Контракт на душу (СИ)

Контракт на душу (СИ)

Аннотация

    Никогда не вызывайте демона, как бы не было скучно, на сколько бы не были велики проблемы, эти проныры любую сделку вывернут себе на пользу. Эту истину пришлось принять только после содеянного, когда мир перевернулся с ног на голову, а детские страшилки стали реальностью. Дочерний филиал ада на земле? И работать там экономистом? Почему бы и нет, если есть шанс вернуть свою душу.

Оглавление

Филин Яна Контракт на душу

Глава 1

    Ненавижу, как же я ненавижу эту работу! Небольшая гримёрка казалась особенно тесной в час ночи, девчонки крутились около зеркала, шипели, когда кто-то особенно неудачно дёрнется, помогая коллеге размазать помаду совсем не там, где положено. В уголке пыхтит Лиза, стягивая узкий костюм и являя миру силиконовую грудь четвёртого размера. В этом заведении нет места стеснительности, если уж девчонки на пилонах не боятся демонстрировать прелести, то, что уж говорить про небольшое помещение, выделенное для нас. Хотя, учитывая какую прибыль имеют хозяева, могли бы и раскошелится для тех, кто приносит основной доход. Мы бы меньше злились, пока собираемся, а значит, и выступали бы с более искренними улыбками. Встала в полный рост, чтобы оценить результат, столкнулась спиной с Алинкой и тяжело вздохнула.
    — Чёрт, Карми, как ты себе ничего не сломала с такой неуклюжестью? — Отвечать не видела смысла, Алинка добрая, просто ворчит для проформы. — Чего застыла? Свой выход пропустишь. — Тут она права, и на счёт неуклюжести права, лишь возле пилона эта особенность благоразумно отступает, будто боится, что умрет вместе с хозяйкой, если та упадёт и сломает себе шею.
    Музыка между выступлениями была ненавязчивой, приятно ласкала слух и будоражила тело. Там, в зале, дяденьки с пузатыми кошельками тихо переговаривались, обсуждая предыдущий номер, прижимая какую-нибудь официанточку особенно крепко. В это заведение не приходят со своими спутницами, тут хотят отдохнуть, а не слушать визгливые замечания своих гламурных подружек. Музыка стихла, делая приглушённые голоса чуть громче, а наш администратор стала поднимать интерес у публики, разогревая её. Мандраж перед выступлением? Его давно уже нет, так, небольшое ожидание и любопытство, увижу ли я новые лица. За год как то отмандражировала. А ведь сегодня открытие моего нового танца, целый месяц репетиций и обидных шлепков по пятой точке от хореографа, она у нас женщина строгая. Уверенные шаги на стрипах отдавали гулким эхом, мужчины ждали шоу, и они его получат, знают, что получат.
    Местная богема не меняется годами, кто-то резко пропал — появился другой, но основная масса та же. Проверила крепление рожек, маски, хвоста, не хотелось бы лишиться чего-нибудь во время выступления, за это можно получить не хилый такой штраф. Да, девушки оголяются, но только в строго отрепетированном танце, в определённой секунде трека. Ни раньше, ни позже, ни тем более случайно.
    Грациозно подошла к пилону и встала так, чтобы он визуально был посередине перед лицом, акцент на глаза. Хотя какие они могут увидеть глаза в прорези маски, да ещё и с таким освещением, но хореограф сказала надо, значит надо. Медленно присела, раздвигая колени, из-за чего кожаные шортики дискомфортно натянулись в интимном месте. Сжала ноги и встала, после чего ловко обхватила прохладную сталь и взлетела, будто пташка. Хвост следовал за движениями тела, повторял повороты, покачивался в такт. Мне нравилась танцевать, так я чувствовала себя свободной.
    Наш клуб был элитным, тут можно смотреть, восхищаться, пить, отдыхать, но запрещено трогать. Именно поэтому мужчины приходят вновь и вновь, иначе бы их интерес быстро пропал. Какой смысл наблюдать за телом, которое ты изучил? Но мне это на руку, когда только пришла сюда узнать на счёт работы, очень боялась, что и отсюда турнут за отказ спать с клиентом, но это правило меня порадовало.
    В этот день было что-то не так, один единственный взгляд буквально прожигал открытые участки тела, и хотя интерес вполне привычное чувство, но не в этот раз. Инстинкты так и кричали, что хозяин этого взгляда опасен, лучше держаться от него подальше, и что-то подсказывает, улизнуть с работы лучше незаметно. Ловко расстегнула топ, оставшись в небольшом лифе, и запустила им в толпу. Деталь костюма оказалась в руках высокого брюнета, пыталась рассмотреть лицо, но ничего не видела, будто он сам в маске, но этот тяжёлый взгляд точно его. Кожа покрылась мурашками, пересилила себя, очаровательно улыбнулась и ушла со сцены в коридорчик. Немного передохнула и поспешила в гримерку, пора домой, но возле дверей поймала администратор.
    — Молодец, Карми, держи, сегодня клиенты оказались щедрыми, свой процент мы уже забрали. — Катрин, наш администратор. Поговаривают, что раньше она танцевала в этом клубе, но из сторожил больше никого не осталось, а идти и уточнять у хозяина? Не настолько развито моё любопытство, да и в этот слух легко поверить. Девушке было лет тридцать, но выглядит она безупречно, да и больше двадцати трёх не дашь, однако в тонкостях танца на пилоне разбирается так, как может разбираться только сама танцовщица. Забрала наличку и поспешила переодеваться. Пересчитывать прямо перед Катрин было стыдно, она никогда не обманывает девушек, что зрители передали, то и отдаёт, забирает лишь процент, принадлежащий клубу, да и это скорее приятный бонус к зарплате.
    Время было два ночи, самый разгар, но мне нужно подготовится к защите диплома, и чтобы работа не сильно мешала учёбе, уговорила ставить мои номера в числе первых. Быстро стянула остатки костюма, одела сарафан в клеточку до колен, вязаную кофту, стёрла весь макияж и убрала мягкие линзы, надев очки. Что ж, если получится расплатиться по долгам раньше, чем придётся бросить клуб, то вполне себе смогу отложить на операцию по восстановлению зрения, детская мечта, но вполне осуществима. Такси уже ждало недалёко от чёрного входа, посмотрела на себя в зеркало и довольно кивнула.
    — Никак не привыкну к тебе в образе ботанички, и не надоело прятаться за этим убожеством? — Алинка показала на мой прикид и недовольно сморщила носик.
    — Не надоело, мне так комфортнее. — Высокая блондинка пожала плечами и отвернулась. Поддержать светскую беседу? Легко. Но лезть в душу тут никто не станет, не от хорошей жизни девчонки крутят телами в надежде хорошо заработать.
    Домой приехала почти в три ночи, постаралась как можно аккуратнее открыть замок и мышкой прошмыгнула в коридор, закрывая за собой дверь. Свет неожиданно включился, больно ударив по глазам, зажмурилась, чтоб убрать дискомфорт, и посмотрела на взъерошенную Милу.
    — Чёрт, Рин, ты время то видела? Я тебя уже второй час жду, переживаю. — Девушка плотнее закуталась в махровый халат, в квартире было прохладно, и еле уловимо ощущался запах табака.
    — Опять на кухне курила? Я же просила тебя бросить, это же, как минимум, на три тысячи в месяц отодвигает нас от выплаты! — Сестра виновато опустила голову и развела руки.
    — Ну, прости, не могу я бросить, не получается! — Вот какого чёрта всё так, а? Мила старше меня на пять лет, но с тех пор, как мама умерла, забота о старшей, безрассудной сестрёнке пала на мои плечи. Отмахнулась и поспешила в душ, завтра подъём ранний, придётся здорово поработать над дипломной работой, слишком много правок внёс куратор, и это с учётом, что была лучшей ученицей! Ну, до тех пор, пока из-за усталости и недосыпания снизилось моё внимание и самоотдача образованию.
    Настырный будильник пыталась отключить на ощупь, перезвон двух колокольчиков требовал от меня просто невозможного, но ночью предусмотрела свою реакцию и убрала орудие пыток на самый верх шкафа.
    Целую минуту собирала себя в кучу, чтоб встать, но он неожиданно замолчал. Блаженно улыбнулась и укуталась в уютное одеяльце, настраиваясь вновь окунуться в царство морфея. Я хотела подольше подремать? Наивная душонка! Новые рулады, казалось, стали намного громче. Пришлось вставать, брать стул и лезть на шкаф, за эту короткую минутку прохладный воздух в комнате заставил кожу покрыться мурашками, придавая хоть немного бодрости. Слезла, несколько раз присела, чтоб прогнать остатки дремоты, и поспешила принять прохладный душ.
    На кухне была издевательская тишина, от досады завыла и направилась в комнату к сестре. Сегодня очередь этой паршивки готовить завтрак, а она проспала! Впрочем, как и все разы до этого, но было обидно сдавать позиции в попытке хоть немного приучить её к порядку. Кинула взгляд на полную раковину грязной посуды и вздохнула. Нет, это уже ни в какие ворота. Уверенно набрала в ванной ковш ледяной воды и на носочках зашла в обитель срача. Интересно, а когда она выйдет замуж, будет получать от супруга по шеям за безалаберность? Очень хотелось бы, а то уже почти тридцать, а ума так и не набралась. Совесть молчала, а потому спокойно вылила на голову соне сразу всё. Отборный мат, увернулась от подушки, чуть не споткнувшись о валявшиеся джинсы, и упёрла руки в бока.
    — Я с работы, мне надо на учёбу, а ты свои обязанности не выполняешь. И вообще, какого демона ты всё ещё спишь? Тебе через полтора часа надо быть в магазине. — Мила состроила виноватое лицо, от которого мне уже дурно становится. — Тебя снова уволили. — Не спрашивала, утверждала.
    — Извини, покупатель мне по жопе шлёпнул, ну я и надавала ему тумаков, разбираться не стали, под этот самый зад и пнули. — Может завыть от досады?
    — Чёрт, Люд, два грёбанных дня! Ты продержалась там всего два дня! — Кажется, ей надоело слушать упреки, вскочила на ноги, и уставились на меня злобной фурией.
    — Ну, извини, это у тебя работа раз плюнуть, покрутила задом, получила наличку, а меня природа тощей фигурой обделила, приходиться спину гнуть, как проклятой. — От её криков поморщилась. Будь я хоть немного тверже, оставила бы сестричку саму разгребать собственное дерьмо, не сдержало бы даже обещание, данное маме в больнице. Круто развернулась на пятках и убежала в свою комнату, слёзы обиды сдержать не удалось, поэтому надевала толстовку хлюпая носом, волосы же расчёсывала особенно усердно, чтоб отвлечься, но вместо этого выдернула целый клок и таки завыла от досады.
    Собралась с рекордное время, наивно ожидая от Людмилы хоть каких-то извинений, но не дождалась. Схватила ноутбук с дипломной работой в охапку и побежала в ближайшее интернет-кафе, по пути забежав в банк и закинув на карту вчерашний заработок, оставив себе лишь две тысячи из десяти, остальное переведу в счёт долга, а мне и этого хватит почти на две недели.
    Кафе встретило ароматом кофе и щелчками клавиатур. Два паренька за дальними столиком, да улыбчивая девушка бармен, вот и весь народ. Не удивительно, понедельник, у всех работа, а у школьников каникулы, но это не объясняет двух клиентов в такую рань. Заказала американо с двумя булочками, оплатила заказ, забрав чек с паролем от вайфая, и забилась в самый угол. Пока загружалась допотопная техника, смотрела в окно, где по тротуару сновали спешащие люди. Хорошо им, наверняка их головы забиты обычными проблемами: что приготовить на ужин, закрыть ежемесячный отчёт, собрать ребёнка в садик. Когда на экране появилась заставка, уверенно подключилась и вышла в онлайн-банк. Номер счёта за два года выучила наизусть, перекинула деньги, и телефон радостно завибрировал, оповещая о списании средств. Вот так, только заработала, и их уже нет. Поправила очки на носу и вновь собрала светлые волосы в небрежный хвост.
    Расчёты в дипломе исправляла монотонно, поглощая завтрак на автомате, прервал меня лишь неожиданный звонок. Взглянула на экран и вздрогнула, этот номер мне до сих пор нет-нет, да сниться в кошмаре. Дрожащей рукой нажала кнопку приёма вызова и неуверенно поднесла трубку к уху.
    — Доброго утра, Карина. — Женский голос, немного хрипловатый, будто после простуды, и ледяной, словно ветра Арктики.
    — Здравствуйте, Светлана Игоревна. — Этот звонок не сулил мне ничего хорошего.
    — Я получила перевод, но у нас появилась одна проблема. — Боже, только этого мне не хватало! — Курс нынче растёт, и если два года назад восемьдесят тысяч в месяц была сумма весомая, то сейчас нет ничего, придётся вам увеличить платёж до ста десяти. — Это был конец. Даже работай я каждую ночь в клубе до закрытия, то максимум, что смогу заработать, это сто двадцать, а ещё надо чем-то выплачивать коммуналку и что-то есть, в конце-то концов! А на Людмилу никакой надежды.
    — Простите, но это очень большая сумма, я не смогу зарабатывать её каждый месяц. — На том конце провода возникла звенящая тишина. Ну, пожалуйста, Боже, пусть она скинет хотя бы на десять.
    — Позвольте, Карина, но разве это мои проблемы? Как хотите, так и зарабатывайте, хоть телом торгуйте, хоть душу продайте. Ко всему прочему, это долг вашей сестры, пусть и она пошевелится. Мне принесли отчёт совсем недавно, за последний месяц она сменила шесть вакансий, донесите до неё, что от выплаты долга зависит не свобода, а жизнь. Всего доброго, жду следующий перевод. — И отключилась, я не успела даже слово вставить. Вытерла застилающие глаза слёзы и упала головой на руки. Даже продай квартиру, полностью не перекрою долг, но вот в ещё большую жопу залезу, придётся выплачивать квартплату, и тогда баста, пустят нас с сестричкой на фарш, или в рабство продадут, что вероятнее. Допила остывший кофе, и нырнула с головой в диплом, бросить учёбу на самом финише верх идиотизма, но цифры расплывались, жмурилась и вникала, пока в глазах не наберётся новая порция влаги, после чего повторяла ритуал.
    Ещё на подходе к квартире услышала громкую музыку, в три то дня, уверенно открыла дверь ключом, и взгляд упёрся в огромную кучу разных ботинок, кроссовок, балеток. Только этого до кучи не хватало. Нагло прошлась по этому ассортименту и прямо в обувке зашла в гостиную, где толпа разместилась по всем углам и центру. Кто-то танцует, кто-то пьёт, двое парней подозрительно отстранённо смотрели на пустую стену и глупо улыбались. Найти в этой толпе свою сестру не смогла, пошла в её комнату, но там была только парочка, что нашла себе гнёздышко в этом хаосе, пришлось идти к себе и прятать ноут, чего доброго сопрут, там то и нашлась Мила, которая самозабвенно целовалась на Моей кровати с каким-то боровком. Что странно, в этот раз мои слезы не пролились, зато ярость сшибала все барьеры, хотелось убить незадачливого любовника, и сестричку заодно, чтоб жизнь мне не портила! Даже несколько лет тюрьмы не казалось таким уж страшным наказанием. Посмотрела на вазу, которая была старше меня раза в два, и состоящая из прочного, тяжёлого металла, она то и легла в руку. Интересненько, парочка до сих пор меня не заметила, усмехнулась и опустила бедный раритет на голову хряка, тот охнул и придавил бессознательным телом сестру к моей старенькой софе. Моей, чёрт её дери! Помогла сбросить грузного мужчину на пол и уставилась на злое лицо сестры.
    — Да что ты себе позволяешь, а? Милый, ну, приди в себя. — Девушка стала пытаться привести незадачливого любовника в сознание.
    — Нам увеличили платёж до ста десяти, придётся тебе засунуть гордость в зад и научиться нести ответственность за свои действия. Я больше не могу закрывать твои долги, мне это надоело! — Девушка зло рассмеялась и нагло села на диван, закинув руки на спинку, даже про мужика забыла.
    — Моя заботливая сестричка, а не пойти ли тебе в ад, а? Тебя никто и не просил это делать, и вообще, больше не хочу отдавать кровные этой ведьме, и тебе не советую. Кстати, поздравь меня, сестричка. Свою долю в квартире я продала два часа назад, уезжаю туда, где ни один из её людей не найдёт, советую поступить так же. — Она резво подскочила и вышла из комнаты, оставив меня оглушенную новостями.
    Наш отец был военным, эту квартиру ему выдало государство, а последний ремонт делала мама до своей болезни, и теперь через стенку будет жить абсолютно чужой человек, или даже семья, а сестра спокойно уезжает в неизвестность, бросив с целым ворохом проблем. Когда в голове мелькнула мысль остановить сумасбродку, бросилась в другие комнаты, но её и след простыл. Ушла, даже не собрав вещи. Вылетела на лестничную площадку, потом вниз по ступеням и на улицу, но рыжей макушки нигде не было.

Глава 2

    В квартире был самый настоящий ад, гости сестры продолжали веселье, и на заучку в очках не обращали внимания. Просьбы покинуть чужую жилплощадь встречали взрывным хохотом, такого унижения не чувствовала уже давно. Комок обиды застрял в глотке, от того голос был немного сиплым, поэтому продолжать жалкие попытки отвоевать квартиру по-хорошему не собиралась, набрала номер доблестной полиции и, заикаясь, озвучила свою проблему. Ждать хранителей правопорядка пришлось полчаса, за это время чуть не съела маникюр, каждый раз отдёргивала руку при попытке зубов вцепится в лак. Недовольные возгласы не спасли нежеланных гостей от не самой вежливой просьбы покинуть данное помещение, единственное, пришлось показать прописк, после чего юркнула в комнату, хватило нескольких пар злых глаз, а когда и полиция уехала, закрыла дверь и съехала по входной двери вниз. Витавшие запахи были омерзительны, кисловатый запах дешевого пива и сигарет. Кое-как собрала себя в кучу и открыла окна, не помешал даже накрапывающий дождик. Уборка немного приглушила мысли о многочисленных проблемах, но к ночи, когда вынесла последний мешок мусора, они вернулись вместе с отчаянием. Новый хозяин второй части квартиры пока не объявился, хоть какой-то плюс за сегодняшний день.
    Утро нового дня поприветствовало проливным весенним дождем и диким холодом, укутавшись в одеяло, словно в кокон, поползла закрывать окна, с вечера дурья бошка забыла это сделать, ещё и огромные лужи пришлось уничтожать, а на кухне включать конфорки, иначе продрогну и заболею. Засвербело в носу и чихнула. Супер, уже! В аптечке, как назло, ни одного противовирусного, а в аптеку идти и мокнуть не вариант. И без того отвратительное настроение испортил звонок, мысленно взмолилась и посмотрела на дисплей. Что ж, этого следовало ожидать.
    — Доброго утра, Карина. — Интересно, эта демонесса совсем не спит?
    — Доброго, Светлана Игоревна.
    — Мне сообщили, что должница купила билет в один конец и исчезла, как это понимать?
    — А как это понимать? Меня поставили перед фактом, продала свою долю в квартире и укатила. Куда — не знаю. Теперь пусть сама разбирается со своими долгами. — Да, правильно, если эта эгоистичная стерва решила бросить меня в этот момент, то я не обязана продолжать подставлять свой горб, надоело, и плевать на все обещания, мама, устала я, прости.
    — Послушай, Карин, мне без разницы кого закатывать, она твоя сестра, а значит, и твоя проблема. Искать её не стану, затратное это дело, но как только объявится в городе, пожалеет. Сумма не изменилась, жду следующего платежа, дорогая. — И отключилась. Да чтоб она сквозь землю провалилась! На этих мыслях в дверь заскреблись, и страх уверенно сжал своей лапой душу. Открыла ящик, достала небольшую, но увесистую скалку, и оправилась до двери. Ну, грабители, сейчас я вам устрою тёплый приём. Чуть развернулась корпусом и обхватила импровизированную биту двумя руками, послышался щелчок, но дверь открывать не спешили, словно выжидали, а когда всё-таки открыли, дерево с глухим стуком поздоровалось с чужой макушкой, от чего тело незадачливого вора мешком свалилась на большую сумку и в довесок ударилось лбом об кафель лестничного пролёта, неприлично оттопырив мужской зад. Хороший такой зад, кстати говоря. Неуверенно дотронулась до этой выпирающей части скалкой, от чего тело даже не пошевелилось, и сознание сделало вывод. Убила. Тут возле головы пострадавшего показались мужские кеды.
    — Ахуеть. — Пискнула и подняла своё орудие, один труп на руках есть, и уж лучше я и этого прибью, чем позволю отнять мою жизнь этим воришкам! Подняла голову и встретилась с синими глазами взъерошенного брюнета, он, дабы не нервировать ненормальную особу в пижаме с утятами и со скалкой на изготовке, поднял руки. — Дамочка, спокойнее, мы пришли с миром. — Брови в удивлении приподнялись, парень тоже понял, что решил пошутить не в тот момент, скривился, но руки не опустил. — Вчера мы купили комнату в этой квартире у Самохиной Людмилы, знаете такую? — Ммаать, я убила нового соседа. Скалка упала из рук, а взгляд метнулся к трупу. Интересно, а сколько дают за убийство в состоянии аффекта? Надеюсь, не очень много. Брюнет же выдохнул и присел рядом с товарищем, но поднять его с сумок оказалась та ещё проблемка, узкий коридор не позволял свободно развернуться двум здоровым лбам, а помочь своим тщедушным тельцем была не способна.
    — Жив? — Парнишка хохотнул.
    — Наверняка, черепушка у него крепкая, факт! Так, красавица, поднимай за ноги, я за руки, занесём в комнату побольше. — Нет, из-за тренировок полденсом сил во мне достаточно, но точно не для транспортировки как минимум ста килограмм живого веса! Пока парнишка поднимал его и перешагивал через высокие баулы, умудрился пострадавшего ещё и об выпирающую вешалку головой приложить.
    — Если он труп, то пойдёшь как соучастник, меньше дадут. — Голубоглазый громко рассмеялся.
    — Срок не поделят на двоих, но вот каждому увеличат, за преступление совершенное группой лиц. — Недоверчиво глянула на соседа и случайно уронила одну из ног. Ну и кабан! Совесть, несмотря на наличие полутрупа, до сих пор молчала, видимо, шок гораздо сильнее неё. Парня уложили на диванчик в гостиной, тоже брюнет, узковатый нос с широкими крыльями, едва заметные скулы, тяжёлый подбородок и тонковатые губы. Про таких обычно говорят "мордоворот". Молодой, едва ли старше меня самой, но видок имел угрожающий.
    — Точно не бандиты? — Тот, что в сознании, хмыкнул.
    — Точно. Но переоформленные доки заберём из реестра только через день, а пока придётся поверить на слово. И вообще, мы с Людкой договорились, что сегодня можем заехать, так что не бузи сильно, и будем хорошими соседями. — От такой наглости потеряла дар речи. Ну и хам! Брюнет подошёл к товарищу и ощутимо настучал по щекам. — Давай, спящая красавица, открывай глаза, целовать тебя принципиально не буду. — Я решительно ничего не понимаю. Веки второго брюнета дрогнули, даже поддалась вперёд, чтобы убедиться в живучести и везении пострадавшего, последний резко открыл глаза и подскочил. Разноцветные мушки активно замельтешили перед глазами, и сознание благополучно покинуло тельце.
    В себя пришла под тихий мужской спор, хотелось зажать уши и поспать ещё немного, но кто б дал, голоса жужжали настырно, будто задались целью разбудить, вот только откуда они в моей спальне? Открыла глаза и тут же зажмурилась, потолок немного плыл, а лоб безбожно гудел, словно ночью благополучно наклюкалась, но я ж не могла столько выпить, правда?
    — О, очнулась. Быстро мой братец сровнял счёт, и ведь говорил же, черепушка у него на зависть крепкая. — Факты хлынули лавиной, смачно ругнулась и аккуратно встала. Зеркало, оно мне нужно ну очень срочно. Не дай Бог там шишка, или синяк, никто меня не допустит до сцены с таким украшением. Но жизнь сурова, здоровенный шишак уже наливался фиолетовым, рванула на кухню и полезла в морозилку, откуда на свет появилась ледяная курица, холодно, но я потерплю.
    — Ну, предлагаю нормально познакомиться за чаем, а то близкий контакт был, а имён так и не узнали. — Этот ходячий позитив задался целью вывести меня из себя, однозначно. Кинули со вторым брюнетом на весельчака хмурые взгляды и уставились друг на друга. И ни капли доброжелательности, одно раздражение. У обоих, опять-таки.
    — Карина. — Буркнула сквозь зубы и указала на чайник.
    — Михаил. — Откликнулся человек, что отправил меня ударом головы в бессознанку.
    — Ну, а я Кирилл, можно просто Кир. — Вот неунывающий кусок… гхм, человек. — Мы студенты мединститута, Миха хирург. — На это заявление не сдержалась и прыснула.
    — Главное не педиатр. — Кир довольно улыбнулся и поставил полный чайник на пылающую конфорку, выключив остальные. Мда, с этим знакомством кухня протопилась не хуже бани.
    — Это точно. Ну а я патологоанатом. — Недоверчиво посмотрела на весельчака.
    — Один убивает, другой покрывает? — И опять смешок от Кира, даже у Михаила приподнялись кончики губ.
    — Ага, мама нам тоже самое сказала. Милая пижамка, кстати. — За весёлым завтраком чуть не опоздали на учёбу, квартиру закрывали спешно, и так же быстро унеслись на остановку.
    Жить вместе с молчаливым Михаилом и шебутным Кириллом оказалось просто, никогда бы не подумала, что два амбала будут столько времени проводить за учебниками, это даже выглядело комично, но подтрунивать не спешила, за моим образом затюканной ботанички тоже никто не заметит страстную танцовщицу мужского клуба. Не суди по обложке, как говориться. Парни, правда, раз попытались узнать, почему девушка возвращается настолько поздно, но отмахивалась от этого простым словом "работа". Пусть лучше думают, что официанткой подрабатываю где-нибудь, стыдно признаваться, что кручусь вокруг шеста под липкие взгляды, хотя сам полденс не считала зазорным, для него нужна хорошая физическая подготовка и пластичность, но я продавала своё тело, пусть и не буквально, но всё же.
    По будням заработать много нереально, это выходные дни "хлебные", но всё же я и не думала, что все настолько печально, призрачная надежда справиться с новым тарифом таяла на глазах день за днём. Ужас какой-то, хоть душу продавай, чтоб тело сохранить, а то ведь на самом деле закатают в асфальт. На этой мысли усмехнулась и полезла в интернет. Что там в фильмах показывают? Пентаграмма и соль? Можно попробовать, давно не развлекалась, а так хоть мозг свой разгружу.
    Интернет давал огромное количество информации, и выбрать один рисунок из всех оказалось делом нелегким. Либо слишком просто, наподобие пятиконечной звезды в круге, либо такие завитушки, что я и за ночь не управлюсь. Выбор пал на нечто среднее, пятиконечная звезда никуда не делась, добавились какие-то руны, как гласит сайт, для удержания демона и для защиты от него же. Хихикнула, и полезла в свою заначку с едовым мелом. Ещё в начальных классах незаметно от остальных грызла классные мелки, ох и возмущалась учительница быстрому исчезновению рабочего материала, набеги закончились лишь в девятом классе, когда мама заметила ровные белые прямоугольнички. Помню, она тогда кидала тонкие намёки насчёт беременности, но со временем поуспокоилась, и стала покупать специальный, для еды, чтоб химию не ела. Да и грызть его одно удовольствие, стресс снимает на ура. Но сейчас он нужен для другой цели, есть в залежах один сорт, не особо мной любимый, слишком уж маркие следы на руках и губах оставляет. Перерисовала на тетрадный листок карандашом печать и с глупыми смешками стала убирать ковёр.
    Старый линолеум очень неохотно позволял над собой изгаляться, но азарт был велик, настроение совершать глупости на высоте, а потому под этим натиском сдался. Идеальными линии назвать было нельзя, но на оригинал очень даже похоже. Для антуража даже свечи расставила, обычные такие, белые. Состояние было такое, слово выпила как минимум два бокала вина, выключила свет, и хлопнула себя по лбу. Заклинание то не переписала. Пришлось возвращаться к ноутбуку, благо соседей дома не было, а то дурку бы вызвали, и правильно поступили бы. Кто я, если не сумасшедшая, демонов всяких вызывать? Нет, там был ещё ритуал вызова Люцифера, но я не настолько атеистка с ним шутить. Написала слова и что-то начала трусить. Ладно, до полуночи ещё полчаса, надо для храбрости выпить, вроде после гулянки подозрительных личностей была одна бутылка закрытая, открытые хранить не решилась, вдруг какой заразный пил? Ни к чему ещё и здоровьем рисковать.
    Бутылка была с прозаичным содержимым. Водка — не дамский напиток, да и не пью я её, раз попробовала, поддавшись Людиным уговорам, как бабка отшептала, но алкоголь в доме не держали, а потому и на безрыбье, как говориться. Запить ничего не нашла, поэтому в ход пошли вчерашние пельмени, разогретые в микроволновке. Когда обжигающая жидкость вместе с половиной пельменей оказались внутри, пришлось признать — это была плохая идея. Нутро будто в кучку сжалось, а во рту остался неприятный привкус. Да и из стакана пить верх удовольствия, может, я просто слишком много налила? Сполоснула посуду и вернулась к себе в комнату, где дожидались уже прилично прогоревшие свечи и меловая пентаграмма. Ну, поехали!
    Странные слова журчали ручьём, неизвестный язык был мелодичным, певучем, но что самое странное, последние строчки читала, не смотря на бумагу, словно знала их, произносила когда-то. В комнате воцарилась звенящая тишина, и больше ничего. Взъерошила светлые волосы и рассмеялась. Боже, неужели я и правда рассчитывала увидеть демона? Так, скорая ноль три, может, уже пора? Легла звёздочкой на полу и стала смотреть на блики от свечей.
    — Да вы взбесились, что ли? Честный демон уже и отдохнуть не может! — Где мой телефон? Голоса в голове вполне тянут на шизофрению, или же на раздвоение личности. — Ну, давай как-нибудь побыстрее с желанием, мало удовольствия находиться в этой пентаграмме. Где только нарыла правильную. — Неуверенно села, посмотрела на полуголого мужчину, и зажмурила глаза, вдруг глюк исчезнет? Но не исчез, все так же отбирал львиную долю пространства и так небольшой комнатки.
    — Настоящий? — Блондин закатил глаза, выражая сим действием мои способности к уму.
    — Можешь потрогать. Хотя, нет, лучше не надо, вдруг заражусь отвратительным вкусом. Давай живее, я спать хочу. — С учётом того, что сейчас полночь, он рушил все каноны распорядка дня демонов, они же ночью бодрствовать должны, разве нет? И вообще, не существует их, просто моя психика не справилась с навалившимися проблемами и сейчас я наверняка в многоместной палате, привязана к жесткому матрасу и ловлю кайф от седативных. А раз так, то поучаствую в своём красочном сне.
    — Я хочу, чтобы вы решили мои проблемы. — Демон от такой наглости поперхнулся.
    — Такой формулировки нет, не решать же мне всю жизнь твои пустяки? И уж тем более не спонсировать. Конкретнее, дамочка, выражайтесь. — Замечательно, даже во сне меня пытаются прогнуть под обстоятельства.
    — Хочу, чтобы Колесникова Светлана Игоревна забыла о долге, который мне надо отдавать, и никогда не вспоминала. — Ну, а остальные свои проблемы решу постепенно. Демон замер, даже не моргал, но вскоре у него в руках появился толстый такой договор, пробежался по нему взглядом и довольно улыбнулся.
    — Самохина Карина Витальевна, без пяти минут экономист. Прелестно, ты нам подходишь. Значит так, проясняю моменты. В обмен на желание предоставляешь свою душу, которая после смерти оболочки отправится в ад, а до того момента раз в неделю придётся делиться своими эмоциями. Так как контракт заключаешь со мной, то я становлюсь для тебя хозяином, выше только Люцифер. Что там ещё? Ах, да, завтра к девяти в Цербер, мы как раз экономиста толкового найти не можем. — Цербер? Тот самый цербер? Да туда даже на практику попасть нереально, не то, что устроится! — Отдел киберзащиты, на ресепшене скажешь, что к Филаеву Марку Владимировичу, тебя проведут. Всё, подписывай, мне тоже завтра на работу. — Дьявольскую? Хихикнула на свои мысли, и взяла в руки кипу, чуть вместе с ней и не рухнула!
    — Где подписывать то? — Демон снова закатил глаза, преспокойно перешагнул пентаграмму и схватил за руку, от чего бумаги упали, но не рассыпались. Подшиты? И тут мужчина открыл рот, являя миру две пары острых клыков, одним из них и проткнул указательный палец, вот только от шока даже боли не почувствовала.
    — Ты добровольно заключаешь контракт? — Кивнула. — Нужно ответить.
    — Да. — Палец сжали, и алая капля упала на испещрённую буквами бумагу, моментально впиталась и окрасила её в бледно-розовый цвет.
    — Отлично, завтра к девяти. Опаздывать не советую. — И исчез, оставляя после себя едва заметный запах серы, или мне почудилось? Не знаю. Доползла до родного диванчика и уснула, не переодевшись, словно силы разом покинули организм.

