не спешил покидать людное место с несколькими мешочками золота.
    «Новая праведность! „ Двоих хитрых не бывает “. Вы победили последователя Алчности в азартной игре. Срок пребывания вассалов Алчности на вашей территории снижен на 20%»
    — Это твой способ не выделяться, да? — усмехнувшись, спросила Ней.
    «Зато денег подняли. Главное, чтоб меня за них не грохнули... Судя по всему, Жрец Алчности не готов убить за то, что честно проиграл, так что с этой стороны можно не ждать подвоха, но вот для остальных у меня сейчас просто баснословные деньги...» — передал я мыслеимпульс, мило улыбаясь остальным и поддерживая их ответами невпопад и чоканьем стаканами.
    ***
    Отбивая ритм каблуками, молодой мужчина вышагивал вперед по зданию ратуши, пока за ним пытались поспеть две эльфийки, оставленные здесь на ночь за главных.
    — Господин Рогд, такая честь для нас! Может, вам что-нибудь подготовить, сделать? Вы только скажите! Наверняка после столицы вам здесь все кажется вульгарным и простоватым, — наперебой щебетали девушки, стараясь увлечь черношерстного лиса своей красотой, но тот подал голос только когда добрался до Связующей Залы.
    — Ничего не нужно. Я передам мои рекомендации, если прекратите досаждать своим излишним вниманием, — тявкнув, Рогд отогнал девиц, и те, поспешно отступив, пропустили мужчину внутрь.
    Пройдя по мягкому ковру к изящно скрученному овалу из фиолетового металла, лис стянул с руки перчатку и, обернувшись на дверь еще раз, стал нараспев зачитывать силовые буквы, вытатуированные на его коже. Финальный звук — овал загорелся белесым свечением, открывая вид на богато украшенную комнату, в которой клевала носом молоденькая волшебница в мантии.
    — Айша!
    — Ах, простите, господин Рогд, я.., — встрепенувшись, волшебница всеми силами попыталась сделать вид, что только что не спала.
    — Передайте сообщение, напрямую Его Величеству.
    Вздрогнув, девушка поспешно взяла в руки бумагу и перо, приготовившись ловить каждое слово лиса.
    — Катализатор обнаружен. Вышлите свиту.

Глава 15

    Время было уже далеко за полночь, но народ расходиться не спешил, подогреваемый халявой: все-таки ушастые хоть в чем-то не набрехали, так что даже одного золотого хватало на бочку дешевого пойла, а новые посетители, привлеченные шумом и слухами подвыпивших весельчаков, только добавляли хаоса в происходящее.
    Некоторые пытались под шумок споить и меня, будучи не в курсе того, что даже пять больших кружек пива, выпитых в «Бочонке», никак на меня не повлияли, потому что детоксикация действовала и на алкоголь. Я не был расстроен подобным фактом, поскольку и до этого практически не употреблял, ведь за подобные излишества можно было влегкую вылететь из института. Когда во главе угла ясность мысли, трансформирующаяся в направленный импульс ноотической энергии, затуманенный разум в лучшем случае сделает человека бесполезным, а в худшем — приведет к искажению результатов.
    Но, как говорят, лучше всех пьяного может сыграть трезвый, и я, пусть и не имеющий большой опыт общения с выпивохами, сейчас пытался вести себя максимально расслабленно и открыто, время от времени как бы невзначай пресекая попытки выкрасть мои монетки. Но так поступали не только всякие ушлые мужички — вульгарно одетые особы тоже не обделяли меня вниманием. И если самые шустрые были настолько потасканными, что мне даже не пришлось ничего говорить, чтобы они с фырканьем отправлялись искать удачу где-то еще, то слух о богатом клиенте вскоре привел ко мне дорогих девочек.
    — Шэд, и как не стыдно так пожирать эту эльфийку глазами? — протянула Ней, сложив руки на груди. — Ты посмотри, как сиськи выпятила, ни стыда, ни совести! — виртуальная компаньонка забавно вцепилась в собственную грудь, так что я тихо рассмеялся в кулак.
    «Если только с мужиками тереться, то буду выглядеть гомосеком!»
    — О, как ты сразу заговорил, ты до этого даже и показываться не хотел, — продолжила гнуть свое девушка. — Ну а эта что? Кошкодевочки и у нас были, что ж ты с ними не мутил? Ишь как хвостиком помахивает!
    Я незаметно вздохнул и, улыбнувшись красивой девице с ушками, оголившей для меня бедро в чулке, пододвинул кошели поближе.
    «Ты прямо как моя супруга...»
    — Н-ничего подобного, делай, что хочешь, — после короткой паузы сказала смутившаяся Ней. — В конце концов, ты молодой парень, тебе наверняка хочется... А я... ничем не помогу, — упадническим тоном произнесла «супруга» и закрыла глаза.
    «Быстро сдалась. Ах, этот сладкий привкус того, как тебя ревнует даже не признавшаяся девушка... восхитительно», — улыбнувшись, я постарался не обращать внимания на то, как меня душит разгневанная виртуальная девица.
    — Ты... Ты!
    «Я, я. Пусть это тело и приспособлено к местным микробам, но я ничегошеньки не знаю о венерических заболеваниях этого мира, чтобы рисковать подцепить какой-нибудь супер-ВИП-ВИЧ и сдохнуть в канаве из-за шлюхи».
    Ней после таких доводов угомонилась, но вопросы насчет ее отношения у меня остались. Если не считать этих неудобств, то время я провел с пользой, пытаясь узнать как можно больше. Сплетни сплетнями, но когда многие детали из разных уст не приукрашаются, а остаются неизменными, то с высокой вероятностью так и есть.
    Для меня очень быстро придумали легенду о том, что я странствующий птицелюд из Гринхавиона, расположенного далеко на юге большого города с плодородными землями вокруг, где довольно широко разбросаны храмы Чревоугодия; из-за подобного меня приняли за молодого адепта, еще не успевшего встать на официальный путь священнослужителя, подрабатывающего для создания собственного Алтаря. У всех действующих жрецов, кои являются низшими в иерархии, на теле в видимом месте есть метка соответствующего бога, так что подобные толстяку в открытую носят на одежде символику, чтобы все видели издалека. Потому-то жирдяй и щурился, пытаясь увидеть мою метку при встрече, хотя его собственную среди складок шеи уже и не углядеть.
    Мурмеш, как назывался городок, в котором я оказался, и от которого, к слову, и получила свое имечко местная толсторыба, был значимым в пределах графства и даже имел некоторую стратегическую ценность для всего королевства. Правда, не настолько большую, чтобы размещать здесь войска и строить мощные укрепления. Как я понял, в случае действительно большой угрозы, столичное подкрепление переносится сюда с помощью портала, установленного в Ратуше, но дело это то ли трудоемкое, то ли дорогое, то ли все вместе, поэтому основная надежда была на Алый форт, расположенный в паре десятков километров отсюда. Рядом с ним был Сангвил, центральный город графства, рядом с которым и находилась резиденция местного сюзерена, Графа Круэнто, и дальше располагалась горная гряда, за которой раскинулась пустынная территория, принадлежащая СапВиш.
    Вместе с этим мне удалось выяснить, что отношения между фракциями очень напряженные, если брать общую картину, лишь вышеобозначенные СапВиш стараются поддерживать нейтралитет. Причина была, как это обычно бывает, в ресурсах и расходящемся мировоззрении, а где-то и во всем сразу. Однако «сложный» ландшафт, как я понял из сбивчивых объяснений, вкупе с небогоугодными «летучими штуками», не позволял технологически продвинутым народам осуществлять крупномасштабные наступления, да и существовал риск схлопотать удар в спину от соседа, пока будешь воевать с другими.
    При таком раскладе все сидели бы на заднице ровно, но по всем территориям широко разбросаны портальные зоны, с одной из которых я столкнулся. Они позволяют жителям одной фракции проникнуть на территорию другой. Впрочем, на слишком короткий срок, недостаточный для того, чтобы обеспечить поддерживаемую атаку с неожиданной стороны, хотя ситуации бывали разные, начиная от диверсий и формирования укрепленных аванпостов, с которыми приходилось справляться королевским войскам, и заканчивая пополнением рядов наемников дезертирами чужих фракций.
    Потому местные даже и не пытались избавиться от роботов-мясников, которые раз за разом появлялись в лесу неподалеку, поскольку из всех возможных, как мне кажется, подобный противник был одним из самых опасных — им не нужна пища и вода, так что они могли бесконечно долго партизанить поблизости, но сил было недостаточно для того, чтобы организовать атаку на город. Хотя, как мне показалось, роботы и не пытались, но куда интересней то, что никто не заикнулся ни о СпецХране, ни о нежити, из чего можно сделать вывод, что о подобном горожане даже и не знали.
    В итоге, из-за беспокойной территории поблизости, ценность леса для местных была не настолько большой, чтобы подставлять свою шею, а город жил за счет продуктов с местных полей, рыбной ловли, добычи ресурсов и денег путешествующих торговцев, регулярно направляющихся в сторону СапВиш на ежемесячную ярмарку.
    — За счет заведения, мистер Филин, — поклонившись, крольчиха поставила передо мной тушеную в меду чернянку, которая только что приготовилась, и народ одобрительно заголосил, предлагая попробовать.
    Подарив хозяйке недобрый взгляд, я, тем не менее, оторвал ножку и жадно впился. Было бы вкусно, если бы не уже знакомое легкое жжение на деснах.
    — Вкуснятина, народ, я хрен кому такое дам попробовать, — шмякнув бокалом о стол, я под улюлюканье налетел на птицу, и вскоре облизал оставшиеся косточки, устало откинувшись на спинку.
    — Дорогой гость, должно быть, уже устал от всеобщего внимания? — улыбаясь, кролик пробрался через толпу. — Ребята, ребята, господину Филину еще предстоит долгий путь, не наглейте! Мы предоставим нашу лучшую комнату!
    — Да, что-то уже глаза закрываются, — зевнув, я потянулся так, что аж перышки задрожали. — Всем спасибо, вы лучшие!
    Под крики я швырнул еще пару монеток оставшимся «на посошок», и, поднявшись в приготовленную комнату, сразу же шлепнулся на кровать. Немного подождав, хозяин все-таки прикрыл дверь за мной и тихо спустился ниже.
    Вот что за мерзопакостная семейка, а?Снотворного яда сыпанули, судя по всему. Поднявшись, я тщательно спрятал кошели и, подперев дверь стулом, подошел к окну. В отличие от более дешевых комнат со ставнями, у меня здесь было стекло или что-то подобное, так что я мог видеть улицу. Отсюда можно было разглядеть высокое здание Ратуши, где мне делать было нечего, а также шпиль местного святого места: Статуи. Выглядящая, как гиперболизированный алтарь у меня на базе, она прославляла безликого скрягу, восседающего в виде огромного памятника на вершине многоэтажного монумента, тогда как вплотную к этой постройке располагалось здание для посетителей и, собственно, Жреца.
    Во всем графстве была распространена Алчность, и, хотя остальные грехи тоже попадались, например, сам Его Высокопреосвященство был горазд пожрать, даже не являясь адептом, открытое столкновение было ни к чему. Как дела обстоят в других землях, сложно сказать, так что местная святая обитель тоже мне ничем не поможет.
    Шаги снизу. Ушастые не смогли справиться с собственным сребролюбием и теперь вместе с недовольными планировали меня или ограбить, или даже грохнуть. Подумаешь, адепт ушел пораньше из города, успев покутить, как следует, и поминай как звали.
    Осторожно открыв окно, я выбрался наружу и, прикинув расстояние до крыши, прыгнул, зажав рот. Все равно приглушенное уханье раздалось в ночи, но на фоне смеха и болтовни, льющейся из таверны, могло быть незамеченным. Пробежавшись по черепице, я присмотрелся к городским стенам и увидел, что ворота уже были закрыты, а патрулирующей стражи слишком много, чтобы незамеченным улизнуть. Даже интересно, с чего бы это ее так много, если городок был сравнительно далеко от границы?
    Снизу послышались удивленные возгласы, так что я поспешил заделаться мастером паркура, перепрыгивая между домишками, пока не оказался достаточно далеко от «Четыре уха». После обильной жратвы все мои надкусы-перекусы деактивированы, а использовать вассалов Чревоугодия уж точно будет излишним, и в плане маскировки, и в плане трат жизни.
    — Мы могли бы просто переночевать на другом постоялом дворе, — предложила Ней, впервые подав голос после разговора о шлюхах.
    — Могли бы. Скорее всего, так будет лучше всего, — прижавшись спиной к каменной трубе, тихо сказал я. — Только тут куда ни глянь, везде одни дешевки, где, учитывая культ Алчности, любой может ко мне подобраться, стоит посветить золотыми монетами.
    — Тогда стоит искать подороже, разве нет?
    — Да... Интересно, куда тот лис поселился? Наверняка в самое лучшее, — раздумывая, я вспомнил, что мне о нем рассказали.
    Господин Рогд был личностью известной, так что простого упоминания о нем было достаточно, чтобы получить целый ворох сплетен. Невероятно богатый для своих лет, он выделялся тем, что не был адептом Алчности, что было своего рода плевком в душу всем приверженцам этого греха с гораздо меньшим состоянием. Однако лисяра был не только, по слухам, приближен к королевскому двору, но и достаточно опасен сам по себе, чтобы недовольные не пытались выступить против него: одна только охрана из джиннов простому человеку влетела бы в копеечку.
    Да, мое первое впечатление не подвело, и два бугая оказались джиннами прямиком из СапВиш. Чтобы не выглядеть совсем уж несведующим, пришлось не поднимать тему о различиях между ифритами и джиннами, и без этого было многовато вопросов даже для прибывшего издалека. Ясным было то, что в отличие от редких дезертиров, подобного рода межфракционных наемников было нанять сравнительно просто, были бы деньги, хотя подобное среди близких подданных короля и не одобрялось, что вдвойне подчеркивало особенность засранца. Тот же толстяк охранялся арверами-Хамелеонами, из числа личной гвардии графа Круэнто, да и остальные важные шишки имели телохранителей из числа арверских войск.
    — Там какое-то движение, — сказала Ней, ткнув пальчиком в сторону ворот, тем самым выведя меня из задумчивости.
    Прогулявшись по нескольким крышам, я заметил, что из ратуши выбегают вооруженные люди и направляются прямо к воротам — среди них были преимущественно арверы в железных доспехах, вооруженные дробящим оружием вроде палиц и булав, но было и несколько арбалетчиков.
    — Оцепить район! Нежить! Нежить идет! — от гаркающего офицера с собачьими ушами и хвостом я наконец-то услышал, что происходит. Патрульные стражники быстро бежали по стенам, направляясь к башенкам и тем воротам, через которые я пришел, так что это была отличная возможность смыться.
    — Не хочешь побыть героем? — с улыбкой поинтересовалась Ней, когда я, осматриваясь, забирался по уступам на стенку, не рискнув идти через дверь.
    — Не сегодня. Если обжоры полакомятся мертвечиной, это опять наверняка аукнется, от меня толку нет, а вообще.., — перебравшись на стену, я огляделся и, выдохнув, сиганул вниз, на удивление мягко приземлившись на землю. — УХУ! Если здесь толпа, ради которой стольких погнали, то что на базе?

