Лечение наркомании. Практическое руководство к выздоровлению

Лечение наркомании. Практическое руководство к выздоровлению

Аннотация

    В книге известного врача-нарколога Руслана Николаевича Исаева собрана, структурирована и подробно разобрана вся информация, необходимая тем, кто столкнулся с наркозависимостью у близкого человека. Автор впервые детально раскрывает современные принципы и технологию реабилитации наркозависимых – основного метода помощи, приводящего к полному отказу от употребления наркотиков. Подобно путеводителю, книга ведет читателя по этапам заболевания – от момента знакомства с наркотическими веществами до момента выздоровления от зависимости. Читатель может обратиться к той главе книги, которая соответствует его жизненной ситуации.
    Прочитав книгу, вы узнаете: какие бывают наркотические вещества и как они действуют на организм, почему и как люди начинают употреблять наркотики, как общаться с наркозависимым, что делать, если наркоман отказывается лечиться, как выбрать клинику и реабилитационный центр, в чем заключается работа специалистов при лечении наркомании.

Оглавление

Руслан Николаевич Исаев Лечение наркомании. Практическое руководство к выздоровлению

    © Исаев Р. Н., 2015
    © Оформление. ООО «Издательство «Э», 2015
* * *
    Книга доктора Р. Н. Исаева, может быть, самая важная на сегодня. Она освобождает от страха близких родственников человека, попавшего в ловушку наркотической зависимости, придавая им силы для его спасения. Многолетний опыт работы с наркозависимыми и их родственниками позволил автору бросить вызов «информационному беспорядку», сложившемуся вокруг темы «наркомания», и написать простое и понятное руководство для неравнодушных близких, позволяющее им преодолеть собственную неосведомленность и избежать ошибок в выборе верной дороги, ведущей к выздоровлению.
    В отличие от подобного рода книг, освещающих проблему наркомании, в книге Р. Н. Исаева использован инновационный прием, дающий читателю возможность, «проходя по главам книги как по временной шкале развития заболевания и этапов его лечения», познакомиться с современными представлениями о наркомании как о болезни и вникнуть в построение процесса выздоровления.
Барцалкина Виктория Васильевна, заведующая лабораторией медико-психологической реабилитации Московского государственного психолого-педагогического университета
    Доктор Исаев доступным языком раскрывает сложные темы лечения больных, особое внимание обращая на комплексный подход в лечении зависимых, в котором участвуют и врачи, и психологи, и консультанты, и родственники больных. Несомненным достоинством руководства является подробное изложение принципов реабилитации, дается примерная программа реабилитационных центров. При этом автор избегает необоснованных заверений в мгновенном исцелении от зависимости, разрушает мифы о «чудодейственных препаратах» и развенчивает авторитет различных «кудесников», ориентируя близких больных на долгую, последовательную и настойчивую работу в реабилитации наркозависимых – долгую дорогу, ведущую к выздоровлению.
    Книга Руслана Николаевича очень своевременна и является, по сути, руководством к действию близким больных наркоманией. Хочется надеяться, что это пособие поможет спасти не одну жизнь.
Малыгин Владимир Леонидович, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой психологического консультирования, психокоррекции и психотерапии ГБОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет им. А. И. Евдокимова»

Введение

    Эта книга написана в помощь неравнодушному человеку. В помощь тому, кто еще только догадывается, что наркотики вошли в жизнь его семьи, или тому, кто уже давно борется с зависимостью своего близкого. Неравнодушие не дает этим людям остаться в стороне, заставляет искать пути выхода из наркотического лабиринта или думать, как не углубиться в него, пока можно вернуться обратно. Таким людям сложно сидеть на месте – когда они видят наркотическую угрозу для своей семьи, они хотят действовать, чтобы близкие были здоровы и счастливы, чтобы наркотики не мешали их жизни и жизни тех, кто рядом. Близкие человека, употребляющего наркотические вещества, те его родные, кто взял на себя тяжелую ношу спасения, – это те люди, которые на самом деле и спасают наших пациентов. Сам наркоман редко когда обращается за помощью и, если рядом не находится кто-то, кому не безразлична его жизнь, как правило, гибнет.
    Много работая с родными пациентов, мы обратили внимание на то, что им практически негде получить нужную и понятным языком изложенную информацию о том, с чем они столкнулись. В процессе работы на специально созданных психотерапевтических группах для родственников нам приходится рассказывать элементарные вроде бы вещи о наркотиках и наркомании, разрушать мифы, развенчивать авторитет различных «кудесников», показывать правильные пути выхода и убеждать не сворачивать в «темные закоулки» наркологии. В существующем информационном беспорядке, сложившемся вокруг темы «наркомания», оказывается очень сложно отделить главное от второстепенного, отфильтровать бесполезное и вредное, найти четкое руководство к действию, исходя из этапа развития заболевания. Многие из родственников прошли непростой путь, прежде чем они оказались на верной дороге, ведущей к выздоровлению. Многие, поддавшись недобросовестной рекламе, мнениям авторов заказных статей и ангажированных телепередач, едва не теряли своих близких в руках мошенников, сектантов или просто непрофессионалов.
    Каждый раз, сталкиваясь с последствиями неинформированности, мы понимали, что назрела необходимость создать простое и понятное руководство, написанное именно для обычных людей, столкнувшихся с наркоманией. Мы написали эту книгу так, чтобы провести незнакомого с темой человека по всем этапам лечения наркозависимости, провести максимально короткой дорогой, рассказав о всех опасностях и ловушках на этом пути. Мы показали самый прямой путь к выздоровлению так, как видим его мы – профессионалы-практики, привыкшие добиваться результата. Это не близкий путь, но он приводит туда, куда нужно – к полному отказу от приема наркотика. Именно эту цель мы рассматриваем как результат лечения наркомании и думаем, что наш читатель в этом с нам солидарен.
    Книга написана как «путеводитель по болезни». Первые ее главы рассказывают о наркотиках вообще, о том, как они могут попасть к человеку, и почему он может начать их употреблять, о том, что можно увидеть в человеке, когда он находится под действием наркотического вещества, о том, как человек и его окружение глобально меняются по мере погружения в болото наркозависимости. Последующие главы посвящены лечению наркомании, описанию того, с чем сталкивается зависимый и его родственники на каждом из этапов выздоровления. Мы подробно разбираем мифы, которые формируются вокруг этого процесса, указываем на опасности, даем инструкции и рекомендации, помогаем избежать ошибок. Читатель проходит по главам книги как по временной шкале развития заболевания и этапов его лечения.
    Мы надеемся, что книга поможет всем, для кого наркомания не просто слово, а повседневная реальность. Мы верим, что после прочтения этого «путеводителя» вопросов, оставленных без ответа, не будет вовсе или их будет ничтожно мало, что дорога к выздоровлению будет предсказуема и понятна. Мы хотим, чтобы ничто не помешало неравнодушным близким привести того, кто оступился, к счастливой жизни без наркотика.

Что такое наркомания

    Наркомания – тяжелое хроническое заболевание, которое характеризуется пристрастием к употреблению психоактивных веществ, признанных наркотическими, сопровождается развитием психических и соматических (телесных) расстройств, разрушением социальных связей, деградацией личности.
    Психоактивными веществами (ПАВ) принято называть вещества, прием которых вызывает у человека разнообразные психические изменения. Неоднократный прием ПАВ может приводить к формированию зависимости от данного вещества.
    Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их так называемых прекурсоров (предшественников) утверждается Правительством Российской Федерации и регулярно обновляется. Эти обновления вызваны периодическим появлением на рынке новых синтезированных в подпольных лабораториях веществ, обладающих психоактивным действием.
    Если речь идет о заболевании, вызванном приемом психоактивных веществ, не включенных в перечень наркотических средств, принято говорить о токсикомании.
    Наркомания обязательно сопровождается так называемым синдромом зависимости, при котором наблюдается комплекс различных симптомов:
    1. Непреодолимое влечение к ПАВ. Такое влечение называется компульсивным. Все мысли зависимого направлены на то, где добыть наркотик, чтобы как можно скорее его употребить. Бороться с таким влечением (наркоманы называют его «тягой») крайне сложно, все поведение зависимого подчинено только этой цели.
    2. Снижение контроля за приемом. Зависимый не в состоянии самостоятельно, усилием воли снизить частоту потребления или дозу потребляемого вещества.
    3. Абстинентное состояние, или синдром отмены. Возникает тогда, когда доза психоактивного вещества в организме снижается. При этом, в зависимости от того, какое вещество употребляется, наблюдаются те или иные психические и физические нарушения, которые очень тягостно переживаются зависимым. В этот момент усиливается «тяга». Употребление очередной дозы ПАВ в этом состоянии приводит к смягчению или полному исчезновению всех неприятных симптомов.
    4. Анозогнозия – это составное слово, происходящее от греческих: «a» – частица, означающая отрицание, «nosos» – заболевание, «gnosis» – знание. Переводится оно примерно так: отрицание сознания болезни. Часто наркозависимые не признают свою зависимость. Многие соглашаются с тем, что употребляют наркотики, но говорят при этом: «захочу – брошу, но сейчас не хочу». Сама болезнь как бы охраняет себя от вмешательства извне, формируя у зависимого подобную убежденность. Ведь признание себя больным требует немедленных действий, направленных на выздоровление. В нашем случае – на отказ от приема наркотиков. В сущности, лечение и начинается с преодоления этого столь проблемного симптома.
    5. Повышение устойчивости (толерантности) к веществу. Регулярное употребление ПАВ приводит к тому, что начальной дозы становится уже недостаточно для получения желаемого ощущения. И тогда наркозависимый, чтобы пережить то, что он переживал ранее, медленно начинает поднимать дозировку употребляемого вещества от приема к приему. В конце концов доза принимаемого вещества увеличивается многократно по отношению к первоначальной.
    6. Продолжение приема ПАВ, несмотря на осознание пагубности последствий. Бывает так, что наркозависимый признает крайнюю тяжесть своего состояния, а также серьезность последствий дальнейшего употребления, но его это не останавливает.
    7. Интересы личности сужаются. Жизненная активность наркозависимого все более подчиняется теме поиска и употребления психоактивного вещества. Разумеется, свойственная ему ранее социальная активность либо заметно сокращается, либо прекращается вовсе и человек полностью меняет социальное окружение на то, которое связано с наркотиком.
    Если хотя бы три из представленных критериев наблюдаются более одного месяца, можно с уверенностью говорить о сформированном синдроме зависимости от ПАВ, а значит – о наркомании.
    Наркотик, как говорят сами наркоманы, «умеет ждать». Поэтому зависимым можно стать в любом возрасте, в любом социальном положении, независимо от наследственности, социального статуса, пола, национальности. «Страховки» от данного заболевания не существует. Любой факт употребления наркотика – серьезнейший риск развития наркозависимости.

Какие бывают психоактивные вещества

    Чтобы ориентироваться в вопросах лечения наркомании, нужно обладать некоторой базовой информацией о психоактивных веществах, вызывающих зависимость. Если вы просто интересуетесь вопросом, эта информация будет для вас предупреждением и, возможно, поможет быстро сориентироваться, если вдруг вы столкнетесь с человеком, который что-то употребляет. Если ваш близкий уже зависим, знание особенностей действия вещества поможет вам разобраться с тем, как развивается заболевание, как будет проходить выздоровление.

    В связи с тем что с наркотиками, так или иначе, связано множество различных учреждений (клиники, правоохранительные органы, научные лаборатории и т. д.), некой единой классификации не существует. Для каждой системы составляется индивидуальная разбивка: по тяжести воздействия, по уголовной наказуемости, по веществам, из которых произведен наркотик.
    Мы предлагаем простую классификацию, удобную для понимания, позволяющую сориентироваться практически во всем многообразии веществ, вызывающих зависимость.
    Одна из главных опасностей наркомании состоит именно в низком уровне информированности окружающих. Родственники знают минимум – то есть ровно то, что чаще всего мелькает на экране телевизора. И не видят никакой взаимосвязи между «безобидными» глазными каплями и заторможенным состоянием человека.
    «Ну, устал, бывает. Вот и капли капает – видимо, от работы за компьютером», – думают они, не подозревая, что на столе стоит лекарство, часто употребляемое зависимыми.

Опиаты и опиоиды

    Группа сильнодействующих наркотиков, которые получают из млечного сока недозревшего опийного мака.
    Традиционно под опиатами подразумеваются непосредственно алкалоиды (отдельные вещества, входящие в сок растения, обладающие тем или иным действием на человека) мака, а под опиоидами – их синтетические и полусинтетические аналоги и производные, которые получены искусственным путем.

    Основные вещества, входящие в данную группу:
    • Героин – один из наиболее распространенных в мире наркотиков, быстро (буквально со второй-третьей дозы) вызывающий психическую и физическую зависимость. Впервые был синтезирован в XIX веке и вскоре выпущен под торговой маркой «Героин» немецкой фармацевтической компанией BayerAG. Долгое время использовался в качестве лекарства от кашля, пока не был обнаружен наркотический эффект.
    • Опий – некогда один из распространенных видов наркотических препаратов, получаемый из опийного мака, выглядит как коричневое смолистое вещество. На сегодняшний день практически не используется, уступая героину, для которого один из алкалоидов опия – морфин – является основой.
    • Морфин – основной алкалоид опия. Морфин длительное время был модным препаратом, который употребляли многие представители «творческой богемы».
    Длительное время не разрушается в организме, поэтому легко поддается определению.
    • Кодеин – алкалоид опийного мака, используемый в качестве компонента в некоторых составных препаратах от кашля. Также входит в состав ряда болеутоляющих средств. В настоящее время лекарства, содержащие кодеин, внесены в перечень средств, подлежащих особому учету.

    При превышении предписанной врачом дозировки может вызывать устойчивое привыкание. Кодеинсодержащие аптечные препараты применялись для производства на их основе очень опасного кустарного наркотика, вызывавшего тяжелейшие осложнения: язвенные поражения кожи, тяжелые инфекции, различные заболевания внутренних органов.
    В 2012 году свободная продажа лекарственных препаратов, содержащих кодеин, была в России запрещена. Покупка и пересылка более 250 таблеток любого подобного средства стала уголовно наказуема. Это закономерно привело к снижению распространения получаемого из кодеина кустарного наркотика в стране.
    • Метадон – синтетический препарат. Оборот метадона на территории РФ запрещен. Во многих зарубежных странах его применяют для так называемой альтернативной (заместительной) терапии наркотической зависимости, которая не поддерживается в нашей стране. Сторонники заместительной терапии утверждают, что замена уличных инъекционных наркотиков на метадон, который употребляется внутрь под контролем врачей, снижает общий криминальный фон, распространенность ВИЧ-инфекции, гепатитов.

    Некоторые из препаратов опиоидного ряда официально производятся фармацевтической промышленностью и используются для обезболивания при онкологических заболеваниях и оперативных вмешательствах различной степени сложности.
    Длительное время алкалоиды опийного мака использовались в медицинских целях в качестве болеутоляющих препаратов. Затем, уже в качестве наркотика, получили распространение среди европейской богемы как средство изменения сознания. И только в XX веке романтический «флер» был отброшен и опиаты были открыто заявлены в качестве одной из групп наиболее тяжелых психоактивных веществ.
    Что ощущает потребитель:
    • Состояние эйфории
    • Ощущение отдаления событий
    • Ощущение телесного благополучия
    • Снижение актуальности проблем
    • Сонливость

    После периода эйфории человек, как правило, впадает в 2–3-часовой сон. В некоторых случаях после пробуждения наступает следующая стадия – беспокойство, подергивание рук, языка, век. Все эти признаки уже связаны с тяжелыми физическими и психическими нарушениями.
    В процессе развития зависимости ощущения после употребления наркотика и поведение постепенно меняются: потребитель после очередной дозы становится достаточно активным – отличается быстрой речью, приподнятым настроением, ускоренным мышлением.

    Внешние признаки опьянения опиатами:
    • Бледная, сухая кожа
    • Низкое артериальное давление
    • Суженные почти в точку зрачки
    • Плохая реакция зрачков на свет

    Психические осложнения:
    • Депрессия
    • Приступы отчаяния
    • Суицидальные наклонности

    Признаки передозировки:
    • Угнетенное сознание (вплоть до впадения в кому)
    • Отсутствие реакции зрачка на свет сохраняется
    • Угнетение дыхательной функции (дыхание прерывистое, шумное, редкое – 4–6 вдохов в минуту)
    • Нитевидный, редкий пульс

    Наибольшую опасность при передозировке представляют нарастающий отек легких и сердечная недостаточность.
    Героиновая наркомания отличается наиболее частыми случаями смерти из-за передозировки, так как разница между наркотической и смертельной дозой ничтожно мала.
    В период, когда концентрация опиатов в крови снижается и наркотик перестает действовать, возникает тяжелое состояние, которые сами наркоманы называют «ломкой». Возникают боли в суставах и мышцах, слезотечение, зевота, насморк, чувство озноба. Состояние настолько трудно переносимое, что наркоманы панически его боятся. Предвестники «ломки» побуждают зависимого искать новую дозу наркотика, чтобы избежать тягостных ощущений.

Кокаин

    Алкалоид, который содержится в листьях ряда растений тропической зоны Южной Америки. В том числе в кокаиновом кусте. Данный препарат является вторым после опиатов по силе воздействия и потенциальной опасности для человеческого организма. Долгое время в России (по сравнению с другими странами) был распространен достаточно слабо из-за высокой стоимости.
    Однако официальная статистика за последние годы сообщает о существенном росте «кокаинопораженных» регионов: если в 2004 году его изъятие было зафиксировано только в 12 регионах, то уже в 2013 году увеличилось до 47, что свидетельствует об интенсивной экспансии наркотика на территорию России.
    Выпускается нелегально, в основном в трех формах:
    • Паста коки – представляет собой бежевый, кремовый или беловатый влажный порошок с примесями.
    • Гидрохлорид кокаина – очищенный вариант кокаина, наиболее распространенная форма выпуска, представляющая собой белый порошок (возможно, с желтоватым или кремовым оттенком).
    • Крэк – так называемый «кокаин для курения», в процессе употребления кристаллы лопаются с характерным звуком (от которого и пошло название). Наиболее опасная разновидность кокаина – как правило, достаточно 1 дозы, чтобы человек стал зависимым.

    Что ощущает потребитель:
    Искусственно созданные, неестественные для организма и психики:
    • Эйфория
    • Энергетический подъем
    • Повышение физической активности
    • Снижение аппетита
    • Сокращение времени сна

    После окончания действия наркотика все подавленные ощущения (голод, усталость) восстанавливаются и возрастают. Соответственно возникает потребность в приеме новой дозы.
    Время действия кокаина колеблется в диапазоне 25–40 минут. С каждым разом требуется все большая доза. Как правило, через несколько суток человек приходит к физическому и психическому истощению, сопровождающемуся бессонницей и ощущением подавленности.

