Быть красивой — мой королевский долг! (СИ)

Быть красивой — мой королевский долг! (СИ)

Аннотация

    Война — это всегда страшно. Когда она длится без малого четыре тысячелетия — это гибель для всего мира. Смогут ли, самая бездарная ведьма и одержимый мечтою демон, положить конец не гаснущему пламени?
    Она — его цель!
    Он — ключ к ее магии!
    Они — связанные с рождения!
    Они — по разные стороны войны!
    Любовь или война?
    Воскреснет или падет мир? Зависит только от них двоих.

Оглавление

Рис Кларисса  Быть красивой — мой королевский долг!

Пролог

    Война — это слово заставляет многих пылать в вечной агонии.
    Война — стирает все на своем пути, превращая в пепел и прошлое.
    Война — превращает жизнь в череду бесконечных страхов и проблем.
    Война — разделяет родственников и губит больше судеб, чем все остальные проблемы.
    Война — случилась и в этой истории, разделив две судьбы, что должны были быть вместе.
    Эта война шла без малого девятьсот лет. Она разрывала континенты на пополам, руша почти все на своем пути, стирая государства, страны и целые острова. Она шла с переменным успехом, превознося, то одну, то другую сторону. Все думали, что этот ад никогда не прекратится, и демоны все же смогут завладеть всем миром, уложив его к ногам склочной Королевы с великолепным именем Инлирика. Она правила и управляла судьбами многих, словно игрушками.
    И так могло происходить до восьмого пришествия богов, если бы однажды, Королева ведьм, не положила собственную жизнь на алтарь победы. Она сделала единственное, что могла. Она отдала собственную жизнь, в обмен на барьер вокруг огненных чертогов бессердечной Королевы.
    В тот момент, война получила самое огромное, переломное событие. Новые демоны не могли покинуть купол и пройти барьер. А остатки вражеской армии медленно перебили или загнали обратно в огненные чертоги к их, сходившей от бессилия с ума, Королеве. Армия демонов бушевала и рвалась изо всех сил, но ведьмы поддерживали барьер, не позволяя ему лопнуть и пасть. Словно огромный воздушный шарик, он не пропускал их, отталкивая и шарахая молниями.
    Так шло еще почти три тысячи лет. Королева умерла, на ее место пришли дети, внуки и правнуки. Постепенно, демоны окончательно замкнулись в себе, но не оставляли попыток уничтожить хрупкую пленку и развеять проклятие ведьминой Королевы. И возможно, они найдут способ, только пока, купол стоял и держал их в заточение.
    Несколько лет, как к власти пришел гениальный стратег и тактик, Король Сувитих. И теперь, демоны резко начали отвоевывать позиции. Даже находясь за непроницаемым куполом, он смог начать активно набирать сторонников. Тех, кто не помнил ужасных событий, что готовы были убивать за звонкую монету, камни и драгоценные металлы. Таких находилось все больше и больше. Как бы счастливы не были народы, это не меняло факта, что даже три тысячи не хватило для восстановления руин оставленных войной.
    Нищета, разруха и голод — были лучшими союзниками ушлого Короля демонов. Ведьм, которые держали барьер своими силами, начали тихо ненавидеть. Их жизнь была гораздо лучше, чем у всего остального мира. Волшебные леса и стены берегли своих жительниц.
    Уже затерлась в веках жертва Королевы, и нынешняя ситуация, начинала раздражать всех страждущих и жадных до чужой славы.
    И наверное, все уже рухнуло бы в бездну к демонам, если бы на троне не сидела хитрая интриганка с манией величия, почище чем у кровавой Королевы демонов. Она умело манипулировала всей остальной половиной населения. Воскрешая в памяти всех тот дивный образ самопожертвования и искренней жажды спасения.
    Теперь, война выходила за грани холодного оружия, свистящих заклятий и луж крови. Теперь, война шла за каждого, кто мог думать и осознавать страх и печаль, тот самый священный ужас войны. На струнах нервов и вечных проблем, играли две силы, в чьей власти было не просто стереть остатки спокойствия с поверхности всей планеты, но и показать все грани бездны.
    И словно в издевательство над всеми, в крохотном сердце, что не желало быть использованном в злом и коварном плане, зрела частичка. Крохотная искорка надежды, которая позволяла держаться и не рухнуть в тот ад, что даровала ее родительница. Сердце пылало мечтой, о несбыточном и невозможном счастье, которое принесет облегчение и покой.
    Такая детская, наивная мечта, могла разрушить проклятие войны, показав, что все преодолеет искреннее и светлое чувство, которому не место на поле брани. Тогда, почему в такт одному, внемлет второе? То, которое вообще не должно познать такое чувство. Руки его хозяина запятнаны кровью и чужими жизнями. И как же такое могло случиться?
    Искреннее и чистое, тянется к ужасному и хладнокровному. Где это видано, чтобы две столь разные личности, искали покоя в объятиях друг друга? Только им было все равно на мнение общества и всех прочих. Они тянулись, преодолевая барьер, разные стороны в этой войне и собственные мысли. И наверное, именно эта искорка дала надежду всем, что красивая куколка с идеальной внешностью, сможет утихомирить грозного Принца войн.
    Все было хорошо, кроме одного. Ни Принц, ни Принцесса не видели спасения в друг друге.
    Он — хладнокровный убийца, она — его цело.
    Она — надежда и светлый лик для всех, он — ее кость в горле.
    Смогут ли они преодолеть все?
    Зацветет ли роза на тонкой руке?
    Раскроются ли два сердца, сливаясь в унисоне биения?
    Любовь? Ненависть? Война?
    Что они выберут?
    В чем потонет мир?