Глава 16

    Проскочив в ночной темноте через открытое место, я довольно скоро добрался до реки и, перепрыгнув, только тогда обернулся, чтобы рассмотреть происходящее. Белеющие в лунном свете скелеты вразнобой мчались по лугам, пытаясь наскочить на стену и взобраться, тогда как некоторые из них, вооруженные луками, медленно выпускали стрелу за стрелой в сторону стражи.
    Помимо скелетов были и живые мертвецы — хотя с такого расстояния и казалось, что это просто больные люди, еле передвигающиеся из-за искривлённого тела, сомнений у меня не было. Но больше всего пугало существо, находящееся в центре нападения мертвых: шестиметровый скелет с огромным зубастым черепом не принадлежал какому-то зверю, скорее, он был составлен из множества разномастных костей, словно какой-то психованный скульптор постарался сваять ужасающее произведение искусства. С пугающим воем наскакивая на ворота, монстр пытался пробраться внутрь, но пока что это ему не удалось.
    Охранники постреливали из арбалетов, прибивая шатающихся зомби, но против скелетов и их лидера были абсолютно беспомощны — даже если удавалось болтом-другим сбить черепушку, на энтузиазме нежити это никоим образом не сказывалось. Бойцы ближнего боя контратаковать не спешили, так что бой, возможно, затянется надолго...
    Направляясь обратно к лесу, я до рези в глазах всматривался в окрестности, в любую секунду ожидая появления новых мертвецов, но стоило приблизиться, как я услышал богатырское сопение. Трава под Пайро пожухла, кора деревьев вокруг потемнела, а фрукты и овощи получились вялеными. Лучники же, как замерли в самом начале, так до сих пор не сменили положения, лишь какие-то насекомые ползали по ним, приняв за часть леса.
    — Подъем, подъем, — растолкав ифрита, я с сожалением посмотрел на подпорченную еду и, дождавшись, когда последователь побежит следом, направился прямо к базе. — И кому я говорил следить за жратвой?
    — Но съедено, но украдено, — ответил мне бугай, явно довольный проделанной «работой».
    Покачав головой, поскольку не был в настроении спорить по такой мелочи, я вскоре добрался до окраин базы. Вернее, окраины расширились уже куда значительней, так что количество плодовых растений возросло в несколько раз, поэтому через заросли пришлось пробираться дольше.
    С жутковатым подвыванием на нашем пути нашелся зомби, но хищный цветочек, перекусивший мертвяка пополам, не позволял ему пошевелиться — лишь подгнивший кишечник, шлангом свисающий с побегов, нарушал общий невинный вид агрессивной флоры. Подобная судьба постигла и нескольких скелетов, что даже уже не шевелились внутри толстых бутонов еще одного растения, будучи залитыми агрессивными ферментами, в среде которых кости стали расползаться, напоминая творожок.
    Подобное зрелище внушило мне надежду, так что, когда я добрался до площадки, можно было увидеть еще с десяток тел нежити, разбросанных по булыжникам. Пир-пиры, число которых возросло раз в пять, задумчиво покусывали костяки, оставляя следы от мелких зубок, но куда больше меня напрягало присутствие гигантской многоножки, которая, свернувшись в кольцо, была в высоту метра полтора. Ее передний конец, похожий на бездонную пропасть, усеянную лезвиями, с хлюпаньем сдирал вонючее мясо с зомбяка, оставляя белоснежные косточки.
    «Первичный вид — Миллигпед, гигантский растительноядный хайвиоид.
    Мутация: Лигратер (Чревоугодие) — всеядное существо, чьи зубы-лезвия отлично приспособлены для отдирания плоти с костей или размягчения древесины, которой лигратер питается в случае отсутствия мясной пищи.
    Уровень лояльности — ниже среднего. Как и многие другие неразумные живые существа, лигратеры не воспринимают апостолов как своих хозяев, но по возможности будут защищать святые места, чувствуя себя в безопасности рядом с ними; приучение к мясной пище позволяет дрессировать этих существ, используя за пределами святилища, но даже в таком случае стоит беречь свои войска от их неуемного аппетита».
    Ага... Стоит признать, поддержка флоры и фауны весьма впечатляющая, но и нежить не отправилась всеми силами сюда. Сдается мне, что это уже куда серьезней пары скелетиков, бегущих на свет, ими кто-то управляет?
    Но прежде, чем сломя голову бежать куда-то, я поспешил к книженции и выбрал улучшение. Всего у меня было около трех сотен золотых монет, так что я шустро ссыпал треть из них в ненасытный терминал.
    «... Имплантация знаний завершена. Выберите войсковую модель из рангов 0-2, или скомбинируйте собственный набор снаряжения...»
    С момента подтверждения прошло всего несколько секунд, я даже почувствовать ничего не успел, так что в написанное верилось с трудом. Впрочем, удостоверившись в том, что в новой менюшке можно поковыряться и позже, я, оценив, что для улучшения Ростка все готово, заказал и его апгрейд.
    Платформа всколыхнулась, птицы и многоножка что-то лениво заворчали, не желая отрываться от своих сверхважных занятий, а главное здание окуталось дымкой. Пока я, как заворожённый, наблюдал за тем, как булыжники чудесным образом возникают прямо из земли, расширяя окружность, главное здание проявилось во всем своем великолепии, превратившись из фэнтезийной гостиницы в крохотный замок, или просто большую квадратную башню.
    «Строительство завершено: Средний Центр (Арвер)»
    « Новые здания:
    Статуя Апостола Чревоугодия (бесплатно, требуется инициирующий греховный обряд) — жилое здание для апостола, позволяющее восстановить и повысить жизненную силу до 150%, сдержать или усугубить греховную страсть. Привлекает адептов и существ с меткой, открывает зону влияния Апостола, позволяющую использовать активации и усиливать последователей в радиусе десяти километров. Повышает время присутствия вассалов на материальном плане в пределах влияния Статуи. Позволяет заявить о себе миру, открывая появление Каталиста Чревоугодия.
    Огонек Греха (100 синергии, нельзя строить инкогнито) — повышает влияние вашего Бога, позволяя быстрее накапливать Синергию. Связывает ваши базы с Огоньками, позволяя использовать общую систему хранилищ.
    Костер Греха (200 синергии, требуется построенный Огонек) — повышает влияние вашего Бога, призывает для защиты форпоста вассалов низшего уровня.
    Маяк Греха (500 синергии, требуется построенный Костер) — повышает влияние вашего Бога, призывает для защиты форпоста вассалов-баронетов. Дарует вам и вашим Последователям сигиллы для ближайшей Стеллы возврата.
    Колосс Греха — недоступно в форпостах.
    Апперитовая шахта (бесплатно, не более 1 на установленный модуль) — автоматически добывает апперит.
    Гильдия садоводов (бесплатно, 1 на форпост) — позволяет собирать фрукты, ягоды, овощи, коренья, мох и лекарственные травы с утроенной эффективностью.
    Фортификации 2 (30% жизненных сил) (сокращают доход камня на 12 часов, пока не будут достроены) — тонкие каменные стены с защитой лучников, площадки для стрелков, башня с баллистой/мангонелью.
    Новые гражданские модели:
    Рабочий Арверов — изменение: (4% жизненных сил, максимум найма — ранг греха*3) — бездушные выборочного пола и расы, способные добывать все виды ресурсов Арверов при наличии нужных модулей и инструментов.
    Новые войсковые модели:
    Мечник (2)
    Стоимость: 8% жизненных сил, 0,5 лет жизни, 75 сталь (максимум найма для войск — ранг греха*3) — продвинутый солдат линии «Боец». Средняя стальная броня, стальной каплевидный щит и длинный меч из прочной стали. Основная атакующая сила против 0-3 ранга, уязвим для атак с дальнего расстояния.
    Щитовик (2)
    Стоимость: 8% жизненных сил, 0,5 лет жизни, 100 сталь (максимум найма для войск — ранг греха*3) — продвинутый солдат линии «Боец». Тяжелая стальная броня, огромный стальной ростовой щит и длинная алебарда из прочной стали. Выдерживает удары самых мощных животных и большинство атак Арверов 2 и частично — 3 ранга. Частично выдерживает попадания стрелкового оружия.
    Стрелок с Длинным луком (2)
    Стоимость: 8% жизненных сил, 0,5 лет жизни, 75 древесина, 50 сталь — продвинутый солдат линии «Стрелок». Легкая стальная броня, Длинный лук и стрелы из прочной стали. Стальной кинжал. Отличная дальность стрельбы и неплохая пробивная сила, уязвим вблизи.
    Арбалетчик (2)
    Стоимость: 8% жизненных сил, 0,5 лет жизни, 50 древесина, 15 железо, 50 сталь — продвинутый солдат линии «Стрелок». Средняя стальная броня, арбалет и болты из стали. Стальной кинжал. Низкая дальность стрельбы, отличная пробивная сила, уязвим вблизи » .
    «Все ваши бездушные автоматически получают второй уровень, повышая ключевые характеристики».
    Уф! Если не считать оценку войск, то важным будет тот факт, что я теперь знаю, как появиться в табличке. Ну, почти знаю, поскольку инициирующий обряд мне ни о чем не говорит толком. Из чего следует, что Гордыня всех обогнал, либо просто не захотел таиться, что для его греха, думаю, свойственно. Вот так вот я и вписался в общую гонку, уже даже переживаю, что отстаю!
    От размышлений меня вновь отвлекла Ней, попросив посмотреть на подручных, и, когда я обернулся, то даже не сразу понял, что изменилось. Точно! Лучники стояли неподалеку, моргая и переминаясь с ноги на ногу. Подумав, что мне кажется, я подобрался ближе и заглянул в лицо одному из них. Тот даже вздрогнул, но остался стоять.
    — Второй? — спросил я.
    — Да, повелитель! — тут же выкрикнув, стрелок припал на колено, склонив передо мной голову. — Что прикажете, повелитель?
    — Долго вы еще будете косячить и подводить меня своей бестолковой стрельбой?
    — Никак нет, повелитель! — с чувством заявил мужичок, все еще не в силах поднять на меня глаза.
    — Хорошо. Кто для вас был бы лучше, арбалетчик или стрелок с длинным луком? — продолжил я изучение, но результат меня не обрадовал.
    — Как прикажет повелитель, так и будет.
    — Эй, вам же стрелять из этого всего! Откуда мне знать, что для тебя лучше? Говори!
    — Арбалетчик, повелитель!
    Не прошло и минуты, а я уже как-то подустал от подобного обращения к себе...
    — Ты так ответил, просто чтобы ответить, не так ли?
    — Так точно, повелитель!
    Хм. Получается, бездушные получили какой-то ограниченный разум, но души у них не появились. Занятно... Даже теперь интересно, что будет, если я еще больше улучшу Росток, но пока такой возможности нет.
    — Наверное, из-за отсутствия стали, — предположила Ней, с сочувствием глядя на замерших лучников. — Ну ты ему и допрос устроил...
    — Уж как есть, надо же разобраться, — пожав плечами, я позволил стрелкам вести себя свободно, и те уселись прямо на булыжники, где под шумок уже разлегся кое-кто, в темноте почти незаметный, если бы не светящаяся растительность на лице. — Раз теперь будет доступно уже шестеро бойцов и рабочих, то в дальнейшем я банально не справлюсь с тем, чтобы управлять сразу всеми. Если есть возможность автоматизировать бой, стоит ей воспользоваться.
    — А ты втянулся, я посмотрю, — улыбаясь, Ней заглянула вместе со мной в книжку. — Что решил приодеть?
    — Пока не знаю.., — листая книгу, словно модный журнальчик, я и впрямь немного запутался.
    Как оказалось, сто золотых открывали доступ к снаряжению 0-2 рангов, так что теперь больше не придется тырить шмотки бездушных. Помимо простенькой одежды была и более приличная, по типу той, что я видел на некоторых торговцах, так что я выбрал подобную. Если придется вернуться в город, вместе с бездушными в качестве охраны я вполне неплохо впишусь в обстановку.
    «Гражданский комплект собран. Использование поддерживается системами Р.О.С.Т.О.К.»
    Кивнув сам себе, я щелкнул на уведомление в дополненной реальности, и поверх мои вещичек оказались выбранные, новенькие, будто только что сшитые. Отлично! Даже прорезь для хвоста есть, что немаловажно в моей текущей ситуации.
    А вот с военной экипировкой было чуть сложнее. Несмотря на то, что я до сих пор не построил здание для бойцов ближнего боя, мне было доступно их снаряжение, но что будет лучше? Учитывая текущую проблему нежити, от луков толку крайне немного, хотя в иной ситуации без него было бы плоховато...
    «Перегрузка ядра модели, уберите часть снаряжения» — сообщила мне книженция, когда я попытался напихать сразу все, поэтому пришлось пока что ограничиться легкой стальной броней, защищающей тело, запястья и частично ноги — пусть полная броня и выглядит надежной, лишаться мобильности я не был готов. Из оружия — легкий щит и булава. Применив все это добро, я отошел чуть подальше, будто боялся, что сейчас все вокруг взлетит на воздух, и использовал кнопку.
    Мгновение — и вот уже у меня в руках оружие, а тело немного тесновато чувствует себя в защите. Но обмундирование оказалось не настолько тяжелым, как я предполагал, так что, попробовав прыгнуть, я совсем немного потерял в привычной высоте полета. Вместе с этим я взмахнул булавой — быстро и ловко. Выпад, другой, я неожиданно для себя разошелся, сражаясь с невидимым противником, и результат меня порадовал — словно автобой в ВРММОшке, когда тело само реагирует на команды.
    — Ты выглядишь горячим, когда сражаешься, Дим, — кокетливо заявила Ней, наблюдая за моими действиями. — Я даже представляю, как ты крошишь черепа врагов, кровавые капельки остаются на твоем лице, но ты бежишь, бежишь вперед, выдирая кишки, ломая кости и забирая чужие жизни, чтобы потом, стоя в копоти на вершине горы из трупов и обломков, прижимать к себе мое разгоряченное тело, а я, возбужденно дыша, готова отдаться тебе прямо там! — на одном дыхании выпалила девица, в этот момент напоминая мне какую-нибудь помешанную. Похоже, в выражении моего лица это прочиталось, и Ней смущенно отвернулась.
    — Ну ничего себе тебя развезло, ты себе это часто представляла? — усмехнувшись, я щёлкнул кнопкой и ухнул, когда броня и оружие исчезли, уступая место повседневной одежде.
    — Сейчас и представила! Тю... Тебе что, не нравится такая картинка? — все еще смущенная, быстро поинтересовалась Ней.
    — Просто она неполная... Ты же не расписала, как именно отдашься, какие позы, все такое, — с улыбкой сказал я и вновь получил виртуальную удавку.
    Пока девица пыталась оправдать свои романтические фантазии, вычитанные где-то в фэнтези, я закончил с переоборудованием базы и призывом дополнительных рабочих, которые теперь занялись выплавкой стали и сбором всех возможных полезных растений в гильдии садоводов. В ожидании пополнения ресурсов, я отправился в окрестности форпоста, ориентируясь по хищным растениям на направление появления нежити.
    После получаса изысканий, я все-таки забрался на дерево и, сузив зону поиска, вскоре добрался до незаметной крошечной опушки, которую и не отыщешь, если специально не искать. Не рискнув подходить ближе, я приметил старые поросшие мхом могилки, обитатели которых теперь уже дружно разошлись по округе. Старое, давно заброшенное городское кладбище?

Глава 17

    Переместившись чуть ближе, я приметил центральную постройку, почти нетронутую временем: большой склеп, облицованный золотисто-черными плитами, выглядел чересчур новым по сравнению с окружающими редкими надгробиями и сгнившими овальными деревяшками.
    — Какое «жизнерадостное» место, — дрожащим голосом сказала до этого спокойная Ней. — Дим, тебе не страшно?
    — Если примерно прикинуть размер кладбища и число уже виденных мертвяков, то оставшихся должно быть немного, — сказал я вместо ответа. — Думаю, что растения и наша живность разберется с оставшимися, а уж городские и тем более в безопасности.
    — Но все равно хочешь зайти?
    — Так ведь то просто предположение. Мало ли, что всему причиной, такой сосед очень некстати, — шепотом сказал я, давая знаки последовавшим за мной лучникам распределиться по округе и отступать в случае необходимости. Брать их с собой — пустая трата жизни, так что вскоре я уже вернулся с двумя щитовиками и недовольным новым заданием Пайро.
    Оказалось, что со второго уровня Ростка можно выбирать пол и расу бездушных, только вот выбор пока что был ограничен теми же расами, что я встретил в городе. И если с полом, возможно, речь была или об эстетической составляющей, или о половом диморфизме, когда могла понадобиться хрупкая юркая лучница или здоровяк-воин, то с расами все оказалось куда глубже.
    Подобно моей, они обладали своими особенностями, но в рамках бездушных это отражалось лишь в первичных способностях. Так, например, гномы были самыми крепкими, но на роль щитовика их брать было бы глупо из-за роста, зверолюди отличались силой и выносливостью, эльфы были ловкими и шустрее справлялись со стрельбой, а люди более умело, чем остальные, пользовались любым снаряжением. Расценив, что для роли щита подойдут зверомужики, я повел вперед двух закованных в высококачественную стальную броню котяр. Сам я направился следом, а лентяй — позади, на подхвате, поскольку требовать от него многого я и не надеялся.
    Несмотря на то, что махать шэдмерским кинжалом мне теперь удавалось тоже в разы лучше, чем ранее, за счет обучения владения холодным оружием, свечение выбить не удавалось, поэтому я рассчитывал на булаву, продвигаясь в кромешной темноте. Внутри склепа обнаружились, что не удивительно, вскрытые каменные гробы, а по центру многогранного зала — саркофаг. Тоже открытый, причём такой здоровенный, что в нем либо хоронили великана, либо целую семью разом. Но это было не единственной необычной деталью: саркофаг был отодвинут в сторону на сделанных в полу пазах, а вниз вели слегка влажные ступени, аккуратно выдолбленные в земле и облагороженные каменными пластинами.
    Коты без промедления пошли вниз, стоило им приказать, и, убедившись, что все хорошо, мы с Пайро двинулись следом. Проход был достаточно большим, чтобы можно было даже спокойно разойтись вдвоем в полном снаряжении, что наталкивало на мысли о том, что тоннель использовали и для транспортировки грузов — вряд ли здесь кто-то рассчитывал регулярно совершать моцион.
    Следом за лестницей и большим коридором обнаружился небольшой семигранный зал, в каждой стене которого были установлены подгнившие от времени простенькие гробы. К счастью, обитатели благополучно покинули свое последнее убежище, так что врагов пока не было, но это и означало, что я несколько просчитался в оценке мертвячьих сил.
    — Дим... Может, пойдем отсюда? — закрыв глаза, девушка не могла найти себе места, так что мне просто приходилось быть максимально твердым и уверенным, чтобы не сплоховать. Наигранно улыбаясь, я отказался и, пройдя еще через пару семигранных расширений коридора, оказался в основной части подземелья — естественной пещере с высоким потолком, где среди множества сталактитов и сталагмитов неровно мерцал черный свет, как бы странно это ни смотрелось.
    Практически рядом со входом можно было увидеть старый письменный стол, где лежала кем-то оставленная книженция. Оценив, что любая информация может быть полезна, я осторожно подошел ближе и бережно открыл первую страницу.
    «Ха! Свобода! Как же достала эта учеба в Башне, уже сил моих нет! Куча занудных вшивых стариков, не видящих толковой жизни за своими книженциями! Теперь я могучий перспективный маг, меня ждет блистательно будущее!»
    «В столице без знакомств хер куда берут... Девчонкам нужны деньги. Попробую себя в провинции».
    «В провинции нет денег на столичного мага. Попробую себя в фортах».
    «В форты не берут без опыта, уж лучше вернусь в провинцию».
    «Подал заявку графу, пока что работаю на кристаллитовой мельнице. Хе-хе, деревенщины даже не замечают, как я таскаю потихоньку неучтенку. Деревенские телочки дают, но неохотно, нужны деньги».
    «Пытался поднять деньжат в карты, проигрался... Кристаллит покупают слабо, выселился из комнаты, ушел в лес. Пока лето, не так уж и плохо».
    «Ура! Склеп! Мы люди не гордые, а граф, авось, не обидится».
    «Кристаллит покупают только у города, мне остается только складывать его и копить деньги на дорогу обратно. Попробую выторговать деньжат у джиннов».
    «Блять».
    «Кажется, будто кто-то скребется в тишине».
    Это я выделил самое главное... Остальное было разбавлено обильным описанием девичьих тел, осиных талий, полных грудей, упругих задниц и роскошных волос. Собственно, девяносто процентов дневника была посвящено этому, но, к счастью, подобное было написано убористым торопливым почерком, так что основное было выделить легко. Не найдя в столе больше ничего хорошего, я молча указал котярам двигаться вперед.
    В центре, на небольшом возвышении было нечто вроде фонтана, от которого во все стороны расходились неглубокие желобы. Сейчас никакой воды внутри не было, а в верхней чашечке, из которой, должно быть, струился когда-то источник, лежал черный кусок кристалла, от которого и исходило свечение. Из-за него было тяжело рассмотреть, что происходит в дальнем конце пещеры, так что я не стал приближаться к фонтану, а отошел в сторонку — и очень кстати.
    На небольшой лесенке, ведущей к семигранному алтарю, было слишком тесно — там стояло огромное существо, выполненное из костей. Весьма похожее на то, что мне попалось у стен города, только больше напоминающее человека своими очертаниями. Костяная «броня», зубчатые конечности, утыканные ребрами, жуткая морда с сотнями различных зубов, формирующих неповторимую клыкастую улыбку на черепе с остатками высохших мышц. Где-то позади твари, за стеной, можно было уловить живое существо, что в таком месте было неожиданным.
    — Дима-а... Ты уверен? — со смесью ужаса и интереса прошептала Ней, хотя тварь, конечно же, не могла ее услышать.
    Не обращая внимания, я краем глаза поглядывал на фонтан. Вот что мне не давало покоя, помимо, конечно же, излишне нереалистичного темного цвета! Кристалл был ноотически активным, причем фонил так, что я ощущал его токи даже находясь за несколько метров от источника. Неужели еще какой-то вид кристаллита? Был бы рад его аккуратно исследовать, но касаться незнамо чего чревато еще одной преждевременной смертью, а здоровенный костяк здесь точно не для декораций стоит.
    — Дим... Дима...
    «Я думаю»
    — Я потому и говорю, что знаю, о чем ты думаешь, — нервно прошептала Ней. — Ты уверен, что сможешь одолеть такое существо? Выглядит грозным.
    Не ответив, я осторожно шагнул за естественную колонну и подозвал Пайро.
    — Если вытащим отсюда все меня интересующее, можешь целые сутки нихрена не делать, договорились?
    Пайро, ничего не сказав, кивком указал на монстра.
    — Да... И если на пути назад еще кто-нибудь появится. Как окажемся в безопасности, можешь приступать к награде.
    Растительность на лице ифрита полыхнула, а сам качок с недоброй улыбкой хрустнул пальцами и размял шею. Вот это по-нашему! Коротко объяснив свой простенький план, я получил одобрение Пайро и, выглянув из-за колонны, отдал указание котярам.
    Медленно выйдя на «свет» от фонтана, бездушные выставили перед собой щиты и приготовили алебарды к бою. Что и говорить, в отличие от начальных бойцов, тяжёлая металлическая защита этих ребят внушала, но не зная полностью способностей костяной твари, я не мог быть полностью уверен в безопасности. Шаг, еще один... Костлявая рожа шевельнулась, медленно развернув череп в сторону котиков, а затем с сухим щелчком когтистые пальцы сомкнулись и разомкнулись. Вот оно...
    — Вперед!
    Сделав еще один шаг, бездушные звякнули щитами о пол, и вовремя — с несвойственной для такого огромного монстра скоростью, костяк сорвался с места и всей массой врезался в бездушных, оставив на одном из щитов выбоину, а на втором — глубокие царапины от лопнувших ребер-когтей.
    Воспользовавшись моментом, Пайро метнулся вперед серой тенью и, обогнув тварь со спины, подпрыгнул — его кулак стал ярко-белым, словно бы раскалился, и ударил прямо по хребту существа. Кость в месте попадания почернела и осыпалась углем, а вместе с этим и вся конструкция твари дала сбой: монстр с громким грохотом осыпался на пол сотней обломков, лишь черепушка осталась лежать сверху, поглядывая на нас жутковатым взглядом пустых глазниц.
    — И все? — прозвучал голос, как оказалось, мой. То ли я недооценивал Пайро, то ли переоценил монстра. Однако, судя по тому, что ифрит не перешел в свой обычный апатичный режим, это еще не конец.
    Темное свечение плавно усилилось, и я ощутил, как воздух заполняется мерзкой вонью гнили, тем самым надоедливым и въедливым смрадом смерти, преследующим любого, кто сталкивался с трупами. Сглотнув, я стиснул рукоять оружия посильнее, но кристалл уже полыхнул смесью ядовито-зеленого и черного оттенков.
    Рефлекторно дав приказ за мгновение до вспышки, я успел вывести котиков из-под удара, и сам поспешил отойти подальше от фонтана вместе с Пайро. Только что лежащие без дела человеческие останки мелко завибрировали, собираясь вместе, но в этот раз это уже был не гигантский монстр, а множество хаотических созданных костяных конструктов.
    — Кристалл их оживляет! — очень вовремя крикнула Ней.
    — Я как бы догадался, — буркнув в ответ, я вцепился в щит и булаву, чувствуя, как быстро бьется сердце. Между мной и фонтаном теперь сразу несколько лихо собравшихся монстров, не считая того, что иных идей обезвредить кристалл, кроме как расхерачить булавой, мне в голову пока не пришло. Вряд ли возможный всполох излучения будет полезен для бедных и несчастных посетителей склепа...
    Пайро, нахмурившись, ударил кулаком мертвяка, снеся ему голову, затем резко крутанулся на месте и отправил в полет еще одного размашистым ударом локтя охваченной пламенем руки. Третий осыпался обугленной пылью, стоило ему приблизиться к ифриту, четвертый успел чиркнуть Пайро по голой коже, оставив глубокий порез от когтей.
    Видя, что с каждым новым ударом атаки моего последователя замедляются, я сорвался с места и, ухнув, вслушался в многократно усиленное эхо; пока котики неуклюжими для подземелья ударами алебард просто отламывали конечности неудачно подвернувшимся тварям и пытались привлечь побольше нежити на себя, я наконец-то вступил в бой. Металлическое навершие плавно и четко опустилось на набор костей, с неприятным хрустом проминая старые останки и устремляясь вниз; быстрый удар сбоку отбросил тварь в сторону, а против следующей я выставил щит — нечеловеческая сила мертвеца отразилась в руке сильным ушибом, когда щит поглотил всю энергию атаки, чуть не пробив тонкий металл. Это куда серьезней беспомощных скелетиков...
    Напрягшись, я прыгнул и общей массой себя вместе с экипировкой прибил еще одно существо к полу, ощутив болезненный порез — ребристая структура твари удачно зацепила одежду прямо поверх наруча, оставив кровавый след, но я уже кубарем крутанулся, оказавшись рядом с фонтаном. Котики поспешили отступить, прикрывая меня от обступающих нас десятков мелких существ, пока я, судорожно прицепляя булаву к поясу, протягивал руки к кристаллу.
    Ноотический блок в таких условиях, легко сказать!
    — Дима, тихо, тихо, я с тобой, — ласково прошептала Ней, стараясь не смотреть на остервенело бьющихся об щиты монстров. Пайро, получив уже с пяток глубоких порезов, отступил ко мне и теперь неуверенно держал руки в боевой стойке, не обращая внимания на капающую на пол кровь.
    Медленно выдохнув, я закрыл глаза и потянулся вперед, практически осязая структуру кристалла, пропитанную болью, утратой и скорбью так сильно, что у меня вдруг потекли слезы. Коснулся! Блок и...
    Сорвав кристалл с замороженного основания в виде льдинок на дне чаши, я со всей силы ударил его об пол, пока ноотика была погашена. Кусок светящегося минерала рассыпался на множество черных осколков, часть из которых, ближе к центру, оказалась выкрашена в голубой цвет, а из сердцевины с тихим звяком по полу проскользил красивый камушек, инкрустированный розовым самоцветом. Нежить осыпалась на пол обломками, и в зале сразу стало как-то непривычно тихо, лишь мое взволнованное дыхание и сипение Пайро разбавляли неуютную тишину.
    «Вы нашли Камень Бога. «Последователь — Лоррендрейк Милетский фо Резендшульц Пятнадцатый»
    «Темный кристаллит — подвид кристаллита, получаемый путем соединения голубого кристаллита и некротической энергии. Подобное может происходить само собой, когда месторождение минерала оказывается в месте скопления мертвецов, либо может производиться вручную магами, специализирующимися на некротическом пламени и поднятии мертвых.
    Используется в качестве жизненного источника для сотворения некроконструктов, либо служит усилителем для магических способностей обычных специалистов, использующих другие типы магии».
    Вон оно что... осторожно собрав обломки в разные мешочки, пока они ненароком опять не оживили мертвецов, я раздал их бездушным, после чего скептически осмотрел Пайро. Если раны не ядовиты, то ничего критического, но за стенкой живая душа — потенциальный противник, который наверняка в курсе, что здесь кто-то есть.
    — Дим, возвращайся, вы ранены! — обеспокоенно сказала моя виртуальная спутница, но я, понадеявшись на то, что незнакомая душа не может точно знать, что я ее раскрыл, подобрался к лестнице и бесшумно поднялся. В этой части пещеры был вырублен ход, ведущий в импровизированную комнатушку, где можно было увидеть импровизированную постель из жухлой листвы на полу, остатки давно сгнившей пищи, а за стеной... Клетка.
    — Вы мне поможете? — раздался тонкий девичий голосок, и я наконец-то смог разглядеть пленницу. Молоденькая девчушка-подросток, лет четырнадцати или около того, с бледной кожей и изможденным видом. На ней было дорогое пышное платье с оборками и всевозможными бантиками, а когда я подошел ближе, незнакомка робко сделала книксен и потупила взгляд, ожидая моего решения.
    — И насколько высока вероятность встретить обычную лольку в подземелье на скрытой опушке среди толп мертвецов? — скептически сказала Ней, со всех сторон оглядывая девочку. — Шэд!
    «А какая вероятность того, что враг до последнего торчал бы в клетке, не решаясь напасть? Это прямо как в старом фильме, где тайное агентство тестировало соискателей, и главный герой пристрелил макет девочки вместо монстров».
    — Ох, поступай, как знаешь...