Глава 3

    Утро добрым не бывает, и ещё ни разу это выражение настолько сильно не охарактиризовывало моё пробуждение. Во рту примерзкий вкус неизвестно чего вкупе с сильнейшей засухой, даже губы потрескались из-за недостатка жидкости в организме, голова же грозилась лопнуть на каждое движение, будто там особо трудолюбивые дятлы орудуют. Сразу вспомнился вчерашний сон с демоном, всё-таки нельзя мне крепкие напитки пить, кажется, водка вызвала красочное издевательство в виде блондинистого демона с продажей души и устройством на работу, последнее же было вырыто из моих тайных желаний, иначе объяснить подобный финт подсознания объяснить не могу. Посмотрела на часы, восемь утра, ну и ну, как только организм в спячку с моим режимом не ушёл, но это и хорошо, успею отвезти диплом, благо он лежал на столе распечатанный и уже законченный, осталось только защитить и можно усердно заняться отработкой долга. Улыбнулась своим мыслям и походкой подстреленной кобылы направилась купаться, уже в ванной настроила душ и принялась раздаваться, глядя на себя в большое зеркало.
    Ну и видок, светло-русые волосы уложены в самую простую причёску, именуемую гнездом, несколько кровяных корочек на губах, едва заметный синячок на лбу, в принципе, жить можно, душ размочит болячки, смажу их кремом и можно в универ. Сняла лиф и застыла. Вокруг левого соска долбанная пентаграмма! Нет, я хотела небольшую татуировочку, но не такую и не на такое место. Может, я ещё не протрезвела? Ну не могла её сделать, никакими путями! Поскребла ногтем в надежде, что она отшелушиться, словно грязь, но куда там. Мочалкой тоже не оттерлась, от чего захотелось взвыть. А вдруг ночные события не сон? Как он там сказал, не советую опаздывать? Шустро выпрыгнуть из ванной не удалось, поскользнулась на белом акриле, попыталась задержать падением занавесью, но это лишь помогло пластиковой трубе дать мне по голове.
    — Мля, вот не могла ты просто оторваться? — Гневно уточнила у голубой ткани и стала выпутываться из плена, в процессе ещё и поцарапав саму себя. Сегодня решительно не мой день! Скинула добро в ванной, пусть живущие тут мужчины разбираются, в конце то концов. Вытерлась, и принялась сушить непослушные локоны, но закончить процедуры не судьба, в дверь начали стучать, ненавязчиво прося освободить помещение. Вырубила фен и открыла дверь, Кир тут же приподнял меня, поставил в коридоре, и закрылся. Что ж, минусы совместного санузла во всей красе, посмотрела на настенные часы и охнула, без двадцати девять. О завтраке не шло и речи, волосы в небрежный хвост, любимый сарафан в клеточку, хорошо прикрывающий колени, вязаный кардиган на всякий случай, и пусть твердят, что подобное не носят почти в середине июня, вдруг холодный ветер и дождь? Погода тоже женщина, и тоже крайне непредсказуема. В рюкзачок полетели доки, бутылочка с водой, да телефон, и вот, время без пяти, а я только на автобус села! Ровно в девять начали зудеть кости, ничего подобного никогда не ощущала, и ведь не почешешь, по мере движения стрелки зуд усиливался, когда же транспорт остановился на нужной остановке, вылетела быстрее всех, случайно толкнув какую-то женщину.
    ПАО "Цербер" занимал два самых верхних этажа элитного бизнес-центра, и если бы не отвратительное состояние, подгоняющее похуже кнута, оробела бы. На входе наткнулась на турникет и заскулила, вызвав львиную долю подозрений у почтенного сотрудника ЧОП. пришлось ждать, пока тот перепишет данные с паспорта и даст временный пропуск, потом ещё и лифт оказался на самом верху, в общем, когда оказалась на двадцатом этаже, мои кости будто плавились, и если бы не было панацеи в конце пути, легла бы подыхать прямо возле ресепшена, где высокая брюнетка с ярко-красными губами старалась улыбаться искренне всем и каждому.
    — Извините, а вам к кому? — Уточнила девица, скептически осматривая мой видавший виды сарафан.
    — Филаев Марк Владимирович ждёт меня, только я немного опоздала. — Когда произнесла его имя, сразу же все прекратилось, от неожиданности даже согнулась.
    — Вот так? Ваше имя? — Она все ещё не верила какой-то оборванке с улицы, впрочем, её право.
    — Самохина Карина, назначено на девять. — Девушка перелистнула страницу и нацепила дежурную улыбку.
    — Все верно, но вы опоздали, и сейчас у Марка Владимировича собрание, вам на этаж выше, четвёртый кабинет, секретарь вас встретит и даст дальнейшие указания. — Поблагодарила и поспешила к лифту, вот только пока вела светскую беседу с напомаженной, он снова укатил, пришлось ждать, но когда вошла в лифт, ужаснулась. Ну натуральная ведьма, взъерошенный волосы торчат во все стороны, ранки открылись и кровоточили, лихорадочный взгляд. Вот это выдержка у брюнетки, даже не скривилась. Собрала волосы, чтобы хоть как-то сгладить картину, услышала писк лифта и двинулась искать четвёртый кабинет.
    Нумерация у них странная, чем ближе выход, тем выше номер, ближайшие были 4.25 и 3.27, видимо, чем ближе к целому числу, тем важнее кабинет, хорошо хоть с поиском никаких проблем.
    И вновь красотка на ресепшене, платиновая блондинка могла смело идти на подиум. Большие глаза зеленого цвета, бровки домиком, пухлые губки бантиком, и это при том, что красота натуральная, уж в этом я разбираюсь, в индустрии стриптиза и полденса многие прибегают к пластической хирургии, и хоть я не осуждаю подобное, у каждого своё понятие красоты, но не понимаю, а тут прям идеальный образец.
    — Добрый день, вам назначено? — Предельно вежливая улыбка, без насмешек и прочего. Интересно, их специально дрессируют эмоции скрывать?
    — Я Самохина Карина, к Марку Владимировичу. — Лишь на секунду в её глазах мелькнуло удивление, но она быстро проверила бумажки и снова улыбнулась.
    — Так вы наш новый экономист, Марк Владимирович уже передал ваши документы в общий отдел кадров, просил дождаться его, когда придёте. Хотите кофе? — Я готова назвать эту диву сущим ангелом, радостно улыбнулась и кивнула. Буквально через пять минут сидела на кожаном диванчике кремового цвета с чашкой в руках, хоть это не завтрак, но бунтующий желудок на время успокоит.
    Новый начальник ждать себя не заставил, зашёл в свою резиденцию походкой короля и остановил свой взгляд на мне, после чего скривился, будто кило лимонов съел, и рукой потребовал идти за ним. Вот тебе и доброе утро, Рина.
    — А ведь я наивно полагал, что ещё не все потеряно, но нет, хуже просто быть не может. Послушай, душка, к нам приходят клиенты высокого уровня, а ты можешь случайно выйти из кабинета и испугать их. Оно нам надо? Правильно, не надо! Твой диплом у кадровиков, копии наверняка сняли, можешь забрать. И вообще. — Все то время, пока он говорил, я наслаждалась. Внешность начальник имел примечательную, рост как минимум метр девяносто, синие глаза, обрамлённые пушистыми ресницами, идеально ровный нос, идеальные губы. В нем вообще все было идеально, где только штампуют таких? Ах, да, в аду! Этот факт забывать не стоит. Марк снял пиджак, аккуратно повесил на спинку рабочего кресла, присел, что-то черканул на листке и протянул мне вместе с конвертом. — Тут достаточная сумма, чтоб из утки лебедя сделать, буду постепенно вычитать из премиальных. Чтоб через три часа была у меня и выглядела на свою зарплату, всё, иди. — Сцапала листочек и чуть не отправилась в обморок. Дорого же я душу продала, долга почти в два миллиона долларов как не бывало, диплом мне состряпал, ещё и зарплата космическая. Видом внешним недоволен, но это мы исправим, уж больно впечатляющие циферки, чтоб забыть о своей лени. Меркантильная ли я? Да почему бы и нет, жить хочется нормально, не дергаясь из-за каждого рубля.
    Счастливо помахала ручкой Диане, секретарю Марка, и радостно помчалась вниз, даже лифт ждать не пришлось, в гордом одиночестве приехала на первый этаж и козочкой в ближайший салон красоты, пора сменить имидж, как раз один неподалёку знаю, мастера там отличные, и ценник приятный. Две остановки, и на крыльях счастья залетела в женскую обитель.
    — О, Рина, давненько не заходила. Подожди буквально минутку, и я возьмусь за тебя. — Сбитая женщина тридцати пяти лет показала мене пару сигарета-зажигалка, и шустро выбежала на улицу.
    Что ж, пока все оплатить можно. Стричься мне не надо, но вот укладку и макияж очень даже, сама потрачу на это гораздо больше времени.
    — Ну-с, что вам требуется?
    — Так, чтоб было красиво и элегантно, мне надо затеряться среди офисных дамочек класса люкс. Справишься? — Надя фыркнула, из-за чего запах табака почувствовала особенно остро.
    — Обижаешь. — Она ловко отвернула от зеркала кресло вместе со мной и принялась за работу. Ещё одна причина искренней любви к здешним мастерам, они достаточно шустро работают и общаются с клиентами по свойски, приходят то в основном одни и те же. К зеркалу мне не разрешили поворачиваться, даже когда справились с моим гнездышком, и лишь когда визажист Лена поработала своими волшебными кисточками, позволили оценить результат.
    В общем, такая я только когда выхожу на сцену, только более приличный образ. Косметику даже не сразу заметишь, пухлые губки сделали чуть ярче, глаза выразительней, а тон кожи ровнее. Замечательно. На радостях поцеловала Надю в щеку и ускакала в ближайший магазин одежды, по пути забежав в столовую и купив пару пирожков, желудок урчал и ворчал, требуя свою законную дозу пищи.
    Ровные ряды совсем не привлекали внимание, цена хоть и приличная, но вот предоставленный материал подобным не назовёшь, пришлось оббежать ещё несколько бутиков, пока не наткнулась на то, что нужно.
    На что смотрит человек, ограниченный в средствах? На цену, потом уже на качество, сейчас же моя душа могла смело начать акцентировать внимание на последнем аспекте. У меня остался час, успеть тяжело, но реально. И при помощи улыбчивой консультантки купила узкую юбку с высокой талией, закрывающее колени, но обрисовывающую изгибы просто идеально, белую блузку, кружевное белье такого же цвета, в нем не было необходимости, но сегодня хотелось чувствовать себя особенной, что ли. В дополнение купила бежевый костюм двойку, уж слишком приглянулись брюки. Приятная на ощупь ткань, заниженная талия, и тоже обтягивающие, пусть и не плотно, пиджак же был приятным дополнением, но к костюму пришлось купить ещё одну блузку, у консультанта оказался очень развит дар убеждения.
    В юбку и блузу оделась прям там, упаковав все вещи в пакет, соседний же магазин ограбил капитально, никогда не думала, что смогу себе подобное позволить. Но одни туфли лодочки чёрного цвета и вторые бежевые ботильоны реально того стоили, на них даже каблук не ощущался толком. Вызвала такси, на автобус уже не успевала, и переобулась под шокированный взгляд продавца.
    В офис прибыла с сияющей улыбкой, получила новый пропуск у обалдевшего охранника и поспешила на двадцать первый этаж получать дальнейшие инструкции.
    — Босс у себя? — Диана была в ауте, мягко говоря, потому сначала кивнула, а уже потом нажала на селектор.
    — Асмодей, к тебе твой экономист. — Поняла, что сболтнула что-то не то, наткнувшись на моё искреннее удивление.
    — Демон похоти? Серьёзно? — Как раз из кабинета вышел он сам, облокотился боком об косяк и улыбался во все тридцать два. Боже, только не говори… Стоило вспомнить имя праотца, как виски прострелило сильнейшей болью.
    — Не поминай его в суе, ибо ты грешница, и не просто грешница, а самая отъявленная. Он. — Мужчина указал пальцем вверх. — Терпеть не может тех, кто продаёт свои душонки. — Боль прошла так же быстро, как и появилась. Кинула опасливый взгляд на секретаря и поняла, что мне пора работать. Я прям жажду забраться в пыльные папочки и проверять-проверять-проверять. Слишком уж заинтересованно на меня смотрела эта дамочка.
    — Ты принял в плату душу экономиста? Ну и прохвост! — Диана восхищённо цыкнула язычком и тот час её глаза стали цвета расплавленного золота, а зрачки вертикальные. — Ещё и из наших кто-то отметился, но, видимо очень давно, уже практически не ощущается.
    — Дианочка у нас очень сильная суккуба, клиенты в восторге от её флюидов. — Не сомневаюсь, если даже я при первой встрече подзависла. — И ещё, наш начальник сейчас до безумия нервный, все ищет какую-то демоницу, постарайся не попадаться ему на глаза некоторое время. — До меня не сразу дошло какой босс, боязливо указала пальцем в потолок:
    — Тот? — Марк с Дианой громко рассмеялись, и мужчина указал пальцем вниз.
    — Тот. — Что ж, сглупила, но король ада гораздо опаснее, ибо ближе.
    — Люцифер главный директор Цербера? — Подобного я не ожидала, да это даже звучит как полный бред!
    — И это тоже, но он владелец нашей фирмы. Видишь ли, ему надоело в преисподней, спихнул все дела на бедного Астарота и обустроился тут. Вместе с ним ушли ещё четыре архмидемона, я, на мне киберзащита и видеонаблюдение, Вельзевул, на нем охрана грузов, ходит под именем Валентин Владимирович, Ланита, в народе Анастасия Владимировна, она отвечает за охрану бизнесменов, высокопоставленных лиц, в общем тех, кто может себе позволить наши услуги, с ней лучше не сталкиваться, та ещё сука, ну и Садрагиэль, редкостная мразь, у него отдел выездных групп по требованию, земное имя — Александр Владимирович. Мы вчетвером считаемся братьями и носим одну фамилию — Филаевы. Главный — Ардов Константин Викторович.
    — Константин Викторович. — Зачем то уточнила Диана, а Марк как-то странно улыбнулся. Божечки, не говорите, что он за моей спиной. И снова адская боль в висках. Нет, это слово решительно забываем.
    — Информация готова? — Низкий, слегка вибрирующий голос заставил съежиться, а волоски по всему телу встали дыбом. Наверное, именно так животные ощущают близость опасного хищника.
    — Готова, но ценного там нет, девочки просто не внесены в базу данных, как работники. Опрос ничего не дал, только сценический псевдоним. Нам нужно хотя бы имя, чтобы смогли найти подходящую по параметрам, или описание лица для фоторобота.
    — Думаешь, я тогда на лицо смотрел? — Сильный удар кулаком по столу и я бочком выскользнула в коридор, так и не рассмотрев настоящего дьявола. Находиться рядом с королём ада было жутко, не могу описать свои чувства, но инстинкты вопят во всё горло, чтобы не сталкивалась с ним впредь. А куда спрятаться на время пребывания высокого начальства у нас? В своем будущем кабинете, как раз можно познакомится с остальным коллективом.
    Таблички на дверях позволяли спокойно найти нужный отдел, экономисты сидели буквально за следующей дверью от начальства, робко постучала и прошмыгнула в вотчину цифр и аналитики. Внутри было всего три стола, один из которых пустовал, не считая офисной техники и подставки для папок, за двумя другими седели мужчина и женщина, обоим далеко за тридцать, и оба осматривали меня подозрительно.
    — Здравствуйте, я Карина, ваша новая коллега. — Доверия не прибавилось ни на йоту.
    — По протекции Марка Владимировича? — Уточнила шатенка со строгим пучком на голове. Разговор прервали, забежала низенькая девчушка, прижимая к груди синюю папку, как нечто ценное, и положила её на стол к шатенке.
    — Новый предполагаемый договор, рассчитать все плюсы и минусы, прибыль, исходя из растрат, материал для установки и его цену аналитический отдел уже указал. Нужен подробный отчёт и быстро, вечером придут представители, и к этому времени уже должен быть готов контракт от юристов, сами понимаете, на всё про всё у вас максимум два часа. — И ускакала бодрой козочкой. Два экономиста подразделения киберзащиты раздербанили папку и потеряли ко мне всякий интерес. Не удивительно, это нужно быть вундеркиндом, чтобы состряпать подобный отчёт за два долбанных часа! А пока высокое начальство меня не представит этим клеркам, мою помощь не примут, ибо документы конфиденциальны. Хотя, стимул в виде количества ноликов у зп вполне может дать ощутимый пинок для скорости в составлении отчета даже для новоиспеченной выпускницы университета.
    Очередной скрип и к нам пожаловал Марк.
    — Повторю, Константина Викторовича лучше избегай, он не в духе, еле смог переключить его интерес от тебя на дела. В общем, так, работы много, делать быстро и качественно, иначе переведу в другой отдел. Договоры хакерского характера типовые, самые простые. По поводу видеонаблюдения посоветуешься с коллегами, но, как правило, аналитики дают подробные инструкции по каждому делу. Рабочий день до семи, но иногда придётся задерживаться, мы открываем филиал в Питере, сверхурочные оплачиваются дополнительно. Пока обживай место, дела не заставят тебя ждать. — Кивнула и села на своё кресло. Очень удобное, между прочим, на офисной мебели тут точно не экономят. Мысли сразу увлекли в сторону высочайшего начальства. Константин. Чёрт, Костик-хвостик, это ж надо было выбрать такое имя дьяволу? Ну и фантазия. Включила компьютер, полазила по папкам и заметила, что тут линейный доступ. Не успела обновить папку, как появилось два новых документа. Это вообще как? То-есть, открой я какой-нибудь сайт, и это увидят все экономисты киберзащиты? Или вся компания? И почему они не сделали общие отделы экономистов, бухгалтеров, юристов, и прочих планктонов? По принципу меньше круг обязанностей — эффективнее работают? Впрочем, логика есть, если бы к обязанностям добавились темы остальных отделов, мозг бы лопнул от переизбытка информации. Итак, куча вопросов и ноль ответов, радости мало, но всё же это лучше, чем сбивать ноги в поисках денег для отдачи долга. Ещё и сестра сбежала, предательница!
    — Срочно, магазин сетевик хочет заключить договор на установку видеокамер в одном из своих филиалов. О, новенькая и свободная, супер! Высчитать точную прибыль исходя из затрат на сами камеры и оплату рабочим, туда же включи оплату нашим юристам и аналитикам, бухгалтерия данные предоставила, на каком-то листке должны быть. Отчёт должен быть к вечеру, завтра утром все это безобразие должно быть у юристов для составления контракта, все, работай и удачки. — Все та же энергичная девушка с короткими волосами в брючном костюме темно-синего цвета и на ахринительных каблуках. Жесть, лучше бы стрипы напялила, они точно поудобнее будут.
    Но все мысли вылетели в трубу, стоило открыть папку. Оказалось, что звучит все страшно лишь на словах, данные предоставлены со всех отделов, осталось собрать в одну кучу и привести в товарный вид. Раздался едва слышный писк сообщения и внизу загорелась иконка почты. Ничего себе, даже ящик тут свой есть. Открыла письмо и довольно причмокнула, точная копия задания в электронном виде, не может не радовать, могу спокойно обойтись без сканера.
    До конца рабочего дня принесли постоянный пропуск, бейдж с фотографией, которую из паспорта взяли, садисты, даже кактус в подарок презентовали. Интересно, а сколько человек из работников этой крупной компании такие же, как и я, с проданной душой? Наверняка прилично. Ну а что, выгодно, мы не сможем предать, пойти наперекор тем, кто эту самую душу купил. Идеальные работники, как ни крути.
    День закончился для меня слишком… Обыденно, что ли. Когда до бедовый головы только дошёл тот факт, что теперь не принадлежу сама себе, ожидала совсем другое. Не знаю, может какое-то притеснение от "хозяина", он же теперь может отдать любой приказ, и я обязана исполнять, но ничего необычного, будто сбылась мечта стать обычным человеком. Утром ходить на работу, вечером домой, погрузиться в повседневную рутину и не дёргаться, что в любой момент дверь квартиры вынесут головорезы Светланы Игоревны и пустят пулю в лоб. А так, на спине рюкзачок, совсем не подходящий к новой офисной одежде, два пакета из фирменных магазинов и один из продуктового.
    Не верится, что теперь всё устаканилось, червь непонятной тревоги грыз душу, заставляя чувствовать себя дискомфортно. Невозможно, чтобы стало все просто, не для меня, это уж точно.

Глава 4

    Соседей ещё не было, значит, не придётся травмировать их психику резкой сменой образа. Пока переодевалась, хлопнула входная дверь, пришлось поспешить. На кухню выбежала уже в старой растянутой майке и спортивных штанах.
    — О, Рин, а мы как раз решили проставиться за закрытую сессию. — Парни разгружали пакеты на кухонном столе, большая часть из купленного были алкогольные напитки, с которыми я решила пока не баловаться, вчерашней ночи хватило.
    — Что ж, тогда объединим праздники, я устроилась на нормальную работу. — Парни подняли заинтересованные моськи, которые прямо таки умоляли "ну, говори уже". — Экономист отдела киберзащиты в Цербере. — Вдоволь насладившись их удивлением, полезла в шкаф доставать посуду. — Предлагаю заказать пиццу.
    — Ты серьёзно туда устроились? У нас знакомый айтишник есть, настоящий профи, но его туда не взяли, конкурс завалил. Да туда без блата не пролезть, что ты сделала, чтобы устроится? — О, они будут в шоке.
    — Душу продала. — Сделала большие страшные глаза, на что ребята рассмеялись.
    — И как начальник? — Демон, он и есть демон, благо, что пока кажется приличным.
    — Вроде неплохой, но темп там бешеный, чувствую, я ещё успею наплакаться, но сейчас можем смело отмечать!
    Не знаю, почему ребята не отмечают этот праздник в компании своих однокурсников, но с ними было весело, даже Михаил пытался острить. Пицца с соком шла на ура, мальчишки преспокойно потягивали пиво и травили байки из детства. Слушая их рассказы, сделала для себя вывод, у матери этих двойняшек бесконечное терпение. Веселье прекратилось после телефонного звонка, посмотрела на дисплей и удивлённо подняла трубку.
    — Алло, Карми, выручай, мы тут с ума сходим. В будний день наплыв такого уровня, что и в выходной не встретишь. Нужно хотя бы пять выходов, я обзвонила остальных девчонок, смогли подтянуться только шестеро с резерва, у остальных весомые причины отказаться.
    — Блин, Катрин, у меня же законный выходной, я защиту диплома и трудоустройство праздную.
    — Все чаевые твои, плюсом к выходу тридцать процентов. — Много денег не бывает, правильно? И как бы сильно не любила эту работу, но она выручала мой зад на протяжении целого года, к тому же, мужчины смотрят, а не трогают. Этой мантрой успокаивала себя каждый выход на небольшую сцену.
    — Еду. — Соседи уже поняли по разговору, что на этом придётся их покинуть, и "за" они не были.
    — Ты же на нормальную работу вышла, нафига тебе и дальше официанткой впахивать?
    — Я должна помочь, к тому же, надо начинать откладывать на будущее. Ладно, ребят, реально выручать надо. — Помахала им ручкой и забежала в свою комнату. Костюмы для каждой танцовщицы индивидуальны, поэтому большую часть мы просто растаскиваем по домам, иначе наша гримерке не вмещала бы и двух девочек, пришлось бы выстаивать очередь снаружи.
    В рюкзак полетел костюм бабочки, крылья от которой хранятся в реквизитной, полицейской, и, на всякий случай, своеобразное белое нечто. Когда училась в нем танцевать, чуть шею не сломала, падения с шеста малоприятная вещь, а полы белой юбки, которая почти до середины икр и с разрезами до талии со стороны бёдер, так и норовит запутать ноги, да руки. К нему же прилагались белые трусики, больше открывающие, чем скрывающие, и топ. К этому безобразию решила докинуть рыжий парик, должно же быть разнообразие? Такси вызывала на бегу, если Катрин настолько сильно нервничает, что посулила такие плюшки, то дело действительно швах. Уже в машине заплетала косу, надевала шапочку, прикрепляла её к волосам, а потом ещё и сам парик старалась присобачить так, чтоб не слетел во время иголочки, или другого виса. Когда шокированный таксист получил свои деньги, я на всех парах стартанула из машины, поняла, что забыла сумку, благо дверь закрыть не успела, схватила и дёрнулась вылезать, только не учла высоту крыши и с размаху ударилась. Хруст, саднящая боль, и прочие радости от лопнувшей невидимки. Ладно, в гримерке уберу. На входе помахала знакомому охраннику и забежала в клуб под возмущенное шипение девушек на входе. Что тут забыли представительницы прекрасного пола, непонятно, они если и посещают, то в минимальных количествах, обычно это либо лесбиянки, либо танцовщицы, желающие посмотреть на нашу хорягу.
    Внутри приходилось лавировать как можно незаметнее, не тот прикид, чтоб смущать искушённый взгляд местных завсегдатаев. Обычно девочки приходят заранее, чтоб успеть размяться и переодеться, но сегодня придётся обойтись минимальным разогревом и растяжкой. Деньги я люблю, но не настолько, чтоб получить серьёзную травму ради них.
    В комнатушке творился ужас. Девчонки ещё никогда с такой скоростью не порхали кисточками и не боролись с такой жадностью за реквизит.
    — Да что происходит то? — Реакция на завальную ночь действительно была нетипичная. Ответить соизволила только Алина.
    — Прошёл слушок, что владелец какой-то кампании заприметил одну из нас, ради простого секса не будут организовывать такие поисковые действия, даже сайт с бухгалтерией взломали. — В восхищении причмокнула одна большая блестка. Мдауж, с таким количеством сверкающих элементов она точно не останется незаметной.
    — А что за бабское столпотворение у входа? — Шатенка брезгливо махнула рукой.
    — Слухи ушли далеко, а он самый завидный холостяк, на него даже дочки миллиардеров заглядываются, прознали о месте его обитания и решили попытать своё счастье. — Жесть, они так наш нормальный мужской клуб превратят в программу "давай поженимся", то-есть, в конкретный ужас. Сюда приходят отдохнуть от жён, невест, просто надоедливого окружения, это их своеобразное убежище, где могут потратить шелестящие купюры по желанию, наслаждаясь прекрасным, а не по требовательному "надо".
    — Запретить им вход, делов то. — Алинка хихикнула, и наклонилась ко мне поближе.
    — Им заломили проходную цену в тридцатку, вряд ли они все могут себе позволить подобное, поэтому пусть толпятся, жирной утки им не видать.
    — Боже, Карми, давай быстрее, Алина оттанцует и твой выход на вторую площадку, девчонки отдыхать не успевают. — Пришлось ускориться, болтовня отняла много времени. Сначала одену белое безобразие, танец в нем самый тяжёлый в исполнении, но и самый зрелищный. Не то, чтобы я желала соблазнить неизвестного холостяка, но чаевые никто не отменял. Мягкие линзы вместо очков, броский макияж, пудра на шею и лицо, чтобы не блестело от пота, руки в тальк, и растяжка. Когда почувствовала, что готова, блестка уже весело цокала на каблуках в гримерку, спешно смазала ноги белым порошком и двинулась ко второй сцене. В этом костюме каблуки лишние, внимание должно быть только на изгибах.
    Трек один на двоих танцовщиц, при большом наплыве клиентов начинается что-то вроде импровизации, пусть и основанной на каком-то из отработанных танцев. Это в обычные дни нормальная программа, отработанная до мелочей, сейчас это не пройдёт, возле одной сцены всех не соберёшь, а какой интерес наблюдать за танцовщицей с галёрки, ещё и отстёгивать за это деньги? Сегодня открыли приват-комнаты, цены за которые просто космические. Я бы никогда в жизни не заплатила такую сумму за танец длиной не больше трёх минут.
    Сцены ещё не освещены, ждут, когда мы займём места, запускают песню и приходиться на секунду зажмуриться. Шаг, уверенный взлёт, и медленно делаю круг вокруг шеста, держась за него только руками, резкий переворот и ступню неприятно тянет, слишком высока нагрузка на неё и одну руку, да и на шпагат села слишком резко. Надо было размяться лучше, но теперь уже поздно. Заученные кручения и трюки выполняются идеально, слышу ленивые аплодисменты, хотя на них редко расщедриваются, показывают свою благодарность финансово.
    Танец закончился быстро, игриво подмигнула тем, кто наблюдал за мной, к своему удовольствию отметив, что почти все были возле моей площадки, и поспешила переодеваться, надо ещё успеть дух перевести. Быстренько скрылась от посторонних глаз и завалилась в душную гримерку.
    — Обалдеть, ну и толпа. — Девчонки что-то согласно промычали, их задор к часу ночи поугас, держу пари, к трём вообще забудут о своём желании понравится хоть кому-нибудь, а к половине четвёртого пошлют все куда подальше. Одно проще, в час по две не выпускают, только по одной. Так, бабочку зря взяла, ну его, этот ужас! Крылья больно тяжёлые для сегодняшней трудовой ночи, а ведь мне завтра к девяти в офис. Против воли вырвался мученический стон, быстренько оделась и убежала в комнату отдыха, где персонал клуба может смело попить чайку и даже вытянуть ноги на диванчике. Но чай сейчас не нужен, привычно нажала кнопку на автомате с кофе и уже через минуту попивала ореховый мокко, жаль, кушать нельзя, а то нескольких кусочков пиццы оказалось маловато.
    — Вот ты где, давай быстрее, Аля ногу подвернула, придётся сейчас выходить. — Посмотрела с тоской на бумажный стаканчик и пошла за Катрин. Эти минуты отработала с трудом, ещё и грудь на месте печати свербила, почесать хотелось до скрипа зубов. С площадки буквально убежала, и уже в коридорчике отодвинула лив и с наслаждением забралась рукой под тонкую ткань. Думала, легче станет? Наивная! Ещё и администратор странно смотрела, сказала поторопиться в гримерную. А все оказалось прозаичнее некуда, звонил мой телефон. Быстренько пролезла в рюкзак и нашла свой любимый тапочек, но от имени абонента дёрнулся глаз. Вот мне прям интересно, каким образом контакт моего начальника оказался в записной книжке?
    — Да? — Благодарно улыбнулась девчонкам, что сразу замолчали.
    — Завтра надо к восьми, прилетает застройщик из Питера, и постарайся выглядеть достойно. Я не понял, а что это за громкая музыка почти в два ночи? Ты где?
    — У меня свободное от работы время. — И тут печать начала нестерпимо жечь, даже слезы выступили.
    — Его у тебя больше нет, быстренько собралась и домой, пока не отследил тебя и не надавал по попке. Нарушать приказ не советую. Все, пока-пока! — Сказать, что я обалдела, это ничего не сказать! Молча смотрела на мигающий, а потом и вовсе потухший экран, и захотелось затолкать его в зад одному напыщенному демонюке! Вот только ослушаться не могла, ещё свежи воспоминания о горящих внутри костях.
    — Карми! Быстрее, у тебя приват! Боже, клиент отвалил пачку зелёных! — Глаза Катрин сверкали настолько алчно, что даже шаг назад сделала.
    — Не могу, мне парень звонил, с температурой слёг, надо в аптеку за лекарствами и лечить. Скорую вызывать отказывается. Вы же знаете этих мужиков, даже присмерти отказываются в больницу ехать. — Ложь слетела с губ настолько легко и правдоподобно, что сама удивилась, хотя до этого момента этим навыком не обладала, уши сразу краснели.
    — Так, надо что-то делать! Да хозяин нам шеи открутит, если узнает о сливе такого клиента. — Девушка зарылась пальцами в волосы, в глазах был активный мыслительный процесс.
    — Ал, выступишь? — Алина оторвалась от зеркала и скептично обвела в воздухе моё лицо помадой.
    — Мы не похожи, совсем. — И тут вспомнила крылья бабочки, на двадцать третье февраля выступили втроём, я, Алина, и Снежка, бабочки получились на загляденье. Быстренько повытаскивала невидимки и протянула парик, ей будет проблемнее закрепить, так как волосы длинные, но попробовать стоит.
    — Бабочек помнишь? На лицо маску, остальные открытые участки тела замазать золотой пыльцой, но не перебарщивать, только чтоб на лицо не узнал, фигуры то у нас одинаковые. — С этим согласились все, пока Катрин помогала закрепить парик, я спешно переодевалась и заказывала машину, и пока не приехала, помогала закрепить маску и нанести блестки. Из комнатки выходили вдвоём, но в разные стороны. Надеюсь, клиент останется довольным, хотя сомневаться в этом не стоит, уровень у Алинки высокий. Деньги приятно грели карман джинс, сегодня действительно хлебный день.
    Встать в шесть утра, чтобы сделать прическу и макияж, ничего глупее в жизни не делала. Зеркало отразило не выспавшуюся мордашку, у которой тёмные круги под глазами, полопавшиеся капилляры от недосыпа, и бледная, как поганка. В гроб краше кладут. До семи пыталась привести себя в порядок, пока глазные капли не сделали своё дело, сушила волосы и укладывала, может их отрастить ниже лопаток? А что, высушила, слегка завила и побежала. Линзы, дневной макияж. На завтрак выпила только кофе, когда не высыпаюсь, кусок в горло не лезет, о чем потом мой организм жалеет и требует хоть кусочек чего-то съедобного. Надела бежевый костюм, закинула мелочевку в рюкзак и вышла из комнаты, где Кир уже тарабанил в дверь ванной и требовал своего брата поторопиться, вот только увидев меня, замер с занесённой рукой и приоткрыл рот.
    — Доброе утро, сосед. — Парнишка кивнул и проводил взглядом до коридора.
    — Ну нихера ж себе, ты когда прошла стадию из гусеницы в бабочку, и почему пропустила куколку?
    — Ты свои биологические штучки остаюсь для студенток мединститута! — Прокричала, обуваясь. До остановки идти не особо далеко, но каблуки сделали своё дело, икры гудели и требовали отдыха. Вечно так, в магазине все удобно, а в реальной жизни хоть волком вой.
    Время без двадцати восемь, а офис уже оживал. Пожилой мужчина с седыми усами окинул равнодушным взглядом и вновь уткнулся в кроссворд. Двадцать первый этаж встретил благим матом, мужской голос выдавал такие эпитеты, что замерла на выходе, чуть лифт снова не закрылся. Шустренько преодолела коридор и юркнула в кабинет экономистов, где уже устраивалась Валентина Сергеевна.
    — Ведьма! Найду, нагну, и отъимею так, что ходить не сможет, не то, что бегать! — Мне уже заранее стало жалко неизвестную, такими угрозами просто так не разбрасываются. Хотя, даже позавидовать немного можно, с моим графиком жизни я забыла, что ж за зверь такой — мужчина, и с чем его едят. Сколько, года три уже прошло, как мой парень помахал ручкой и ушёл в закат? На прощание только сказал, что со своей заботой о старшей сестре под старости лет останусь одна и с дюжиной кошек на плечах. — Хватит меня успокаивать! За все это время только сценический псевдоним узнал, а вчера, когда уже почти поймал, прям из-под носа ускользнула! Это все отцовские проделки, я уверен! — От злости в мужском голосе любопытство сдохло, быстренько загрузила компьютер и хотела уже поправить очки, но они благополучно остались дома.
    — Валентина Сергеевна, а что вы любите к чаю? — Строгая женщина просветлела лицом.
    — Вообще зефир, но сейчас на диете, приходится обходиться пареной пищей. — Меня даже передернуло от этого набора слов.
    — Ну, может в честь знакомства хотя бы одну? Внизу кафетерий, успею быстренько сбегать, чтоб в перерыв было чем перекусить. — Глаза экономистки загорелись, как загораются только у той, что пытается подсчитывать калории, а ей вдруг дают возможность вкусить запретную пищу. Но, если честно, мне больше хотелось сбежать из офиса, как-то неуютно себя тут чувствовала на данный момент. В принципе, любому будет неуютно рядом с кабинетом, в котором находиться злющий Люцифер.
    Уже возвращаясь, слишком поспешила к закрывающемуся лифту, а мужчина, что находился внутри, пострадал из-за своей галантности. Тормозить на каблуках, особенно когда в голове возникла их стоимость, не очень хотелось, поэтому просто замедлилась, влетала в кабинку и стукнулась обо что-то твёрдое. Очень твёрдое, я бы сказала. Стою, вдыхаю мужской аромат и понимаю, хана зефиркам! Привёл в себя грудной смех, неуверенно отошла и подняла повыше пакетик с белым лакомством.
    — Валентина Сергеевна меня убьёт. — Отвлеклась от пакета и застыла. Каштановые волосы в стрижке ёжиком, ореховые глаза с лукавыми искорками, нос с едва заметной горбинкой, немного пухловатая нижняя губа, чёрный костюм на тренированном теле, крепость мышц неизвестного ощутить успела, и задорная улыбка. Ему примерно лет тридцать, но могу и ошибаться, слишком живые глаза и активная мимика.
    — Если так зовут дракона, то могу спасти прекрасную принцессу из его лап. Или её, там как пойдёт. — И подмигнул. Взял и подмигнул! Да со мной мужчины не заигрывали черт знает сколько, похотливые взгляды в клубе не в счёт.
    — Нет, просто она на диете, и вот. — Подняла раздавленное лакомство повыше.
    — Интересная диета, никогда о такой не слышал. — И улыбается, так мило и красиво. Мда, разговор зашёл точно не в ту сторону.
    — Вам какой?
    — Двадцатый. — Молча нажала и лифт тронулся. Я робела, рядом стоит шикарный мужчина, ростом выше почти на пол головы с учётом моих каблуков. — Вам туда же? — Неуверенно посмотрела и нажала на двадцать первый. — Так вы работаете на Константина Викторовича? А кем, если не секрет?
    — Ну, если точнее, то у Марка Владимировича, экономист.
    — Симпатичного экономиста урвал. — Я боялась продолжать беседу, когда смущаюсь, несу полнейшую чушь, своеобразная защитная реакция.
    — Угу. — Хорошо лифт скоростной, а то неизвестно, сколько бы краснеть пришлось за зефирную диету, зачем вообще заговорила с ним об этом.
    — Ещё встретимся, красавица. — Помахал рукой, и двери закрылись. Уже в своём кабинете, куда пришёл и Дмитрий Валерьевич, показала женщине то, что сталось с нашим перекусом.
    — Извините, неудачное столкновение. — Но Валентина Сергеевна, казалось, ничуть не расстроилась, показала мне чайную ложку и улыбнулась.
    Цербер гудел, забегала девчушка, забрала вчерашнее задание и сказала, что скоро принесут ещё бумаги. Эхохо, а до того чем заниматься, если через их компьютер даже в косынку не поиграть.
    — Тебя Марк Владимирович вызывает, давай быстрее. — Диана, как всегда шикарная. Но вот вызов к начальству напряг, и довольно ощутимо. Неужели за вчерашнее распекать будет?
    Марк сидел за столом, волосы взъерошены, взгляд ошалевший.
    — Так, тебе сразу два задания. Первое к исполнению сейчас. К нам прибыли из Питера по поводу застройки и ремонта филиала, и их директор хочет, чтобы ты присутствовала на переговорах. Понятия не имею, где и как ты с ним познакомилась, но у них топовая фирма из-за качества, и заказы чуть ли не на год вперёд. Улыбайся, кокетничай. В общем, делай все, чтобы он продвинул нас как минимум на ближайший месяц, и при этом не задрал цену. Второе. В прочем, чтоб не отвлекалась, второе получишь вечером. Тебе на этаж ниже в конференц-зал.
    — И что мне говорить? Я же вообще в стройке ничего не понимаю, и цены на материал не знаю.
    — Тебе и не надо. Он обычный человек, верхние пуговки на блузке расстегнула, губку прикусила. Да что я тебе объясняю, кто из нас двоих юбку носит? Все, иди. — И уже на выходе, когда закрывала дверь, услышала ругательства сквозь зубы в адрес неизвестной девушки. Кто бы она не была, но уважение определённо вызывает, раз ни король Ада, ни глава киберзащиты Цербера её найти не могут.
    Найти конференц-зал было не трудно, приличное количество женщин и девушек чуть ли не прилипли к стеклянным дверям, хотя и пытались скрыть свой интерес, мол, "мы просто мимо по делам ходим". Ох, нельзя мне туда идти, аукнется ведь. Вот только приказ не нарушишь.
    Вздохнула, протолкнулась мимо шипящих наблюдающих и постучалась. В кабинете сидел знакомец из лифта и Константин Викторович, и если первый интересовал, то от пронзительного взгляда второго хотелось уменьшиться до размера муравья и заползти в какую-нибудь щелочку.
    — Карина Витальевна, полагаю? — Кивнула, и сцепила руки за спиной в замок, чтобы хоть как-то скрыть свою нервозность. — Присаживайтесь, поможете нам составить набросок договора. — Куча стульев вокруг большого стола, и куда мне сесть, чтобы никого не обидеть? Неуверенно приземлилась по левую руку от Люцифера, который пододвинул ноутбук с открытым документом, и тут же отвернулся в сторону будущего застройщика.
    — Вы получили разрешение на снос библиотеки? Без него нам даже обсуждать нечего. — И началось. Именно тут, сидя рядом с двумя дельцами, поняла, что далека от бизнеса, тем более такого масштабного. Не смогла бы собрать подписи, уговорить, нажать. Ведь наверняка добыть разрешение на снос библиотеки получить нереально, вот только не для коллекционера душ. Искоса посмотрела на дьявола и сглотнула. Рука сильно сжимала паркер, на шее вздулась вена, зубы сжал настолько сильно, что жевалки ходуном ходят. Надеюсь, он не из-за меня злиться. И спустя двадцать минут не выдержал, подскочил на месте и схватил за руку.
    — Простите, но надо сделать перерыв. Вернёмся через пару минут. — За кисть держал больно, и тащил за собой, будто привязанную. Готовиться надо к самому худшему, даже боюсь представить, что я успела натворить.
    Дверь в свой кабинет открыл рывком, грубо затолкал в него, повернул ключ в замке и повернулся лицом. Крылья носа ходили ходуном, будто пытался глубоко дышать, чтобы успокоится, а в глазах настоящая бездна. Он меня пугал, до дрожи в коленях, судорожного биения сердца, и холодного пота. Шаг назад сделала интуитивно, но ровно под коленями ощутила препятствие и не удержала равновесия. Падение было недолгим, но мягким. Собрала себя в кучу быстро и постаралась отползти на другой конец дивана, но надо мной уже нависал злой мужчина.
    — Кто тебя послал? — Страх настолько парализовал мозг, что смысл слов доходил медленно.
    — Так, Марк Владимирович сказал… прийти… к Вам? — Предложение получилось вопросительным, на что смоляные брови поползли вверх.
    — Издеваешься? — Ой, шипеть начал. Мамочка, роди меня обратно.
    — Вы злитесь? — Вот нервничаешь, молчи, сколько раз себе повторяла!
    — Нет, блять, веселюсь!
    — А почему?
    — Что почему? — Дура, замолчи уже, на твоей могилке не напишут, что пала смертью храбрых, вот глупых, да.
    — Мне откуда знать? — Прищурился, дышит тяжело, прерывисто. Дьявол может получить инфаркт? Нет? Жаль. Он потянулся ко мне руками, из-за чего закрыла глаза, не хочется смотреть на своего убийцу, насмотрюсь ещё в аду, туда же проданные души отправляются? Рывок за талию, и он уже усадил к себе на колени, нагло руководя моими ногами. Неуверенно открыла глаза и наткнулась на решительное лицо.
    — Делай то, за что заплатили. — Закинул руки за голову и спустился на диване немного ниже. Сколько же в нем силы, что вертит меня, будто пушинку, я даже понять ничего не успела, как его ноги оказались между моими бедрами.
    — Так, я это и делаю. Делала. — Нет, это все выше меня. Спать с начальником, и уж тем более с таким, не стану! С коленей слетела быстрее, чем он успел поймать руками, в дверь ломилась отчаянно, будто дикий зверь из клетки.
    — Стоять! — От злобного рыка за спиной захотелось упасть в обморок, но никак не замереть. Спасительный щелчок раздался слишком поздно, он резко дёрнул на себя и развернул, припечатывая к жесткому дереву спиной.
    — Мама.. — Писк получился тихим, надломленным. Да я кредитора так не боялась, как его!
    — Тебя не посылали меня соблазнить? — Отрицательно замотала головой, даже хруст услышала. — И ты не знакома с Карми? — Вновь закивала, отрицая все, что только можно.
    — А почему от тебя пахнёт практически так же, как от неё?
    — Одинаковый парфюм? — Робко предположила, и мужчина со вздохом отошёл.
    — Ладно, извини. Пойдём, закончим работу. — Константин открыл дверь и вышел первый, пришлось идти следом на ватных ногах. Когда мы вернулись в конференц-зал, до бедовой головы дошло, о ком он спросил, и мурашки табуном прошлись по всему телу. Боже. Болезненный разряд в голове привёл в чувство, я все обдумаю потом, найду выход, он есть, я знаю. Не может не быть.

Глава 5

    — Ты успел закрыть её? — Спросил Михаэль, наблюдая за Кариной в большое зеркало.
    — Успел, но он все равно что-то почувствовал. — Габриэль устало откинулся на спинку кресла и начал массировать виски. — А ты выполнил свою часть?
    — Два всадника найдены, да и то, из-за того, что их силы пробудились рядом с ней, ещё двое неизвестно где, но, рано, или поздно, и они проявят себя. Это закон, они будут тянуться к ней.
    Двое мужчин были напряжены, равновесие сил нарушено, и это нужно как можно быстрее исправить, иначе творение их отца может исчезнуть, а вся ярость будет направленна на них, архангелов.