Глава 1. Лес Ведьм

    Я медленно шла по лесу, в надежде скрыться от переполняющей меня суеты и удушливой навязчивости матери и четырех сестер. Я была самая младшая из Принцесс, и похоже, бракованной с рождения. Мама только кривилась, смотря на меня. Сестры ехидно обзывались и подначивали. Самым неприятным и обидным был факт, что умру я в одиночестве, в обнимку с парой кошек. Сестрицы знали, на какую мозоль давить.
    Лесная тишина и ветер всегда успокаивали меня, позволяя хоть на несколько минут забыть о том, что там, в стенах родного замка, меня ждет. Лес всегда дарил мне покой и умиротворение. Тут не было никого. Даже суровые ведьмы из верховного культа опасались сюда забредать. Их он пугал и едва ли не погребал под собой, меня же он не трогал, словно храня от опасностей и лишнего внимания. Тут, я чувствовала себя живой.
    Зеленые кроны многовековых деревьев, возвышались над моей головой и шуршали, мелодично сообщая о чем-то приятном и интересном. Сейчас, я чувствовала себя как никогда легко и свободно. Тут было мое убежище, в котором меня не могли найти и потревожить, выдергивая в мир реальности и переживаний. Я расцветала тут, превращаясь в прелестную фею, а не продолжая быть для всего мира ужасной ведьмой.
    Набрав полные легкие прохладного воздуха, счастливо улыбнулась. Сейчас, я была самой счастливой на всей планете. Солнце ярко просвечивалось в изумрудной кроне и бликами падало мне на лицо. Сейчас, я могла забыть о пышном платье, в которое меня с самого утра, стараниями маменьки, запихнули служанки. Темно-серое платье с золотыми стрелами по подолу, осталось на первой же полянке, а я теперь щеголяла в одной нижней камизе и наслаждалось прохладой, скрывающей от летнего, утомительного зноя.
    Травка приятно щекотала босые ступни и давала ощущения ненавязчивого массажа. Как же давно мне не удавалось выбраться за пределы стен и побыть простой девушкой без обязанностей и короны на голове. Теперь, я просто растворялась в ощущениях и тонула в лесных запахах. Ягоды и цветы, уже во всю радовали глаз своим разнообразием.
    Красные, желтые, голубые, фиолетовые — всеми красками был раскрашен летний лес. На зеленом ковре сочной зелени, они переливались под яркими лучами и дурманили мне голову. Внося в жизнь ту самую крупицу, которая позволяла не потерять себя в паутине военных действий.
    Война, которая длилась задолго до моего рождения и продлится еще столько же после моего рождения. Она надоела мне за эти двадцать лет больше, чем собственная семейка. Такого кошмара, я не хотела видеть и слышать, но была втянута во все это с рождения. Само мое существование, продлевало это ужаснейшее мероприятие еще на пару десятков лет.
    Как говорила мама, единственное мое достоинство во внешности. Я была словно срисована с парадного портрета Королевы Аулеты. Внешнее сходство с погибшей ведьмой было настолько поразительным, что в народе даже появились предположения, что я стану последней надеждой этой войны. Верилось в это с огромным трудом. Эта война стала неотделимой частью мира.
    Она жила и процветала вместе с мирозданием, сплетаясь в тугой клубок интриг, заговоров и всевозможных неприятностей. И для меня было неописуемым грузом, осознание, что факт моего существования, всколыхнул утихшие рубежи. Родилась надежда, бестолковая, слабая, но с похожим, как две капли воды лицом. Флаги вновь встали в штандарты, мечи поднялись, а демоны заплясали у барьера в смертоносной пляске.
    Стоило хоть крупице отколоться от тонкой грани, сдерживающей их, и первая голова покатится по залитой кровью земле. Последняя будет моей, так приятно им будет растоптать символ надежды, что смотрит голубыми глазами с каждого мотивирующего плаката. Я была для них хуже собственной матери. Ее, я кстати ненавидела так же сильно, как и демоны. Но на первом месте была я, а не она.
    Мама была слишком придирчивой, жестокой и словно, не сильно-то и родной. Меня постоянно тыкали носом и повторяли одну единственную фразу, которую я просто ненавидела. Хотелось, променять все на свете, только бы не слышать ее.
    «Быть красивой — твой королевский долг!»
    Боги, за что вы даровали мне внешность Аулеты? Я не хочу быть проклятым символом войны, на спине которой больше мишеней, чем у целой армии. Меня же несколько демоны недолюбливают, но собственная родина… Для них я позор. С таким-то лицом, в магии полный ноль. Это было оскорбление для всего ведьмовского сообщества. Я посмела родиться без дара. Нет, силы у меня были и весьма среднего уровня, но для всех я была криворукой бездарностью.
    В их понимание, я должна была обладать даром Королевы-освободительницы: сильным, стремительным, смертоносным, уничтожающим всех врагов на пути. А по факту, я могла наколдовать только маленькую тучку или легкий ветерок. Как же меня за это презирали.
    Неудачница — это звание приклеилось ко мне до конца моих дней. И при всем при этом, каждый день я должна улыбаться и отправлять войска на верную гибель у подножия купола. Махать их семьям, женам, матерям и детям, даря уверенность в завтрашний день.
    Как-будто война мгновенно закончиться, стоит мне рассмеяться и сказать, что наши войска сильны, как никогда. Да не будет такого, даже если я челюсть вывихну.
    Демоны тоже не дураки и давно знают, что я бездарность. На мою жизнь не покушались, только по одной простой причине — мать не выпускала меня за крепостные стены. А так, я сама, не дала бы и гроша ломаного, за собственную шкурку. Смешно или нет? Мне только плакать хочется, от осознания всего происходящего.
    Я губила больше народу, чем демоны. Это я стала символом веры, той, за кем готовы идти.
    Красивая кукла, не имеющая никаких способов выбраться. Стоило только, перепутать хоть слово, в заранее написанной речи, как в комнате меня поджидал настоящий ад. Жестокость матери я испытывала не один десяток раз. Плеть и розги — ее любимый инструмент для моего воспитания.
    Она не трогала только лицо. Для всех, оно было неприкосновенно. Ноги перестали заживать еще в шестнадцать, спина всего год или полтора назад. По всему телу расползались кривые и уродливые переплетения шрамов. Мое напоминание о непослушание. Единственный, который мать свела с моего тела лично, был оставлен не ей. В восемнадцать, я не вытерпела и вскрыла себе веры, разрезав руку от запястья до локтя. Какое же облегчение я испытывала в тот миг, не описать словами.
    Жаль, но глупый муженек второй сестры, учуял запах свежей крови и примчался. Почему оборотень меня не сожрал, не знаю, но спустя минуту, лекари вытащили мою душу с того света, и вновь заперли в красивой темнице. Я ненавидела всех, но сильнее всего Машара за его инстинкты. Оставь он меня хоть на пять минут, и я никогда в жизни больше не познала бы боли.
    Мать просто взбесилась, узнав, что я пошла на такой шаг. И мне почти декаду объясняли, что я не имею права на жизнь — я просто кукла, которая должна играть свою роль. И как урок, на бедре красовался огромный ожег, с гербом принадлежности. С того момента, я стала для всех вещью, которая не имела никаких прав.
    Чем больше я сопротивлялась, тем сильнее раздражалась мать и жестче наказывала меня за все проступки. Но пиком стало мое двадцатое день рождение. Месяц назад, я готовилась вздохнуть спокойно и свободно, но боги и тут не дали мне шанса.
    Роза на руке так и не расцвела, навсегда оставшись жалким, желтым бутоном. Моего суженого не существовало в этом мире. Какая ирония. У Аулеты был любимый муж, которого увела Королева демонов, а у меня и того не было. Я навсегда проклята богами.
    Красивая фальшивка, без сил и суженного. Какая ирония… Вещь не имеет права на счастье. Так, мне сказала первая сестра, держа за волосы перед статуей матери-богини. Даже помолится мне не дали, устроив из этого шоу для всех приближенных к трону моей семейки.
    Моя последняя ниточка к свободе оборвалась. Моего ключа не существовало в этом мире. Я совсем одна, в ледяной клетке равнодушия и вечного унижения. Мне не оставили совершенно ничего, только лес. Холодный и страшный для всех, для меня становился раем, в котором я готова была остаться навечно. Но мать и тут знала, как меня достать. В первый раз, когда я отказалась выходить, они подожгли его, пугая меня и всю округу.
    Она не пожалела даже священное место, где в пруду, в стеклянном гробу, лежала моя главная проблема. Королева, словно живая, тысячелетия парила над прозрачной пленкой вод, не позволяя к себе приблизиться и на сантиметр. Ходят легенды, что стоит гробу разбиться, как падет завеса и больше демонам, ничто не помешает захватить мир. Сколько раз, касаясь тонких граней, я мечтала разбить его на миллионы осколков.
    Каждый раз, рука в нерешительности замирала, в считанных миллиметрах от последнего пристанища женщины, чьей копией я стала. Ненависть, жгучая и всепоглощающая, заполняла мою душу. Я не могла обречь весь мир на гибель. Будь у меня возможность, я бы утонула в водах этого озера, обретя и свой последний дом рядом с той, из-за кого так страдала. Но к сожалению, вода отказывалась принимать мое тело. Издевательство. Я будто и крупицы счастья не заслуживаю. Словно проклятие Аулеты, заставило и мою жизнь застыть в этих ледяных водах лесного озера.
    И как назло, взгляд постоянно цеплялся за собственное запястье, подтверждая все слова, летящие в мой адрес. И не важно, сколько раз я буду прикасаться к нему губами и молить о спасение, роза не расцветет никогда. Двадцать — последний рубеж, при котором боги могли даровать тебе пару. Мои — стали для меня смертельным приговором. Я не познаю любви, и навеки останусь одна.
    Все мои сестры, в четырнадцать уже знали, кто их пара. Они видели их во снах. Медленно знакомились с будущими мужьями. Краснели от милых посланий и песен под стенами королевского дворца. В пятнадцать, получали первое кольцо-обещание, что пара согласна принять их и видеть подле себя. В шестнадцать, дарили ответный браслет-обещания, давая парню обещание ждать его вечность и не терять надежды в их совместную судьбу. В семнадцать, начинались официальные ухаживания. Цветы, подарки, сюрпризы — все было в огромном количестве. Восемнадцать! На совершеннолетие, будущий супруг дарил подарок, самое дорогое кольцо, на которое только был способен. В девятнадцать играли свадьбу, роскошную и шикарную.
    Как же грустно было смотреть, как на руках у сестер расцветали розы, после первой совместной ночи.
    Красивые, нежные розы. Чем сильнее ведьма, тем темнее у нее цвет розы. Самый яркий был у мамы — пунцовый и у старшей сестры — кроваво-алый. Остальные тоже хвастались красными, но уже более светлых и тусклых цветов. Какого же цвета должна была стать моя роза? Жаль, я не смогу этого узнать. Не важно, за кого мама посчитает нужным выдать меня замуж, если конечно посчитает, роза не расцветет, просто засохнув на руке.
    Им было хорошо надо мной издеваться. Каждая из них, была с идеальным мужем под боком, а мне была уготовлена роль одинокой и несчастной. Даже умереть не могла по собственному желанию. Какая же ирония. Аулета была могущественной и своевольной Королевой-победительницей, а я — жалкая тень ее — ненужная никому Принцесса. От такого, даже смешно становится. Демоны, наверное, в три ручья рыдать от счастья будут, когда правду узнают.
    В лицо полетели кучи брызг, и я поняла, что и сама не заметила, как дошла до озера с гробом. Холодные капли оседали на лице, приятно остужая разогревшуюся на солнце кожу. Как бы я хотела искупаться, но вода была неумолима тверда под моими ногами.
    Светящийся, черный комок вылетел из ближайших кустов, раздирая низ белой камизы острыми, как бритва когтями. Маука вскарабкалось мне на руки и привычно замурчала. Это был единственный мой друг. Так же как и я, презираемая всеми, черная кошечка. Ее мягкая шерсть приятно щекотала кожу, а ярко-зеленые глазищи дарили уверенность, что хотя бы этот краткий миг, будет лучшим для нас двоих. Одинаково одиноких существ, что ищут крупицу тепла и нежности.
    Привычно опустилась на траву, подставляя ноги медленным волнам лесного озера. Ну, только так, я и могла наслаждаться прозрачной свежестью. Тело заныло и прикрыв глаза, я полностью опустилась на мягкий ковер лесной, свежей травы. Как же хорошо на душе, тихо и спокойно. Так, как и должно быть у молодой и красивой девушке.
    Мурчанье начало меня убаюкивать, и я медленно погрузилась в легкую дремоту. Перевернувшись на бок, подгребла под себя пушистую тушку, и совсем заснула. Через сколько открыла глаза, не знаю, но небо уже ярко пылало закатом. По рассказам бывалых вояк, которым посчастливилось вернуться, так всегда на поле войны. Было страшно, как такая красота, стала ассоциироваться с кровопролитными сражениями.
    Печаль начала медленно возвращаться на привычное место, вытесняя из души легкость и красоту окружающего мира, снова затягивая мою душу черными пятнами неприязни. Как же отвратительно было осознавать собственную никчемность. Даже тут, не могу ничего с этим поделать — сердце просто сковывает от переживаний.
    Слезы сами потекли по моему лицу. Скатываясь серебряными капельками по покрасневшим щекам. Они терялись в густой, пушистой шерсти. Шершавый язык заскользил по моим щечкам, собирая прозрачные капельки влаги. Маука пару раз пронзительно мявкнула, и уткнулась мокрым носом мне в шею. Слезы продолжали душить, не отпуская ни на мгновение из своего удушливого плена. Даже вздохи, и те, получались короткими и неуверенными, словно в каждое мгновение я готовилась задохнуться. Шальная мысль проскользнула в голове.
    Истеричный смех вырвался наружу и я, перевернувшись на спину, расхохоталась. Смотрела в алое, почти кровавое небо и смеялась, над всем и сразу. Над собой, войной, народом, верой, богами и матерью. Такой стыд… Как ей в голову могло прийти, использовать дочь в качестве живого щита от демонов и красной тряпки для народа.
    Словно, я и вовсе не была ведьмой, а какой-то неодушевленной куклой, которую она доставала по мере необходимости, а потом пинком загоняла назад. Шрамы, по всему телу, вновь начали чесаться, напоминая, что бывает за непокорность. Живое напоминание о моей глупости, жизни и существования. Как захотелось немедленно покончить с жизнью.
    Я бы даже с радостью пошла в объятия первого попавшегося демона. Клинок в сердце, был бы просто даром богов для несчастной меня. Как холодная сталь пробила тонкую кожу в области груди, как капельки алой крови стекают по лезвию, как моя жизнь по капле вытекает из тела, даруя мне долгожданный покой.
    Кроны деревьев зашуршали, словно подстрекая и соглашаясь со мной. Даже природа, и та знала, что я страдаю и не могу ничего с этим поделать. Глаза вновь увлажнились, но я не желала вновь плакать. Только грудь продолжало раздирать противоречивое чувство. Было некомфортно и печально, словно это я начала войну, завязывая тысячелетия кровопролития и ненависти. Жестокий и беспощадный век демонической тирании сменился вечным страхом и боязнью.
    Ведьмы… Почему мне так противно осознавать, что я одна из них? Глупый символ, глупая красотка, чей долг продолжать быть красивой марионеткой в руках матери, которой на меня плевать. Жить с сестрами, которые ежедневно унижают и издеваются.
    Иметь дом в чаще зачарованного леса, рядом с гробом, и единственного друга, который никогда не сможет поговорить со мной. Смешно, ужасно и так реально, что хочется выть. Как оборотень в полнолуние приветствует госпожу, мне хотелось приветствовать собственную глупость. Зачем десять лет назад я поддалась на уговоры и спустилась с тонкого ободка самой высокой башни? Доверчиво поверила, что мама, любимая мама, все осознала и станет любить меня.
    А в реальность оказалась избитой и навечно запертой. Вот она — моя история. И если демоны еще хуже, то они смогут подарить мне смерть, облегчить страдания, подарив вечный сон и покой. Мечты, несбыточные и такое далекие. Мои любимые мечты.