    Признаки опьянения кокаином:
    • Потливость
    • Пониженный или отсутствующий аппетит
    • Бледная кожа
    • Дряблость мышц
    • Повышенная температура тела
    • Повышенное артериальное давление
    • Одышка
    • Тахикардия (учащенное сердцебиение)

    Психические осложнения:
    • Раздражительность
    • Агрессивность
    • Мнительность
    • Депрессии
    • Галлюцинации
    • Склонность к суициду

    Физические осложнения:
    • Нарушения сна (в том числе бессонница)
    • Головная боль
    • Тошнота
    • Насморк
    • Носовые кровотечения
    • Атрофия слизистой носовой полости
    • Тремор
    • Судорожные припадки
    • Нарушения работы сердца (аритмия, стенокардия, инфаркты)
    • Инсульты

    Длительное употребление кокаина постепенно приводит к ухудшению памяти, полному физическому истощению, снижению иммунитета (с сопутствующей предрасположенностью к инфекционным заболеваниям).
    Чаще всего летальный исход при употреблении кокаина вызывается сердечной недостаточностью, передозировкой или суицидом, совершенным в состоянии психоза.

    Симптомы передозировки:
    • Растущее беспокойство, сопровождающееся галлюцинациями
    • Судороги
    • Боли за грудиной
    • Угнетение дыхательной системы (вплоть до отека легких)
    • Патологии в работе сердечно-сосудистой системы

    При передозировке возникает высокий риск летального исхода вследствие аритмий, внутричерепного кровоизлияния, гипертермии или эпилептического припадка.
    В основную зону риска при приеме кокаина входят взрослые, состоявшиеся люди. Прежде всего, по причине того, что кокаин очень дорог. Но тех, кто может себе его позволить, привлекает, во-первых, возможность использования наркотика без инъекций. Во-вторых, кокаин не вызывает «ломки», как при употреблении опиатов. И это создает обманчивое ощущение безопасности.
    Между тем синдром отмены кокаина также весьма тяжел. Снижение дозы этого наркотика в организме приводит к тяжелым психическим нарушениям.

    Синдром отмены сопровождается:
    • Бессонницей
    • Высокой утомляемостью
    • Подавленностью
    • Отсутствием аппетита
    • Нарушением полового влечения
    • Невозможностью найти себе место

    Чувства удовлетворенности и покоя недостижимы.
    Состояние абстиненции продолжается от нескольких дней до нескольких недель. Все это время человека сопровождает чувство вины и тревоги, уверенность в собственной никчемности и безнадежности.
    Основная проблема в лечении состоит в том, что этот наркотик вызывает мощное психическое привыкание. Поэтому традиционные методы «детоксикации» (не совсем верный термин, и позже мы объясним почему) на начальном этапе терапии оказываются неэффективны.
    Кокаин относится к группе психостимуляторов, однако в силу его высокой распространенности, скоростному развитию зависимости и масштабному влиянию на все системы организма, мы решили выделить его в отдельный подраздел. Далее расскажем о других, менее распространенных, но зачастую не менее опасных стимуляторах.

Другие психостимуляторы

    Психостимуляторы – группа наркотических препаратов, вызывающих искусственную умственную или физическую стимуляцию.
    Основные вещества, входящие в данную группу:
    • Амфетамин – стимулятор центральной нервной системы. Действие его схоже с кокаином. При частом употреблении ведет к тяжелым нарушениям психики. Амфетамин является одним из средств, часто распространяемых в молодежной среде.
    • MDMA («экстази») – полусинтетическое амфетаминовое соединение. Потребители испытывают ложное чувство благодушного доверия по отношению к другим людям. Ускоряет сердечный ритм и дыхание, временно повышая активность.
    • Кофеин – алкалоид, который содержится в чае, кофе. Сам по себе, в умеренных дозах, кофеин безвреден. Однако регулярное употребление высоких доз вызывает устойчивую зависимость. Настороженность должно вызывать поведение человека, регулярно употребляющего чай или кофе в непривычно больших количествах.
    • Эфедрин – алкалоид, содержащийся в растении эфедра. Препараты с концентрацией эфедрина более 10 % на территории России запрещены к производству и распространению. Препараты с меньшей концентрацией строго контролируются.

    Постоянное употребление эфедрина вызывает сильное снижение массы тела. Это незаконно используют некоторые составители БАДов, которые обещают стремительное похудание. Настороженность к биологически активным добавкам, особенно поступающим на наш рынок нелегально, должна обязательно присутствовать. Если человек употребляет такие добавки, он не должен быстро худеть. Если это происходит, скорее всего в состав БАДа входит запрещенный стимулятор.

    Что ощущает потребитель:
    • Повышение активности
    • «Ускорение мыслей»
    • Снижение усталости

    Существуют и специфические эффекты, как, например, повышенная общительность. Однако все эти эффекты при систематическом употреблении сменяются тяжелыми последствиями.

    Симптомы приема наркотика:
    • Повышенная болтливость с постоянно повторяющимися словами и выражениями
    • Упадок физических сил
    • Бледная кожа
    • Сухие губы
    • Частый пульс
    • Повышенное давление

    Зачастую прием психостимуляторов сопровождается неудержимым желанием «творить» – человек начинает рисовать, сочинять стихи, играть на музыкальных инструментах. Важно отличать действительно неожиданно появившееся увлечение от последствий приема наркотических препаратов. «Наркотическое творчество» всегда отличает завышенная самооценка и нежелание развиваться. Если человек, действительно увлекшийся гитарой, будет заниматься, тренироваться, искать какие-то уроки и курсы, то зависимый будет уверен, что его «3 аккорда» – это уже верх совершенства, не требующий дальнейшего развития. И доказать обратное будет очень сложно.

    Психические осложнения:
    • Раздражительность, агрессивность
    • Расстройства сна
    • Снижение аппетита
    • Повышенная утомляемость

    Физические осложнения:
    • Перебои в сердечной деятельности
    • Мышечная вялость
    • Нарушения функций мочеполовой системы
    • Нарушения обмена веществ

    Отдельную опасность представляют собой не только последствия длительного приема наркотика или передозировка, но и риск обезвоживания сразу после получения дозы. Дело в том, что многие препараты-стимуляторы (в том числе «экстази») способствуют выведению жидкости из организма, и человек банально забывший попить, может буквально через несколько часов погибнуть.

    Симптомы передозировки:
    • Тахикардия
    • Повышенное артериальное давление
    • Бледность кожных покровов

    При обнаружении признаков передозировки необходимо срочно вызвать «Скорую помощь», так как состояние очень быстро может ухудшиться и привести к гибели человека.

Каннабиноиды

    Каннабиноиды – наркотические вещества, встречающиеся в некоторых видах конопли. Воздействуют на так называемые «каннабиноидные рецепторы» в центральной нервной системе, вызывая психотропный эффект. К данной категории относятся как вещества растительного (натурального) происхождения, так и искусственные препараты с родственной структурой и аналогичным воздействием на физиологию и психику человека.
    Основные вещества, входящие в данную группу:
    • Марихуана – приготовляется из высушенных частей растения конопли. Представляет собой сухую коричневатую растительную массу, похожую на специи или молотую траву.
    • Гашиш – приготовляется из цветков конопли. Именно от названия этого наркотика произошло наименование знаменитых восточных наемников-убийц «ассасинов» (изначальный вариант «хашишины»). Считается, что готовность этих воинов к смерти определялась действием гашиша. Представляет собой однородное вещество серого, коричневатого или черного цвета.
    • ТГК (тетрагидроканнабинол) – основное действующее начало анаши и гашиша, химическое вещество – алкалоид конопли. Помимо ТГК, в конопле множество других веществ, оказывающих влияние на психику человека, но данный алкалоид – основной.

    В некоторых странах марихуана является полулегальным или даже разрешенным препаратом. На этом факте могут «играть» наркодилеры, вовлекая новичков в употребление. Мол, «в России много чего запрещено». Человека убеждают, что это «просто веселое курение», «марихуана менее вредная, чем никотин». Все это безусловно ложь, но наркоторговцами преподносится она очень убедительно.
    Крайне редко человек остается только потребителем марихуаны (которая сама по себе оказывает значительное негативное влияние), гораздо чаще происходит постепенный переход на более тяжелые наркотики, вплоть до героина. Не случайно каннабиноиды называют «входными воротами в наркоманию».
    На сегодняшний день каннабиноиды занимают второе место по распространенности среди интоксикантов (химических веществ, вызывающих зависимость) – свыше 70 % изымаемых препаратов растительного происхождения составляют именно наркотики на основе конопли.
    Что ощущает потребитель:
    • Прилив тепла
    • Приподнятость настроения
    • Периодические приступы смеха, чаще – беспричинные
    • Некоторое ускорение темпа мышления
    • Обманы восприятия (цвета кажутся ярче, чем обычно, а звуки – гулкими, иногда с эхом)

    Первые дозы каннабиноидов поначалу вызывают озноб, горечь во рту, тошноту (иногда со рвотой), жажду, сильный голод (с желудочными спазмами). И только через какое-то время наступают остальные эффекты.
    На этой стадии постепенно теряется контакт с окружающими (из-за несвязной речи и слишком быстрой смены мыслей и ассоциаций). Например, начинает раздражать, что другие не разделяют веселья и не понимают человека.
    Спустя некоторое время начинаются противоположные ощущения: затормаживается мышление, появляется страх, ухудшается настроение. Причем чем сильнее было нарушено душевное равновесие до приема наркотика, тем сильнее проявляются отрицательные эмоции под воздействием каннабиноидов.
    Если беспокойство перерастет в панику, не исключены скачки агрессии, способные довести до правонарушения или депрессии, соответственно приводящей к суициду.

    Симптомы применения каннабиноидов:
    • Снижение связности речи
    • Покраснение глаз
    • Беспричинный громкий смех
    • Ощущение голода

    Когда эффект начинает проходить (без приема дополнительной дозы – максимум через 8–10 часов), нарастают упадок сил, вялость и сонливость.
    Особенностью каннабиноидов является способность соединяться с жирами, поэтому они постепенно накапливаются в организме, в том числе и в тканях головного мозга, и очень долго выводятся. Соответственно, при частом курении марихуаны или гашиша происходит усиление действия как на психику, так и на организм в целом.

    Психические осложнения:
    • Нарушения кратковременной памяти
    • Нарушение функционирования нервной системы
    • Снижение умственных способностей
    • Неадекватность восприятия (в том числе времени)
    • Нарушение логического мышления

    Физические осложнения:
    • Все осложнения, которые могут быть у обычных курильщиков
    • Снижение иммунитета
    • Нарушение менструального цикла (у женщин)
    • В тяжелых случаях нарушение образования сперматозоидов (у мужчин)
    • В ряде случаев – онкологические заболевания из-за канцерогенного действия дыма

    Ключевая опасность – способность передаваться от беременной матери к плоду, а через молоко – к грудным детям.
    Кроме того, в дыме гашиша и марихуаны содержание некоторых канцерогенных компонентов на 70 % выше, чем в табачном дыме, что создает дополнительный онкологический риск.

    Симптомы передозировки:
    • Повышенное потоотделение
    • Головокружение
    • Обморок
    • Тремор (дрожь в конечностях или теле)
    • Тошнота
    • Учащенное сердцебиение
    • Навязчивые идеи
    • Ощущение замедленности времени
    • Сонливое состояние
    • Затрудненность речи и мышления
    • Раскоординация движений

    При употреблении каннабиноидов вероятность смерти от передозировки крайне мала, поскольку, к примеру, для создания риска летального необходимо употребить действующего вещества в объеме 40 000 доз. Однако для того, чтобы проявились эффекты передозировки, достаточно 3–4-кратного превышения привычной дозы.

Галлюциногены

    Галлюциногены – группа психоактивных веществ, способных вызывать галлюцинации или бредовые состояния. Помимо постепенного развития зависимости, особенно опасно возникновение так называемых «отсроченных галлюцинаций». В этом случае человек может погрузиться в галлюцинаторные переживания спустя несколько часов после приема наркотика. Зачастую это приводит к трагическим последствиям, так как происходит в самые неожиданные моменты, требующие, например, предельной концентрации внимания как при управлении автомобилем.
    Основные вещества, входящие в данную группу:
    • LSD – полусинтетическое вещество, открытое в 1938 году. Долгое время LSD изучали, рассчитывая через вызванное галлюцинаторное состояние понять психическое заболевание – шизофрению. Однако идентичность этих двух состояний так и не была доказана.

    Для получения эффекта от LSD требуется ничтожно малая доза, и это значительно облегчает контрабанду данного наркотика (по сравнению с героином и кокаином).
    Галлюцинации после его приема могут продолжаться от 6 до 12 часов.
    LSD не оказывает какого-либо заметного влияния на физиологические процессы в организме. Этим часто пользуются наркодилеры, убеждая человека попробовать данный вид наркотика – «мол, это совершенно безопасно».
    При этом не упоминается, что LSD вызывает мощные изменения в психике, многократно усугубляя любые психологические нарушения и провоцируя развитие психических патологий, зачастую необратимых.
    • Псилоцибин – алкалоид, содержащийся в различных видах грибов. По своему эффекту схож с действием LSD. Так же, как и LSD, псилоцибин вызывает мощнейшую психологическую зависимость.
    • Мескалин – алкалоид, который содержится в некоторых кактусах. Эффект от приема этого психоделика описан в серии книг Карлоса Кастанеды.
    • DMT (диметилтриптамин) – сильнодействующее психоактивное вещество. Впервые было выделено из корня мимозы, но содержится во многих других растениях.

    Чаще всего подобные вещества распространяются наркодилерами в виде так называемых «марок» – кусочков бумаги, пропитанных раствором вещества. «Марочный» способ является наиболее распространенным, в том числе из-за того, что такие бумажки легко спрятать.

    Что ощущает потребитель:
    • Усиленное восприятие цветов
    • Узоры в пространстве перед собой при закрывании глаз
    • Изменение ощущения времени
    • Деперсонализация (изменение ощущения собственного «я»)
    • Интенсивные галлюцинации (вплоть до чудовищных существ, видений своего рождения или смерти)
    • Мистические переживания
    • Ускорение мыслительных процессов

    Практически у всех галлюциногенов эффект от приема может значительно отличаться от раза к разу и даже резко изменяться в течение действия одной дозы.

    Симптомы приема наркотика:
    • Неадекватное поведение
    • Головокружение
    • Тошнота (иногда со рвотой)
    • Головная боль
    • Сухость слизистых оболочек
    • Тревожность
    • Иррациональность мышления
    • Неконтролируемые приступы смеха

    При обнаружении симптомов приема галлюциногенов, тем более если становится понятно, что человек находится в стадии активной галлюцинации, необходимо не откладывая обратиться за медицинской помощью и обеспечить условия, при которых зависимый не сможет навредить сам себе. Вы никогда не предугадаете, что ему померещиться в следующий момент.

    Психические осложнения:
    • Развитие острых психических расстройств.

    Помимо этого проблематика галлюциногенов заключается в том, что их активно предлагают не только в клубах, но и в различных «мистико-духовных» общинах. Это не обязательно секты – бывает, люди искренне считают, что таким образом получают «единение с Богом», «душевный подъем», уже не осознавая, что безвозвратно рушат психику.

Спайсы

    Согласно официальной государственной статистике, только за первое полугодие 2014 года в России было выявлено и ликвидировано 11 подпольных лабораторий по изготовлению синтетических наркотиков. Из них 7 располагались в Московской области и еще 2 – в Москве. Там создавали уже готовый продукт: пропитывали основу растения синтетическим наркотиком и высушивали, потом фасуя по пакетикам. Саму же «синтетику» для подпольного производства завозят из Юго-Восточной Азии. Иногда почти легально: под видом, например, солей для ванн, кормов для грызунов, подкормки для растений. Иногда под этим видом спайсы и продаются.
    Поскольку синтетических вариаций много, их комбинация в одном «миксе» может быть самой разнообразной. Именно поэтому спайсы еще называют «дизайнерскими наркотиками», подразумевая, что при изготовлении у «химика», как и у повара, работает творческая фантазия.
    Спайсы (синтетические каннабиноиды) – это курительные смеси, включающие различные растительные и искусственно созданные наркотические вещества. Обычно это какая-то высушенная растительная основа типа обычного табака, которая пропитывается раствором синтетического наркотика, изготовленного в подпольной лаборатории. На сегодняшний день многие «ингредиенты» спайсов официально запрещены в России, однако состав смесей постоянно меняется, «химики» добавляют в него новые и новые элементы, еще не запрещенные, а потому остающиеся за рамками наказуемости. По данным ФСКН, ежегодно появляется до 350 новых видов спайсов.
    Именно поэтому спайсы пока не определяются домашними тестами, и даже в условиях клинического лабораторного исследования не всегда удается распознать все психоактивные вещества, оказавшие влияние на пациента.
    Их часто называют соли, синтетика, курительные смеси, миксы, дизайнерские наркотики, легалка. По сути, это название одного и того же класса наркотиков, внутри которого насчитывается множество модификаций.
    История спайсов в нашей стране насчитывает чуть больше десятка лет. В середине 2000-х они вполне легально продавались под видом курительных смесей. Отсюда пошло сленговое название «легалка». Именно тогда можно было встретить составы, в основу которых входили высушенные растения, которые в той или иной мере обладали психотропным действием и при регулярном употреблении могли вызывать привыкание. В последнее время эти растения практически не используются подпольными производителями, т. к. были запрещены Роспотребнадзором еще в 2009 году. А чуть позже и многие синтетические компоненты спайсов также попали под запрет.
    Наибольшую опасность представляют именно синтетические компоненты, которыми пропитывается курительная смесь.
    Это искусственно созданные каннабиноиды, в целом, схожие с марихуаной и ТГК по химической формуле, эффекту и воздействию на организм. Хотя последние синтетики по эффектам далеко ушли от «марихуаноподобного» действия и могут действовать как стимуляторы или галлюциногены.
    Распространители обычно заявляют, что многие растительные компоненты, входящие в состав, имеют официальное медицинское применение (или название, схожее со вполне безобидным растением). Поэтому декларируется заведомая «безопасность» смеси («это всего лишь лекарственные травки»), а иногда даже польза. Якобы спайсы прочищают дыхательные пути, тонизируют организм. К этому чудовищному искажению реальных фактов добавляются какие-нибудь выдумки относительно того, что «наши предки веками курили именно такие травки, поэтому долго жили и не болели».
    Одним словом, пользуясь неосведомленностью граждан, распространители формируют настолько положительное восприятие спайсов, что, становясь зависимым, человек все еще считает, будто не делает ничего дурного или опасного.
    Стремительно расширяется методика сбыта препаратов через определенным образом зашифрованные схемы передачи информации, с помощью зарегистрированных за рубежом сайтов и т. д. В последнее время такие сайты активно блокируются Роспотребнадзором, но «продвинутые» пользователи легко обходят блокировки с помощью специальных сайтов-посредников, так называемых «анонимайзеров». Обычно подобные сайты предлагают вписать адрес интересующего сайта в специальном окошке на своей страничке, после чего открывают искомую страницу, невзирая на запретные меры. Повышенный интерес к сайтам-анонимайзерам может косвенно свидетельствовать об интересе к запрещенной продукции.
    Оплата спайсов обычно производится через уличные платежные терминалы на анонимные счета. Как правило, после покупатель получает СМС с указаниями, где взять «товар». Таким образом, нет даже контакта с продавцом, что, конечно, затрудняет работу правоохранительных органов.
    Что ощущает потребитель:
    • Состояние расслабленности
    • Ощущение тепла
    • Ускоренный темп мышления
    • Обострение зрения и слуха (вплоть до возникновения галлюцинаций в виде эха или гула, сопровождающего каждый звук)

    Могут проявляться и другие эффекты – все зависит от состава конкретной смеси. Как мы уже упоминали, регулярно выпускается такое разнообразие веществ, что подробное описание возможных состояний, сопутствующих приему спайсов, может составить отдельную книгу.