    Когда мне дали возможность улизнуть из конференц-зала, я улепётывала оттуда едва ли не со скоростью света. Уже в своём кабинете унимала дрожь чашкой зеленого чая и раздавленным зефиром.
    — Ну, ты чего такая взъерошенная вернулась? — Участливо спросила Валентина Сергеевна.
    — Наш директор — сущий дьявол, он пугает меня. — Женщина похлопала по моему плечу и зачерпнула лакомство большой ложкой.
    — Поверь, дорогая, бывают и похуже. До этого работала в компании по продаже пластиковых окон, они даже на тендерный уровень не вышли, а хозяин мнил себя чуть ли не мультимиллионером, обращался с работниками, будто мы приставшая грязь на ботинках. — Благодарно улыбнулась, и сделала большой глоток горячей жидкости, от чего обожгла язык и зашипела.
    До конца дня больше не дергали, выдали задание, и забыли, чему была только рада.
    Вечером, сидя в автобусе, кое-что для себя поняла. Я боялась Константина не как дьявола, а как мужчину. Его аура подавляла, лишала силы воли. Марк, к примеру, архидемон, но к нему не испытывала и толики трепета, как перед созданием ада, и как мужчина он не трогал. От воспоминания по телу прошла дрожь.
    Уже дома, ощутив запах ужина, натянула улыбку. Из-за угла выглянул Миша и улыбнулся.
    — Ты вовремя, будешь кушать? — В моем соседе что-то изменилось, едва уловимо, но все же.
    — Голодная, словно зверь. Накладывайте свой шедевр, переоденусь и подойду.
    Вечером, перед сном, принимала душ. Вытирая влагу с тела, замерла возле зеркала, взгляд приковала печать. Провела по ней пальцем и поняла, она отличается от той пентаграммы, что я рисовала на полу в своей комнате. Символы не те, к тому же, за это время добавились элементы, тату стала плотнее. Странно все это.
    Утром на работу идти не хотелось, филиал королевства Люцифера здорово напрягал. Но, часы тикали, и в девять уже поздоровалась с коллегами, включала компьютер и настроилась на ежедневную рутину, во всяком случае, мне очень хотелось на это надеяться. Ой, зря я это делала!
    — Кариночка, у нас возникло непредвиденное обстоятельство. — В дверях стоял Марк и виновато улыбался. Вот не хочется мне знать, что у них там возникло.
    — Здравствуйте, а причём тут я?
    — У босса секретарь сломала ногу, а искать новую долго. Замени её на некоторое время, у тебя же есть образование, во всяких там табличках разбираешься, речь поставлена правильно, в распорядке его дня разберёшься. — Глаз нервно дёрнулся, хотелось показательно удариться головой об стол. Вот верно говорят, страхи могут материализоваться, если о них часто думать. Взяла маленький горшочек кактуса с собой и понуро направилась к лифту, сил не было даже попрощаться с коллегами, их хватало только чтобы сцепить зубы, и не начать громко, смачно материться. А этого мне ой как хотелось! Пара секунд и двери открылись на двадцатом этаже. Из экономиста в секретарши, зашибись карьерный рост.
    Своё новое рабочее место найти было легко, цифры прям вели в его логово. И роскоши там было хоть глаза зажмурь. Большой ресепшен из состаренного дерева, диваны в векториальном стиле, тяжёлые темно-красные шторы на окнах вместо жалюзи. Странно, но старина тут прекрасно сочеталась с новомодной техникой, и обставляли это место со вкусом. Неуверенно поставила свой кактус на стол и села в глубокое кресло. Чувствую себя, словно провалилась в прошлое, и моя офисная одежда совсем не гармонировала с обстановкой. Нажала кнопку включения и дождалась, когда появится заставка, из-за которой снова хотелось удариться головой об твёрдую поверхность. Ай-яй, и когда ж его бывшая секретарша умудрилась заснять босса в таком расхристанном виде? А пропорции тела очень и очень неплохи. Здоровым качком не назовёшь, но выглядит внушающе. Под тонкой кожей бугрятся мышцы, они словно слеплены талантливым скульптором, широкая грудная клетка раскачена, как и пресс. А руки. Мля, я на нем залипла, что за шутки?
    — Ну и ну, только заняла место и уже на заставку меня поставила? Я польщен. — От неожиданности стала хаотично нажимать на клавиши клавиатуры в попытке убрать это безобразие, а лицо горело, словно его паром обдало.
    — Это не я, она тут была! — Вашу через нашу, ну что за подстава то?
    — Да-да, так и поверил. Ходишь в тот же спортзал? — У меня стойкое ощущение, что покраснело все тело. Тем временем мужчина глубоко вдохнул рядом с моим ушком, от чего по коже прошлись странные мурашки.
    — Это ваша секретарь поставила, честно. — Самой себе хотелось подзатыльника влепить, лепетала тихим голоском оправдания, словно на горячем попалась.
    — Да брось, нет ничего постыдного в том, чтобы любоваться прекрасным. — Константин обошёл стойку и двинулся к своему кабинету, но, прежде чем войти, подмигнул. Подмигнул, кеп! У меня от обсурдности ситуации тот же глаз дёрнулся.
    — Вот что это такое сейчас было? — Пробормотала себе под нос и полезла в стандартные изображения, необходимо срочно поменять эту пошлятину. В последний раз посмотрела на начальника в одних спортивных шортах, покачала головой, сбрасывая наваждение, и полезла в документы, надо посмотреть расписание босса.
    А оно оказалось на удивление неплотным. Моя душа требовала хотя бы малюсенькой мести, и пусть свершиться она не раньше, чем через неделю, но путь прокладывать начну уже сегодня. К тому же, звонки с просьбами о личной встрече все-таки были, и много. Окошки заполнялись, улыбка растягивалась, и я нажала на селектор.
    — Константин Викторович, через пол часа встреча с директором ювелирного магазина "Дионика". — На той стороне связи была подозрительная тишина. — Константин Викторович?
    — Её не было в расписании. — Голос мужчины был необычным, как будто в нем присутствовала нотка страха. Чего, разумеется, просто не может быть, он же дьявол, разве нет?
    — Позвонила её секретарь и сказала, что их салон хочет заключить контракт на пакет услуг, а это обсуждается с вами, разве нет? — И снова тишина. — Константин Викторович?
    — Меня нет. Задрали собаки, переехал самолёт, сбила машина. Да похрен, придумай что-нибудь. — Любопытство подняло свою голову, даже страх отступил куда-то глубоко. Вышла из-за стойки и постучалась в дверь, а когда получила разрешение войти, просунула свою голову в обитель Люцифера.
    — Извините, но это же выгодный контракт, а вы собираетесь строить филиал, разве в этом случае деньги будут лишние?
    — Я отказываюсь встречаться с этой ненормальной. — И лицо такое насупленное. В моей голове наступил диссонанс, и он мешал активной мозговой деятельности. Ну никак не вязался образ опасного Люцифера, какой он был при первой нашей встрече и в тот момент, когда пугал и задавал вопросы в этом кабинете, с тем, что видела сейчас.
    — Но..
    — Это не женщина, а самый настоящий демон. М? Почему я чувствую печать Асмодея? — Его взгляд карих глаз, казалось, проникал внутрь, копошился там, выискивал то, что хотел, не заботясь об ощущениях. Мерзко, как же это мерзко, ощущение, будто я стою голая перед огромной толпой, и от этого взгляда не убежать, не скрыться. — Вот как, значит, ты продала свою душу, это многое меняет. — Сейчас он был больше похож на себя, короля поссметрия.
    — И… Что это меняет? — Странный разговор прервал цокот каблучков, который из-за открытой двери было прекрасно слышно.
    — Кооостииик, я пришла! — В кабинет вплыла шикарная блондинка, на лице выражение сытой кошки, и эта хищница с победным выражением рассматривала притихшего начальника. Нет, он что, реально боится эту девушку?
    — Алирия. — Красотка молниеносно оказалась возле его кресла и запрыгнула к нему на колени. На колени… К дьяволу..
    — Давай ты дашь какое-нибудь задание своей секретарше и мы расслабимся. Ну? Помнишь, как раньше? — И, не стесняясь меня, потянулась расстегивать ремень.
    — Не трожь! — От мужского рыка мне сделалось не по себе, попятилась спиной к выходу, становится свидетельницей чужих любовных игр не желала.
    — Да брось. Ну, где тут мой Люцик младший? — Блин, да где этот выход? Не хватало рассмеяться в такой момент… Люцик младший… Ухха… Я ж теперь смотреть на него нормально не смогу. Инстинкт самосохранения сдал, покинуть чужую территорию не успела, как рассмеялась в голос.
    — Да отстань ты от меня! — Он отбивался от неё, пытался убрать руки от ширинки, но та работала своими ручками шустро, успевая избежать его захватов. Прекратилось все резко, за спиной падшего ангела распахнулись чёрные крылья, перья на них будто впитывали солнечные лучи, оставляя вокруг себя мрак. Отвести взгляд не могла физически, они приковывали внимание, заставляли задыхаться от восторга, и я пошла к ним, медленно, боясь спугнуть наваждение. Все очарование разбилось об визг блондинки, она жалась практически у стены и едва ли не шипела.
    — Ты же знаешь, что ангелам запрещено их касаться, зачем? Почему ты прогоняешь меня? — Я не могла поверить, что эта девушка ангел. Принять существование демонов было гораздо проще, чем белокрылых хранителей души.
    — Я. Сказал. Проваливай! — И она исчезла. Буквально. Без всяких спецэффектов и прочей лабуды, оставив после себя лишь запах лаванды. — Ненавижу этих святош, мнят себя самыми чистыми созданиями на свете, а как доходит до пороков, способны переплюнуть даже демонов. Ты знала, что от них в этом измерении бродит целая армия полукровок? Даже мы себе подобного не позволяем, но, как любовники, этот вид пернатых хорош. — Крыльев не стало быстро, только сложил, и пропали. Мужчина со вздохом подкатил кресло к столу, во время демонстрации сил, когда он подскочил, мебель на колесиках уехала к самой стене, и подошёл к шкафу, где за чёрным, матовым стеклом стоял целый арсенал из крепких, и явно дорогущих напитков. Константин ловко наполнил пузатый бокал янтарной жидкостью и вернулся на рабочее место. — У тебя есть права? — Я не успевала переключаться с одной темы, на другую, и о каких правах идёт речь, понять не успела.
    — Они у каждого человека есть. — Брюнет усмехнулся, взъерошил волосы, от чего пряди стали торчать в разные стороны, и сделал большой глоток.
    — Я про машину. Водить умеешь?
    — В восемнадцать лет получила, но за рулём не сидела уже почти пять лет. — И все-таки человеческий разум не создан, чтобы понимать и принимать божественные явления, с момента моего знакомства с этой стороной мира все чаще ловлю себя на том, что отстою от скорости их мышления, что не успеваю сообразить и проанализировать фразы.
    — Замечательно, сегодня будешь моим водителем. — Он покопался в ящике стола и бросил в меня связкой ключей, поймала чисто на рефлексах. Неуверенно повернула к себе брелок и сглотнула. Мерседес, кто бы сомневался.
    — А вы уверены, что это хорошая идея? Я же потом не расплачусь за ремонт, если случайно поцарапаю.
    — А вдруг я катаюсь на старенькой? — Вновь посмотрела на брелок, потом на его хозяина.
    — Сомневаюсь. — Константин тяжело вздохнул, и допил свой бокал.
    — Ничего я не буду с тебя требовать в таком случае, но лучше постарайся не травмировать мою малышку, она ещё слишком молода, чтоб скрывать дефекты под косметикой. Ладно, поехали, у меня встреча за городом. — Вот спрашивается, зачем тогда пил?
    — Люцифер боится лишиться человеческого документа. — Даже головой покачала, и когда поняла, что и кому говорю, захотелось сквозь землю провалиться.
    — В жизни по человеческим правилам есть особый шарм, когда ты можешь абсолютно все, становиться невообразимо скучно существовать. Некуда стремится, нечего желать, а ваши рамки… Я будто в увлекательной игре, и это заводит. — Когда он рассуждал, то улыбался, обнажая ряд белоснежных зубов, но поразило не это. Его клыки, их кончики были острые, совсем непохожи на человеческие.
    Спуск на подземную парковку дался тяжело, непонятные мне эмоции и ощущения сбивали с толку, этот мужчина слишком противоречив, чтоб его понять, он другой. В одну минуту я могу испугаться его, разозлиться на него, посмеяться над его кривляньями, и это морально выматывает.
    Мы в полнейшей тишине дошли до ряда машин, нажала на сигнализацию и одна приветливо мигнула фарами. Мерседес майбах, стальная красавица чёрного цвета. И просто до безумия дорогая!
    — А может на такси доедите? — Мне даже на пассажирское сиденье было стыдно садиться, я не рождена управлять такими машинами, не рождена, чтобы жить в богемных условиях, и внутри буду чувствовать себя инородным предметом.
    — Садись уже, а? Не хватало ещё из-за тебя опоздать. — Нажала на кнопочку разблокировки дверей и села за руль едва ли не с закрытыми глазами. Салон из бежевой кожи, на панели большое количество разных опций, от автопарковки до проветривания сидений. Зачем этой машине вообще водитель? Убрала сумку на заднее сиденье, сделала глубокий вдох и вставила ключ в замок зажигания.
    — Какой у неё объём? — Константин хмыкнул, по-хозяйски устроился на соседнем сиденье, подкурил сигарету и выдохнул дым в открытое окно.
    — Пять и один, восемь цилиндров. — Пришлось сглотнуть вязкую слюну. Да, с педалькой газа надо быть очень аккуратной.
    Тем временем начальник вбил в навигатор адрес и махнул рукой, чтобы тронулась. Все бы хорошо, но даже при условии автомата умудрилась заглохнуть! Кажется, придётся привыкнуть к ощущению стыда в его присутствии. Вцепилась в руль и машина поехала. Несмотря на огромное сердце в виде мотора под капотом, она ехала бесшумно, но само ощущение мощи, осознание, что стоит немного надавить на газ и она рванет вперёд, пьянило. Никогда не замечала за собой особой любви к скорости, но сейчас хотелось узнать, на что эта красавица реально способна, узнать её характер, реакцию на свободную трассу.
    Лёгкий рок раздался из динамиков, из-за чего адреналин в кровь стал поступать активнее. Объезд одной машины, другой. Одиннадцать дня, дорога практически свободна, но только на трассе я начала получать ни с чем несравнимое удовольствие, и когда навигатор сообщил, что мы на месте, безумно расстроилась.
    — У тебя глаза горят. — Тихий мужской голос вывел из состояния транса, разделил мою душу с машиной, помог сделать глубокой вдох. — И сейчас я тебе завидую, подаришь мне эти ощущения? — Повернулась к Константину и улыбнулась. Я хотела бы этим поделиться, ведь могу себе только представить, какого это, прожить не одну тысячу лет, когда радости жизни приелись, когда теряешь даже надежду попробовать что-то новое.
    — Как? — Невесомое касание холодного пальца к губам заставило замереть, а карие глаза стали затягивать в свой омут. Поцелуй не был неожиданностью, он достаточно медленно тянулся к моему лицу, чтобы успела передумать, но от чего-то не получилось, не смогла. Мягкие губы заставили застонать от дикого удовольствия, а наглый язык требовал вступить с ним в игру. Минута. Меньше минуты длился этот поцелуй, однако, он практически полностью вытянул мои силы, эмоции. Когда он оторвался и вытер большим пальцем свою нижнюю губу, почувствовала себя куклой, живой, но пустой.

Глава 6

    Я толком не осознавала, что было на встрече, и какую тему обсуждали, эмоций не было, сплошная пустота. Даже раздражения и злости не замечалось. Механически делала пометки в ноутбуке Константина, мысли текли вяло, а вот мозг работал неплохо, словно в голове компьютерный процессор. Назад возвращались той же дорогой, но езда не приносила удовольствия, зато все правила соблюдала, на что босс ворчал, мол, тащимся, как беременная улитка. Пусть ворчит, мне все равно.
    Офис встретил привычным шумом разговоров и писком техники, работники бегали по отделам, требуя потерянную бумагу, новый картридж и с уговорами закончить отчёт. К себе на ресепшен села, и почувствовала усталость. Первой эмоцией за несколько часов было раздражение, бесило даже то, что начальник окопался в своём кабинете и не кажет оттуда нос, чувствует бурю, зараза. К раздражению маленькими щепотками прибавлялась злость, прям интересно, какой коктейль получится в конце рабочего дня, до которого осталось буквально один час.
    — Эй, сюда смотри! Понабрали идиоток. — Возле стойки была брюнетка, миндалевидные глаза, вздёрнутый носик, нижняя губа была немного полнее верхней и скулы, за такие выразительные скулы многие женщины готовы душу продать. Но с оскорблениями она пришла не вовремя, бесячье состояние вышло на новый уровень и грозилось затопить посетительницу.
    — Тут мозги не выдают, вам в другую очередь. — За дверью начальника раздался подозрительный хрюк.
    — Какие ещё мозги? — Начала возмущаться посетительница.
    — Свиные, полагаю. — Ещё один хрюк. Он что там делает?
    — Не зарывайся, отброс, иначе закончишь своё жалкое существование на обочине жизни! — Глаза девушки стали отливать золотом, а зрачок вытянулся в змеиный. Уж не знаю, где прячется инстинкт самосохранения, но сейчас мне было абсолютно без разницы, что за мифический выродок стоит напротив в этот раз.
    — И нечего тут ресничками хлопать. По какому вопросу явились? — Кажется, этого она стерпеть не могла. Не знаю, каким образом, но девушка в момент оказалась рядом, а потом короткий полет, и меня пришпилили к стене за горло в мгновение ока.
    — Да как ты смеешь, дрянь! — О, даже шипит по змеиному.
    — Мне только подохнуть сегодня не хватало. Сделай милость, избавь нас от возможности видеть друг друга. — Горло сдавили сильнее, но страх так и не появился.
    — Ланита, убери руки от моего секретаря и отойди на несколько шагов.
    — Она оскорбила меня, эта жалкая человечка посмела огрызаться! — И я позволила себе гаденько улыбнуться. Ну а что, Люцифер не даст меня убить, а если и даст, то мои мучения в этом мире закончатся раньше времени.
    — Ланита. — Голос начальника стал тише, но даже меня мурашки пробрали, и демоница подчинилась. — И впредь не смей её трогать, девчонка пуста, я перестарался с её эмоциями, надо сказать Марку, чтоб не трогал её две недели, а то помрет ещё. — Чего мне стоило не запустить в него подставкой для папок, кто бы знал. Мерзкие демоны! Стук в дверь стал неожиданностью для всех, Ланита изволила отпустить мою шею, Константин подобрался, и вопросительно уставился на меня. И нечего так смотреть, встреч на сегодня больше не назначено. Надо же, любопытство проснулось.
    — М? Кариночка, рад тебя видеть. — В кабинет, сияя улыбкой, зашёл застройщик филиала, казалось, будто он и не замечает напряжённой обстановки.
    — Здравствуйте. — Из-за того, что горло сдавила эта змеюка, голос вышел немного сиплым.
    — Николай Сергеевич. — Напомнил мужчина. Его было трудно забыть, как и феноменальное столкновение в лифте.
    — Какими судьбами? Мы же обсудили все моменты. — Неоправданная грубость Константина к пришедшему покоробила, ведь от него зависит качество филиала, и его внешний вид.
    — А не к вам, я к Карине Витальевне. — Ко мне? Эмоции вернулись разом, чуть не сбив с ног, пришлось упасть в кресло и глупо таращиться на визитера. Неужели такой видный мужчина заинтересовался мной? Это странно, но упускать такую возможность сходить на свидание не хотелось.
    — Она сегодня задерживается. — Раздражённый голос начальника спустил с небес на землю.
    — Тогда узнать номер, вы же мне его дадите? — Это уже ко мне вопрос? Кивнула, и быстро написала цифры на клочке бумаги, и если бы начальник захотел, он бы наверняка вспыхнул в руках у Николая. — Замечательно, я вам чуть позже позвоню. — Демонстративно сложил листочек и убрал в нагрудный карман. Зря я пытаюсь устроить личную жизнь на глазах своего босса, но так хотелось получить нормального мужского внимания, построить в будущем семью. В этом идеальном плане был существенный минус, моя душа принадлежит аду, а это значит, что необходимо получить контракт и поискать там лазейки, глупость, совершенная на дурную голову, может вылиться в серьёзные неприятности. Пока я об этом думала, Николай уже ушёл. Тем лучше, хоть в голове порядок наведу.
    — Ланита, ты по какому вопросу? — Спросил Константин, но её взгляд, направленный в Николаю, не понравился, она смотрела на него глазами хищницы, что заприметила добычу, и, велика вероятность, что кавалер переметнется к другой, так и не начав ухаживать за мной. Где я, и где демоница, командующая сукуббами и инкубами? У неё похоть и умение соблазнять в крови, или что там у демонов по венам течёт.
    — У нас серьёзная проблема, кто-то слил наши пентаграммы вызова, вот, твоя секретурка явный тому пример. Мы не имеем права раскрывать свои личности, ещё не хватало привлечь к себе внимание твоего отца. Меня дёрнули посреди ночи для заключения контракта, а если бы я с клиентом разговаривала? — Что ж, это действительно проблема, не хочется, чтобы человечество основным числом попало в ад, а ведь есть ещё и подростки, которые могут вызвать демона чисто из любопытства.
    — Это к Асмодею, пусть проверит каналы, Карина сейчас напишет сайт, на котором нашла способ вызвать одного из наших. — Щеки вспыхнули, и вот как мне его написать?
    — Я не помню, просто через поисковик зашла на первый попавшейся. — Демоница закатила глаза, явно говоря этим жестом "что с этой дуры взять", поклонилась Люциферу и ушла.
    Умудрится нагрубить целому архидемону, и где, спрашивается, был мой мозг? В отпуске? Не вовремя он его себе устроил, а все из-за минутной слабости в машине. Хотелось найти тёмный угол, запрятаться в него и жалеть себя, ситуация — нарочно не придумаешь.
    Пока предавалась унынию и осознанию своих поступков, в комнате что-то изменилось. Подняла голову и взгляд упёрся в закрытую дверь. Вот как, решил проявить благоразумие и хотя бы на немного оставить меня в отдалении от их братии, плюсик ему в карму.
    Так думала ровно до того момента, пока некто не положил руки на мои плечи, от чего сердце сбилось с ритма, а из горла вырвался судорожный вздох, и пока не пришла в себя, он нагнулся к ушку и вкрадчиво прошептал:
    — Твоя душа принадлежит мне, не смей отдавать её другому. — Стало дурно, его слова ударили по больному, напомнили, что теперь я не могу распоряжаться своей жизнью, как и прежде.
    — Разве я не могу создать семью, пока жива? — Тихий смешок заставил внутренности сжаться, было ощущение, будто стою в клетке, спиной к голодному льву.
    — А зачем тебе это? Муж, который будет работать до семи, забывать забирать спиногрыза с садика, да вечером выходного дня пить с друзьями в баре, оправдываясь, что заслужил после тяжёлой недели отдых? Или ребёнок, который по мере взросления начнёт отдаляться от тебя, а после и вовсе создаст свою семью, в которой старой матери не будет места? Через сорок лет ты будешь сидеть на кухне, перебирать фотографии давно минувших лет, и жалеть, что из-за вечно недовольного мужа и неблагодарного ребёнка упустила множество возможностей. Это билет в один конец, Карина, не стоит совершать такую ошибку.
    — Мне вас жаль. — Руки на плечах дрогнули, и я решилась продолжать. — Мужа выберу себе я сама, и пусть он будет не идеальный, а ребёнок… Он не забудет хорошую маму, не оставит, а если так и произойдёт, то буду виновата сама, значит не додала любви, внимания, значит в чем-то ошиблась. Вам никогда не хотелось любви? Семьи? Жены, которая будет жить ради вас, ребёнка, до боли похожего на вас?
    — Ты несёшь чушь, но когда поймёшь это, будет поздно. Валяй, иди на свидание с этим хлыщем, если повезёт, то просто трахнет и исчезнет, а нет, то будет отравлять твоё существование до конца жалкой жизни. — И Константин ушёл в свой кабинет, оставив после себя лишь шлейф дорогого парфюма и глухую пустоту. Что со мной происходит? Почему мне хотелось остаться рядом с ним подольше? Он же невыносимый, непроходимый эгоист, которой не считается со мнением окружающих, и эта необъяснимая тяга меня может погубить.
    Из размышлений выдернул телефонный звонок, номер неизвестный. Нажать зеленую кнопочку много времени не заняло, и на той стороне услышала мягкий мужской баритон.
    — Карина? — Голос был знаком, и мне не хотелось ошибаться в своих выводах. — Это Николай. — Странные ощущения от близости короля ада испарились, оставляя спокойствие и щепотку радости.
    — Да, здравствуйте.
    — Я хотел бы пригласить вас завтра в ресторан, познакомится нормально, пообщаться. Если закажу столик на девять в "Шариде", вы успеете собраться? — Вот это понимаю напор, мне нравится.
    — Постараюсь. До завтра.
    — До завтра, Карина.
    Люцифер не тревожил меня до семи вечера, нагрузил работой через селектор, и больше даже на звонки не отвечал. Чем же он там занят, что даже мне не отвечает? Ну и пусть, так даже лучше, спокойно домой уйду. Разложила аккуратно все листы, убрала папки на места, и ушмыгнула из офиса, если начальство чем-то недовольно, то на глаза ему лучше не попадаться, особенно моему. Домой ехала, словно меня что-то подгоняло, будто там могло произойти нечто, что требовало моего непосредственного вмешательства. Дверь открывала дрожащей рукой, но за ней меня ожидал заливистый женский смех. Не поняла, мои соседи подружку привели? Надеюсь, они не помешают мне поужинать и спокойно приготовится ко сну, но все оказалось куда прозаичнее. В кухне сидела Алинка, похудевшая, розовощекая, она грациозно попивала рубиновое вино и вовсю заигрывала с Кириллом.
    — О, а вот и наш начальник пришёл. — Задорно пропела бывшая коллега.
    — Чего? Какой ещё начальник? — И тут она охнула, будто от боли, обиженно посмотрела на Михаила и хмыкнула.
    — Да это я так, ради шутки сболтнула. Присоединяйся к нам, поболтаем. — Выбора у меня все равно не было, к тому же, было действительно любопытно узнать, как она поживает, хотя подругами мы никогда не были.
    Посидели мы хорошо, бокал вина приятно согревал тело, давал лёгкость, а хорошая компания поднимала настроение. Михаил пытался весь вечер за мной ухаживать, из-за чего ощущала неловкость. Не нравился он мне, как мужчина, как друг хорош, но не более.
* * *
    Ласковое касание по внутренней стороне бедра вызвали целый строй мурашек, а глаза закрылись, чтобы могла острее почувствовать эту ласку. Нежный поцелую в шею, в ямочку на щеке, а после и трепетное прикосновение к губам, что поглотили тихий стон. Мужские руки быстро довели до состояния, в котором могла только умолять не прекращать, хотя прикосновения были не очень откровенными. Рассеянный взгляд уловил момент, когда он облизал палец, медленно, чувственно, так же он ввёл его в меня, понемногу растягивая, распаляя ещё сильнее.
    — Давай, малышка, откройся для меня. — Я знаю его, знаю не одну жизнь, мы уже виделись когда-то, но кто он? Не хватает сил поднять глаза выше, они сосредоточились на влажных губах, что сейчас нежно улыбались. — Ты же хочешь меня, правда? Хочешь, я чувствую это. — Он упёрся на руки, и немного придавил своим весом, давая возможность ощутить его мощь, ощутить силу его желания. Прикосновение бархатной головки ко влажному входу…
    Проснулась от боли в локте, снова упала с дивана. Сознание не сразу вернулось, а тело потряхивало от ночного безобразия. Дожилась, уже такое снится, пора успокоить женское либидо, иначе на первого попавшегося мужчину кинусь. Прохладный душ помог убрать истому, что скручивала низ живота спазмами, скорый завтрак, и забег на работу. В этот раз Константин походил на нормального начальника, требовал документы, гонял на двадцать первый этаж к Марку за отчетом. Я даже порадовалась передышке от демонских явлений и заскоков. Обычный офис с обычными людьми. Рабочий ритм нарушила эсмска от Николая, он напомнил, что сегодня ждёт меня в ресторане и предложил за мной заехать, на что вежливо отказалась. У него наверняка дорогущая тачка, и если за мной такая заедет, то сторожилы подъезда все кости перемоют, буду всё свидание с красными ушами сидеть. Надеюсь, меня сегодня не задержат на работе, хочется выглядеть шикарно, все-таки давно не была на настоящем свидании.
    Вот только с той смски пошло все на перекосяк. Сначала порезала палец об важную бумажку, испортив ту кровью, наскоро бинтовала и пошла вновь собирать подписи, потом умудрилась прищемить его же дыроколом. Дыроколом, вашу через нашу! Пришлось выделить пять минут, чтобы порелаксировать и привести эмоции в порядок, успокоится. Хватило на двадцать минут. Стоило встать из-за стола, как споткнулась об ролик кресла, и в попытке поймать равновесие, сломала каблук, при этом подвернув ногу. Вот не знай о своей невезучести, точно на проклятье бы все списала! Обидно было до слез, дорогие туфли же! Села в кресло и пыталась присоединить каблук к лодочке, хотя и знала, что это бесполезно.
    — Карин, тебе должны были принести договор на охрану Григоренко Людмилы, он мне сейчас нужен. — Пришлось снимать и целую туфельку, хорошо хоть капроновые колготки одела, не босиком по паркету ходить. Только сейчас оценила расточительство начальника, кафель вышел бы дешевле, но ноги замёрзли бы точно. Нашла в стопке договор по охране важной шишки и поспешила в кабинет Константина. Сам мужчина сидел взъерошенный, галстук расслаблен, пиджака нет, прям хоть сейчас бери камеру и запечатляй редкий кадр в наше время "трудоголик, подвид законченный". Прокралась до стола и положила стопку на самый край, от чего мужчина вздрогнул.
    — Ты по воздуху сюда пробралась, что ли? Спасибо, и подготовь ещё смету за июнь, можешь даже матом бухгалтерию поторопить. — Кивнула, и поспешила к выходу. — Это что ещё такое? — Неуверенно повернула голову. Ну вот, сейчас ещё и ругать за нарушение дрескода будут. — Почему ты босиком? — Поджала пальцы на ногах, и постаралась вежливо улыбнуться.
    — Скажем так, моё невезение вышло на новый уровень. Каблук случайно сломался, придётся некоторое время походить так. — Мужчина уверенно встал, поправил галстук, что-то достал из ящика стола, сунув это что-то в карман брюк, и двинулся на меня. — Кхм… Константин Викторович? — Но он спокойно подошёл ко мне и поднял на руки. Если честно, то этот факт дошёл только тогда, когда вышли из кабинета в приемную. — Я и сама ходить могу, поставьте на пол, пожалуйста.
    — У тебя есть с собой сменная обувь? — Отрицательно покачала головой. — Значит, едем в магазин, ты с недавнего времени моя собственность, а я привык о ней заботится. — Собственность, значит?
    — Поставьте меня. — Ноль эмоций, даже бровью не повёл. — Я и сама могу ходить, и я вам не игрушка! — Кончики губ дрогнули, будто хорошую шутку услышал.
    — Ты игрушка, пока ещё живая, обладающая человеческой плотью, но по щелчку пальцев могу убить тебя, и сделать демоном. Как думаешь, какой из тебя получится демон? Если прикажу, то будешь мои туфли целовать, и не морщиться. Лучше будь хорошей девочкой, и не перечь. Мои желания исполняются, быстро, и беспрекословно. Все ясно? — Ну и сволочь, только подумаешь, что нормальный, как он выкидывает очередной фортель. — Не слышу.
    — Ясно. — Если так нравится, пусть таскает на руках, от меня не убудет, к тому же, он прав, не стоит провоцировать чудовище.
    Люди таращились на нас, некоторые даже глаза не веря терли. Почему-то было стыдно, спрятала лицо в рубашке и тихо сопела, в тайне наслаждаясь его туалетной водой. Надо будет название спросить, чтоб купить и нюхать вечерами, ненавижу свою слабость к ароматам, если понравится, то за уши не оттащишь. С людьми у меня всегда так, насколько бы приятен не был человек, не смогу с ним общаться, если не нравится его запах. Но почему у такого гада такой аромат? За обнюхиванием не заметила, как моё тело загрузили на соседнее с водителем сиденье. Мужчина сел за руль, завёл свою красавицу и мы выехали с парковки. Говорить не хотелось, неловкость пропитала весь салон, даже сам Люцифер смотрел только на дорогу, сжимая руль сильнее, чем положено. Несколько поворотов, и мы остановились возле торгового центра, снова надежные мужские руки понесли непонятно куда, но в этот раз хотелось эгоистично повиснуть на его шее и не слезать. Да что за качели? Неужели мне действительно мог понравится тиран с замашками рабовладельца? Это же дурость настоящая, вот схожу сегодня с Николаем на свидание, и выветрится симпатия к собственному хозяину.
    Пока Константин объяснял консультанту, какие туфли мне нужны, пришла очередная смска, кавалера дёрнули в Питер по очень важным делам, и свидание провалилось, так и не начавшись. Супер, мог бы и не извиняться. Настроение улетело в трубу, нацепила первые принесённые туфли, убедилась, что подходящий размер, и пошла оплачивать покупку, вот только мне карточку наглым образом засунули в вырез кофточки.
    — Уж обувку своей игрушке купить способен. — Ответить ничего не смогла, стояла и краснела на глазах у продавцов, а те, как назло, нацепили понимающие улыбочки. Сегодня точно не мой день! Все валилось из рук, накрывшееся медным тазом свидание, ещё и Люцифер позорит своим отношением. Да, я продала свою душу, но она все ещё во мне, и поступать так со мной он не имеет права. Хочет платить? На здоровье. Развернулась на зверских каблуках и пошла на выход, не остановило даже злое рычание за спиной. Достало, как же меня все достало! Двери открылись автоматически, выпуская в пекло середины лета. Несмотря на рабочий день, торговый центр был полон народа, даже снаружи людей было столько, что приходилось лавировать. До остановки оставалось не очень много, как тяжёлая рука грубо развернула за плечо, наверняка оставив там приличные синяки.
    — Что вам ещё надо? — Злость и обида уже вышли на тот уровень, когда без разницы, кто перед тобой, и какую силу имеет.
    — Я тебя не отпускал. — И снова этот вкрадчивый голос.
    — Простите, ваше высочество, но мне необходимо вернуться на работу. — И желательно как можно быстрее её закончить, хотелось домой, лечь на свой старенький, продавленный диванчик, и ни о чем не думать.
    — Властью, данной мне, приказываю. На колени. — Тело медленно, не подчиняясь моим командам, опустилось на колени перед этим выродком. — Проси прощения. — Язык онемел, губы открылись сами собой и из горла, против воли, вырвались слова:
    — Простите меня, хозяин. — Люди вокруг смеялись, кто-то достал смартфон и делал забавный кадр, а меня душили слезы. За что? Какое гадкое чувство, будто на голову вылили ушат помоев. "Смотри, кажется, богатенький мальчик резвится", "как она только может так унижаться? Наверняка ради денег". Мерзко, как же мерзко.
    — За что ты просишь прощения? — Плевать, раз надо унижаться перед ним, значит буду.
    — За то, что сбежала, не спросив вашего разрешения.
    — А должна просить за то, что не осознала своего места. — Мужчина, на удивление мягко, поднял моё лицо за подбородок. — Игрушки должны быть покорными, чтобы хозяин был доволен, тогда у них будет все. Но ты не просто игрушка, ты продажная душонка, об которую даже руки марать не хочется. Вставай, и иди в машину. — И я пошла, глотая слезы унижения, пошла, не обращая внимания на смешки за спиной. Какие же люди жалкие, только дай волю, и они будут насмехаться, издеваться. Им плевать, что я испытываю, им важнее получить зрелище, заснять это на камеру, и что для них всего лишь развлечение, для других может быть настоящей катастрофой. Я тоже жалкая, поддалась порыву, сделала решительный прыжок, в попытке отгрызть кусок нормальной жизни, прям как крыса, которую загнали в угол. Отгрызла, вот только теперь сама не рада, и если я не найду лазейку из лабиринта, в который сама же себя и загнала, то придётся мучиться всю жизнь, если и не после смерти тоже. Ничего, я справлюсь.

Глава 7

    Уже сидя в машине старалась привести мысли и чувства в порядок, но обидные слёзы не хотели останавливать свой бег, дорога расплывалась в глазах, а макияж наверняка потёк.
    — Хватит реветь. — От его приказа солёная влага побежала быстрее, это просто бесконтрольный процесс.
    — Извините, я сейчас успокоюсь. — Раздался скрип обивки руля.
    — Ну почему человечки такие эмоциональные? Демоница бы рада была, что за непослушание только пожурили, а не кнутов отсыпали, но ты почему-то еще и недовольна.
    — У нас не принято ставить другого человека, если тот ослушался прямого приказа, когда-то такое и было, но не сейчас. — Пробурчала себе под нос.
    — Да? Кажется, все-таки придётся последовать совету Марка и выяснить все о человеческой жизни двадцать первого века. — Компания Цербер существует уже более пяти лет, как он не выдал себя. Черт, только начать оправдывать его поступок не хватало, соберись, тряпка! Но слезы высохли, оставив лишь червячок обиды, что до сих пор подгрызал душу.
    В офис заходить не хотелось, не помогали даже уверения, что отработать осталось жалкий час.

    Люцифер
    Я потерялся. Потерялся не в годах, эпохах, и чем старше становлюсь, тем дольше длится спячка, в последней пробыл почти пятьсот лет. Хотя, для таких, как я, и это не срок. На что я надеялся, уйдя на такое количество времени? Хотел забыть смерть своей пары? Не забыл. От сумасшествия спасала только надежда, что она переродится. Моя маленькая, ревнивая Элирия. В тот момент я взял под крыло ведьм, ведь в них так, или иначе, текла демоническая кровь, и многие из них занимались травами, да лечением. Эти женщины жили на отшибе, помогали отцовским творениям не сдохнуть раньше времени, но это их не спасло. Элирия была демонессой, и она крайне болезненно реагировала на тот факт, что не может забеременеть. Две сотни лет попыток привели к тому, что она обратилась к одной из таких ведьм, и её отказ от помощи восприняла крайне ревностно. Ну как она умудрилась сделать вывод, что многие из них мои любовницы? Наслушалась людских сплетен. Глупая, нашла кому верить. Массовое сожжение привело в шок даже меня, хотя в преисподней и не такого насмотрелся. Горели многие, одарённые и нет, это то и привлекло моих небесных братьев, а я не уберёг пару от казни. Сколько я продержался, лет двадцать? Примерно столько, на большее не хватило сил.
    После пробуждения сразу же заглянул в реку мертвых душ, именно туда она отправилась, и именно там я не имел власти, но что там обнаружил? Её отсутствие! Эти олухи проворонили момент, когда она отправилась на перерождение! Перепроверил всех девушек в своих владениях, на ковёр приводили дочерей даже мерзкие черти, и ничего. Последним вариантом осталась явь, на её душе моя печать, и к ангелам точно бы не попала. Столько времени в аду управлял Вельзевул, и поработает ещё немного. Но вот уже больше пяти лет ищу, оставил Ад на Аббадона, пытаюсь поймать отклик своей половины, удовлетворяю животное желание со множеством женщин, но кроме пустой разрядки ничего не получал.
    В мужской бар пригласил очередной клиент фирмы, сказал, что девочки там словно на подбор. В последнем был согласен. Конечно, грации демониц им не хватает, но тоже очень неплохо двигаются. За разговором и обсуждением контракта ощутил то, что уже и не чаял. Тонкий аромат камелии издевательски защекотал ноздри, привлекая внимание к тонкой фигурке на шесте. Она. Моя девочка. Демонская составляющая из неё выплескивалась лавинной, привлекая внимание всех мужчин в зале. Хотелось в ту же секунду стащить её оттуда и укрыть, но не мог себе позволить напугать, вряд ли после перерождения она ещё помнит меня. Что ж, пусть дотанцует, сразу после этого найду её и утащу в своё жилище, поставлю метку и буду наслаждаться своим любимым ароматом.
    Мир изменился за то время, пока я спал, приходилось привыкать к новым реалиям, этой их технике и автомобилям, за последнее глупым человечкам даже руку пожать готов. И вот, когда я мог забрать её домой, она исчезла! И я, повелитель ада, не смог уловить её демонскую суть. Она же была, это почувствовал отчётливо, но после танца — ничего, вокруг только люди. Пришлось напрягать Марка в поисках, вот только мой начальник киберзащиты ничего не нашёл, бесила ещё и странная человечка, что вечно попадалась на глаза. Даже грешным делом подумал, что мои небесные братишки подослали, чтобы навредить. Понимаю, что абсурдно, но странный интерес погасить был не в состоянии.
    Прошёл ещё один день, и из-за ухода секретаря, пригласил на эту роль Карину. Не думал, что когда-нибудь признаюсь, но я боялся самого себя. Почему именно в тот момент, когда моя истинная совсем рядом, появился интерес к этой неуклюжей кукле? И почему проявилась ревность, когда рядом с ней оказался застройщик? Она сжимала нутро когтистой лапой и требовала, чтобы вырвал её из чужих рук. Девчонка принадлежит мне, это немного успокаивало, но жутко бесила бунтарская натура, на приказы кивает головой, а в глазах противоречие. Как же это злит, продажная душонка тянула к себе с невероятной силой, мне хватает и с этим бороться, так она решила меня опозорить в магазине, выставить жадным, неспособным оплатить женскую обувь.
    Наказал за это на свою голову, кто ж знал, что девчонка настолько слаба морально? Теперь сидит в машине и ревет! Она мне точно не пара, иначе бы ощутил, но тогда почему её расстройство так больно ранит меня? Почему хочется самому себе в лоб дать? А все разница между веками, хотя думал, что достаточно поднаторел в этом современном мире.
    Вроде успокаивается, это хорошо. Отвлёкся от дороги на её подрагивающие губки и чуть с ума не сошёл. Нельзя же так над мужчиной издеваться! Схватилась за край юбки в попытке упокоится, теребит его, а мне дурно. В голове всплыла картинка, как сдираю эту ненужную ткань, усаживаю к себе на колени и прижимаю к восставшей плоти. Штаны моментально стали тесными, а яйца сжались, требуя от меня опустошения конкретно в эту человечку. В принципе, почему бы и нет? От меня все равно не понесёт, нефилимы во все времена были редкостью, а вот впервые за такое время сильное возбуждение радовало.
    До офиса добрались быстро, уверенно вышел из машины, подал руку Карине и поспешил на свой этаж. За цифрами на табло лифта следил с каким-то издевательским наслаждением, а понимание, что сейчас будет кому-то жарко, подгоняло на хуже кнута. До конца рабочего дня осталось буквально сорок минут, справятся и без меня. Закрыл на ключ дверь приёмной и повернулся к блондинке. Стоит, колени трясутся, в глазах страх. Не стоит меня боятся, девочка, время мы проведём ко взаимному удовольствию. Стал медленно подходить к ней, не желая испугать ещё больше, но она все отходила и отходила, пока не прижалась спиной к стене. Аккуратно поставил руки по разные стороны от её головы и вдохнул аромат камелии. Все же странно, что от её души пахнёт так же, как и от моей пары, возможно, именно поэтому моё тело так остро реагирует на её. Прошёлся правым пальцем от ушка вниз, до ключицы, по вырезу декольте. Тяжело дышит, но пока ещё не от возбуждения. Ничего, сейчас это исправлю. Юбка задралась до талии с небольшим трудом, но ткань рвать не стал, это ей точно не понравится.
    — Пожалуйста, не надо. — Раздался тихий шёпот. Прости, маленькая, я не ощущал этого уже несколько веков, и остановится не смогу.
    — Карин, не сопротивляйся, не стоит. Постарайся расслабиться, я не отступлю. — Аккуратно подхватил хрупкую девушку под попу и поднял, ожидая, что обнимет ногами мою талию, но она этого не сделала, просто повисла безвольной куклой, гася тем самым все желание обладать. — Ясно. Сейчас можешь идти, но вскоре это произойдёт, и не советую оттягивать неизбежное. — Видеть и дальше её потерянное лицо не было сил, молча открыл дверь в коридор и ушёл к себе в кабинет, где стоит открытая бутылка хорошего односолодового виски. Жаль, что она не приняла меня, но всему своё время. Горячая жидкость прошлась по стенкам желудка, но чувства успокоения не принесло. Не знаю даже, почему перенял эту человеческую привычку, если опьянение ощущаю только после большой дозы, да и то минут на тридцать. Жаль, именно сейчас хочется забыться хотя бы на ночь, утопить глухую тоску, отключить голову и не думать о двух таких разных женщинах. Почему меня, познавшего единение с парой, и почти нашедшего её вновь, тянет к посторонней, к той, что навсегда запятнала свою душу её продажей. Контракт. Вот уж ирония, тот, кто его создал на началах правления, ненавидит всем сердцем. Как же хочется, наконец, получить наследника и уйти на покой.