Глава 2. Решимость демона

    Я вновь проснулся от криков и ужасной боли, что несколько месяцев преследуют меня во снах. От них, словно нет спасения. Я даже не представлял, что такое возможно. От этого состояния, нигде не было спасения: оно настигало меня и во сне и в реальности, тяжелым грузом, ложась на мои плечи.
    Каково это, быть ответственным за сохранность целой страны, самой нации? Для меня — это оказалось тяжелейшей ношей на земле. Татуировка пары, вновь зачесалась, напоминая о моей неспешности. Вот только, жена, связанная со мной до конца жизни, последнее, что мне сейчас нужно. Даже мне — кровожадному, как все говорят, демону, хватало совести не обрекать несчастную на столь отвратительную участь, как жена беспощадного Генерала, которого мечтают убить все и сразу.
    Такой участи, не пожелаешь даже врагам. Хотя нет, одной конкретной личности, пожелал бы. Эта курица, уже не первую сотню раз умудрилась сорвать нам все планы. Из-за этой «Красотки», мы уже не раз терпели поражение, почти пробив барьер. Камилла… Как же я ненавидел младшую Принцессу ведьминой столицы. Если бы мне выпал шанс, я не задумываясь, прикончил бы ее, не медля и секунды.
    Мой собственный народ, тысячелетия угнетен и озлоблен войной. Он заперт под куполом, без возможности к существованию. Если бы не политика моих дедов и отца, мы все, уже давно канули бы в бездну к первым демонам и Королеве, что обрекла свой народ на такое страдание. Ну, слава кому угодно, самой большой нашей проблемой, сейчас является простая Принцесса, из неприступного леса.
    Ее морда, украшает все плакаты и флаги союзных войск. Не будет ее — последняя надежда рухнет. Ну да, если верить старейшинам, она и правда как две капли воды похожа на заточившую нас Аулету. Верится с трудом, но все любят романтизировать войну, даже, если та пытается довести весь мир до самой крайней точки невозврата. Ужасающая правда, которую, невозможно скрыть.
    Прикрыв глаза, вновь вспомнил туманные строки пророчества, которое, было изречено в момент моего совершеннолетия три года назад. Бред, откровенно говоря. Но демоны, поверили в собственные силы, и эта нескончаемая война, вновь начала набирать обороты, грозя побить все рекорды жестокости. От таких перспектив, в пророчество верилось даже мне.
    «Грядет час, кода два одиноких сердца, смогу найти друг друга, даже, через кровь сражений. От выбора двух, зависит война. Пока цела кровь первозданного рода. Пока чисто сердце в бездне рожденного. Пока два странника жизни могут любить. Пока не пройден рубеж, с войной будет покончено. Как только кинжал заставит розу цвести, от выбора истинных, будет зависеть дальнейший мир и покой всего нашего рода.»
    Передергивало меня каждый раз, как вспоминал эту ересь магов-провидцев. Лучше бы, подсказали, как прикончить Принцессу-замену. Так нет, они намекали на мое свободное передвижение между барьером. Ну, допустим, моя невеста находится с той стороны, и мне дарован шанс ходить туда и обратно, но это не значит, что над моим многострадальным мозгом, можно так издеваться? Загадки, одна сложнее, или глупее, другой!
    Потирая занывшие виски, решил, что хватит валяться в постели, пора бы и за работу преступать. Тот факт, что я Принц, не отменяет моей роли в качестве главного Генерала Империи. А у таких созданий, в двойне нет времени на отдых и спокойную жизнь. От нас, постоянно что-то и кому-то требуется, причем, именно в эту секунду и никак иначе.
    Прохладный душ, позволил остудить голову и привести мысли в надлежащие состояние. Думать с утра пораньше, о пророчестве и Принцессе в далеких землях ведьм одновременно — не самая лучшая идея. Теперь, я был не просто вымотан физически, но и на духовные порывы совести не хватало сил. Обычно, это она отговаривала меня от кровожадной расправы над Камиллой. Теперь, даже ей, эта девчонка надоела и она заткнулась. Хоть одна радостная новость за все утро.
    Встряхнув мокрыми и потяжелевшими от воды волосами, подумал, что не плохо сходить подстричься, а то, коса уже до колен достает. Еще немножко, и клон Аулеты переплюну. Хоть самому на плакаты фотографируйся. Правда, в отличии от ведьмы, я в бабку, полом не пошел… И хорошо. А то, боюсь, зная папочку, действительно фотографировали бы меня на плакаты. Так хоть, отбиться могу и прикрыться долгом Генерала — страха всех союзных войск по ту сторону барьера.
    Просто, пару раз, я уже замечал оценивающий взгляд родителя по моей внешности. Правда, постоянные упражнения с мечом, сделали свое дело и на девушку, я даже с большого подпития и косищей до колен, ни разу не тянул. Еще раз отдав дань уважения прабабке, что не дала мне уродиться своей точной копией, я поспешил собираться. До совещания, назначенного на утро, оставалось не так много времени. А я, все еще стою в чем мать родила и думаю о собственной косе, которая, сейчас, самым наглым образом прилипла к заднице и спине.
    Собирался я со скоростью света. Опаздывать на ежегодное плановое собрание по разработке тактики и экономической стратегии на ближайший год, было не лучшим решением, которое могло прийти в мою многострадальную голову. Нагоняй от папочки, тогда, мне точно гарантирован.
    Слушать очередную многочасовую лекцию о поведении будущего правителя, мне не хотелось. Я любил отца, но не до такой степени, чтобы добровольно в две тысячи сто тридцать первый раз, слушать одно и тоже. Я и сам, уже могу спокойно пересказать всю нравоучительную лекцию о поведении и правилах, которых придерживается каждый уважающий себя Правитель демонов.
    В зал, я несся уже не смотря по сторонам. Туда, я должен был попасть уже впритык. И хорошо, что еще будучи маленьким, я вдоль и поперек изучил все тайные ходы в замке и теперь, беззастенчиво пользовался ими. Особенно, в таких ситуациях, как сейчас, это сильно помогало мне.
    Расчет оказался верным, и я, занял свое место за столом, буквально за минуту до появления отца. И что радовало меня больше всего — он не увидел, как я входил в зал совета. Все советники, тоже не дураки и понимают, что сдавать будущего правителя не стоит. Он, может оказаться злопамятным.
    — Приветствуем Короля, — весь совет встал и поклонился вошедшему в комнату отцу.
    — Садитесь, — на лице сурового родителя, четко отражалась тревога и опечаленность.
    — Что случилось? — я вскинул глаза на Короля демонов и не увидел в нем жизни.
    — Акдариала, — он печально нам всем улыбнулся, — ее, вчера смогли убить.
    — Мама! — я вскочил из-за стола. Такого не могло быть… Это не правда… Я просто ослышался.
    — Сядь! — устало, но грозно, проговорил отец. — Не стоит впадать в панику. Пару лет, у меня еще есть в запасе, а потом, я, к сожалению, совсем потухну, без своего любимого цветочка. Народу, пока не стоит рассказывать о смерти Королевы. У нас и так не самое хорошее время. Сейчас, у нас есть куда больше поводов для волнения. Для Акдариалы, мы устроим торжественное прощание, но немного позже, когда народ сможет воспринять гибель Королевы и уход за ней Короля, в вечный сон.
    — Кто это сделал? — гнев, поднялся во мне вихрем, сжирая все остальные эмоции.
    — Выкрал? — отец смотрел перед собой. — Кто-то из лазутчиков — нам не удалось узнать.
    — Нет, кто убил маму? — я продолжал смотреть на него в упор.
    — Лафэа, — одно имя, а сколько проблем оно нам принесло. — Поверь, от этого, не станет легче.
    — Зато, я теперь знаю, кому отомщу первой, — ударил со всей силы по столу.
    — Сын, — отец, наконец-то, забыл о всех правилах и приличиях, — мы, сейчас, не сможем тягаться с ведьмами. Страна, только начала воскресать из руин. Демоны, только перестали бояться ведьм и Камиллы, с ее идеальной улыбкой на флагах союзных войск. Если мы сейчас объявим о трагедии, боюсь, мы вновь скатимся в середину правления моего отца. Я не хочу передавать тебе раздираемую страхом и болью страну, ради которой, ты отказался от Истиной пары и запер себя во дворце. Ты взял на себя роль самого жестокого Генерала всей Империи и теперь, я не хочу вешать на твои плечи груз, в виде мести за смерть моей жены и твоей матери. Пусть Акдариала, навечно останется в наших сердцах, красивой и свободной. Такой, какой была все эти годы, даже не взирая на войну и проблемы.
    — Нет, отец, — я покачал головой. — Это — мое право. Пока ты еще Король, я смогу сделать то, что должен был еще несколько лет назад. Я принесу тебе голову Принцессы Камиллы. Это будет достойный обмен, и Королева Лафэа, заплатит нам головой собственной дочери, за убийство мамы. Не стоит отговаривать меня от этой затеи. Я, пока единственный, кто может перейти барьер и осуществить задуманное. Если смазливая Принцесса и дальше будет рушить наши планы, окончание войны, не увидят даже мои правнуки и правнучки, если, они вообще будут у меня.
    — Ваше Величество, — советник по стратегии встал и поклонился нам, — мы поддерживаем решение, Его Высочества Принца Эдагара. Мы обязаны, преподнести вам голову виновника. Но все присутствующие понимают, что добраться до Королевы ведьм — почти невозможно, и голова ее любимой дочери, станет идеальной заменой. Да и на самом-то деле, она у всех уже в печенках сидит.
    — Так что, не стоит, пап, — я обошел стол и положил руку ему на плечо.
    — Что же, против вас всех, я идти не могу, — отец накрыл мою ладонь своею. — Да будет так, как провозгласил Великий демонический совет двенадцати избранных. Только помните, Принцессу наверняка охраняют лучше, чем Королеву. Все понимают, кто основная цель, и у нас, есть всего несколько недель, пока смерть моей жены, не стала забываться. В это время, всю стражу перетянут на Лафэю, так как они прекрасно понимают: за Королеву, мы захотим отомстить… И отомстим. И месть эта — будет самым сладким подарком для памяти моей супруги. Так что,
    вперед. Я даю свое согласие.