Глава 18

    Мне и самому ситуация казалась нетипичной, но спасти девчушку казалось чем-то... Правильным, что ли? Когда не ждешь от жизни подачек и сам выгрызаешь путь к лучшей судьбе, как-то отвыкаешь помогать кому бы то ни было, но здесь, видя тщедушное тельце девчонки, в которой чудом еще теплилась душа, я не захотел просто уйти.
    — Признайся уже себе, что хочешь поиграть в рыцаря, спасая попавших в беду девиц, лоликонщик, — не прекращая смотреть на меня с укором, сказала Ней.
    «Она дорого одета, и, судя по всему, здесь далеко не первый день. Если вернем ее родителям, то наверняка получим какую-нибудь плюшку», — парировал я.
    — Да-да, конечно... Если тебе так хочется, будем использовать эту причину, как основную, но я прекрасно читаю твои чувства, — вздохнув, Ней махнула рукой. — Давай, спасай уже...
    Как-то несправедливо, что я — как на ладони! Покачав головой, навалился на проржавевший засов и сдвинул его с места, открывая следом скрипучую дверь. Девчушка, покачнувшись, не нашла в себе сил идти и просто свалилась мне в руки, а я, шелестя дорогой тканью, кое-как подхватил ее. Было ощущение, что она еще моложе, чем мне показалось на первый взгляд: то ли платье делало ее немного более зрелой на вид, то ли причиной было то, что я не слишком хорош в оценке возраста по внешности...
    Не привыкнув таскать дам на руках, я неуклюже прошел со своей хрупкой ношей обратно в зал и осторожно усадил бывшую пленницу на краешек фонтана, поскольку уловил отзвуки новых проблем: пусть местные костяшки и развалились без воздействия кристалла, на далекой «целой» нежити подобная потеря, похоже, не сказалась, так что к нам спешили новые костлявые друзья.
    Глянув на саднящую руку с глубоким порезом, которая начинала болеть все сильнее, когда боевой кураж уступил место серой повседневности, я заодно оценил состояние Пайро. Ифрит был совсем плох — привалившись спиной к фонтану неподалеку, он сидел прямо на полу, даже не закрыв глаза, и шумно дышал. На самых глубоких ранах можно было увидеть обугленные следы от ожогов, что Пайро нанес сам себе, но все равно рядом с качком было несколько лужиц крови. Черт...
    Мало того, еще и один из боевых котяр медленно осел на пол, не подав ни звука, лишь лязг доспехов был свидетельством его слабости. Подскочив к бездушному, я бегло осмотрел его и, уловив неприятную вонь разложения, принюхался так сильно, что меня замутило. В броне было несколько пробоин, оставленных гигантской костяной тварью, и сейчас можно было уловить, что тело под поврежденным доспехом гнило заживо, плоть отваливалась небольшими кусками, не говоря уж о том, что поддоспешник и одежда бойца уже истлели. Болезнь? Магия? Какой-то химикат, вызывающий разрушение тканей, нанесенный на когти некроконструкта?
    Оценив, в чем минус слишком покорных и замкнутых в себе подчиненных, я недолго боролся с собой, не желая и сам подхватить подобную болячку, но подобранный щит был слишком тяжел для меня. Пришлось оставить медленно умирающего кота и отправиться с уцелевшим арвером к коридору, через который пришел. Так, ладно, еще же есть камушек! Выудив из мешочка находку, я попытался ее задействовать, но...
    «Призвать Последователя можно либо в непосредственной близости от Кельи Каталиста, либо в пределах зоны влияния апостола, если активирован Огонек Греха».
    Вспомнив про «Больничный голод», быстро впился в припасенный фрукт, уже видя, как в далекой темноте белеют осточертевшие мне кости, и, проглотив огрызок, вцепился в щит и оружие, чувствуя, как рана постепенно прекращает болеть.
    — Нужно было сразу уходить, — с тревогой сказала Ней, для поддержки встав рядом со мной.
    — Сейчас мне точно будет легче от подобных разговоров, — буркнул я в ответ. — На!
    Приняв на свой щит удар разогнавшегося скелета, котяра размашисто оттолкнул тварь, направляя ее в мою сторону — несколько мощных взмахов, приятный треск костей под навершием палицы, и вот уже монстр осыпался к нам в ноги. Еще трое.... Нет, пятеро. Вместе с живым трупом, который, громко шаркая, разбавлял монотонный скрип суставов хриплым дыханием гнилых легких, порой со свистом выплевывая кусочки некротизированных бронхов. Тошнотворная картина, но я чересчур сосредоточен на оценке ситуации, чтобы дать волю омерзению.
    Слишком широкий коридор, черт возьми! Встав по центру, арвер упер щит в неровный пол и стойко сдержал удары костяных кулаков, успев алебардой разломать лишь одного мертвяка, а вот еще парочка скелетов откуда-то раздобыла мечи, отчего стала куда опаснее, чем их безоружные сородичи. Со звяканьем ударив по броне бездушного, они начали нещадно барабанить по доспеху, пытаясь отыскать щель, пока я весьма удачно не отхерачил плечо одному из вояк. Его товарищ молниеносно переключился на меня и, сделав выпад, с нечеловеческой силой ткнул меня в нагрудную броню, так мощно, что я даже отпрянул назад.
    Почувствовав слабину, скелет проскользнул в зазор между стеной и щитом, пока кот неуклюже пытался алебардой зацепить еще хоть кого-нибудь, так что я оказался один против сразу двух скелетов: один с мечом, другой без руки. Будто не смотрели боевиков, мертвые сволочи бросились на меня не поодиночке, а одновременно, из-за чего мне пришлось очень точно подгадать момент... Ударив набалдашником по протянутой в мою сторону руке, я раздробил конечность калеки по локоть, и весьма своевременно отскочил назад, заухав. Мой птичий крик отозвался эхом в сводах коридора, заглушая скрип неутомимо бросившихся к сбежавшей цели тварей.
    Выставив щит, я в первое мгновение после попадания меча даже подумал, что мне сломали руку, и, стиснув зубы, вытерпел неприятную боль, разлившуюся по конечности после секундного онемения, ударяя прямо по плечу вооруженного монстра. Со звяком меч вместе с костями шлепнулся на пол, и через мгновение я ощутил боль в боку — калека с разгона вбил мне осколки руки прямо в тело, и теперь, сверкая зловещими глазницами, пытался углубить рану, разрывая края и проталкивая острые обломки глубже.
    — Дима! — завизжав от испуга, Ней схватилась за голову. — Твари! Ублюдочные твари! Сдохните, сдохните, сдохните!
    Даже перестав дышать от боли, я нашел в себе силы улыбнуться. Да, если бы все проблемы решались лишь словами... Слабо ударив по костяшке, я взвыл, нечаянно сместив осколки в ране еще сильнее, но этого попадания было достаточно, чтобы скелет потерял и вторую руку. Мини-карта замигала красным, и я, заметив, что на котяре повисло уже штук пять тварей, которым он, яростно рыча, никак не хотел поддаваться, щелкнул на призыв Обжор. Если сейчас помру, то пять лет мне точно не понадобятся...
    Зубастые колобки, будто бы все это время только и ждали, когда их позовут, повыскакивали из порталов. Схрумкав двух скелетов передо мной, они покатились вперед и, удивительным образом прыгая и отскакивая от стен, словно мячики, посбивали облепивших бездушного мертвяков. Шумно работая челюстями, существа проглатывали кости, отрывали куски податливого, расползающегося из-за гниения мяса, шумно всасывали кишки, будто лапшу, и чавкали, чавкали, чавкали, глотая мертвечину кусок за куском. Откуда-то раздался жуткий вой, сопровождаемый яростными ударами, но все прошло так быстро, что можно было подумать, будто этого и не было.
    Некоторые из скелетов и зомби пытались неуклюже попасть по шустрым колобкам, но это было глупой затеей: на каждый промах прожорливые монстры отвечали откусыванием пугающе огромных кусков тела, так что вскоре коридор опустел. Пара Обжор вернулась ко мне и, подпрыгнув, один из них ловко всосал остатки руки, торчащие из моего бока, тогда как второй размашисто шлепнул по моей ране своим мясистым языком, оставив подтеки густой слюны. Потеревшись о ногу, колобки еще немного покрутились вокруг меня и исчезли.
    «Обжоры вернулись на божественный план. Вы не получили годы жизни за поглощенных существ».
    «Новый проступок „Чем в таз, лучше в нас“ 2 — вы снова накормили своих адептов мертвечиной.
    Выносливость армии снижена на 5 (10 всего) %, риск развития у бездушных черты „Каннибализм“ повысился на 75%»
    «Внимание! Лучник 4 превратился в Гуля — одержимое пожиранием бездушных создание».
    Даже эта проблемная новость не вызвала у меня никаких эмоций, я лишь молча стоял, жуя окровавленной рукой еще один фрукт. Обернувшись, я увидел Пайро, который так же молча смотрел на меня, оперевшись плечом на стену и еле стоя на ногах. Посмотрев поверх моего плеча, он кивнул сам себе и, медленно опустившись на пол, вновь привалился к прохладной стене.
    — Спасибо, — понимая, что он пересилил свою природу и добрался до меня, чтобы помочь, я грустно усмехнулся, но Пайро никак не ответил.
    — Дима, возвращайся... Возвращайся, миленький, — прошептала Ней, ласково шепча мне на ухо.
    — Ага...
    С котика-арвера твари стащили шлем, и теперь он стоял, не обращая внимания на текущую из порванного уха кровь, ожидая нового нападения, но, судя по отсутствию шума, дорога из склепа свободна. Видя, что кровь из разодранной раны больше не течет, я доковылял обратно в зал, чтобы увидеть, как девчушка валяется на полу. Чертыхнувшись и прокляв этот слишком долгий день, я поспешил к ней и бережно поднял — лежа лицом на полу с останками, она вся поперепачкалась, но была, к счастью, жива. Да и бездушный арвер, несмотря на тихие болезненные стоны, все еще цеплялся за свою странную жизнь, лежа неподалеку. Это будет долгая дорога...
    Подхватив своего товарища, уцелевший кот двигался впереди, пока я, одной рукой пытаясь придерживать пошатывающегося Пайро, нес на себе пленницу. Обжоры чистенько все сожрали, так что нам не пришлось даже спотыкаться об останки, спокойно вышагивая по вымершему коридору, а вот дальше... Я напрягся, прислушиваясь, но вроде бы никаких, да что там, вообще никаких звуков поблизости не было. Однако это не слишком утешало, учитывая размазанные по потолку и стенам останки мертвяков, и разбитый до состояния костяной муки скелет... или скелеты, много скелетов.
    — Что здесь, к хренам, произошло? — прошептал я, скорее себе, поскольку ответить было явно некому. Сообщение о гуле появилось совсем недавно, так что у него не было столько времени, чтобы спуститься так далеко и начудить. А если было, из-за того, что он какой-то там супер-пупер шустрый — то мне конец.
    — Остается надеяться, что это нечто уже ушло, — тревожным голоском прошептала Ней, словно тоже боялась, что ее могут услышать.