    Карина
    Грязно. Я чувствовала себя грязно, будто окунулась в яму и сижу в ней без права вылезти. Его касания пугают до остановки сердца, но почему меня так тянет к ним вернуться? Это отвратительно, настолько сильно желать и столь же люто этому противится, словно кто-то свыше издевается надо мной, давая противоречивые эмоции, и я не могла выбрать хоть какую-нибудь сторону. Стою в открытой приёмной с задратой юбкой на ватных ногах и пытаюсь унять сердце. В себя привело шуршание в кабинете Константина. Кажется, я мазохиста, но тело выбрало направление и уверенно шло к цели, по пути поправляя одежду.
    Сидит на диване, в руках пузатый бокал, плечи поникшие, а аккуратно уложенная причёска сейчас напоминал вихрь. На моё приближение мужчина не среагировал, даже когда встала перед ним не проявил никакой реакции, неужели настолько ушёл в себя? Пуговки блузки легко поддавались пальцам, обнажая светлую кожу и кружево лифа, пока белая ткань не скользнула на пол, к ней отправилась и юбка, оставляя меня в одних чулках и нижнем белье.
    — Посмотри на меня. — Вздрогнул, поднял рассеянный взгляд и уронил бокал, разливая на бежевом ковре остатки элитного алкоголя.
    — Зачем ты пришла? — Странный вопрос, и отвечать на него не собиралась, аккуратно коснулась плеч и подтолкнула, чтоб облокотился спиной на диван, после чего села сверху, прижимаясь своими бёдрами к его. Аккуратное касание губ, осторожное, робкое, и когда ответил, потерялась в нем.
    Это что-то безумное, первобытное. Кружевная ткань не выдержала напора и лопнула с треском, свои руки так же не могла контролировать, хотелось быстрее добраться до его кожи, вдохнуть его аромат. Пуговицы рассыпались по дивану, оголяя то, до чего с остервенением добиралась, но насладиться не успела. Грубо приподнял, стянул с себя штаны с боксерами, и вошел одним толчком, растягивая, подстраивая под себя. Жестко, быстро. Сжал в кулаке волосы и потянул, чтоб сильнее прогнулась в пояснице, после чего жадно приник к груди. Боль граничила с острым удовольствием, смешиваясь в безумный коктейль, который уже после одного глотка напрочь отключил голову. Последние толчки были особенно ощутимы, и они довели до оргазма, который волной прошелся по всему телу, напитал энергией каждую клеточку, и тут же отступил, оставляя приятную опустошенность. Интересно, а почему во рту вкус крови? Посмотрела на шею любовника и впала в ступор. Неужели контроль был настолько потерян?
    — А ты на удивление крепкая для человечки. — Произнёс довольный мужчина, разница с ним прежним была настолько велика, что я растерялась. Нежная улыбка, лучики едва заметных морщинок от уголка глаз, казалось, что он действительно наслаждался моментом и показывал мне, какой он на самом деле.
    — А ты на удивление аккуратный для короля преисподней. — И он рассмеялся, искренне, задорно.
    — Только подчиненным не говори, это подорвёт мой авторитет. — Только сейчас заметила, что фривольно перешла с ним на "ты" не испытывая дискомфорта, хотя, когда он во мне, точно было бы глупо выкать.
    — Есть момент, мы не предохранялись. — Люцифер аккуратно коснулся щеки и вытер большим пальцем влагу с губы.
    — На счёт этого можешь не волноваться, я стерилен для всех, кроме своей пары. — Зря я подняла эту тему, он практически сразу вернулся в своё прежнее состояние, встал, достал из кожаного портфеля влажные салфетки, вытерся сам, и протянул упаковку мне. Стало как-то обидно, да и на что я рассчитывала? Что тысячелетний демон после секса воспылает ко мне неземной любовью? Привела себя в порядок, покрутила в руках порванные трусики, и надела на голый зад узкую, офисную юбку. Ладно, до дома доберусь на такси.
    Расставались мы неловко, и начальник смотрел на меня с долей странного сочувствия. Вот только этого мне не надо, сама знала, на что шла, но почему так горько? Уже у себя дома, стоя под упругими струями горячей воды, пыталась понять, что же будет дальше, но ни к чему не приходила.
    Во рту до сих пор был необычный вкус крови, терпкий, манящий испить её вновь. До этого момента не замечала за собой подобной тяги, неужели это из-за его происхождения? Изгнанный с небес ангел, дашь ли ты мне шанс прожить достойную жизнь? Ведь сразу после нашего с тобой первого раза поняла — я приду к тебе снова, и буду приходить, пока не отвергнешь. Нельзя нам, обычным человеческим женщинам, приближаться к демонам, ведь тогда сгорим, будто мотыльки.

    — Что ж, все идёт по плану, надеюсь, что после содеянного наш младший брат не разнесёт владения ангелов. — Михаэль сидел в своём любимом кресле и смотрел на разноцветные блики от амброзии в бокале.
    — Даже если и так, мы обязаны пробудить её суть. Уриэль, ты нашёл подходящую полукровку?
    — Габриэль, не капай мне на мозг, нашёл я девчонку, вам осталось только подделать печать на её оболочке и подсунуть Люци. — От сленга земной молодёжи Михаэль скривился.
    — Пожалуй, тебя пора загрузить работой, ты слишком много времени проводишь среди людей. Иди, и подготовь места, после того, как она пробудится, настанет очередь всадника.
    — Ненавижу бумажную работу. — Пробурчал один из самых энергичных архангелов, ему нравилось выполнять более интересные задания, чем погружаться в архив и отбирать души, которых можно отправлять на перерождение. Это в аду неограниченное количество мест для грешников, а в раю требуется регулярно проводить чистку.

Глава 8

    Наконец-то, выходные. Эту ночь спала, словно убитая, вся неделя выдалась крайне нервной, это здорово истощило резервы организма, поэтому субботу решила провести в обычных домашних делах и за просмотром какого-нибудь фильма. Соседи ушли уже с утра, поэтому спокойно приготовила еды дня на три, перемыла полы, провела чистку ванной, и включила на ноутбуке мелодраму.
    Интересно, как там Мила? Какая бы не была, но она моя сестра, и я за неё волновалась, вот только контактов не знала, чтоб спросить о том, как поживает. За размышлением, попкорном, и просмотром не заметила, как часы пробили восемь вечера, можно уже ужинать, к тому же, кажется, хлопнула входная дверь.
    Выглянула из своей комнаты и наткнулась на Алину. Девушка выглядела не типично, кожаные чёрные штаны, косуха, берцы. Её волосы были убраны в толстую косу, на лице минимум макияжа, а длинные, острые ногти, накрашены красным лаком.
    — Это что за безобразие на тебе одето в вечер субботы? — Непонимающе посмотрела на свой халат. Ну да, его уже пора менять, но жалко, пусть и застиранный, но удобный. — Собирайся, буду учить тебя веселиться. — Заявление было пугающим, а если учесть, в каком стиле одета эта сумасбродка, даже представить страшно о направленности этого самого веселья.
    — И тебе привет. Я, так-то, планировала спокойный отдых. — Но девушка поморщилась, легко отодвинула меня от прохода и нагло вошла в комнату.
    — Этим ты в старости насладиться успеешь. Мы отправляемся на байкерские соревнования, показывай, что можешь одеть к этому случаю.
    — Они хоть легальные? — Обречённо уточнила.
    — Скажешь тоже, нет, конечно. — И она сама залезла в шкаф, выкидывая вещи на диван. — Я подозревала, что ты валенок, но вот это из какого века? — Девушка держала в руках голубое платье в цветочек с белым воротничком. — Нет, так дела не делаются. Размер у нас практически одинаковый, в моих походишь. Одевай джинсы и какую-нибудь кофту. — В этот момент парни любопытно заглянули к нам, оценили хаос, и шустренько скрылись. Наверняка тоже боялись попасть под руку новоявленному стилисту.
    — Что мне там делать то?
    — Гонки с пассажирами, а ты лёгкая. Приз в сто тысяч, поделим пополам. — Если при первой части хотела отказаться, то услышав о приличных деньгах, задумалась. Внутри боролся инстинкт самосохранения и жажда наживы, в нашем мире деньги многое значат, и если я смогу вырваться из кабального контракта, то велика вероятность, что долг сестры придётся все-таки выплатить.
    — Надеюсь, ты не решила меня угробить. — Вроде и в шутку сказала, но все равно боязно, ведь не знала, какой она водитель.
    — Нет, ты мне ещё живая нужна. — Быстренько переоделась и мы отправились к выходу.
    — Встретимся на площадке! — Крикнул Миша, помахав нам рукой. Не поняла, а они-то там что забыли?
    — Без проблем, вы на одном? — Спросила Алина. Ну я и соседка, кажется, ребята гоняют на мотоциклах, а я не в зуб ногой.
    — Ясное дело, приз то надо забрать. — Что-то мне стало дурно. Соревноваться с ребятами не хотелось, и вообще, когда они успели познакомиться и подружиться? Надев кроссовки, встала, и мне на голову нахлобучили шлем. Что ж, вопрос хоть какой-то безопасности решен, вот только спускаться вниз с ним было неудобно, обзор маленький.
    Во дворе стоял хромированный байк черно-металлического цвета. Агрессивный, хищный. От него прошёлся мороз по коже, но приятный. Охватило странное чувство предвкушения, как тогда, в машине Люцифера. Алина ловко одела шлем, без всяких узоров, но все равно шикарный. Застегнула свой, и залезла на двухколесного монстра следом за экстрималкой, вот только получилось не так элегантно, наверняка со стороны мои потуги смотрелись комично, но да ладно, следующая будет лучше.
    Утробный рокот раздался неожиданно, и этот звук запал прямо в сердце, отдавая там восхитительным ожиданием скорости. Байк медленно поехал, мы выехали со двора на свободную главную, и тут произошло нечто странное. Техника резко набрала скорость, появилось ощущение, будто душа не успела за безрассудным телом, а потом она догнала, выбив воздух из лёгких. Невообразимое, непередаваемое чувство полёта, накатила такая эйфория, что захотелось кричать во весь голос. Шлем не спасал от шума ветра в ушах, но мешал полноценно погрузиться в саму суть кайфа от такой езды.
    Дорога заняла до обидного мало времени, и когда пришло время слезать, меня потряхивало. Руки и ноги било лёгкой дрожью, а на губы приклеилась блаженная улыбка. Такое ощущение, будто только что я получила дозу, и теперь буду искать её вновь, это приносит такое же удовольствие, что и секс. Удивительно.
    — Эй, земля вызывает Карину, пора приземляться. — Алина щелкнула пальцами перед лицом, привлекая внимание, и при этом понимающе улыбалась. — Вот это тебя торкнуло, но то ли ещё будет. Пойдём, покажу свою берлогу.
    — Ага. — Меня понемногу отпускало, а когда поднялись на восьмой этаж новостройки, хотелось отобрать у бывшей коллеги ключи и вернуться к чёрной прелести. — А что это за модель?
    — Ты все равно в них не разбираешься, но да ладно. Чопер, его можно смело назвать ветераном, но мне такие нравятся больше, чем современные спортаки. — Вот русские были слова, точно знаю, но половину не поняла.
    Квартира у Алины была самая обычная, без всяких байкерских штучек, они оказались исключительно в её спальне. Как минимум четыре разных шлема, запчасти, постеры рок-групп, такое ощущение, будто это комната мужчины, но девушка уверенно распахнула двустворчатый шкаф и замерла. Интересно, что на меня наденут? Я никогда не испытывала радости от скорости, никогда не слушала рок, мне это чуждо, вот только почему-то с каждым днём мой вкусы странно меняются, к чему бы?
    — Вот, идеально! — Алина бросила на двуспальную кровать чёрные джинсы, майку с принтом Барта Симпсона, и кожаную куртку с огромным количеством всяких шипов и замочков. — Размер ноги какой?
    — Тридцать восьмой. — Она решила ещё и обуть на свой вкус? Но вспомнив свои розовые кроссовки, поняла, они точно не подойдут, и пока хозяйка квартиры убежала в другую комнату, поспешила одеться.
    Должна признать, в этом я чувствую себя очень даже комфортно. Штаны не были слишком узкими, но обтягивали все, что надо, а чуть большеватая майка прекрасно шла, уж про кожанку и говорить нечего, буду уговаривать продать мне эту прелесть. Волосы стала заплетать в две французские косы, и когда перед носом поставили самые настоящие берцы уже, завязывала резинкой последнюю, хорошо вторая в кармашке моих джинс обнаружилась. Обувалась быстро, хотелось посмотреть на себя в полном образе, и обомлела.
    Сейчас я была настоящей, роковой красоткой. Да, в строгом костюме хороша, но именно сейчас словно нашла себя и открылось, что раньше пряталось глубоко внутри.
    — Знаешь, я думала тебе клиенты с клуба атаковать будут, но сейчас поняла свою ошибку. Шлем лучше вообще не снимай, биту в байке не спрячешь.
    — Не преувеличивай. Слушай, а сколько байк стоит?
    — Если хороший, то около четырёхсот косарей, можно и дешевле найти, но придётся над таким шаманить, а если суперский, то и лям отстегнуть можно. Все зависит от того, какой хочешь, в этом дела цена практически неограниченна. Решила приобрести?
    — Задумалась. Во сколько заезд? — Мне хотелось побыстрее спуститься вниз и сесть на чудо техники, пусть хотя бы в качестве пассажира.
    — Через три часа, но нужно ещё прокатнуться по маршруту. — Алина подошла к полке, где стояли шлемы, взяла чёрный с двумя серебристыми полосками в виде молний, и повернулось ко мне. Впервые я увидела её такой, в глазах у вечно позитивной девушки была тёплая грусть, такие эмоции могут отражаться только на лицах тех, кто однажды потерял близкого человека.
    — Чей он? — Девушке приятно вспоминать о владельце этого шлема, возможно брата, а может и любимого.
    — Данилы, в наших кругах имел прозвище Серая Молния. Мы поженились, едва нам стукнуло девятнадцать, были одноклассниками и росли в одном приюте. Нам государство выдало квартиры, в одной жили мы, другую сдавали, а через пять лет мы продали его хату и открыли бизнес, смогли поменять жильё, обзавелись байками, так как оба тяготели к ним. Наше дело до сих пор приносит стабильный доход, сумела найти толкового управляющего. Ему было двадцать шесть, мы ехали на фестиваль, его байк как раз был на ремонте, но я все равно уступила место у руля своего. Водитель фуры уснул за рулём и вылетел на встречку, на мне ни царапины, а он ещё полчаса лежал весь переломанный, скорую ждал. Не дождался. Знаешь, самое отвратительное, что по всем правилам водителем я должна была быть, и я была обязана ему помочь, но не смогла, просто не знала, что делать. Сидела рядом с ним и держала за руку, а он в тот момент захлёбывался собственной кровью. Этот шлем… Он так ни разу его и не надел, а я не решаюсь… Знаешь, о чем жалею? Что ребёнка не смогла ему родить, бесплодна, а он все равно не уходил, говорил, что усыновим из дома малютки двух крох, мальчика и девочку. Ещё подтрунивал, что мне придётся испытать все трудности мамы двойняшек. Прошло два года, а все помню, будто вчера произошло, но и не хочу забывать, Данил был моей половинкой, даже сейчас остаётся им. — Я не знала, что ей сказать, испытать подобное не пожелаешь даже врагу. Солёная жидкость текла из глаз, оставляла мокрые дорожки на щеках и оседала на чёрной коже куртки. — Он говорил, что именно этот шлем будет приносить ему удачу, и я хочу подарить его тебе. Не знаю, почему, просто это неожиданно пришло в голову. — Алина улыбалась, тепло, искренне, и при этом плакала. Ей до сих пор больно от потери любимого, такая рана редко зарастает, она может стянуться, но все равно оставляет безобразные раны на душе, которую только тронь, и она закровит.
    — Спасибо, Алин, это ценно. — Она неловко вытерла щеки, ничуть не стесняясь своих эмоций, я же поспешила вытереть свои, ведь как никто другой понимаю, что она чувствует. Пусть я не знаю, какого это, потерять любимого супруга, но знаю, что такое потерять родителей.
    — Все, хватит разводить сырость, пора кататься!
    — Прости, что лезу не в своё дело, но как ты пришла в полденс?
    — Это было терапией, когда танцую, то забываю обо всем. Травлю душу поездками на байке, и зализываю на сцене. У каждого свои желания, и у каждого свои методы избавится от боли. — Она подцепила свой шлем, обула другую пару берц, и первая вышла из квартиры.
    Вновь ощущение полёта, вновь безграничная свобода вперемешку с грустью, её рассказ проник очень глубоко, и после таких откровений не могу назвать Алину бывшей коллегой и хорошей знакомой, они не обнажают свою душу. Подруга. Впервые за долгое время я обрела подругу, иначе воспринимать улыбчивую и энергичную девушку больше не смогу.
    Полчаса дороги, ноги и спина немного устали, но как то приятно, что ли. Аккуратно слезла, сняла шлем, подняла забрало и надела его на руку. Стоило проделать эти манипуляции, как к нам подошли Миша с Кириллом.
    — Девушки, вы шикарны! — Отвесил комплемент Кир, другого и не ожидала, этот балагур вечно болтает, больше удивилась бы, произнеси это Михаил.
    — Да-да, мы такие! — Подхватила Алина. Сейчас, глядя на неё и не скажешь, что не так уж и давно она потеряла дорогого человека. — Но меньше слов, больше дела, пошли, отметимся у организаторов и совершим пробный заезд.
    Трасса оказалась достаточно сложной, приходилось полностью погружаться в ощущения, реагировать на каждое напряжение мышц Алины, ещё ни разу настолько не доверялась человеку, и это оказалось приятно, хотя и осознавала, что во время гонки все будет гораздо сложнее. Выше скорость, сильнее напряжение, азарт победить, и при этом не убиться.
    До старта мы весело переговаривались с ребятами, в этом месте и в этот момент я чувствовала себя свободной молодой девушкой, у которой мало забот, она просто веселится в компании друзей, и скоро совершит самый безрассудных поступок в жизни. И вот, голос ведущего оповестил, что пора на старт. Уверенно надела шлем, застегнула, и села на чопер следом за Алиной. Всего около двадцати байков, которые выстроились в три ряда. Напряжённая обстановка будоражила кровь, некоторые газовали, из-за чего ощущался запах паленых шин. Может они пытались этим нагнать жути на противников, не знаю. Мы стояли во втором ряду спокойно, найти своих соседей не смогла, думаю, увидимся в конце заезда. Да помогут нам Боги.
    Громкий свисток, из-за которого даже сквозь шлем чуть не заложило уши, крепко обняла подругу за талию, первый ряд сорвался с места, и мы следом за ними, оставляя за спиной остальных, оставляя за спиной страх и неуверенность. Снова душа отстала за телом, снова ощущение крыльев за спиной. Безумная скорость вызывала восторг, хотелось расправить руки, чтобы полнее ощутить это. Лёгкое торможение, резкий поворот, снова быстрый набор скорости. Алина опасный противник, первый мот, второй, десятый. Они оставались позади. Снова поворот, а потом прямая дорога, на который мы наверняка превысили все лимиты скорости по правилам. Трое, один дышит в спину, второй находится по левую руку, радиус поворота у нас меньше, снова торможение, осталось совсем немного, если поднажмем, то выиграем. И Алина начала отрываться. Одно колесо, половина корпуса, и этот ублюдок выворачивает руль вправо, бьет колесом практически по нашим ногам. Убрать то их успели, но потеряли управление. Адский свист шин, время будто замедлило свой бег, недолгое ощущение невесомости, но успела отцепиться от Али. Скрежет металла по асфальту, и падение.
    Гул в ушах не даёт прийти в себя, я не слышу ничего, кроме него. Тело горит, боль, я вроде её чувствую, но кажется, что нет. Почему то встала на четвереньки, но чужие руки вернули на землю и уложили на спину. Марк? Почему он здесь? Такой обеспокоенный. Демоны умеют беспокоиться? Что с Алиной? Отбила его руки, чтобы не мешал подняться, но он все равно помог поймать равновесие.
    Возле тела суетятся какие-то люди, они щупают пульс, кричат. Неужели это она? Шаг, второй. Один парень оттолкнул остальных, упал рядом с ней на колени и коснулся пальцами сонной артерии. Сразу после этого Алина резко села и сняла шлем, девушка начала испуганно озираться по сторонам, и когда нашла меня — успокоилась, сразу улыбнулась, показала большой палец, и тут она повернулась к одному из стоящих. Мужчина, лет тридцать, стоит и довольно улыбается. Я видела его глаза, это он нас подрезал! Гермак почему-то был в руке, а контуженое состояние не помешало достаточно быстро сократить между нами расстояние.
    — Карина, успокойся! — Срать я хотела на ваши слова! Эта падла чуть не лишила нас жизни! Он не ожидал удара, а я не ожидала, что во мне столько сил. Замах был неожиданный даже для меня, жёсткое соприкосновение шлема с лицом этого урода, и он падает. Глухой удар головы об асфальт резанул уши, словно арбуз выронили из рук и он разбился.

Глава 9

    Схватили за плечи и трясут, будто тряпичную куклу. Достали.
    В глазах изображение лежащего на земле тела, его лицо в крови, а асфальт в свете фар отблёскивавший алым. Мозгами то понимала, что жёстко переборщила, но вот душа требовала поудобнее схватить шлем и добить. Он чуть не отправил двоих людей на тот свет и стоял, улыбался, будто это принесло ему удовлетворение. Такие твари не имеют права жить, и конкретно для этой хотелось стать судьей.
    — Да приди в себя! — Щеку обожгло, с неудовольствием посмотрела на Марка и улыбнулась. Какой щепетильный демон мне попался, вы только посмотрите. Взгляд блондина был странным, я не могла его объяснить, и от этого злилась ещё сильнее. Какого черта каждый в этом мире постоянно пытается мной командовать? Михаил с Киром схватили Асмодея за обе руки и буквально отшвырнули, а передо мной встала Алина. Это было для меня слишком, эмоции практически дошли своего предела, но позади какой-то смертник закрыл своей рукой мои глаза.
    — Карина, приказываю тебе успокоиться. — Я знала этот голос, знала этот приказной тон. Если до его появления внутри росло нечто чужеродное, нечто, что опутывало чёрной паутиной, то сейчас оно начало отступать. Скорее всего, не прошло и минуты с этого момента, но в голове события прокручивались в замедленной съемке, и комок желчи моментально подкатился к горлу, не давая сделать полноценный вздох.
    — Он мертв? — Спросила скорее себя, чем кого-то другого. Страх, что чуть не погибла сама и не убила другого человека, вызывал головокружение. Глаза нашли пострадавшего мужчину, он уже сидел на обочине, какая-то девушка прикладывала платок к голове, а сам спокойно вытирал лицо салфетками. Он не человек, это сразу стало ясно, стоило нашим взглядам встретиться. Снова эта мерзкая улыбка, которая способна взбесить за долю секунды, этот высокомерный взгляд, за который его хочется убить. Вот только накал эмоций спал, и я снова была способна себя контролировать, и предчувствие с мерзким смешком предупредило — мы встретимся вновь.
    — Живее всех живых, но нам пора отсюда уходить. — Только сейчас поняла, произошло нечто странное, будто умелый шахматный игрок распланировал атаку, и именно сейчас сожрали мою королеву, поставив тем самым шах. — Ко мне в машину, все четверо, Марк, ты знаешь, что делать. — Асмодей закрыл глаза, и я ощутила странные колебания воздуха, словно невидимые нити ласково прошлись по телу, и отправились дальше, не причинив вреда.
    Буквально через секунду произошло сразу несколько событий. Михаил резко вырывает моё тело из чужих рук, Марка сбивает с ног Алина, а Люцифера Кирилл, сразу после этого мир взорвался всеми оттенками, они били в глаза, забирались болезненными иголочками в мозг, но что-то пошло не по плану моих спасителей. Боль. Мне казалось каждая клеточка горела адским пламенем, и при этом было жутко холодно. Постаралась встать, вот только руки провалились в нечто рыхлое, а потом наткнулись на колючую корку. Открыла глаза и яркий свет больно ударил по ним, заставив зажмурится. Вторая попытка была более удачной, но разноцветные мушки мельтешили и не давали сосредоточиться хоть на чем-нибудь.
    Когда реальность стала возвращаться, обнаружила себя на горном склоне, руки наполовину утопали в снегу, а джинсы уже промокли. Аккуратно встала, и мороз тут же лизнул открытые участки, да наколил одежду. Кожаная куртка не была предназначена для такой погоды, а потому моментально стало очень холодно. Постаралась успокоиться глубоким вздохом, но вместо этого выпустила облачко драгоценного тепла.
    Кругом один снег, бескрайнее, белое море, и меня уже мало волновало о том, как сюда попала, хотелось побыстрее покинуть это место. В голове бились две дилеммы, попытаться ли мне выйти к людям, или остаться на месте в надежде, что вскоре меня отсюда заберут. А если не заберут? Если не найдут? Пальцы уже покраснели, и попытка хотя бы разогреть друг об друга привела к новой боли. Неужели я продохну в этой пустыне? Сколько тут градусов? По ощущению все пятьдесят, в такой мороз даже собаки нос не кажут из утеплённых будок. Через десять минут бесплотных шагов по кругу в попытках согреться стала жутко завидовать этим собакам, у них толстая шерсть, спасающая в такие вот моменты.
    Промокшая одежда и обувь превратились в орудие пыток, каждый шаг стал даваться с трудом, потихоньку начало клонить в сон, но понимала, стоит лечь отдохнуть, и погибну. Слабая же у меня выдержка, тело совсем не подготовлено к экстремальным температурам, хотя и не было смысла готовить его в большом городе, где отсутствовала возможность даже на море хотя бы раз побывать.
    Прошёл уже почти час, сил не осталось, ничего не осталось, даже надежды, что меня найдут и спасут, она умерла быстрее, чем я. Лежать на снегу оказалось удобно, а рука в качестве подушки подходила просто идеально. Уже даже холод не так остро ощущался. Кажется, я все-таки ошиблась, и тело умерло первым, как иначе объяснить вид светловолосого мужчины в белой хламиде и с белоснежными крыльями? Но ведь я продала свою душу, и должна была попасть в ад, неужели для меня сделали исключение? Огненные руки коснулись моей, хотелось закричать от боли, но рот приоткрылся с трудом, и тот час он наполнился солоноватой жидкостью.
    — Тише, не стоит себя калечить. — Заледеневшее тело аккуратно подняли, но это все равно не спасло от боли. Почему он такой горячий? Разве не знает, что мне плохо от его прикосновений? Взлёт тоже не принёс радости, поток воздуха ударил в лицо, но это было едва ли на секунду, после этого вокруг стало немного теплее, но касаться обмороженной щекой мягкой ткани — теперь я знаю новый вид издевательства.
    Все, больше не могу. Глаза вновь слиплись, но до них дотронулось нечто тёплое.
    — Ликс, не спи, ты не имеешь права отправится на перерождение, а я не имею права тебя потерять. — Не сплю, но как же хочется. Снова это отвратительное чувство, когда тело распадается на клеточки, они обдаются чистейшим огнём, и снова собирается. Интересно, а куда в этот раз выкинет? Посреди моря? В Сахаре? Но нет. Уютная светлая гостиная, и меня аккуратно уложили на мягкую поверхность. — Пригласи лекарей, и принеси бокал амброзии. — Это он кому? Бокал чего? Ну и шутник мне в спасители попался, жаль, что посмеяться не могла, лопнувшие губы было противопоказанно напрягать. — Давай, открой ротик. — Он точно издевается. Отрицательно качнула головой, вот только мужчину это не остановило, грубо нажал на щёки, чтоб выполнила просьбу, и металлическая ложка, стукнув об нижние зубы, залила жидкость практически в глотку. Вкус был необычным, словно сладкий сиром с клюквенным соком, и мне хотелось ещё глоточка, чтоб получше распробовать. Аккуратно приоткрыла губы, чтобы получить ещё порцию, но получила только добродушный смешок. — Нет, человеку больше одной ложки в месяц нельзя, да и действовать скоро начнёт. — И я поняла, о чем он. Уже в желудке амброзия разбилась на атомы, и бросилась облеплять клетки в нежных объятиях. Это было тепло и слегка щекотно, но главное, что организм вновь стал поддерживать нужную температуру. После этого началось жжение, его даже мои уши улавливали! — Эли, легче, она все-таки человек. — Но неизвестная не ответила, однако, дискомфорт практически ушёл, тело вне опасности, и можно отдохнуть. В этот раз никто не мешал, и, наконец, погрузилась в блаженную негу, где не было боли, не было злости, не было напряжения.
    Просыпалась просто в идеальном состоянии, организм полностью восстановился, а крепкий сон смог подправить нервишки. Протерла глаза и уставилась на погасший экран ноутбука, что стоял на столе буквально в метре от дивана, на котором я и заснула. Получается, все это было сном? На теле не было следов обморожения, а вместо одежды в байкерском стиле старенький, застиранный халат.
    В воскресенье соседи ничем себя не выдавали, что в субботу вечером произошло нечто странное, ещё больше уверив, что произошедшие события — всего лишь красочный сон. Утром понедельника нашла на рабочем столе букет белых лилий, вдохнула нежный аромат и улыбнулась. Что ни говори, а приятно, когда дарят цветы. Записки не было, но надеюсь, что они от Константина. Сам же начальник пришёл немного позже, раздражённый, недовольный. Надеюсь, на мне его состояние никак не отразится.
    — Рина, закажи два авиабилета в Питер, и люкс в хорошем отеле на неделю, начиная от завтрашнего числа. Едешь вместе со мной, номер счета для списания средств сейчас вышлю на мыло, скрин паспорта должен быть на рабочем столе. — Стопка документов на подпись выпала из рук, а Люцифер, как ни в чем не бывало, скрылся в своём кабинете. Замечательно, целая неделя в Питере, и вряд ли у меня будет время пройтись по достопримечательностям.
    Никогда не заказывала билеты и никогда не бронировала номера, в глазах разбегались цифры, названия авиакомпаний и список самых разных отелей и хостелов. На секунду можно представить, будто организовываю все для медового месяца, вот только представлялось слабо, сомневаюсь, что в этой жизни мне доведётся испытать эти приятные хлопоты.
    К концу рабочего дня, когда люди начинают собираться домой, Константин вызвал к себе по селектору, и я не заставила ждать, заодно взяла распечатанные листы о бронировке. Зашла, встала напротив стола и положила их перед начальником.
    — Рин, подойди ближе. — Голосом Каа проговорил искуситель. Неловко подошла, и мужчина собственнически усадил к себе на колени. — Я для себя кое-что решил. Странным образом, но меня к тебе тянет, хотя ты и не моя пара, отрицать это не вижу смысла. На некоторое время я прекращаю поиски истиной, хочу побыть с тобой. — Я не знала, как мне на это реагировать. Неужели ожидал восторженных возгласов? Да, пусть хоть на немного он будет только моим, пока не надоем, вот только зерно истины было, я не смогу от него забеременеть, а ему наверняка нужен наследник. Нас непостижимым образом тянет друг к другу, так почему не привести это время с пользой? А потом разойдёмся, словно корабли в море.
    — И как долго это будет продолжаться? — Он откинулся на спинку кресла и прислонил к своей груди.
    — Не знаю, Карин, я и сам не могу понять, почему так происходит, ведь высшие не способны на такие чувства к посторонним. Давай просто будем рядом, а там как пойдёт. Естественно, в это время тебе не стоит сближаться с другими мужчинами, я от этого буду злой, а до такого состояния меня лучше не доводить. После командировки обсудим вопрос твоего проживания, если ничего не изменится, то переедешь ко мне. — Как всегда командует, в этом весь он.
    — Хорошо. Могу ехать домой и собирать сумку? — Тело Константина расслабилось, словно он ожидал бурного сопротивления, и довольно кивнул. — Самолет завтра в три, раньше не было, адрес отеля есть на бумаге.
    — Молодец. Завтра на работу так же, вместе с вещами, отделы не успели собрать пакет документов до конца, но к утру точно будет готов. Закончим дела и выедем в аэропорт. — Невесомое касание по нижней губе, и он расслабил кольцо рук, чтобы могла спокойно встать и идти. В его объятиях было тепло, и не хотелось из них выбираться, но у нас будет целая неделя в Питере, сомневаюсь, что там мы будем целомудренно спать, не зря же попросил только один номер.
    Проявлять к нему симпатию было немного неловко, но пересилила себя, поцеловала в щеку, заметив шокированное выражение лица, и поспешила покинуть бизнес-центр, надо многое подготовить, а если бы осталась с ним наедине хотя бы на минуту, то задержалась бы надолго, опоздав на свой автобус.
    Никогда не летала на самолете, и, естественно, испытывала небольшой страх. Ночью даже статистику падений посмотрела. Лучше бы этого не делала! В офисе себя контролировала, в такси контролировала, а когда пришло время подниматься в летающую машину, ноги приросли к асфальту, тело била мелкая дрожь, и захотелось трусливо сбежать. Что мне, собственно, мешает это сделать? Сумку потом верну, позвоню в администрацию аэропорта и все объясню. Развернулась, и успела сделать только два шага, как перехватили за талию и прижали к мощному телу.
    — Меня дразнить не боялась, а самолета боишься? — Добродушное подтрунивание не успокоило, паника медленно распространялась, и чтобы хоть немного ослабить её хватку, вцепилась в рукав Константина, и пальцы свело. Пусть теперь хоть целой армией отдирают — не отцеплюсь, рядом с Люцифером не так страшно. — Так, диагноз ясен. За мной! — Люди понимающе переглядывались, а я спотыкалась об каждую ступеньку, пока мужчине это не надоело, и он не поднял на руки. Так стало проще, зажмурила глаза, и не видела, как занесли в нутро монстра, и как усадили в кресло, пристегнув всеми ремнями. Следующим пунктом для моего успокоения стала фляжка, внутри которой точно не вода булькала. — Давай, я приказываю сделать два глотка. — Руки против воли обхватили холодный металл, а губы прикоснулись к горлышку. Первый глоток здорово обжег глотку, и поспешила сделать второй. Тепло осело в желудке, и я будто огонь выдохнула. Ещё с минуту потряхивало от гадкого вкуса во рту, и за это время даже страх перед полётом притупился.
    — Спасибо. — Вернула фляжку владельцу и постаралась расслабиться.
    — Поспи немного, лететь часа четыре, не меньше. — Мягкое касание пальцев к виску и сон смотрит моментально. Усыпил, зараза! Ну, ничего, вот проснусь, и устрою ему.
    Разбудили уже после посадки, но месть решила пока отложить, так как испытать прелести взлёта и посадки не довелось. Аэропорт второй столицы встретил огромной толпой и шумом. Люди спешили по своим делам, не обращая друг на друга внимания, толкались, ругались, извинялись за предоставленные неудобства. Настоящий муравейник, не иначе. На выходе было огромное количество машин с шашечками, водители зазывали клиентов, обещали комфортную поездку и вкусную цену. К одному из таких мы и сели, погрузив перед этим сумки в багажник.
    Поездка не заняла много времени, расплатились, и направились заселяться, сегодня о делах не шло и речи, уже вечер, и стройка наверняка закончена. По последнему докладу застройщик только и успел, что снести здание и расчистить территорию, но и это немало за такой короткий срок.
    Номер поражал воображение, видеть эту роскошь на фотографиях и своими глазами — огромная разница. Большая гостиная, обставленная в стиле барокко, просторная ванна с джакузи и душевой кабиной, гардеробная, мини-кухня и спальня, в которой большую часть пространства занимала кровать, накрытая красным покрывалом и на половину скрытая бордовым балдахином. Я будто провались в восемнадцатый век, и почувствовала себя настоящей графиней.
    Поставила сумку в гостиной и поспешила к холодильнику, слишком хотелось пить, чтобы откладывать осмотр главной техники. Он был небольшой, но достаточно вместительный, открыла дверцу, взяла вожделенную бутылку минералки, и Люцифер отвлёк вопросом.
    — Хочешь погулять по ночному городу? — Я настолько удивилась, что закрыла дверцу, не успев убрать голову, ещё и ответить что-то попыталась. Удар под челюсть оказался болезненным, зубы громко клацнули, прищемив кончик языка, а взрывной хохот Константина завершил этот этюд. Было больно и немного обидно. Представила картинку произошедшего со стороны и засмеялась, несмотря на слёзы, что упорно текли из глаз. — Ну, вот что ты за создание? Сначала каблук, теперь ещё и челюсть. Как вообще можно саму себя ударить дверцей холодильника? — Мужчина подошёл ближе и приподнял лицо за подбородок, чтобы посмотреть принесений телу ущерб. — Ну вот, нет ничего. — И показала ему язык, который наверняка кровоточил, ибо во рту кровь набиралась достаточно быстро. Но он коснулся кончиком своего и лизнул. Это вообще что за способ позаигрывать? Но как метод отвлечения сработал. — Горе луковое. Иди, купайся и собирайся, я пока на счёт ужина договорюсь.
    Тупая боль уже проходила, но разве я могла позволить ей испортить желанную прогулку? Ещё с подросткового возраста мечтала посмотреть на разводящиеся мосты, поэтому поблагодарила мужчину и поспешила выполнить его наказ, а тот факт, что душ был гидромассажный, вообще примерил с подлым поступком местной техники. Сначала поедим, потом, пока Люци будет купаться, быстренько приведу себя в порядок.