    — Не беспокойся, мы сделаем все, чтобы не дать ведьмам уйти от возмездия, — я опустился на колени, прямо на каменную кладку. — Теперь, многие из лесных народов, начнут переходить на нашу сторону. Клянусь, как только мы объявим о гибели Королевы Акдариалы от рук ведьм, я приложу все силы, чтобы дриады, а за ними и все остальные, отвернулись от слетевшей с катушек Лафэи. Младшая из дочерей царства Лесов, за ее смерть, они поплатятся самыми верными союзниками.
    — Гвердалир, не простит ни нас, ни их, — отец прикрыл усталые глаза. — Он не хотел отдавать свою кровиночку за меня, но ты же знаешь маму — она упряма, что стадо баранов, и променяла отчий дом и защиту, на вечную жизнь в бездне. Теперь же, нет и ее, так что, я сам не готов себя простить за это.
    — Не волнуйся об этом, — я повернулся к советникам. — Немедленно разошлите по всем, объявления о пропаже беременной Королевы демоном. Обещайте любую награду вернувшему.
    — Сын? — отец с удивлением на меня смотрел.
    — Это — будет нашим предлогом и поводом, — я растянул губы в немного сумасшедшей улыбке. — Лафэа, непременно похвастается головой убитой Королевы и тогда, причиной войны, станет именно она. А убийство, не рожденной Принцессы Лесов, ей уже не простят и все остальные.
    — Но твоя мать не была беременна, — отец, явно уже прикидывал, что я головой тронулся.
    — Только, об этом, никто не знает, — потер я руки в предвкушение настоящего действа.
    — А народу, будет уже все равно, — подал голос советник по здравоохранению. — Все попытки ведьм опровергнуть эту информацию, будут воспринимать, как попытки снять вину и выставить демонов виноватыми в этом конфликте. Простите за такие слова, Ваше Величество, но вам придется сделать заявление и попросить у тестя право, отомстить за дочь. Думаю, он не откажет в таком деле.
    — Услышав это, — у папы нервно дернулся глаз, — тесть мне сперва голову оторвет. Мы же ему не сообщили, и все шишки, посыпятся с ближайших деревьев именно мне на голову.
    — У него, день рождение через полгода, — напомнил я, — вот и хотели ему сюрприз сделать.
    — Вы уже все решили? — Король, придирчиво обвел нас всех внимательным взглядом.
    — Да, отец, — поклонились все собравшиеся в комнате демоны, своему Королю.
    — Тогда, пусть так тому и быть, — махнул он рукой, подтверждая все вышесказанное.
    — Благодарим Ваше Королевское Величество Король Пастак, — дружно отозвались советники.
    Зал постепенно опустел, а я, все продолжал сидеть на собственном месте и бессмысленно смотреть в потолок. Кто же предатель? Мама, она была такой чистой и такой доброй. Ее любили и обожали все в Империи. На Королеву, молиться были готовы. И как бы дед не ворчал, он радовался, что мама, досталась именно отцу. Папа, с ней носился, как с хрустальной куколкой.
    Такая любовь, как у моих родителей, редкость даже среди Истинных пар. Не всем дано найти свою, а уж полюбить всем сердцем, практически невозможно. Много лет назад, ее привезли в страну, как военный трофей с границ, но родителям, хватило лишь взгляда, чтобы навечно стать самым ценным друг для друга. И сейчас, я остаюсь совершенно один, в этой пустой и холодной жизни.
    Отец соврал. Он это понимал и я это понимал. Будь они просто Истинной парой, он мог и лет пять протянуть без спутницы, но они любили друг друга больше жизни, и вряд ли, на задуманное, у меня есть больше пары месяцев. Уже сейчас, по нему было видно, насколько сложно и плохо ему приходится, и, это связь только оборвалась. Через полгода, он просто сгорит, последовав за любимой в бездну.
    Стоило встать и пойти готовиться к опасной вылазке. Да меня, каждая собака в лицо знала. Хотя, если распустить волосы и не надевать амуницию, может и не узнают. Под шлемом и доспехами, возможность как следует меня разглядеть, была не у многих. А те, кто могли, уже давно мертвы от руки самого жестокого Генерала демонов. Да и кто будет меня искать за барьером? Никто! Демонам, туда путь заказан. Это — знают даже самые маленькие дети. Значит, у меня есть шанс на удачную операцию.
    Шанс на провал, есть всегда. Этого правила, забывать не стоило, но для меня, это было все же лучшим из возможных решений. Я не хочу оставлять смерть моей матери не отомщенной. За эти тысячелетия, ведьмы и так причинили слишком много боли и страданий. Это — стало последней каплей в переполненной чаше демонического и мирового терпения. Не только мы недовольны ими. Половина их союзников, в тайне уже давно сотрудничает с нами, натерпевшись от сумасшедших дам.
    Прикусив губу, все же поднялся с кресла и осмотрел невидящем взглядом комнату совещаний. Именно тут, мама всегда появлялась внезапно и прерывала бурную деятельность. За ней, тянулся шлейф ароматов и служанки с подносами еды. Кроме нее, о еде и сне, остальные не заботились, забываясь в ходе жарких дискуссий и споров. Она же, не давала нам умереть за этим столом совещаний.
    Только, теперь ее нет, а вскоре, за ней уйдет и отец. Родители не виноваты, но им, суждено в скором времени покинуть меня, оставляя всю страну на моих плечах. И, возможно, я больше никогда не увижу барьер вблизи. Королева мертва, Король на гране смерти, а Принц только один. Кто меня отпустит сражаться? Да никто!
    И это, последний шанс отомстить ведьмовскому роду лично. Ничего, я терпеливый, и уничтожу точно также символ, всеми любимой победы над нами. Камилла, станет отличным напоминанием о жестокости моего народа. Считанные дни, отмерены этой самовлюбленной особе, и, я клянусь памятью матери, их она проживет в страхе за собственную жизнь, прежде чем ее голова покатиться по главной площади на глазах у всех демонов и союзных войск.
    Я лично заставлю ее страдать и пылать в предвкушающем пламени смерти. Иначе, никто из ведьм не поймет, что значит потерять невиновного. Стоп! Она виновна, она добровольно поддерживает эту войну посылая на бойню все новые и новые силы. Улыбаясь и благословляя их. Она, достойна расстаться с жизнью, как никто! И теперь, моя главная задача — доставить ее сюда на казнь.

Глава 3. Дорогой войны

    В дорогу, я собирался тщательнее, чем на поле боя. Не знаю почему, но татуировку брачной связи, начинало жечь огнем от одной только мысли, что предстоит наконец-то выйти за барьер. Искать невесту, я там не собирался, но моей связи, было наплевать на это — она продолжала третий год требовать установления союза. Он мне был не нужен, но и дальше игнорировать жжение в руке, было уже просто невозможно. Меня, словно до самой кости прожигало этим странным зудом под кожей.
    К слову, эта штуковина, умудрялась заглушать даже ярость по отношению к ненавистному роду ведьм. До такой степени, от него невозможно было избавиться. Вздохнув, понял: от мыслей толку не будет, а время, у меня не резиновое и помощи, ждать не придется. Путь до столицы ведьм, займет около недели и преодолеть мне придется немалое пространство от купола до самого защищенного замка во всем белом свете. Правда, он давно не белый, а кроваво-красный, но поэты, не особо любили менять благозвучное звучание, на реальное положение дел.
    В постель, я укладывался с надвигающимся чувством тревоги и беспокойства. Еще бы… Оставлять родной город, было жутко, еще и с Правителем, который, грозит перегореть в любую секунду. Потерять отца, я боялся еще больше, чем провалить очередное задание. Их, на моем счету, были сотни тысяч, а вот родители, у меня были только одни, и именно эта мысль, позволяла мне оставаться с холодным рассудком. Смерть матери, достойна мести, и если со своей стороны, советники сделаю все, чтобы раскрасить ее в самые трагичные цвета, я, со своей, приложу все силы, и Принцесса Камилла, окажется в нашей столице, именно к моменту собственной казни.
    От таких мыслей, на душе становилось немножко легче. Жизнь мамы — равноценный обмен на жизнь Принцессы. И, возможно, ее руки намного меньше запятнаны кровью, чем мои, но руки Королевы демонов, были чисты как снег. Мама ненавидела и презирала войну, оплакивая каждого погибшего вместе с их семьями, давала кров и приют всем вдовам и сиротам, не оставляя в беде.
    Я сам не поднял бы оружие и не начал войну, но союзным войскам под предводительством ведьм, было мало боли и крови. Их раздражало наше богатство. Загнав нас в огненный ад, они позабыли, что многие камни и металлы, добывают именно здесь, да и все огненные магические составляющие — тоже. И теперь, война шла уже не за мир, а за деньги и ресурсы. Глупая и ненужная, но такая беспощадная, что становилось просто страшно, за собственный народ, который, не пожалеют и уничтожу, из-за глупой жадности.

***День первый***

    Проснулся я рывком на рассвете, если можно так назвать, без конца полыхающее марево за окном. Я даже не заметил, как уснул за невеселыми размышлениями о войне. Что же, откладывать дальше, уже просто некуда, нужно подниматься и незаметно покидать дворец и пределы города. Если люди прознают, боюсь, оплакивать меня, начнут уже заранее. О моей способности путешествовать сквозь прозрачную преграду, знали единицы избранных демонов, остальным, жилось спокойнее в слепом неведении. И им спокойнее, и мне безопаснее — от шпионов отбоя нет.
    По спящим улочкам, я старался пройти, как можно быстрее. Особенно, мимо военных районов, где меня, каждый встречный в лицо знал и видел. Амуниция, защищала от врагов, но не от союзников. Те — многократно видели меня без шлема, да и раны, прямо на линии соприкосновения, не один десяток раз штопали. Так что, ничего удивительного, что парочка попавшихся мне на встречу докторов, с удивлением смотрели мне в след, но ничего не спросили… Это радовало.
    Из города, я выбрался спустя час и перевел дух: никого особе не насторожило мое тайное шествие. Скорее всего, решили, что я на очередную вылазку. По сути, они правы, только ее масштаб, немного более обширный, чем они предполагают. До границы, по самым коротким тропам, всего два часа неспешным шагом. Мне же, хватит и часа с небольшим, чтобы оказаться за пределами барьера установленного Аулетой.
    Пришлось поспешить — если уж город начал просыпаться, то линия соприкосновения и подавно. Там же, придется пробираться и через своих, и через чужих, пытаясь не попасться ни тем, ни тем. В мои планы, не входит быть узнанным. К стоянкам, я заходил чуть с боку, где была река, которую, по негласному правилу, не трогала ни одна из сторон. Редчайшие водные камни, могли подвергнуться опасности, если река пострадает. Этого, никому не нужно было. Да и мало кто знал, за что воюет.
    Проскочив патрули, я постарался укрыться по берегу в высокой траве, в которой, местные девицы, частенько дразнили солдат из различных столиц. Война, войной, а удачно выскочить замуж за городского — хотелось каждой селянке. Демон он там, или дух лесной, дело было пятое, а то, и вовсе десятое. От части, я их прекрасно понимал… Не в деревню же переедут.
    До первого поселения, добрался уже в закатных сумерках, в настоящих, красочных. Не тех, которые видели демоны. Не по расписанию или стрелкам на часах, а настоящее, заходящее за горизонт Солнце. Огромный и яркий, огненный шар.
    Но закат, оказался единственным, что было привлекательного в этой деревне. Не уже ли война смогла уничтожить все живое, даже на таком приличном расстояние от линии соприкосновения военных сил? Мне не осталось ничего другого, кроме как ввалиться в первый более-менее целый дом и рухнув на лавку, уснуть.

***День второй***

    От жесткой и неудобной лавки, ныло все тело, но я заставил себя подняться и наспех позавтракав холодным мясом и хлебом, подхватил вещевой мешок и поспешил убраться из разрушенной деревни. Чем меньше я задерживаюсь на одном месте, тем больше у меня шансов, добраться до ведьм целым и невредимым.
    Демонический род, не особо бросался в глаза, и я мог сойти и за слишком темного смеска эльфов, и за оборотня, да за добрую половину населения планеты! Тем же человеком, спокойно могу представляться. Многие поверят, тем более, те оказались самыми умными и укрылись в защищенных городах, за чьи стальные стены, невозможно попасть без особого браслета-ключа. Один такой, был вшит и мне под кожу, в благодарность за заботу моей мамы о пропавшем сыне какой-то шишки. Пацана выкрали, но доставить к ведьмам, не смогли — линию барьера не перешли.
    Я торопливо вышел на главный тракт континента и поспешил. Путь предстоит долгий, и за сегодня, нужно проскочить пару городов и выйти на нужную мне дорогу, которая, пойдет по границам между эльфийским Княжеством и ведьмовской территорией. Гостей, ни кто из них не любит, но сперва, спросят кто такой. Человек, в этих краях, птица редкая и убивать сразу не станут.
    Я думал, у нас демоны плохо живут, но осматривая местный пейзаж, меня уныние брало. Земля, выглядела проклятой и неживой. Только линии войны, тут уже не проходили. За столько лет, все уже должно было прийти в норму и тут, должны быть огромные поля желтого подсолнуха, если верить картам времен моей прабабки Королевы. Это, похоже, было в теоретическом аспекте. Во всех остальных же, поля оставались голыми и бугристыми просторами.
    Город, в котором я решил остановиться, был хоть и небольшим, зато торговым и на чужака, тут не будут коситься, как на явление богов на земли. Входя под своды покосившихся ворот, я ожидал увидеть, что угодно, но не трущобы. Я словно попал на картину, времен упадка столицы демонов. Везде разруха, голод и нищета, и это — торговый центр этого тракта?
    Где же все так ошиблись? Мне, даже, искать ночлег долго не пришлось: в ближайшем доме, за медяк, с радостью согласились выделить угол незнакомцу. Еще и дочку предложили. От такого предложения, открестился кое-как и на ночь, поставил охранный контур. Во избежание, так сказать.