    Симптомы применения спайсов:
    • Усиленный аппетит
    • Немотивированные изменения давления или пульса
    • Расширенные зрачки
    • Перепады настроения (от беззаботного веселья до немотивированной обидчивости и агрессии)

    Зависимость развивается очень быстро из-за того, что основной эффект короткий – 2–3 часа. Соответственно, чтобы поддерживать желаемое состояние наркотического опьянения, человеку нужно часто курить. Порой человек не видит ничего страшного в том, чтобы принять новую дозу, даже когда эффект от предыдущей еще не исчерпан. При этом не задумывается о какой-либо наркотической зависимости и тем более о необходимости лечения.
    Эффекты (и, соответственно, симптомы) от применения также могут различаться, поскольку состав зачастую не соответствует заявленному «производителем»: от одной смеси человека может охватить беспричинное веселье, от другой, с тем же названием, взятой у того же дилера, – столь же беспричинная агрессия.
    В настоящее время наблюдается вытеснение с наркорынка традиционных наркотиков спайсами. В клинике все реже можно встретить наркомана, который употребляет только, например, героин и ничего более. Как правило, традиционные наркотики сопровождаются спайсами: кто-то пытается разнообразить ощущения, кто-то снижает дозу героина, кто-то пытается заменить спайсами традиционный наркотик, а кто-то считает, что с их помощью легче перенесет ломку, и пытается отказаться от опиатов.
    Государственная Дума РФ приняла Федеральный закон, который предоставляет соответствующим надзорным органам право запрещать новые психоактивные препараты. Теперь при появлении на рынке нового вещества, подозреваемого в высоком наркотическом потенциале, без проведения долгосрочных экспертиз сразу может быть введен запрет на его оборот.
    Психологические последствия:
    • Ухудшение памяти
    • Снижение способности к концентрации
    • Упрощение мышления
    • Снижение интеллектуальных способностей
    • Психозы (зачастую схожие с психозами при шизофрении)
    • Тревожные состояния

    Физиологические последствия:
    • Учащенное сердцебиение
    • Повышенная утомляемость
    • Патологии сердечно-сосудистой, пищеварительной и дыхательной систем
    • Повышенный риск развития злокачественных опухолей

    Помимо препаратов, вызывающих зависимость и сопутствующие физические и психические нарушения, в состав спайсов могут входить ядовитые вещества, употребление которых приводит к тяжелым отравлениям.

    Симптомы передозировки:
    • Учащенный пульс
    • Прерывистое дыхание
    • Галлюцинации/бред
    • Ажитация (возбуждение, сопровождающееся страхом)

    Высокий риск передозировки возникает именно из-за того, что спайсы курят. В результате потребители могут начать «тянуть одну за одной», не потому что хотят возобновить эйфорию, а просто так – за компанию. Все это может подкрепляться алкоголем, который, во-первых, усиливает воздействие психотропных веществ, а во-вторых, снижает концентрацию и внимательность, и человек действительно может вовремя не остановиться, даже не задумываясь об этом.

Снотворные и седативные препараты

    Обычно используются для снижения эмоционального напряжения (седативные препараты) и нормализации сна (снотворные). Однако в силу воздействия на центральную нервную систему, при неконтролируемом постоянном приеме большинства препаратов данной группы возникает устойчивая зависимость и причиняется существенный вред организму и психике.
    Основные наркотические вещества, входящие в данную группу:
    • Барбитураты – производные барбитуровой кислоты, оказывающие угнетающее действие на центральную нервную систему. Для зависимости от барбитуратов характерен очень тяжело протекающий синдром отмены, часто сопровождающийся серьезными осложнениями.
    • Транквилизаторы (анксиолитики) – психотропные препараты, снимающие тревогу, снижающие чувство напряжения и редуцирующие различные страхи. Препараты группы транквилизаторов нельзя принимать более 2–3 недель в силу высокого риска развития зависимости. Наиболее быстро возникает привыкание к транквилизаторам так называемого бензодиазепинового ряда.
    Как правило, их употребляют либо люди, уже зависимые от другого наркотика, для облегчения абстиненции на период невозможности достать дозу, либо те, кто таким образом пытается усилить эффект алкогольного опьянения. Однако это крайне опасно развитием тяжелейших осложнений, вплоть до смертельного исхода.
    Необходимо понимать недопустимость приема лекарственных препаратов без назначения врача – даже если какое-то лекарство посоветовали друзья или знакомые с заявкой «а вот мне так хорошо помогает от головы/при боли в мышцах/когда не высыпаюсь».

    Что ощущает потребитель:
    • Отсутствие тревожащих мыслей, страхов
    • Самоуверенность
    • Вялость, слабость («плавающее состояние»)
    • Эффект, похожий на алкогольное опьянение

    Эффект от приема снотворных и седативных веществ «рука об руку» идет с психологическими осложнениями. Так, например, снижение тревожности сопряжено со снижением внимания и реакций. Результатом злоупотребления препаратами данной группы становятся транспортные происшествия, многочисленные несчастные случаи – гибель при переходе улицы, на железной дороге, в метро и т. д.
    Когда принятые вещества выводятся, наступает глубокий 3–4-часовой сон, после которого ощущаются вялость, разбитость, невозможность сосредоточиться. Характерными признаками этой «фазы» являются головная боль, мышечная слабость и тошнота (иногда со рвотой).

    Симптомы приема:
    • Вялость
    • Мышечная слабость
    • Смазанная речь
    • Размашистые, несогласованные движения
    • Пошатывающаяся походка с подгибающимися коленями

    Такие симптомы могут свидетельствовать не только о действии препаратов снотворного и седативного ряда, они могут наблюдаться и при тяжелых нарушениях кровообращения в центральной нервной системе. Поэтому при обнаружении подобных признаков необходимо незамедлительно обратиться к врачу, так как промедление может угрожать не только здоровью, но и жизни человека.

    Психологические осложнения:
    • Ухудшение памяти
    • Снижение умственных способностей
    • Снижение внимания
    • Нарушение концентрации
    • Снижение скорости реакций
    • Искажение восприятия
    • Эмоциональные расстройства
    • Озлобленность, конфликтность при длительном употреблении

    Последний пункт зачастую приводит к необоснованному агрессивному поведению.

    Возможные осложнения:
    • Бронхиальный спазм
    • Нарушение деятельности желудочно-кишечного тракта
    • Кардиодепрессивный эффект (угнетение сердечного ритма)
    • Снижение мышечного тонуса и мышечной управляемости

    Симптомы передозировки:
    • Угнетение дыхательной функции
    • Нарушение сердечной функции

    Прием барбитуратов и транквилизаторов опасен именно тем, что под их влиянием утрачивается осознание опасности. Возможно бесконтрольное увеличение дозы, закономерно приводящее к передозировке и последующему летальному исходу.
    Зависимость от барбитуратов и транквилизаторов довольно часто встречается у пожилых людей. Толчком к развитию заболевания в этих случаях служит ситуация, когда «кто-то посоветовал» или недобросовестный врач назначил, а потом «забыл отменить» препараты этого ряда. Получив в самом начале желаемый эффект (например, стал лучше сон), пожилой человек вынужден в дальнейшем повышать дозировку препарата, понимая, что прежняя доза уже не действует. Так и втягивается, оставаясь часто один на один со своей проблемой.
    Пристрастие к данным веществам требует вмешательства специалиста, чтобы максимально безопасно прошел синдром отмены и были откорректированы состояния, на которые изначально было нацелено действие этих лекарств.

Летучие растворители

    Летучие растворители – токсичные вещества различных химических групп, которые потребители обычно вдыхают. Как правило, это какие-то совершенно обычные составы, применяющиеся в быту: клеи, лаки, растворители, бензин, очистительные жидкости и т. д.
    Естественно, официально к продаже они не запрещены, и в этом заключается главная опасность. Как правило, возраст зависимых колеблется от 8 до 16 лет. Потребление, как правило, происходит в подростковых компаниях – кто-то кому-то что-то рассказал, кто-то что-то прочитал и решил попробовать. А дальше подобное «развлечение» может стать привычным занятием. Создается впечатление чего-то не страшного – это же не героин и не кокаин. Кажется, что всегда можно отказаться, но, как правило, все заканчивается зависимостью и тяжелыми осложнениями.

    Что ощущает потребитель:
    • Эйфория
    • Легкость
    • Расслабленность
    • Измененное сознание

    Большинство летучих растворителей имеет свойство накапливаться, причиняя все больший и больший вред организму.
    Ощущения, как правило, длятся от 10 до 30 минут, а уже через час не остается никаких симптомов, по которым неспециалисту можно было бы определить факт недавнего употребления. Поэтому, если не присматриваться к человеку, длительное время можно оставаться в неведении, пока не произойдет передозировка или не начнутся видимые физиологические изменения.

    Симптомы наркотического опьянения:
    • Нарушенная координация
    • Вялость
    • Сниженная чувствительность к боли
    • Приступы паники
    При поступлении паров в дыхательные пути вещества быстро попадают в кровь и достигают головного мозга. В первую очередь, поражается кора больших полушарий, и только потом – структуры так называемого продолговатого мозга, в котором находятся центры, поддерживающие функцию дыхания и сердцебиения. При их угнетении возможен быстрый смертельный исход. Но чаще всего зависимый прерывает ингаляцию до этого момента.
    Зачастую причиной прерывания вдыхания паров летучих растворителей является тошнота – естественная реакция организма на поступившие токсины. Проблема в том, что со временем этот «отклик» запаздывает, и с каждым разом отравление парами приводит к нарастанию поражения клеток головного мозга.

    Психические последствия:
    • Нарушения памяти
    • Снижение интеллектуальных способностей
    • Снижение самоконтроля

    Физические последствия:
    • Патологические изменения печени
    • Нарушения мочеполовой системы
    • Поражение тканей костного мозга
    • Повышенная утомляемость
    • Регулярные головные боли

    Нередко длительный прием приводит к причинению травм самому себе – потребителей забавляет снижение болевой чувствительности, и они начинают проверять ее границы, заходя все дальше и дальше. Кроме того, летучие вещества легко воспламеняются, что, при учете нарушенной координации движений у зависимых, часто приводит к возникновению пожаров и получению тяжелых ожогов (иногда – с летальным исходом).

Другие психоактивные вещества

    Помимо «классических» психоактивных веществ, существуют и редко употребляющиеся или мало известные, но тем не менее представляющие огромную опасность для здоровья и жизни.
    Во-первых, из-за того, что они вызывают зависимость и сопутствующие психофизиологические изменения.
    Во-вторых, если препарат не известен как наркотик, гораздо проще уговорить человека его попробовать.
    В-третьих, у близких уже зависимого человека не возникает подозрений, когда они видят обычные медицинские препараты, обычные самокрутки – казалось бы, в этом нет ничего страшного.
    Большинство этих препаратов менее опасны, чем героин или кокаин, однако лечение именно подобной зависимости зачастую представляет собой наиболее сложную задачу. Чтобы определить и исправить негативное влияние на психику и физиологию, специалистам нужно понять, с чем они имеют дело в каждом конкретном случае. А список незапрещенных препаратов, вызывающих зависимость, продолжает расти.
    Поэтому важно хотя бы в общих чертах знать о подобных психоактивных веществах – нераспространенных, но наркотических.

    Растения с психотропным действием
    Психотропные вещества растительного происхождения относятся к самой первой появившейся группе наркотиков. До сих пор их активно употребляют не только для создания наркотических препаратов, но и в качестве «самостоятельных стимуляторов».
    Проблема употребления психотропных растений родственна курению марихуаны или гашиша – растительные наркотики «открывают вход» для последующего приема более тяжелых и опасных веществ, поскольку у человека достаточно просто формируется ложное ощущение безопасности, и это позволяет легко уговорить «попробовать» что-то более сильное.

    Что ощущает потребитель:
    • Визуальные и слуховые галлюцинации
    • Эйфорию
    • Расслабленность

    Симптомы приема наркотика:
    • Болтливость
    • Неадекватность восприятия
    • Угнетенный или, наоборот, усиленный аппетит
    • Смешливость
    • Немотивированные изменения давления и пульса

    Психологические последствия:
    • Снижение интеллектуальных способностей
    • Ухудшение памяти
    • Снижение способности к концентрации
    • Нарушение логического мышления
    • Психозы (зачастую схожие с шизофренией)
    • Тревожные состояния

    Физиологические последствия:
    • Повышенная утомляемость
    • Патологии сердечно-сосудистой, пищеварительной и дыхательной систем

    При передозировке растительных психотропных веществ скорее можно говорить о проявлении симптомов классического отравления: повышается температура, возникают тошнота и рвота, пульс становится прерывистым. Поэтому до приезда врача можно использовать средства, которые традиционно применяются при отравлении: обильное питье, промывание желудка, прием активированного угля, согревание.

    Медицинские препараты
    На сегодняшний день подавляющее большинство медицинских препаратов, способных вызвать психотропный эффект и зависимость, запрещены к продаже без рецепта, однако ряд аптек отпускают подобные лекарства даже подросткам.
    Рядом с подобными аптеками эпизодически находятся группы людей, которые могут попытаться познакомиться с целью ввести человека в свою компанию и предложить «что-нибудь попробовать».
    Попытаемся указать некоторые медицинские препараты, используемые в качестве наркотиков, не называя их. Мы хотим обратить внимание нашего читателя на то, насколько изобретательны наркодилеры, умудряющиеся извлечь наркотический эффект даже из тех лекарств, которые никоим образом таковым действием обладать не должны.
    • Глазные капли. Не все, разумеется, но некоторые. В качестве наркотического вещества используются в виде инъекций в объеме, в несколько раз превышающем рекомендованную дозу.
    • Газообразное вещество. Продается в баллонах для технических (сварка) или медицинских (наркоз) целей. Его потребители встречаются редко.
    • Средство для внутривенного наркоза с мощным угнетающим действием. В малых дозах вызывает ощущения, родственные алкогольному опьянению. Дальнейшее увеличение концентрации в крови вызывает наркотический сон. У лиц, употребляющих данный препарат, возникает устойчивость к нему и большие дозы не приводят к наступлению сна. Напротив, возникает возбуждение. Специфика заключается в сопутствующих возбуждению «симптомах»: тяге к танцам и возникающей гиперсексуальности. Именно второй эффект зачастую становится причиной, что наслушавшиеся «баек» мужчины начинают принимать данный препарат, чтобы увеличить свой «мужской потенциал», а в результате становятся зависимыми.
    • Еще одно известное вещество, используемое для наркоза (реже – для обезболивания). Оказывает яркое галлюциногенное воздействие, сопровождающееся (в зависимости от дозы) нарушением речи, координации, пространственной ориентации, вплоть до потери сознания. Производится различными фармакологическими компаниями, поэтому имеет множество наименований.
    • Один из распространенных антидепрессантов, т. е. препаратов, применяющихся для лечения депрессий. В терапевтических дозах успокаивает, снимает тревогу. В больших дозах действует примерно так же, как и героин. Для этого требуется многократное превышение терапевтической дозы. Часто, чтобы сэкономить, некоторые потребители кустарным образом приготовляют раствор из таблеток для внутривенного введения.
    • Препарат, в норме применяющийся для лечения паркинсонизма или осложнений при лечении ряда психических заболеваний, однако применение его в повышенной дозировке может вызывать мощный галлюциногенный эффект, сопровождающийся эйфорией с нарушением координации движений.
    ! Важно понимать, что длительное употребление многих (даже разрешенных) препаратов может вызывать психотропный эффект и сопутствующее привыкание (как минимум, психологическое). Например, длительный прием обезболивающего средства, в редких случаях, приводит к возникновению галлюцинаций. Поэтому, если вы отмечаете активное пристрастие кого-то из ваших близких к лекарствам, стоит проявить бдительность. Ведь человек может стать зависимым по банальной (и оттого еще более горькой) безалаберности.
    Нередко медицинские препараты используют с другими психотропными веществами или алкоголем для усиления эффекта. Однако в таком случае критически возрастает вредоносное воздействие на организм и, что еще более опасно, повышается риск передозировки и отравления токсичными элементами.
    Внешние проявления от применения различных медицинских препаратов в целях получения наркотического эффекта достаточно схожи между собой, поэтому в точности определить, какое вещество попало в организм, можно только после проведения лабораторных тестов. Довольно часто их проблематично сделать по техническим причинам, и поэтому лучший способ выяснить, что принимал человек, – это беседа со специалистом, способным разговорить пациента и получить нужную информацию о времени приема, дозировке и названии препарата.

    Некоторые внешние признаки:
    • Беспричинный, безудержный смех
    • Нарушение координации
    • Неадекватная поведенческая реакция
    • Резкая смена настроения
    • Немотивированное изменение давления/пульса
    • Смазанная речь

    В целом можно отметить, что любое эпизодически возникающее неадекватное/немотивированное, заторможенное или, напротив, гиперактивное поведение человека должно вызвать закономерную тревогу, так как в подавляющем большинстве случаев это свидетельство воздействия психотропных веществ.
    Конечно же, не исключены иные патологические процессы, однако в любом случае это требует вмешательства специалиста. Поэтому обращение за медицинской помощью – правильная тактика во всех подобных ситуациях.

    Психические осложнения:
    • Эмоциональная неустойчивость
    • Нарушение мыслительных процессов
    • Нарушение ориентации во времени и пространстве
    • Развитие бреда или галлюцинаций
    • Снижение скорости и адекватности реакций
    • Нарушение памяти
    • Снижение интеллектуальных способностей

    Физические осложнения:
    • Поражение центральной нервной системы
    • Анемия (снижение концентрации гемоглобина в крови)
    • Лейкопения (снижение количества лейкоцитов в крови)
    • Восприимчивость к инфекциям (снижение иммунитета)
    • Нарушения сердечной деятельности
    • Нарушения координации движений

    Употребление медицинских психотропных препаратов представляет особенно высокий риск для женщин в период беременности из-за способности влиять на формирование плода и вызывать развитие врожденных уродств. Так, например, при употреблении указанного выше медицинского газа, используемого для вводного наркоза, уже через 2–19 минут концентрация активных веществ в крови сосудов пуповины составляет 80 %.