Глава 10

    — Ты кретин! — Милаэль отвесил младшему брату звонкую пощёчину, из-за которой Габриэль отлетел к стене, оставив в ней внушительную вмятину, но стоило архангелу встать и отойти, как она приняла первоначальный вид.
    — У нас осталось не так много времени, чтобы пробудить её, отец может в любое время проснуться. — Он не чувствовал за собой вины, алгоритм пробуждения всегда один — это заставить пробуждающуюся испытать максимальный эмоциональный всплеск, и у него почти получилось, помешал Люцифер.
    — И при этом попытка тоже только одна осталась, если мы и её угробим, то все, творение отца и в этот раз мы вряд ли спасём!
    — Чего мы вообще за это трясёмся? Назначить отряд, чтоб он делал её работу, и все.
    — Ангелы могут подстроить смерть, но на это требуется очень много энергии. Ты должен был это понять за несколько тысячелетий, даже просто организовать несчастный случай с максимальным процентом выживаемости для тебя трудно, а хочешь обычных ангелов отправить? Раз так, то ты идиот.
    — Тогда пусть зверьё Люци этим занимается, они тоже должны ратовать о равновесии.
    — Мы не можем допустить демонский захват власти в человеческом мире, это нарушает саму суть заложенных правил. Вопрос закрыт. И так же, как и Уриэль лишаешься возможности посещать людей до тех пор, пока она не пробудиться. Свободен. — Габриэль раздражал тот факт, что в отсутствии отца всем заправляет Михаэль, он любил брата, но исполнять его приказы и командный тон — противоречило самой сути свободолюбивого архангела.
* * *
    Никогда бы не подумала, что Люцифер может быть настолько обходительным. Мы гуляли по широким улочкам, исследовали старые дворики, и нас не пугала ни темнота, ни сгущающиеся тучи. Шли по проспекту и болтали о всяких пустяках, и хотя ветер был достаточно прохладен, возвращаться в отель не хотелось. Когда до вожделенного моста оставалось чуть больше пятисот метров — зарядил ливень.
    Прятаться пришлось под козырьком какого-то магазинчика, и, несмотря на то, что оба успели промокнуть до нитки, нам было тепло. Рядом стояли такие же парочки, они, как взъерошенные воробьи, хохлились на холоде и прижимались друг к другу плотнее. Этот момент хотелось запечатлеть в памяти навсегда, и проливной дождь, и мягкую улыбку, и тёплые объятия, которые грели получше мягкого пледа.
    Гулять и дальше не было возможности, дождь все не прекращался, ручейки собирались в серьёзные потоки и стремились к сливу, машины же будто и не замечали этой проблемы, не сбавляя скорости проезжались по лужам, выплёскивая грязную воду на тротуар. Уже в такси, сидя облокотившись на Люцифера и перебирая пальцы на руке, что приобнимала меня, приняла одну нерадостную вещь, я не смогу легко пережить с ним разрыв. Тяжело перебороть себя и полностью подчиниться человеку, но сегодня, когда я ему и слова против не сказала, Константин открылся совсем с другой стороны. Внимательный, легко может рассмешить меня одним словом, и им же может возбудить до замирания сердца. С ним спокойно, в нем чувствуется сдержанная сила, такой, что если обзаведётся семьёй, то будет отстаивать её интересы и сражаться до последнего вздоха. Именно такие влекут к себе женщин, и именно с такими они сгорают дотла, ибо после них тяжело найти такой же алмаз в куче остального дерьма.
    Свет мы не включали, а мокрая одежда исчезла с тел. Магия? Я не знаю, как называется сила, которой он владеет. На обнаженного Люцифера я могла бы вечность смотреть. Идеальные пропорции, чётко очерченные мышцы, притягивающие взгляд и шальные руки. Пальцы, не слушаясь хозяйку, уверенно скользнули по плечам, руками, напряженным кубикам пресса. Поймала себя на мысли, что хочу попробовать его на вкус. Дикость, никогда не возникало желания ободрить мужчину подобными ласками, но ему хотелось сделать приятное. Бархатистый член комфортно лёг в руку, сжала в кулачок, и он толкнулся вперёд. К оральным ласкам меня так и не подпустили, мужчина набросился на губы и стал жадно целовать, будто они оазис, а он путник в пустыне. Первый, едва слышный стон, ощущение, будто я распалась на миллионы частиц, и спины коснулась прохладная ткань покрывала, которая моментально нагрелась, более не доставляя дискомфорта. Нежные покусывания, горячие прикосновения. С ним я заново рождалась, и снова умирала. Безумные слова, что он шептал на ушко, заставляли сердце биться чаще, а заверения, что он не будет искать свою истинную, пока я не исчезну с этого мира, дарили безграничное счастье. Можно ли влюбиться в тирана, которого знаешь не больше двух недель? Можно, если он запал в душу и прочно там обосновался, вцепился всем, чем только может, и выдрать его получится только с куском самой себя.
    Этот секс был другой, наполнен другими эмоциями, наполнен особой жаждой обладать и принадлежать. Засыпали мы в объятиях, но одна мысль оставляла горьковатое послевкусие, его семя не приживется во мне, и я знала, что когда начну увядать — он уйдёт, а так со мной бы осталась его частичка.
    Утром началась беготня, мы побывали на стройке, отметили темп рабочих, заехали в офис к Николаю Сергеевичу, от пронзительного взгляда которого стало почему-то стыдно, чтобы обсудить детали дизайна самого здания. Всю неделю днём мы пропадали в бумагах, встречах, контрактах, а ночью показывали друг другу, как скучали, находясь рядом. В субботу сказка кончилась, мы собрали свои вещи, причём мой небольшой чемодан здорово пополнился, Люцифер за спиной заказал много вещей, и поставил перед фактом, чтобы именно в этом ходила первое время на работу. А ещё я переезжаю к нему жить. Гражданский брак, чем не повод порадоваться? От этих мыслей даже самолёт уже не так пугал.
    Когда его машина остановилась возле моего подъезда — выходить не хотелось категорически, я слишком привязалась к нему за эту неделю, и перерыв почти в целые сутки сейчас воспринимался крайне негативно. Поцеловала на прощание в щеку и получила крышесносный в ответ.
    — Что же ты делаешь со мной, девочка моя? — Обожаю, когда он так меня называет, в эти моменты его голос пропитан чем-то особенным, чем-то нежным.
    — То же, что и ты со мной. Во сколько завтра заедешь?
    — Примерно в три, надо утрясти кое-какие дела.
    Уже дома, в своей комнате, лёжа на диване и крепко обнимая медведя, счастливо улыбалась, будущее рядом с Люцифером казалось безоблачным. Пусть он не любит, когда ему перечат, но и жёсткие рамки не устанавливает, потому и чувствую себя рядом с ним счастливой женщиной, а не загнанной рабыней.

    Константин
    Я так и не смог понять, кто её соседи и подруга, и почему они с таким рвением защищали её. Перерыл кучу бумаг и предсказаний, даже личную библиотеку в Аду перевернул. Эта загадка будоражила кровь, как и сама ее причина. Чувства к ней ощущались даже острее, чем к Элирии, а аромат камелии сильнее. Лучше бы она и была моей парой, даже представлять не хочу, что будет, найдись Эли именно сейчас. Что ж, должен признать, будет больно не только ей, но я физически не смогу быть с двумя, тело будет рваться к паре, а душа к Карине. Но пока это не произошло, я могу наслаждаться моментами, ко всему прочему ещё и эксперимент надо провести, может все дело лишь в сексе? Вдруг вся эта душевная чепуха надуманна чисто из-за того, что впервые за долгое время смог получить настоящее удовлетворение от близости с женщиной? Это и решил проверить, а потому не стал ждать, пока Рина соберёт свои вещи, отправился сразу домой, переоделся, и в ближайший клуб, там всегда можно найти девушку, желающую помочь дяде опустошить не только кошелек, но и яйца.
    Высокая шатенка, ладная фигура, и оленьи глаза, угостил парочкой коктейлей, и она практически без уговоров спокойно села со мной в такси. Целоваться начали уже с порога, вроде внизу появилась какая-то активность, добрались до гостиной и опустил красотку ниже. Говорить, что мне нужно, не пришлось, она оказалась понятливой девочкой, ловко расправилась с ремнём и запустила шаловливые ручки под боксеры.
    Ещё никогда не было столь неловко, паршивец просто не встал! Залепил бы ему, да больно будет. Сунул красотке пятитысячную на такси, а она ещё и с жалостью на меня посмотрела. Мрак! Может Карина ведьма? Как иначе объяснить данную ситуацию — не пойму. Пришлось снова идти в душ и ложиться спать, вот только рука привычным жестом попыталась подтянуть к себе поближе податливое, соблазнительное тело одной несносной блондинки, что прочно захватила мои мысли.
    Стоило вспомнить о ней, как член встал колом, принося этим приятный дискомфорт. В голове появилась изображение, как вместо шатенки ротиком старается Карина, и яйца болезненно сжались. Вероятно, зря я отдергивал её от таких ласк, держу пари, что уже после первой минуты кончу.
    Сука, да что за хрень происходит то?!
    Утром съездил к одной из ведьм, чей род находится под моей протекцией, сегодня у них день, когда сила бурлит и плещется из краев, в этот день им лучше вообще рот не открывать, могут проклясть так, что через сутки от сильнейших язв подохнешь. На меня такие вещи не действуют, да и отказать в помощи не имеют права. По пути купил в дар навороченную кофеварку и уже в десять утра названивал в дверь одной из квартир обычной пятиэтажки.
    — Пшли прочь! — Раздался грубый женский голос. Хмыкнул, визуализировал свою пентаграмму и дал той просочиться сквозь дверь. Раз. Два. Испуганный писк, грохот открывающихся замков, быстрое снятие с дверей всех оберегов против сил зла. Они на меня не действуют, но определённые неудобства причиняют. — Простите меня, я не знала, что это вы, карты не показывали приход короля. — И вот почему они все видят меня бездушным чудовищем? Да, я терпеть не могу неповиновение, но и раболепство бесит.
    — Идём, надо кое-что обсудить. — Женщина тот час замолчала и повела в комнату, где принимает посетителей, уже там, поставив подношение на стол под шокированный взгляд хозяйки квартиры, упал на предложенное место.
    — Вы хотите узнать по поводу своей пары? — Умная, это хорошо, спокойно кивнул. — Позвольте вашу руку. — Она обхватила её своими ладошками, будто святыню, женщину даже потряхивало, но только до того момента, пока не скользнула в транс. Около пяти минут ведьма даже не шевелилась, а когда закончила, на лбу выступила испарина, а в глазах появился страх. Она точно что-то увидела, и жутко боялась сказать мне об этом.
    — Ну, мне ещё долго ждать?
    — Простите, но не наказывайте за сказанное. Ваша жизнь — сплошной обман, и обретя свою истинную, спустя короткое время потеряете, а вот сможете ли найти её вновь, мне неизвестно. Ваша половина человек лишь отчасти, рождённая из утробы женщины, которая должна была стать центром равновесия. Она обладает силой, схожей с моей, но ведьмой назвать язык не поворачивается. Такая же, но другая. Возможно, мне так видится из-за того, что ей предназначено стать матерью королевы, после потери будущего короля.
    — Ты что несёшь, дура? — Из-за ярости крылья вырвались, распространяя живую энергию смерти. — Какая потеря короля? Говори точнее, она родит уже после моей смерти? — И тут лицо этой смертницы стало спокойнее, чем у мертвеца.
    — Вашем первенцем должен стать мальчик, и этого ребёнка она потеряет из-за вас. Вы сами убьёте его ещё в утробе, и если выберете правильный путь, то она родит вам будущую королеву, девочку, обладающую властью повелевать легионами демонов одним лишь словом. Если она родится, то станет настоящей хозяйкой преисподней, вы же на данный момент всего лишь регент, ей, и только ей предназначена истинная власть. И не ищите свою пару, она сама вас найдёт, если уже не нашла. — Глаза ведьмы закрылись, и она упала на ковёр. Вот как, значит, я имел честь беседовать с духом времени. Перешагнул бессознательное тело и молча ушёл. Лучше бы и не приходил. Как я вообще смогу убить собственное дитя в утробе матери, если физически не смогу причинить боль своей паре.
    Отрицать то отрицал, но неприятный комок засел в груди, и вытащить его не представлялось возможным. Пока я буду наслаждаться Кариной, но как только случится так, что пара сама найдёт меня, придётся оставить малышку, и следить за той, что уготована мне, путь королевой ада станет дочь, сына потерять я не хочу.

    Карина
    Стрелка часов уже перевалила за четыре, и последние тридцать минут обошла всю комнату вдоль и поперёк, нервы скручивались в тугой узел, а негативные мысли во всю атаковали разум. А вдруг что-то случилось? Вдруг передумал и не приедет? Сумка уже давно была собрана и готова к старту в счастливую жизнь, а телефон все не звонил.
    И вот, половина пятого, дверной звонок радостно зачирикал, оповещая о приходе гостя. Открывала дрожащими руками, увидела на пороге высокую фигуру Люцифера и бросилась обнимать. Боюсь, если бы он не приехал, сердце бы разорвалось.
    — Пунктуальность не лучшая твоя черта, да? — Укор сдержать не удалось, но нежная улыбка мужчины немного успокоила расшалившиеся нервы.
    — Прости, дела задержали. Готова? — Указала на стоящий чемодан, который он подхватил за ручки, и вместе вышли из дома, в котором я жила всю жизнь. Немного боязно покидать родные пенаты, но когда-то надо делать шаг в будущее. Кириллу и Михаилу оставила записку на столе, они наверняка уехали навестить родителей, и поговорить с ними не удалось.
    Вечер прошёл замечательно, приготовила ужин на двоих, посмотрели с Константином комедию, над которой он весело смеялся. Неужели он так и не познакомился с кинематографом? Но как он сам объяснил, времени на фильмы просто не хватало. Снова засыпать в его объятиях было до безумного приятно, прошлую ночь практически не спала, все искала крепкое, мужское тело. Слишком быстро я привыкла к его присутствию в своей жизни, от этого даже страшно становится.
    Совместный завтрак, и вместе поехали на работу. Вот черт, как-то все подозрительно хорошо складывается для меня, даже о контракте стыдно говорить, возможно, немного позже.

Глава 11

    Сижу, смотрю на самолично составленное расписание и понимаю, пора учиться контролировать свою импульсивность. Нажала на кнопку селектора и со вздохом предупредила начальника, что через час у него встреча в ресторане.
    Но загружен оказался не только Люцифер, на столе за неделю накопилось огромное количество бумаг, которую необходимо рассортировать, внести в базу, отправить на подпись клиентам. Жуть, короче говоря.
    — Рин, я поехал, тебе привезти чего-нибудь вкусного? — Оторвалась от монитора и удивлённо посмотрела на стоящего перед столом дьявола.
    — Если не трудно. — Вот же золотой мужик, не оставит даму голодать.
    Этот простой жест поднял настроение на новую высоту, и я с ещё большим рвением вернулась к работе, необходимо подготовить папку со срочными делами. И увлеклась настолько, что пропустила появление интересного персонажа.
    — Девушка, ну обратите же на меня свой взор. — От неожиданности палец нажал не на ту клавишу, удалив целый файл. Спокойно, Карин, ты не должна была настолько сильно выпадать из реального мира.
    — Здравствуйте. Вам назначено? — Высокий, на губах лукавая улыбка, а в глазах черти танцуют танго. Не нравится он мне.
    — Ну что вы, просто зашёл поздороваться. Его высочество у себя? — Брови нахмурились сами. Не ожидала такого пренебрежения к Константину от подчинённых.
    — Он уехал по делам. Мне сообщить, что вы приходили? — Постаралась тонко намекнуть, что этому гостю более не стоит тут задерживаться, но он все не уходил. Стоял напротив и не сводил с меня липкого взгляда, от которого хотелось сбежать в душ и как следует отмыться. Ну что за мерзкий демон?
    — Я — Александр Владимирович, начальник выездных групп, будем знакомы. — Что там Марк о нем говорил? Редкостная мразь?
    — Карина Витальевна. — Мужчина протянул руку для пожатия, еле нацепила на себя дежурную улыбку и протянула свою. Ловко перевернул ладошку и поцеловал внешнюю сторону, задерживая свои губы на ней дольше, чем положено, и при этом смотрел в глаза, а когда попыталась отобрать свою конечность — не отпустил.
    Страх начал ползти от пяток, цеплялся острыми коготками и мерзко хихикал.
    — Извините, мне надо работать. — Но ему, казалось, вообще все равно, что я говорю.
    — А хорошую игрушку выбрал, качественную. — Секунда, и он выдергивает меня из кресла, больно сжимая кисть, и не заботясь о том, что ударилась бедром об угол стола. Мной вертели, будто куклой, пока не прижал к стене лицом, удерживая руки высоко над головой. Именно в этот момент вновь ощутила странную пружину внутри, как тогда, во сне. Только открыла рот, чтобы крикнуть, и получила болезненный удар головой об стену. — Не пищи, я быстренько тебя попробую, и ноль проблем. Начальнику говорить не советую, я то выкручусь, а вот ты станешь в опале у короля. — Кажется, лопнула бровь, левый глаз заливало красной жидкостью, тем самым ослепляя. Он уже задрал юбку до талии и проник под трусики пальцами, но противно стало не только из-за этого, мерзкий демон прошёлся шершавым языком от седьмого шейного позвонка и до мочки, оставляя влажный след. — Какая сладенькая. — Пропел насильник. Кричать бестолку, он просто размажет мою голову по этой самой стене, будто томат. На мне же печать Марка, так? Всеми силами стала думать о демоне, с которым заключила контракт, старалась передать всю боль, все бессилие, весь страх.
    Садрагиэль исчез неожиданно, но я успела только моргнуть, как за спиной раздался нечеловеческий рык. Натянула юбку как можно ниже и со страхом повернулась. И именно в этот момент один из демонов доломал своей спиной моё рабочее место. Это было… Отвратительно, ужасно! Шипастые морды и лапы, на кончиках пальцев которых такой набор кинжалов вместо ногтей, что мне хотелось сквозь землю провалиться. Перепончатые крылья с наростами на концах уничтожали оставшуюся мебель, а грохот стоял такой, что наверняка все находящиеся в этом здании слышали. На этом обмен ударами прекратился, демоны просто исчезли, оставив после себя хаос.
    Сползла по стене и уткнулась лицом в колени, одежда все равно испорчена, и лишние пятна крови не играли никакой роли. После этого появились люди, кто-то пытался меня растормошить и узнать о произошедшем, прибыли и медики, которые осмотрели полученные раны. От шока даже не ощутила глубокий порез на боку, который надо зашивать. Видимо, одна из щепок от мебели неудачно отлетела, хорошо никуда не воткнулась. В этот переполох вернулся Константин, который только и успел, что спуститься на парковку и вернуться назад за забытой флешкой.
    В травмпункт он поехал вместе со мной, терпеливо ждал в приёмной, пока накладывали швы на бок и один стежок на бровь. Красота то какая, заживать будет очень долго, ещё и синяк в половину лица проявляться начал. Пока я чувствовала все слабо, обезболивающие работали на славу, а когда их действие закончится, мне придётся туго.
    Из кабинета мужчина унёс на руках, клонило в сон, и я позволила себе расслабиться. Закрыла глаза и задремала, очнувшись уже в его спальне.
    — Извини меня, это мой подчиненный устроил, и он уже наказан по всей строгости. Официальная версия — кто-то из конкурентов доставил посылку с бомбой, но отнести её мне не успела, из-за чего пострадала. Надеюсь, ты понимаешь, что о нашем существовании рассказывать не стоит? — Пока Константин говорил, аккуратно снимал пластырь с брови, маленьким ножичком разрезал свой палец и смазал своей кровью мою рану.
    — Я понимаю. А зачем ты это делаешь? — И тут начало жечь, попыталась потереть, но он уверенно прижал руки к кровати и отрицательно покачал головой.
    — Сейчас, маленькая. Потерпи ещё немного. — Когда неприятные ощущения исчезли вместе с зудом, неуверенно взяла телефон и попыталась рассмотреть пострадавший участок. — Я потом тебе зеркальце принесу, а сейчас давай ребрышком займёмся. — Если маленькая так щипала, то что будет с глубоким порезом? Меня аж передернуло.
    — А может не надо? — Сейчас Люцифер был похож на доброго доктора, который улыбался пациенту, держа в руках пилу для ампутации.
    — Надо, Рин, моя кровь залечивает раны если не до конца, то наполовину точно. Давай, показывай, где болит. — Порез действительно доставлял неудобства, стоило хоть немного напрячь низ живота, или попытаться лечь на другой бок, как начинало болеть. Вздохнула, и попыталась схватиться за края блузы, но её и след простыл. — Я уже давно стянул эти тряпки. Все, присядь, бинты снимать будем. — Это тоже было своеобразной пыткой, кровь успела пропитать нижние слои, и их пришлось отмачивать перекисью. Мрак. Не успела передохнуть от этого издевательства, как он резко смазал рану своей кровушкой.
    — Смой её! Ты что творишь? Я не могу терпеть! — Только инстинкт самосохранения не давал обматерить дьявола с головы до пят. Где-то с минуту лежала придавленная мужским телом, и как бы не вертелась в попытках стереть последствия самолечения, ничего не удавалось, мужчина держал хоть и бережно, но крепко. Когда эти мучения кончились, сил не осталось ни на что, упала на подушку и практически сразу уснула.

    Константин
    Успел спуститься на подземный этаж, как внутренности сжала тревога за Рину. Идти и проверять? Как на дурака посмотрит. Но беспокойство грызло все сильнее, смог завести машину и выехать со своего места, но припарковался назад и заглушил. Флешку, я забыл её на столе, как предлог подойдёт идеально. Лифт ехал издевательски медленно, какой идиот назвал его скоростным? Но, даже не покинув кабину, ощутил всплеск демонической силы. Что-то произошло, и Карина точно является причиной.
    Приемная была разрушена, вся пропитана тёмной энергией, что щекотала кончики пальцев в желании уничтожить зачинщиков. Девушку нашёл в кругу медиков, и вид её крови привёл в ярость. Схватил за грудки какого-то мужика, и тот поведал, что слышал грохот, повезло, медики были в здании, какой-то девушке на нижних этажах стало плохо, но сейчас они обрабатывали раны моей малышки.
    Разберусь с произошедшим позже, а сейчас сидел в холле травмпункта и ждал, когда местные врачи подлатают Рину. Иди ей в таком состоянии противопоказанно, потому забрал на руки и понёс в машину, усыпив на всякий случай, и когда доставил в свою берлогу, направился прямиком в ад.
    Красное небо с чёрной луной как-то непривычно резало глаз, неужели настолько привык к земному? Мимо пробегали черти, сначала не узнавали в человеческом обличии, а потом с мерзким визгом тормозили на пятках и падали на землю в поклоне, едва не разбивая рогатые бошки. Обычные демоны, сверкая чешуёй, узнавали быстрее, но так же отдавали честь своему владыке. Рогатые, клыкастые, шипастые, крылатые. Засунь сюда человека, и он бы от разрыва сердца умер быстрее, чем его сожрали.
    Из земли резко высунул голову армонианский червь с явной попыткой откусить кусочек от моего тела. Совсем распоясались! Выпустил свою силу и одним ударом вбил тварь назад, но она таки успела пронзительно запищать. Человеческая личина сползла быстро, чёрные крылья расправились, давая отдых спине, смоляные волосы отросли чуть ниже лопаток, а клыки уперлись в нижнюю губу, даже цыкнул с непривычки. А ещё вампиров за это наказывал, хорош король, ничего не скажешь.
    Сейчас, когда полностью распечатал силу, подданные пытаются обходить меня десятой дорогой, и не удивительно, во мне плескалось желание убивать, а такие вещи жители преисподней чувствуют на ура.
    Во дворце, где жила лишь элита, происходило нечто необычное. Степенные демонессы возбужденно обсуждали поединок Асмодея и Садрагиэля, не удивительно, архидемоны стараются не сталкиваться в бою, от этого даже сам ад может понести серьёзные убытки. Но в этот раз мне и самому хочется сунуться в потасовку, оторвать крылья, превратить морду виновника в кашу.
    Два князя преисподней сидели на разных концах тренировочного полигона, который с наружной стороны облепила разношёрстная толпа. Их чёрная кровь была везде, словно её слили в огромную цистерну и подорвали, но мне этого было мало.
    Моего появления не ожидал никто, воцарилась тишина, нарушаемая лишь хрипами двух израненных. У ада есть свои понятия чести, и своя система наказания, которую я давно не приводил в действие и не показывал наглядно. Личный клинок лёг в руку по первому требованию, от одного его вида зрители исчезли в мгновение ока.
    — Я спрошу лишь раз, и советую ответить честно. Какова причина, по который вы чуть не преступили закон, гласящий, что демоны не имеют права столь нагло являть человеческому миру своё существование? — Асмодей нашёл в себе силы, неуверенно встал на колени и склонил голову, Садрагиэль же просто улыбнулся, все так же сидя на заднице.
    — Девка, что находится в вашем подчинении, та, которая за бабки душу продала, решила не с тем поиграться, спровоцировала меня. Уверен, ей хотелось, чтобы пожёстче отымел. Неужели вы будете наказывать князя из-за какой то человечки? Ну, перестарался, попортил немного шкуру, а этот идиот в драку бросился, чем и нарушил этот никому не нужный закон.
    — Асмодей, ты решил защитить Карину, я правильно понял? — Светловолосый демон кивнул. Он понимал, что достанется всем, только в разной степени. Несмотря на личину балагура, мозги у него работают хорошо.
    — Садрагиэль, ты знал, что эта девушка принадлежит мне и находится под моей протекцией? — Неужели моё отсутствие настолько распустило демонов?
    — Люцифер, она же простая игрушка, я вместо неё могу вам сотню предоставить. — Никакого страха я от него не чувствовал, и это неимоверно злило, а воспоминание о травмах моей малышки добавляли масла в огонь.
    — Ты посягнул на то, что принадлежит мне, нарушил установленный мной закон, неоднократно убивал земных девушек во время своих игрищ, зря я на последнее закрывал глаза. Наказание только за первые два пункта — смертная казнь. — Меч в руке запел, ещё ни разу по не отбирал жизнь у архидемонов, и он желал испить его крови.
    Только сейчас у Садрагиэля в глазах промелькнул страх. Когда-то он, обычный ангел, покинул небеса вместе со мной, поклялся в верности, сейчас от него прежнего ничего не осталось. Власть и вседозволенность сыграла с ним злую шутку, а я пропустил момент, когда надо было напоминать ему его место. Крылатый пытался увернуться от разящего меча, но куда ему против дьявола? Обезглавленное тело упало на сбитый песок, окропляя его чёрной кровью.
    — Асмодей, ты мог сразу перенести поединок с преисподнею, но не сделал этого. Десять плетей серебряным кнутом. — Он склонил голову ещё ниже. Только за то, что он ещё не до конца потерял себя за тысячелетия в аду, и что вступился за Карину, спасло его жизнь. Раны от кнута исчезнут уже через десять дней, серебро не настолько сильно влияет на нас, как пишут во многих легендах, вампирам только от него более дискомфортно, чем другим жителям ада.
    Перед возвращением заглянул к Астароту, который был целиком поглощён работой, скоро надо будет разгрузить его.
    — Слышал, Садрагиэль доигрался? — Произнёс Аст, оторвавшись от бумаг.
    — Да, друг мой. Что-то я размяк, раз ближайшие к трону демоны совсем распоясались.
    — Ищи в этом событии плюс, отрубить голову главному крысаку — обезглавить стаю.
    — Хочешь сказать, что тут назревал бунт? — Вполне ожидаемо, у демонов в крови жажда власти.
    — Почему хочу, я говорю. Не появилось желание вернуться? — Самая неприятная для меня тема.
    — Ведьма сообщила, что скоро моя пара сама меня найдёт, она в человеческом мире. Сразу после этого снова возьмусь за правление, а тебе устрою отпуск. В сто лет достаточно?
    — Я на посту практически пятьсот, ещё одну сотню накинуть не помешает.
    — Не наглей, сто пятьдесят. Рад был видеть тебя, но пора уходить. — Пожал руку демону, который с самого начала стал правой рукой, принял облик человеческого мужчины и перенеся в квартиру, где Рина, прижимая ладошку к раненому боку, сладко посапывала. Будить её не хотелось, но для лечения кровью было необходимо, иначе может резко проснуться и получить болевой шок.
    Не думал, что она такая сильная, да, подобное достаточно болезненно для людей, но я не мог смотреть, как хмурится её лицо от боли, и как сочатся раны. Снова уснула, измотанная ускоренным лечением, но когда она отдохнёт, даже царапины не останется.
    Решил приготовить поесть, пока она спит. Стою, смотрю на продукты холодильнике, и получаю раздражение. Ни разу не готовил за свою длинную жизнь, и вот, этот навык понадобился. Лучше бы в ресторане заказал, но хотелось сделать Рине приятно, а потому включил ноутбук и вышел в сеть, где находится огромное количество рецептов. Лёгкий рецепт тушёного мяса. Кило баранины, ягода клюквы, базилик, душистый перец горошком… И ещё куча названий, которые мне ни о чем не говорили. Так, блинчики. Она делала их на завтрак, и получалось очень быстро, значит, попробуем их.
    Процесс застопорился на замесе теста, изгваздать всю кухню за десять минут… Карина меня убьёт за такой беспорядок. Улыбнулся своим мыслям и продолжил. Поставил сковороду на плиту, налил масла, и тут нашлась ещё одна загвоздка. Сколько теста лить то? Вроде немного. Покрутил в руках половник, которым она наливала, щедро зачерпнул и вылил.
    — Сука! — Кипящее масло попало на лицо, руки, одежду. Мне казалось, что оно везде! Ещё и тесто плавало вперемешку с желтой жижей. Ожоги хоть и исчезли достаточно быстро, но вот пятна бесили.
    Первый блин вышел так себе, даже я, со своей регенерацией, не решился пробовать. Следующий, когда масла в сковороде стало уже меньше, заливал потихоньку. Научился делать ровные и аккуратные, когда теста практически не осталось. В итоге у меня вышло всего три съедобных на вид блина, жуткая грязь из теста и масла, перепачканная посуда с плитой, и слипшиеся волосы. Вот как там то оно оказалось? Лучше бы доставку заказал, как там люди говорят, инициатива имеет инициатора? Вот уж точно.

Глава 12

    Карина
    Просыпаться не хотелось, мне снилось нечто приятное. Плотнее укуталась в одеяло и попыталась вновь вернуться в сон, но лёгкий смешок выдернул из этого состояния.
    — Вставай, соня, я знаю, что ты не спишь. — Перевернулась на другой бок и наткнулась на любопытный взгляд.
    — Все так плохо? — Мужчина аккуратно коснулся пораненной брови, и к собственному удивлению, боли я не почувствовала.
    — Нет, все хорошо. Будешь кушать? — Желудок на предложение жалобно заурчал, выдавая меня с головой.
    — Разве что немного. — Волосы Константина были влажные, словно он только что вышел из душа, но вот промыл не до конца, видимо. Достала из прядок какой-то желтоватый клейкий комок и постаралась определить, что же это такое.
    — Ну, я пытался приготовить ужин, получилось так себе, даже убраться как человек не смог, магию пришлось применить. Это тесто такое своенравное. — Дьявол у плиты? Это что-то новенькое. Аккуратно встала, отметив, что бок совсем не болит, и очень сильно удивилась, заметив лишь бледно-синюю полоску шрама. Ну ничего себе. Даже пощупала, чтоб убедиться в увиденном. — Приводи себя в порядок, и идём кушать.
    Стол накрыт был явно ресторанной едой, но в центре стояла тарелка с круглыми солнышками, ровными, румяными. Их оставила на чай, но когда очередь все же дошла, от первого куска чуть не стошнило. Пришлось, сдерживая слезы и улыбаясь, прожевывать и глотать, запивая чаем, куда дополнительно улетело ещё две ложки. А он сидит, умиляется. Интересно, он сам то пробовал? Ещё кусочек, а во рту уже все сводит от соли.
    — Неужели и правда вкусно? — Мужчина откусил от моего, сморщился, и выплюнул в салфетку. — И чего давилась? Могла сразу сказать, что повар из меня никакой. — Его ещё раз передернуло, и он поспешил запить крепким кофе.
    — Нет, все хорошо, просто соли немного переборщил. — Его чёрная бровь скептически приподнялась.
    — Немного? Что ж для тебя тогда много? — На этот раз сдержать гримасу не удалось, но я честно постаралась скрыть её за чашкой.
    — Думаю, проверять не стоит, но твоя забота приятна, спасибо. — Весь разговор старалась не выпадать в свои мысли, которые сейчас были практически полностью заняты Марком. Он кинулся меня защищать, а я даже не справилась о его здоровье.
    — Может, пора сказать о том, что тебя волнует? — Весёлые искорки исчезли из глаз Константина, сейчас они смотрели в мою душу, но пока ничего не находили.
    — Мне интересно, как там Асмодей. Он же спас от Садрагиэля, даже представлять не хочу, что было бы, не откликнись он на зов.
    — Мне начинать ревновать? — Вот почему он сейчас злиться? Плотно сжал губы, хмуриться, а в глазах настоящие молнии.
    — Нет, ты чего. — Такой Люцифер меня пугал до дрожи в коленях, и он почувствовал его.
    — Я не на тебя злюсь, хватит трястись. Идти, одевайся, проведаем твоего спасителя. — Поцеловала мужчину, поблагодарив сразу за все, и поспешила натянуть джинсы со свитером. Вечером бывает очень холодно, да и не видела смысла красоваться. Интересно, а раны на демонах долго заживают? Или я зря беспокоюсь? Может, он защищал именно игрушку своего повелителя, а не меня саму? Да и какая, в общем-то, разница, по какой причине он это сделал?
    Крепкие мужские руки нежно обняли за талию, и стало гораздо спокойнее, будто Константин отпугивает все дурные мысли.
    — Готова? — Кивнула головой и прислонилась к его груди. Не хотелось освобождаться из объятий, но надо спускаться к машине. — Выдохни. — Непроизвольно подчинилась команде и мир завертелся, какое знакомое чувство. Вздохнула уже в огромной комнате, где воздух был совсем другой. Теплее, но словно разряженный. Первую минуту пыталась привыкнуть, но теперь я знаю, что чувствует скалолаз, который взобрался на необычайную высоту.
    Место, куда мы перенеслись, было необычным. И это мягко сказано. Лепнина на потолке изображала искаженные мукой маски, гобелены на каменной стене показывали сражения ангелов и демонов, а свет, исходящий от люстры наверху, отливал красным, из-за чего капли, висящие на ней, были похожи на кровь. До чего жуткое место, неужели Марк тут живёт? В такой обстановке и свихнуться можно. Если это только не его родной дом, если только это не ад. В горле сразу пересохло, стоило только представить, кого мне предстоит тут увидеть.
    — Я тут подумала, может я его в офисе навещу, когда он вернётся? — Тело било мелкая дрожь, инстинкты вопили покинуть это место и больше не возвращаться.
    — Тебе когда-нибудь предстоит сюда вернуться, пора привыкать к реалиям своего существования. — Голос Константина стал ниже, и в нем появилось едва заметное шипение. Нет, говорил не Константин, а именно Люцифер, правитель преисподней. Поворачиваться не хотелось, ибо могла увидеть то, что навсегда изменит моё отношение к нему, но он сам развернул за плечи.
    Глаза были чёрные, даже белка не видно, такого же цвета каскад волос закрыл плечи, и в свете красной лампы это смотрелось жутковато. В прошлый раз мне показалось, будто его крылья сотканы из самой тьмы, но сейчас могла рассмотреть плотное оперение. Черты лица по отдельности не сильно изменились, но вместе образовывали уже другое, отстранённо-холодное, пугающее существо.
    — Ты боишься меня. — Постаралась отрицательно покачать головой. — Боишься, можешь даже не отрицать.
    — Я не боюсь тебя, просто ты… Другой. — Он кивнул, что принял к сведению, и направился в сторону огромных двустворчатых дверей.
    — От меня лучше не отставай, по сторонам не смотри, демонам в глаза тоже лучше не заглядывать. — Быстро догнала мужчину и попыталась взять его за руку, но он остановил меня глазами. — Тут не принято показывать подобные эмоции, закрой их, и за руку не хватай. — Это нельзя, то нельзя, напросилась на свою голову навестить защитника. И он тоже хорош, не мог предупредить, что Асмодей находится в аду?
    Мы вышли в широкий коридор, по правой части которого были огромные окна, и открывшаяся в них картина навсегда останется в памяти. Красное небо с бордовыми облаками, чёрное не то солнце, не то луна, и город из коричневого материла. Высокие и низкие, наполовину утопленные в землю здания, ряды кактусов, которые отделяют тротуар от дороги, по которой двигались гружёные повозки, и запряжены в них были отнюдь не лошади, а слизни. Передвигалась эта мерзость очень быстро, оставляя за собой влажный след, который даже отсюда видно. Повернула голову и поняла, что Люцифер ушёл уже достаточно далеко, пришлось бежать до него, что и стало фатальной ошибкой. Один из демонов поклонился, а как только дьявол прошёл дальше, не обращая на него внимания, резко поднял голову и его ноздри зашевелились.
    — Человеек. — Его пасть открылась настолько широко, что верхняя часть головы скрылась за челюстью, а щеки… Такое ощущение, будто именно в этот момент они порвались. Чудовище бросилось ко мне в явной попытке сожрать, а я не могла ничего сделать, просто стояла и смотрела, как слюна капала монстру на воротник сюртука, смотрела, насколько острые зубы, выстроившиеся в два ряда. Не добежал он совсем немного, буквально в полуметре остановился, а в его брюхе уже торчал меч из чёрной стали. Секунда, и на ковре, что устилал пол замка, осела большая кучка пепла.
    — Я говорил, не отставай. — Стряхнул серые остатки и меч исчез из его рук, после чего развернулся и пошёл дальше.
    Мужчина только что хладнокровно убил разумное существо, и на его лице не дрогнул ни один мускул, словно это нечто обыденное, недостойное никаких эмоций. Пошла за ним следом и опустила взгляд, из-за чего в зоне видимости были лишь кончики его крыльев. Сердце ускоренно качало кровь и отдавало бешеным стуком в ушах, к этому добавилась ещё и отдышка. Зачем он это все показывает мне? Хочет своеобразно подготовить к будущей, иной жизни? Я не смогу тут существовать, не смогу тут умереть, и никогда не смогу привыкнуть.
    По пути периферийным взглядом ещё не раз замечала чьи-то ботинки и туфельки. Слышала, как их обладатели принюхиваются, но больше никаких действий в мой адрес не предпринимали, и когда Люцифер открыл широкую дверь, украшенную сапфирами, вбежала в помещение следом за ним, лишь бы передохнуть от хищных взглядов.
    — Ваше Величество. — Раздался женский голос. Аккуратно выглянула из-за спины мужчины и увидела бледную девушку со впалыми щеками, красными глазами и клыками, что выглядывали из-за бордовых губ. Мамочки родная, вампир. И только успокоившееся сердце стало вновь бешено биться о грудную клетку в попытке сбежать.
    Но дьявол вновь проигнорировал поданную, и двинулся в сторону ещё одной двери, но уже поменьше. За ней, на широкой кровати, лежал мужчина, спина которого была похожа на кусок мяса. Многочисленные раны, словно от металлического кнута, сочились кровью, а края кожи казались лопнувшими, но возможно, именно так и было.
    — Ну, Асмодей, принимай гостей. — А теперь сердце пропустило удар. Неужели он настолько сильно пострадал в драке с Садрагиэлем?
    — Здравствуйте, Марк Владимирович. — Мужчина зашевелился в попытке встать, от чего кровь стала сочится ещё сильнее. — Не шевелитесь. — Хотела подойти к нему и уложить назад, но Люцифер поймал за плечо и не дал идти дальше.
    — Здравствуй, Карина. Рад, что ты в добром здравии.
    — Это вас так Садрагиэль? Простите, я не хотела, чтобы все так вышло. Я даже сделать ничего не успела.. — Вроде начала извиняться, но правильно подобрать слова не получалось.
    — Это не он, а демон, отвечающий за наказания. — Уточнил падший.
    — Наказания? — Неужели Асмодей успел провиниться?
    — Нам запрещено являть людям свою суть, исключением является пентаграмма. Асмодей нарушил этот закон, устроив драку во внешнем мире, когда должен был сразу перенести её на одну из тренировочных площадок ада для дуэли. — Стало как-то неприятно от тяжести руки мужчины, к которому так стремится моя душа, потому резко скинула, не озаботившись, что и сама могу огрести за небрежный жест в адрес его высочества.
    — Значит, ты приказал избить его за то, что он спас меня от изнасилования? — Во рту появилась горечь, а желудок взбунтовался, подгоняя комок к горлу. Не выдержала, и выбежала в гостиную, где наверняка должна быть ещё одна дверь в уборную. Так, под шокированный взгляд вставшей вампирессы пробежала мимо неё, и мне повезло с первого раза.
    Полоскало сильно, будто отравилась чем-то капитально не свежим, а может так повлияло осознание, что за благое дело наказали демона. Какие же жестокие у них порядки. Новый спазм догнал около раковины, и пришлось вернуться к белому другу. Да, не ожидала увидеть в древнем замке сантехнику. Прополоскала рот и вышла в гостиную, где дьявол мерил комнату шагами, а бледный Асмодей подпирал стену плечом. И оба обеспокоено уставились на меня.
    — Яд? Блины? — Наперебой предположили мужчины и с удивлением посмотрели друг на друга.
    — Все в порядке, просто прогулка в аду любого человека выведет из строя. — На этом мой личный дьявол решил, что хватит с меня впечатлений, взял за руку и новый переход, но уже в земную квартиру, слава Богу. Вновь болезненный импульс в виски и я несусь в туалет. Решительно, мужчину больше к готовке не подпущу.
    Вечер был безнадёжно испорчен, это приключение посеяло между нами неловкость, ко всему прочему было жутко обидно за Асмодея. Не удивительно, что демоны все как один эгоистичные и злые, если за хорошее следует подобное наказание. Но долго эту обстановку мужчина терпеть не стал, утащил с края дивана и усадил себе на колени.
    — Послушай, в нашем мире свои законы и правила, первая попытка слиться с земным миром закончилась плачевно, по больше части, из-за второго поколения демонов, вампиров и оборотней. Ты думаешь просто так сохранилось огромное количество легенд? Среди людей до сих пор бродят эти воспоминая, пусть искаженные за прошедшее время, но все же. Вторая попытка привела к столетию инквизиции, а ведь я всего лишь решил помочь людям, в телах которых текла часть демонской крови, они являлись потомками полукровок, рождённых во времена первой попытки сблизиться. На этом, прежде чем ушёл в долгий сон, я издал закон, запрещающий всем подданные преисподней являться миру людей, и Астарот следил за этим качественно. Я не хочу очередного кровопролития, вопреки тому, какая слава ходит обо мне среди вас. — Головой то понимала, что он прав, но вот негативные эмоции это не подавляло.
    — Но мог бы и не так сурово с Асмодеем. — Буркнула, сдаваясь.
    — А это и было самое слабое наказание. Не переживай за него, уже через пару дней на работу прискачет, а дней через десять от ран не останется и следа. Он же демон. — Сообщил как само собой разумеющееся.
    Как-то быстро я приняла существование магии, демонов, даже ангелов. Эта сторона мира до определённого момента была для меня закрыта, и теперь я уже не уверенна, что жалею о продаже души, ведь стала по-настоящему жить только после этого. Прижалась к мужчине теснее, почему-то тошнота полностью проходила рядом с ним.
    — Завтра с утра отвезу тебя в больницу, пусть от отравления что-нибудь пропишут, до работы потом на такси доедешь, хорошо? — Сил хватило только кивнуть. Организм за несколько часов сильнейшего потрясения истощил все энергетические запасы, а потому, сидя на коленях и греясь, провалилась в мягкие объятия сна.
    Настойчивый писк будильника требовал открыть глаза и вставать. Специально завела на двадцать минут раньше, чтобы приготовить завтрак. Пока вода в турке закипала, быстро ополоснулась в душе и поспешила нажарить яичницы с беконом. Так, чередуя готовку и макияж, встретила Константина на кухне. Он был на зависть бодр и энергичен, понюхал еду на сковороде и сел за стол в одном лишь полотенце, что было повязано на бёдрах. За осмотром этого мужского экземпляра увлеклась, и чуть не проворонила наш завтрак.
    Вечером я думала, что он шутил по поводу больницы, но Константин незаметно сунул в сумку полис, чем убил весомую причину отказаться от осмотра, да и утром тошнота не была такой сильной, едва заметно подташнивало, но этот параноик дотащил до приёмной, оплатил анализы, осмотр нескольких врачей, и уехал на работу. Без меня. Вот же бессовестный.
    За два часа меня ощупали и истыкали всю. Даже лампочку заставили проглотить, из-за чего вновь стошнило. От позора спасло то, что у них была для этого комнатка. Предусмотрительное тут руководство. Гастроэнтеролог ничего не выявил, терапевт же тонким намёком решил отправить меня уже к гинекологу.
    — Я не могу быть беременной, у моего молодого человека с этим проблемы. — Уверенно заявила, глядя на упёртого терапевта.
    — Значит не такие и проблемы, либо же сбой гормонального фона, но на всякий случай все-таки рекомендую сходить к нашему специалисту, кровь на хгч уже взяли, как раз будут готовы результаты и сможете их забрать. — Плюнула на этот произвол, но к врачу пошла, все равно в этом году ещё не посещала женского врача.
    После осмотра сидела на стульчике и ждала, что мне озвучат очевидные вещи, но доктор спокойно заполнил лист и протянул мне.
    — У вас увеличена матка, что говорит о предполагаемой беременности, либо о начале менструального цикла. Когда он у вас должен начаться? — В голове возникли цифры, ввиду отсутствия сексуальной жизни за графиком не следила, но даже при таком условии задержка уже в две недели минимум. Что-то мне стало дурно, при каких заболеваниях может быть такой признак? От раздумий отвлёк телефон врача, он уверенно поднял трубку, выслушал говорившего и улыбнулся. — Ну вот, как и говорил. Анализ подтвердил вашу беременность, можете для убедительности пройти и узи, но тут и так все понятно.
    — Узи. И срочно. — В голове бились факты, сказанные Люцифером. От него может забеременеть только истинная, а этого фактора он во мне не ощущал. Так почему? Неужели он ошибся? Или не захотел принимать? Руки непроизвольно коснулись плоского живота. Неужели там сейчас развивается кроха? Счастливая улыбка растянула губы, но постаралась её согнать, пока не увижу подтверждение, радоваться рано. Получила направление, сходила оплатила интересную процедуру, и без очереди её прошла. Когда ко мне повернули экран и показали на маленькую горошину, сердце застучало с удвоенной силой. Маленький. Какой он ещё маленький. Слезы потекли из глаз неожиданно.
    — Вы не рады? — Спросила обеспокоенная узистка.
    — Нет, что вы. Просто до сих пор не верится. Можете распечатать?
    — Конечно. — Первая фотография ещё не сформировавшегося малыша бережно легла в паспорт. Интересно, а как отреагирует Константин? Будет ли рад? Результат хгч тоже забрала, чтоб убрать в отдельную папочку, куда будут складываться все результаты осмотров во время беременности.
    Такси долго ждать не пришлось, и всю дорогу я не могла нарадоваться, ведь об этом не смела и мечтать. Как подъехали, расплатилась с водителем, прошла через турникет и вошла в лифт. Как лучше сообщить? Просто сказать, или показать узи и объяснить, что там изображено? Посмотрим по ситуации.