***День третий***

    Из городка, уходил в предрассветных сумерках. Может, это все же близость народа к войне? Всего пара дней пути пешим, на ездовых, и того меньше. Тряхнув головой, зашагал дальше. Навстречу, иногда попадались немногие торговцы, которых, таковыми и назвать-то было страшно. Скорее, те несчастные, у которых была возможность хоть как-то существовать на этой выжженной дотла земле.
    Наконец-то, и мне улыбнулась удача, и мимо медленно проползла ездовая с огромным обозом, который, она едва могла тащить за собой. Мужик, даже не торгуясь, согласился взять меня и доставить в эльфийский пограничный город. Про него, я слышал от солдат союзных войск. Если верить их рассказам, то там располагается главный военный штаб, из которого и происходит командование всеми военными вылазками и передвижениями.
    Понятное дело, что от ведьм руководить далеко, но и это, я считал неблизким расположением. Слишком далеко, а то, прямо на линии, не всегда успеваю реагировать. Тут, пока доставят, всех уже поубивают.
    По тракту, ехали медленно, и я мог себе позволить рассматривать окрестности. Поля, не меняли своих очертаний, словно их вновь и вновь накладывали по одному рисунку. Зато, теперь, изредка начал попадаться низкий и редкий лесок. Деревья, кривыми стволами уходили вверх. Не было ни одного листочка, на их темнеющих и изломанных ветвях. Словно, действительно, все окрестности оказались отравлены неизвестным для меня ядом.
    Темные стены, появились неожиданно, словно я заснул и проснулся только в момент нашего приближения к воротам.

    Огромные, из добротного дерева, они стояли распахнутыми настежь. Мужик, еще раз посмотрел на меня и крикнул, чтобы я лишний раз не высовывался. Еще медяк, и он позволит мне заночевать в его обозе. Кивнув, кинул ему звонкую монетку и скрылся за дырявой тканью.
    Увиденное вызвало у меня отвращение и ужас. Это военный центр? Пьяные солдаты, визжащие девушки и лужи грязи. Тут, не было ничего светлого. Отовсюду, до меня долетали только звуки войны, смерти и насилия. Это было непонятно для меня. Я так далеко от границ барьера, что жизнь уже должна была наладиться, а не продолжать гореть агонией войны.

***День четвертый***

    В эту ночь, я почти не смыкал глаз. Звуки не давали мне уснуть. Я, будто был в самом ужасном кошмаре. Кто бы мне сказал, что укрытые за непроницаемым для нас барьером, мой народ живет в райских кущах… Не поверил бы! Рассмеялся и послал бы в бездну. Но нет, сейчас, я сам мог наблюдать, что моему народу, очень сильно повезло и они, почти спасены.
    До столицы проклятых ведьм, оставалось всего несколько дней в дороге. И я решил не дожидаться утра и пойти дальше. Заснуть, все равное не получалось. Слишком сильно, яростно и громогласно, где-то неподалеку, выясняли отношения союзники. Слушать их и дальше, не было никакого желания. На мое счастье, город я смог покинуть так же беспрепятственно, как и попал в него.
    Ведьмин тракт, встретил меня более ровной дорогой и столь же скудными пейзажами. Сегодня, ночевать мне придется в рыбацком городке, который находится на стыке эльфийского и трольего Княжеств. Там, если верить картам, находятся чистейшие озера континента, в которых, разводят более двухсот видов рыб. Возможно, я не только отдохну, но и потрачу пару золотых в местном ресторане, отведав их деликатесов.
    Окрыленный такими мыслями, я ускорил шаг. За время пути, вода, мясо, сыр и хлеб, не успели надоесть. Да и как, может надоесть ежедневный рацион солдата? Он и так уже в печенках сидит дальше некуда, так что, ответ — никак. Уже темнело, когда на горизонте появились переливающиеся озера и искрящаяся на Солнце вода. От радости и предвкушения, даже живот выдал пронзительную трель. Я еще прибавил шаг и через двадцать минут, уже был подле ворот.
    Глазам я своим, не поверил. Войной, тут пахнуть даже не может — до ведьм, отсюда рукой подать. Только, вижу я полуразрушенную деревушку, в которой, не то что ресторана — приличного дома нет. Желудок заткнулся, кулаки сжались, а приютившая на ночлег старушка, рассказала правду.
    Роскошных озер, тут нет уже со времен королевы Аулеты и быть не может: вся вода, питающая ближайшие районы отравлена и проклята демонами во время войны. Тут я, конечно, поперхнулся, но промолчал. Дальше стало интереснее. Оказывается, пока не помрет кровь прабабки, не очистится и весь проклятый мир. Вопрос: как Викальс умудрилась проклясть все и сразу, если единственная подвластная ей магия, была обольщением? Что-то тут не так. И очень сильно не так!

***День пятый***

    Утром, поблагодарив за кров и ночлег добрую старушку, оставил ей еще пару медяков и поспешил убраться из очередного города. До столицы, оставался день пути. Я уже решил, что сегодня заночую неподалеку от крепостных стен, а уже утром, буду пытаться попасть в сам город. Если придется прорываться с боем, я, в уставшем состояние, ничего не буду стоить.
    Правда, странности, начались уже на подступах к основным границам условных государств. По всей длине линии границы, были натянуты чары, которые фонили так, что у меня даже глаза слезиться начали, от концентрации в них магии.
    Вспомнил уроки наставника — отступника от божьего учения светлых. Он, уже давно осел у нас, поняв, что за барьерам жизнь куда ужаснее, чем в нем. Надо было сразу ему поверить, а не считать это детскими сказками. Поблагодарив его добрым словом за мудрые советы, приступил к выполнению нужных упражнений, что могли помочь мне сойти за человека.
    Очистив сознание, до идеального, пустого состояния, закрыл глаза и призвал собственную магию обратно. Она, тугим клубком, сгустилась в районе солнечного сплетения и теперь, ее можно на время спрятать ото всех. Собственное сердце, не самый надежный сосуд, но для моих целей — самое то. Почувствовав, как тело резко опустело, выдохнул и распахнул глаза.
    Что же, вперед на амбразуры! Подумал и прикоснулся рукой к границе ведьминых земель. Меня прошило электрическим разрядом насквозь. Не найдя во мне магии, а в пустом сознание жажды крови Королевского рода, граница раскрылась, позволяя вступить на зачарованные земли.
    Вот это номер! Я в полном замешательстве, рассматривал засеянные культурами поля, аккуратные кустарники, деревья в зеленых кронах и мощеную камнем дорогу. Это что получается, весь мир лежит в руинах, а они, прячутся от глаз, за непроницаемой пеленой границы? Якобы, спасаясь от демонов, которые их ненавидят? За такое, их точно собственные союзники разорвут, как только узнают.

***Столица***

    Отходить от собственного плана не стал. Да и ночевка на свежем воздухе, на подложке из мягкой зеленой травки, в окружение пышных крон деревьев и щебета птиц, оказалась лучшей. Эта была самая замечательная ночь. Я даже не поверил, что возможно так хорошо выспаться почти на голой земле, если не брать в расчет мой собственный дорожный плащ. Мне удалось с утра даже побриться острым когтем и теперь, я действительно походил на молодого, человеческого парня.
    Подходил к воротам я с опаской. Магия все еще была спрятана, а вот мысли, были на виду. Пара стражников перегородила мне проход и суровым взглядом осмотрела с ног до головы. Им явно и в голову не пришла мысль, что перед ними демон.
    — Цель визита? — прогундосил один из здоровяков.
    — Фи, мальчики, как грубо, — скопировал я поведении юноши.
    — Челофек, шоли бушь? — второй, явно не досчитался парочки зубов в арсенале.
    — Конечно, — пожал плечами. — Где тут ваша, не очень красивая тетка?
    — Какая тетка? — не поняли два этих амбала.
    — Та, которая главная, — покрутил пальцем вокруг их лиц.
    — Королева Лафэа? — до первого, явно доходило быстрее.
    — Да, вроде про нее разговор был, — изобразил задумчивую мину.
    — А что тебе от нее нужно? — меня, уже более подозрительно осмотрели.
    — Меня послали с вопросом на пару миллионов… — не успел я закончить фразу, а стража уже резко разлетелась в разные стороны.
    — Что же вы, юношу на пороге держите, — маленькая старушка пробилась ко мне. — Пошли скорее.
    — Проверка, — крикнул нам вслед стражник.
    — Без нее, — хмыкнула моя провожатая и потащила более активно.
    Вид города поражал. Такого дорогого убранства, я еще не видел. Даже на картинах довоенного времени, все было скромнее. Тут, перед моими глазами, открывался целый мир роскоши и денежной зажиточности. Похоже, я нашел способ не только выкрасть Принцессу Камиллу, но и обернуть войну на собственную руку. Достаточно, будет продемонстрировать собственные воспоминания об этом слишком дорогом городе и белоснежном дворце.