    Симптомы передозировки:
    • Тошнота (рвота)
    • Учащенный/прерывистый пульс
    • Слабость
    • Потеря сознания

    Опасность медицинских препаратов, в первую очередь, заключается в том, что грань между безопасной дозой и передозировкой у ряда лекарств крайне мала. Кроме того, реакция на вышеперечисленные препараты у каждого сугубо индивидуальна. Дозировка, которая для кого-то окажется просто высокой, для другого зависимого может стать смертельной.

    Популярные жевательные смеси
    В строгом смысле – это не наркотики, их основой является табак. Но мы решили упомянуть об этих веществах, поскольку их распространенность среди несовершеннолетних вызывает серьезные опасения.
    Насвай – выглядит как маленькие зеленые шарики. Имеет неприятный запах, поскольку, помимо табака, содержит ряд примесей, в том числе опасных. Продается обычно в маленьких целлофановых пакетах. Обычно рассасывается под языком.
    Снюс – тот же табак, но в другой форме. Мелко измельченный, помещается в бумажный пакетик, как от чая. В таком виде закладывается за губу. Продается в разнообразных упаковках, чаще – в круглых плоских металлических коробках, похожих на коробки для обувного крема.
    Снафф – нюхательный (сухой снафф) и жевательный (влажный снафф) табак. Соответственно первый вдыхается, второй – жуется.
    Табак не относится к наркотикам – так уж вышло. Но это не значит, что он не вызывает зависимости. Все вышеперечисленные формы употребляются таким образом, что никотин – основное действующее вещество табака – быстро поступает в кровь и вызывает обычные для него эффекты: головокружение, эйфорию, слюнотечение, а также все закономерные последствия. При передозировке может возникнуть рвота.
    Зависимость в случае употребления подобных форм табака не заставит себя долго ждать. Наивные оправдания типа «да это не наркотик» не стоит принимать всерьез. Нужно помнить о том, что любое «безобидное» вещество, принимаемое регулярно, становится входными воротами в наркоманию. Человек, жующий табак, уже открыт новым экспериментам, уже готов попробовать что-то еще.
    РЕЗЮМЕ:
    1. Спайсы – новый класс веществ, стремительно завоевывающий наркорынок. Вызывают быстрое привыкание и могут приводить к психозам (бреду, галлюцинациям). Быстро снижают интеллект, память, пагубно влияют на социальную активность.
    2. Очень многие медицинские препараты способны влиять на психику (психотропное действие) и поэтому представляют интерес для наркоманов.
    3. Медицинские препараты могут употребляться отдельно или смешиваться с традиционными наркотиками или алкоголем.
    4. Человек не должен принимать лекарства без назначений врача. Некоторые препараты при кажущейся безобидности (например, глазные капли) могут быть использованы как наркотики.

Как начинают употреблять наркотики

    В этом разделе мы попытались обозначить те «точки контакта», в которых знакомство с наркотиками происходит чаще всего. Взрослые люди, подростки, иногда даже дети сталкиваются в этих местах с так называемыми наркодилерами – продавцами нелегальных веществ. Эти представители криминального бизнеса являются предпоследним звеном в цепочке наркотрафика – от мест изготовления наркотиков в подпольных лабораториях до конечного потребителя. Часто наркодилеры сами являются наркозависимыми и таким образом зарабатывают себе на необходимую дозу психоактивного вещества. Эти «продавцы» используют довольно изощренные техники продаж и, как правило, являются неплохими психологами.

Точки контакта

    1. Клубы
    Можно сказать, что это одна из основных зон риска. О том, что во многих ночных клубах распространяются самые различные наркотические препараты, хорошо известно правоохранительным органам, ведущим борьбу с незаконным оборотом наркотических средств.
    В клубах принято танцевать. Танцевать и общаться. Наркодилеры, понимая основной запрос посетителей этих развлекательных заведений, предлагают публике целый спектр разнообразных веществ, которые или дадут возможность танцевать дольше, чем обычно, или помогут развязать язык и убрать сонливость.
    Применяются различные стратегии для вовлечения новичков в круг наркопотребителей. Бывает, что наркотик подмешивается в напитки ничего не подозревающему посетителю клуба. Поэтому с новыми знакомыми нужно вести себя очень осторожно: не оставлять стакан с недопитыми напитками, не пробовать ничего из чужих стаканов. А главное, не поддаваться на уговоры, которые разыгрываются по хорошо известным сценариям. Усталость – не повод «испытывать новый энергетический препарат», а застенчивость не должна корректироваться приемом каких бы то ни было веществ.

    2. Знакомые компании
    Если кто-то в компании уже успел попробовать наркотик, даже так называемый «легкий», создается еще одна зона высокого риска. Такой потребитель может втянуть в употребление близкое окружение, и произойти это может очень быстро.
    Здесь срабатывают сразу несколько факторов, облегчающих вовлечение новичков. Во-первых, доверие к приятелям и их авторитет высоки. Обычно мы считаем, что друзья не могут предложить что-то, что принесет сильный вред, поэтому предложенное приятелем «развлечение» не всегда рассматривается как что-то требующее безоговорочного отказа.
    Во-вторых, может включиться «стайный инстинкт» – желание быть, как все, не отставать, показать, что ты тоже «сильный, крутой, смелый, свой в доску». Это, конечно, самообман, но одновременно и одна из причин, по которым сотни тысяч людей становятся наркозависимыми.

    3. Аптеки
    Сложно назвать эту зону «красной», хотя в России, безусловно, существуют аптеки, рядом с которыми регулярно обретаются наркодилеры и их клиенты. В аптеках наркозависимые покупают шприцы, если употребляют так называемые инъекционные наркотики, требующие внутривенного введения. Существует ряд медицинских препаратов, которые используются наркоманами для приготовления кустарных наркотиков. Есть лекарства, которые употребляют зависимые, чтобы облегчить состояние абстиненции. То есть аптека – это то место, где наркоманы появляются регулярно.
    Мы бы порекомендовали соблюдать осторожность и воздерживаться от случайных знакомств в таком месте, особенно в ночное время.

    4. Образовательные учреждения
    Профилактике наркомании в образовательной среде уделяется достаточно большое внимание в нашей стране. Выстраиваются охранные системы, ограничивающие доступ в образовательные учреждения посторонних лиц, прорабатываются программы, популяризирующие здоровый образ жизни, проводятся тематические лекции, семинары, внедряются методики раннего выявления наркопотребления. Однако еще совсем недавно школы, колледжи и вузы были в зоне пристального внимания наркодилеров. И там, где нет хорошо простроенной системы профилактики, где доступ к учащимся не представляет сложностей, сохраняются контакты учащихся с представителями наркобизнеса.

Приемы вовлечения

    Ни один жизнелюбивый человек в здравом уме и трезвой памяти не будет принимать яд. Точно так же 99 % людей не соблазнятся прямым вопросом: «Героин будешь?» Для того чтобы человек попробовал, всегда нужен спусковой крючок. Распространенных приемов не так уж много.

    1. «Слабо?»
    Чаще всего этот прием направлен на мужскую «аудиторию», поскольку именно у юношей и мужчин наиболее выражено желание доказать свою силу, самостоятельность, независимость.
    Страх быть высмеянным в компании, показаться слабаком может быть настолько силен, что способен перевесить здравомыслие. Тем более когда «слабо» подкрепляется другими доводами: «Да ладно тебе! С первой дозы не привыкают! Это же не героин!» и т. д.

    2. «С первой дозы не привыкают. Не понравится – больше не будешь»
    Один из самых распространенных способов убеждения, основанный на желании некоторых людей все попробовать на своем опыте. До поры до времени человека сдерживает социальное неодобрение наркопотребления, страх перед неизвестным, понимание того, что можно стать зависимым. Но вот приходит некто, умудренный опытом, и говорит, что от одного раза ничего не будет. И тогда любопытство перевешивает.
    После первой дозы потребитель может считать, что зависимость не возникла. И, с определенной долей вероятности (что еще более страшно), это действительно может быть именно так. Но именно с этой точки начинается дорога, которая уводит все глубже, в зону зависимости от наркотика. Потом последует вторая, затем третья доза, – именно потому, что самый трудный шаг уже сделан, дальше уже не так страшно.
    К сожалению, мало кто знает, что процесс формирования зависимости происходит незаметно. Не бывает такого, чтобы человек проснулся утром и вдруг понял – «все, я зависим». Осознание своего истинного положения приходит, увы, уже слишком поздно – когда зависимость сформирована и человек начинает сталкиваться с серьезными потерями, которые она с собой приносит.

    3. «Это всего лишь травка»
    Главными «союзниками» наркодилеров выступают так называемые спайсы и «травка» (марихуана). Почему?
    В среде наркопотребителей существует устойчивый миф о том, что спайсы и «трава» – это что-то такое легкое, вроде бокала вина за ужином. И это – безвредно. И от этого потом легко будет отказаться. Но это не так – напомним, даже самый слабый наркотик вызывает зависимость!
    Главная опасность состоит не только в том, что спайсы и «трава», так или иначе, подрывают биологические ресурсы организма и со временем ведут к деградации личности. Гораздо страшнее, что под их воздействием человек утрачивает способность к критическому мышлению. Если сразу предложить героин, потенциальный «клиент» почти наверняка откажется. Но в состоянии опьянения от спайсов или марихуаны внутренние стопоры отключаются, и уговорить попробовать что-то более сильное гораздо проще.
    ! Безопасных наркотиков не бывает. Так или иначе, любое средство, вызывающее зависимость, приводит к нарушению как физиологических, так и психологических процессов. К тому же, утратив самоконтроль, можно быстро поддаться на уговоры попробовать тяжелые наркотики.
    4. «Все проблемы как рукой снимет»
    Жизнь современного горожанина полна стрессов и проблем, и причин тому может быть множество. Но тут появляется доброжелатель, который предлагает простое средство, чтобы со всем этим разобраться. Ведь решать проблемы так сложно, сил уже нет, а тут надо всего лишь затянуться – и мир снова станет прекрасен, усталость сменится подъемом сил. В момент нервной перегрузки у человека, опять же, нарушено критическое мышление – зачастую он (как и при физической боли) сосредоточен на избавлении от ощущений беспокойства, внутреннего напряжения.
    ! Уход от проблем не является их решением. Проблемы никуда не денутся, если просто забыть. Зато ко всему прочему прибавится еще и наркозависимость. Если не получается справляться со стрессами и проблемами самостоятельно, нужно обратиться за помощью. Специалисты-психологи, психотерапевты не один год учатся и постоянно повышают свою квалификацию специально, чтобы помогать нам в этих вопросах.
    И конечно, будьте внимательны к близким. Зависимость проще предотвратить, чем лечить. Если видите, что человеку плохо, что он раздражен, устал, мучается от проблем, не оставайтесь равнодушными, помогите ему обратиться за помощью.
    5. «Давай за компанию»
    Зачастую это метод косвенного вовлечения – кого-то в компании уже «приучили» к наркотикам, и он становится источником, «распространителем заразы». Ему еще хорошо и весело, поэтому он пытается приобщить друзей и знакомых.
    Этот призыв – один из самых мощных. Именно «за компанию» чаще всего развиваются и алкоголизм, и наркомания. Совместный прием наркотика подменяет понятие дружбы – наркотический яд становится объединяющим признаком, символом принадлежности к социальной группе. Молодым людям может казаться, что их связывают товарищеские отношения, поэтому они вместе «курят». К сожалению, очень скоро их будет связывать только наркотик.
    Зачастую трагедия случается и в романтических отношениях. К примеру, если молодой человек – наркоман, его девушка может начать употреблять тот же наркотик.
    Один из самых распространенных мотивов «я буду такая же, как он, и мы всегда будем вместе». Молодой человек кажется «тем самым единственным», риск потерять его затмевает все рациональные мысли, в том числе инстинкт самосохранения. Девушке кажется, что, употребляя наркотик, она станет ближе к парню, лучше его поймет, а он почувствует в ней «свою» и никогда не бросит.
    Иногда девушка думает, что молодой человек испугается за ее здоровье и бросит употреблять наркотики, чтобы и его подруга перестала «убивать себя» подобным образом.
    Это все наивно звучит, когда не имеешь дело с реальными людьми. К сожалению, описанные мотивы мы довольно часто встречаем в практической работе.
    ! Существует несколько твердых, жизнеутверждающих вариантов отказа, которые могут послужить неким барьером между распространителем наркотиков и человеком, попавшим в поле его внимания.
    1. Я не хочу, и все.
    2. Я не знаю, что это, и не собираюсь пробовать.
    3. Мне не нужны проблемы ни с близкими, ни с полицией.
    4. Мне и так хорошо.
    5. Я не знаю, откуда это и что там на самом деле намешано. Может, там яд, вы откуда знаете?
    Не исключено, что кто-то из ваших близких имеет намерение попытаться вытащить друга или знакомого из наркотической западни, просто так – из лучших побуждений. Помогите ему понять, что этим должны заниматься специалисты. Даже если намерения самые добрые – ваш близкий может неожиданно для себя стать жертвой: например, по незнанию принять наркотик вместе с едой или напитками. Кроме того, нужно учитывать, что в состоянии наркотического опьянения и в период ломки наркоман становится неуправляем, поэтому попытки вразумить его могут иметь, даже для друзей, самые плачевные последствия.
    6. «Я тебе бесплатно, по дружбе – чисто на попробовать»
    Наркотики – это, как правило, не дешево. Существуют и очень дорогие наркотики, купить которые может позволить себе не каждый. В кругу потребителей и среди людей, близких к этому кругу, стоимость дозы того или иного вещества известна. Поэтому предлагающий попробовать наркотик бесплатно может вызвать у отдельных новичков симпатию своим «бескорыстием». К тому же есть категория людей, которых очень привлекают бесплатные предложения, – мы и сами зачастую не отказываемся от совершенно не нужных вещей только потому, что за них не нужно платить.
    Наркодилеры, распространяющие дорогое «зелье», как правило, выглядят опрятно и пристойно, ничем не напоминая классический облик наркомана или даже просто опустившегося человека. Они умеют разговаривать, оказывать определенное психологическое давление, убеждать, втираться в доверие.
    Доверие – вот, что важно для продавца, чтобы успешно продать «товар». Как только доверие возникло, дальнейшее – дело техники.
    ! Бесплатно предложить дозу могут только с одной целью – вовлечь еще одного человека в активное наркопотребление. Эти две-три бесплатные дозы потом окупятся сторицей, когда наркодилер получит «нового клиента».
    7. Розыгрыш и вброс
    Не самые частые, но тем не менее существующие способы. Особенно опасны в компаниях, где кто-то уже принимает наркотики и предлагает их окружающим. «Веселая» компания, где-то достав наркотик, может подшутить подобным образом над слишком спокойным или рассудительным приятелем, подбросив ему вещество в еду или напиток.
    Чаще всего подобные ситуации случаются в клубах, но могут произойти на вечеринке в окружении малознакомых компаний или на отдыхе с приятелями.
    Как правило, сделать человека зависимым подобным образом достаточно сложно – нужно планомерно «кормить» его такими «смесями». Гораздо опаснее, что «шутники» могут не рассчитать дозу, и «смешной розыгрыш», в лучшем случае, закончится вызовом «Скорой», а может привести и к летальному исходу.
    ! Предотвратить подобную ситуацию практически невозможно. Важно быстро отреагировать, если на вечеринке или в клубе ваш близкий или знакомый почувствовал себя странно и необычно: стал слишком веселым, слишком активным или, наоборот, подавленным и вялым. В такой ситуации лучше перестраховаться и настоять на том, чтобы уйти. В критических случаях, когда человеку неожиданно стало «плохо», разумеется, следует вызвать «Скорую».
    Все остальные «сценарии» в той или иной форме представляют собой вариативное развитие уже перечисленных. Поэтому далее вдаваться в подробности не будем, а сразу перейдем к вопросу, что делать, если у вас возникли подозрения.
    Наркозависимость можно заподозрить, просто наблюдая за человеком. Это непреложный факт. Так, например, если наркомана привезти в абсолютно незнакомый город, он сможет узнать подобных себе в толпе совершенно незнакомых людей. Поэтому с легкостью выяснит, где можно найти дозу. Это доказывает существование признаков, по которым можно выявить, что человек употребляет психоактивные вещества. Кстати, этот же факт подтверждает несостоятельность утверждений, что наркомана лучше увозить в другой город, чтобы у него не было возможности купить наркотик, что это-де поможет ему начать новую «чистую» жизнь. Увы, это – ошибочное суждение.
    Признаки употребления наркотиков
    ! Чем раньше обнаружена зависимость, тем проще и быстрее избавить от нее человека, тем меньше разрушительное воздействие наркотиков на физическое и психическое состояние и тем больше вероятность, что ваш близкий сможет полностью восстановиться и вернуться к полноценной жизни.
    Надеяться на то, что вы узнаете о наркозависимости человека случайно, – все равно что играть в рулетку, ставкой в которой – жизнь и будущее вашего близкого и всей семьи. Конечно, бывает, что вовлекшийся в наркопотребление подросток или юноша (по различным причинам) признается родителям сам. Иногда что-то замечают и сообщают преподаватели в школе или институте, друзья или коллеги.
    Шанс подобным образом узнать о зависимости на ранних стадиях ничтожно мал. Очевидные и яркие изменения происходят через 3–6 месяцев от начала употребления наркотиков. К тому моменту личность зависимого уже серьезно разрушена, в жизни остается один лишь смысл – новая доза. Что же до физического состояния, в большинстве случаев жизненно важные системы (сердечно-сосудистая, эндокринная, пищеварительная) получают значительный урон.
    Так что важно научиться если не распознавать зависимость от наркотиков, то хотя бы настораживаться в отношении некоторых специфических для данного заболевания признаков. Это может помочь вовремя принять правильное решение и обратиться к специалисту, пока организму и психике не нанесен критический вред.
    Однажды в нашу клинику обратилась фирма, которая якобы изобрела чудо-прибор, способный по размеру зрачка и его реакции на свет определить, находится ли человек в состоянии наркотического опьянения или в абстиненции. Мы сделали достаточное количество проб, чтобы убедиться – прибор не работает. Целый ряд наркозависимых, поступивших в наркотическом опьянении, согласно прибору, оказались трезвы, а абсолютно трезвые люди из контрольной группы были определены как находящиеся в наркотическом опьянении. Это очень поучительный пример, иллюстрирующий, что зрачки – не самый надежный индикатор. Ориентируясь только на него, легко ошибиться. Поэтому помните: вашего опыта просто недостаточно, чтобы сделать однозначный вывод об употреблении наркотиков только по зрачку.