Глава 19

    Мысленно пожелав того же самого, я продолжил путь, и спустя долгие минуты, показавшиеся мне часами, мы все забрались по влажным ступеням. Шумно пытаясь отдышаться, я, взмокнув от пота, все же подполз к выходу из склепа и осторожно выглянул наружу, прекрасно видя, что минимум две точки стрелков на мини-карте исчезли бесследно. Оставшиеся два спустя полминуты примчались ко мне, но были не в состоянии объяснить, куда делись остальные, так что пришлось оставить на них лишь роль носильщиков, поддерживающих тяжеленного Пайро.
    Уже не ощущая боли от раны, я сожрал еще один быстрый перекус в виде горсти только что сорванных ядовитых ягод. Глянул на грубую зарубцевавшуюся ткань, образовавшуюся на моем боку и, постаравшись отогнать мысли о сепсисе и невиданных доселе микробных заражениях, стал прикидывать самый короткий путь до базы. Если изначально мне не слишком улыбалась идея тащить девчонку в свое логово, то сейчас у меня банально не было сил отвести ее в город. Вместе с этим лихорадочно соображающий мозг подал идейку...
    Раз в постройках фигурировало нечто вроде инициирующего обряда, то что, если он и заключается в том, чтобы кого-то накормить до отвала харчами с кухни Чревоугодия? Просто довольно очевидно, что Пайро мне даже не позволят пустить внутрь Алтаря, а бездушные как бы и не при делах. Правда, еще не факт, что мне позволят подобное сделать с девчонкой, если у нее уже имеется метка греха, но как-то мне не удалось выделить время на то, чтобы ее осмотреть...
    — В такой момент, Шэд, ты думаешь о подобном, — голосом, которым можно зачитывать финальный приговор омерзительному таракану, произнесла Ней.
    — Метки на виду, вообще-то, кто из нас еще лоликонщик, если ты думала о том, как бы раздеть бедняжку, — ответил я немного раздраженным тоном.
    — Ах ты ж... Ладно, подловил. Прости, ты устал, а я тут лезу, — как-то слишком неожиданно Ней решила поиграться в послушную подружку, отчего я даже не нашелся, что ответить, и просто сосредоточился на том, что мне попался труп рабочего с выеденным мозгом. Черепушка была грубо разломана, что говорит о недюжинной силище монстра, решившего отведать свежего серого вещества, а это означает, что черная полоса моей жизни пока что плавно перерастает в жопень зебры.
    Пайро и арверы безнадежно отстали, да и толку от них сейчас по-минимуму, только девчушка меня тянет вниз, поскольку оставлять ее опасно в любом месте — повсюду хищные растения, да и пир-пиры не дремлют, ведь схрумкают за здорово живешь и не посмотрят, что в ней только кожа да кости.
    К счастью, граница базы была уже вровень с лесом, так что мне удалось относительно незамеченным добраться до каких-то кустиков и увидеть, что рабочим хана. Стащив все тела в одно место, существо в порванной броне стрелка жадно чавкало, пожирая руку одного из работников. Шумно сглотнув, гуль повернулся боком, и я смог увидеть, что вся нижняя часть его головы превратилась в одну огромную пасть, усеянную тысячами мелких поблескивающих зубов, сейчас покрытых кровью и остатками жира с мясом.
    Подвывая, существо хлопнуло руками по голове работницы, ломая череп, решив полакомиться еще одним мозгом, и я окончательно решил, что сходиться в ближнем бою с этим монстром точно не стоит. Только вот и отступать некуда... толстые птахи и вялая многоножка вообще не обращали внимания на то, что происходит. Видимо, ждали своей очереди полакомиться, и не рисковали вмешиваться в дела опасной твари.
    Обжоры все еще на перезарядке, да и не знал я с точностью, позволят ли их использовать против гуля, ведь это — своего рода наказание для меня за то, что обидел колобков гнильцовой диетой. Глот — целых десять лет...
    Осторожно выудив из мешочка камень, я сделал шажочек вперед, надеясь на то, что гуль больше увлечен бездушными, чем моей скромной персоной, и положил камушек на брусчатку. Пять лет — все лучше, даже если не получится.
    «Призыв подтвержден»
    Новый Последователь получен!
    Кодовое Имя: Лоррендрейк Милетский фо Резендшульц Пятнадцатый
    Названное Имя: Не выбрано
    Истинное имя: Скрыто, требуется «Отношения: макс.»
    Отношение: 1 (незначительное доверие)
    Раса: Человек-магоид (потомственный маг)
    Расовые бонусы:
    +2 ранга к классу используемого снаряжения
    Расовые умения:
    Поиск кристаллита
    Неизвестны
    Синергия Адепта: 0%
    Класс: Криомант ур. 2
    Умения:
    Кольцо льда ур.1
    Замораживающее касание ур.1
    Особое снаряжение:
    Запретный Гримуар
    Пассивные умения апостола от Последователя Лоррендрейк:
    Кристаллоходец ур. 1
    Активные умения апостола от Последователя Лоррендрейк:
    Закрыто, требуется «Отношения: 5»
    Рядом со мной появился дедок с короткой окладистой бородой серебряного цвета. Одетый в опрятные походные штаны, ботинки, изящную сорочку и кожаную жилетку, он одернул бархатистую то ли мантию, то ли камзол синего цвета, и пригладил усы.
    — Имя мне — Лоррендрейк Милетский фо... Ебаный в рот, гуль! — взгляд старика лег на трапезничащую тварь, которая немигающим взором выпученных злобных глаз уставилась на последователя и медленно поднялась. — Сука!
    Оступившись, старик чуть не повалился на меня, но я его бодро отбросил обратно в круг Ростка, словно на арену.
    — Лучше тебе быстро с ним что-то сделать, Лорри, а то нам хана, — ободряюще похлопав новичка по плечу, я бросился со всех ног по границе базы, крепко вцепившись в девчушку, которая ответила мне крепким объятьем в ответ.
    — Мать вашу, как так-то! — причитая что-то, дедок быстро провел в воздухе несколькими пальцами, и я с удивлением обнаружил, как перед ним возникло что-то вроде слова «Крицсалг», если брать транскрипцию латиницы... Вокруг сорвавшегося с места гуля задребезжали камни брусчатки, а затем прямо на его пути возникли белоснежные ледяные пики, расчертившие ровную окружность. Споткнувшись о нежданное препятствие, тварь покатилась вперед, но довольно быстро вскочила. Грязно матерясь, дедок быстро намалевал еще одно слово, медленно отступая, пока я громкими аплодисментами пытался отвлечь внимание существа на себя.
    Увидев две пригодные в пищу цели вместо одной, гуль, взвыв, с радостью бросился в мою сторону, и в этот момент его лоб резко ударился о толстую пику изо льда. С неприятным хрустом черепная коробка монстра искривилась, затем гуль ударился еще раз, вызвав трещины на прозрачной поверхности.
    — Лорри!
    — Хоть просто Дрейк, ебать-колдовать... Я к этому не был готов! — огрызаясь, старик весьма бодро побежал в сторону кольца и, подавая мне знаки, оказался совсем рядом как раз за секунды до того, как преграда не выдержала натиска. Монстр рванул в мою сторону, и в это мгновение маг коснулся заиндевевшими руками его спины. Тоненько взвизгнув, гуль дернулся, как ошпаренный, и промахнулся, повалившись на булыжник. Его тело быстро покрывалось потрескивающей коркой льда, пока полностью не заморозилось. Получив от Лорри кивок, я с размаху ударил палицей, и от гуля остались лишь кусочки отвратного свежемороженного мяса, которое я поспешил раскидать по округе.
    — Фух... А ты молодец, — обрадовавшись столь эффективному соратнику, я повернулся к старику и увидел, что тот изменился в лице.
    — Баба...
    — Что?
    — Баба. У тебя. На спине, — облизнувшись, дед сделал шаг в мою сторону. — Я не гордый, можем и в два ствола обработать.
    — Что... Она же совсем маленькая, ты что вообще говоришь такое? — ощущая, как тяжелое смешанное чувство омерзения и брезгливости охватывает меня, я машинально сделал шаг назад. Ней так и вовсе потеряла дар речи.
    «Лоррендрейк: принадлежность.
    Фракция: Арвер.
    Религия: Похоть».
    Да чтоб вас! Похотливо разглядывая сжавшуюся за моей спиной девочку, старик бросился вперед. Резко развернув палицу, я рукоятью врезал ему в лоб так сильно, что Лорри отлетел на землю и взвыл, схватившись за ушибленное место.
    — Падла!
    — Так, зараза, — мне показалось, будто мой голос был холоден, как никогда. — Если хоть пальцем тронешь эту девочку, я тебя укокошу, двух с половиной лет не пожалею на столь благое дело. Похоть-похотью, но она же еще совсем ребенок! Пойдем в город, там купишь себе шлюх, а пока держи свое либидо в узде. Я ясно выразился? — ощутив, как ушки стали торчком, я подошел ближе.
    — Понял, — смотря на меня без всякой злобы, Лорри горестно вздохнул. — Все беды из-за баб, и сдох нахуй из-за них же.
    — И второе. Материться прекращаем. Обсценная лекс... Ругательства сбивают ноотику и создают негативные колебания в ноосфере, если вы здесь еще об этом не знаете.
    Старик как открыл рот, так и закрыл. После осмотрелся и, оценив постройки, медленно поднялся.
    — Ясно. Неужто Катализатор? Пизд... Не обещаю, конечно, но постараем-с... А насчет первого, ну признайся, — став говорить шепотом, Лорри погладил себя по бороде. — Просто оставил бл... юную деву, чтоб потом выеб... для своих персональных утех, а?
    — Еще ударить?
    — Молчу, молчу. Когда в город-то? А то я, знаешь ли, давненько без того этого, — хихикая, старик показал жест руками, как указательный палец входит в колечко из других пальцев.
    — Чем больше отвлекаешь, тем позже пойдем.
    — А. Понял, не дурак. Я ведь сам Лоррендрейк...
    — Проваливай с глаз моих уже.
    Подождав, пока мерзкий старикан удалится, я выдохнул с облегчением. Впору и самому выругаться, но у меня и так с ноотикой проблемы, чтобы все усугублять. Девчушка уже стояла позади меня, просто прижавшись, и я к ней развернулся, присев на корточки.
    — Привет, — устало улыбнувшись, я постарался выглядеть максимально дружелюбно. — Испугалась, да?
    Молча кивнув, девочка потупила взгляд.
    — Спасибо вам, господин....
    — Филин.
    — Филин? — немало удивившись, бывшая пленница вновь посмотрела на меня. — Птица?
    — Ага. Видишь перышки? Уху!
    Обрадовавшись, девчушка потянулась ко мне и остановилась на полпути, словно спрашивая разрешения. Получив кивок, она осторожно погладила мои перьевые ушки, но, решив не злоупотреблять, довольно быстро опять прижала руки к себе.
    — Решил в папочку поиграть? — высказалась отошедшая от инцидента Ней, но я оставил ее колкости без ответа.
    — Спасибо вам, господин Филин. Я в большом долгу, — сделав реверанс, сообщила девочка. — Наверное, мой папа меня уже ищет...Это, должно быть, с моей стороны излишняя наглость и злоупотребление вашей добротой, но не могли бы вы...
    — Мог бы, хотя это зависит от того, куда нужно отправляться, — закончил я за девочку, и та вновь обрадованно посмотрела на меня. — Я даже не знаю, как тебя зовут.
    — Ах! Простите великодушно! — самую чуточку покраснев, девчушка взяла юбочку за края и слегка поклонилась. — Беатрис Круэнто, младшая дочь графа Круэнто.
    «Я же говорил!»
    — Да... Младшая дочь владельца этих земель вдруг оказалась взаперти в склепе, где мы не нашли похитителей. Дерзай, Шэд, — хмыкнув, Ней покачала головой.
    Зерно правды в словах Ней было, конечно, несмотря на саркастический тон. Можно было расспросить Беатрис, но ей нужен был отдых не меньше, чем мне. Как говорят, утро вечера мудренее.
    Приметив, что мои потрепанные войска доползли-таки до базы, я поспешил помочь дотащить Пайро, тогда как арвер доволок своего потерявшего сознание товарища самостоятельно и плюхнулся рядом, окончательно выбившись из сил. Что ж, зато буду знать, что не стоит относиться к бездушным совсем уж как к роботам, пусть они и не спешат общаться по делу: устают и страдают они, похоже, так же, как и любые другие живые существа. Но как бы жаль их не было, себя мне жаль еще больше.
    Своими не слишком продуманными действиями я сократил число лет и профукал почти всю жизненную силу, а теперь еще нужно, как минимум, снова призывать рабочих... Как бы все проблемы быстро порешать?
    Попросив Беатрис следовать за мной, я с помощью бездушных оттащил Пайро в главное здание, где сдвинул столы вместе и уложил качка поверх них. Если он начнет полыхать, то это чревато пожаром, правда, но оставлять на улице точно было ни к чему.
    — Ты как? Я без понятия, как лечить ифритов, — честно признался я, и Пайро открыл один глаз. Нехотя сложив ладони вместе на манер «подушечки», он показал, как будет сладко спать, настолько правдоподобно сымитировав сопение, что я невольно подумал, что он уже успел отрубиться. — Что? Достаточно подрыхнуть, чтобы раны затянулись?
    — Си.
    В принципе, логично... Правда, еда пусть и помогла затянуть рану в боку, чувствовал я себя все еще прескверно. Пожелав спокойного дня и ночи, я глянул на робко держащую меня за рукав аристократку, и отправился к Алтарю.
    Пир-пиры чуть ли не облизывались, смотря на незнакомку, но подходить не спешили, боясь, видимо, моего присутствия. Перед тем, как зайти внутрь, я снова наклонился к Беатрис и осторожно убрал волосы, чтобы осмотреть шею.
    — О-ох, — издав весьма милый звук, девочка смутилась и отвела взгляд.
    — Эм... Я просто проверяю наличие метки, — неуверенно сказал я, почему-то чувствуя себя так, словно совершаю нечто противозаконное.
    — Господин Филин, я чиста и невинна, как и положено прелестной дочери графа, — смущенно и даже с нотками укора в голосе произнесла Беатрис.
    — О...
    — Вы — первый мужчина, что касается моей нежной кожи, — схватившись кулачком за ткань пышного платья, с придыханием прошептала Беа. — Но я даже рада, что это — именно вы, господин Филин.
    Уху! Блинский блин! Как бы себе потом не нажить врага в лице графа, ведь списать все на незнание местных традиций не получится.
    — Лорри как в воду глядел, сорвал ты вишенку нашей невинной девочки, — хихикая, Ней только подливала масла в огонь неловкой ситуации.
    — М-м. В общем, я нанесу тебе метку, чтобы эти зверюшки тебя не трогали, хорошо? — поспешил я сменить тему, указав на раскрывших рты птах, хотя толком даже и не знал, как это делается.
    — Х-хорошо, — тряхнув длинными кудрявыми волосами, которые и после плена могли заставить позавидовать немало дам, девочка посмотрела мне в глаза. — Мое тело в вашем распоряжении, господин.
    — То есть это только мне нельзя малолеток пялить, а? — возмущенно крикнул Лорри откуда-то из-за угла здания, и поспешил смотаться, как только я вновь взял в руку палицу.
    Кашлянув, я вызвал спасительную книженцию и, приметив немало сообщений, для начала разобрался с «Меткой чревоугодия», заплатив пять единиц Синергии, которая уже успела перевалить за сотню. В итоге я получил небольшой значок с силуэтом толстяка, похожий на временную татуировку, если бы не яркое пурпурное свечение. Немного сдвинув волосы и ворот платья, я поместил эмблему на кожу девушки, из-за чего Беатрис снова двусмысленно охнула.
    «Доступна новая постройка — жилой дом. Жилище для последователей, фанатиков, религиозных деятелей и всех тех, кто в своем пути решил остановиться рядом с Кельей Катализатора»
    «Инициация завершена. Беатрис Круэнто теперь либо может стать Жрицей, либо выбрать путь паломничества вместе с Апостолом, либо остаться собой и прославлять деяния Чревоугодия, распространяя эту страсть по миру» — это сообщение было продублировано и для самой девчушки, с интересом наблюдающей за происходящим.
    — Господин Филин... Мы теперь с вами стали ближе, да? Простите, но это довольно быстро, позвольте мне пообщаться с папенькой перед тем, как дать вам свой ответ. Рассчитываю на вашу честь благородного мужчины, — с чувством сказала Беатрис, не спуская с меня взгляд.
    — Это всего лишь для защиты, я сниму метку, когда мы отправимся в город, — поспешил я ответить, пока мне в спутницы не навязалась школьница.
    — Вот как? Хм... Хорошо, — расстроенным голосом сказала Беа, трогая место, где теперь находилась метка.
    — Ты ведь наверняка давно не ела? Проходи, я что-нибудь принесу, — проводив девчушку внутрь здания Алтаря, которое теперь было слишком большим для одного, я убедился, что вездесущая система не против. Покинув постройку, занялся вызовом работяг и задействованием их в качестве поваров, а сам в это время решил разобраться с сообщениями.
    «Внимание! Все божественные воздействия можно применять в пределах действия базы с вашей Кельей. Для применения улучшений за пределами форпоста в сфере вашего влияния, требуется наличие Огонька Греха».
    Так и навязывают раскрыть себя... Пока не до этого.
    «Последователь Пайро — Огненный кулак : Повышение до уровня 3 — сокращает затраты выносливости до 60% от базового.
    «Последователь Пайро — Повышение до уровня 3!
    Доступно 1 новое умение для стандартных классов на выбор:
    „ Аура огня “ — пламенная оболочка защищает владельца от ряда элементальных атак и позволяет наносить урон противникам, попавшим в радиус действия.
    „ Лавовый апперкот “ — усиленный вариант „Огненного кулака“, позволяющий наносить колоссальный урон комбинацией физических повреждений и сверхвысоких температур, способных расплавить даже некоторые из металлов.
    „Последователь Пайро. Отношение: Повышение до уровня 2 (легкое доверие).
    Сопротивление огню: Повышение до уровня 2 — вы можете выдерживать урон от открытого пламени в течение 10 секунд.
    Уровень Синергии Праздность — 35%“
    „Щитовик 1 — выносливость повышена“
    „Щитовик 2 — доступно Благословение“
    „Титул — Выживший . Вы не бросили умирающего на поле боя, за что он клянется апостолу в вечной верности. Доступно бесплатное улучшение до Рыцаря Чревоугодия одного из бойцов“.
    Улучшение до рыцаря блокирует возможность повышать войсковую модель в рангах, взамен даруя благословленную модель. Использовать?»
    Учитывая, что подгнивший котик до сих пор не мог оклематься, а я был без понятия, как исцелить такие серьезные ранения, выбирать не приходилось. Подтверждение вызвало уже знакомую мне вспышку пурпурного свечения, только теперь уже вокруг арвера, и спустя считанные мгновения все прекратилось. Резко поднявшись, щитовик, закованный в починенную броню, встал по стойке смирно, звякнув своим новым щитом. Прямо по центру сверкающей серебром пластины выделялась пасть с зубами, вроде как служащая в качестве декорации, если бы не тот факт, что челюсти время от времени шевелились.
    «Рыцарь Чревоугодия „Владелец Мечежора“
    Войсковая модель божественного типа, на первом уровне сравнимая по силе с 3 рангом. Ее щит способен не только блокировать большинство ударов холодного оружия: зубцы позволяют с легкостью ломать вооружение противника и даже наносить повреждения в ближнем бою
    Как и у прочих войсковых моделей божественного типа, бонусы апостола для таких войск удвоены, а также доступно использование некоторых из упрощенных умений Катализатора Бездушных».