Глава 4

    Тишину вечернего леса вдруг резко нарушил непривычный мне шум шагов, словно кто-то прошел через зачарованную преграду. Да быть такого не могло. Единственная кто мог войти в лес была я. Даже матери путь сюда был заказан, до такой степени лес ненавидел ведьм. Наверное из-за нашей схожести взглядов я ему и приглянулась.
    Но нет мне не показалась, шаги действительно прозвучали, и я в силу собственной скорости подпрыгнула с медленно остывающей земли. Зеленые кроны деревьев уже казались оранжевыми в уходящих лучах заката. А красота нетронутой природы завораживала. Я даже не могла представить в самом страшном сне, что мне будет страшно, из-за раскрытия не преступного лесного убежища.
    Только шаги мне не мерещилось, на самом деле кто-то целенаправленно шел к лесному озеру. Рывком бросаюсь в тень уже скрывшихся в ночных сумерках высоких деревьев. Непонимающая что происходит Маука так и осталась лежать по середине поляны. Возвращаться за ней я уже не успевала, оставалось только надеяться, что незваный гость не тронет обычную кошку.
    И почти наступившая ночь застыла в громогласном шелесте чужих шагов. Сердце едва ли не выпрыгивало из груди от подкатывающегося к горлу волнения и переживания. В долгих секундах ожидания протянулась целая вечность, и наконец-то передо мной появился нарушитель моего тайного места нахождения.
    Ветви кустарника раздвинулись и перед моим взором наконец-то предстал он. Существо которое я до этого мгновения не встречала на наших землях. Тогда я тем более не понимаю, как лес пропустил его сюда. Тут никто из ведьм не мог попасть, а этот незнакомец смог.
    Принюхалась и не заметила в нем ни капли магии. Высокий юноша, немногим старше меня, с длинным конским хвостом темных волос. Именно он вышел на поляну и теперь осматривался по сторонам. Маука громко мявкнула, требуя к себе внимание, и суровое лицо разгладилось, приобретая нежные, почти детские черты.
    Как же этого красавчика, что сейчас чешет пузико моей темношерстной подружке, занесло в лес, что яро хранит свои секреты и могилу Аулеты уже не одно тысячелетие? Что же он с собой принесет добро или зло? Я уже хотела сделать шаг из тени, как замерла стараясь не дышать. Так меня влекло к этому прекрасному мужчине. Даже ноги подкашивались, а татуировки на руках начало жечь просто адским огнем. Словно я в одно мгновение переместилась в демоническую обитель.
    Лицо парня исказилось гримасой ненависти и отвращения. Только смотрел он не на меня, а на гроб, что парил по середине озера. Плавным, явно военным движением он поднялся с колен, прихватив на руках еще и Мауку. Поразительная ловкость, бывалого не в одном сражение воина, и это при такой детской комплекции и красивом личике. Если бы передо мной сейчас находился маг, я списала бы это на врожденные качества, но на поляне был обычный человек.
    Парень медленно и уверенно шагал к кромке озера, от которого мы с Маукой неподалеку и задремали. Тишина повисла столь зловещая, что у меня даже волосы на затылке начали вставать дыбом. И это при том, что передо мной стоял совершенная бездарность. Если бы боги его еще и магией наделили бы, наверное, я тут вообще поседела бы раньше времени. Отчего я стою и трясусь словно осиновый листочек на ветру? Странно как-то вот так реагировать ведьме на человека.
    Незнакомец замер около самого края прозрачной воды и с такой живой яростью попытался запустить в гроб сгустком пламени, что я даже присела. Стоп! Какого еще сгустка пламени, передо мной же обычный человек? Или не человек? И пора со всех ног бежать за подмогой? Только вот кто же мне поверит, что незнакомец пробрался в самый охраняемый лес, или как раз в этом и поверят.
    Так в лес кроме меня, а теперь еще и вот этого неизвестного субъекта больше никто войти не может. Что же мне делать? Если он сейчас уничтожит гроб, вся демоническая армия окажется на свободе и мир, что только пришел в себя, вновь утонет в войне и реках крови.
    — Ты пропустил меня сюда, — заорал брюнет во весь голос, — так дай мне шанс убить эту гадину!
    Ответом ему послужила только тишина и негромкое ворчание кошки. В бессильной злобе от него начала расходиться пугающая и гнетущая аура смерти. Я слышала о таком от тех единственных, кто смог вернуться с поля боя. По их рассказам, только одно существо в этом мире обладало такой сильной аурой смерти, что хотелось сбежать и никогда не возвращаться.
    Только такого не могла быть. Тут в самом сердце зачарованного леса, ему делать было нечего. Он просто не мог сюда попасть по праву своего рождения. И если мои глаза меня не обманываю, он смог это сделать. Тогда уже завтра весь хрупким мир рухнет, и демоны опять развяжут войну.
    — Хочешь оставь барьер, — опять проговорил мужчина, — мой народ живет гораздо лучше чем этот испепеленный мир. Только позволь мне отомстить, за себя, свою семью, и прошлую память. Та кто развязал войну не должна быть святой мученицей. Дай мне возможность отправить ее в объятия прабабки. Где, кстати, ей самое место. Моя не идеальна была, а такой, как ваша Аулета я бы желать побоялся. Магию можешь не снимать, да и меня лишить права преодолевать барьер, я все равно не собираюсь обрекать девушку на участь моей жены. Мне нужен только пепел ведьмы и голова ее копии. Клянусь я не задержусь тут и секунды, больше нужного.
    Я застыла не веря ушам. Так это на самом деле Принц демонов. Живой, невредимый и вполне себе симпатичный стоит тут и требует моей головы? Быть такого не может, похоже это очередные проделки сестер и я нахожусь в кошмаре. Только я вреде ничего не нарушала и не делала, чтобы меня наказывали. Получается, это реальность! И меня на самом деле могут убить?
    — Пепел ведьмы? — отовсюду сразу раздался тихий шелестящий голос.
    — Да, — парень даже не вздрогнул, а вот я подпрыгнула.
    — Ты мог потребовать падение ведьм, их низвержение, да много чего, — раздался приглушенный смех, — а требуешь простой пепел? Мальчик ты забавный. Хотя о чем это я говорю. Твоя прабабка отдала собственную жизнь, за права быть с Истинным, а ты готов отдать Истинную за возможность отомстить?
    — Могу и отдать, — равнодушно пожал он плечами, — забирай любую, я все равно не знаю кто эта несчастная, которую угораздило родиться моей парой.
    — А если она принесет тебе победу в этой войне? — задумчиво протянул голос леса.
    — То я все равно не собираюсь обрекать ее на участь моей семьи, — сложил он руки на груди.
    — Так это все же была твоя мать? — странный вопрос последовал в этом диалоге.
    — Да, — я видела, с какой злостью он сжимает кулаки.
    — И тебе достаточно пепла, — язвительно сказала крона ближайшего дуба, — даже после такого.
    — Пепел и голова, — кивнул Принц, продолжая настаивать на своем, — народ не виноват, в деяниях его правителей. Я и так пачками на тот свет отправляю тех, кто пытается разграбить мою страну. Больше крови, чем уже есть на моих руках, мне не нужно.
    — Чем же для тебя тогда станет голова Камиллы? — морозец пробежал по моей спине.
    — Местью Лафэе за голову моей матери, — ярость вновь хлынула из него, — голова ее дочери, за голову убитой ею Королевы. Думаю равноценный обмен. Ее собственная будет в руках деда. Гвардалир лучше меня разберется, как отомстить за смерть Принцессы Лесного Царства и его любимой дочери. А мой народ поймет. У нас убили Королеву, а вот для лесных это потеря, собственного ребенка, у них больше прав требовать головы Королевы ведьм.
    — Знаешь, — кто-то задумался, — Викальс попросила меня сберечь этот гроб, пока достойный не придет и не попросит прекратить войну. Только я и подумать не могла, что конец войне придет вот так. Мне почему-то казалась, что меня ожидает романтическая сказка. Где прекрасный Принц демонов, придет спасать из лап злых чар его прабабки прекрасную Принцессу ведьм. Наверное мне забыли сказать, что в вашем романе, дети мои не предусмотрена любовная линия. Совсем не предусмотрена и встретитесь вы у гроба мертвой Королевы, с проклятой печатью другой мертвой Королевы на озере. И будите меня в два голоса умолять спалить этот гроб и за одно оставить барьер. Последнего даже авторы сценария, не предусматривали и у меня закончились заготовленные пафосные фразы и витиеватые речи. Кстати Камилла будь добра закрой на пару минут ушки, рано тебе еще такое слушать.

    Я стояла в полнейшем шоке хлопала глазами и в упор смотрела на говорящий комок шерсти в руках Принца демонов. Каким чудом ее не уронил парень, когда та заговорила, я даже не берусь представить. По выражению его лица и так было понятно, что он в полном шоке.
    — Продолжу пожалуй, — махнула хвостом Маука, — пока она там от шока отходит слушай сюда и мотай на ус. Истинная твоя на голову немножко того больная. За место того, чтобы давно сбежать из этого дурдома, она смиренно ждала тебя тут. И мало того, что Принц оказался вражиной страшной. Ну, ладно, вполне себе аппетитной, и если бы я не была сейчас кошкой, предложила бы вон туда прогуляться. Обалденно мягкая травка. Поздравляю, Истинный ее прискакал, правда без коня и не по сказке, но это так мелочи. Что вы думаете, ему нужен только пепел давно сгнившего тела и ее собственная голова на плаха. Хороший я тебе скажу расклад. Рот закрой. Нечего тут стоять и ворон считать, что я тебе, неправду говорю? Вот делать мне нечего. А та тоже хороша, нет, чтобы послать все и сбежать к демонам, она тут сопли на кулак наматывает. Покойная Королева, точно не дала бы тебя убить, добрейшим существом на планете была. Пусть ей там сейчас хорошо будет. А теперь уж поздно за голову хвататься, дотянули вы ребятки до самого не могу и не хочу. Дальше некуда уже!
    — О чем ты вообще говоришь? — Принц в полном шоке смотрел на кошку в его руках.
    — Налево посмотри, — в мою сторону аккуратно так махнули пушистым хвостом.
    — Кто это? — удивление так и плескалось в сиреневых глазах, моей смерти.
    — Камилла, — отозвалось моя предательница-подруга.
    — Вы что издеваетесь? — тяжело вздохнул парень, — Принцесса надменная, избалованная и самоуверенная тварь, пачками отправляющая воинов на верную смерть, при этом лыбясь, как идиотка с плакатов, флагов и задниц лошадей. А это уж простите, даже на служанку при ней не тянет. Встретил бы на улице медяк точно подал бы, ну никак не корону на голову примерял бы.
    — Вот только это и есть Принцесса ведьм лыбящаяся с плакатов и, кхм, лошадиных задов.
    — А на последнем, что мое лицо забыло, — не выдержала я этой гнетущей тишины.
    — Поверь ему виднее, куда тебя лепят, — рассмеялась черная кошка, — убивать уже перехотелось? Или еще парочку занимательных историй рассказать. Почему ее никто раздетой не видел допустим? Или с какого лешего она хромает на правую ногу.
    — Чувствую у всех этих историй есть одно общее? — вопросительно протянул демон.
    — А то, — расплылась в улыбке наглая кошка, — семья в которой ей посчастливилось родиться. Честно на своем месте даже врагу не пожелала бы таких родственничков. Твой дед с отцовской стороны и то адекватнее выглядел в глазах народа, чем мамаша вот этой. Такой я за все годы собственного прибывания в кошачьей шкуре еще не встречала. Моя бы воля сама лично в озере утопила бы, чтобы мир не мучился. Не ведьма, а одно проклятие в юбке.
    — Тогда почему же ты раньше не заговорила? — я осторожно вышла из-за тенистой зелени.
    — Дабы все так просто было, — надулась эта пушистая паразитка, — на меня тоже знаете ли заклятье наложено было и пока вы двое тут не оказались одновременно, я могла хоть умяукаться, но слова не способна была произнести. Не очень удобно в плане коммуникации.
    — Тогда для чего ты сейчас его открыла? — парень явно начал раздражаться.
    — Понимаешь ли, — она задумалась, — огребать от твоей прабабки мне не хочется. А вот помереть наконец-то еще как хочется. Так что возьми ее пожалуйста сейчас в охапку и валите обратно за барьер. Я же с чистой совестью сотру в порошок иллюзию и защиту над этим якобы магическим лесом. С чего они вообще это взяли, единственный источник магии в этих краях, это я и есть, собственной пушистой персоной. И можете даже не искать еще волшебство. Так что давайте руки в ноги и бегом отсюда, чтобы через час и духу вашего не было на территории ведьм.
    — Ты совсем сума сошла? — в полном шоке я смотрела на кошку.
    — Скажешь, что нашел оборванку на дороге и везешь в город на продажу, — на меня только хвостом и махнули, — будет орать, как раз для образа подойдет.
    — Для чего все это? — он внимательно с ног до головы осмотрел меня придирчивым взглядом.
    — Увы, но Винальс запретила вам рассказывать, — вздохнула Маука, — продала богам она только красоту, а вот вся ваша семейная дурь и придурь у нее осталась в полном так сказать объеме. При всем моем желание я даже слова лишнего рассказать вам не смогу. По этой причине договариваться друг с другом вам придется без моей помощи.
    — Коня дать не сможешь? — бровь Принца резко взлетела в воздух.
    — Коня-то? — улыбнулась уже не совсем обычная кошка, — Его запросто. Выбирай любого.
    И перед нами из воздуха соткались три красавца. Пепельно-серый с длинными ногами и изящной шеей. Белоснежный, словно самый первый снег, причудливо бил золотистым копытом. Черный словно сама ночная мгла, даже не смотрел в нашу сторону. Все три красавца, горделиво стояли на поляне и пятили мускулистые грудные клетки. Даже мне было с одного взгляда понятно на сколько дорогие кони и как быстры они. Словно живые сгустки скорости и энергии появились на заброшенной лесной поляне.
    — Можно что-то более неприметное и быстрое? — я аж присела от такого заявления.
    — Молодец, — ощетинилась кошечка, — не повелся на красоту и гордость. Правильно делаешь, не за внешность ценят, далеко не за нее.
    — История пробабки многому научила, — философски изрек демон, а я ничего не понимала.
    — Держи, твоим будет, до самой смерти твоей, — и кони исчезли с поляны.
    На их месте появился совсем уж ничем не примечательная лошадь. По сравнению с первыми она было просто обычной. Коричневой в неяркие пятна. Грива не переливалась на лунном свете, копыта не били оземь и не сверкали. Даже ее голова не была высоко поднята. Она смиренно стояла и меланхолично жевала траву. Словно все происходящее ни коем образом ее вообще не касалось.
    — Пойдет такая? — кошка наконец-то спрыгнула с демонических рук.
    — Она просто идеальная, — с придыханием этот красавчик погладил лошадь.
    — Так что хватай эту дурынду в охапку и делайте отсюда ноги, — кошка покачала хвостом из стороны в сторону, — через час вся магия окончательно развеяться и барьер спадет.
    — А тот который скрывает роскошную жизнь ведьм от всех остальных? — тут мы вместе с Маукой на него удивленно посмотрели. Это что за роскошная жизнь-то у нас?
    — Ты головой-то вроде не бился, — кошка замерла, — или ты от вида лошади ей тронулся.
    — Это вы тут живете в неведение, — вздохнул Принц, — а стоит выйти за границу ваших земель, и весь мир лежит в руинах. На землях всех царствует голод, нищета и война. Только у вас тут птички поют и все в золоте и шелках ходят.
    — Покажи, — потребовала пушистая интриганка.
    — Прошу, — и парень склонил к ней темноволосую голову.
    — Я разберусь с этим, — она сняла лапу с его головы, — а теперь поспешите в путь.
    — Прощайте, — и я сама не поняла, как оказалась на коне.
    — А меня спросить? — возмутилась такой наглости.
    — По дороге расскажешь, — резкий рывок с места и мы уже скачем во весь опор, — сейчас не стоит и дальше мучить душу жрицы богов.
    Я во все глаза уставилась на него. Это что получается кошка была той самой пропавшей в начале войны девушкой. Жрицей, чей дар сравнивали с божественным. Да сих пор о ее смерти горюют больше чем о начале войны. Многие считают, что она могла ее остановить одним своим заклятием-молитвой. А оказалось все намного сложнее.