Внешние изменения

    Наркотические препараты мощно влияют не только на психику, но и на физиологию. Поэтому как в момент действия психоактивного вещества, так и в период абстиненции (затем и постоянно) можно отметить ряд внешних проявлений, которые заставят вас насторожиться.

    1. Нарушена координация движений
    Человек передвигается очень медленно, как будто заторможенно, или, напротив, резко, дергано. При этом может оступиться на ровном месте, не координирует движения, так что задевает различные предметы. И это явно выходит за рамки обычной неловкости.
    В некоторых случаях симптоматика похожа на состояние алкогольного опьянения, но отсутствует характерный запах.

    2. Глаза
    «Стеклянный взгляд», порозовевшие или покрасневшие белки глаз (склеры), расширенные или суженные зрачки – один из наиболее распространенных признаков. Причем с какими-либо патологиями зрения или непосредственно глазного яблока это не связано. Если у обычного человека (с красными от усталости глазами) зрачок при изменении освещения будет меняться в диаметре, то зрачок наркомана может оставаться неизменным, даже если вы светите фонариком прямо в глаза или практически полностью выключаете свет.
    Сужение зрачка продолжается около 5 часов после приема психоактивного вещества. Как правило, вызывается героином и другими опийными препаратами.
    Расширение зрачка может держаться до 24 часов и более. В данном случае, скорее всего, это галлюциногены (LSD) или стимуляторы.
    Но тем не менее избегайте разговора о наркотиках непосредственно в период, когда у человека, по вашему мнению, неестественно изменены зрачки или слабо реагируют на свет. Возможно, это ничего не значит, но есть вероятность, что в данный момент ваш собеседник находится в состоянии наркотического опьянения. Тогда он, в лучшем случае, просто не воспримет ваши доводы. В худшем – можете спровоцировать агрессию в наиболее тяжелых формах. Помните, что человек под воздействием психоактивного вещества неуправляем и практически непредсказуем.

    3. Изменение цвета лица
    Со временем лицо у наркомана приобретает пепельно-серый, землистый или желтоватый цвет. Волосы и ногти становятся сухими и ломкими.

    4. «Бабочка»
    Признак, свойственный именно людям, долго употребляющим марихуану, – на щеках и вокруг носа у них появляется пятно в форме «бабочки». Это – неспецифический признак и встречается при ряде других заболеваний, например при системной красной волчанке.

    5. Изменения в гардеробе
    Если одежда стала неряшливой (при обычной аккуратности человека) и даже в самую жаркую погоду близкий носит пуловеры и рубашки с длинными рукавами, следует насторожиться. Скорее всего, это попытка скрыть следы уколов на руках.
    От одежды может исходить какой-нибудь своеобразный запах, например, жженой травы, если потребитель курит марихуану или спайсы.

    Изменения в поведении
    Главный симптом, который должен насторожить стороннего наблюдателя, – резкие изменения в поведении без какой-либо причины (по крайней мере, вам она не известна) в течение дня. Если у внешних признаков может быть множество других причин (переутомление, заболевание), то поведенческие привычки очень редко меняются кардинально в короткие периоды времени.
    Следует обратить особое внимание на наличие следующих поведенческих «индикаторов»:

    1. Резкая и неоднократная смена настроения в течение дня
    Человек может утром быть вялым и апатичным, днем – радостным и возбужденным. Причем какого-либо повода для этого нет, и человек сам не может ответить, почему у него так резко сменилось настроение. Зачастую он этого сам даже не замечает.
    Если подобное случилось 1–2 раза, это еще не повод для беспокойства. Но если перепады происходят на протяжении нескольких дней (тем более недель), это серьезный повод задуматься.

    2. Изменение аппетита
    «Волчий голод» или, наоборот, полное отсутствие аппетита, чрезмерное и жадное потребление жидкости или сладостей – еще один тревожный признак. Дело в том, что ряд наркотиков вызывает ускорение обмена веществ одновременно со снижением усвояемости пищи – отсюда возникает резкое усиление аппетита, а быстрее всего голод утоляют именно сладости. В них содержится глюкоза, которая мгновенно поступает в кровь. Героиновые наркоманы частенько ставят возле кровати на ночь большую бутыль сладкого газированного напитка, которая к утру оказывается пустой.
    Иные вещества, напротив, угнетают обменные процессы или обезвоживают организм.
    Подобные изменения должны быть регулярными. В любом случае, даже если скачки аппетита и усиленная жажда не связаны с наркотиками, стоит отвести человека к врачу – это могут быть симптомы самых разных заболеваний.

    3. Изменение социального окружения и интересов
    Если у вашего близкого внезапно испортились отношения со старыми друзьями, но появились новые, приглядитесь. Люди действительно со временем меняются, и некогда прочные связи ослабевают, а затем и совсем распадаются. Но чтобы человек достаточно быстро оставил старый круг общения и влился в новый, всегда нужна веская причина. Особенно если изменение социального окружения сопровождается резкой сменой интересов и жизненных ориентиров. К сожалению, в большинстве случаев ни о чем хорошем подобные «сюрпризы» не свидетельствуют – среди основных причин лидируют наркотики, алкоголь, сектантство и криминалитет.

    4. Сленг
    Если вы заметили в разговорах (особенно в телефонных) малопонятные слова и фразы, не поленитесь найти их «расшифровку» в Интернете. Тем более что это займет буквально 5 минут – достаточно забить фразу в любой поисковик и добавить к поисковому запросу «что значит».
    Если это просто специфическая лексика, сопровождающая хобби (например, мотоциклетный спорт, фехтование, танцы и иные виды увлечений, отличающиеся сложной внутренней терминологией), понятно станет сразу. Если же сленг наркоманский, с 99 % вероятностью это не «прикол» и не «случайность».

    5. Нерациональное увеличение финансовых потребностей
    Ваш близкий постоянно просит деньги, но ничего не покупает? «По уши» в долгах, но ни в его гардеробе, ни дома ничего не меняется? У вас в доме начинают пропадать ценные вещи, в том числе когда гостей не бывает и никто, кроме членов семьи, просто не мог что-то унести?
    С большой долей вероятности причина – наркотики. Конечно, не исключены азартные игры, крупный долг, о котором человек никому не хочет рассказывать. Однако, в любом случае, это серьезный повод пристальнее приглядеться к поведению возможного зависимого.

    6. Ложь
    Пытаясь скрыть зависимость, человек неизбежно начинает лгать – куда и с кем уходит, на что тратит деньги, где задерживается, почему чувствует недомогание и т. д. Конечно, практически невозможно найти человека, который всегда бы говорил исключительную правду. А у молодых людей бывает достаточное количество поводов, чтобы несколько «исказить действительность» перед родителями – плохие оценки в школе или институте, захотелось подольше погулять с друзьями и т. д.
    Однако, если ложь из исключения превратилась в правило, для этого всегда есть серьезная причина. Особенно если человек начинает лгать по незначительным поводам.

    7. Агрессия и снижение интеллектуальных способностей
    У старшеклассника внезапно ухудшилась успеваемость? Кто-то из ваших родственников неожиданно начал пренебрегать работой?
    Многие виды наркотиков (в том числе составляющие компоненты спайсов и курительных смесей) вызывают снижение концентрации, памяти, способностей к восприятию и обработке информации. Это происходит из-за того, что страдают клетки головного мозга и происходят прочие патологические процессы, приводящие к формированию так называемого психоорганического синдрома – следствие прямого разрушающего воздействия психоактивного препарата.
    Так или иначе, резкое ухудшение успеваемости, сложность в поддержании разговора, постоянная забывчивость, алогичность бесед и примитивизация рассуждений должны вас насторожить.
    Сопутствующим признаком также является постоянная раздражительность и агрессия – это может быть абстинентный синдром (в период отсутствия дозы) или же побочное воздействие психоактивного вещества. Дело в том, что многие стимуляторы или спайсы, усиливая физическую активность, точно так же воздействуют на центральную нервную систему и мозг, провоцируя перегрузки и, как следствие, общую «взбудораженность», быструю возбудимость и чрезмерные реакции, как правило, с негативной окраской.
    Невероятно, но факт: даже после длительного курса реабилитации и внушительного стажа трезвой жизни за наркоманами зачастую сохраняется какая-то совершенно необъяснимая тяга к обману – даже самому безобидному, банальному, бытовому. Зачем так делают, объяснить не могут. Понимая, что врут бессмысленно, по мелочам и легко попадаются, все равно не могут остановиться. Встречается это не всегда и в основном у тех, чья личность существенно изменилась за время употребления наркотика.
    Предметы, которые могут находиться у зависимого человека
    • Шприц
    • Игла
    • Закопченная гнутая ложка
    • Сложенная фольга
    • Жестяная банка с прорезанным «окошком»
    • Сверток из газеты или целлофана
    • Жгут из резины или ткани, катетер
    • Маленькие целлофановые пакетики
    • Маленькие емкости (например, из-под киндер-сюрприза)

    Также стоит обратить внимание на наличие в комнате курительных трубок или папирос (особенно «самокруток»), кусочков ваты, упаковок из-под противоаллергенных препаратов, глазных капель, спреев от насморка, не известных вам таблеток.
    Необычные предметы можно обнаружить не только в комнате, но и в карманах одежды. Очень часто у тех, кто курит марихуану или курительные смеси, в карманах обнаруживаются мелкие сухие частицы, похожие на табак.
    Мы не призываем проводить досмотр одежды и комнаты близкого человека, тем более, это может вызвать резкое неприятие и затруднить дальнейшую работу по преодолению зависимости. Мы просто хотим обратить ваше внимание на все возможные признаки. Собирать эти признаки, если есть на то основания, нужно последовательно, но осторожно, не провоцируя близкого на негодование и разрыв отношений.

Тесты

    Если «набор признаков» достаточный, чтобы заподозрить неладное, стоит подкрепить подозрения чем-то более весомым, нежели личные наблюдения. Все-таки изменения в поведении и внешности могут иметь и другие причины – проблемы со здоровьем, стрессы, гормональные нарушения и т. д. Все эти признаки скорее являются «первой ласточкой», поводом задуматься о возможном существовании проблемы.
    Сегодня существует большое разнообразие домашних тестов, позволяющих с достаточно высокой степенью достоверности определить, не употреблял ли человек наркотические препараты. Многие из них позволяют различить в одной пробе сразу с десяток разнообразных веществ.

    Тесты на содержание наркотиков в крови
    Наиболее точный из видов тестирования существует в двух вариантах:
    А) экспресс-метод, который определяет химически измененные остатки (метаболиты) наркотиков;
    Б) метод, определяющий антитела – защитные белки организма, которые вырабатываются в качестве реакции на введение наркотического препарата.
    По сравнению с «А», метод «Б» чуть менее точен, но более интересен, поскольку позволяет определить факт употребления наркотиков через достаточно длительное время. Метаболиты выводятся из организма быстро, в то время как антитела сохраняются в крови гораздо дольше.
    Основной минус в том, что достать саму кровь, скрыв факт тестирования, сложно. Согласитесь, незаметно взять кровь у человека невозможно. Кроме того, она должна быть собрана определенным образом. Поэтому придется договариваться с тем, кого вы хотите протестировать.
СРОКИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ НАРКОТИКОВ В КРОВИ


    Тест на содержание наркотиков в моче
    Проводится с помощью специальных тест-полосок, которые можно приобрести практически в любой крупной аптеке без рецепта. Определяются следы наркотика, которые выводятся вместе с мочой.
    К сожалению, срок определения достаточно краток – не больше 1–1,5 недель после употребления, в зависимости от типа наркотического вещества, да и точность данного метода весьма сомнительна. В данном случае практически невозможно скрыть факт тестирования. Если нет возможности сказать правду, придется использовать какую-нибудь хитрую схему, связанную, например, со сбором мочи для проведения общего анализа (или нечто подобное).
    Но в отсутствие других возможностей метод заслуживает внимания.
    Если у вас нет конкретных подозрений, можете купить тест на основные 10 видов препаратов. Полоски для определения 1 или 3 конкретных наркотиков дают более точный результат, но для их использования нужно хотя бы примерно предполагать, какое вещество употребляет ваш близкий или иметь возможность провести неоднократное тестирование.
СРОКИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ НАРКОТИКОВ В МОЧЕ


    Тест на содержание наркотиков в слюне
    Также проводится с помощью тест-полосок, которые продаются в аптеке. Соответственно, обладает теми же достоинствами и недостатками, что и тест по моче. Время, в течение которого тест эффективен, еще более ограничено.
    Наркотик выявляется по его метаболитам (подобно экспресс-тесту крови).
СРОКИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ НАРКОТИКОВ В СЛЮНЕ


    Тест на содержание наркотиков в волосах
    Пожалуй, самый удобный метод. Дело в том, что волос дольше всего сохраняет остаточные следы наркотика, позволяя определить употребление в течение нескольких месяцев.
    Кроме того, срезать локон незаметно достаточно просто. Единственная сложность заключается в том, что для наиболее точного результата потребуются волосы с разных участков головы. Но это все равно много проще, чем незаметный забор слюны или мочи.
СРОКИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ УПОТРЕБЛЕНИЯ НАРКОТИКОВ ПО ВОЛОСАМ


    Когда тестирование не работает?
    К сожалению, тестирование позволяет определить только известные, изученные виды наркотиков. Кроме того, точность не стопроцентная, и результаты могут быть ложными – как ложноположительные, так и ложноотрицательные.
    В последние несколько лет стремительное развитие рынка наркотиков приводит к постоянному созданию новых составов – спайсов. Они могут частично состоять из натуральных трав и грибов с добавками искусственных составов или представлять собой полностью синтезированное вещество.
    Так или иначе, чудовищный «ассортимент» растет с невероятной скоростью, и когда в медицине появляется тест для определения нового наркотика в крови, на «рынок» уже выбрасывается сотня совершенно новых. Даже за границей существует всего несколько тест-систем, позволяющих определить базовые компоненты спайсов, в Россию они не поставляются.
    Что же делать? Можно ли доверять тестам, если и они могут ошибаться?
    В любом случае, действовать лучше «от малого к большему» – от наблюдений и домашних тестов к более сложным и точным методам. «Рука об руку» с гарантированной точностью проверки идет и риск – если будете проявлять регулярную и настойчивую, но безосновательную подозрительность, то с большой вероятностью просто разрушите близкие отношения. Ваш близкий в такой ситуации, напротив, может назло начать употреблять какое-нибудь психотропное средство, действуя по бунтарскому сценарию – «раз вы считаете меня плохим, таким и буду».
    Поэтому для начала стоит испробовать домашние методы тестирования, а заодно предложить человеку проверить его здоровье. Если дело не в зависимости от наркотика, близкий человек достаточно легко согласится на обследование, и вы сможете избавиться от подозрений или своевременно получить подтверждение (далеко не все люди знают, как можно определить зависимость в медицинских условиях). Если же человек начинает упираться, это дополнительный повод серьезно задуматься.
    Если испытываете неуверенность, лучше перестраховаться и обратиться к специалисту-наркологу за консультацией – вам подскажут наиболее действенную стратегию, исходя из всех обстоятельств (особенностей характера человека, отношений в семье и т. д.). К примеру, квалифицированный психолог, специалист по зависимостям, может под видом дальнего родственника или просто знакомого прийти к вам домой и в ходе ненавязчивой беседы проверить опасения.
    РЕЗЮМЕ:
    1. Важный признак, который должен вызвать тревогу, – быстро меняющееся в течение дня поведение и настроение. Он должен наблюдаться не один раз, а достаточно продолжительное время – несколько недель.
    2. Никогда не делайте далекоидущих выводов на основании одного-единственного признака. Все-таки зависимость затрагивает все сферы жизнедеятельности человека: биологию, психику, социальную сферу, духовную составляющую. Поэтому и проявления должны быть комплексными.
    3. Не стоит однозначно доверять тестам на наличие наркотика в биологических средах организма – они могут ошибаться.
    4. Лучший способ удостовериться, что ваш близкий не употребляет наркотики, – визит к специалисту.

Зависимость – распущенность или болезнь?