Глава 13

    Офис гудел необычайно шумно, люди бегали, словно ужаленные в одно место, а ведь это только начало, отсутствие сразу двух руководителей разных отделов дурно сказывается на порядке в целом. Ничего, Константин что-нибудь придумает.
    На самом входе меня развернули, в основном кабинете шёл ремонт, поэтому директор занял кабинет Асмодея. Пришлось ехать на двадцать первый, встретила на ресепшене Диану и затормозила.
    — Здравствуй, а Константин Викторович не говорил, где мне разместиться для работы? — Девушка оторвалась от компьютера и непонимающе на меня посмотрела.
    — А, кажется он говорил, что ты в больнице пробудешь до обеда, и потом просил тебя зайти. Хмм… Ты сменила духи? — Суккуба даже поддалась вперёд, и я от неожиданности отступила. Неужели она чувствует изменившийся запах из-за беременности? Удивительно.
    — Да, пытаю подобрать что-нибудь новенькое.
    — Тебе определённо подходит. Все, иди давай. — Какая-то она сегодня странная. Постучалась, дождалась разрешения войти и довольная скользнула к рабочему месту начальника.
    — Что сказал врач? Сильно моими блинами отравилась? — Мужчина положил паркер и откинулся на спинку кресла. Кажется, нас ждёт запальная трудовая неделя, вокруг стола были огромные стопки документов, которые наверняка нужно разобрать и разнести по отделам.
    — Это не отравление, не переживай. — Подошла ещё ближе, поставила сумку на стол и достала паспорт, в котором лежала заветная картинка. Было все-таки волнительно сообщать подобные новости, но нужно пересилить себя. Мужские руки уверенно взяли в кольцо, а едва заметная улыбка придавала смелости.
    — Мне надо тебе кое-что сказать. — В этот момент из приёмной раздалось дикое шипение, глухое падение, и дверь резко открылась, впуская высокую брюнетку с точеной фигуркой и раскосыми, хищными глазами. Она. Я не хочу её видеть! Уберите отсюда эту женщину! Подсознание вопило сиреной, а я не могла сдвинуться с места. Она не демон, но и не человек. Неуверенно посмотрела на Люцифера и сердце, недоверчиво и робко, стало ускорять ритм. Только не это. Только не сейчас! Мужчина разглядывал вошедшую с неприкрытым удивлением, какой-то глухой тоской и радостью от долгожданной встречи.
    — Карин, подожди в кабинете. — Внутренний голос просто вопил, чтобы не оставляла их наедине, и даже заикнулась:
    — Но..
    — Оставь нас! — Впервые он повысил на меня голос именно так, с раздражением. Низ живота немного прихватило, и я решила последовать приказу, вышла под надменный взгляд неизвестной и закрыла за собой дверь.
    Диана висела приклеивая на середине стены, грубо материлась себе под нос и пыталась избавиться от странной, похожей на паучью, нити. Чисто машинально махнула рукой, словно веником её убираю, и сукуба спокойно приземлилась на пол.
    — А я говорила, что кто-то из наших отметился. И прости, я пыталась остановить её, но у ведьмы в первом поколении сил много. Как её мамаша только умудрилась с демоном снюхаться. А что у тебя в руках? — Посмотрела на паспорт и на выпирающий белый край узи-снимка. Смогу ли я показать это ему? Дадут ли шанс? Руки мелко дрожали, выпила стакан воды, но и тогда не смогла успокоиться. — Карина, что-то происходит. От тебя исходит непонятная энергия, с тобой все в порядке? — Девушка обеспокоено вышла из-за своей стойки и вновь стала принюхиваться. — Да ты… У тебя… Там! — Такой возбужденной эту демонессы ещё не видела, даже приятно немного. Неужели она чувствует, чей там малыш? Да, дитя Люцифера произведёт настоящий фурор во всех мирах.
    — Не стоит об этом распространяться, я должна сама все рассказать. Хорошо? — Она поражено кивнула и потянулась прикоснуться к моему животу, но включился селектор, и Люцифер обратился именно ко мне с просьбой войти.
    Девушка сидела на его кресле, а сам он подпирал стол бедром, облокотившись для надёжности и руками, едва заметно барабаня по поверхности пальцами. Вновь низ живота свело, но не показала этого. Потерпи, малыш, сейчас узнаем, что папа хочет нам сказать, а уже потом будем что-то решить.
    — Карин, есть разговор. — Было видно, что мужчина пытается собраться с мыслями. — Эта девушка, Елена, она является моей истинной. На этом наши отношения прекращаются. — Это что получается, я своей задницей грела место настоящей хозяйке, чтоб ей было по возвращению комфортнее сидеть? Смотрю на эту высокомерную дрянь, и внутри стала натягиваться пружина, вот только в этот раз никто не сможет без последствий её вернуть в изначальное состояние. — Но хочу подарить тебе подарок на прощание. — Он встал, отошёл от стола и поднял руку на уровень груди ладонью вверх, и появился сгусток пламени, которой за секунду превратился в знакомый мне контракт. — Я возвращаю тебе твою душу, и обязательства, выполненные со стороны ада, не повернуться вспять. Можешь жить спокойно. — Розоватые листы стали обращаться в прах, пока не осели на лацкане пиджака и не посыпались ниже, на бежевый ковралин. Это был не контракт, это было моё сердце, и он пронзил его своим чёрным мечом, уничтожив так же, как и того демона в преисподней. Боль. Она скручивала внутренности спазмом, вымораживала нутро, оставляя после себя глыбу льда. Сейчас я словно перенеслась в свой сон, когда едва не умерла в снежной пустыне. Нет, это был не сон. Сделала шаг назад и покачнулась, Люцифер было подался ко мне, но низкий женский голос остановил его.
    — Не смей приближаться к ней, пусть радуется, что не убила. Давай, проваливай, пока не нарушила данное собой же слово. — На одно мгновение заметила такую же боль в глаза своего дьявола. Нет, он уже не мой, и подобное чувство ко мне он не станет испытывать только найдя свою пару.
    Молча развернулась, будто деревянная кукла, и вышла на негнущихся ногах, заметила сначала обеспокоенный взгляд Дианы, а потом неподдельный страх. Неужели меня боится? Не знаю. Больно. Хочу домой, на свой старый, продавленный диванчик, уснуть, и проснуться на несколько недель раньше, чтоб не испытывать весь этот ужас, чтоб вернуться в свою прошлую, никчемную жизнь. Тело распалось на атомы, а потом вновь собралось, но уже в собственной квартире. Скинула туфли, и пошла на кухню, беременным же надо хорошо питаться?
    А там обнаружилась Людмила. Похудевшая, хорошо одетая, и с дорогим гарнитуром на шее. Она самозабвенно уничтожала запеченную с картофелем курицу, наверняка мои соседи готовили.
    — Зачем ты вернулась? — Спросила тихо и подперла косяк плечом, чтобы не упасть. Сестра аккуратно вытерла руки салфетками и улыбнулась.
    — Ри, я скучала! — Девушка бросилась обниматься, но остановила поднятой рукой.
    — На вопрос отвечай. — Она наигранно нахмурилась.
    — Ри, у меня небольшая проблема. — Сестрёнка села на стул и положила руку на живот. Какой знакомый жест. — Папаша отказывается принимать, говорит, что не от него. Как только он родится, подам на днк. Я пока в твоей комнате с маленьким поживу, ладно? Гостиная все равно свободна, но она проходная, там с ребёнком будет не комфортно. — И тут я не выдержала.
    — Тогда покупай эту комнату, и живи. — Людмила удивилась, и очень сильно.
    — Но в меня нет таких денег, я их потратила, чтоб привести себя в порядок и найти богатого мужа. Мы же сестры, не заставишь же ты меня с племянником ютится в общей комнате, куда могут соседи зайти?
    — Я тебе больше скажу, ты даже в гостиной жить не будешь. С недавнего времени она принадлежит мне, и тем двум братьям, которым ты продала свою часть. Своё разрешение на твоё проживание здесь не даю, остальное спрашивай у Кирилла и Михаила. — Развернулась в сторону выхода, но Мила грубо схватила за плечо и резко развернула к себе лицом.
    — Да как ты смеешь, сама на жопе ровно сидишь, в люди выбиться не можешь, сиськами на сцене трясёшь, а меня осуждать вздумала? Я здесь прописана, так, или иначе, но жить буду на законных основаниях, и ничего с этим ты не поделаешь.
    — Хорошо, тогда возвращай ту сумму, что я внесла за тебя Светлане Игоревне.
    — Ты дура, или прикидываешься? Нет у меня денег!
    — Я терпела, когда после смерти мамы ты пила неделями, устраивая тут беспредел, я терпела, когда ты подсела на травку, и даже когда ты по левой наводке залезла в дом богатой женщины и вытащила из него чемодан с деньгами. Ой, мы же могли их просто вернуть, и дело с концом! Ах, да, твой подельник и трахарь просто вырубил тебя, скрывшись с деньгами. Все можно стерпеть, вот только я более не собираюсь это делать. Себя и своего зародыша корми сама, а теперь пошла вон. — Девушка размахнулась и залепила сильную пощёчину, от чего не удержала равновесия и больно ударилась головой об стену.
    — Лучше заткни пасть, пока тебя не нашли в подъезде с ножевыми. А что, хорошая идея, стану наследницей и не придётся бегать по судам. Обставлю все как ограбление, ты вон, как богатая одета. — Все. Край. Действовала на инстинктах, и откуда столько силы во мне, не знаю. Подняла немного полноватое тело женщины за горло, и посмотрела в её расширенные от страха зрачки. Не ожидала, сестрёнка? Выбросила за дверь, будто мусор, и закрылась. Все отпечатывалось в памяти фрагментами, поворот в коридоре, диван в маленькой, но такой уютной комнатке. И чьё-то присутствие. Его нельзя увидеть обычным зрением, не сейчас, но вот голос услышать вполне.
    — И чего ты так цепляешь за своё сознание? — Спросил он. Накрыла голову подушкой, желая спрятаться от него, но звук проникал в самую душу, его нельзя не услышать. — Отец ушёл в мир иной от вас, когда тебе едва пятнадцать стукнуло.
    — Заткнись. — Прошептала тихо, себе под нос.
    — Мать тоже не захотела с вами мучиться, а перед смертью ещё и обещание неподъёмное стребовала, за сестрой эгоисткой следить.
    — Заткнись. — В этот раз уже громче, но он не услышал моих слов, или не хотел слышать.
    — А сестра то? Села тебе на шею, да ножки свесила, а ты и рада. Никому ты тут не нужна, даже любимый мужчина от тебя отказался. Хотя я уверен, он чувствовал зарождающуюся жизнь в тебе, просто вы стояли препятствием к той, которую он любил столетиями.
    — Заткнись! — Закричала во всю мощь легких, и именно в этот момент что-то оборвалось.
    — О, а не рождённый ребёнок разумнее оказался, не захотел существовать в этом мире. — Яростная вспышка боли пронзила низ живота, словно огненной спицей, тело сжалось в комок, и чьи-то руки подняли вверх. Снова переход. Куда? Оставьте меня в покое хотя бы сейчас!
    Вокруг было огромное поле ковыля, меня уложили в самую середину, наконец, дав погрузиться в щемящую боль. Всеми силами потянулась к малышу, в надежде почувствовать отклик, но в ответ получила тишину. Тёплая влага уверенно растекалась под боком, пачкала белоснежный ковыль, который впитывал кровь и становился бардовым. В позе эмбриона боль не такая сильная, и я сжималась все сильнее. Она поднималась от живота выше, к пружине, и она ослабилась, выпуская всю запечатанную энергию. Огонь был везде, сжигал одежду, кожу, плавил кости и уничтожал все в радиусе километра. Первым появилась Болезнь. Белёная кожа, мешки под глазами, острые когти на руках. Он бережно коснулся сердца и дал импульс, чтоб оно забилось вновь.
    — Хворь — Вырвался из груди старческий голос. Мой верный всадник, ты всегда приходишь первым. Ласковые касания по седым волосам приносили успокоение. — Война. — Хрипов стало меньше. Мужчина в красных доспехах так же присел рядом и сжал мои руки в своих, возвращая молодость и красоту коже. Где же моя любимая всадница? Девушка с каскадом чёрных до пят волос легла рядом и положила руки на живот, восстанавливая остальные органы и разум. Последним явился Смерть, мужчина лёг со стороны спины и обнял, возвращая крылья. Последний импульс и всадники вместе со мной попали в ледяной плен. Связующие нити змеёй прокладывали путь от меня к нареченным детям, возвращая их силу до крупицы, давая им желанное, полноценное воскрешение, и из-за количества этих нитей лёд лопнул, давая возможность соединиться с землёй.
    Да, крылья восстанавливать придётся ещё долго. То, которое чёрное, кожистое, было рваным практически до костей, а белое, ангельское, все в проплешинах и гноящихся язвах. Ну и мерзость, хоть тело в порядке, но вокруг ни одной паутины, чтоб соткать одежду, даже травы никакой, перерождение сожгло все до корней.
    — Миледи. — Повернулась к Голоду и улыбнулась. Хорошо, что её оболочка полнее предыдущих перерождений, кажется, в этот раз моё возвращение имело больший по силе импульс, раз всадники так хорошо выглядят.
    — Вы, должно быть, голодны. — Глаза всех четверых зажглись алчным огнём. — Так давайте же вернёмся в мир людей и устроим пир. Помните правило? Больше необходимого не убивать. — Они аккуратно коснулись моего обнаженного тела и мы вернулись.
    Что ж, должна признать, это воскрешение далось гораздо тяжелее, может из-за того, что оно последнее, а может из-за того, что одна из прожитых жизней не была лёгкой. Что ж, небеса ответят за содеянное, а Люцифер познаёт ту же боль, что и я. Апокалипсис возродилась, и пора вернуть все на свои места.
    Прошлое и настоящие смешалось, мне потребовалась целая неделя беспрерывного сна, чтобы усвоить, осознать, и принять полученные знания. Интересно, почему три всадника пробудились раньше меня? Такое произошло впервые, прошлые два раза мне потребовалось кидать зов. С момента последнего слияния с человеческим телом прошло много времени, и мир безумно изменился. Потянулась на подушках и уставилась в расписной потолок. Новое тело потерпело сильные изменения, чему совсем не рада, оно нравилось мне прежним. Подняла повыше седую прядь и откинула. В первый раз до пробуждения была пленной дикаркой со смоляными волосами, тогда существовала всего триста лет, во второй — обычной селянской, эта жизнь длилась практически тысячу лет. А что до этого было? Бесцельное существование во времени, с тех пор осталось только знание, что я, в отличии от ангелов и демонов, не рождённая, а как и первые люди, созданная, но иная. Мне нет прототипа, как сказал бы современный человек, во мне намешана составляющая сути всех троих видов из трёх измерений, и создана была для равновесия.
    Может ли самостоятельно жить существо, созданное для определённой цели? Видимо, произошла какая-то ошибка, и я все чувствую, все ощущаю. Мне до сих пор горько за потерянного ребёнка, ведь Карина хоть и есть очередное тело, но это и я сама, просто в тот момент память о прошлых жизнях и сила равновесия спала. А ещё помню бывшего мужа. На его я зла ещё больше, чем на Люцифера. Раньше задавалась вопросом, почему исполняя роль судии Божей, так ни разу не встретилась с любимым сыном Лилит.
    Кровать скрипнула, прогнулась под женским весом и Голод аккуратно доползла до меня, положила голову на живот и зажмурилась, ожидая, приласкают, или накажут за наглость. Улыбнулась, и стала перебирать смоляные пряди.
    — Почему ты проснулась раньше меня? — Девушка под рукой вздрогнула, и постаралась выровнять дыхание.
    — Не знаю, просто в один момент вернулась память и появилась то, чего раньше не знала. Для вашего возвращения требовался сильный эмоциональный всплеск. Я пыталась с братьями это сделать более аккуратно, нежели поступили бы с вами архангелы, но мы не преуспели. Мне очень жаль. — Мне тоже, родная, но с этим уже ничего не поделаешь.
    — И вы бы не ревновали? — Девушка подняла обиженный взгляд.
    — Мы же понимаем, что вы наша мать по духу, что вы создали нас по подобию, как главных помощников, и ваше истинное дитя стало бы нашим новым господином, или госпожой. Может потому вам и дано право трижды перерождаться, что именно в последний у вас должна появится наследница?
    — Не знаю, Голод, не знаю. У Бога на каждого из нас свои планы.
    — Алина. — Я не сразу поняла, почему меня поправили, и это даже немного всколыхнуло раздражение.
    — Что? — Уточнила, будто ослышалась.
    — В этой жизни я Алина, не могли бы называть меня именно так? — Но ничего ей не сказала, уложила голову назад и продолжила накручивать пряди третьего всадника, это странным образом успокаивало.

Глава 14

    Я не могла позволить себе спустить архангелам содеянное с рук. Прошлая Рина может, и не стала бы связываться, но не Апокалипсис. В голове не было идеального плана для мести, но кое-какие задумки имелись, а пред этим необходимо встретиться с бывшим мужем, называть его нынешним в этой жизни язык не поворачивался.
    — Апокалипсис. — Повернула голову к Михаилу и улыбнулась.
    — Война. Ты что-то хотел? — Молодой мужчина смущённо улыбнулся и протянул кристалл наполненный эмоциями. Обычная человеческая еда для нас тоже питательна, но вкуса в ней практически не ощущаем.
    — Это радость, практически полный. — Интересно. Взяла в руки камень, который на свету переливался фиолетовым, и вытянула все до капли, пополняя резерв, который после перерождения никак не восстановится.
    — Спасибо. Но мне вот интересно, а где всадник добыл такую редкость, как положительные эмоции? — Отдала камень и села в кресло, пригласив Михаила присесть напротив. Сразу после возвращения в первую очередь изменила обстановку в квартире, так как покидать её была не намерена, но прошлый ремонт не радовал глаз. Светлая, уютная обстановка, что было по душе. В конце концов, я же не демон искать тёмные углы.
    — Понемногу на детской площадке наполнял. Нам хорошо, и мамочки довольны, что чады потратили энергию и вечером хорошо заснут.
    — Да, современный мир щедр на отдачу, достаточно побыть в общественном месте. Хорошо придумал, и если получится ещё набрать — буду рада. Где Николай с Кириллом?
    — Они вызвались первыми выравнивать баланс.
    — Смерть и Хворь? Надеюсь, они не перестараются, и чаша весов вернётся в исходное состояние, а то демоны с ангелами спокойно проникают в этот мир и уходят обратно, дыры надо латать, да побыстрее. Кстати, не хочешь со мной навестить небеса? Нужно наказать одного щенка и вытянуть информацию. Я же тогда чуть не погибла из-за Габриэля, верно? — Война сжал губы и кивнул, не люблю я эту его привычку. Ему точно не нравится перспектива прогулки по верхнему измерению, мы гораздо ближе к демонам по существу, но и ангельский свет не вредит.
    — Простите, но разве это хорошая идея? Ваши энергетические резервы ещё только восстанавливаются, не лучше ли наведаться туда во всеоружии?
    — Боишься, что убью одного из крылатых? Не переживай, если что, то отправлю одного из своих верных всадников. Голод, например. У неё имеется должок к ним, и она вправе его вернуть.
    — Я пойду с вами. — Отдельная личность Михаила уже практически слилась с всадником, ещё не до конца пришли в себя только я и Николай. Интересно, а почему он проснулся вместе со мной, тогда как остальные трое заранее? Этот вопрос тоже надо будет решить.
    Встала, положила руку на плечо всадника и нырнула на уже протоптанную дорогу к небесам. Интересно, насколько сильно там все изменилось? Лёгкое головокружение и мы стоим в огромной зале, где нас уже встречали. Ангельское крыло едва заметно дрогнуло, ощутив родную среду, до конца приняло первозданный вид и успокоилось, тогда как демонское возмущённо подрагивало, оно терпеть не может находиться в мире святош.
    — Ликси, ты вернулась. — Смотрю на мужчину, чьи белые волосы опускались до босых пят и сливались с белоснежным одеянием, его крылья за время отсутствия стали ещё мощнее. Когда-то мы вместе летали, и я верила этому эгоисту.
    — Апокалипсис, Михаэль, для тебя только так. Где Габриэль? — Мужчина заметно напрягся. Несмотря на свой суровый нрав, братьев он любил.
    — Давай не будем горячиться и поговорим спокойно. — Змеиная улыбка скользнула на губы. Мне дана возможность щёлкать по носу архангелов и архидемонов, в разумных пределах, разумеется. Чего только не сделаешь ради равновесия.
    — Он нарушил закон о неприкосновенности людей, и я имею право назначить наказание, разве нет? — Габриэль постарался спрятаться за старшего брата, но поманила пальчиком, и тот нехотя выбрался из укрытия. — Малыш Ури. Наверняка это ты оба раза находил поддельную пару для Люцифера, а так же прекрасно знал, кто является его истиной. Мы же были дружны, не ожидала от тебя предательства. — Ему было стыдно, и это неплохо, но для меня мало. Я заставлю каждого замешанного в этом деле почувствовать отголосок боли из-за потери малыша, ведь даже не успела прочувствовать его, как потеряла. Вытянула руку и сжала ладонь в кулак, после чего по залу раздался болезненный крик, и светло-серый пол окрасился в алый от крови, что бурным потоком текла с раздробленного плеча Уриэля.
    — Апокалипсис, остановись. — В голосе Михаэля звучали металлические нотки, вот только это могло подействовать раньше, когда ошибочно считала его своей второй половиной.
    — А скажи мне вот что. В какой момент ты возомнил себя отцом своим? — Именно сейчас Габриэль решил присоединиться к нашему небольшому веселью, увидел меня и противно улыбнулся. Всегда терпеть не могла этого слизня.
    — Война, преподай ему урок обращения с леди. — Мужчина вышел вперёд из-за спины, красные доспехи за долю секунды закрыли каждый миллиметр тела, а в руках лежали парные клинки. Он был создан сеять раздор, зажигать пламя сражения. Война — это его жизнь, это он сам. Для него будет крайне питательно сражение с архангелом.
    В руках Габриэля появился каратель. Неужели слизень получил к нему доступ? Первый звук сошедшейся в бою стали, скрип, высекающие искры, и скорость их поединка вышла на запредельный. Отслеживать их драку? Нет. Если война не справится, тогда вырву гнилое сердце сама. Это его не убьёт, но лет сто восстанавливаться будет точно. Тем временем спокойно подошла к бывшему мужу и посмотрела в глаза. Ничего не чувствую, будто и не было совместно проведённых столетий.
    — Ликси, не злись, просто спокойно выслушай. — Дать ему возможность выбрать линию разговора? Не дождётся.
    — Почему я только в последнем перерождении узнаю, что Люцифер мой, и ничей больше. Почему ты оградил нас друг от друга? — Стоит и хмурится. Не хочешь говорить? Заставим. — Если я не получу ответа, то сравняю небеса, камня на камне не оставлю, натравлю на вас весь ад, а демоны давно ищут серьёзную причину для начала бойни. — Один из дерущихся сбил собой монолитную колонну, подняв кучу пыли. Габриэль? Вот и славно, харкайся кровью дальше.
    — Я не мог позволить младшему брату заполучить наследника, его наказание за преступление — вечное правление ада, пока отец не помилует.
    — А тебе не кажется, что если бы отец не хотел, чтобы он получил наследника, то и не дал бы сформироваться ни одной связи с ним, и уж тем более, чтобы мы стали парой. В его власти выстраивать цепочку событий, устраивать многоходовые игры.
    — Когда ты последний раз видела отца? — С какой-то злостью спросил Михаэль. Действительно, а когда?
    — Много времени прошло с тех пор, но разве это что-то меняет?
    — Он давно покинул этот мир, либо взялся за создание более идеального, либо ушёл в долгий сон. — А вот это уже не очень хорошо. Отец бы ни за что просто так не покинул свое любимое детище.
    — Но это не говорит о том, что ты можешь творить все, что вздумается. Значит, нежелание завести племянника от младшего брата и была основной причиной, по который ты обрек само существование Апокалипсиса под угрозу?
    — Не говори ерунды, ты моя жена. Неужели нам было плохо вместе? Вспомни, как мы проводили время, поддерживали равновесие и тонкую пленку мира. — Жалкий лжец. Он всегда считал ангелов венцом творения, даже на людей, в общем-то, ему плевать.
    — Война. — Мужчина в красных доспехах отбросил бесчувственное тело, которое самозабвенно избивал, и подошел ко мне ближе, являя свое лицо и преобразовывая металл в собственную кожу. — Нам пора. — Аккуратно взял за руку, пачкая ту в крови поверженного архангела, и мы перенеслись в квартиру, где мне предстояло придумать, как нажать спусковой крючок, что столкнет небеса с раем. Есть еще один момент, мне действительно нужен наследник, но дать его может только мужчина, по вине которого погиб первый, еще не рожденный. Пусть его ввели в заблуждение, но ему не одна тысяча лет, мог бы и усомниться, почему женщина, идеально подходящая ему для зачатия детей, не способна забеременеть. Суть истинных заключается именно в продолжение рода, он либо дурак, либо слепец, нежелающий посмотреть дальше своего носа. Чувствую ли я к нему что-то, кроме злости и обиды за предательство? Чувствую, но стараюсь загнать это как можно глубже, и если нам не суждено быть вместе, то ребенка от него получу в любом случае.
    — Вы что-то задумали, ведь так? — Смотрю на всадника и понимаю, что именно моя четверка мне и поможет.
    — Созывай своих братьев и сестру, нам предстоит много работы. — Мужчина низко поклонился и исчез. Что ж, пора начинать разъяснять правителям этого мира кто есть кто, а то они заигрались. Нашла в шкафу джинсы с заниженной талией, облегающий топ и кожаную куртку, ту самую, в которой мы с Алиной чуть не разбились. Неужели Голод пронесла ее незаметно? Это оказалось кстати. Макияж, укладка из седых, словно лунный свет, волос, и капля духов с запахом камелий. Редкий аромат, не слишком насыщенный, но идеальный.
    Всадники появились достаточно быстро, отправила Голод за байком и присела в кресло, попросив оставшихся всадников сесть передо мной.
    — Вскоре должно начаться нечто интересное, но мне нужна ваша помощь. Как только вернется ваша сестра, вы приведете обряд, закрывающий суть. Хочу наведаться в гости к правителю ада и напомнить, какого это, быть с настоящей парой. Он не должен почувствовать во мне силу Апокалипсиса, для него я должна быть обычной Кариной, девочкой, к которой он испытывал обжигающее желание и трепетный инстинкт защищать.
    — Разве это безопасно? — Уточнил Смерть. Кирилл, ты всегда был проницательным.
    — На самом деле не совсем, но именно так вероятность понести гораздо выше. — Михаил сжал губы в тонкую полоску, он с самого начала испытывает ко мне чувства, которые не может испытывать существо к своему создателю. Бедный мальчик, но ответить ему была не в силах. В этом воплощении они должны оставить после себя второе поколение всадников, чтобы у моего ребенка были верные соратники, надеюсь, он переборет себя и сделает это. Алина так же не испытала радости от просьбы, вот только отказаться они не имеют права.
    Сам ритуал доставляет ощутимые неудобства, это все равно, что ампутировать какую-нибудь часть тела, минуя боль. Но все можно вытерпеть на пути к цели. Знакомый речитатив, когда-то на этом наречии говорили все, пока люди не расплодились настолько, чтобы занять всю планету. Постаралась погрузиться в изначальные воспоминания, чтобы пропустить часть, когда крылья болезненно спрятались в подпространстве. Легкое покалывание кожи, будто миллиарды иголочек вошли в поры, и ритуал, который мы использовали уже второй раз, закончился.
    — Ну что, чувствуете меня? — Всадники переглянулись и отрицательно покачали головой. На них это тоже отражается, их суть в услужении, в моей защите, и года они теряют меня из виду, то их сознание начинает волноваться, искать. Я для них едва ли не выше, чем отец. Это в какой-то степени даже пугает, подобная преданность во все времена ценилась дороже всего. — Ну и замечательно, тогда я прокатнусь в одно место, Николай может сопроводить, его там знают как застройщика. Разыграем сценку, где я устроилась на тебя работать, но не позволяй себе лишнего, а то наша рыбка соскочит с крючка. Доедешь туда на машине. Алин, заранее прошу прощения за байк, основные моменты вождения я посмотрела в интернете, и даже права себе создала, но могу случайно его поцарапать. — Девушка улыбнулась и кивнула.
    Стою возле железного коня, прокрутила в голове все увиденное в интернете, села, завела, и чуть не упала, эта зверюга слишком резво рванула вперед, едва не встав на заднее колесо. Вот честно, та же лошадь, только норова больше! Ничего, освоила в свое время парнокопытного, освою и тебя.
    Несколько метров едва ехала, он оказался в управлении тяжелее, чем предполагалось, но когда доехала до бывшего места работы, железный агрегат уже практически полностью покорился. Либо это из-за современного мата, которым его покрыла, либо из-за того, что более, или менее приноровилась, но надеюсь, что путь назад будет более коротким и мне не придется тратить время на ерунду.
    Пропуск, после того, как сбежала с офиса, так и не уничтожила, поэтому смело припарковалась на подземной парковке и отправилась к турникету, около которого сидел уже привычный взгляду дедушка, который спокойно посмотрел на мое проникновение в бизнес-центр и уткнулся в свой кроссворд. До боли знакомый лифт, где меня догнал Николай, и мы поднимаемся на двадцатый этаж.
    — Ты позвонил директору? — Мужчина кивнул.
    — На месте. Интересно, почему он так и не ушел в преисподнюю? Ведь больше его в этом измерении ничего не держит. — А ведь действительно, почему он так и не ушел? Хотя, мне в общей сложности практически без разницы на причину, но в нижнем мире его было бы сложнее достать. Механический голос, оповещающий о прибытии на нужный этаж, и первый на пути встретился Асмодей. Этому демону с недавних пор отведено особое место в моем списке. Не испугался наказания, защитил обычную человечку от собрата, и при этом даже сейчас тепло мне улыбается, тогда как совсем недавно лежал на кровати и страдал от серьезных ран.
    — Карина? Вот это сюрприз. В этот раз ты одета как надо, хотя и весьма необычно. — Мужчина поднял большой палец вверх и немного нервно улыбнулся.
    — Здравствуйте, Марк Владимирович, Константин Викторович у себя? — Архидемон бросил взгляд на Николая, слегка прищурился, и усмехнулся. Неужели догадался? Надо было и его закрыть, и пока дойдем до приемной гендиректора, успею это провернуть.
    — Да, но лучше тебе не показываться ему на глаза, злющий до безобразия. Рад был повидаться, но дела не ждут, на меня временно повесили отдел выездных групп, приходиться с этажа на этаж бегать. — Помахал рукой и скрылся в лифте. Не нужно ему было покидать небеса вслед за Люцифером, ад — не его среда. Вот до чего доводит маниакальная преданность.
    — Скажи, а вы не жалеете, что я пробудила в вас инстинкты защиты и сделала такими, какие вы есть? — Хворь странно на меня посмотрел и улыбнулся.
    — Нет, каждый из нас благодарен вам за возможность жить. — Кивнула, что приняла к сведению, коснулась до плеча рукой и перекрыла энергию всадника, которую может почувствовать любой, имеющий хоть частицу изначальных существ.
    — Ты должен устранить любое препятствие, которое может возникнуть на пути к моей цели. Надеюсь на тебя, мой первый всадник.
    Когда-то, еще на заре времен, в своем первом воплощении я дала жизнь Чуме. Он ненавидит это имя, оно имеет слишком большую власть над его воспоминаниями. Я только вошла в полную мощь, и для сохранения равновесия мне требовались верные помощники. Не помню, как нарекли его родители, но помню, как он лежал у тракта, весь в язвах, и едва дышал. Тогда еще никто не знал о подобных вирусах, он был едва ли не первый, кто заболел, но не решился оставаться в деревне, правильно посчитав себя опасным для остальных, вот только болезнь протекала стремительно, и далеко уйти не успел. Помню, что прошла всего неделя, как избавилась от ненавистного рабства, помню тошнотворный запах, что исходил от его гниющего заживо тела, и помню огромное желание жить в его глазах. Оно и стало ключевым. В тот день у меня появился мой верный, первый всадник.
    — Можете положиться на меня. — Знаю, что могу. По-другому ведь и быть не может.