Глава 5

    Лошадь неслась во весь опор, стремительно унося нас и леса и моей родной страны. Демон так уверенно держался в седле, что у меня и мысли не возникало, попытаться от него сбежать. Так еще и татуировки напомнили о себе остро реагирую на этого страшного мужчину. Того, кто без спросу пришел за моей головой. Я краем уха слышала, что мать и сестры отмечали чью-то смерть, но даже в самом страшном сне не могла представить, что это была Королева демонов.
    Про нее даже у нас ходили легенды. По слухам она настолько милосердна, что не раз и не сто тысяч раз призывала союзные войска одуматься и оставить ее страну в покое. Только ее не слушали, игнорируя и не желая понимать, что демоны заперты навечно за своим куполом. И вот та ради кого останавливали кровопролитные сражения погибла от рук моей матери. Да я бы тоже потребовала в замен чью-нибудь голову. По слухам Леди Акдариала была самым прекрасным цветком во всем мире. Выступая против надоевшей войны и рек крови.
    Как же трагично осознавать, что столь прекрасное создание лишилась жизни из-за моей матери. Эдагар совершенно прав, моя голова самое ценное, что есть в руках моей семьи и за такую прекрасную женщину я сама готова с радостью отдать собственную жизнь. Может после этого проклятая война наконец-то закончится, и жизнь потечет по новому?
    Резкий хлопок заставил зажмуриться и прижаться к пыльной одежде Принца. В ушах звенело, а открывать глаза было попросту страшно. Сердце наверное до самого горла подпрыгнуло от страху. Я еще ни разу в жизни не покидала крепостных стен и не представляла, как выглядит мир с этой стороны кирпичной кладки. Я трусила, безумно трусила.
    — Что же ты, — раздался смешок сверху, — открой глаза и посмотри на дело собственных рук.
    — О чем ты? — распахнула очи и уставилась на его лицо.
    — А то ты не знаешь к чему приводят твои пафосные речи, — конь резко остановился на месте.
    — Нет, — я помотала головой, — меня не выпускают из замка. А за попытку посмотреть в окно на верхних башнях, обычно следует порка или голод на пару дней. Хорошо если воду давали.
    — Потом расскажешь, — нахмурился парень, — а пока рассматривай настоящий мир.
    — А сколько нам ехать? — и я послушно посмотрела вперед и едва не закричала.
    — Два дня, — отозвался Принц и вновь пустил коня в сумасшедший галоп.
    Только я не могла ему ничего ответить меня сковал страх и ужас от осознания всего масштаба бедствия. Моя мать и сестры скрывали правду от всего мира. Пока мы ведьмы жили в мире роскоши и дороговизны, все земли, как и сказал Принц, купались в нищете. Такого запустения я не ожидала увидеть. Я привыкла знать, что наши реки полны рыбы, поля засеяна, а мать, хоть и жестока ко мне, но делает все возможное на благо нашего мира.
    Я не ожидала узнать, что реальность совершенно другая. Что в ней нет места, настоящему и бескорыстному пониманию. Тут царят военные правила, и по моей семье горькими слезами плачет только плаха на которой им самое место. Свою я хотя бы найду во искупление за смерть чистой и ни в чем неповинной Королевы. Еще одной жертвы безумства моей семьи.
    Родственничкам я могла желать только смертного костра и самых грозных пыток. Я не хотела сейчас иметь с ними ничего общего. Наши горожане выкидывали еду и зерно, в то время, когда половина мира голодает. Дети гибнут, старики не живут, а мужчины гибнут на войне. Моя страна живет за преградой и невидимым куполом. В красивых домах с золотой отделкой и белеными стенами. Так словно больше нет проблем и наши же собственные подданные не погибают там на бессмысленных сражениях с демонами. Там куда я лично их благословляла идти.
    Какая же я лицемерная и отвратительная. Теперь я понимаю, почему Эдагар так меня ненавидит. Даже я сейчас ненавижу саму себя. Уж что говорить о всех остальных. Весь мир ему аплодировать будет, как только моя голова по плахе покатится. Казнить ту, кто повинна в новой волне сражений, смертей и мировой разрухи. Да, и сопротивляться я не собираюсь даже. Слишком хорошо понимаю, мне нет места в этом мире. Я и так поставила его на грань уничтожения.
    Вот если бы мой Истинный нашел бы и забрал меня еще в четырнадцать, да хотя бы в шестнадцать, возможно история пошла бы по другому пути. Но нет, никому я не была нужна, и никто не будет по мне горевать. Нет, у меня того, кому я нужна и кто бы спас меня из заточения в собственном доме. Мне остается только принять милосердную смерть от рук врагов моих, которым я много чего задолжала. И наверное еще стоит помолиться богам на прощание, покаяться и попросить мирного времени для измученного войной мира. Возможно, хоть так я облегчу собственные грехи.
    Мысли кружились в голове, а перед глазами была только черная выжженная дотла земля и пустоши разрушенного войной мира. Теперь я понимаю, почему мама не разрешала мне смотреть даже на жизнь горожан, а все встречи с воинами происходили под строгим контролем. Меня не удержали бы ни одни цепи и чары, я бы нашла выход, как покаяться перед богами, за все содеянное моей семьей. Только толку теперь рассуждать о не свершенном.
    — О чем задумалась? — меня потрепали по голове.
    — Будет ли моей жизни достаточно для искупления грехов моей семьи, — от тяжелой руки на голове, меня словно молнии по всему телу прошибли.
    — Хочешь расплатиться за них? — лошадь немного сбавила темп и я смогла разглядеть окраины столицы эльфийского государства и наших соседей.
    — Должна же я хоть на что-то сгодиться, — тяжелый вздох сам собой вырвался из груди.
    — А знаешь, — меня прижали к груди и прошептали в самое ухо, — я уверен, что при всей своей доброте и милосердности, на плахе моя матушка прокляла всю твою семью так, что им и не снилось. Она была Королевой демонов, а это оставляет отпечаток на судьбе и жизни, про магию уж молчу.
    — Зачем ты мне это говоришь? — я посмотрела на его лицо снизу.
    — Ты еще не поняла? — улыбнулся этот страшный тип с руками по локоть в крови.
    — Что поняла? — я не видела смысла в его словах, ему нужна только моя голова, для чего разговоры и этот издевательски нежный тон.
    — Смотри, — и задрав рукав рубашки, он обнажил руку с полностью серой татуировкой связи.
    — Твою пару тоже убила моя семья? — теперь мне на самом деле стало жутко стыдно.
    — Какая же ты все-таки дурочка, — и он поймал мою кисть в свою ладонь.
    А дальше я собственным глазам не поверила, сильнее чем в лесу. Моя роза засветилась и набухла, готовясь в любое мгновение расцвести прекрасным алым цветом магической силы. Это что же получается, вот он мой Истинный? Такой не преступный, жестокий и мстящий всем ведьмам? Тот кто спокойно поверил говорящей кошке и выкрал меня?
    Как же так боги-то решили? Это же уму просто не постижимо. Мы совершенно разные. Как ночь и день. Ладно на моих руках крови возможно больше будет, и я в этом плане более серьезный монстр. Но в остальном. Я — ведьма, он — демон! Мы вообще не в каких реалиях этого мира не можем быть вместе. Такое невозможно по нашей собственной природе. С самого начала мы находились по разные стороны этих баррикад, и он так спокоен. Готов прямо сейчас объявить меня своей?
    Хотя он говорил Мауке, что не желает обрекать свою избранницу на участь жены Короля демонов. Тогда получается, он решил наградить меня не плахой, а обречь на жизнь вечной мишени для всего мира. Ничего удивительного, если даже едва ли не святую Королеву, моя мамочка хладнокровно убила, то на мое возвращение она кинет все силы.
    Так вот на что рассчитывает Принц, сыграть с моей семейкой по их же правилам. И наверное я даже протестовать не стану, соглашусь со всем и сразу. Это более гуманный выход, особенно для моей головы. Возможно я даже смогу пару лет пожить в относительной свободе за пределами ведьмовской родины. Я могу назвать себя немного счастливой.