    Этот вопрос задает себе каждый, столкнувшийся с фактом наркомании в своей семье или в кругу друзей. И каждый проходит серию типичных реакций: самообвинение, агрессию, отчаяние. Но, к сожалению, отсутствие понимания и базовых знаний о проблеме мешает сформулировать правильное к ней отношение и становится причиной типичных ошибок восприятия.
    Одна из самых страшных ошибок – счесть наркоманию блажью. «Это такой возраст», «просто он попал в дурную компанию», «перебесится – пройдет», «он это назло делает, «у него просто нет воли и целей в жизни, он – тряпка» – каждая подобная мысль ведет к трагедии.
    Для того чтобы определенно и четко отделить «блажь» от болезни, перечислим основные параметры, по которым можно определить, что человек не «просто мается дурью»:
    1. «Блажь» может надоесть. Наркотик – никогда. Даже те виды препаратов, которые со временем перестают создавать приятные ощущения, зависимый продолжает принимать для того, чтобы снять чудовищные ощущения от отмены препарата.
    2. От «блажи» можно отвлечь (новым интересным хобби, проектом, целью). От наркотика невозможно – человек теряет работу, друзей, близких, ставит под угрозу собственное здоровье и жизнь, но продолжает «употреблять».
    3. «Блажь» – не разрушает тело, не разрушает социальные контакты. Наркотические препараты воздействуют как на психическую, так и на сферу телесного, вызывая вполне конкретные органические изменения (в том числе поражения мозга). Кроме этого, страдает социальная сфера – меняются люди вокруг, социальная роль, а также начинает разрушаться та часть человека, которую можно отнести к сфере духовной.
    4. С «блажью» человек волевым усилием может справиться самостоятельно. Самостоятельный отказ от наркотика невозможен. Случаются периоды отказа (иногда даже на довольно продолжительный срок), но рано или поздно происходит неизбежный срыв, и все начинается сначала.
    Считая употребление наркотика распущенностью, семья может молчаливо ждать или, наоборот, впадать в агрессию, спрашивать «Когда это кончится?».
    Никогда. Пока вы не признаетесь сами себе, что это болезнь, подобная любой другой. Никто не будет говорить человеку с онкологическим заболеванием или даже банальным кариесом: «Перетерпим, и все пройдет». Каждый понимает, что дальше будет только хуже.
    Также и с наркоманией – чем дольше человек употребляет психотропные препараты, тем более сильным изменениям подвергается его организм, психи– ка, он сам как личность, его жизненный уклад и окружение.
    Действительно, первое время после начала употребления никаких видимых изменений не происходит. Болезнь наркомания наступает незаметно, когда сам зависимый еще думает, что все под контролем, а его близкие либо ничего не подозревают, либо верят, что это всего лишь временное явление, которое можно контролировать, либо думают, что это «блажь, перебесится», либо верят в свой авторитет и возможность «раз и навсегда запретить» употреблять наркотики.
    Все это – типичные ошибки, которые оттягивают начало лечения и никогда не дадут ожидаемый результат.
    На самом деле мысль «я в любой момент могу бросить, просто не хочу» – это ловушка, в которую попадает практически каждый зависимый; самоуспокоение, самообман, который позволяет продолжать принимать психотропные препараты и чувствовать себя в безопасности. И этот же посыл – явный показатель, что человек уже «попался на крючок», уже стал наркоманом и начался непрерывный процесс погружения в болезнь. Поэтому не нужно обманываться заверениями зависимого, который уже не контролирует себя. Им управляет наркотик, подчиняя себе не только тело, но и мысли.
    РЕЗЮМЕ:
    1. Наркомания – это болезнь! И никак иначе.
    2. Если это болезнь, ее нужно правильно лечить.
    3. Любая болезнь – это процесс, а не состояние. Наркомания непрерывно ухудшает физическое, психическое состояние человека, меняет его личность, разрушает социальные связи. Чем раньше начато лечение, тем меньше разрушений, тем вероятнее выздоровление.
    СЛУЧАЙ ИЗ ПРАКТИКИ
    Историй о родителях, которые считают зависимость блажью, великое множество. Часто это подается под соусом: «Он не наркоман! Он просто употребляет наркотики. Иногда. Это просто Петя (Вася, Лена и т. п.) на него дурно влияют!»
    Вот типичный случай. Не раз нам приходилось сталкиваться с такими родителями, и часто подобные истории ничем хорошим не заканчиваются.
    Итак, первичная консультация. На приеме уже немолодые мама и папа. Их двадцатилетний сын Кирилл употребляет наркотики, но не видит в этом проблемы. Мать и отец озабочены поведением сына, но считают, что это не настолько серьезно, насколько пытается представить доктор. Они думают, будто достаточно того, чтобы психолог просто поговорил с Кириллом, как-то «зацепил» его и уговорил отказаться от употребления.
    Врач приглашает психолога, родителям объясняют, что наркомания это болезнь, рассказывают о причинах ее возникновения, о последствиях, почему нужна реабилитация.
    Но у родителей есть свое представление, почему сын употребляет наркотики и как нужно это «лечить». Они ищут «специалиста», который разделит их взгляд на проблему и будет лечить молодого человека так, как ему скажут. И самое страшное – находят. В любой профессии достаточно недобросовестных людей. Естественно, только «говорящие по душам» психологи их сыну не помогут.
    О том, что родители Кирилла нашли такого «специалиста», мы узнали много позже, спустя три года, в течение которых мама и папа прошли вместе с сыном все круги ада наркомании: воровство из дома, ложь, проблемы с законом, бессонные ночи, скандалы, барыги, больницы…
    Именно тогда, когда они осознали свое бессилие, в памяти всплыл разговор на первичном совместном приеме у врача и психолога, разговор о реабилитации, о том, что их позиция – неконструктивная.
    Признание собственного бессилия перед зависимостью близкого – очень важный и ресурсный момент для созависимого родственника. Он позволяет остановиться, осмотреться и принять реальную помощь, а не полагаться на собственные силы. Наркомания не та болезнь, в лечении которой своих сил может оказаться достаточно.
    С Кириллом, в конце концов, все закончилось благополучно. Он прошел реабилитационный курс, а родители – цикл групповых занятий для родственников. Но сколько же времени потребовалось, сколько сил и ресурсов было потрачено из-за простой, казалось бы, человеческой слабости – самонадеянности.

Как наркомания меняет человека

    Наркотики поражают решительно все сферы, сопряженные с существованием человека. Зачастую внимание обращается только на прямые физические последствия – преждевременное старение, проблемы с иммунитетом, нарушение работы сердечно-сосудистой или дыхательной систем. Как-то упускается из внимания то, что страдают все сферы жизни – помимо физической, еще и психическая, социальная и даже духовная.
    Не учитывая этого, близкие совершают множество ошибок.
    Во-первых, родные наркомана думают, что имеют дело с той же личностью, с которой долгое время жили рядом, пытаются апеллировать к прежним ценностям, оценивать поступки так, как раньше. Но всякий раз они «промахиваются». Это неудивительно – ведь перед ними уже совершенно другой человек, о котором они мало что знают. Поэтому ожидания близких в этом случае можно сравнить с попытками прогнозировать поведение совершенно незнакомого человека.
    Во-вторых, сами зависимые, находясь на стадии лечения, ошибочно полагают, что наркотики наносят вред только организму. К сожалению, нередки ситуации, когда человек ложится в клинику не для того, чтобы навсегда бросить наркотики, но исключительно чтобы снизить потребляемую дозу, поправить физическое здоровье и даже (как бы чудовищно это ни звучало) чтобы после восстановления получить больше ощущений от приема привычной дозы.
    Так или иначе, важно понимать, что наркомания влияет на все 4 «системы», составляющие основу человеческой жизни: физиологическую, психологическую, социальную и духовную.
    Понимание этих изменений позволит родственникам более эффективно взаимодействовать с зависимым и подготовить себя ко многим перипетиям, неизбежно возникающим в процессе лечения и реабилитации.

Физические изменения

    В конечном итоге, при длительном употреблении психоактивных веществ затрагиваются решительно все органы и системы организма: начиная от кожных покровов и заканчивая жизненно важными органами, такими как сердце, печень, легкие и т. д.
    Если взять несколько фотоснимков человека – от начала приема наркотиков до глубокого погружения в болезнь, – то можно увидеть, что буквально за несколько лет употребления человек меняется до неузнаваемости. Молодые юноши и девушки превращаются в настоящих стариков и старух, поражается кожа, лицо «обрастает» морщинами, тело как будто иссыхает. Все эти изменения вызываются внутренними процессами, не видимыми глазу, и свидетельствуют о тяжелых нарушениях в работе всего организма.
    Опиоидные (опиатные) рецепторы, расположенные в головном, спинном мозге и некоторых органах, – это чувствительные нервные окончания, которые могут возбуждаться веществами опиоидного типа. Когда рецепторы связываются с этими веществами, человек перестает ощущать боль. Отдельные типы таких рецепторов при активации могут вызывать угнетение дыхания, общее успокоение, могут угнетать психику, вызывать острые психические расстройства.
    Концентрация эндогенных (то есть вырабатываемых в самом организме) опиоидов в норме не велика. Эти вещества, называемые эндорфинами, энкефалинами, динорфинами, эндоморфинами, выбрасываются в кровь в моменты стресса, чтобы уменьшить возможную боль, «зарядить человека эмоциональной энергией». Действуют как раз на опиоидные рецепторы.
    Наркотики конкурируют с эндорфинами за эти рецепторы, что и приводит к формированию физической зависимости.
    Механизм привыкания и абстиненции
    В первую очередь, поражается центральная нервная система и мозговые структуры. Большая часть психоактивных препаратов работает непосредственно в этих областях, действуя как внутренние «гормоны радости» – так иногда называют вещества эндорфины, которые вырабатываются в организме. Взаимодействуя с теми же рецепторами, что и эндорфины, наркотики опийной группы, например героин, замещают их во внутреннем обмене веществ. Организм «понимает», что собственные «гормоны радости» уже не нужны, раз есть внешние, которые к тому же поступают регулярно, да еще и в достаточном количестве, и «дает команду» снизить выработку эндорфинов до минимума.
    Но нужно понимать, что эндорфины вырабатываются не только для того, чтобы получать удовольствие в моменты счастья, но и чтобы блокировать, например, болевые ощущения умеренной интенсивности, которые возникают в ответ на легкие травмы или усталость мышц.
    Это и является причиной болевых ощущений в период абстиненции, то есть ломки у опийных наркоманов, возникающей в момент отказа от наркотиков. Привычное подавление боли большими дозами опиатов приводит к тому, что обычные импульсы, например напряженные мышцы или нагруженные суставы, начинают восприниматься как непереносимая боль в момент отсутствия опиатов в крови. Ведь собственные эндорфины вырабатываться в нужном количестве перестали за ненадобностью.
    Со временем спектр привычных ощущений из-за этого смещения «внутренней химии» кардинально меняется: то, что раньше во время приема наркотика воспринималось как эйфория, теперь начинает ощущаться организмом как норма. И, соответственно, возврат к нормальному восприятию уже трактуется мозгом как болезненное состояние.
    Именно поэтому, даже когда наркотик перестает доставлять какие-либо «приятные ощущения» (а это неизбежно происходит, потому что у центральной нервной системы вырабатывается устойчивость к постоянному раздражению), человек все равно продолжает употреблять психоактивные вещества, просто для того чтобы избавиться от боли – вернуть организм к новой «норме».
    Можно сказать, что, по сути своей, человеческий организм – это, во-первых, система достаточно ленивая, а во-вторых, быстро приспосабливающаяся к любым условиям. Первое обусловлено стремлением к сбережению ресурсов, которые могут понадобиться для выживания. Второе – прямой необходимостью к выживанию. Только тот, кто может быстро приспособиться в условиях тяжелых изменений, сможет выжить и продолжить свой род. Оба механизма заложены в нас от природы и передаются из поколения в поколение на протяжении десятков тысячелетий.
    В результате постоянное употребление наркотиков приводит к тому, что естественные эндорфины перестают вырабатываться в нужном количестве – организм не видит необходимости в приложении дополнительных усилий при стимуляции извне.
    С другой стороны, происходит быстрое привыкание к новой «системе функционирования». Так формируется сторона физического привыкания, неизбежно сопровождаемая грубыми нарушениями в работе центральной нервной системы и мозговых структур.
    Как следствие, снижается или изменяется тактильная восприимчивость, снижаются интеллектуальные способности, нарушаются умственные процессы, координация – то есть решительно все процессы, которые регулируются центральной нервной системой.
    Человек жалуется на боли, не может адекватно управлять телом, не может логически мыслить, «тормозит», проявляются нарушения речи (от запинаний до перестановки букв в словах или даже полностью непонятной речи, хотя человек может быть полностью уверенным, что говорит, как и всегда).

    Преждевременное старение
    Вещества, содержащиеся в наркотиках, действуют по-разному, но, так или иначе, влияют на жизнеспособность клеток. Нарушаются естественные процессы регенерации, усвоения полезных веществ. Следствием становится преждевременное старение, ломкость волос, ногтей, разрушение зубов, образование кожных поражений (зачастую сопровождающихся зудом, поэтому человек начинает расчесывать эти места, что на фоне сниженного иммунитета приводит к возникновению незаживающих кожных поражений из-за присоединения инфекции).

    Сердечно-сосудистая система
    Традиционно считается, что «удар по сердцу» наносят только стимуляторы, у которых сам эффект от приема подразумевает ускорение сердцебиения, нарушение ритма сердечных сокращений. Однако, так или иначе, сердечно-сосудистая система страдает при приеме любых психоактивных веществ.
    Напрямую связанное с функционированием центральной нервной системы, сердце испытывает колоссальные перегрузки при приеме наркотиков. К этому добавляется нарушение обмена веществ в тканях, прямое токсическое воздействие на сердечную мышцу.
    Часто у наркоманов можно встретить такое заболевание, как инфекционный эндокардит. Дело в том, что инфекционные агенты – бактерии, попадающие в кровь во время частых инъекций, «оседают» на внутренней стенке сердца и вызывают там локальный воспалительный процесс. Это очень серьезное заболевание с высоким риском неблагоприятного исхода.

    Дыхательная система
    Аналогичные процессы затрагивают дыхательную систему. Опиаты, например, прямо угнетают дыхание и кашлевой рефлекс, что может приводить к развитию тяжелых бронхитов и пневмоний, особенно на фоне сниженного иммунитета или наличествующего хронического инфекционного заболевания – вирусных гепатитов, ВИЧ-инфекции. Последнее встречается очень часто.
    Стимуляторы, например кокаин, вдыхаемые через нос, постоянно иссушают слизистую оболочку, выстилающую носовую полость. Возникает хронический насморк, частые кровотечения, и все это с трудом поддается лечению.

    Пищеварительная система
    Пищеварительная система страдает как от непосредственного воздействия наркотических препаратов, так и в ходе сопутствующих поведенческих изменений.
    В частности, при наркотической эйфории подавляется естественное чувство голода – это одна из причин, по которой зависимые люди начинают быстро терять вес. Нерегулярное, редкое, неразборчивое питание (как правило, какие-нибудь высококалорийные жирные перекусы, нередко «разбавляемые» алкоголем) приводит к развитию самых различных заболеваний желудочно-кишечного тракта.

    Мочеполовая система
    Почки в организме человека отвечают, помимо всего прочего, за выведение различных токсинов. Почечная недостаточность может развиться как одно из осложнений употребления наркотиков.
    Распространенной патологией являются и разнообразные половые дисфункции – от нарушений полового влечения до проблем с эрекцией, связанных с нарушением локального кровообращения. Немаловажную роль играет и постепенное снижение самой потребности в сексе – ее полностью вытесняют наркотическая эйфория и дальнейшая потребность в употреблении. Кроме того, расстройства в работе нервной системы приводят к тому, что человек просто не реагирует на факторы, которые в норме могут являться возбуждающими.

    Иммунная система
    Корректная работа иммунной системы основана на четком «понимании» организма, что представляет для него угрозу. В ходе воздействия психоактивных веществ, в первую очередь, нарушается именно это «понимание» – организм оказывается дезориентирован. От воздействия наркотиков страдают все звенья иммунной системы, отвечающие за борьбу с инфекционными и вирусными агентами. Человек становится беззащитным перед лицом даже самых банальных простудных заболеваний, которые в нормальном состоянии проходят за несколько дней безо всякого лечения.
    Кроме того, сами методы употребления наркотиков создают значительную угрозу для проникновения инфекций в организм: не одноразовые шприцы (нередки случаи введения наркотика «по кругу» несколькими людьми из одного и того же шприца); вдыхание, приводящее к изъязвлению слизистой (а открытые нарушения слизистой и кожных покровов – это самый быстрый путь проникновения инфекций).
    Самыми распространенными у наркозависимых являются гепатиты В и С (они как раз передаются только через кровь) и ВИЧ-инфекция (ВИЧ – вирус иммунодефицита человека), печально известная как «СПИД».
    Люди, которые принимают инъекционные наркотики кустарного производства, практически поголовно страдают гнойными осложнениями: абсцессами (гнойниками) в местах инъекций. Производятся такие вещества на обычной кухне наркопритона без соблюдения элементарных норм бытовой чистоты, где, конечно, ни о какой стерильности речь не идет. У потребителей таких наркотиков часто возникают флегмоны (пропитывание гноем обширных участков тканей), гангрены (омертвение) различных органов, сепсис (в народе – «заражение крови»). От этих осложнений наркозависимые в основном и умирают через год-два после начала употребления.

Психические изменения

    Формирование психологической зависимости
    Далеко не все наркотики формируют физическое привыкание, сопровождающееся ломкой, – то есть физическую потребность продолжать употреблять психоактивные вещества, чтобы избавиться от болезненных последствий абстинентного синдрома (комплекса симптомов, возникающих в начальный период отмены наркотика).
    Но решительно все формируют зависимость психологическую – более страшную.
    Сигналы о снижении количества наркотика в организме начинают восприниматься мозгом как равноценные сигналам о голоде и жажде: то есть входят в ряд вещей, необходимых для выживания. На этом основывается ложная убежденность человека, что он может бросить в любой момент, если не испытывает выраженных болевых ощущений в промежутках между употреблением. Точно так же можно заявить «я хочу – ем, хочу – не ем», но рано или поздно естественный психологический механизм «поведет» к холодильнику.

    Неадекватность реакций
    Постоянное воздействие на нервную систему и мозг формирует ложные, неадекватные реакции на самые обычные вещи: начиная от агрессии или, напротив, неестественно спокойного отношения к ярким событиям, до поведения, полностью продиктованного устойчивыми галлюцинациями (человек слышит голоса, которых нет, видит вещи, которых не существует, реагирует на них, как будто это реальность).
    Часто острые психотические реакции в виде бреда и галлюцинаций возникают у спайсовых наркоманов. Такой человек может несколько месяцев курить спайс и не вызывать никаких подозрений даже у близких родственников, пока, наконец, в один прекрасный момент после очередной порции «смеси» не начнет все крушить вокруг себя, подчиняясь голосам, живущим в его голове.
    Ключевая сложность – самому человеку объяснить его неадекватность уже невозможно, именно потому, что он считает свое поведение абсолютно нормальным и оправданным. Как раз наоборот, реакции других людей могут казаться ему неадекватными и странными.
    В конечном итоге, изменения приводят к тому, что зависимый становится опасен как для себя, так и для окружающих – вплоть до того, что может начать бросаться с ножом на людей в ответ на невинное замечание или даже «неправильно заваренный кофе». Такая вспыльчивость и взрывная раздражительность часто встречается именно у спайсовых наркоманов. Хотя и люди, злоупотребляющие стимуляторами, или опийные наркоманы в период абстиненции к этому также склонны.
    Многие наркотики настолько резко могут изменить поведение человека, что, находясь за рулем, вместо того чтобы нажать на тормоз, видя приближающееся препятствие, он, наоборот, нажмет на газ. И будет считать это правильным.

    Снижение памяти и интеллектуальных способностей
    Возникают проблемы с памятью – иногда зависимый не может вспомнить даже то, что происходило несколько минут назад. Новая информация не усваивается, даже если ее повторить несколько раз. Какие-то совершенно очевидные логические взаимосвязи превращаются в загадку. Иногда эти изменения заходят настолько далеко, что становятся прямой угрозой для существования – например, человек не видит взаимосвязи между голодом и необходимостью поесть, холодом и необходимостью одеться, температурным воздействием и необходимостью отстраниться, чтобы не получить ожог.
    Наиболее очевидны изменения у людей, которые до развития зависимости отличались высокими интеллектуальными способностями. Они утрачивают интерес к прежним занятиям, становятся рассеянными, теряют возможность использовать ранее полученные знания.
    Мы очень часто встречаем в своей практике случаи, когда наркозависимый настолько личностно изменен, что в этой клинической картине теряется психическое расстройство, требующее отдельного лечения. Его просто не замечают родственники, близкие, приписывая «чудачества» действию принимаемого наркотика. Специалисты давно обратили внимание на то, что эти люди с так называемым двойным диагнозом (наркомания плюс психическое заболевание) наиболее сложны для подбора правильного лечения и проведения последующей успешной реабилитации. К таким людям нужен особый подход.
    Развитие психических заболеваний
    И для человека, изначально здорового, эту опасность нельзя исключить полностью. Не все психические заболевания, такие, например, как шизофрения, развиваются вследствие генетической предрасположенности – многие расстройства являются «приобретенными», возникающими из-за органических повреждений мозга.
    Относительно легкие психические нарушения возникают на ранних стадиях приема наркотиков. Это могут быть личностные, так называемые психопатические, изменения. Человек по характеру становится другим: реагирует иначе, более бурно или, наоборот, более индифферентно. Часто могут возникать депрессии, иногда настолько тяжелые, что возможен исход в виде суицида (самоубийства). В случае употребления спайсов не редки галлюцинации и бред, похожие на проявления шизофрении. Их же вызывают и наркотики-галлюциногены.
    Поэтому лечение и реабилитация зависимых обязательно должны сопровождаться помощью квалифицированных психиатров, которые определяют наличие психических расстройств и при необходимости проводят соответствующее лечение.
    ! Если употребление наркотиков привело к развитию физических и психических патологических процессов, простой отказ от психоактивных веществ не поможет организму восстановиться. В любом случае человеку нужна помощь врачей. Иначе говорить о полном восстановлении бессмысленно – даже при отсутствии дальнейшей тяги к наркотикам вы получите «на выходе» больного человека, неспособного к полноценной жизни.