Глава 20

    Жаль только, что социальности подобный апгрейд котику не добавил, но выглядеть он стал куда надежнее, ведь даже его броня хоть немного, но изменилась, получив в свой состав апперит или еще какой металл. Потерянная плоть восстановилась, но кожа, как и у меня, оказалась покрыта грубыми коллоидными шрамами, отчего арвер стал выглядеть брутальным воякой-ветераном.
    «Так, ну и что теперь? Теперь нравятся не только качки, но еще и покрытые шрамами мужики?» — задал я вопрос, отходя от бездушного, пока Ней демонстративно не спускала с него глаз. Можно было бы не обратить внимания, но я уже неплохо изучил мою неизменную спутницу, чтобы точно знать — это так просто не пройдет.
    — Ага! А что? — прищурившись, девица глянула на меня с ехидством.
    — Все-таки приревновала к ребенку? Не ожидал от тебя, — покачав головой, я подцепил парочку приготовленных блюд и направился к Алтарю.
    — Она весьма развита, для ребенка-то, — фыркнув, Ней сложила руки под грудью. — Не телом, а разумом, я имею в виду.
    — Думаешь? Не знаю, вроде как и у нас в древности детям приходилось рано взрослеть, а здесь твое любимое фэнтези, чем-то похоже. Да и вообще, подумай над вот чем: что мешало мне наделать женщин-рабочих и воительниц и засесть здесь, в лесу, развлекаясь с ними?
    — Я... Да, глупо получилось. Но я правда заревновала и хотела немного тебя подразнить, — со вздохом призналась Ней. — Прости, хорошо?
    — Куда б я делся...
    Открыв дверь, увидел, что Беатрис лежит на кровати, радостно обнимая подушку и поглаживая мягкое одеяло, но, как только я вошел, девчушка быстро поднялась и, попытавшись привести прическу в порядок, аккуратно села на краю кровати.
    — Простите, господин Филин, а с кем вы говорите? — невинно спросила Беа, и я чертыхнулся про себя. Уже и забыл, что вокруг может быть кто-то поактивней ходячей мебели.
    — Да так, пытаюсь прислушаться к внутреннему голосу.
    — О-о. Папа говорит, что интуиция — очень важная вещь, думаю, вы с ним поладите, — подарив мне добрую улыбку, девушка посмотрела на принесенные мной яства и шумно втянула воздух. — Должно быть вкусненько!
    — Да, готовят здесь отлично, — сказал я, видя, как бездушные приносят еще несколько блюд. — Ты не стесняйся.
    Беатрис вновь осторожно поправила волосы, убирая их назад, и робко взяла в руки вилку.
    — Боюсь, как бы мне не стало плохо после голодных дней...
    — Извини, что спрашиваю, но сколько ты провела...там?
    Отложив вилку, девчушка положила пальчик на подбородок и задумчиво посмотрела на потолок.
    — Хм, я потеряла счет дням. Но, полагаю, что неделю точно.
    — И кто тебя похитил? — впившись в ногу жареной чернянки, я еле сдержался от обжираловки и постарался вести себя поприличнее.
    — Ах, не думаю, что могу об этом говорить без дрожи, но... Он удивительно похож на того старика, что выручил нас в бою с той странной образиной, — наморщив носик, Беа обняла сама себя, немного сгорбившись.
    — Стоп. Тебя похитил Лоррендрейк?!
    Робко кивнув, девочка сжалась сильнее, и я увидел, как из ее глаз потекли крошечные слезинки, оставляя следы на все еще не слишком чистом лице.
    — Папенька дал мне книгу с историей нашего рода, как младшей и единственной выжившей из дочерей, но этот маг так сильно озлобился, получив отказ в работе при усадьбе графа, что похитил меня вместе с нашей семейной реликвией, — шмыгая носом, пояснила девочка. — Простите, господин Филин, из-за меня у вас и так уже проблемы, я не хотела, чтобы вы еще и...
    — Я разберусь, — задумавшись, я принялся жрать, как обычно, откусывая и проглатывая большие куски, и очнулся только тогда, когда девочка смотрела на меня широко раскрытыми глазами уже не одну минуту, как мне кажется.
    — Вы и правда достойны Чревоугодия, господин, — тихо рассмеявшись в кулачок, Беатрис собрала тарелки. — Я принесу еще, если вы хотите.
    — Нет, я ведь тут все сожрал, принесу тебе новую порцию, — немного смутившись, я отправился за блюдом, по пути читая сообщение:
    «Обряд произведен!»
    «Новая праведность! „Проповедник Чревоугодия“ -проведен инициирующий обряд в святом месте. Вы исправно идете по греховному пути, отдаваясь своим желаниям и вербуя сторонников. Скорость набора Синергии увеличена на 10(20)%, вы получаете Камень Бога».
    «Камень Бога... Генерация. Выбрано! „Последователь — Джинджер“
    „Внимание! Число последователей ограничено уровнем апостола“.
    „Больничный голод“, повышение до ур.2. Вы можете восстанавливать ранения средней тяжести, усиленно питаясь».
    «Покиньте помещение для улучшения Алтаря до Статуи».
    Пришлось все-таки выгонять Беатрис, держа в руках тарелки, словно зазевавшийся официант. Зданьице тем временем побеспокоило столпившихся животин, и, как только толпа птах и шелестящая многоножка отскочили достаточно далеко от шпиля, дымка вскоре представила нам новый вариант: статуя безликого толстяка, лишь самую малость уступающая окружающим деревьям по высоте. А также монументальное трехэтажное зданьице неподалеку, с несколькими входами, балконами, колоннами, из-за чего оно теперь было под стать центральной башенке и напоминало виллу какого-нибудь скрытного богача.
    «Вы хотите заявить о себе миру?»
    Пока что ответив отрицательно, я вошел внутрь вместе с Беатрис и немало удивился, поскольку комфортабельность получившейся постройки могла поспорить с иными отелями. Кухня для личного повара, чтобы не таскать хавчик по улице, огромная столовая, несколько спален, заставленных дорого выглядящими деревянными кроватями, застеленными роскошным постельным бельем. Умеют последователи богов жить, ох умеют!
    Отдельным пунктом можно было выделить парочку душевых, но, не став задаваться вопросом, откуда в них вода, я глянул на нетерпеливо приплясывающую на месте Беатрис, которой очень хотелось помыться после всех злоключений. Правда, следом мы посмотрели на уборную: я — с недоумением, Беа — с сомнением.
    — Господин Филин, извините меня за столь личный вопрос, — краснея прямо на глазах, начала было говорить девчушка.
    — Нет. Просто жрешь вдоволь — и все, без продолжения, — почему-то я ожидал подобного каверзного вопроса от Ней, но она, как мне кажется, со своим виртуальным существованием была все дальше и дальше от простых мирских дел.
    — А-а... Еще раз извините, — спрятавшись за длинными локонами, Беатрис даже отвернулась. — Спасибо вам за все, я излишне любопытна.
    — Не за что. Купайся недолго, а то остынет, — пожелав девушке благополучно прийти в норму, я оставил блюда на столике и прикрыл дверь.
    Оставалось заказать дом и фортификации, и я наконец-то добрался до второй ванны, где, после отключения модели, благополучно избавился от одежды и встал под струи теплой воды, будто бы смывающей с меня все беды прошедших дней.
    Если бы не сказанное о Лорри, у меня бы ничего не екнуло даже, но произошедшее было странноватым. Не думаю, что старикан настолько тронулся головой после становления Последователем, что забыл Беатрис.... Но что, если они правда теряют память? Из Пайро клещами не вытащить ничего, так что можно попробовать из мага, раз он упоминал что-то о былых проблемах. Бездумно кидаться на него лишь из-за того, что мне отвратительны его поползновения в сторону девчушки, было бы не слишком разумным, так что стоит разобраться во всем получше. Но уже после отдыха, а то я скоро отключусь.
    Занявшись своими мыслями, я не заметил, что Ней «стоит» рядом и рассматривает меня.
    — Что? — прекратив пытаться вычистить перышки, я так и замер с мыльными руками, отложив в сторону растительную мочалку.
    — Ты стал более фигуристым, да и шрамы есть, — тихо сказала девушка, посмотрев мне прямо в глаза. — Почему бы мне не пялиться на тебя, если есть такая возможность?
    Не сразу найдясь, что ответить, я продолжил принимать душ как ни в чем не бывало.
    — Ну да, ты ведь не видела меня без одежды, разглядывай, пока дают, — вложив в эти слова самодовольство, я глянул на Ней, без всяких игр продолжающую рассматривать меня. Должен признать, подобное затрагивало струнки восторга в моем сердце. Не потому, что я фанат показаться разок-другой нагишом на улице, а сам факт того, что девушка рассматривает тебя с определенным интересом...
    — Ага... С перышками ты смотришься милым, но сильным, — улыбнувшись, Ней сделала вид, как поглаживает меня по плечам.
    — Рад слышать. Но... Это немного несправедливо, а? — коварно улыбнувшись, я демонстративно не стал смотреть на виртуальную подружку.
    — Согласна... На самом деле, мне несложно хоть все время находиться рядом с тобой голенькой, только легче ли нам будет от подобного? — самоуничижительно улыбнувшись, Ней отлетела чуть в сторону. — Как скажешь, так я и сделаю, Дим.
    Как она забывает о том, что я ограничен своим телом, так и я, привыкнув к девушке на грани видимости, запамятовал о том, что она не просто моя собеседница на другом конце нейросвязи, она пленница неведомой сети. Живая пленница, которая наверняка хочет, как и прежде, ощутить касания, вкус, запах, наслаждение, да что угодно... Но не может.
    Молча покинув ванну, я отправился в одну из спален и практически моментально заснул, стараясь отогнать неприятные мысли, успев лишь услышать ласковый голос Ней, пожелавший мне спокойной ночи.
    ***
    Похоже, что проспал я совсем недолго, либо слишком устал перед этим, поскольку никаких гиперреалистичных снов мне не привиделось. Зато стоило открыть глаза, как возникла знакомая табличка:
    «Новый день!
    Таблица силы Катализаторов:
    1. Гордыня — неизвестная фракция
    2. Зависть — неизвестная фракция
    3. Скрытый
    4. Скрытый
    5. Скрытый
    6. Скрытый
    7. Скрытый».
    Остальные, как и я, не спешат, а Зависть позавидовала Гордыне и открылась? На первый взгляд все именно так, и, решив в этот раз не разлеживаться, я поспешил проверить, все ли в порядке.
    — Беатрис? Беа? — спросив достаточно громко и не услышав ответ, прислушался — тишина. — Я вхожу!
    Еще и постучав в дверь для порядка, я обнаружил, что постель аккуратно заправлена, а девочки и след простыл. Пытаясь угадать, что могло произойти, я бросился вниз и выскочил на улицу, где чуть не столкнулся с кудрявой девушкой, одетой в простенькое платье горожанки.
    — Господин Филин! — воскликнув, Беатрис торопливо отпрянула от меня, поправляя прическу. — С добрым утром вас... Я нарвала фруктов, воть, — показав корзинку с сочными плодами, аристократка лучезарно улыбнулась.
    — Ты в своем уме, выходить, когда тут... А, черт с ним. С тобой все в порядке? — бегло осматривая девушку, я склонил голову набок и ухнул.
    — Что-то не так? — тихонечко спросила Беа, склонив голову в ответ.
    — Ты... Хм. Выглядишь немного по-другому, — наконец-то выдавил я из себя, продолжая не слишком прилично таращиться на Беатрис.
    Ее каштановые волосы отливали золотом, придавая кудряшкам забавный и почти волшебный вид, тогда как сама бывшая пленница выглядела очень благородно, как и положено, наверное, дочери аристократа. Красивое личико с тонкими чертами теперь точно принадлежало девчушке лет четырнадцати, тогда как тело... Скажем так, худоба сменилась вполне себе намечающимися женственными очертаниями, легко угадывающимися под простым просторным платьем.
    — Вы так считаете? Это просто женское очарование, которого любая может добиться, если будет следить за собой, — хихикнув, Беатрис вручила мне корзинку с фруктами.
    — Может и так... А где же твоя одежда?
    — Выбросила, все же не пристало мне и далее путешествовать в столь долго носимых платьях, — пояснила девушка, закружившись на месте. — Я нашла в гардеробе подходящую замену и ни о чем не жалею! А вам я... нравлюсь? В платье, я имею в виду, — звонко рассмеявшись, Беатрис игриво посмотрела на меня.
    — Ага, миленько получилось, — осторожно ответил я. — Если все хорошо, то подожди меня в здании Статуи, хорошо?
    — Теперь еще и вы хотите меня пленить? — ахнув, девушка отступила на шаг. — Ох, простите, глупая шутка. Конечно же, господин Филин, я вас подожду.
    Проводив Беатрис взглядом, я нахмурился. Странно, что Ней подобное никак не прокомментировала, хотя... крутанувшись на месте, как собака за своим хвостом, я почувствовал, как внутри все похолодело. Ней не было! Но... Как же так?
    — Дима, мне приятно, что ты так обо мне волнуешься, но мне ведь необязательно поддерживать голограмму круглые сутки, — раздался голосок пропащей. — Ты как будто забыл, как пользоваться нейросвязью. Ой! Не обзывайся, ладно?
    — А как еще сказать? Мы закончили не на самой приятной ноте, и такая выходка! — раздраженно бормоча, я направился к центру, со злостью откусывая по трети фрукта за раз.
    — Куда ж я денусь, дурашик, — сказав нежным голоском и вздохнув следом, Ней вызвала свой образ, одетый почему-то в пышное платье с бантиками. — Я тебе нравлюсь, господин Филин? — сделав книксен, Ней посмотрела на меня из-под ресничек.
    — Очень смешно. Ты всерьез решила с ней зачем-то соперничать?
    — Потому что чувствую угрозу. Хотя... Ты ведь не из тех молодых людей, которым достаточно заинтересованность показать, и они будут выполнять все прихоти, стоит дамочке ткнуть пальчиком в неугодного? — спросила Ней, усмехаясь.
    — Ты ведь и сама знаешь ответ, — пожав плечами, я вошел внутрь Центра, где до сих пор раздавался богатырский храп Пайро. Судя по его состоянию, сон и впрямь был лечебным, та что будить его я пока не спешил. В самом углу импровизированного постоялого двора восседал в гордом одиночестве Лоррендрейк, вцепившись в стакан с чем-то наверняка спиртным.
    — Утро.., — коротко сказал я, присаживаясь напротив. — Разговор есть.
    — В город когда? — вместо приветствия спросил старик, смотря на меня исподлобья.
    — В течение часа отправимся.
    — Наконец-то, еба...! — откинувшись на спинку стула, старик осушил стакан одним глотком. — Вот скажи мне, Катализатор. Ты весь из себя такой правильный иномирец, со своей моралью и принципами, верно же базарю, а?
    Немного странным было слышать подобное из уст дедка в потрепанном камзоле, но я кивнул.
    — Круто. Вот ты мне запретил вчера, я понял и принял подобное, чай человек нынче подневольный, слова своего не имеющий, — продолжал бормотать Лорри, звякая стаканом по столешнице.
    — И?
    — Мол, барышню ту трогать мне никак нельзя... Но ей меня соблазнять можно?

Глава 21

    — Тебе стоит очень тщательно рассказать свои претензии, если не хочешь опять схлопотать, — недобрым тоном произнес я, и старик, разведя руками, хмыкнул.
    — Сначала снимала платье прямо на балконе, прекрасно зная, что ее могут увидеть. А потом... нежданчиком мне кой-чего предложила, от чего приличные молодые люди отказываются с большой неохотой, а менее приличные — и вовсе берут прямо на ходу,- стерев выступившую слюну, Лорри даже слегка отодвинулся от меня. — Ты все равно не веришь?
    — Больше похоже на то, что ты наговариваешь. Нет, ну серьезно, девчонка, которая тебя боится, вдруг предложила себя? С чего ей это делать? — стараясь заблокировать негативные эмоции ноотикой, я попытался поправить перышки на голове, но не получилось.
    — Ради вот этого, наверное? — небрежно сказал маг, выуживая из кармана небольшую книжечку, по размерам больше напоминающую блокнотик для записей. — «Запретный гримуар», а, как названьице?
    Вздохнув, я тоже откинулся на спинку и сложил руки на груди, дожевывая еще один фрукт.
    — Я в курсе. Ты отправился к Круэнто, рассчитывая устроиться при дворе или как там это называется, получил от ворот поворот, а потом и стырил девчонку вместе с книжкой.
    Пушистые седые брови старика медленно поднялись на лоб, а затем он сипло рассмеялся.
    — Вот ведь мелкая стерва. Кто первый рассказал, тот и прав, так ведь? Ах-ха-ха!
    — Так расскажи свою версию, — пожав плечами, я устроился поудобней. — Только для начала... Что в книжке-то?
    — Вся поганая подноготная этой бляд.... мерзопакостной семейки, — кашлянув, старик осторожно открыл книжку. — Написано на божественном языке, так что я ниху... нихрена не понимаю, но сам факт!
    — Дай-как посмотреть... Э?
    — Не дам. И сейчас-то моя жизнь гроша не стоит, а без книжки какой от меня толк? — вцепившись в блокноте, сказал Лорри.
    — Я тебя могу и так грохнуть, заберу после.
    — Нихренашеньки, не-а! Я сдох вместе с книженцией, так что она — часть меня, пока я сам не откажусь! — улыбнувшись, маг погладил книгу по обложке.
    Помассировав виски, я протяжно выдохнул и сел так, чтобы оказаться поближе к магу.
    — Ясно. Но если я тоже не смогу ее прочесть, то ценность ее резко падает, не находишь?
    — Верно базаришь. Ладно, вот так глянь, — открыв на одной из первых страниц, старик дал мне заглянуть внутрь.
    Бумага была странной, на вид — обычной, но некоторые части страниц были выполнены из металла в виде полосок. Даже со своего места я мог свободно ощутить исходящую от книжки ноотическую силу, но она была не излучающего характера... Скорее, так фонили уже готовые к использованию инструменты и оружие, вроде силовых клинков, которыми первое время хвастались Игрек и компания.
    — Вербинитовый блокнот? Похоже, что для того, чтобы любой мог использовать простенькие вербы без затрат энергии, если понимает, как читать символику, — прошептала мне Ней.
    Тут я был согласен. Мечи, например, мог использовать любой, кто сумеет прочитать слова силы на клинке и держит в запасе кристальную батарею, но это бесконечно далеко от возможностей самого Игрека к изменению материального мира без видимых инструментов... Правда, на листах блокнота не было видно подготовленных вербов, скорее, кто-то просто использовал мешанину из множества символов и букв разных языков, чтобы создать своего рода шифр, который, как ни странно, я мог читать без проблем.
    «С тех пор, как я посетил столицу и побывал на собрании избранных, я окончательно потерял спокойствие. Шутка ли — узнать, что боги реальны! Любая проповедь, любое богоугодное дело, одобренное хоть самим королем и епископами, все это меркнет пред возможностью погрузиться в таинство и оказаться ближе к верховным существам. Кто-то может сказать, что мной движет жажда власти, силы, да чего угодно! Но ценнее всего для меня любопытство.
    Кто они? Древние трактаты не говорят ничего об их присутствии, почему столь великие существа вдруг посетили нас? Какова их цель и где наша роль в их божественном замысле?
    Надеюсь, что мои люди поймут и оценят великодушие принесенной жертвы, ведь их смерть проложит дорожку для их же детей... Если я справлюсь с возложенной ношей».
    — Эй, ну ты прям зачитался! Так и знал, что Катализатор разумеет на божьем алфавите, — захлопнув книжку, Лорри аккуратно спрятал ее обратно в карман. — О чем хоть речь?
    — Так давай вместе почитаем, я тебе и расскажу, — с усмешкой произнес я, и дед затряс бородой в ответ.
    — Хитро! Нихера страшного, разберемся. А теперь вопрос на сотню золотых! — добавил Лорри, пристально глядя на меня. — Зачем бы девчушке подобное?
    — Ну...
    — В этом и хер, господин хороший. Как насчет версии о том, что я наткнулся на старый склеп Круэнто, который великоват не по размерам семейства, нашел там доху... много костей не пойми кого, да еще и книженцию раздобыл? А кому-то такой маневр встал, что член в горле, и они не угомонились, пока не вышли на меня? — хлопнув по столу, дед победно посмотрел на меня, пока я размышлял.
    — Ты помнишь, что было до того... Как ты оказался в камне, короче?
    — Нихерашеньки хорошего. Сдох я. Кто ж знал, что жмуры так плохо повлияют на спиз... украденный мной кристаллит. Не, ты не подумай, я не из этих алчных ворюг, что мамку родную продадут, коль побольше предложишь, — замахав руками, тут же поспешил оправдаться дед.
    — Так это твой дневник там был? Собирал денежки, чтоб с дамами романы крутить?
    — А как же, самое милое дело, — мечтательно вздохнув, Лорри облокотился на стол, положив подбородок на руки. — Их хоть и маловато было, но зато ничего так! Анночка, как она сосала! Кажется, что вот-вот и яйки проглотит, девонька моя...
    — Давай без этого, — быстро прервал я разошедшегося старикана, всеми силами пытаясь отключить фантазию. — Хотя я не успокоюсь, если не уточню кое-что... Ты же старик! Неужели в этом сила последователей Похоти?
    — Э, брат-катализяка, ты верный вопросец задал, — стукнув кулаком о кулак, Лорри затряс бородой. — Ясен красен, что последователи этой горячей сучки перестают хотеть только в гробу, да и там ими еще можно воспользоваться, пока теплые, хе-хе...
    — Завязывай!
    — Дык я про себя, самоирония типа, — подняв палец вверх, заявил дед. — Но раньше то я ого-го, хоть груши околачивай! Видал орехи бомрен? Здоровые такие, что яйца бычьи? Вот я такие мог хером расколоть как нехуй делать! Ой.
    — Фильтруй базар, братан, — раздраженно ответил я, постукивая пальцами по столешнице. — У меня уже голова болит от искажений ноотики...
    — Ладушки, ладушки, милгосподин, — выдохнув с облегчением, Лорри кашлянул и сел ровно. — Короче, мне девятнадцать.
    — Что, прости?
    — Ты ху... эм, овощи из ушей вынь, пожалуйста, — быстро исправившись, ответил маг. — Ничо, кстати, что я без всякого этого раболепства и выканья с титулами? Мы вродь как компаньоны, в одной тарелке почти, так что это самое...
    — Ближе к делу.
    — Ага. Девятнадцать мне, говорю. Ты ж походу читал дневник, нет? Я после выпуска годик помотался, да и угодил в переделку. Пизд.... Плохо вышло.
    — Джинн? — начал я понемногу догадываться, соединяя детали вместе.
    — Красава, брат. Именно! Эта шлюха песчаная меня нагрела на сотню, сука, лет! — Лорри ударил по столу с такой силой, что стакан свалился на пол и разбился. — Да чтоб я еще хоть раз! Мразь сисястая, я бы ее отодр...
    — Я понял. Но ты вроде человек? Откуда столько лет?
    Лорри самодовольно подбоченился, что с его бородой и почти что опрятным камзолом и впрямь добавляло ему вид уверенного в себе старика, повидавшего многое.
    — Лоррендрейк Милетский, из рода Резендшульц, пятнадцатый в роде потомственный маг, между прочим! Мой покойный пра-пра-пра... В общем, первый Лоррендрейк, основал свою компанию по добыче кристаллита, и с тех пор в нашем роду занимались тщательным подбором пар, что вместе с воздействием кристаллов сделало нас чрезвычайно способными к магии! — без запинки продекламировал старик явно давно разученное представление, стоя на стульчике.
    — О-о... И почему тебя тогда не взяли?
    — Так мои папаня, дед и прадед еще не померли... Они и сидят на вкусных местах в столице, а мне пришлось искать работу в провинции, — горестно вздохнув, дед уселся на место. — В этом минус долгожительства, чтоб его.
    — И вам достаточно обучаться до восемнадцати, чтобы стать продвинутым магом? — заинтересовался я местной магической системой.
    — Это... Так-то нет, просто я вызвал суккуба в общежитии университета. Но зато потрахались знатно, она даже хвост задействовала и крылья! Хотя, о чем я говорю, от тебя просто несет девственником... Пардон, обидеть не хотел, — поспешил извиниться Дрейк, но я уже просто отмахнулся.
    — Примерно понятно. Так ты хочешь, чтобы я тебе помог с джинном, и тогда отдашь мне гримуар? По-другому у тебя его не забрать? Я ведь у Пайро спрошу, не поленюсь, — кивнув в сторону храпящего ифрита, сказал я.
    — Да хоть у кого, это божественные правила, которые под силу разрушить лишь им. Хотя, ты ж не местный, поэтому тебе это кажется ерундой, не так ли? — улыбнувшись уголком рта, дед встал и забрал еще одну бутылочку из бара.
    — Ты можешь и про Катализаторов рассказать? — немного удивившись, решил я уточнить.
    — А почему нет? Я, может, и срулил из универа, но это не значит, что я во время лекций только и делал, что дрочил под партой, — обиженно заявил Лорри. — Потомственных магов часто берут в королевские войска, а те достаточно тесно сотрудничают с Катализаторами, когда те объявляются.
    Машинально расправляя перышки, я глянул на Пайро. Конечно, рассказать маг может много всего, и в этом большой плюс по сравнению с остальными моими спутниками, но не стоит ли делить сказанное надвое? Поднявшись, я растолкал ифрита, и, когда тот вопросительно посмотрел на меня, сказал:
    — Пока можешь дрыхнуть, я тебя не трогаю. Мне нужен ответ.
    Пайро кивнул, отчаянно борясь со сном.
    — Ты можешь дать мне свое... Золото Пустошей? — припоминая точное название, я все-таки выдернул его из закоулков памяти.
    — Но!
    — Погоди... Я не в том смысле, что ты не хочешь с ним расставаться, то мы уже проходили. Чисто теоретически, если бы хотел, то мог бы мне отдать его?
    — Договор, — поняв о чем речь, строго сказал ифрит. — Нельзя нарушать договор Боги. Помочь — я решать, что давать.
    Вот так вот невзначай выяснилось, что и у качка какой-то скелет в шкафу, вот только разговорить его будет куда сложнее... Лорри посмотрел на меня взглядом, красноречиво говорящим «Что я говорил?», после чего припал к бутылке, отпив совсем немного.
    — Ясно. Ладно, про катализаторные дела расскажешь по дороге, — сообщил я, вновь усевшись напротив мага. — А что насчет твоего джинна? Где ее разыскивать?
    — А хер ее знает. Где-нибудь в СапВиш ныкается, если не надумала на ярмарку к нашим наведаться, — сказал старик, цокнув языком.
    — И сколько золота должны были стоить твои годы?
    — А, э... Порядочно, — поперхнувшись выпивкой и закашлявшись, Дрейк не сразу смог продолжать. — Так, тыщенка-другая...
    Бесшумно проглотив воздух вместо какой-либо фразы, я раздраженно кашлянул. Нет, для какого-нибудь дельца или принца такие деньги, наверное, вполне реальны, даже у Жреца Алчности было наверняка гораздо больше, чем он продул мне, но это не значит, что подобные личности расстанутся с богатством легко. Смятение было легко прочитать по мне, так что маг поспешил внести ясность:
    — Вижу по глазам, не понял моей цели! Трахать — так королеву, ну! В моем случае — принцессу Амели, правда, ведь королеву не потяну, да и голову терять не очень-то охота. А вот Амелька — алчная шлюшка, как и все при дворе, но свое дело, по слухам, ой как хорошо знает, — мечтательно затянул Дрейк, представляя себе неизвестную мне девицу. Не слишком поверив в такое поведение королевской особы, я все же не стал спорить и расспрашивать.
    — Пусть так. А зачем джиннам золото?
    — Создавать что-то из ничего — нарушение законов природы, подвластное лишь Богам, — поучительным тоном заявил старик. — Джинны — мастаки делать вещи из воздуха, но на это тратят годы жизни. Не свои, понятное дело.
    Вспомнив, как Пайро создал пласт земли, задумался. В целом, фактически это не слишком отличалось от того, что делал Дрейк со льдом, но вербами ифрит при этом не пользовался...
    — Что насчет таких? — кивком вновь указав на качка, я увидел, как Лорри расплылся в улыбке.
    — О, эти — свои ребятки. В плане сотворения они похуже джиннов будут, но и годы у бедных романтичных молодых магов не берут, как те песчаные суки. Они большие поклонники Темы, хе-хе, — заговорщицки подсказал Лорри, и я увидел, как Пайро дернулся.
    — Темы? Какой это?
    — Э, брат, это лучше видеть. Не удивлюсь, если твой темнокожий помощничек был у себя там вхожим во все эти дела. Ифриты, как и джинны, могут использовать энергию творения на основе языка Аль’АбджАлсах, дарованного им свыше, только в отличие от самовлюбленных засранцев, предпочитают делиться, — не без удовольствия поведал мне Лорри, потихоньку попивая алкоголь.
    — И... Что умеют те, кто получил их силу?
    — Обычно они становятся Адептами Боли, элитными войсками из числа чужеземцев, но могут и осесть где-нибудь на ярмарках, производя всякое полумагическое барахло или Кхадимов. Для поддержания все равно нужна жизненная сила, только в этом случае ее извлекают не жертвоприношениями или воровством лет, а... иначе, самоистязаниями или просто истязаниями — с усмешкой сказал маг. — Зажимаешь сучку в кандалах и шлепаешь по заднице, пока обе половинки не будут красными-красными! Вариантов там ой как много, и далеко не все заканчиваются шпили-вили.
    Не думал, что когда-нибудь увижу, как Пайро «покраснеет». Его скулы просто стали темнее, чем окружающая кожа, а затем качок поспешил повернуться на бок и слишком уж наигранно захрапел.