    — Не о том думаешь, — усмехнулся Принц демонов, осторожно прикасаясь губами к макушке.
    — Почему не о том? — меня насквозь прошибло разрядом электричества от этого простого действия со стороны моего предполагаемого Истинного.
    — Тебе меньше чем через пару месяцев придется стать Королевой демонов, — мою руку наконец-то выпустили из плена, — Истинной парой Короля. А это знаешь ли очень плодотворная почва для искупления грехов собственной родины.
    — Ты меня не убьешь? — я удивленно на него смотрела исподлобья.
    — Действительно дурочка, — рассмеялся парень, — нет конечно. Ты меня считаешь настоящим монстром? Я не готов отказаться от своей Истинной пары. Пусть хоть весь мир в бездну рухнет.
    — Я — ВЕДЬМА! — попыталась достучаться до разума этого индивида демонического рода.
    — И что это меняет? — он озорно улыбнулся и мы выскочили в лес.
    — Мы не сможем быть вместе это противоречит всем здравомыслящим законом логики и этого мира, — начала едва ли не на пальцах объяснять ему, — против такого брака не только демоны будут. Моя мать со смеху наверное помрет от моей новой роли. Я же никчемная ведьма, без сил и дара. Какая из меня Королева и жена Короля? Никакая!
    — Я столько лет отказывался от собственной пары, — он печально вздохнул, — чтобы не подвергать ее жизнь опасности. А тебе уже дальше некуда. Сильнее быть в опасности, чем сейчас просто невозможно. Для тебя ничего не поменяется. А весь мир повторюсь может катиться куда хочет. Если моя Избранная пара ведьма, то так тому и быть.
    — Тебя не пугает моя семья? — удивленно смотрела на него снизу вверх.
    — Это тебя должна сейчас пугать моя семья, — легко рассмеялся он, — и уверяю даже при всех твоих недостатках мой народ и отец примет тебя. Им не важно кто ты, самое главное, что мы Истинные, а значит предназначены друг другу небесами. И никто не сказал бы слово против, окажись на твоем месте даже твоя больная на голову мать. Так что начинай привыкать к мысли, что скоро ты станешь Королевой. Буквально вот дня через три.
    — Почему такая спешка? — у меня все равно в голове не укладывалась ситуация.
    — Твоя мать убила мою, — напомнили мне, — а отец долго без своей Истинной не проживет. Любовь родителей была настолько сильной, что мне даже представить страшно, как он сейчас просто существует через боль и ненависть. Про жизнь даже речи не идет. Так что он с радостью при первой же возможности уйдет за ней.
    — Если все так, — я закусила губу, — почему Королеву не охраняли.
    — Охраняли, — буркнул Принц, — как могли, у мамы шило было в одном месте. Удержать ее в защищенном замке было сложнее, чем договориться с ее отцом о поддержке и торговле в обход всех договоров и союзов. А мой дед даже среди своих отличался упертостью и замкнутостью. Так что поверь мне на слово, твоей матушке не поздоровится. За любимую доченьку он ее на мелкие кучки разорвет. За народ не переживай, они всего-лишь в рабство крови попадут. Ничего страшного с ними не случиться. Лесной Король гуманнее меня. Я бы их в вечное загнал, без права на отмену.
    — А как же тогда война? — я уже даже самой себе напоминала недалекую дурочку.
    — Кому воевать-то? — удивился он, — Если сегодня-завтра половина войск пойдет уничтожать твою мать. А оставшаяся просто тихо и мирно слиняет под шумок. Или ты на самом деле считала, что всем так сильно хочется быть на передовой. Поверь таких фанатиков единицы, и вряд ли они еще живы. Такие только в первые ряды рвутся и головы они тоже первыми складывают, зачастую от рук собственных союзников. Вот твоя мать же не пошла командовать на фронт, а вполне могла. Только ей война нужна была, как источник денег и святого преклонения. Ни больше, ни меньше.
    — Тогда почему ты сам был на передовой? — по спине прошлись мурашки.
    — Я защищал свой народ и страну, — меня мягко погладили по бедру, — я не хотел войны, но и допустить гибели собственной родины не мог допустить. Отец был гениальным стратегом и махинатором. Но ему всегда требовалось исписать огромное количество листов, чтобы найти самый верный вариант. На поле битвы от него не было бы толку, и командование пришлось брать мне. Либо так, либо всю мою родину уже вырезали бы подчистую. Мы не агрессоры, мы просто пытались сохранить те крохи собственного мира, что остались.
    — Я понимаю, — в голове всплыли те времена, когда я не могла разрушить гроб, боясь за страну и народ, но никак не за эту проклятую войну.
    — Поверь теперь у нас все будет хорошо, — меня наградили легким, почти невесомым поцелуем за ушком, — теперь у меня есть повод найти конец этой войны. У меня появилась та, кого я хочу защитить от всего и сразу. У меня появилась моя Истинная.
    — Война не принимает любовь, — вспомнила я фразу часто раздающуюся из уст матери.
    — Неправда, — рассмеялся Принц демонов, — это любовь не ведает войны. Ей все равно где расцветать и наша начнется тут на поле брани, где не растет больше ничего на целые мили вокруг. Это не помешает мне, доказать всем и каждому, что даже если моя жена призывала убить меня, а я мечтал оторвать ей голову, это не помешает нам быть самой счастливой парой на всем белом свете.
    — Правда? — я не верила и смотрела на него широко распахнутыми глазами.
    — Правда моя драгоценная ведьма, — совсем скоро у меня появится шанс проверить эти слова.
    Надеюсь, мы и вправду найдем тот единственный вариант и война, что длится уже неизвестно сколько закончится. А я окажусь самой счастливой и любимой. Возможно это не самый плохой расклад, быть Истинной парой для Короля демонов. Хуже моей матушки он не сможет быть. А ей я могу пожелать только светлого пути в ад! И пусть наша любовь цветет вопреки всему, и ей в особенности.

Эпилог

    Любовь — она спасает даже падших.
    Любви преграды не страшны.
    Любовь — так трепетно и нежно.
    Любви поем во славу мы.
    Когда два сердца начинают биться вместе. Вместе и на долгие года. Прекрасней нет на всей планете счастья, чем двое, что об руку идут. Им не страшны: войны суровые законы, две стороны на фронтовой, тяжелый груз утраты и потери. Лишь яркий луч любви коснется двух сердец.
    Любви нет дела до войны. Преграды рухнут и падет война. Достаточно лишь загореться в сердце искре, что ярче пламени сияет. И не посмотришь на врага, ты больше ненавистным взглядом. Закончится в душе тоска, и яркой трелью заиграет песнь любви на поле боя.
    Их разделяли расстояния, вражда народов и не преступная темница с вечным гробом. Забыты сказки первых лет, но им предсказано на небе воспеть прекрасную из всех. Мелодия сердец летит по миру, оповещая всех, будя природу и снимая чары.
    Пусть вспомнят старики начало сей войны. Любовь ей положила начинание, любовью суждено ей прекратиться. Насильно мил не станешь никому. Запомни это правило на век! И даже если вашу пару благословили боги, подумай трижды чем обрекать на вечность уз другого.
    Так и у нас произошло. Любил он лишь прекрасную из женщин. Чей стан тончайшей тканью устлан был. Ту чьи губы обещания шептали, пропитанные горькой магией дурмана. Ему не важно было, чья она была. Ее он полюбил за долго до того. Еще в тот роковой момент, как в детстве червяками в нее кидал. Смеялись все! Она лишь дулась и в ответ насылала стаи ос. Ему-то что он грозный маг земли и даже демонесса не могла противостоять ему.
    Весь двор шептал, вот эта пара. Она темноволоса и до неприличия красива. Он смел, отважен, горделив и ей под стать пьянит и кружит девушкам сердца. Ее рука кольцом сияет, он от счастья сам готов светиться. И в мире нет счастливее пары, чем эти двое у винца.
    Беда пришла, когда не ждали. Ее его рука не приняла. На ее запястье огнем горит стилет с причудливою рукоятью из роз, шипов и бесконечной вечности. Его же руку магия не тронула, оставив ветви без цветов. И молча зал внимает словам растерявшегося священника.
    Такого ведь не бывает, что Истинную пару на половину боги приняли и осенили. Не видел мир такого и в шоке зал застыл. Но стоило девице, поднять пылающие адом очи, как понял зал, беда пришла и чаровница не на шутку разозлена.
    Взмах тонкой кисти и на пол осыпалась лишь глина. Сбежал жених из-под венца. Нет больше мужа, есть только Истинной отметка. И гости в шоке требуют лжеца. Бледнеющая мать, готова сама убить сыночка, что девушку обрек на вечное мученье в одиночестве. Отцы совет решаю, как исправить беду, которую не ждали.
    В другом конце еще играет свадьба, скромнее, малочислинее, в едва не погибнувшей стране. Невеста не так уж и красива, не блещут счастьем ее глаза, да только палиц тонкий украшает такое же колечко. Да, гляньте-ка и муж такой же и счастлив так же, как и клон. Короткий миг и в небе вспыхивает вспышка и молодых благословляют боги.
    На его запястье почти увядшие цветы, ее же розы пышет алым, сильнейшим цветом крови и войны. Еще секунда и падает жених, слетают ведьмы злые чары. И нет уже пред ним прекраснейшей из женщин, есть только ведьма, что стоит и в оскале рот кривит. Взмолил богов, да, поздно было, не быть ему с женой, теперь идти ему лишь с ведьмой под руку.
    И две невесты, такие разные, но обе не у дел. Одну обманом окрутили, другая обман и применила. Не быть красивой паре вместе, так Королева ведьм решила. Пусть канет в бездну все демонические твари, и ведьмы вновь дорвутся к власти.
    Да, только просчиталась ведьма, не стала демонесса судьбе в угоду жить. Прошел лишь год и мужа нет, пропал, исчез. Ведь нет преград для истинной любви. В обмен на шанс с любимым быть, Викальс отдала всю красоту и половину жизни. Приняв такую жертву боги подарили шанс.
    И гордый рыцарь доказал, что не за кудри рыжие любил ее. Нежнейший ирис распустился и сердца двух переплелись, в укор и ведьмам и богам. Играла музыка над аркой. А на другом конце играли первые аккорды безумной музыки войны.
    И полилась она по миру стирая звуки жизни и любви. И разделился мир на пополам. Шли годы, память затиралась. И был воздвигнут проклятый барьер. С улыбкой мертвой на устах, Королева мужа хоронила, прощалась с сыном и народом. Ступали гулко босые ноги по каменным ступеням бездны. Одна, вторая, третья и конец. Летит красавица в пучину проклиная все и сразу. Разлита кровь богами благословленной и клятва вступает в силу с последним вдохом алых губ. Не быть конца войне кровавой, пока два чистых сердцем не найдут друг друга
    Забыт истоки войны, играет музыка на поле жестокий и кровавый вальс. Лишь двоим не страшен этот вальс. Тем кто любить готов в укор всему и сразу и до конца идти. Тем кто смог пройти и не потерять, а приобрести.
    Два сердца бьются в так. Распустилась роза белее снега. Сталью заиграл клинок с причудливою рукоятью из роз, шипов и бесконечной вечности. И в поцелую переплетается любовь. Ликуй народ, вздымайся пепел, конец войне, конец проклятью. Двоих благословили боги, и им теперь не страшен даже вечный сон. Они преодолели все преграды нашли себя, любовь и мир.
    Любовь окрашивает землю в парадный, праздничный узор.
    Любовь идет по полю битвы, стирая грани меж врагов.
    Любовь стирает время разрухи, голода, беды.
    Любовь природу будит и народ.
    Любовь живет вечно!

Подробней о книге

Быть красивой — мой королевский долг! (СИ)

Содержание

Аннотация

Аннотация

Война — это всегда страшно. Когда она длится без малого четыре тысячелетия — это гибель для всего мира. Смогут ли, самая бездарная ведьма и одержимый мечтою демон, положить конец не гаснущему пламени?

Она — его цель!

Он — ключ к ее магии!

Они — связанные с рождения!

Они — по разные стороны войны!

Любовь или война?

Воскреснет или падет мир? Зависит только от них двоих.

Установки пользователя

Цвет фона
Цвет текста
Применить

Скачать