Социальные изменения

    Необходимость постоянного присутствия наркотика в организме в корне меняет социальную жизнь человека. Все взаимодействия с окружением отныне пропускаются через призму зависимости.

    Работа
    Если раньше она была способом реализовать амбиции, источником дохода для осуществления планов и желаний, то теперь становится только способом достать деньги на новую дозу. Но поскольку человек постепенно теряет интеллектуальные способности и способность к концентрации, а сами психоактивные вещества стоят достаточно дорого, работа постепенно полностью теряет значимость.
    Либо наркоман бросает ее и начинает искать быстрые источники дохода (зачастую нелегальные), либо его увольняют, потому что он просто не выполняет свои обязанности. При этом социальные границы размываются настолько, что человека совершенно перестают интересовать сами способы получения денег – главное, чтобы хватило на дозу. Нужно для этого украсть или ограбить кого-то, для зависимого вскоре становится не так важно. Нередко именно эти люди становятся активными наркодилерами, поскольку деятельность позволяет и заработать, и получить доступ непосредственно к веществам.

    Образование и интересы
    Эти две сферы постепенно отключаются полностью, поскольку никак не взаимосвязаны с тем, что становится главным «увлечением» в жизни зависимого. Человек бросает учиться, перестает заниматься всем, что раньше казалось интересным. В редких случаях, если какие-то увлечения присущи той социальной группе, в которой он употребляет препараты, они могут остаться. Например, увлеченность определенным жанром музыки, исполнителем.

    Социальное взаимодействие
    Круг общения постепенно ограничивается теми людьми, у которых можно достать дозу, или теми, с кем человек употребляет наркотики. Иные варианты коммуникаций утрачивают значимость – в том числе семейные или старые дружеские связи. В конечном итоге, зависимый становится равнодушен даже к самым близким. Именно поэтому при попытке заставить его отказаться от наркотиков ошибочно апеллировать к семейным чувствам, любви, обязательствам. Всего этого уже не существует в системе ценностей наркомана.
    Нет, конечно, он может в моменты кратковременного «просветления» испытывать чувство вины, однако пройдет немного времени, и человек об этом просто забудет: под воздействием принятой дозы или в поисках очередной партии вещества.
    Утрачиваются понятия общепринятых приличий (к примеру, в одежде), нормы поведения в рабочем, дружеском коллективе, на улице, с незнакомыми людьми и т. д. На первый план выходит поведение, сформированное патологическим влечением, подчиненное единственной цели – найти и употребить наркотик.

Духовные изменения

    Одновременно с социальными изменениями происходит и деградация духовных устоев. Нравственность и способность к нормальным человеческим чувствам подменяются потребностью в наркотике. Частично это объясняется воздействием на всю центральную нервную систему и, особенно, головной мозг, частично – кругом общения, в который попадает зависимый, и смещением ценностных ориентиров. Помимо того что он сам начинает думать только о новой дозе и утрачивает способность к адекватной оценке собственной жизни, еще и попадает под влияние других зависимых, которые начинают оправдывать любое поведение, в том числе полную нравственную деградацию.
    «Украл? Ну, человек сам дурак – лучше надо следить за своим добром, а не лохом быть».
    «Ударил жену? А что она полезла со своими нотациями?»
    Это самые простые примеры, но они показывают, насколько сильна духовная деградация в среде зависимых. Оправдываются любые модели поведения, ведущие к принятию дозы, закономерной считается любая реакция на попытку удержать человека от наркотиков.
    Сострадание, чувство долга, любовь, ответственность, честность – все доброе, чистое, сильное, что есть в человеческой душе, вытесняется противоестественной «жаждой». Даже в те моменты, когда кажется, что человек адекватен, это может быть всего лишь филигранная актерская манипуляция.
    Важно понимать одну вещь, которая позволит не впасть в крайности.
    С того момента, как близкий человек начал употреблять психоактивные вещества, самого человека (его личности) становится все меньше и меньше. С вами общается не брат/сестра, сын/дочь или муж/жена – а, если можно так сказать, сам наркотик. Это он диктует слова и поступки.
    Близкий вам человек оказывается как будто запертым в другую личность, и ваша задача – помочь ему избавиться от «монстра», который завладел его телом, разумом и душой. Как это сделать? При чем тут семья? Как вы можете повлиять на процесс лечения, уже после подключения к нему квалифицированных специалистов? И почему говорят о том, что при наличии пристрастия к наркотикам одного члена семьи созависимость охватывает всех близких?
    Наркоманам свойственна лживость. За исключением, пожалуй, случаев, когда удается сразу же заметить зависимость близкого человека – буквально после приема первой-второй дозы – и направить на лечение. Один из наших пациентов так характеризовал эту черту зависимых: «Когда наркоман говорит "здравствуйте", он уже врет».
    Склонность ко лжи напрямую связана с постоянно оттачиваемым умением манипулировать окружающими. Изначально зависимый врет из нежелания, чтобы близкие вмешивались в его дела, или из страха, что узнают о его «увлечении». Затем добавляется необходимость лгать, чтобы достать деньги, продолжить употребление, избежать лечения.
    Оттачивается навык манипуляции – причем построенной именно на лжи. Зависимый учится филигранно распознавать, на кого из близких можно воздействовать клятвенными заверениями «уже завтра пойти лечиться», кому можно «надавить» на жалость или чувство вины.
    Та боль, которую человек причиняет близким, его не волнует. От переживаний уберегает сформированный уже крайний эгоцентризм.



    РЕЗЮМЕ:
    1. Страдают основные сферы жизни человека: физическая, психическая, социальная, духовная. Болезнь деформирует их, подстраивая под главенствующую цель – регулярное потребление психоактивного вещества.
    2. Прием наркотиков приводит к тому, что организм в буквальном смысле начинает «рассыпаться» – возможно развитие любой патологии, постепенно угнетаются функции практически всех систем, и без квалифицированной медицинской помощи человек может погибнуть буквально за пару лет.
    3. Психические нарушения часто маскируются действием наркотика. Поэтому наркомана всегда должен на начальном этапе лечения наблюдать психиатр.
    4. Личность меняется настолько, что от былого человека не остается практически ничего. С вами общается и взаимодействует не тот, кого вы знали раньше, а его любимый наркотик.

Созависимость

    Важно понимать, что зависимость – это не трагедия одной личности. Наркомания поражает всю семью – всех близких, кто находится рядом (родителей, братьев, сестер, детей, супругов). Так или иначе, весь жизненный уклад оказывается подчинен наркотикам.
    Члены семьи начинают жить не своей жизнью, а жизнью зависимого родственника, переживая вместе с ним все этапы трагедии, подчас забывая о собственных нуждах и проблемах. Сознание и восприятие постепенно меняются, формируется и усугубляется контрпродуктивное поведение, и эта чудовищная воронка затягивает, превращая в жертв наркомании не только непосредственно зависимого, но и всех его близких.
    Разберем наиболее распространенные последствия, которые возникают в семье зависимого, рассмотрим, как обычно в этих ситуациях ведут себя созависимые родственники, попытаемся разобраться, как нужно было бы реагировать, чтобы не включаться в порочный круг созависимости.

Финансовые последствия

    Пожалуй, наиболее очевидные, особенно, если до этого зависимый человек был основным «работником» в семье. Теперь же зарплата уходит на наркотические препараты, да и сам потребитель находится под угрозой увольнения.
    Затем из дома начинают пропадать ценные вещи. В отсутствие денег наркозависимые в первую очередь прибегают к этому, наиболее безопасному способу заполучить необходимую сумму. Не важно, сколько времени семья копила на ту или иную ценность, был ли это значимый подарок от близких людей или наследство, оставленное родственниками (например, фамильные драгоценности). Бесполезно уповать на какой-либо нравственный стопор.
    Многие семьи сталкиваются с тем, что зависимый как-то неожиданно для всех окружающих успел набрать кредитов. И хорошо, если заем был оформлен официально, в банке. Зачастую, получив отказ в банковской организации, люди идут к так называемым «частным кредиторам». Нужно ли говорить о грабительских процентах, криминализированной структуре всей этой системы и высоком риске не только для имущества, но даже для здоровья и жизней всех членов семьи?
    Нередко сами наркодилеры предлагают клиентам «хороших людей», которые готовы одолжить денег на дозу. Достаточно оставить в залог какое-нибудь имущество просто под расписку – как правило, квартиру, машину или дом (то есть нечто ценное, что есть в собственности). Конечно же, сам наркодилер находится «в доле» и рассчитывает, что зависимый не успеет вовремя погасить долг, а дальше: «Вот расписка, и знать ничего не знаю».
    Хуже всего то, что сам процесс заема может происходить, когда человек находится в состоянии эйфории от наркотика и, ничего не соображая, способен поставить подпись под любыми обязательствами.
    Созависимое поведение
    Пытаться оправдывать человека перед начальством и коллегами. Допустим, звонить на работу и говорить, что он заболел, когда зависимый в очередной раз находится под воздействием наркотика. Оплачивать его счета и кредиты.
    Родственникам кажется, что они помогают, спасают как своего близкого, так и всю семью. Но на самом деле у зависимого просто формируется ощущение безопасности – инстинкт самосохранения окончательно исчезает, зато появляется уверенность в своей вседозволенности.
    Что бы он ни сделал, его всегда спасут – так зачем ограничиваться? Зачем думать над тем, что ты делаешь? Можно до бесконечности занимать деньги – родственники оплатят.
    В подобных условиях наркомана в разы сложнее уговорить на лечение, ведь человек не видит никаких проблем и рисков, он уверен, что ему ничего не угрожает.

    Конструктивное поведение
    Если у вас есть такая возможность, как только стало известно о зависимости близкого человека, постарайтесь оформить все значимое имущество как минимум в совместное пользование. Поставьте человека перед фактом, что со своими долгами и проблемами на работе придется разбираться самостоятельно. Это вряд ли заставит отказаться от наркотиков (хотя и такой вариант нельзя исключать), но поможет уговорить обратиться к врачу, как только ситуация начнет выходить из-под его контроля.
    Любой факт воровства должен жестко пресекаться – никакого попустительства. Уже после первого инцидента нужно поставить жесткие рамки: пригрозить разрывом отношений, лишением финансового обеспечения, обращением в полицию. Определите меру, которая будет значимой, но, с другой стороны, к которой действительно можете прибегнуть. Если человек один раз поймет, что вы не выполняете угрозы, дальше любые увещевания будут бесполезны.

Психологические последствия

    Наркотики меняют не только психологию самого зависимого, но и его близких, оказывая таким образом влияние на всех. Страх, безысходность, стыд – то, с чем сталкивается каждая семья, если кто-то из близких становится наркоманом. Это неизбежно. В первую очередь, начинается самообвинение – кажется, можно было предотвратить случившуюся трагедию. Затем возникает как страх за здоровье и жизнь близкого человека, так и опасение, что кто-то узнает о происходящем.
    • Страх.
    Страшно поставить жесткие условия – кажется, человек в любой момент может хлопнуть дверью и уйти. А что там с ним будет дальше? Вдруг что-то случится? Передозировка, драка – фантазия родственников поистине безгранична в создании фантомных опасностей. И это естественно. Людям свойственно беспокоиться о тех, кого они любят.
    Но именно в данной ситуации беспокойство принимает нерациональные формы и становится препятствием на пути решения проблемы. Нужно четко понимать, что попустительство ради сохранения некоего мифического status quo ни к чему не приведет. Напротив, чем дольше человек употребляет наркотики, тем выше шанс, что все опасения станут реальностью и без семейных ссор. В любом случае, у многих препаратов очень маленькая разница между безопасной и смертельной дозой. В любом случае, зависимый человек вращается в кругах, так или иначе относящихся к криминалитету.
    Только жесткая, твердая линия поведения (естественно, без лишней агрессии и неоправданной жестокости) может помочь. Да, зависимый может оскорбиться и уйти. Да, после этого может случиться катастрофа. Но главное в этом всем слово «МОЖЕТ».
    Если вы поддадитесь страху и пойдете на поводу у зависимости, катастрофа рано или поздно случится, уже безо всякого «может».
    • Стыд.
    Как ни крути, человек – «животное социальное». Поэтому многим из нас важно, чтобы «кто-нибудь что-нибудь не подумал». И родственникам зачастую становится просто стыдно. Поэтому они готовы врать начальству и коллегам зависимого (чтобы никто не узнал на работе), избегать жестких разговоров дома («не дай бог, соседи услышат»), изводить самих себя постоянными опасениями, что кто-то что-то заметит.

    Созависимое поведение
    Направлять силы на то, чтобы никто ничего не узнал, на сохранение видимого благополучия в семье. Подобное поведение приведет не к улучшению, а к усугублению ситуации.
    Также не стоит впадать в другую крайность и специально делиться с друзьями и соседями. Единственный адекватный совет в данной ситуации – обратиться к специалистам. Иных вариантов не существует.

    Конструктивное поведение
    Прежде всего, признайтесь самим себе: да, это произошло. Но это не конец света. Чем дольше закрываете глаза на происходящее, тем больше времени потеряете. Да, если соседи или друзья узнают о ситуации – не слишком приятно. Но сейчас ваши усилия должны быть сконцентрированы не на этих вопросах.
    Определите для себя четкую позицию – никого не касается, что происходит в семье. Никто не имеет права обсуждать или осуждать вас. Это, конечно, не значит, что нужно делиться горем со всеми, но и выдумывать оправдания и объяснения тоже не стоит. Сберегите моральные силы для лечения и реабилитации близкого – поверьте, они вам понадобятся.
    Не поддавайтесь страхам и провокациям со стороны зависимого – следуйте выбранной линии поведения. Это единственная стратегия, которая обеспечит хоть какие-то шансы на «победу».
    Если не получается справиться самостоятельно, обратитесь за помощью к психологу, специализирующемуся на работе с наркозависимыми. Так вы сможете получить действительно ценный совет и поддержку от человека, который прекрасно знает и понимает, что происходит с вами и вашей жизнью.

Цепная реакция

    Редкая, но действительно страшная ситуация, когда, пытаясь сблизиться с человеком, отдаляющимся из-за своей зависимости, родные пытаются сами войти в этот порочный социум. Молодым супругам кажется, что таким образом они смогут лучше понять свою вторую половину. Родителям – что таким образом они вроде бы держат ситуацию под каким-то контролем. Они начинают общаться с новыми «приятелями» сына или дочери, чтобы хотя бы знать, куда уходит их ребенок, наладить с этими людьми какой-то контакт.

    Созависимое поведение
    Любая попытка соприкоснуться с миром наркотиков. Это не принесет ровным счетом никакой пользы, наоборот, создаст дополнительную угрозу.

    Конструктивное поведение
    Поймите, что вы не Харон – мифологический персонаж, способный на своей ладье перемещаться между миром живых и миром мертвых. Как только шагнете в круг зависимых людей, вскоре вас самих придется спасать.
    Даже если зависимый предлагает познакомить вас со своими новыми друзьям («да, они нормальные люди – вот познакомитесь и сами увидите»), нужно твердо дать понять, что вы не имеете ни малейшего желания соприкасаться с этим кругом лиц.

Иллюзии и самообман

    Человек так устроен, что в ситуации тяжелого стресса восприятие информации искажается или вовсе блокируется, если сознание не может справиться с нанесенным ударом.
    Поэтому, когда мы сталкиваемся с тем, что кто-то из близких начал употреблять наркотики, включается система самообмана. «Ну, он только один раз попробовал», «это же просто травка/курительные смеси», «раз обещал бросить, то бросит». Родственники пытаются сгладить ситуацию, находя оправдания, видя несуществующие улучшения. Через некоторое время мысли, которые до этого казались абсурдными, воспринимаются как адекватные. Например, «вот он опять на работу устроился», «вот он уже только раз в неделю употребляет».
    На самом деле, шаг к улучшению может быть только один – безоговорочный отказ от наркотика. Все остальное – мираж. У наркоманов, как и у алкоголиков, бывают свои «плохие» и «хорошие» дни. Человек не моментально превращается в недееспособный «овощ». Он может и работать (для того чтобы зарабатывать на дозу или поначалу просто для того, чтобы его оставили в покое), может на какое-то время снизить частоту потребления. Но в любом случае, пока принимает психоактивные вещества, процесс физического и психического распада продолжается – разница лишь в том, с какой интенсивностью.
    В нашей практике встречались ситуации, когда родители сами начинали покупать наркотики детям только, чтобы ощутить контроль над ситуацией. Мол, таким образом снизится риск передозировки, сын или дочь всегда под присмотром и т. д. Это все иллюзия и путь не спасения, а настоящего, постепенного убийства.
    Созависимое поведение
    Позволять себе обманываться и заниматься самоуспокоением, пытаться убедить себя, что ситуация под контролем, и вы сможете с ней справиться. Верить в то, что человек самостоятельно избавится от зависимости.

    Конструктивное поведение
    Безоговорочно принять правду. Ваш близкий человек – наркоман. И это болезнь, смертельно опасная не только для самого зависимого, но и для его окружения. Она требует незамедлительного лечения. Только после этого сможете вести себя разумно и действовать рационально.
    Не верить многочисленным обещаниям бросить, исправиться «вот уже завтра, через неделю, через месяц». Специфика зависимости такова, что человек пообещает, что угодно, лишь бы его оставили в покое. Более того, нередко наркоманы сами себе обещают потерпеть недельку, месяц, снизить дозу, перейти на более легкие наркотики – чаще всего не удается даже это. Что уж говорить об обещаниях, данных родственникам.