Глава 22

    В принципе, кой-чего понятно. Не факт, что гримуар действительно настолько ценен именно для меня, чтобы бросаться за ним сломя голову, но если есть шанс разузнать побольше — этим стоит воспользоваться. Все зависит от необходимых для этого телодвижений. И печально, что подобное ограничили местными правилами... Судя по всему, Последователи не очень-то и боятся смерти, чтобы их подобным шантажировать, поэтому с барахлом расставаться не спешат.
    Добираться до СапВиш отсюда не так уж и долго, а если давняя знакомая Дрейка и впрямь наведается на ярмарку, то даже не придется перебираться через горы, чтобы попасть на территорию другой фракции. Ничего особо ценного у меня нет, как мне кажется, чтобы поторговаться с джиннами, да и золота — тоже, так что это стоит продумать заранее. Но это одно.
    Другое — заинтересованность Круэнто в книжечке. Если слова Лорри окончательно подтвердятся, это будет означать, что милаха Беатрис куда менее невинна, чем пытается казаться. Это все может вылиться в тот факт, что вместо награды за спасение доченьки граф станет помехой, а не источником баблишка и связей. Для итогового решения нужно разузнать побольше о Катализаторах: если старик говорит о том, что королевская армия вроде как сотрудничает с такими, как я, то это может быть своего рода иммунитетом от всяких нападок со стороны.
    — А я говорила, что с ней что-то нечисто! Говорила же! — слишком уж радостно сказала Ней, больше веселясь от своей «победы» над мнимой соперницей, чем от самого факта правоты.
    «Мы еще толком не разобрались».
    — Да что тут разбираться! Брехло она! Лорри, конечно, тоже хорош, но это если оценивать с точки зрения нашей морали.., — добавила моя спутница.
    Ага, уже старика начала оправдывать.
    — Так что надумал? У меня яйки скоро лопнут! — нетерпеливо спросил дед, смотря на меня с надеждой.
    — Пока что пойдем в город, там разберемся, — сообщил я, сразу бросив магу три золотых, получив которые, он тихо присвистнул.
    — Ух, братан... Щедро, щедро! А ты не так плох, как я думал, катализяка, — улыбаясь, Лорри торопливо спрятал деньги. — Только давай поскорее!
    Ответив кивком, я вышел из здания. Что ж... Каменные стены уже выглядели довольно внушительно, учитывая, что раньше здесь и вовсе был проходной двор, но открытые ворота не мешали всяким зверям-мутантам из числа жителей леса приходить на паломничество к здоровенной статуе. Пока что никого нового не объявилось, так что прямых плюсов от апгрейда не было заметно, если не считать за таковые бонусную жизненную силу. Чувствовал я себя превосходно!
    Принарядившись в дорогие шмотки, отчего стал походить на элегантного торговца в строгом костюме, задумался над сопровождением. Если придерживаться первоначального плана, всегда есть вариант, что властьимущие в городе могут надумать сами выслужиться перед графом, так что нужно выглядеть попрезентабельней. Оба котика сойдут за телохранителей, плюс к ним позже присоединится Лорри, а большее число помощников уже будет выглядеть слишком подозрительно. Да и Пайро придется оставить восстанавливаться, раз уж у нас был уговор.
    Закончив с приготовлениями и попросив котика-проглотика замаскировать щит, спрятав пасть за гербом Чревоугодия, поскольку меня уже знают как новичка-послушника, я наведался в пристройку статуи, где, словно все это время меня ждала, сидела за столиком Беатрис.
    — Можем снять метку и отправляться, — сказал я бодрым голосом, чтобы как-то начать разговор.
    — Но... В лесу ведь могут быть другие опасные существа, может, стоит оставить ее хотя бы пока не доберемся до Мурмеша? — не смотря на меня, тихо сказала девушка.
    Черт, а ведь правда. Пока я дрых, кто знает, как далеко распространился Дар?
    — Хм, да, пожалуй так. Пойдем?
    — Господин Филин, — подняв взгляд, девушка посмотрела на меня невыносимо тоскливо. — Вы ведь говорили обо мне с тем недостойным человеком, правда?
    — Естественно, я же сказал, что разберусь.
    Шумно сглотнув, девушка стала накручивать кучерявый локон на палец.
    — Вы могли услышать недостойные вещи, порочащие мою честь аристократки. Чтобы хоть немного сохранить лицо перед... Я уже и не надеюсь, что моим будущим избранником, — продолжила девушка тихо говорить дрогнувшим голосом. — Мне стоит признаться, что многое из этого может быть правдой.
    — Какова актрисулька, а! — возмущенно сказала Ней.
    «Тихо, пусть скажет».
    — Вот как?
    Прекратив терзать свои волосы, девушка оперлась руками на стол, будто боялась в любую секунду упасть.
    — Прошу, господин Филин... Мне и так тяжело говорить подобное.., — сглотнув, Беатрис сжала кулачки. — Эта книга... Она слишком важна для нашей семьи. Настолько... настолько... Настолько! — вся сгорбившись, девушка издала писк и сжалась, вот-вот готовясь зарыдать. — Моя невинность ничего не стоит по сравнению с ней! Я готова даже стать продажной женщиной, нет, просто предложить свое тело ублюдку из Похоти, если это поможет мне вернуть ее! — закричав, Беатрис обмякла и стала тихо плакать, обняв себя.
    Моя виртуальная спутница стояла рядом, раскрыв рот от изумления, пока я не знал, как поступить: женские слезы были парализующим фактором, а еще по такому поводу... Поддавшись порыву, я подошел к девушке и легонько обнял, поглаживая по волосам. Сначала Беатрис никак не отреагировала, а затем, став плакать чуть тише, поскорее попыталась ладошками избавиться от избытка слез и осторожно глянула на меня покрасневшими глазами.
    — Вы слишком добры к такой недостойной даме, как я, господин Филин, — шмыгнув носом, девушка попыталась улыбнуться, но вышло не очень.
    «И что скажешь?»
    — Ох, даже не знаю, Дим, — после продолжительной паузы, Ней говорила не слишком-то уверенно. — Мне даже сложно представить, как бы я себя чувствовала. Ради семьи быть готовой позволить овладеть собой похотливому старику, да еще в таком возрасте? Лично я... Эм, не принимай на свой счет, ладно? — неожиданно стушевалась девушка. — До последнего боялась просто встречи с тобой лично, хотя и представляла, конечно, как...ну... Наш первый раз.
    «Куда-то тебя унесло... Хотя я ценю, что ты таким поделилась. Давай потом это обсудим отдельно, ладно?» — постарался я выдать максимально ласковый мыслеимпульс, поскольку Ней, проговорившись на эмоциях, теперь может и психануть. Куда их всех разобрало в одну минуту говорить столь личные вещи?!
    — Хорошо, Дим.., — отвернувшись, Ней с облегчением глянула на то, как я отстранился от Беатрис. И как мне себя вести меж двух огней, когда соперницы даже не знают друг о друге, а мне подобное вообще нахрен не сдалось?
    — Прости, Беа, что тебе пришлось о подобному думать. Но ты разве не знаешь, что, раз Лоррендрейк стал Последователем, то теперь гримуар у него так просто не забрать?
    Ответом мне была новая волна слез, когда девчушка осознала, что могла переспать со стариком за просто так.
    — Спасибо! Спасибо вам... дорогой Филин, если бы вы не пригрозили, этот подлец наверняка воспользовался бы моей неосведомленностью. За что мне все это, что я такого сделала? — продолжая причитать, Беатрис что-то совсем расклеилась.
    — Не забывай, что старик принадлежит мне, то есть, и гримуар в какой-то степени тоже. Осталось только сторговаться, и все разрешится! — сказал я и увидел, как девушка медленно подняла личико от влажных ладошек, смотря на меня с недоверием.
    — Правда?
    — Думаю, что так.
    — Г-господин Филин, если еще и это... Я буду вашей должницей навеки! Я еще молода, и смогу радовать вас своей красотой очень много лет! Быть может, сейчас я кажусь излишне юной, но я просто обязана стать женственной и желанной леди, достойной столь благородного человека, — благодарно прошептала Беатрис, вытирая слезки.
    — Тогда дело за малым, — ободряюще сказал я, улыбаясь. — Расскажи, как ты смогла выжить в склепе? — тем же тоном добавил я, и вымученная улыбка Беатрис медленно сошла на нет.
    — Господин Филин?
    — Да?
    — Я ведь уже говорила, тот недостойный.., — защебетала девушка, и тогда я хлопнул по столку, отчего она вздрогнула.
    — Он сдох от рук нежити, которая внезапно ожила из-за кристаллита! Перед этим в дневнике тщательно расписывал чуть ли не каждую минуту своей жизни, как он какую девицу за попец полапал или в толпе притерся! Неужели бы он забыл упомянуть, что похитил дочку графа, а потом не решился с ней поиграться при его-то озабоченности?!
    Беатрис отпрянула, качнув стул, и закрыла рот ладошками, неверяще мотая головой.
    — Нет... Нет, неужели вы думаете, что я могла обмануть в подобном? Я... Я приняла вашу метку, готова быть с вами, а вы... Вы не доверяете моему слову?! Это... Это жестоко, я не могу такое принять!
    — Как ты выжила, черт возьми?!
    Девушка села, как вкопанная, смотря на меня немигающим взглядом.
    — Как? — вновь повторил я.
    — М-м. Господин Филин, это касается только нашей семьи. Могу я ограничиться таким объяснением? — мило улыбнувшись, девушка склонила голову набок и вновь принялась накручивать локон на палец.
    — Нет.
    — И все же... Если я вам, допустим, расскажу, где находится второй вход в Древние руины с зоной Арвер неподалеку, это покроет мою маленькую ложь? Хотя, какая там ложь, просто небольшая недомолвка. Разве не должна быть в женщине изюминка, как считаете? — наклонившись вперед, Беатрис продолжила улыбаться, с интересом разглядывая меня, но мне почему-то вдруг стало жутко неуютно. Что она имеет в виду? Если только...
    Можно предположить, что солдафон, чье тельце я нашел в самом начале, успел побывать где-то еще, помимо виденного мной входа в Спецхран? Ведь у птах откуда-то оказались модули Арверов, верно? И если ТехГан добыл вояка в камуфляже, Мехайв достался кому-то из предшественников психованного робопаука, то и арверы могли наведаться. Действительно, все найденные мной зоны были уже или переделаны под ТехГан, или слишком сложны для одиночек, так что стоило сразу предположить, что есть еще один вход.
    — Дим, что-то я передумала соперничать, она меня пугает, — тихонечко сказала Ней, медленно «шагая» вокруг Беа. — Может, не стоило ее ловить на лжи?
    «Милой невинной девочкой она мне нравилась больше, но правда тоже важна».
    — Полагаю, что эта информация мне бы пригодилась, но не уверен, что этого в итоге будет достаточно, чтобы оправдать возвращение гримуара, — нейтральным тоном произнес я.
    — Дорогой Филин, а я и не говорила, что мы расстаемся, — облизнув губы, сказала Беатрис. — Я буду вашей должницей, в этом я не солгала. Или я вам уже не нравлюсь? Вряд ли два мужика и невидимый собеседник будут достойной компанией для столь публичной личности, — внимательно смотря за моей реакцией, добавила девушка. — Да и папа будет бесконечно рад посодействовать Катализатору в его миссии, так что все будут в плюсе, стоит только захотеть.
    — Мило, — сказал я, поднявшись. — Давай пока что ограничимся возвращением тебя отцу, хорошо? А потом я все-таки с ним пообщаюсь и оценю сам, стоит ли лезть в этот клубок тайн.
    — Ваше, право, дорогой, ваше право, — поднявшись следом за мной, Беатрис оправила юбку платья. — Господин Филин... Как благородный мужчина, вы ведь не будете выяснять у кого-то еще о нашей семье или пытаться вызнать детали похищения, верно? — звонким девичьим голоском добавила девушка, проходя мимо меня.
    — Это предупреждение? Я, знаете ли, могу души поглощать, и твоя светится очень аппетитно, — холодно ответил я.
    — Даже так? Ну не подавитесь ей, главное, — высунув язык, чтобы меня подразнить, Беатрис ушла в свою комнату.