Глава 15

    Секретаря после моего ухода он быстро нашел, рыжая девчонка с нереально зелеными глазами и пухлыми губками, и что самое удивительное, она была обычным человеком.
    — Здравствуйте, я Николай Сергеевич, Константин должен был предупредить о моем визите. — Девушка подняла умный взгляд, поздоровалась, и предупредила начальника о визите гостей через знакомый селектор. — Карина, заполни необходимые документы, я пока наведаюсь к начальнику киберзащиты. — Неожиданная рокировка не смутила секретаря, поэтому молча кивнула и зашла в обитель Люцифера.
    Знакомые черты лица резанули по сердцу, мне было невдомек, как он не почувствовал обман, вот только это уже не мои проблемы. Поднял голову, удивленно приподнял бровь и нацепил маску невозмутимости. Поздно, дорогой, я уже успела отследить глухую тоску.
    — Привет. — Мужчина расслабил галстук и отложил документы.
    — Здравствуй. По какому вопросу? — Плохой из тебя актер, любимый. Расстегнула кожанку и бросила на диван, она будет только мешать.
    — Хочу прояснить один момент. Скажи, ты рад, что нашел свою пару? — Я видела, что ему неудобно об этом говорить, и видела, что он в замешательстве.
    — А какое это имеет отношение к тебе? — Говорит, а это значит, что я как никогда близка к исполнению своего плана.
    — Хочу кое-что понять. Как только демоны находят свою единственную, они же не могут провести некоторое время в объятиях других, ведь так? — Кивнул головой. Интересно, он хоть понимает, что я говорю? Сидит и пожирает голодным взглядом, а когда сняла топ и отправила к черной курточке, подорвался со своего места и бросился ко мне.
    — И ты хочешь проверить, смогу ли я переспать с тобой? — Горячие руки коснулись обнаженной спины, но сегодня и сейчас вести буду я. Развернула к дивану и подтолкнула, чтобы сел на него. Сладкое прикосновение губ, и поцелуй стал пожирающим, словно мы пытались насытиться друг другом после столетней разлуки. Решил уложить под себя, но вцепилась ногтями в обивку и укусила губу до крови, из-за чего его грудь завибрировала от рыка. Не нравится? Терпи, ты мне сделал гораздо больнее. Рванула края рубашки, отрывая пуговицы с кусками ткани, и взялась за ремень брюк.
    — Рин, тише, может у нас еще ничего не выйдет.
    — Ты сам-то в это веришь? — Добралась до члена и сжала у основания, это стало его спусковым крючком, откинулся головой на спинку и толкнулся в руку. Избавиться от своих джинс была не проблема, скинула ненужную ткань, села верхом поудобнее и направила его в себя. Люцифер сжал мои бедра руками и попытался замедлить, но я не желала двигаться в его ритме, сегодня ты мой, но не наоборот. Резко села до конца, от чего получила пару секунд боли, и стала наращивать темп. — Ну, и кто из нас двоих лучше? — На самой верхней точке замерла, и снова быстро села до упора, чем вырвала еще один хриплый, мужской стон.
    — Девочка моя, да что ж ты мне душу рвешь? — Прижал к себе еще плотнее и нашел губы в страстном поцелуе. Не было нежностей, была лишь одна оголенная страсть вперемешку с затаенной горечью. От быстрых движений начали уставать бедра, но вместе с этим подкатывала разрядка, которая не заставила себя ждать. Низ живота скрутило спазмом, а громкий стон наверняка услышала даже секретарша. Внутренние мышцы сжались, из-за чего острее ощутила его внутри себя, и следом за мной кончил Константин, заливая теплой жидкостью. Сосредоточилась на собственном теле, направила энергию в женские органы и позволила семеню беспрепятственно проникнуть глубже, получая тем самым возможность зачать с первого раза.
    Ощутила легкий поцелуй в висок, поморщилась, и аккуратно слезла, укладываясь удобнее на диван, устраивая ноги на Люцифере.

    Константин
    Всю дорогу до работы ощущал беспокойство за Карину, человеческое тело слишком легко ранить и слишком легко привести в негодность. Надеюсь, что местные врачи найдут причину ее плохого самочувствия и устранят ее, как-то дурно, что из-за моей стряпни ей могло стать настолько плохо.
    Дела валились из рук, а вникать в смысл документов получалось не с первого раза. Неужели совсем посторонняя девушка умудрилась проникнуть так глубо? Но почему? Я же успел ощутить единение с парой, и пусть сейчас привязки с ее новым телом нет, но все равно не должна другая женщина настолько сильно волновать. Еще и слова ведьмы не дают покоя, чтоб ей пусто было.
    Когда услышал знакомый голос в приемной, сердце уже привычно сжалось в ожидании, когда ее нежные руки робко коснуться плеч, а сладковатый аромат камелии заполнит ноздри. Постарался сделать безразличный вид, но когда она вошла, это стало практически нереально. Такая маленькая и такая хрупкая, но при этом такая выносливая. От воспоминаний о неделе в Питере член дернулся, требуя внимания конкретной особы.
    От нее очень сладко пахло чистой, незамутненной радостью, которая так и просилась попробовать ее на вкус, эта энергия пьянила. Дальше события понеслись с невероятной скоростью, крики в приемной, и на пороге появилась женщина, на которую все нутро сделало охотничью стойку, а душа просто вопила, чтобы держался от нее подальше, не смел выбирать из двух близких.
    — Карин, выйди. — Малышка попыталась что-то возразить, по глазам видел, она обо всем догадалась, и от этого стало мерзко. Не имел я права так с ней поступать, и ее усиливающаяся боль била по мне горьким отголоском. Каково же тебе испытывать это, девочка? Повторил просьбу уйти, и она подчинилась, покинув кабинет с поникшими плечами.
    — Наконец-то я нашла тебя. — Девушка бросилась обнимать, настойчиво притянула целовать, и тело предательски откликнулось, желая поставить метку, обозначить, как собственность. Эти ощущения были чужды, бывает ли ненависть к собственной паре? Выходит, что бывает.
    — Что ж бегала то тогда, ведьма? Могла бы и не исчезать после выступлений. — На секунду в ее глазах промелькнуло непонимание, что насторожило, но потом улыбнулась, и захотелось простить за эту улыбку все ее грешки, которые были, или будут.
    — Я испугалась, не понимала, что это за ощущениями, пришлось искать старшую. Это у обычных одаренных есть матери и наставницы, мне же довелось воспитываться в приюте, и силу осваивать приходилось самостоятельно. Наверняка тебе известно, что ведьмы ревностно охраняют клановые тайны, еле удалось найти сговорчивую. Меня Еленой зовут, как тебя знаю, представляться не нужно. — Да я и не собирался. Шаловливые руки стали выдергивать рубашку из брюк, но заниматься этим, когда за стеной ждет Карина? Это было бы слишком низко даже для дьявола.
    — Сядь в кресло и молчи, мне надо подумать. — Елена игриво надула губки, но спокойно села на указанное место, любопытно заглянув в лежащие документы. Вот какого хрена все так не вовремя? Еще и Каринины эмоции бьют не хуже металлического кнута. Как говорить о разрыве девушке, с которой провел счастливое время? Единственное, что был способен сделать, так это подарить ей свободу от ада, она слишком чистая для него. — Сиди и молчи, если скажешь хоть слово — отправлю в преисподнею, знакомится с владениями. — Девушка изобразила жест, что закрывает рот на замок, и снова сунула любопытный нос в лежащие на столе бумаги. Рина наверняка все еще в приёмной, нажал на селектор, и дождался, когда она войдет. Молчаливая, тихая.
    — Карин, есть разговор. — Я, один из самых долгоживущих существ в этих измерениях, и не знал, с чего начать. — Эта девушка, Елена, является моей истинной. На этом наши отношения прекращаются, но хочу подарить тебе подарок на прощание. — Я не мог понять, почему же мне самому-то так больно? Смотрел в ее глаза и не понимал, как же мне все-таки лучше поступить? Почему я вообще это ощущаю? Изначально предупреждал, что, как только появится моя пара, наши отношения кончатся. Призвал ее контракт и сжег при ней, чтобы она видела, что теперь свободна. Почему же не радуется? Неужели не рада тому, что получила то, о чем мечтает каждый идиот, продавший душу? В момент охватила дикая паника, что я только что подписал себе приговор о казни, тело само потянулось утешить беловолосую малышку, но низкий голос пары остановил этот порыв, выбил силы, и стянул маску.
    — Не смей приближаться к ней, пусть радуется, что не убила. Давай, проваливай, пока не нарушила данное собой же слово. — Захотелось сжать тонкую шею до хруста в костях, но понимал, что паре просто неприятно, что истинный чуть не кинулся на ее глазах обнимать бывшую любовницу.
    Карина ушла быстро, не стала устраивать сцен, просто развернулась и покинула кабинет. На этом надо постараться забыть ее, ничем хорошим наши встречи не кончатся, мы просто сгорим, не в силах прикоснуться друг к другу. Неужели я полюбил ее? Как так вышло? Поворачиваюсь к Елене и понимаю, что кроме инстинкта разложить ее на твердой поверхности ничего не чувствую. Встала, грациозной кошкой приблизилась и полезла целоваться. Не хотел я этого, нутро всеми силами противится. Забралась ручками в штаны, коснулась дернувшейся плоти и улыбнулась.
    — А ты рад моему появлению, не хочешь это отметить? — Не могу я сейчас поставить на ней метку, противно. Взял за руку, дотащил до дивана и усадил возле него на колени.
    — Я сейчас не настроен на долгие игры, если хочешь доставить пару приятных мгновений, то буду только рад. — Расстегнул ремень и стянул штаны вместе с трусами. Говорить о том, что мне нужно, не пришлось, обхватила головку губами и медленно всосала. Да что со мной не так, мать вас всех дери? Собрал волосы в руку и толкнулся глубже. Пусть грубо, плевать. Механические движения во рту, пара старается прижимать член языком, чтоб увеличить давление, но мне и без этого много не требовалось. Дикое чувство, будто подсыпали возбудителя, и кроме искусственного желания кончить ничего не было. Отодвинуться Елене не дал, кончил в глотку, из-за чего девушка закашлялась. Вот тебе и желание уберегать пару от всех бед.
    Впервые за долгое время пребывание в человеческом измерении перестало приносить удовольствие. Желание окопаться в каком-нибудь укромном уголке ада засело прочно, но жене там будет не комфортно, а потому стал чаще наведываться к Астароту, понемногу углублялся в дела своей вотчины, перекладывая заботы о компании своим архидемонам. Вот так, не прожил с женой и месяца, а уже сбегаю подальше, лишь бы не видеть, лишь бы не делить одну кровать. Люцефер, что с тобой не так? Четвертого помощника пока не назначил, но Асмодей сказал, что некоторое время будет справляться, а значит и торопиться некуда.
    Жужжание Елены начало надоедать уже на второй день, ей, видите ли, некомфортно, что муж имеет высокий статус, зарабатывает приличные деньги, а она при этом ездит на жалкой десятке. Разговоры про ее ускоренное обучение ведьмоству тем более были ни к чему. Даже секс был пресный, не интересный. Целую неделю сходил с ума, ощущение, будто не хватает чего-то, или даже скорее кого-то. Это медленно лишало рассудка, монотонная работа не помогает отвлечься, домой идти так же не хотелось. Елена, в общих чертах, хорошая женщина, порядок поддерживает, готовит тоже неплохо, в постели старается, но не моё, не хватает в ней какой-то изюминки.
    Когда позвонил Николай и предупредил о скорой встрече, то я даже обрадовался, что получится переключить внимание на разговор о стройке филиала. Эту встречу странным образом предвкушал, хотя сам застройщик почему-то вызывал негатив. Лиза, новая секретарь, оповестила о везите гостя, но, когда человек зашел в кабинет, мое сердце сделало кульбит и обосновалось где-то в желудке. Пока не видел ее, то было несколько легче, а сейчас, глядя на Рину, понял — не смогу я без нее, пусть хоть три пары объявится, не смогу. Постарался отогнать от себя этим мысли, ни к чему они.
    — Привет. — Нежный голос был медом для тоскующей души, отложил документы и попытался взять себя в руки.
    — Здравствуй. По какому вопросу? — Смотрит прямо в глаза и медленно расстегнула молнию на куртке, отправив ту на диван. К чему это представление? Откуда этот хищный, полный превосходства взгляд?
    — Хочу прояснить один момент. Скажи, ты рад, что нашел свою пару? — Нихрена я не рад! Вот только ей об этом не видел смысла говорить. По сути, кто она такая? Девушка, с которой весело проводил время до того, как появилась Елена. Но почему хочется прижаться к ней и почувствовать подлинный аромат красного, нежного цветка? Сжал руки в кулаки и постарался сделать тон как можно равнодушнее.
    — А какое это имеет отношение к тебе? — Рина молча взялась за край топа и сняла, оголяя белоснежную кожу и манящие холмики в белом кружевном белье. От этого зрелища невозможно оторваться, даже член полностью поддерживает. Впервые за некоторое время я с ним солидарен, да только проку никакого от него не будет, как только дело дойдет до главного, моментально упадет, чтоб истинной не изменял.
    — Хочу кое-что понять. Как только демоны находят свою единственную, они же не могут провести некоторое время в объятиях других, ведь так? — Вот сейчас и проверим. Снова держать тонкую талию Карины в своих оказалось болезненно, эта тяга ненормальная, и я физически не мог себе отказать отойти от нее.
    — И ты хочешь проверить, смогу ли я переспать с тобой? — Это точно была моя девочка, вот только какая-то через чур спокойная, будто градус ее эмоций сильно упал, и кроме огорчения и налета боли ничего не чувствовал. Неужели наш разрыв так сильно повлиял на тебя? Потянулся поцеловать губы, о которых не смел даже думать, но девушка развернула к дивану и грубо толкнула, чтобы сел. Такого еще не было, всегда нежная, всегда трепетная, откуда в ней появилось столько силы? Села сверху и, наконец, позволила вспомнить вкус ее губ. Сладкие, манящие. Разум покинул тело, оставляя голое желание прижать девушку как можно крепче, растворить в себе, отказывая той в любой возможности существовать отдельно. Попытал поудобнее уложить ее, но сильный укус и солоноватый вкус во рту немного привели в чувство.
    — Рин, тише, может у нас еще ничего не выйдет. — Меньше всего хотелось застопориться на главном, это от меня не зависело, но заметил скептический взгляд, ощутил мягкую ладошку на паху и сдался.
    — Ты сам-то в это веришь? — Откуда в тебе столько яда, девочка? Слезла с колен, избавилась от остальной одежды и вернулась. Думал, что вот хоть сейчас я узнаю ее, вновь почувствую тепло, исходящий от ее души, но там было глухо. Едва успел почувствовать вход, как Рина села до самого конца, скривилась от боли сама и доставила мне несколько неприятных секунд. Узкие ладошки на моих плечах, и резкие движения тазом. У меня не получалось перехватить контроль, не особо в этом усердствовал, так как понимал — сейчас не имел права указывать. — Ну, и кто из нас двоих лучше? — Эта фраза заставила замереть, а потом долгожданное, острое удовольствие опустилось в яйца, оповещая о скорой разрядке.
    — Девочка моя, да что ж ты мне душу рвешь? — Вас нет смысла даже сравнивать, но вот как получилось, что свободно изменил истиной, это я еще узнаю. Сдерживать себя надоело, нашел губы любимой женщины и вернул укус, пусть и не такой сильный. Тихие стоны заводили все сильнее, уверенные движения вверх-вниз быстро довели до точки кипения, а когда она с громким стоном прислонилась лбом к моему плечу — не выдержал. Слишком сильно мышцы обхватывали член, чтобы я смог как-то застопориться. Оргазм был необычно сильным, до зажмуренных глаз, до поджатых пальцев на ногах. Эта девушка приносит удовольствия гораздо больше, чем старательная Елена. С этим надо разобраться, чувство, что меня оставили в дураках, именно сейчас усилилось. Узнаю, кто решился провести дьявола — и сотру в порошок, никому не позволю так с собой обращаться.

Глава 16

    Карина
    Рядом с Люцифером было хорошо, но пора приступать ко второй части плана. Привела себя в порядок под голодный взгляд, завязала волосы в низкий хвост, и уже собиралась уходить, как мужчина поймал за руку и остановил.
    — И куда ты собралась? — Хватило сил беспечно улыбнуться, должна же изображать себя прежнюю?
    — У тебя есть жена, забыл? А я просто решила проверить, что к тебе чувствую. — Он начал злиться, и если раньше меня бы это напугало, то сейчас страха не ощущала.
    — Проверила? — В голосе появились стальные нотки. Это даже забавно.
    — Проверила. Лучше разберись со своей особенностью, больно уж странно получается, пара есть, а трахаешься с другой. — Люцифер дёрнулся, будто от пощёчины. Неприятно тебе? Это только начало. Выдернула руку и вышла, набирая номер Николая.
    — Я освободилась. Поговорил с Асмодеем?
    — Да, он понял, и вмешиваться не будет. Не положено у них подобное, а получить ещё одно наказание ему не хочется. Сейчас спущусь на лифте.
    Со своим всадником встретилась уже в металлической коробке, он мельком глянул на меня и усмехнулся. Заостряться на это внимание не стала, пусть себе думает, что желает. Интересно только, когда дьявол поймёт, что его привязанность к той женщине, Елене, липовая? Нужно приготовиться, подобное он с рук не спустит, а это значит, что грядёт война, вот только на какой территории она произойдёт?
    Дома было тихо, остальные всадники либо на добыче эмоций, либо выполняют свои прямые обязанности. Люди не могут жить вечно, как только приходят их время, то приходит смерть, если предписан уход из-за болезни, то Чума, сейчас настали времена, когда меньше всего работы у Голода. Пожалуй, в этом вопросе никогда нет проблем у Войны, пусть и не самые большие сражения, но мелкие стычки есть во всех уголках мира. Прошла на кухню и мне чуть дурно не стало. Огромная тарелка всеразличных жареных насекомых, даже скорпионы завалялись. Интересно, и кто такой умный? Хлопнула дверь туалета и оттуда вышла Алина, увидела меня, улыбнулась, и бодрой походкой подошла к столу.
    — Пробуйте, это вкусно! — Девушка закинула в рот сжавшуюся личинку и со вкусом прожевала, закатывая от удовольствия глаза. По коже пробежали мурашки, неужели остаточное восприятие с того момента, когда сущность спала?
    — Воздержусь. — Алина пожала плечами и взяла коричневого кузнечика. Вот уж и правда Голод.
    Её я нашла возле городской стены, она, и ещё несколько людей, подпирали спинами дерево ограждения. Впалые щеки, бледные, потрескавшиеся губы, выступающие кости в грязных, дырявых тряпках. Кто-то помирал от болезни, кто-то от многочисленных ран. Их объединяло одно — каждого считали мусором, недостойного жить в маленьком городке. Амели, так звали девчушку лет тринадцати. Как потом узнала, она оказалась круглой сиротой в десять лет, а родственники достаточно быстро отобрали маленький домик, оставшейся той от родителей. Голод тогда многое пережила за три года, насилие кузена, побои жены дяди, и работа от рассвета до заката за жалкий кусок хлеба да стакан грязной воды, а когда ей исполнилось тринадцать и огрела насильника палкой, то его родители выгнали её, нажаловались старосте на неблагодарную племянницу. Идти было некуда, да и не смогла бы со сломанными ногами, так и осталась у изгороди города помирать в надежде, что уж следующая жизнь будет лучше. Человеческие души для меня всегда открыты, вот и Амели прочитала. Когда-то, до первого пробуждения, я так же подвергалась насилию и голоду, поэтому не смогла пройти мимо, ещё и Чума попросил, слишком уж похожа была на его дочку, что умерла вот уже как десять лет назад. За эти года я привыкла относиться к нему и Войне как к сыновьям, решила принять под своё крыло и эту девочку. Со временем она отогрелась, стала преданной, словно пёс, и безропотно исполняла любой приказ, взамен получая уважение и нерастраченное материнское тепло.
    — Давай своего кузнечика. — Алина радостно улыбнулась. Вот же ненасытная, всегда что-то жуёт, за столько тысячелетий так и не избавилась от страха, что еда может кончиться. Взяла того, что поменьше, он выглядит наиболее аппетитным из всего этого безобразия. Первый хруст и меня передернуло. Вроде неплохо, словно пережаренную рыбью шкуру прожевала, достаточно съедобно, если не знать что ешь.
    — Вот, я же не дам вам съесть какую-нибудь гадость. Как все прошло? — Хитро улыбнулась и вытерла руки об салфетку.
    — Очень даже хорошо, но нам предстоит готовиться к зрелищу, осталось узнать место просмотра. Где Война и Смерть? — Девушка прожевала очередное насекомое и задумалась.
    — Вроде со списком смертей разбираются, я уже закончила в Африке.
    — Хорошо. У меня тут задумка есть, не хотите как люди попутешествовать? Европа наверняка изменилась с моего последнего ухода.
    — Я была в Париже до восстановления сил и памяти, действительно все сильно поменялось. А вам не вредно будет? Хотя бы пару дней после зачатия нужно в покое провести, чтобы плод лучше закрепился. — В этом есть смысл, но хотя бы в другой город переехать надо, Люциферу противопоказано находить меня сейчас, пусть поумнеет. Вот старше же, и старше как минимум на тысячу лет, а от наивности не избавился, до сих пор пляшет под дудку старшего брата, хотя и не подозревает об этом.

    Габриэль
    Чтоб этой твари худо стало! Натравила свою псину, словно имеет право так поступать с архангелами. Проклятая полукровка, создал отец на наши головы. Раны заживали крайне медленно, ещё и Михаэль запретил другим залечивать, заслужил, говорит. Что он нашёл в этой ненормальной? Похожа на человеческую старуху с этими седыми волосами. Почему нас привязали следить и подтирать за этими ничтожествами? Это несправедливо, мы выше по праву рождения, а не имеем никаких привилегий, одни ограничения. Если бы мать не заперли где-то в глубине ада, то она смогла бы восстановить справедливость, но Люцифер наверняка поставил на её клетке многочисленные печати. Пора вернуть маме её свободу, отец слишком к ней строг. А из-за чего? Ну, уничтожила она несколько сотен этих бегающих задохликов, ничего не случилось же, заново расплодились. Почему отец относится к ним лучше, чем к собственным детям и жене? Пора показать ему, о ком стоит заботиться, а кого делать слугами.

    Люцифер
    Я не успел одеться, как Рина исчезла. Выбежал в приёмную и к лифту под смущенный взгляд секретаря. Сейчас внутри бушевала целая гамма эмоций и ворох вопросов, ответы на которые я могу найти только в одном месте, и туда мне доступ закрыт, если только не прорваться с боем. Можешь пока бегать, Карина, но как только разберусь со своим братом, тебя ждёт разговор.
    Асмодея нашёл быстро, он сидел в кабинете, пришибленный, и хлестал что-то явно крепкое.
    — Как насчёт прогулки к пернатым? — Демон икнул от неожиданности, поставил недопитый бокал на стол и встал.
    — Я всегда пойду за вами, знаете же. — Кивнул головой, и стал давать дальнейшие указания.
    — Свяжись с Ланитой и Вельзевулом, назначайте исполнительных ребят на свои места, и через пару часов жду в зале совета. — Ещё никогда не происходило подобного, и шоковое состояние Асмодея было понятно. Мы ещё помним рай, и помним, какого это, жить там. Пора наведаться в гости к братьям, в семьях же приняты подобные визиты.
    Снова спертый воздух, назойливо отдающий серой. Какая же мерзость, этот ад. Хотя и тут есть живописные места, но их крайне мало для целого мира. Сбросил личину и призвал меч, что лёг в руку холодной сталью. Быстро вошёл в зал совета, нашёл взглядом трон, сделанный из костей ангелов, убитых при нашем падении, и снял с него рубин размером с куриное яйцо. Много магии не требовалось, прислонил к кончику меча и он сразу же впитал камень в себя, меняя цвет с чёрного на алый. Обхватил рукоятку двумя руками и со всей силы, что была, воткнул в чёрные гранит, из-за чего пошли толстые трещины, распространяя клич для всех архидемонов. Так он дойдёт очень быстро, и они не заставят меня ждать. Секунда, вторая, и на разломах некогда целой залы один за другим стали появляться князья преисподней. Каждый из них некогда был преданным мне ангелом, сейчас же они имеют куда больше власти, нежели будучи обычным рядовым исполнителем на побегушках у архангелов.
    — Люцифер, что произошло? — Астарот был взъерошен, сюртук застегнут наспех, без одного ботинка.
    — Каждый из вас знает, что сможет получить наследника только от истинной пары, и ни у одного из вас его нет. Не кажется ли вам это странным? — На короткий промежуток времени воцарилась звенящая тишина, потом с разных углов стало раздавиться шипение и рычание. До недавнего события их было тринадцать, сейчас же мне хватит ярости и двенадцати архидемонов.
    — На что вы намекаете? — Вперёд вышел Вельзевул, его прозрачные с прожилками крылья, как у мухи, раздраженно подрагивали. После падения первое время по этому поводу его пытались задирать, но после нескольких показательных казней ад успокоился.
    — Один из архангелов заполучил книгу жизни, объяснить иначе причину, по которой я переспал с человеческой женщиной имея пару, просто невозможно. Мы должны выкрасть книгу, если белокрылки не чтят общие законы, то охранять их станем мы.
    — Но ведь она наверняка в раю, ваш отец уничтожит каждого ещё на подходе. — А вот тут не сдержался, довольная усмешка растянула губы, даже крылья приподнялись, взъерошивая чёрные перья.
    — Он никогда и никого не подпускал к книге, и ни за что не стал бы вмешиваться в ход событий, а это значит, что он либо спит, либо куда-то отправился. Можете выбирать любой из этих вариантов, но так, или иначе, нашей преградой являются только сами ангелы. Готовьте свои верные легионы, пора нам напомнить этим неженкам, что с адом нужно считаться. — Архидемоны взревели, и стали по одному исчезать. Остался только Асторот.
    — Друг мой, что же ты задумал? — Какой же он миролюбивый для падшего, всегда это раздражало.
    — Проучить своего брата, и получить некоторые ответы на свои вопросы. Имеешь что-то против? — Выдернул меч с гранита и направил острие на бьющееся сердце заместителя, но страха в нем не было совсем, видимо, потерял за столько тысячелетий.
    — Нет, простое любопытство.
    — Давай, превращайся назад в грозного воина из канцелярской крысы, встретимся в самой тонкой точке, рвать ткань и перешагивать через человеческое измерение, чтоб протащить столько демонов, там будет проще всего. — Астарот поклонился и исчез. Ну что ж, Михаэль, в прошлый раз я проиграл тебе, испугался убить собственного брата, но теперь рука не дрогнет. Ты сам превратил меня в жестокого убийцу и лукавого, пора соответствовать!

    Карина
    Гроза началась неожиданно, лиловый закат буквально за пару минут превратился в чёрную тучу. Скоро начнётся, но не зря ли я это затеяла? Раскат грома напугал дворовых кошек, они с шипением бросились в разные стороны, а машины, стоящие во дворе, создали целую какофонию из различных звуков сигнализаций. Я как раз стояла возле подъезда, наблюдала беготню прохожих и гуляющих с детьми мамочек. В этот раз аромат озона перед ливнем был слаб, его перекрывал резкий запах серы, как бы вместо воды с небес не пролилась кровь.

Глава 17

    Люцифер
    Прорыв ожидали. Ангелы, сверкая золотыми доспехами и начищенными мечами, выстроились в прямоугольную фигуру, выстраивая таким образом бесчисленное количество рядов. Позеры. Меч в руке пел, желал вновь испить крови этих существ, и если они не расступятся, то именно это сейчас и произойдет.
    Впереди, буквально в двух шагах от меня, опустился Михаэль, он был в полном боевом облачении, его каратель висел в ножнах, а длинные волосы едва ли не подметали пол. Интересно, он в них не путается? Что это вообще за пренебрежение к противнику? Пора намотать их на руку и нагнуть.
    — Люцифер, давно не виделись, брат. — Грудным голосом поздоровался архангел.
    — С этим спорить не буду, но я тут не для встречи с горячо любимым родственником. Где книга жизни? — Он сохранил лицо, даже не поморщился, просто растянул губы в улыбке праведника, и начал лить мед на уши.
    — Зачем тебе это старье? К тому же, она достаточно хорошо охраняется, если ты не заметил. Могу порекомендовать другую литературу, люди неплохо продвинулись на этом поприще, пока ты спал. — Сразу обозначил свою осведомленность и показал, что книга просто так не достанется. Ничего, мы не гордые, готовы поработать мечом.
    — Да закралось подозрение, что один не самый умный ангелок возомнил себя Богом, начертив новые линии в книги. — Демоны за спиной зашипели, а армия спереди ощетинилась мечами и стрелами.
    — Откуда такие мысли? Ты же разумный, и наверняка знаешь, что до этой книги тяжело добраться даже мне.
    — Тяжело, но не невозможно, так? По-хорошему отдай, иначе тут поляжет много твоих любимых пернатых. — Михаэль расправил крылья и вынул меч из ножен, что обозначало только одно — драке быть.
    — Но и твоих мы скинем назад в ад. — Все началось резко, свист стрел над головой, скрип стали и запах проклятой крови вперемешку с лавандой. Остальные братцы тоже не остались в стороне, мечи крошили плоть, дикие визги чертей и стоны умирающих ангелов. Нам было предрешено повторно сойтись в бою с Михаэлем, изменим ли мы итог в этот раз? Это было принципиально для каждого.
    — Ты дважды подсунул мне липовую истинную, да как ты только посмел лезть в дела отца! — Приседаю, попытка разрубить ноги, но старший брат хороший мечник, ловко отбивает и идет в контратаку, обманный маневр и каратель оставляет глубокий порез на предплечье.
    — Смотрите, предатель заговорил. Такому сброду запрещено плодиться, вы не имеет права на детей, вас изначально надо было создавать стерильными. — Убрал руку от раны и снова бросился в атаку, сильная отдача уже не волновала, наносил удар за ударом и заставлял Михаэля отступать. Беречь силы, чтобы не выдохнуться раньше противника? Сейчас я был не способен выжидать нужное время, но посмотрим у кого из нас двоих больше выносливости.
    — Может это потому, что в книге нет пары для тебя? Папочка обделил? — Архангел зарычал и поднырнул ниже меча, подставляя спину, но находясь в опасной близости от моей грудной клетки. Шаг назад, описываю мечом длинную дугу, разворачиваясь корпусом и подставляя бок. Металлической запах ударил в ноздри, а летающие везде перья лезли в нос. Вот уж воистину пернатые. Слизал бордовую жидкость с меча и улыбнулся. По плечу брата быстрыми ручейками текла кровь, как минимум перебито сухожилие.
    — Ты не получишь книгу. — Михаэль зажимал рукой рану, на лице бессильная злоба, которая лишь сильнее забавляла. — Да и зачем она тебе? Свою пару ты теперь точно не получишь, после содеянного-то. В прошлой жизни она была моей женой, я любил ее! Но ты добрался до дорогого мне существа в этом перерождении. Ты всегда уничтожаешь то, что мне дорого, но в этот раз мне даже мстить не пришлось, своими руками оттолкнул и своими руками довел до выкидыша. — В голове начали мелькать картинки момента, когда пришла Елена. Вспомнил, какую боль испытывала Карина, и сердце болезненно пропустило удар. «Вашим первенцем должен стать мальчик. Вы сами убьете его еще в утробе». Значит, Рина потеряла тогда ребенка? Нашего ребенка из-за моей слепоты? Внутри, где у людей должна быть душа, начала зарождаться сосущая пустота, она быстро охватывала все эмоции, оставляя одну лишь ярость и желание уничтожить всех, кто только встанет на пути. Яростный рык оглушил огромное пространство, клыки удлинились, перестали помещаться во рту. Они хотели плоти конкретного архангела, а длинные черные когти были в этом солидарны. Плотнее обхватил рукоятку меча, погружаясь ногтями в ладони, и алая кровь потекла вниз, по лезвию, но не стекая на белоснежный мрамор, она впитывалась голодной сталью, и меч рос в ширину, по его центру появилась толстая синяя полоса. Еще немного. Еще совсем чуть-чуть.
    — Я убью тебя, мразь. — Белокрылый усмехнулся, отпустил раненное плечо и приготовился к решающему столкновению. Скорость увеличилась, но была бесконтрольна, в голове отсутствовал план, чистые инстинкты убийцы, чистое желание оборвать чужую жизнь.

    Карина
    Пора выдвигаться в путь. Вернулась в квартиру и застала своих всадников в гостиной, на их лицах была решимость, будто они прямо сейчас собираются в бой.
    — Вы же отправляетесь посетить другие страны, а не на плаху. Веселее. — Но улыбнулась только Голод. Война сидел понурый, и как подбодрить его не знала. При своей любви к сражениям он терпеть не может путешествовать, скорее всего сказывается прошлая жизнь.
    Знакомство с ним выдалось не самое приятное. Тогда со мной был только Чума, мы просто кочевали, питались чужими эмоциями и смотрели на то, как люди живут в разных деревнях и городах, как развиваются. Найти Войну нам удалось на поле боя, и, хотя саму бойню посчастливилось не застать, то последствия удручали. Горы трупов, уже подгнивающих, над ними летали сытые вороны и выглядывали пищу посвежей. Обойти это место широкой дорогой помешало шевеление, любопытство погнало проверить, кто же там выжить сумел, но переступать через тела приходилось с зажатым носом, трупный запах мы тогда смывали несколько дней.
    Выжившим оказался молодой мужчина лет тридцати, глазницы его были пусты, а впалые щеки измазаны кровью. Прочитать его прошлое не составляло труда, положила руку на грязную голову и погрузилась вглубь сознания. Вот он, совсем мальчишка, бежит к отцу на поле, прижимая к груди краюху хлеба и глиняный кувшин с теплым молоком. «Батька с рассвета косит, наверняка голодный.» Тогда я восхитилась заботливости паренька, обычно в его возрасте мальчишки гоняют гусей, да девчонок задирают, разумеется, только тогда, когда не приходиться пасти скот и вычищать покосившиеся сараи. Дойти не успел, как и выйти из пролеска, через который обычно ходят на сенокос. Около сорока мужчин в мехах шли в сторону деревни, а обнаженная сталь выдавала недобрые намерения. «Набег». Вспыхнуло в его голове. Кувшин выпал из рук, разбился с треском о корень и выплеснул содержимое на землю. Подозрительные звуки привлекли внимание захватчиков, и парнишка сообразил своим детским умом, что нужно предупредить мужчин в деревне. Бросился со всех ног, подгоняемый одним из тех, что в шкуре, перескакивал валежник, сдирал ноги в кровь, пока не споткнулся через ветку и не свалился в овраг, находящийся правее тропы. Когда очнулся с тупой болью в голове, то вновь поспешил в деревню, но кроме мертвых людей и дохлых собак с перерезанными глотками ничего и никого не нашел. В тот день он потерял все. Мать, отца, младшую сестренку, дом, и поклялся найти напавшее племя. Его путь был долог. Смог набиться в гарнизон, который имелся в ближайшем городке, выучится военному делу, и даже сразиться с напавшими. Скольких он убил, сознание не отметило, и единственной яркой вспышкой была боль, когда противник в бою один на один выдавил глаза, оставляя помирать среди товарищей. За свою короткую жизнь он слишком много прошел в поиске тех, кому желал отомстить, если, конечно, можно назвать жизнью его существование.
    Его я сделала своим вторым всадником, но так как при создании могла только залечивать раны, но не восстановить органы, Война остался слеп. За год он научился обходиться без зрения, ощущал по энергетическим потокам кто и где, даже сражаться мог получше многих зрячих, потом мы нашли Голод, и около сорока лет путешествовали уже втроем, впитывали знания и исполняли свой долг перед праотцом.
    — Они заразили меня своим унынием. — Возмутился Смерть и разлегся в кресле удобнее, пристраивая косу рядом. А это что еще за новости?
    — Кирилл, ты собрался в деревню? — Указала на длинное черное древко и села на освобожденное Михаилом место.
    — Неа, люди представляют меня с косой, решил соответствовать. — Вот вечно он такой, лишь бы поулыбаться.
    — А данное тебе с сотворения копье уже не устраивает? — Парень очаровательно улыбнулся. Ни дать не взять пес, вечно скалится и виляет хвостом.
    — Как можно. Просто захотелось чего-то новенького. У Войны целый арсенал в подпространстве, а я завидую. — Не удивлена, что в этой жизни они с Михаилом братья, эти двое прекрасно дополняют друг друга как в работе, так и в жизни.
    — Куда отправляемся? — А действительно, куда бы мне отправиться?
    — Думаю, что стоит выбрать страну сразу для рождения малыша. Будет сильный магический всплеск, нужна небольшая деревенька. Свежий воздух, натуральные продукты. — Начала размышлять вслух.
    — Можно в Германию. — Предложил Чума.
    — Значит туда. Смерть за рулем, едем с тобой на машине, вы трое разведайте обстановку, но в выбранную деревню не переноситься, необходимо исключить отслеживание по энергетическому следу. Использование магии там так же запрещаю. Будем заново учиться жить как обычные люди. Связь держать через телефон. — Ну что ж, вот и начинается наше небольшое путешествие.
    — А мы не узнаем, чем кончится сражение? — Уточнил Война.
    — Не вижу никакого смысла, о победе той, или иной стороны, мы все равно узнаем, почувствуем.
    — Скажите, вы это из мести сделали? — Голод, когда же ты начнешь смотреть глубже?
    — Объясню только раз. Мы обязаны поддерживать численность не только людей, два последних тысячелетия выдались крайне спокойные, ад переполнен, рай тоже. Мне не нравятся подобные способы, но ничего лучше придумать никто не сможет, да и река душ практически пуста, нужно было ее наполнить. — Всадники кивнули, получив хоть какое-то объяснение происходящему. Глуп тот, кто мешает личное с долгом, просто мне повезло убить двух зайцев разом, но дальше везение может кончиться, и поэтому стоит обезопасить себя до рождения малыша, что уже сейчас начал давать маленький, едва заметный огонек жизни.

Глава 18

    Машина, снятая с сигнализации, весело пискнула. Закинули сумки в багажник и Кирилл, насвистывая незатейливую мелодию, вставил ключ в замок зажигания. Мотор довольно заурчал, увозя нас от знакомой многоэтажки. Так сердце стучит, словно происходит нечто необычное, неужели я действительно считаю ту квартиру своим домом? Так сладко звучит. У меня никогда не было своего дома, пусть иногда и задерживалась в одном месте на несколько десятков лет, но это все не то, просто временное пристанище, не больше.
    — О чем думаете? — Спросил Смерть, смотря на дорогу.
    — Думаю, что однажды вернусь в этот город и этот дом, есть в нем что-то такое, что меня притягивает. — Дальше ехали молча, не было настроения выслушивать вечную болтовню Кира, поэтому погрузилась в себя, чтобы лучше ощущать те несколько клеточек, что сейчас развивались внутри. Такой крошечный, но столько энергии потребляет. Придётся часто гонять всадников за кристаллами, иначе кроха выпьет меня.
    Мы уже выехали на трассу, когда все нутро сжалось, предупреждая об угрозе. Что это значит? Что за чувство? Вцепилась в ручку до побелевших пальцев и погрузилась в энергетические потоки, нужно узнать, кто, или что угрожает равновесию и мне, как стражу. Человеческое измерение было пустым, в раю ощущался мощный фон из-за сражения, а вот ад насторожил, в нем чего-то не хватало. Точнее кого-то. Самая глубина, где охранялись души худших преступников всех времён и народов, была взбудоражена, один из них сбежал, и это точно не человеческая душа, слишком сильно фонит. Кто там ещё? Кто там охранялся из других измерений? И если я не ошибаюсь, то дело дрянь. Лилит, первая жена праотца, ненавистница людей и их злейший враг. Кто-то сорвал печати, а это не просто плохо, это катастрофа!
    В реальность выдернул сильный толчок, зло развернулась к Смерти и мои глаза расширились от дикого ужаса. Нет, только не это! Это не может быть правдой! Рукоятка меча была вплотную прижата к груди Кирилла, а сама сталь, испачканная алой кровью, торчала с другой стороны водительского сиденья. Неверие сковало тело, даже когда колеса съехали на обочину и машина пошла винтом, смотрела на расползающееся пятно и безвольно повисшую голову.
    Смерть, мой четвёртый всадник, самый молодой из найденных. Сколько тебе было? Пять лет? Маленький ведьмак, чья сила вышла из под контроля и уничтожила всю деревню, выжигая черное пятно на планете. Его мама наверняка и не знала, что нагуляла отпрыска от потомка демона, и за это поплатились многие. Мы нашли его на остывшем пепелище, огонь не тронул детское тельце, и малыш сидел возле одного из домов, плача и размазывая залу по грязному лицу. Его глаза приносят смерть, его желания способны материализоваться. Он жил с нами, рос, развивался, и стал самым исполнительным, на его плечи пало больше всего работы, но Кир никогда не унывал, всегда улыбался, балагурил, но дело своё делал хорошо.
    И вот сейчас смотрю на мертвое тело, а в глазах не взрослый парень, прошедший несколько перерождений, а чумазый мальчишка, который прижался к первой попавшейся живой и умолял наказать за содеянное.
    Прошлась рукой по тёмным волосам, жёсткий удар об землю, машина приземлилась на крышу, и я переношусь на обочину дороги, продолжая наблюдать за переворотами груды металлолома, пока она не остановилась и меч не выскользнул наружу, направляясь к тому, кто его послал. Потоки чистой, незамутненной ярости растеклись по венам, наполняя их жгучим желанием отомстить убийце, но его и след простыл. Ничего, я узнала меч, и пора мне наведаться в рай и решить исход сражения.
    Остальные всадники ни могли не почувствовать гибель Смерти. Как же парадоксально это звучит. В прошлый раз мы отошли в мир иной все вместе на костре инквизиции, кто-то снабдил фанатиков едким снотворным, который и вырубил нас. Тогда я не успела ощутить всю тяжесть потери, да и жар, плавивший кожу, здорово отвлекал.
    — Апокалипсис, что произошло? Я потерял контакт! — Прости, Война, не смогла уберечь твоего брата. Отвлекла другая угроза. Крылья в бешенстве подрагивали, заставляли сорваться с места и отомстить за названного сына.
    — Смерть мертв, и сейчас, когда эта тварь обессилила, мы найдём его и уничтожим. Есть ещё не самые приятные новости, Лилит каким-то образом покинула тюрьму, и мы с вами не сможем запечатать её без посторонней помощи, но если этого не сделать — мир погрузиться в хаос и погибнет. Принимайте боевые обличия, мы отправляемся в рай.