Глава 23

    Сказав, что мы выходим через пять минут, я направился на улицу в смешанных чувствах, которые удивительным образом озвучила Ней:
    — С одной стороны мне безумно хочется выяснить, что они скрывают, а с другой... Что-то как-то боязно.
    — Не думаю, что Граф при любом раскладе может быть опаснее других сюзеренов. В крайнем случае, можно будет отправится в Гринхавион, где больше привечают Чревоугодие, — беспечно заявил я.
    — А база?
    — Насколько понимаю, базу в любом случае надо будет оставить, — ответил я после короткой паузы. — Это форпост, который будет служить источником религии для местных и ресурсодобытчиком для меня, здесь даже число возможных построек ограничено.
    Ней закружилась на месте и грустно улыбнулась, сказав:
    — Жаль, я как-то к ней привыкла уже.
    — Мы пока и не уходим, — усмехнувшись, я тоже окинул взглядом местность, ведь чувства у меня были в чем-то схожие.
    После небольших приготовлений, наша небольшая команда отправилась по лесу. Впереди шли коты, следом я вместе с Лорри и Беатрис. Наличие еще одного камня Последователя немного меня волновало, но повышать уровень апостола означало, что нужно кого-то поглощать... А это значит, что требуется или разыскивать каких-нибудь засранцев, которых прибить не жалко, или идти в СпецХран, куда мне не хотелось бы наведываться, пока я не разберусь с мутной историей. Да и не факт, что после моего небольшого повышения души у обитателей подземелья появятся. Но если граф или еще кто предоставят мне свои войска или ресурсы, это будет отличным подспорьем для экспериментов, чтобы я опять зазря не просаживал годы на потерях бездушных и призыве вассалов.
    — Это самое, братан, — подал вдруг голос Лорри, торопливо шагающий слева от меня, чтобы я был неким разделителем между старыми и младыми. — А телочка-то... Покруглела, а?
    — М-м? О чем ты? — занятый своими мыслями, я не сразу понял, о чем речь.
    — Э, только попробуй мне заяви, что я не разглядел. Я тебе могу даже сказать, какого цвета на бабе трусы, не раздевая ее, а ты мне тут будешь сомневаться в оценке размеров? — возмутился старик. — Выросли буфера малек, да и попец ничего такой, для молодухи то.
    Беатрис, до этого хранившая молчание, резко повернулась в сторону хихикающего Лорри и процедила сквозь зубы:
    — Я ж тебе хрен отрежу, падаль, если дальше продолжишь болтать о чем не нужно.
    — Ох ты, а сучка-то с норовом! Надо бы ее с братаном-ифритом в три ствола наладить, чтоб характер приструнить, хе-хе. Катализяка, ты сверху или снизу будешь? Ротик чур не занимать!
    — А ну заткнитесь уже! — не выдержав, прикрикнул я. — Уху!
    В наступившей тишине свист оружия, рассекшего воздух, был очень громким. Лорри издал что-то вроде скрипа, согнувшись перед занесенной одним из бездушных алебардой. Тем, что теперь был благословен.
    — Я же просто шучу, — еле слышно пробормотал старик, неуверенно выпрямившись.
    — Уже с Рыцарем, какой все-таки потенциал, — прошептала Беатрис, смотря на замершего котика с восхищением.
    Я же был удивлен, но постарался этого не показывать. Скорость отклика у Рыцаря была просто поразительной, как у собственных мышц, например. Не успеешь подумать, а бездушный уже получил приказ.
    Молчание было немного тягостным, но я отвлекся на проверку указанного Беатрис местоположения, послав одного из щитовиков на разведку. Оказалось, что девушка не соврала, и не так уж и далеко от найденного мной спецхрана находится еще один, тщательно скрытый местностью, так что в глуши леса его можно обнаружить только случайно. Естественно, проверять я его пока что не стал, отправившись дальше к городу.
    — Лучше бы рассказал о Катализаторах, раз уж языком почесать охота, — в итоге предложил я, лениво бросая по одной ягодке в рот.
    — Это можно, — оживившись, Лорри потер руки. — Короче... Э! А из какого ты мира?
    — Это что, так критично для рассказа? — с сомнением спросил я, на что старик пригладил шевелюру, с опаской поглядывая на идущих впереди щитовиков.
    — Нет... Ладно, хер с тобой. Примерно раз в пять лет появляются Катализяки, выполняющие роль апостолов Богов, — прокашлявшись, начал рассказывать Лорри, а Беатрис, до этого вышагивающая в паре метров от меня, обиженно надув губы, заинтересованно прислушалась.
    — Хм... То есть, апостолы не равны Катализаторам?
    — В смысле? Как же это... Короче, все Катализаторы ясенху... понятное дело, что апостолы, но бывают и местные апостолы, стоящие во главе церквей, которые не являются катализаторами. Кому-то ведь надо поддерживать религии, пока ваша братия отсутствует! Так понятней? — подергав бороду, нервно сказал Лорри.
    — Более-менее.
    — Вот! Ты вроде как уже слыхал от местных об эффекте Терра Хаос? — вопросительно глянув на меня, старик разочарованно покачал головой. — Ну такая поебень, когда земля нахер перестраивается, формируя новый ландшафт! Из-за этого всего фракции по соседству все время меняются, лишь песчаные суки в центре остаются примерно в одной позе. Сколько и кому чего достанется определяется тем, как вы, катализяки, друг другу дымоход прочистите, да насколько глубоко, — хихикая, Лорри увидел, как я приготовился щелкнуть пальцами, и громко закашлял, делая вид, что он, дескать, пожилой и весь из себя больной.
    — И зачем... Нет. На кой хрен мне этим озадачиваться? Лично мне вообще плевать, у кого тут сколько земель, — высказался я, в задумчивости посасывая веточку от ягод.
    — Тебе, может, и плевать, только твоим братулькам и сестрицам может быть не пох. Они преспокойненько тебя захерачат и дальше себе пойдут. Хотя, как мне кажется, еще какой-то стимул точно есть... Но если ты не в курсах, то я и подавно, — разведя руками, старик облизнулся. — Блин, ты их жрешь и жрешь, дай хоть одну ягодку!
    — Они ядовитые! — в один голос сказали мы с Беатрис, отчего девушка нервно рассмеялась, почему-то смутившись.
    — То есть ты жрешь отраву? Охуе... Круто и безумно, я твой фанат... Был бы, если б ты не был девственником, — прищурившись, сказал Лорри, получив в ответ плевок ядовитой мякотью в глаз. — Жжет! Жжет, пиздец, у меня сейчас глаз к хуям вытечет!
    — Не вытечет, — флегматично заметил я, отправляя еще порцию ягод в рот.
    — Девственник? М-м, так вот почему вы так меня сторонились, господин Филин, — кокетливо сказала Беатрис.
    — Это ни при чем, просто ты малявка.
    — Ой, ни к чему такие оправдания, господин Филин, — продолжила игриво говорить Беа. — Ах, я ведь уже представила, как мы упадем в пучину разврата впервые для нас обоих!
    Я вопросительно глянул на Лорри, пока он еще что-то не сказал. Заметив мой кивок, маг разлыбился.
    — Она целочка, да, милгосподин. Высший сорт!
    Покраснев, Беатрис сжала кулачки и гневно процедила сквозь зубы:
    — Я же сказала, что кому-то отрежу...
    — Тихо! Что блин за отношение к апостолу, э?
    — Так ты не мой апостол, плевать я хотел, — пожав плечами, Лорри зевнул. — Так это... Дальше то базарить?
    Ответить мне помешало появление виртуальной мордахи прямо перед лицом:
    — Дим, не обращай внимания, ничуть ты не похож на девственника, — вступилась за меня Ней.
    «Ты то хоть не начинай... Но спасибо за поддержку».
    — Не за что. Будь ты посмелей, я бы тебе уже давно дала. Живи теперь с этим, — ехидно усмехнувшись, Ней отключила голограмму, пока я не высказал ей что-нибудь еще.
    — Базарь-базарь. С общими деталями понятно, но что насчет королевской армии и всего такого? — раздраженно сказал я, набив полный рот ягод.
    — Ну так это, Катализатора грохнуть проблематично. Херушки знает насчет тебя, но в академке такие ужасы рассказывали, что подобное только в кошмарах и будет приходить, — отозвался Дрейк.
    — Я тоже слышала жуткие истории. Но господин Филин милый! — проворковала Беатрис, как бы невзначай тронув меня за руку.
    Увидев, что я снова сжимаю пальцы, Лорри поспешил продолжить:
    — Вот! Фракций больше, чем катализаторов, так что кое-кто вообще в пролете. Им остается только обороняться или попробовать переманить Катализяку на свою сторону.
    — Поэтому королевские войска стараются помочь апостолу.., — задумчиво продолжил я. — Если даже сумеют грохнуть, то в другой раз может заявиться другой, третий и так далее, и тогда фракции не выстоять. А при поддержке — есть все шансы, верно?
    Лорри обрадованно закивал, явно загордившись своими знаниями, а мы тем временем подошли к границе леса. Припомнив еще один момент, я осторожно выудил один из чипов из кармана и показал парочке, что меня сопровождала.
    — Хм... Кажись, божья железяка! — выдал маг, присмотревшись повнимательней. — С таким разве что в храмы... Или к песчанникам, у них куча барахла, вроде и такое есть.
    Беатрис на мой вопросительный взгляд невинно пожала плечиками, закосив под дурочку. Ладно-ладно.
    Дневное солнце ярко освещало городские стены, даря хорошее настроение и даже некоторую беззаботность, особенно если не помнить, что совсем недавно ворота штурмовала нежить. Никаких видимых следов, впрочем, не осталось, и город выглядел точно так же, как и день назад, разве что людей, прибывающих в город, стало куда больше. Пристроившись в ряды торговцев, паломников и просто зевак, мы медленно шли в сторону главных ворот.
    — Господин Филин, возьмите меня за руку, я боюсь потеряться в этой толпе, — испуганно сказала Беатрис, неуверенно стиснув мою кисть своими пальчиками. Бросив на нее взгляд, я не увидел ни тени притворства: она и впрямь казалась подростком, боящимся толпы.
    — Лучше бы просто ее взял, хе-хе, — высказался Лорри, уже умудрившись кого-то шлепнуть по заднице, из-за чего сзади началась потасовка. — Хотя девственник такое не поймет... Что? Захочешь на меня замахнуться и в толпе? Ай, бля! — потирая ушибленный бок, в который пришелся удар рукояти кинжала, старик посмотрел на меня с обидой.
    — Шутка, сказанная дважды, в два раза смешней не становится, угомонись уже, — устало сказал я, подходя к одному из охранников, которых стало в разы больше, чем прошлым вечером. Монеты оказалось достаточно, чтобы пройти, можно сказать, ВИП-коридором, и вот мы уже шагаем по улице многолюдного города. К счастью, ратушу видно издалека, так что даже в подобном столпотворении мы не потерялись, хотя немаловажной была работа котиков, бесцеремонно толкающих зазевавшихся прохожих.
    Перед большими дверями я невольно задержался, вдохновившись исполинской конструкцией. Нет, у нас были зданьица и побольше, но видеть подобное на фоне средневековых построек казалось чем-то невероятным. Здесь Лорри нас и покинул, сломя голову умчавшись в какой-то бордель, а мы с охраной и Беа вошли.
    Внутри оказался огромный зал ожидания, где большая часть места была занята столами и сидящими за ними разного рода чиновниками, выслушивающими самые разные предложения от приезжих торговцев — похоже, что это здание заменяло еще и торговые гильдии. Кто-то менялся расписками, бумажками с перечнем товаров, а кто-то с краю даже вел разговор о покупке лавки, так что жизнь кипела вовсю.
    Отдельно выделялись люди в сверкающих доспехах, при виде которых Ней изумленно заохала, настолько это совпадало с ее романтическими фэнтези-мечтами. Закованные в переливающуюся тяжеленную броню с глухими шлемами, украшенными кожистыми крыльями, они были вооружены парой клинков и высоким щитом, на котором красовался уже знакомый мне герб. Такой же висел на базе и означал, судя по всему, фракцию Арверов — меч, щит и пламя.
    Но если таких бойцов было с десяток, и они стояли на отдалении, то куда больше впечатляли несколько немолодых мужчин и женщин, то появляющихся из-за закрытых дверей в глубине зала, то возвращающихся обратно. На мужчинах были вышитые золотыми и серебряными нитями камзолы, а у женщин — красочные мантии с разнообразным орнаментом.
    Впрочем, я со своим внешним видом, внушительной охраной и юной спутницей выделялся из общей массы, так что буквально через минуту ко мне подскочил весь из себя важный чиновник: худощавый эльф в поблескивающих шмотках, которые больше подошли бы эстрадному артисту.
    — Рады приветствовать вас в ратуше Мурмеша, господин. Чем могу помочь? — чинно произнес эльф, уже успев оценить мой внешний вид и теперь внимательно осматривающий Беа.
    — У вас было сообщение от графа? Его дочь пропала, так что...
    Подозрительно глянув на меня, а затем на девушку, эльф стал выглядеть очень уж озадаченно.
    — Мы могли бы отойти в сторонку? — мило сказала Беатрис, и не дожидаясь ответа, подтолкнув эльфа к стене. Затем она осмотрелась и, подцепив пальчиками край платья на неглубоком вырезе, оттянула ткань вниз.
    — Она что, сиськи ему показывает? — скептически спросила Ней.
    «Вообще без понятия».
    — Надо было тебе тоже глянуть, пока была возможность.
    «Где тут убирается звук?»
    — Тю... Только недавно ведь горевал, когда я пропала, Дима-Дима...
    Тем временем эльф побледнел и, нервно покачав головой, тут же бухнулся на колени, виновато улыбаясь.
    — Ах, госпожа Круэнто, неужели это вы?! Чтоб мне обеднеть! Какое же счастье! Ваш достопочтенный отец так беспокоится... Простите, что сразу не признал!
    — Я бесконечно виновата перед папенькой, Линдел, нет мне прощения, — склонив голову, сказала Беатрис, возвращаясь ко мне.
    — Что вы, что вы, главное, что вы целы! — поспешил подползти ближе эльф, не решаясь прикоснуться к девчушке. — Но... Ох! Неужели это ваш спаситель? — наконец-то ушастый вспомнил обо мне и удостоил взглядом.
    — Да, это господин Филин. Он — средоточие благородства, мужества и чести, волшебным образом уложившееся в одном человеке, — с улыбочкой сказала Беатрис, взяв меня под руку, отчего у эльфа глаз задергался.
    — Вот как... Спасибо вам, добрый господин, — низко поклонившись и мне, эльф сложил руки на груди. — Я так рад, что даже немного растерян, да еще и суматоха... Мне вызвать капитана сюда или... Нет! Я обеспечу вас самой лучшей охраной, чтобы вы добрались как можно скорее и без проблем! — перебирая варианты, эльф спорил сам с собой.
    — Линдел?
    — Хм, или мне послать гонца в усадьбу господина Круэнто?
    — Линдел! — Беатрис закричала, и эльф прекратил бубнить. — Что за суматоха? Я не помню этих людей в форте, — озадаченно сказала девушка.
    — М-м... Ну, думаю, что вам-то я могу сказать, — приблизившись, эльф перешел на шепот. — Идет переброска войск из столицы, поскольку Катализатор наконец-то объявился, представляете!
    — Вот как? И кто же это? — хихикая в кулачок, поинтересовалась девушка.
    — Адепт Чревоугодия. Необычно, правда? Господин Рогд в срочном порядке собирает отборные войска, чтобы посодействовать апостолу в его нелегком деле, а мы помогаем, как можем, — выдохнув, эльф нахмурился. — Простите, но почему вы смеетесь, госпожа?
    — Господин Филин, вы ведь не против помощи? — все еще тихо смеясь, спросила Беа, дергая меня за рукав.
    — Думаю, что нет. Если скажу, что я — апостол Чревоугодия, то это как-то ускорит наш процесс отправки к графу? — бесстрастно спросил я, а эльф, внимательно осмотрев щит моего рыцаря, вновь бухнулся на колени и закричал:
    — Рогд! Нашелся! Нашелся, Рогд, иди сюда! Слава Богам!

Глава 24

    Должен признать, не привык я ко всей этой помпезности. И к пирам тем более, дома я и вовсе питался постольку поскольку, ходил вечно голодный, вот и доигрался. Но на изобилие, что передо мной поставили, смотреть было больно.
    Быстро накрыв шикарный стол в каком-то из свободных залов ратуши, Линдел и его компания бюрократов, теперь сидели напротив меня, сгорая от любопытства и неназванных вопросов. Вместе с ними оказался лис с темной шерстью, о котором было столько слухов, Жрец Алчности, а также парочка вояк. Ну и Беатрис сидела рядом со мной, довольная настолько, что того гляди и лопнет от восторга.
    — Да вы кушайте, мы тоже присоединимся, — учтиво сказал Линдел, когда я вяло поковырял ложкой одно из блюд. Меню тут было просто высший сорт, но меня настолько напрягало обилие людей, что я боролся с собой, как мог.
    — Хорошо.
    — Прекратите разглядывать парня, как экспонат, в самом-то деле, — в сердцах выкрикнул Рогд, первым повязав на шею платочек и взяв в руки, покрытые перчатками, нож и вилку. — Господин Филин, или Ваше Святейшество?
    Жрец нервно заерзал на своем огромном стуле, но голос не подал.
    — Как вам удобнее, — ответил я, пожав плечами.
    — Хорошо, господин, — откусив кусочек мяса, лис одобрительно хмыкнул. — Вы, должно быть, обескуражены происходящим, но я должен вас заверить... На то у меня есть бумаги, подписанные лично королем: наша поддержка будет всеобъемлющей, а от себя лично я постараюсь сделать даже невозможное.
    — Отрадно слышать, но хотелось бы побольше деталей, — приступив к еде, я чуть не увлекся, но постарался держаться в пределах этикета.
    — Конечно же! Понимаете, в чем дело, — деловым тоном начал рассказывать лис. — Так уж получилось, что в прошлом Арверы уже не раз занимали первые места... Пожалуйста, не смотрите так, это разбивает мне сердце, — шевельнув ухом, лис даже вилку отложил.
    — Я не хотел обидеть, просто я из технологически развитого мира. Выглядит довольно неправдоподобно, без обид.
    — А! Да, в этом случае поверить сложно, но я могу вас уверить, что наши войска при должном подходе — лучше других, — самоуверенно заявил лис, вернувшись к еде. — Правда... Хотя нет, забудьте.
    — Да уж нет, скажите.
    — Вы, как мне кажется, уже наслышаны о том, что в окрестностях преобладает другая религия, поэтому нам стоит передислоцироваться в более подходящую местность, — сообщил лис. — Гринхавион и владелец тех земель, граф Кроу, с радостью примут апостола, подобного вам, и оттуда мы можем начать полномасштабное наступление на Шэдмер. По нашим данным, они не получили Катализатор, а это значит, что у них нет ни малейшего шанса против наших солдат пятого ранга, внерангов и вашей армии Бездушных. Госпожа Круэнто, вы что-то хотели сказать?! — раздраженно произнес лис, дергая ушком, после чего звякнул ножом о тарелку и перевел взгляд на мою соседку.
    — Очень даже хочу, мистер Его Хвостейшество из королевской особой службы! — вскочив, заявила Беа, с прищуром смотря на лиса. — Да-да, мне это известно, Рогд! Мы должны попасть к графу, а потом будете играть в солдатиков!
    — Знайте свое место, маленькая леди! Дочь графа — не тот статус, что позволяет указывать придворным, — торопливо сказал эльф, судорожно вытирая дорожки пота, выступившего у него на лбу.
    — А если я — избранница Катализатора? — выпалила Беатрис. — Графство имеет полное право участвовать в кампании, другая религия — не повод нам отказывать! Скажите ему, господин Фельд!
    Задремавший толстяк-жрец встрепенулся и, открыв глаза, попытался подняться, но не получилось.
    — Думаю, что юная леди права, Рогд. Алчность имеет большую власть при дворе, но вместе с приходом иного Катализатора все это скоро сойдет на нет, так что уважьте хотя бы просьбу семейства Круэнто.
    — Боги вам судьи, — выставив руки перед собой, лис демонстративно сложил их на груди. — Мне не слишком-то импонирует сам факт разлада перед лицом катализатора, и простите нас, господин Филин. Вы ведь правда — избранник Беатрис? — с нажимом спросил лис, неотрывно смотря мне в глаза.
    Глянув на девушку, которая, прикусив губу, с тревогой и надеждой смотрела на меня, я со свистом втянул воздух.
    — Нет.
    Беатрис медленно осела обратно на стул и пустым взглядом посмотрела на стол, после чего тихо пробормотала:
    — Я... я сама виновата. Спасибо вам... нет, тебе, господин Филин. Пусть так, но я все равно не отступлюсь, ведь я... я.., — со скрипом отставив стул, девушка скользнула рукой в кармашек платья и что-то вложила мне в руку. — Я влюбилась в тебя с первого взгляда, милый Филин, и я буду ждать хоть всю жизнь, пока ты мне не ответишь взаимностью, — сжав губы, девушка не удержалась и заплакала, после чего бросилась к выходу из зала, громко хлопнув дверью.
    — Все-таки проиграла, — грустным голосом сказала Ней.
    — Да успокойтесь, Линдел, тут полно войск, ничего с ней не случится, — раздражённо бросил лис, вскочив с места и став ходить взад-вперед. — И вы, господин Филин, не реагируйте на подобную провокацию. Что бы она вам ни пообещала, с возможностями двора это даже рядом не лежало, так что давайте поговорим о делах.
    Я, с удивлением смотря на небольшой диск, что оказался у меня в руке, даже не сразу смог отвлечься. Внутри пластинки было яркое цветное фото, на котором была изображена обнаженная девушка с соблазнительной фигуркой, а на лицо... Либо это мама или старшая сестра Беатрис, либо я уже совсем ничего не понимаю.
    — Господин Филин, если она вам так дорога, не стоило ломать комедию, — раздраженно бросил лис, смотря на меня и непрерывно покачивая хвостом. — У нас каждая минута на счету, прошу вас. Да что там еще?! — воскликнул мужчина, когда двери открылись, и вбежала молодая девчушка, путаясь в мантии.
    Судорожно пытаясь отдышаться, она чуть не упала на пол, но вручила лису записку, обозначенную королевским гербом. Быстро открыв, Рогд бегло пробежал по записям глазами, и от прочтенного его уши встали торчком, а замерший хвост распушился.
    — Где?
    — Уже тут, идет сюда, — быстро ответила посланница, и лис молча стянул с руки перчатку, под которой уже мерцали знакомые мне символы божественного языка.
    ***
    Интерлюдия
    В просторном кабинете, оснащенном первоклассными очистителями воздуха, приятно пахло кожей и дорогим парфюмом. Обожаю этот запах недавно купленной машины, остается только догадываться, решил ли менеджер мне таким образом угодить, или просто сошелся со мной во вкусах. А вот и он, к слову.
    Молодящийся мужчина лет сорока поспешно вошел в кабинет и, протараторив извинения, уселся напротив, улыбаясь так широко, словно я собрался облагодетельствовать не только этот филиал своим присутствием, но и всю его семью до пятого колена. Черт, опять этот бесящий меня белый галстук, словно ублюдок сдается всем, кому ни попадя.
    — Майкл Фелонж? — деловым тоном поинтересовался служащий, на что я презрительно скривился. — Простите, конечно же я знаю, что это вы, но алгоритмы...
    — Так измените их, — раздраженно сказал я, быстро подтвердив личность. — У вас все нашпиговано сотнями бестолковых процедур, лишь бы отнимать мое время...
    — Простите, Майкл, но тут вы все-таки не правы, — осторожно сказал менеджер. — В конце концов, благодаря этим системам вы...
    — Где они были, когда меня обули на десяток дронов?! — закричав, я стукнул по столу, — Говно собачье, а не система! Если еще раз такое повторится, вы больше не будете иметь дело со мной, моим отцом и нашей фирмой! Я достаточно ясно высказался? — улыбнувшись уголком рта, я с наслаждением смотрел на то, как мужик старше меня в два раза испуганно вытирает платочком пот со лба. Да! Приятное ощущение значимости разливается по телу, самое то перед практикой в ноотике.
    Судорожно выхлебав целый стакан воды, менеджер поправил очки дрожащими руками, быстро перещёлкивая страницы на голо-экране.
    — Майл, но вы ведь получили выплаты... Страховка покрыла инцидент с лихвой! — обрадованно заявил мужичок, но тут же побледнел, увидев, как я на него смотрю, слегка наклонившись вперед в своем кресле.
    — Вы туповаты или правда не понимаете?
    — Я-я был бы рад, если вы мне объяснили, мистер Фелонж...
    Оперевшись на стол, я оказался совсем близко и, взяв ручку, стал рисовать каракули на галстуке менеджера, смотря ему при этом в глаза.
    — Я хочу найти того гондона, который подумал, будто ему дозволено воровать у нас. Обслуга не имеет права кусать тех, кто царствует над миром.
    — Но...
    — Деньги правят миром, у кого их больше — тот и сильней, — поставив точку на лбу менеджера, я «выстрелил» в него из пальца, довольно улыбаясь. — Если кто-то этого не понимает, я доходчиво объясню. Пока-пока.
    Часто дыша, менеджер остался сидеть, даже не посмев сказать ничего против. Слизняк.
    Сев в свой спортивный флаер, я буквально за несколько минут добрался до института, ощущая небывалый подъем. Да, сегодняшний день должен быть просто потрясным!
    Оставив машину на парковке, я нетерпеливым жестом отогнал парочку младшекурсниц, решивших, будто их пелотки стоят достаточно, чтобы их предлагать сыну основателя многомиллиардной корпорации. Смех, да и только. Поправив керк, я залез в карман и, нащупав коробочку без опознавательных знаков, ощутил нетерпеливую дрожь, как когда-то в детстве, когда обнаруживал подарки под елкой. Жаль, что подарки теперь приходиться делать себе самостоятельно, но это не так уж и плохо на самом деле.
    Постепенно вокруг остались лишь те, кто решил не прогуливать пару у Игрека, раз уж сегодня обещались выдать практические материалы. Если стану первым в семье, кто владеет ноотикой на должном уровне, это принесет просто колоссальные деньги, о да! Еще бы не учиться вместе со всяким отребьем, и было бы вообще замечательно. Разве что Максимус был мне соперником, но его тщеславие будет ему помехой, ведь не стоит совсем уж отказываться от тупых шестерёнок в виде неотерран и прочего быдла, которое может зарабатывать для тебя деньги. Хех...
    — Твою мать! — задумавшись, я споткнулся, но не упал. У окружающих оказалось достаточно ума, чтобы не посметь заржать, но вот источник неудобств...
    — Хера ли ты грабли распустил, щегол? Видишь, тут люди сидят ваще-то, — дерзко сказала мне девчонка, о чью ногу я споткнулся, явно ничуть не сожалея о содеянном.
    — Ты должна извиниться, — ледяным тоном сказал я, презрительно осматривая сучку. Растрепанные волосы, подраные джинсы под старину, куртка из синткожи, дешевая футболка с коалой... Беднячка, как и 99% остальных здесь присутствующих. Черт, Максимус в чем-то все-таки прав!
    — Ох, и правда... Майклуша, хер себе в жопу запихай, а не мои извинения, — показав мне средний палец, сучка уселась поудобней, опять закрыв глаза.
    — Да как ты...
    — Я после ночной смены пипец какая злая, я ж тебе табло расквашу, если ты свою инициативу не развернешь от меня подальше, — буркнула девка, даже не смотря на меня. — Если не ссышь с бабой раз на раз, то давай, у меня есть минуточка.
    — Мы должны уважать право на отдых рабочего класса, — надменно сказал Макс, подойдя сзади. Как не вовремя!
    — Действительно... Да и неохота марать руки о бомжиху, — фыркнув, сказал я, незаметно скрипя зубами. Ничего, и она дождется.
    Увидев впереди пухлого дебила, который вечно таскается за местным одиночкой, я не удержался от того, чтобы позлорадствовать про себя. Ничего-ничего, дурачок, скоро тебе не с кем будет дружить. Дмитрий-из-пробирки-Кловерфилд, тебе осталось жить пять минут. Открыв коробочку и выпустив дрон, я, радостно присвистывая, отправился к своей учкапсуле, посматривая на объявившегося Игрека. Ничего, это сейчас он тут важничает, скоро мы будем работать вместе, поскольку больше никто не потянет масштабные проекты иномирцев. Поймав взгляд пришельца, я улыбнулся, но тот был слишком озадачен, чтобы ответить. Странно.
    Минута, вторая... Скоро дрон активируется, а потом найдут лишь труп никому не нужного ворюги, не выдержавшего перегрузки от открытого ноотического материала. Идеальное престу...
    Вспышка. Боль. Темнота.
    «Праймер получен. Прообраз зарегистрирован».
    «Катализатор Бездушных ур. 0:
    Имя: Майкл „Босс“ Фелонж
    Возраст: 21 год
    Планета: Третья сфера сектора Соляр сто первого слоя
    Раса: драконид
    Фракция: Арвер. Войсковые модели не получены. Гражданские модели не получены. Модули недоступны.
    Статус импернегати Алчность — 1: Скряга. Жадность 0%
    Известные эссенции: 0 из 13»