    Люцифер
    В тот момент, когда кончик меча уже начал входить в брюхо брата, я ощутил Это. Все мои печати были сорваны в один миг, освобождая женщину, которую не желаю видеть даже в кошмарах. Какой смертник решился пойти наперекор моим приказам? Он будет подыхать в страшных муках! Ещё и отец отсутствует, а ведь именно он запечатал её когда-то, мне оставалось только добавить свои заклинания для надёжности. Выдернул меч и увидел такой же поражённый взгляд Михаэля. Что, братец, тоже не ожидал?
    Даже ангелы и демоны чтят ту, что подала им жизнь, и ожидают хоть какую-нибудь поддержку от матери. Наша же изгалялась над детьми как могла, потешая своё эго и заботясь только о своих интересах.
    — Ты выпустил Лилит? — Шокировано уточнил Михаэль.
    — Вот уж такую глупость не совершил бы никогда. Остаётся загадкой, кто ж у нас такой умный? — Остальные тоже почувствовали это и остановили бойню, появился тот, ради кого ангелы и демоны встали бы бок о бок. Но не для поддержки, а чтобы уничтожить. Вот только хватит ли нам сил справиться с богиней? Она способна отнять наши жизни одним щелчком пальцев.
    — Где Габриэль. — Женский грудной голос заставил вздрогнуть, он был знаком, и неизвестен одновременно. Медленно повернулся и потерял дар речи. На белом крыле перья угрожающе взъерошились, а черное и гладкое с острыми шипами на концах хищно расправилось. Седые волосы отпускались до самой талии, а в глазах полопались капилляры настолько сильно, что белок казался красным. Это… Карина? Она равнодушно окинула меня взглядом и её тело в мгновение ока оказалось рядом со старшим братом, после чего архангел получил пощёчину и отлетел к воротом, сделав в воздухе пару кульбитов. — Где твой брат, Михаэль? Говори, пока не ощипала, словно курицу.
    — Рина. — С губ сорвался недоверчивый шёпот, но девушка даже не взглянула на меня.
    — Война, Хворь, обыскать. Он тут, я чувствую. Голод, никого не подпускай ко мне. — Чёткие приказы били в нутро с поразительной точностью. Неужели она та самая Апокалипсис? Неужели она все это время знала истинное положение вещей и просто забавлялась? Мне требовались ответы, и я намеревался задать их ей, но вперёд вышла уже знакомая мне личность. Голод была худа, глаза запали, скулы стали ярче, а на тощем теле практически в облипку были надеты белые доспехи. Всадница держала в руках копьё, но наконечник имел три зубца, призванных наносить серьёзные раны одним ударом. Держу пари, что в тот момент, когда оно погружается в плоть, сталь раскрывается, образовывая смертоносный цветок из трёх лепестков. Трое, где же четвёртый?
    — Не подходи, Люцифер. — Голос был тих, словно могильный ветерок, и создавалось ощущение, будто мне послышалась её речь. Отвлёкся от телохранительницы и посмотрел на свою малышку. Имею ли я право и дальше так её называть? Она методично выбивала дурь из Михаэля, а он и не сопротивляется, безропотно принимает наказание. Зачем Рина искала Габриэля? Она же хранительница равновесия, и для поиска определённого архангела требуется весомая причина. Неужели это он? Убью!
    Седые волосы перестали мелькать, Апокалипсис остановилась, будто что-то почувствовала, кивнула Голоду и исчезла. Куда?! Отследить путь не удалось, они умело затерли следы, оставив нас в центре настоящего побоища.
    Михаэль поднялся, опираясь на врата, сплюнул кровь и вытер лицо. Уверенно подошёл к брату и позволил облокотиться на себя. Придётся временно заключить пакт о ненападении, общего врага мы сможем вернуть в преисподнюю только совместными усилиями.
    — Нехило она тебя отметелила, брат. — Архангел скривился, но смог заглушить боль и улыбнулся.
    — Сам не ожидал, что она так разозлиться. Теперь у неё только три всадника, и воскресить нового не сможет, это их последнее перерождение. Что ж, она была в своём праве, Габриэль перешёл черту, и наверняка он стал падшим после посещения ада.
    — Тоже подумал на него? — Интересно, что произошло в раю за время моего отсутствия? Хотя, он всегда был с гнильцой, и если я выражал своё мнение отцу прямо, то Габи предпочитал делать гадости исподтишка.
    — И где будем их искать? Я больше не чувствую ни Лилит, ни брата, она закрыла ох обоих. — Я тоже больше не чувствовал свою мать.
    — Найти то найдём, но где взять сил запечатать богиню? — Это был действительно сложный вопрос, она породила ангелов, а после наказывала, свергая в третье измерение и делая их демонами. — И ещё, нам предстоит серьёзный разговор. — Михаэль согласно кивнул и распечатал врата. Впервые за огромное количество лет мы вступим на территорию ангелов. Настрого приказал не устраивать драк и пошёл по знакомому сердцу маршруту. Парк, где мы играли детьми, лужайка, на которой растут исключительные цветы, из которых праведные души делают амброзию. Давно я не ощущал её вкус во рту.
    Большой домик, окружённый клумбами роз, нагонял тоскливые воспоминания. Белый мрамор эхом отдавал шаги, скинул брата в кресло и отправился к комнату, где храниться заветные бутыли. Сначала нужно получить информацию, решить, как поступить дальше, а уже потом отправиться на поиски истинной. Уж с этой молчаливой особой я поговорю, развели вокруг тайны, оставив меня в дураках.

Глава 19

    Когда амброзия уже была в бокалах, оставляя маслянистый след на стенках, а Михаэль залечил все свои раны, мы начали говорить.
    — Я уже понял причину, почему ты скрывал Рину, но вот как вышло, что не ощутил хранительницу равновесия? — Брат убрал крылья в подпространство и удобнее развалился, чтоб проще было погрузиться в мысли. Взгляд сразу стал рассеянный, и ответа ждать пришлось долго.
    — Вскоре к нам присоединиться гостья, и расскажу. Сейчас не та ситуация, чтобы скрывать правду. — И действительно, практически сразу появилась моя чужая малышка. Апокалипсис была не одна, вместе с ней прибыли оставшиеся всадники, и они вызывали во мне лёгкую неприязнь. За все это время впервые с ними сталкиваюсь, не было причины сотрудничать. Поставляют они души исправно и поставляют.
    — Я надеюсь, что позвал ты меня не просто так. — Её голос был холоден, словно все льды Арктики, и такой же спокойный. Один из пришедших пододвинул третье кресло напротив наших с братом и Апокалипсис села, величественно положив руки на подлокотники.
    — Да. Пожалуй, чтобы нам было проще сработаться, стоит убрать некоторые тайны. Само твоё существование подразумевает контроль над численностью живых существ. Есть негласное правило, что Люцифер наместник ада, я — рая, ну а ты людей, но если мы с братом вполне себе живые, то ты сущность, которая перерождается в наиболее подходящем теле и сливается с личностью настоящего владельца. Другими словами, ты что-то вроде разумного паразита. Изначально Апокалипсисом должна была стать твоя мать, когда-то она была практикующей ведьмой, но встретила твоего отца и отошла от всего магического, заперев в глубинах сознания все потустороннее. Даже гибель твоего отца не спровоцировало возвращение, и после того, как она сгорела от болезни, сущность выбрала лучший вариант из двух дочерей, а именно, тело Карины. Что же касается тебя, Люцифер. В книге жизни я ничего не исправлял, но зато узнал как обмануть чутьё и подсунуть тебе ложную истинную, мне ещё в аду хаоса с наследниками не хватало, ведь вернись отец, и за это наказание получу я, а не ты. Стать женой короля ада хотели многие, пусть и нечестным путём, вот и подобрали лучшую кандидатуру. Да и объединение двух наместников соседних измерений — та ещё перспектива для рая.
    — И ты решил обманным путём сделать тоже самое для себя? — Искренне старался давить в себе ярость, ещё и спокойствие Карины добавляло масла в огонь.
    — Не совсем. У самой Апокалипсис не может быть пары, только у той человеческой составляющей, что остаётся после возвращения её сил и памяти. Даже я до конца не понял, что же такое создал отец. У неё даже душа, можно сказать, не своя.
    — Значит Рины, как личности, больше не существует? — Заметил тень боли на её лице, и поспешил исправиться. — Я имел ввиду прежней.
    — Мы одно целое, она — это я, а я — это она. Достаточно откровений, у нас есть проблема посерьёзнее. Как будем запечатывать вашу матушку?

    Карина
    Кем бы они не были, все равно остаются мужчинами, считающими женщине немного ниже себя. Откровения о моих родителей снова зажгли огонь жгучей обиды на Михаэля. Он прекрасно знал, что сущность пробуждается в одном роду, пусть изначально он и ушёл в побочную ветвь от тела первого перерождения, соответственно знал, с помощью какого мужчины я смогу родить, и наверняка изначально каждая из выбранных для слияния душ являлась второй половиной Люцифера. Михаэль игрок, и видит на несколько ходов вперёд.
    — Тогда почему, зная о нас, спокойно ушла? — Пальцы сжали обивку кресла, чтоб не броситься давить горло слепца.
    — А я не твоя наставница указывать на очевидные вещи. Если бы хоть немного пользовался разумом, то сам бы обо всем догадался, но предпочёл оставаться в темноте неведения. — Тихий утробный рык услышали все, архангел просто улыбнулся, а всадники недвусмысленно схватились за оружие.
    — Прежде чем искать, нужно знать, что ищешь. Я не мог даже предположить, что пара так вероломно решит оставить меня в дураках? — Когти недвусмысленно удлинились, протыкая толстую ткань.
    — Сам то лучше? Бросил девушку в тот момент, когда она спешила сообщить новость о беременности, и даже не выслушал тогда, что я хотела сказать. Ты своими руками уничтожил чудо, а теперь пеняешь на других, лишь бы оправдать себя в собственных глазах. — Перепалку прекратил раскатистый смех Михаэля. Он потешался над нами, словно увидел живой анекдот.
    — Все-таки вы идеально подходите друг другу, взрывная пара. Ладно, посмеялись и хватит, у кого какой план? — А ведь действительно. Чтобы запереть богиню, необходимо быть равным ей по силе, либо же быть намного хитрее. Если первое условие совместными усилиями мы ещё сможем выполнить, то второе вряд ли. Она несколько тысячелетий была заперта, достаточный срок, чтобы продумать многое до мелочей.
    — Рина не будет в этом участвовать. — Выдернули из размышлений, больно ударив об реальность.
    — Это ещё почему? — Признаться, я даже про все обиды забыла, настолько было велико удивление. С каких пор Люцифер начал командовать мною?
    — Ты можешь стать первой её целью. Что больше всего ненавидит Лилит? Творение мужа своего, а именно — людей. Ты проспала пару веков, за это время их расплодилось очень много, и если тебя не станет вновь, то они будут гибнуть медленно и мучительно, истощая ресурсы своего мира, перенаселяя оставшиеся свободные для природы участки. Она просто дождётся, когда волна хауса уничтожит большую часть, а остатки спокойно добьёт. — Вот уж кто хорошо знает свою мать, так это её любимый сын.
    — И ты думаешь, что у вас двоих хватит сил? К тому же, я не имею права отсиживаться в стороне, именно для таких моментов меня и создали, в мои обязанности входит охранять равновесие и уничтожать тех, кто ему угрожает. — Неужели Люцифер действительно решил, что я запрячусь в какой-нибудь тихий уголок, чтобы переждать бурю?
    — Дура, я не могу потерять тебя вновь! — Мужской крик установил в доме оглушающую тишину. Я не могу стерпеть подобного оскорбления, но вместо злости внутри растеклось тепло. Неужели он думал обо мне, даже когда испытывал навязанное влечение? Это стало своеобразным бальзамом на тоскующую душу. Михаэль сказал, что она чужая, но это не так. Я чувствую все эмоции, чувствую боль и огорчение, сейчас вот на душе тепло, будто меня крепко обняли и скрыли от всех невзгод. Другое дело, что прятаться я не имею права.
    — Значит, придумаем план, по которому не потеряешь. Тебя она не тронет в любом случае, на этом можно как-нибудь сыграть. — Правую руку скрутило болью, успела только зубы сжать, но шипение все равно сорвалось с губ. Вот змея древняя, неужели успела восстановиться? Люцифер оказался рядом в мгновение ока, Михаэль тоже подорвался.
    — Что случилось? — Перевела дух и вернула руку на подлокотник.
    — Лилит начала действовать, пленка равновесия надорвана землетрясением, вызванным не там, и не в том месте. Времени больше нет, по возможности обездвиживаем и сразу переносим в клетку, остальные сразу её запирают, кто бы ни остался внутри вместе с ней. — Мужчинам не понравился подобный расклад, но лучше плана не было. Не успела встать, как прострелило левую ногу, от чего потеряла равновесие, но была поймана Войной. — Вот сука, знает, куда бить. — Она выманивала меня, знала, что ни смогу не прийти. Переход дался легче обычного, само мироздание гнало заштопать дыры, и надеюсь, что ещё успею это сделать. На каких-то пару секунд прибыла раньше двух братьев, успев предупредить всадников о возможном исходе. Этот способ борьбы решила оставить на самый крайний случай. Люди умны, и если устранить саму угрозу их существования, то даже с проблемой переселения разберутся.
    Лилит была величественна в своём желании уничтожать. Смоляная копна отпускалась ниже пят, но так как она парила в воздухе, то они не касались травы. Держу пари, ей просто противно ступать на презренную землю. Позади неё находился довольный Габриэль. Предатель.
    — Дорогой, у нас гости. — Мягкий женский голос никак не вязался с этой стервой. — И кто тут у нас? Тварюшка, омерзительней людей по своей сути, и два моих сына. Мальчики, как же я соскучилась по всем вам. — Её глаза лучились добротой и любовью, но меня она не обманет. Когда случился Всемирный потоп, Бог успел создать только мой разум, и я запомнила весь тот творящийся ужас среди людей. Собственно, за это её и запечатали в преисподней. — Вы решили помочь своей маме стереть бельмо с этой планеты? — Михаэль и Люцифер не сговариваясь бросились в атаку, но богиня успела выставить щит, и они бесполезно в него долбились. Вот только Габриэль не оказался внутри него, и Война с Чумой бросились в его сторону, желая отомстить за своего брата, Голод же осталась караулить меня, чтоб не наделала глупостей. А я и не собиралась. В воздухе появилось огромное количество клинков, заклинание простое даже для меня, наверняка она выставила щит от магических атак, но не от физических. Так и оказалось. Сталь прошла, словно сквозь мыльный пузырь, взрыла почву, поднимая и выворачивая корешки травы и куски земли, но Лилит уже успела исчезнуть с этого места. Удар в грудь и спина хрустнула, жёстко соприкоснувшись со стволом дерева. Видимо, не судьба мне выносить дитя, и единственное моё предназначение, это избавить нас всех от матери архангелов и архидемонов. Голод опоздала лишь на мгновение, но его хватило, перенеслась ко мне, в попытке спасти от нового удара, но сила богини снесла её с ног. Впереди появились Люцифер с Михаэлем, у каждого в руках личные клинки, призванные карать неугодных, но опять же, что они могут против неё? Женщина с весёлым смехом уворачивалась от каждой попытки ранить неё, и делала это грациозно, словно танцуя.
    — Ну чего вы злитесь? Сами же были недовольны заселением этого мира, я делаю одолжение всем нам. — Это не могло продолжаться долго, Михаэль просто поднялся в воздух, пытаясь убрать с шеи невидимую удавку, а мой возлюбленный на высокой скорости врезался в каменную глыбу, от чего та пошла крупными трещинами.
    — Лилит, лучше уходи. — Мой голос был хриплый, и это несмотря на то, что срастить кости уже успела. Мужской вскрик, и передо мной появились два всадника. Минус один. Они отомстили за моего названного сына. Улыбка против воли растянула губы, и этого она уже не стерпела, медленно повернулась к мертвому архангелу, чьи крылья перестали источать божественный свет, и вернулась взглядом ко мне. Ещё немного, мне чуть больше времени.
    — Не трогай её. — Люцифер пришёл в себя и снова закрыл своей спиной. Я не могла поблагодарить его за то короткое, но счастливое время, что подарил мне. — Это её последнее перерождение, и если сейчас убьёшь, то навсегда потеряю пару. — Я чувствовала замешательство Богини, видимо, она не настолько черства к своим детям, как казалось, просто её любовь хуже ненависти. Даже если сейчас он уговорит смою мать не убивать меня, то человечество все равно ждёт гибель, а значит и меня. Они без меня проживут ещё долго, а вот я без них — нет.
    Первой стала Голод, её смерть будет незаметной для них. Видела её ласковую улыбку, потухающий взгляд. Она знала, что так надо, и безропотно отдавала свою жизнь, возвращала силы, когда-то данные ей мною. Ничего, девочка моя, если праотец решит наградить нас за подвиг, то мы встретимся вновь.
    Кое-кто все же заметил смерть всадницы, Михаэль всеми силами пытался сказать, чтобы остановилась, но по-другому у нас не хватит сил справится с Лилит. Почувствовали это и другие всадники. Плечи Войны едва заметно дрогнули, невесомо прикоснулась спины, желая попрощаться, и молодой мужчина стал описывать круг в попытке оказаться за спиной нашей общей цели, но та бросила на него безразличный взгляд и вернула внимание сыну.
    — Весомая причина оставить девчонку в живых. Но ты же понимаешь, что от намеченной цели я не отступлю? Если она уйдёт с дороги, то останется жива. — И снова счастливая улыбка на губах умирающего. Чем же я заслужила такую покорность? Сила вернулась в тело бурным потоком, даже забыла, какого это. Война, мальчик мой, прости меня. Обняла Чуму со спины, поглощая и его, а у самой слезы застилают глаза. Если бы Габриэль не выпустил эту мразь из тюрьмы, мы бы все остались живы. Надеюсь, что подох он в муках.
    Тяжёлое мужское тело медленно осело наземь под удивлённым взгляды говоривших. Черты лица Николая расплывались, хотелось прижаться к нему напоследок, но морально хватило только на то, чтобы закрыть пустые глаза рукой. Спите, скоро я присоединюсь к вам.
    — Рина. — Прошептал Люцифер, но сейчас он только мешал. Ленивый взмах руки, и он снова отправился к тому же камню, на этот раз теряя сознание уже на долго.
    — О, а я недооценила тебя. Выходит, что нам и воевать то нет причины, ты такая же, готова поглотить собственных детей ради цели. Неужели людишки стоили того, м? — Видела, как расслабились плечи Богини, словно я в её глазах перестала быть угрозой, но рано ты выдохнула. Она чужая в этом мире, и мир полностью открыл её для меня. Необходима сила четверых, а так как самого молодого всадника убили раньше, то и моя сгодиться. Позволила энергии заполнить каждую клеточку, крылья с резью освободились, увеличиваясь едва ли не в два раза, а чувства отошли на второй план, оставляя оголенные инстинкты.
    Это было не сражение, а драка двух разъяренных кошек, мы старались выцарапать друг другу глаза, обменивались подлыми ударами, пытались добраться до жизненно важных органов. Накопленная сила за счёт жизней всадников таяла на глазах, я могу быть равной богине не больше пяти минут, и если не справлюсь, то все мы подохнем зря. Решающим моментом стала её Попытка сжать моё горло, и именно тогда ногти беспрепятственно пробили грудную клетку, добираясь до слабо бьющегося сердца. Вот так, ты тоже живая, и тебя тоже можно убить. Вонзила в него пальцы, погружаясь в пульсирующую плоть, и с огромной радостью выдернула, раздирая на клочки перед её, пока живимы, глазами. Сдохни. Именно тогда весь поток жизненных сил ушёл до конца, и на землю мы упали вместе.
    Давно не замечала, насколько красиво безоблачное небо. Насыщенно голубой цвет приносил умиротворение, давал возможность уйти спокойно и без сожаления. Последнее, что успела увидеть, это испуганные карие глаза, они пытались поймать ускользающую душу, но это условие проведённого наспех ритуала, и никому не под силу вернуть её в это тело.

    Люцифер
    Сознание приходило рывками, а окружающее пространство плыло в глазах. Первой четкой картинкой стало нечто алое в руках Карины. Нет, Апокалипсиса. Неужели победили? Обе женщины, зависнув в воздухе напротив друг друга, резко упали, и когтистая лапа ужаса сжала сердце. Что происходит? Нетвердой походкой смог добежать до своей малышки, но взгляд в неё был стеклянный. Этого просто не может быть, она же только что была жива! Погрузился в тонкий мир, её душа наверняка была ещё рядом, и я даже нашёл её, но поймать так и не смог, она упорно вырывалась из рук и стремилась неизвестно куда.
    — Нет-нет-нет, ты не имеешь права вот так уходить! — Кто-то оттолкнул от тела. Михаэль? Пожалуйста, верни её! Но налёт грусти вперемешку с болью спустя минуту сказал лучше слов — у него не вышло.
    Эпилог. 1 часть
    2340 г
    Кристина
    — Опаздываюююю! — Носилась по квартире, словно сумасшедшая, и Милана, грозно постукивая ногой на придверном коврике, молчаливым укором наблюдала за моими попытками успеть все за тридцать секунд. Опаздываю на собеседование в самую крупную компанию в нашем объединённом союзе, это вот надо, а? Да туда даже на запись не каждый может попасть, а тут меня пригласили, недавнюю выпускницу и самую рассеянную девушку союза!
    — Лан, где мой телефон? — Подруга со вздохом закатила рукав и сенсор отделился от кожи синеватым цветом. Везет ей, скопила достаточную сумму на новейшую технологию, и ведь удобная, зараза, не потеряешь! Аппарат радостно завибрировал под диваном. Ну вот как он туда попал? Пришлось отодвигать, при моем то телосложении. Ну почему природа-матушка наградила меня такими габаритами? Не могла хотя бы чуть повыше сделать? А то в какой бы коллектив не вливалась, успешно зарабатывала прозвище "кнопка".
    — Рин, осталось десять секунд и я уезжаю, иначе вторая платформа будет забита до отказа, на на третий уровень разоряться не собираюсь. — Посмотрела на себя в зеркало и решила, что причесаться, да подкраситься можно и в дороге. Закинула косметичку в сумку, туда же телефон, накопитель документов, и в путь.
    Электромобиль ядовито-желтого цвета приветливое мигнул фарами, отдала свою половину за использование второго пути, и мы въехали на платформу, которая нас быстро подняла.
    Изучая историю я поражалась, как люди умудрялись успевать, имея в наличии только землю, воздушные маршруты начали строится уже почти триста лет назад, и все равно многокилометровые пробки имеют место быть. Самый низкий уровень, это нулевой, там вообще ездить не желательно, огромное количество пешеходов тормозить будет безбожно, есть первый, там двигаются преимущественно двухколесная техника, что значительно снизило аварии с их участием, второй уровень можно сказать, самый дешевый в оплате, но и самый заторный. Всего таких уровней семь, последний для элиты, шестой для такси, цена которых ощутимо бьет по карману.
    Ехать оказалось прилично, так как снимали с подругой квартиру практически на самой окраине, зато аж на двадцатом этаже, а здание "Цербера" находилось в самом центре. Поговаривают, что начальство там дьявольское, но циферки в зарплате заставляют всех мириться со сложными характерами вышестоящих.
    — Сегодня в гости Демитрл с другом заскочит, посидишь с нами? — Не выдержала и закатила глаза.
    — Это какая по счёту попытка? Не нужен мне самец, хочу сначала устроить свою жизнь, а то через пару лет начнутся ворчания, что живу на всём готовом, и должна быть счастлива, если за такое в качестве благодарности заставят туфли вылизывать. Неа, увольте, мне это не нужно. — Насупилась на подругу и принялась укладывать рыжие волосы во что-то стоящее. Эти змеи сколько себя помню не слушаются, вечно норовят выскочить из причёски в самый неподходящий момент, а выпрямить их на долгий срок очень дорогая процедура.
    — Брось, не все ж такие мудаки, Марк вполне себе хороший парень, да и спокойный, как удав. — Грозно посмотрела на подругу, но та не впечатлилась и продолжила следить за дорогой. — И смой ты уже этот цвет, глаз режет, тебе натуральный больше идёт. — Ага, конечно, насколько вообще может идти молодой девушке мышиный оттенок.
    — Лан, ты сама то когда себе спутника найдёшь? Дем хороший, а ты все динамишь. — Да, топтаться по чужим мозолям в ответ низко, но зато эффективно.
    Как раз в этот момент подъехали к моему возможному месту работы, попрощалась с подружкой и поспешила войти в наружный лифт, уж больно ветрено на улице, осень начала заявлять свои права. Посмотрела на себя в зеркало, убедилась, что выгляжу сносно, а каблуки практически подняли мой рост на метр семьдесят пять, нажала на кнопку восемьдесят один.
    И только тогда начался мандраж. Представив количество штата уже работающих и тех, кого сегодня пригласили на собеседование — приуныла. Попытка заявится сюда — чистой воды афера, но попытать свой шанс получить комфортное местечко под солнышком хочет каждый, поэтому за место экономиста в киберзащите ещё поборюсь. Плевать, что опыта мало, зато рвения хоть отбавляй.
    За огромным сверкающим ресепшеном стояла дива. Не иначе. Подобных не встречала ещё ни разу, её естественная красота дар, иначе и не скажешь. Высокая платиновая блондинка с ярко-голубыми глазами и по-детски добрым лицом.
    — Здравствуйте, я к Сергею Владимировичу на собеседование. — Но она молчала, смотрела на меня расширенными от шока глазами и не могла сказать даже слова. Неужели кто за спиной? Обернулась, никого. Может настолько не вписываюсь во всю эту роскошь? Посмотрела на бейдж и постаралась сделать свой тон как можно миролюбивее. — Диана, простите, но куда мне идти? — Она словно наваждение сбросила, растянула губе в искренней улыбке и выскочила из-за стойки.
    — Как вас зовут?
    — Кристина Валерьевна, я должна быть в списке. — Диана заглянула в листы, отметила что-то, и поставила табличку с перерывом. Ничего себе, она и так может? Надеюсь, ей за это не влетит.
    — Прошу, идёмте за мной, я познакомлю вас с непосредственным руководителем, ваше резюме автоматически прошло первый этап отбора. — Ну ничего себе! Сдержала порыв присвистнуть, это какие же у них проблемы с кадрами, что недавнюю выпускницу пропустили без непонятного первого этапа.
    Несколько поворотов, длиннющих коридоров, и мы вошли в большую приемную, после чего блондиночка села за единственное рабочее место и посмотрела на нас с непонятными эмоциями. К слову, тут находилось ещё три мужчины неопределённого возраста, и женщина, чьи формы потрясли мой неискушенный разум. Сколько ж она отвалила пластическому хирургу? Понимаю, что сейчас практически каждая побывала на столе у этих добрых врачей в погоне за модой и идеальной внешностью, но на подобное даже смотреть было слегка неприятно.
    — Думаю, что опоздавших ждать не будем, не пунктуальные тут все равно не задерживаются. Предлагаю начать второй этап с дам. Как вас зовут? — Диана указала ручкой в сторону горки с силиконом.
    — Мариана Эдуардовна. — С гордостью отчиталась брюнетка и откинула волосы за спину.
    — Наш руководитель эстет, и вот это, — блондинка обвела рукой бюст как минимум седьмого размера. — не приемлет. Свободны. — На секунду воцарилась потрясённая тишина, после чего потенциальная соперница за место экономиста подпрыгнула, чуть не уткнувшись подбородком в собственные мм… буфера, побудем приличными, и начала визжать.
    — Что, боишься твоё место подстилки займу? Ещё бы, куда тебе тягаться со мной! Вот лично у руководителя и узнаем мнение! — Под смеющийся взгляд блондинки женщина тараном направилась в кабинет Сергея Владимировича, постучалась, соблюдая правила, и выждав пару секунд открыла дверь. Закрыть её за собой не успела, и недовольный голос начальника услышала вся приемная.
    — Женщина, а теперь развернули свой передний бампер на сто восемьдесят, и покинули кабинет, я ищу экономиста, а не молочную ферму. — В тишине раздался хрюк. Каюсь, сдержать смешок не успела, мужчины же, сидящие на диване в обнимку со своими папками, выражали разные эмоции: удивление, непонимание, страх. Да, чую, начальник тут экстравагантный, или нормальный, с какой стороны посмотреть, если эту надувную куклу осадил с порога. Брюнетка подобного не выдержала, попыталась громко хлопнуть дверью, но та была оснащена против подобных казусов, и просто самостоятельно тихо закралась, забрала свою сумочку и с гордой походкой удалилась. Ну и дела.
    — Кристина, теперь вы. — Девушка нажала кнопку и довольным тоном промурлыкала: — Сергей, лови сюрприз. — Все страннее и страннее. Заранее достала накопитель, прижала к себе сумку плотнее, и без стука вошла. Вот до чего доводят нервы.
    — Здрав…ствуйте. — Заикнулась на полуслове. Мужчина смотрел на меня не менее шокировано, чем Диана, его пальцы ослабли, и ручка с громким щелчком приземлилась сначала на стол, а потом и на начищенный паркет. Да чего они все пялятся так? Будто третья у меня третья конечность отросла!
    — Не может быть. — Прошептал себе под нос светловолосый, продолжая странно осматривать. Ещё чуть-чуть, и я начну хамить.
    — Я на собеседование. Может хватит смотреть, будто призрака увидели? — Он вздрогнул, улыбнулся во все тридцать два, и встал из-за своего места. Нет, если смотреть объективно, то работать с таким будет проблемно, во всех смыслах слова шикарный мужчина, но почему-то настораживает. Складывается впечатление, что передо мной сытый хищник, и настроен он ко мне, словно слон к Моське.
    — Прошу меня извинить, миледи, но не могли бы вы пройти со мной до другого кабинета? Думаю, что вами заинтересуется наш гендиректор, и он по-любому уведёт к себе в штат, а набирать людей на новое собеседование слишком затратно по времени. — Сравнялся со мной, открыл дверь, чтобы ничего не понимающая я вышла, и сразу же подставил локоть. Может нам ещё променад по этажам устроить? Насуплено отодвинулась. — Не переживайте, ничего я вам не сделаю. Ну же, предоставьте мне часть сопроводить вас. — Диана сидит и умилятся, мужики на диванчике вытянули шеи, дабы получше все осмотреть, ну а я была близка к тому, чтобы сбежать из "Цербера", слишком много странностей для одной маленькой меня. Не дождался ответа, сам положил мою кисть на локоть, и ладошкой прижал, чтоб не вырвалась. Мамочки, мне становится страшно!
    Эпилог 2
    Таким образом мы дошли до внутреннего лифта, который открылся сразу же, словно издеваясь, мы туда вошли и спустились ровно на один этаж. Чем ближе мы подходили к заветной двери, тем сильнее бился пульс. Кого я там увижу? Что за странные ощущения? Секретарь главного предупредила о визите гостей, и по приёмной раздался раздражённый рокот. — Я же сказал, что никого не принимаю! — Голос, почему он мне знаком? Где я его слышала? За моей реакцией пристально наблюдали, и заметив это, постаралась запихнуть эмоции как можно дальше. Отказ начальника Сергей воспринял странно, отодвинул возмущенную секретаршу и нажал на кнопку связи. — Если сейчас на откроете дверь, то пожалеете об упущенной возможности. — Бодрым голосом отрапортовал киберзащитник. Какое отношение ко всему этому имела моя персона? Может я как-то сталкивалась с их начальником и умудрилась что-то натворить? Бред! Я нигде не могла с ним видеться, вряд ли он опускался хоть раз на нижние уровни, а на верхних мне делать нечего. — Сегодня триста двадцать два года, а ты веселишься, тварь? — Каких года? О чем он вообще? Но пропитанный яростью голос заставил рыпнуться назад, не хотелось бы попасться под горячую руку, да кто б мне ещё дал уйти. Дверь резко распахнулась, являя перед нами разгневанного, слегка пьяного, мужчину. Его аура подавляла, хотелось одновременно исчезнуть с этой планеты, и подойти ближе, успокоить. Почему помимо ярости в его глазах глухая тоска? Он кого-то потерял? Эмоции высокого брюнета в миг изменились. Сначала отрицание, потом неверие, радость, снова отрицание. Как же странно. А дальше он дернулся ко мне, напугав тем самым просто до искорок в глазах, успела спрятаться за спиной Сергея и сжалась там в комочек. — Уйди. — Хриплый голос брюнета не вызвал желания покинуть своё убежище, поэтому, стоило моей спасательной стенке сдвинуться на миллиметр, как прижалась к нему ещё сильнее, даже ногти при себе держать не удалось, наверняка поцарапала бедолагу. — Успокойтесь, если вы сейчас её перепугаете, то хуже будет только вам. — Глубокий вдох главного услышала даже я. — Меня зовут Константин, а вас как? — Он спокойно заглянул через плечо сверху вниз, и сердце ускакало в пятки. Высоченный, зараза. — Кристина. — Стою, прижимаюсь к спине неизвестно мужчины с задратой головой, и понимаю, что нихрена не понимаю. — Я буду звать тебя Рина, хорошо? — Кивнула, неудачно стукнувшись подбородком об спину и прикусов себе язык, а потом отрицательно помотала головой. Что за фамильярность от постороннего? Ну его, этот "Цербер", в ад, я со всеми ними такой же чокнутой стану. — Приглашаю вас на свидание, сегодня в восемь, ресторация "Сытый волк". — Кто-нибудь, добейте моё тельце, будьте милосердны. Меня только что пригласил на свидание глава целой корпорации? Ааа… Я не услышала будильник и все ещё сплю. Проглотила скопившуюся во рту кровь и признала, во сне больно быть не может. — Зачем? — Брови брюнета удивлённо поползли вверх. — Как это зачем? Поближе узнать друг друга. — Зачем? — Тут тело, через которое мы общались, весело хрюкнуло, и подняло обе руки вверх. — Прошу меня простить, господа, но не могли бы вы вести диалог более стандартным образом? А то коготки милой леди доставляют определённый дискомфорт. — Пискнула, отпустила пострадавшего и отошла на два шага. Так, надо принять решение относительно моих дальнейших действий. Что я хорошо умею делать? Бегать! Чувствует печенка, что лучше бежать от этого бедлама. Мило улыбнулась, от чего Константин улыбнулся в ответ, круто развернулась на каблуках и рванула к лифту. Мой манёвр обескуражил всех, поэтому погоня научилась не сразу, а ведь наивно полагала, что состоятельным людям будет лень бегать за непонятной девчонкой, покрутят у виска, посмеются, и забудут, но какой там? Нажала кнопку в надежде, что ждать не придётся долго, и двери приветливо распахнулись. Стала лихорадочно нажимать на десятый этаж, где находится выездная платформа на второй уровень, вот только двери закрыться не успели, мужчина уверенно влетел следом за мной и прижал к холодному металлу. Дыхание из-за забега было рваным, сердце стучало в глотке, а страх в купе с чем-то ещё, будоражил кровь. — Нет, красотка, больше ты никуда от меня не денешься, с того света достану. — Бесцеремонно поднял голову за подбородок и впился поцелуем. Возмущение подобным произволом растаяло в момент, словно шоколад на солнце, и даже не заметила, как стала неумело отвечать. Его руки, такие горячие, казались родными, будто мне суждено было оказаться рядом с ним, будто для него и родилась. Кровь закипела, бурлила в венах, и не давала прийти в себя, а первый, приглушённый стон мужчины чуть не лишил чувств. — Простите. — Раздался девичий писк и брюнет оторвался от губ. Мы уже приехали? Не о том думаю… Я целовалась с ним?! Сбежать из кабинки лифта не удалось, он уверенно закинул к себе на плечо и понёс на площадку парковки, где последняя модель электромобиля пустила нас в бежевый салон и стартанула на платформу, которая подняла нас на последний уровень и мы двинулись в неизвестную сторону. — Я хочу домой. — Меня пугали непонятные чувства, пугал напор мужчины, и пугало то, что они что-то скрыли от меня. — Я и везу. — Что за черт? Долго ехать не пришлось, опустились на нижний уровень, припаковались, и он обошёл машину. Мысль сбежать через водительскую дверь пришла поздно, и Константин вытащил, снова устроив на своих руках. — Отпустите, я могу и сама идти. — Блаженная улыбка и шевелящиеся крылья носа смущали, будто он тащился от моего запаха. Бред какой-то. — Мне доставляет удовольствие носить тебя, не лишай его. — Перед глазами была многоэтажка, старая до безумия, хотя внешне её и пытались неоднократно отремонтировать. Заходить туда было немного страшновато, вдруг развалится? Но мужчина нёс уверенно, даже на нужный этаж поднялся, не запыхавшись. Остановились возле одной из квартир, Константин опустил на пол, достал ключ и открыл. Знакомое место, вот только тут я никогда не была. Уверенно зашёл, заметил, что не двинулась с места, и взял за руку. В доме было немного пыльно, видно, что убирались где-то месяц назад, но ремонт и техника… Словно попала в прошлое, такое нам в школе только и показывали, да в музеях. Провела рукой по стене, собирая пыль на кончиках пальцев, взяла фоторамку и протерла ладошкой. Это… Я? Светловолосая девушка счастливо улыбалась, обнимая взрослую женщину. Поставила на место и отправилась дальше, глубже. В голове начали появляться странные голоса, непонятные воспоминания, которые обьяснить никак не могла. Прошла в небольшую комнатку, меня туда словно магнитом тянуло, положила руку на старую модель ноутбука и виски стянуло огненным обручем. Крик сорвался с губ моментально, а упасть на дали чужие руки. Они гладили по волосам, пытались успокоить и притупить боль, но это не спасало, а только усилило ощущения. Не знаю, сколько это длилось, но когда закончилось, провалилась в глубокий сон. Снилось знакомство с Константином, наши ночи, Питер, боль от потери малыша, агонию от осознания, что победа над Богиней будет реальна только после того, как поглощу своих всадников, и карие глаза, полные горя, когда душа отправилась… Куда она отправилась, не знаю. А сейчас что? Проснулась, когда солнце уже практически спряталось за горизонтом. Надо же, а я думала и не вернусь. Люцифер смотрит обеспокоено, словно боится, что не вспомню, или наоборот, вспомню. Сил Апокалипсиса нет, теперь я обычная человеческая девушка, вот только с воспоминаниями о прошлых перерождениях. — Ненавидишь меня? — Странный вопрос для того, кто любит. Вернулась к нему на колени и уткнулась носом в живот, вдыхая знакомый сердцу аромат. — Думаю, нам обоим дан второй шанс, так почему им не воспользоваться? — Приподнял и крепко обнял, боясь, что оттолкну. Мужчину била мелкая дрожь, меня тоже будто лихорадило. Все эти века он и не чаял, что я вернусь, но вернулась, и теперь все будет хорошо. — Я люблю тебя, Рин. — Счастливо улыбнулась и притянула к себе за поцелуем. Я тоже. Давно. Уже несколько жизней.

Подробней о книге

Контракт на душу (СИ)

Содержание

Аннотация

Аннотация

Никогда не вызывайте демона, как бы не было скучно, на сколько бы не были велики проблемы, эти проныры любую сделку вывернут себе на пользу. Эту истину пришлось принять только после содеянного, когда мир перевернулся с ног на голову, а детские страшилки стали реальностью. Дочерний филиал ада на земле? И работать там экономистом? Почему бы и нет, если есть шанс вернуть свою душу.

Установки пользователя

Цвет фона
Цвет текста
Применить

Скачать