Глава 25

    Атмосфера в зале после получения лисом послания как-то изменилась, и, к счастью, заметил это не только я один. Линдел и вовсе сослался на то, что должен проверить, все ли хорошо с Беатрис, и благополучно смотался.
    — Рогд? — подал голос воитель в доспехах, но лис лишь нетерпеливо качнул хвостом. — С нами поделиться не желаете?
    — В самом деле, — нервно барабаня по столу, толстяк с тревогой смотрел то на меня, то на Рогда. — Подобное поведение ничуть не порадует достопочтенного Катализатора, нам стоит быть союзниками, поддерживая максимально...
    Цыкнув, лис прервал речи Жреца одним лишь злобным взглядом, и толстяк даже как-то обмяк. Не осталось ни капли от его самодовольства, но чем это было вызвано? Тем, что из-за меня сменится приоритет религий, тем что Беатрис упомянула реальную должность лиса, или еще какие-то причины?
    Пока все присутствующие со смесью тревоги и любопытства смотрели на Рогда, который был и сам немало озадачен, я прислушивался к своим ощущениям. Ну и к Ней заодно.
    — Дим, что-то не так.
    «Сам вижу», — передал я мыслеимпульс, при этом стараясь жевать предложенное угощение максимально беззаботно.
    — М-м, вкуснятина-то какая, передайте мою похвалу поварам, — одобрительно закивав, сказал я, быстро складывая несколько закусок прямо в вышитую яркими нитями салфетку, из-за чего некоторые из присутствующих посмотрели на меня, мягко говоря, с удивлением. — Что? Я должен покормить своих приверженцев столь отменной пищей, иначе какой из меня апостол, хе-хе.
    — Господин Филин, — наигранно улыбнувшись, сказал лис, чья встревоженность не позволяла ему поддерживать маску доброжелательности. — Начальник спецотряда, отобранного для помощи Катализатору, хочет лично встретиться с вами. Он почти подошел, так что можете трапезничать подольше, мы никуда не торопимся... Не обращайте внимания, набралось немало дел, вот все и немного взволнованны, — качнув ухом, лис перевел взгляд на свою руку. Вместе с этим случился целый калейдоскоп событий: мини-карта замерцала красным, неподалеку от меня открылось несколько ярко-зеленых порталов, дверь слетела с петель, пропуская моих щитовиков, а я, только успев заметить всполохи порталов, резко прыгнул, стараясь оказаться как можно дальше от своего места.
    — Уху!
    — Стоять! — что-то быстро прошептав, лис стиснул руку в кулак, которые в ту же секунду окутала пурпурная энергия. От низкочастотного гула задребезжали бокалы, часть закусок поднялась вверх, подхваченная всплеском чужеродной энергии, и от Рогда в мою сторону ударила волна.
    — Что происходит?! Ты что творишь, совсем чокнулся? — бросившись к лису, на ходу обнажая клинок, рявкнул воитель в доспехах, но замер, уткнувшись в незримую стену, возникшую между ним и лисом. Жрец затрясся в ужасе, заголосив и попытавшись соскользнуть под стол, а помощник бойца попытался обойти Рогда со стороны.
    Из порталов тем временем выскользнули человекоподобные существа, больше напоминающие статуи. Спрыгнув на пол с грузным звяком, яркие, золотые, настолько блестящие, будто их только что полировали, они дружно вперили в меня свои глазенки из самоцветов и выставили вперед руки с раздутыми пальцами, в центре каждого из которых можно было увидеть отверстие.
    Но углядеть все это я мог лишь чудом, видимо, благодаря ускоренной реакции орнитоида, подстегнутой стрессовой ситуацией. Энерговолна коснулась меня всего лишь краем, и оказалась она ничуть не слабее телекинетики, из-за чего мой контролируемый полет быстро прервался, и я с размаху вписался в стену, не пострадав, впрочем.
    Рогд швырнул в сторону арвера в доспехах полученный от визжащей магички свиток, крича:
    — Это чужой Катализатор! Только что в столице появился настоящий Апостол Арверов, Алчность! Это наш шанс уничтожить самозванца, не упустите его! Из какой ты фракции, подлец? — последняя фраза была обращена уже ко мне, судя по всему, но мне было не до разговоров. Ближайшая статуя играючи полыхнула расплавленным металлом в мою сторону, оставив на полу раскалённую лужу, жар от которой моментально поджег стоящую неподалеку мебель.
    — Золотые големы, это прекрасно... Божественно, воистину божественно, — хныча от восторга, жрец болтал откуда-то из-под стола, пока остальные плавно переключились на новую цель — меня.
    — Беги, Дима! Беги! — Ней сжала кулачки где-то совсем рядом, в поле зрения. — Осторожно!
    Струи расплавленного золота за секунды превратили одну из частей зала в самый настоящий ад, из которого не выбраться, но жар я пока не чувствовал. Еще один выстрел... Четверо големов замерли, а затем с мерзким свистом словно бы включили сверхмощные пылесосы. Начавшая остывать металлическая масса распадалась на крошечные кусочки и улетала обратно в раструбы на руках, но этим все не ограничилось: кошель с несколькими монетами, что я брал на расходы, тоже сорвался с пояса, улетая в недра существа. С неприятным хрустом сломались пальцы жреца, освобождая его от колец, подчиненный вояки захрипел и, пошатнувшись, цеплялся за шею еще пару мгновений, после которых золотая цепочка, удерживающая медальон, лопнула и улетела к вассалам Алчности. Рогд лихо снял свои украшения, просто бросив их в воздух, а испуганная магичка завыла от боли, лишившись сережек, которые с остатками окровавленные мочек вмиг оказались внутри статуй.
    Не дожидаясь новой атаки, я сиганул в сторону своих щитовиков, которых не решился сразу бросать в бой, и, слыша топот сапог, скомандовал отступление, даже не надеясь на то, что призванная мной экипировка сможет защитить от ударов элитных бойцов.
    — Что здесь происхо.., — начал было говорить арвер из числа королевских войск, но удар щитом по харе быстро отбил все желание продолжать. Его пятеро сопровождающих оказались достаточно резвыми, чтобы сразу увидеть во мне противника, не разбираясь в последствиях, так что пришлось снова глушануть всех уханьем, прыгнув на приготовившегося метнуть в меня какой-то фиолетовый диск засранца. Котики бравыми ударами сразу же вырубили еще двоих, а удары алебард пусть и не пробили сверкающие доспехи оставшихся, но сбили с ног, и нам этого было вполне достаточно.
    — В окно, здесь ближе всего, — торопливо говорила Ней, вызвавшись быть моим штурманом, поскольку в общей суматохе следить абсолютно за всем мне было сложновато. Среагировав быстрее приказа, Проглотик разбил оружием стекло, и мы дружно сиганули вниз — не так уж и высоко.
    Пожар начал разрастаться, вызывая панику у столпившихся возле ратуши людей: судя по всему, слухи расходились быстро, даже несмотря на то, что в курсе были единицы, так что вокруг была тьма-тьмущая народу, которые теперь в панике разбегались.
    Со свистом несколько арбалетных болтов вонзились в поставленные позади меня щиты, и, пока котики, пятясь, шли весьма бодро, сшибая неуклюжих паникеров, я с удивительной для себя ловкостью пытался как можно быстрее скрыться за ближайшим к ратуше зданием, когда снова мигнули порталы, из которых выскочили большие мохнатые гусенички, каждая размером с собаку, а то и больше. Медленно ползая, они помахивали длинными усиками, оставляя росчерки золотой пыльцы на булыжниках, пробегающих мимо людях, и даже просто в воздухе. Кто-то споткнулся об одну такую и, повалившись на землю, испуганно закричал, схватившись за свою ногу, которая медленно покрывалась металлической золотистой коркой прямо на глазах. Гусеничка, зашевелив жутковатым зубастым ртом, поспешила к бедолаге, быстро перебирая лапками и, недолго думая, откусила у него ногу по колено, следом опутав ампутированную конечность из золота потускневшими усиками.
    Еще один горожанин не увидел облачко пыльцы и вдохнул его; закашлявшись, он натужно пытался втянуть воздух, пока не упал на колени. Еще одна гусеница подползла к нему, и, скользнув усиками в его рот, с неприятным хлюпающе-хрустящим звуком попыталась достать позолотевшие легкие через столь неудачно маленькое отверстие...
    К счастью, толпе было достаточно всего-то десятка жертв для того, чтобы обойти кошмар стороной, но даже так я тоже слишком задержался: сзади из пробоины уже выпрыгнули големы, вместе с войсками арверов, пытаясь добраться до меня как можно быстрее.
    — Дим-Дим-Дим, давай! Еще немного, там в тебя не попадут, и ты сможешь бежать в полную силу, — торопила меня Ней, но, когда я завернул за угол, то чуть не получил острой лапкой в живот — под навесом спрятался гигантский паучище, на котором восседал арвер, украшенный гербом безликого жмота. На нем были переливающиеся доспехи, с виду ничуть не уступающие королевским, а в руках — полупрозрачный клинок. Поняв, что его раскрыли, всадник вынудил свою зверюгу спрыгнуть на землю. С глухим стуком лапки ударились о щит моего бездушного, чем я воспользовался, отсекая край конечности мечом, который выбрал вместо палицы для текущего комплекта; от еще одного удара достаточно было увернуться, после чего противник заставил паука резко присесть и ударил одновременно с этим. Прозрачный меч вошел в щит бездушного так легко, будто он был сделан из бумаги; брызнула кровь, но котик не опустил поврежденную руку, лишь попытался достать врага алебардой.
    Острие оружия мягко вошло в шею до того, как наездник успел отреагировать: меч выскользнул из его руки, а тело стало безвольно покачиваться в седле, пока бесконтрольный паук пытался впиться хелицерами в обидчика, не рискуя подставлять еще одну лапку под удар. Отгоняя арахнида алебардами, оба котика оттеснили его от оружия, которое я намеревался присвоить себе, но стоило мне наклониться к нему, как взрыв ослепительного пламени отбросил меня, еще разок впечатав в какую-то стену.
    — Не трогай, что тебе не принадлежит, нелюдь. Ты до сих пор этого не усвоил, даже сдохнув? — откуда-то раздался знакомый мужской голос, закончивший фразу убогим наигранным смешком.
    — Фелонж?! — воскликнула Ней до того, как я сам вспомнил, как этого богатого ублюдка зовут. Ублюдок не потому что богатый, а потому что вел себя как мразь по отношению ко всем, чувствуя за собой силу папаши и всей корпорации.
    Еще один всполох пламени совсем рядом, но в этот раз я не стоял истуканом и помчался вслед за щитовиками, которые слаженными действиями не оставили паучище шансов, так что тушка арахнида валялась без ног неподалеку, вяло подергиваясь.
    — Я не закончил с тобой, нелюдь. Как же удачно, что тебя удостоили чести сдохнуть вместе со мной, классно будет прикончить тебя еще разок, — надо мной раскрылся золотистый портал одновременно с этими словами, и сверху посыпались големы вместе с уродскими гусеничками, чьи жгутики удерживали целую коллекцию позолоченных частей тел. Проглотик резко дернул меня, отпрыгнув вместе в сторону, тогда как второй бездушный накрылся щитом и жалобно мяукнул, когда его раздавило золотой массой, после которой остались лишь кровавые брызги на брусчатке и месиво из растворившихся в воздухе через секунду доспехов. А затем объявился и сам Апостол Алчности.
    Все тот же худощавый высокий паренек, только теперь частично покрытый золотой чешуей. На его голове виднелись небольшие рога, на руках — когти, а за спиной покачивался чешуйчатый длинный хвост, усеянный костяными выростами. Но, конечно, больше всего впечатляли крылья — с размахом в несколько метров, кожистые, они были подсвечены смесью сиреневого и золотого оттенков, словно бы свет струился откуда-то изнутри. Выдохнув шарик огня на ладонь, Майкл усмехнулся.
    — Слабак... Или я слишком силен? Как же здорово, что этот мир в полной мере понимает силу денег! Я чувствую такую мощь и власть, о которых никогда не мечтал, и это лишь начало! Твое дохлое тело будет первым в моей тропинке из трупов, по которой я пройду к абсолютной власти!
    — И долго репетировал? — видя, что засранец заразился типичной болячкой злодеев — монологитом, я осторожно отцепил мешочек от пояса, который не проверял с момента битвы с мясником. — Ты убиваешь своих же потенциальных последователей, грош цена такому царьку.
    — То-то и оно, задохлик, если бы ты понял суть, то мог хоть что-нибудь мне противопоставить. Мы должны убивать слабых, купаясь в своем грехе, а не молиться за их благополучие! Боги — наши союзники, а не этот тупоголовый скот, не знающий, чем занять себя! — поучительным тоном пролепетал Майкл, махнув рукой. — Да и вообще, если бы их не убил я, это сделал бы кто-то другой, они должны быть благодарны, хе-хе.
    — Считай, что к твоим дронам я отнесся точно также, — постаравшись улыбнуться, сказал я.
    — Сдохни и порадуй меня извинениями перед смертью.
    Спрыгнув, дракон-недоросток взмахнул крыльями, отчего шар в его руке разросся в десятки раз, и снова швырнул пламя в мою сторону, где я и остался стоять, в этот раз не убегая. Отлетев, я проскользил по брусчатке, и остался лежать.
    — Дима!
    «Погоди».
    — И все? — вновь рассмеявшись, Алчность направился ко мне, сопровождаемый топотом тяжелых големов. — Это даже не см... Тварь!
    Мешочек с остатками едкой крови рейдеров улетел в сторону апостола, и шмякнулся, к сожалению, не на лицо, а на шею. Растекшись по коже, кровь почти сразу же зашипела, и Майкл, матерясь, попытался стряхнуть вязкую жидкость, еще больше ее размазывая по себе.
    — Сейчас! — вскочив и тут же прыгнув, мы вместе с Проглотиком попытались ударить апостола, но големы оказались на удивление шустры, не говоря уж о том, что я краем глаза заметил, как остальные войска уже приближаются к нам. Выставив свои металлические руки, статуи заблокировали оба удара, закрывая Майкла сплошной стеной, так что на повторную атаку у нас уже и не осталось возможности. Бегом отсюда к чертовой матери!
    Дом, таверна, дом, хрен знает что. В такой ситуации город кажется слишком большим, и стоит еще подумать, как я буду быстро перебираться через стену.
    — Смотри, Дим, смотри! — радостно закричала Ней, указывая пальчиком на замерцавший впереди алый портал, который меня уже раз выручил у Шэдмеров. Неужели некто все еще пытается мне помочь таким странным образом? Почувствовав прилив сил, я оттолкнулся от земли, чтобы преодолеть большую часть расстояния за один прыжок, когда в воздухе меня сбила фигура с кожистыми крыльями. Покатившись кубарем по земле, мы наносили друг другу удары один за другим, но у меня не было и шанса против чешуйчатой кожи, тогда как когти дракона оставляли глубокие выщерблины в моем доспехе.
    — Нет, нет, нет, оставалось же совсем чуточку! Дима, миленький, вырывайся! Нет! — закричав от отчаяния, Ней отключилась, а сверху раздался мощный глухой удар, с которым догнавший нас Проглотик вмазал щитом по спине драконида, отчего Майкл заорал, брызжа на меня горячей слюной. Вскочив, он затрепыхал единственным крылом, пока второе с громким чавканьем пожирала морда на щите моего Рыцаря. И без того мерцающая непрерывным красным сигналом мини-карта превратилась в сплошное красное марево...
    «Критическое число лет! Вы действительно хотите вызвать Глота?»
    Небо заслонила громадная зеленоватая туша, больше напоминающая непрозрачный студень, чем демона, лишь всполохи порталов отразились на его глянцевой «коже». Многометровый вассал Чревоугодия распахнул слюнявую пасть, которую по невнимательности можно принять за вход в большую пещеру, и проглотил Алчность. Поддержка апостола задержалась, оказавшись связана боем, но, как мне показалось, Глот был не единственной их проблемой; чувствуя саднящую боль во всем исцарапанном теле, я не стал разбираться и торопливо впился в прихваченные деликатесы, часть из которых благополучно потерялась во всей кутерьме.
    Сто метров до портала, пятьдесят... Еще немного! Запрыгнув на крышу двухэтажного дома, раз уж овал появился на уровне крыш, я рванул к финишу, приказав Проглотику ждать меня неподалеку от овала, и... Словно клещи сжали меня сзади, не давая пошевелиться.
    — Думал, уйдешь, падла? — капая на меня соками Глота, от которых шипела, растворяясь, стальная броня, обезумевший от боли Майкл шумно дышал, пытаясь унять свои ощущения. Его кожа сползла с мяса, открывая вид на обезображенные, полусваренные мышцы лица, и было просто чудом, что он продолжал жить с такими жуткими повреждениями. — Смотрите!
    Глот с прорезанным брюхом исчез с жалобным воем, но войска арверов продолжали сражаться, лишь немногие кавалеристы, восседающие на пауках и, черт возьми, пантерах, смогли добраться до нас достаточно быстро. Некоторые из местных жителей поспешили выско