Выжидание

    На этом стоит остановиться подробнее, потому что подобная форма созависимого поведения встречается чаще всего. Узнав о том, что их близкий наркоман, люди начинают ждать. По сути своей, непонятно чего, ибо рационально понимают – проблема сама не решится. Но в глубине души теплится надежда, что в какой-то момент человек бросит – под давлением разумных аргументов, уговоров, скандалов, шантажа, по собственной воле, из любви к близким, когда кончатся деньги.
    Раз за разом ставится новый рубеж, до которого «подождем, а там уже обратимся в клинику». Причин множество. Кажется, пока проблема не озвучена, ее как бы не существует. Кажется, что лечение и реабилитация – это дорого (между тем люди не задумываются, сколько денег уходит на наркотики и насколько дороже встанет лечение при затягивании сроков).
    В результате все затягивается настолько, что человеку фактически невозможно помочь: кому-то – бросить наркотики, кому-то – восстановиться, когда телу, психике и душе нанесен непоправимый ущерб.
    Еще одним стопором является отсутствие информации о лечении – некоторым родственникам представляются чуть ли не застенки гестапо, в которых над пациентами издеваются, пристегивают наручниками и «лечат без лекарств», унижая и избивая. На деле, чтобы развеять страх, достаточно воспользоваться нашими советами по подбору клиники или реабилитационного центра. Древние методы, сводившиеся к привязыванию пациента к кровати, давно остались в прошлом. Сейчас зависимого могут вести сразу несколько специалистов (от эндокринологов и кардиологов до психиатров и психологов), которые чутко и грамотно обеспечивают постепенный возврат к полностью здоровому состоянию и возможности вести полноценную, активную жизнь. Удобные палаты, качественное питание, эффективные лекарства – конечно, санаторием клинику или реабилитационный центр не назовешь, но это и не жуткие условия, которые видятся перепуганным родственникам.

    Созависимое поведение
    Ждать. Ждать до упора, до последнего. Никто не может точно сказать, сколько времени пройдет, прежде чем последствия станут необратимыми. Может быть, уже завтра человеку продадут наркотик, смешанный с каким-нибудь ядом (нередко в смесях спайсов попадаются реальные отравляющие вещества). Может быть, у него были предпосылки к развитию психических заболеваний, о которых вы даже не подозревали, или он уже болен, но «под наркотиком» этого не видно. В любой день может произойти передозировка.
    Наркозависимость заставляет время работать против наркомана и его близких.

    Конструктивное поведение
    Обратиться в клинику сразу, как только узнали о зависимости. Убедить человека пойти на лечение. Если не сможете сделать это самостоятельно, воспользуйтесь и в этом вопросе помощью специалистов. Поверьте, не бывает безвыходных ситуаций.
    ! В процессе лечения помощь психологов обязательно нужна не только самому наркоману, но и его родственникам. Прежде всего, в зависимости от характера пациента и его состояния, близким подскажут оптимальную стратегию поведения. Во-вторых, помогут справиться с сомнениями и страхами. Выздоровление зависимого – это длительный процесс, долгий путь, который потребует огромных сил и терпения. Поэтому профессиональная поддержка для родственников будет совсем не лишней. Помощь психолога поможет не только избежать ошибок в поведении, но и преодолеть все трудности с минимальными потерями.



    РЕЗЮМЕ:
    1. Действуйте! Как только заметили, выяснили, что близкий употребляет психоактивные препараты, необходимо сразу же начинать действовать. Не стоит заниматься самообманом: «Ну, он с друзьями один раз покурил и сказал, что больше не будет». Как только человек заинтересовался употреблением наркотиков, все – процесс запущен. Проблема уже существует, и чем раньше займетесь ее решением, тем быстрее и проще вы и ваш близкий человек сможете добиться результатов, тем меньше последствий оставит после себя зависимость.
    2. Признайте, что больна вся семья. Поймите и признайте: не только вашему близкому придется бороться с зависимостью. Это «война» всей семьи. От момента, как узнали, до завершения реабилитации каждому придется выдержать битву с самим собой – со страхами, усталостью, напряжением. Поскольку сам зависимый утрачивает способность к критическому мышлению, вам придется стать тем самым «маяком», который проведет его по всему пути лечения. Да, значимость врачей и других специалистов огромна. Но поддержка, помощь и грамотное поведение со стороны родственников многократно увеличивают шансы на победу. С другой стороны, каждая ваша ошибка, допущенная слабина, ваш самообман и нежелание бороться с проблемой могут свести вероятность счастливого исхода к нулю.
    3. Ищите клинику, реабилитационный центр, специалистов. Подготовьте себя к этому пути. Заранее познакомьтесь с его этапами и познакомьте всех, кто будет вам в этом помогать.
    СЛУЧАИ ИЗ ПРАКТИКИ
    Случай № 1
    Иногда даже специалистам с многолетним опытом становится страшно от того, что могут сделать родители с собственными детьми – от незнания, от каких-то предубеждений, от собственных проблем в голове. Порой работа в реабилитационном центре подкидывает сюжеты, которые могли бы затмить половину голливудских фильмов.
    Одним из таких шокирующих примеров для нас стала история одной достаточно обеспеченной семьи (мать была владелицей нескольких магазинов). Но куда же шли деньги? Из 4 детей 3 употребляли наркотики!
    Может быть, мать просто была не в курсе?
    Нет, мать все знала – двое ее детей умерли от передозировки. Последним оставался как раз наш пациент Костя. За пять лет он успел пройти не то 15, не то 20 детоксов. Матери каждый раз говорили про реабилитацию, убеждали, уговаривали, объясняли, что сын просто умрет, как уже умерли двое старших. Ни в какую!
    У нее была просто какая-то пелена на глазах.
    Для нее главное было, чтобы дети были при ней, а что они делают и к чему это приведет… Она давала им деньги на наркотики, разрешала употреблять дома, а на лечение сыновья попадали, только когда были при смерти.
    Дошло до того, что у них образовался просто какой-то коттеджный наркопритон – мать купила огромный участок, построила там дома для себя и для сыновей. Все жили на одном участке, и все это время дети употребляли наркотики.
    После нескольких передозировок Костя все-таки попал на реабилитацию в один из наших центров. Пришлось приложить просто нечеловеческие усилия, чтобы все-таки разорвать эту «пуповину», избавить его от влияния матери, вывести из-под извращенного одобрения зависимости, которое перекашивало все – человек ориентировался, что «мама разрешила», и вообще не мог осознать, в какой опасности находится.
    Только когда удалось избавить его от материнской созависимости, дела пошли на поправку. Сейчас Костя работает в центре двойных диагнозов консультантом, имея за плечами не один год чистоты. Его спасение можно считать настоящим чудом – даже не потому, что у него была такая сложная связь с матерью, а потому, что он вообще попал на реабилитацию.
    А ведь если бы не чудовищная созависимая позиция матери, братья тоже могли выжить…
    Случай № 2
    Иногда подсознание творит с близкими людьми чудовищные вещи.
    Женя Н., 19 лет. Поступив на реабилитацию, активно, с первых же дней, начал сопротивляться работе в программе. Высказывал твердое намерение покинуть центр, хотя в такие моменты каждый раз что-то заставляло его «побыть еще немного». Во время своих непродолжительных визитов к сыну мать подключалась к работе психологов и помогала в мотивации – уговаривала его «не дурить», остаться и начать работать на выздоровление. Прошел первый, самый трудный месяц. Женя многое узнал, многое понял, ко многому поменял свое отношение. Успокоился, стал более рассудительным, принял взвешенное решение остаться в центре и продолжать реабилитацию.
    Но тут вдруг приехала мама и сказала, что забирает его.
    Это всегда – чрезвычайное происшествие. Такие неожиданные повороты, выходящие за рамки плана реабилитации, влияют не только на жизнь конкретного человека, но и на жизнь всех подопечных, которые серьезно переживают неожиданное выбытие участника программы. Психолог центра срочно организовал семейную сессию, чтобы хоть как-то повлиять на ситуацию. Маме говорили, что этого нельзя делать, что он не прошел полный курс и почти гарантированно вернется к наркотикам, но она не хотела ничего слушать.
    В ходе беседы психолог выяснил, что некогда юная еще женщина подверглась насилию и забеременела. Росла в маленьком городе, где новости сразу распространяются по «сарафанному радио». Ее отец был высокопоставленным военным и, имея власть и влияние, надавил на насильника, чтобы тот женился на своей жертве. Такой брак изначально был обречен на провал, а для нашей героини стал травмой на всю жизнь. Родился ребенок – мальчик. Случился развод с мужем-насильником. А когда сын начал взрослеть, женщина начала все чаще и чаще замечать в нем сходство с отцом: в мимике, жестах, поведении.
    Для нее мальчик стал воспоминанием о перенесенной глубокой психологической травме, и, сама того не осознавая, мать пыталась убрать из жизни ребенка, похожего на ненавистного ей человека.
    Все это вскрылось в приватной беседе с психологом, как «нарыв на теле семьи». В этом была причина и наркомании сына, и неуспокоенности самой женщины. Мы предлагали психотерапевтическую помощь, но женщина отказалась.
    Женя покинул наш центр, и через какое-то время мы узнали, что он умер от передозировки.
    Похожая ситуация случилась с одним из наших пациентов – Олегом. Его отец был обеспеченным человеком с достаточно жестким характером, который считал, что реабилитация – бесполезная трата денег. Олег неоднократно проходил детоксикацию, выходил и продолжал употреблять. Психологам-мотиваторам за все эти многочисленные встречи удалось убедить в необходимости реабилитации маму и даже самого Олега, но не жесткого и принципиального отца.
    Однажды, когда тот убыл в длительную командировку, мать все-таки сделала так, чтобы сын поступил в реабилитационный центр.
    Где-то через два месяца отец вернулся, приехал в центр и заявил, что забирает ребенка, потому что решение было принято без его ведома. О том, что этого делать нельзя, говорили все: и психологи, и члены группы, на собрание которой он пришел. Сам Олег просто плакал, когда его забирали.
    Отцу говорили: «Если вы это сделаете, то его просто убьете».
    Ответ поверг всех в настоящий шок: «Я смотрю на вас и понимаю, что, возможно, совершаю ошибку. Но все равно заберу его, потому что решение было принято не мной».
    Хорошо, что у этой истории все-таки счастливый конец – юноша еще 5 лет употреблял наркотики, но потом ситуация в семье изменилась и появилась возможность снова войти в реабилитационную программу. Олег успешно прошел реабилитацию и в настоящее время работает консультантом в одном из центров.
    Случай № 3
    Известный факт: зависимость, будучи первичным заболеванием для одного члена семьи, является симптомом для всех – частью патологических процессов семейной системы. Если в семье есть алкоголик или наркоман, больна вся семья. Все родственники являются или зависимыми от алкоголя/наркотиков/азартных игр, или являются созависимыми.
    Как-то раз за помощью в лечении двадцатитрехлетней дочери обратилась супружеская пара. Дочь больна наркоманией и алкоголизмом с 17 лет. В процессе отдельной беседы с мамой, что в семье происходило до начала заболевания дочери, выяснилось следующее.
    Они жили в небольшом военном городке – папа, мама и дочь-подросток, отличница, спортсменка и просто красавица. Отец занимал неплохую должность, но, к сожалению, тяжело и часто пил. Семья страдала от его попоек, но сделать ничего не могла.
    В какой-то момент мама пациентки узнала о лекарстве, которое несовместимо с алкоголем и вызывает в организме бурную негативную реакцию, если человек, принявший этот препарат, выпьет. Женщина стала незаметно добавлять это лекарство в чай и суп отцу. При этом привлекла к процессу дочь – та должна была отвлекать отца в момент добавления препарата в пищу. Мужчина ежедневно съедал суп или выпивал чай с этим лекарством, шел на работу, выпивал… И вызывал «Скорую», так как ему становилось очень плохо. Сотрудники «Скорой» догадывались о происходящем, но отцу семейства об этом не говорили, жалея семью. Почти год мужчина пил и вызывал «Скорую». Через год смирился и прекратил употреблять вообще.
    И вот, казалось бы, счастливый конец истории. Но из-за того, что отец не изменил свое принципиальное отношение к алкоголю, а перестал пить только потому, что ему от этого становилось физически плохо, потребность в спиртном и неудовлетворенность остались. Он стал раздражительным и агрессивным. Это усугубило моральный климат в семье, и практически сразу после того, как прекратил пить отец, его место заняла дочь. Причем девочка начала не только пить, но и употреблять наркотики со всеми «отягчающими» этот процесс обстоятельствами: попаданием в психиатрические больницы, милицию, проживанием в притонах и проституцией. И родители искренне не могли понять, как такое могло случиться с их до недавнего времени тихим и послушным ребенком.
    Если сами зависимые и созависимые родственники не проходят лечения, позволяющего изменить нездоровые отношения в семье, не меняются сами в личностном и духовном плане, то с большой долей вероятности в такой семье будут снова и снова появляться наркоманы и алкоголики.
    Лечить необходимо всю семью, а не только наркомана.

Прочтите, прежде чем начинать лечение

    Мы часто думаем о вещах, которые нас пугают: «это случится с кем угодно, только не со мной». Но масштабы распространения наркомании в мире таковы, что с проблемой зависимости сталкивается буквально каждая третья-четвертая семья.
    Когда беда неожиданно приходит в дом, мы начинаем паниковать и совершать одну ошибку за другой, еще больше усложняя и без того непростую ситуацию. Паника – плохой помощник, собственный опыт именно в этом случае – бесполезен. Не ищите путей выхода сами. Успокойтесь и постарайтесь усвоить некоторые простые истины, которые позволят сделать все правильно и начать путь выздоровления как можно скорее.

Шесть советов близким

    Это обращение, которое написал наркоман своим родственникам и близким людям. Страдающий от химической зависимости выразил в этом письме надежды и просьбы как бы от всех наркозависимых, которые нуждаются в помощи. И не случайно оно используется для работы на тематических занятиях с родственниками «пострадавших» в центрах лечения алкоголизма и наркомании.
    «Я употребляю наркотики, я страдаю, и мне очень нужна помощь.
    Будь сильным, не допускай, чтобы я лгал Тебе, не поощряй меня и не потворствуй моим ухищрениям. Правда, какой бы горькой и тяжелой она ни была, всегда лучше, поэтому прими ее.
    Не допускай, чтобы я воспользовался Твоим расположением и постоянно хитрил. Так я ухожу от ответственности за свои слова и поступки, а Ты теряешь в моих глазах авторитет и уважение.
    Не стоит усугублять положение в тот момент, когда я нахожусь под воздействием наркотиков. Поэтому не нужно ругать меня, взывать к ответственности и совести, провоцировать на конфликт, хвалить, пытаясь задобрить, спорить. Нельзя в этой ситуации для собственного успокоения выбрасывать мои наркотики, так как положение может выйти из-под контроля.
    Мои обещания – это ложь, это попытка хоть на немного отсрочить боль. Поэтому наберись решительности и мужества, будь непреклонным и твердым, придерживайся наших договоренностей. В общении со мной постарайся быть терпеливым, не выходи за рамки, не дай гневу овладеть твоими чувствами. И не выполняй за меня то, что я был обязан сделать сам, не лишай меня и себя возможности найти выход из беды.
    Во мне живет не только ненависть к себе самому, но и любовь к Тебе!»
    Совет № 1: сконцентрируйтесь на том, что поможет как можно быстрее начать лечение
    Только квалифицированная медицинская помощь и последующая реабилитация могут избавить человека от зависимости. Поэтому нужно как можно быстрее обратиться в клинику к квалифицированным специалистам. Не поддавайтесь на обещания зависимого самому пойти к врачу – в 90 % случаев он этого не сделает, даже если будет клятвенно заверять, что «вот уже завтра…».
    Возможно, в ту минуту, когда он произносит слова, то действительно верит. Но уже завтра все может измениться. Наркотик опять «заявит о себе», появится потребность в новой дозе, и человек просто забудет или убедит себя, что «ну еще последний раз… и все». Эти «последние разы» могут продолжаться очень долго.
    Поэтому уговаривайте человека сразу: «вот сейчас съездим к врачу, он с тобой поговорит, и, если будешь согласен, останешься в клинике». Можете мотивировать экстренную необходимость хотя бы тем, что нужно проверить физическое здоровье.
    В ряде случаев отвезти человека в клинику нет никакой возможности. Отказывается – и все! Еще недавно это было серьезной проблемой, поскольку принудительное лечение в нашей стране запрещено. А большинство наркоманов совершенно не хотят лечиться и активно пользуются правами, о которых им охотно рассказывают наркодилеры.
    Но сейчас в крупных городах есть возможность воспользоваться услугами специалистов-мотиваторов – людей, которые приедут к вам домой и уговорят – именно уговорят – вашего близкого прямо сейчас собраться и поехать в клинику.

    Совет № 2: наберитесь сил и терпения
    Даже самые лучшие специалисты не могут излечить наркоманию за неделю. Ведь зависимость оказывает комплексное влияние на все жизненные сферы. Потребуется длительный период не столько лечения, сколько реабилитации – возвращения к полноценному, социальному, здоровому и активному образу жизни.
    На период лечения и реабилитации вам нужно стать поддержкой и опорой, а не дополнительным фактором давления. Только терпение и забота друг о друге помогут всей семье достичь желаемой цели.

    Совет № 3: не давайте себе увязнуть в чувстве вины
    Мы не будем заниматься ложным успокоением – значительная часть ответственности за то, что человек начинает принимать наркотики, может лежать на его близких.
    Вот три ключевых момента, которые обычно приводят к трагедии:
    • Недостаток информации
    • Невнимательность со стороны родных
    • Неправильные семейные ценности
    Прежде всего, табу на тему наркотиков в семье лишает самого молодого ее члена адекватной защиты от активных наркодилеров и приятелей, уже попавших в этот «порочный круг». Незнание – источник многих проблем. Незнание того, чем это опасно, почему и как отказаться, что за этим последует. В искаженном виде информацию легко можно получить от друзей-наркопотребителей или наркодилеров. Но это будет имен– но та информация, которая станет способствовать вовлечению в потребление наркотиков, а не защите от них.
    Невнимательность близких не позволяет вовремя заметить проблему, в самом начале, когда человека проще вернуть на правильный путь, когда еще нет критических повреждений психики и всего организма, когда человек еще сохраняет достаточную степень адекватности, чтобы осознать самоубийственность нового «увлечения». Невнимательность и неучастие родных также очень мешают эффективно пройти лечение и реабилитацию.
    Семейные ценности, не предполагающие здоровый образ жизни, внимание друг к другу, участие и эмоциональный контакт создают людей, потенциально расположенных к приему психотропных препаратов. О деструктивных семьях написано много литературы, каждая неблагополучная семья имеет свои особенности, поэтому мы не будем касаться этого подробно. Заметим лишь, что семья – это фокус внимания специалистов-психологов, которые работают с зависимым на этапе реабилитации. Если не прорабатывать причины неблагополучия в семье, бороться с зависимостью очень сложно. Возвращаясь в семью, вчерашний наркопотребитель рискует сорваться, столкнувшись с теми же деструктивными формами взаимоотношений, которые во многом способствовали началу его наркотизации.
    Об этих пунктах необходимо думать еще до того, как вы заподозрили неладное. Если трагедия уже произошла, последнее, на что надо тратить время, – поиск вины. Более того, внутренние переживания лишат вас тех самых моральных сил, которые понадобятся всей семье, потому что лечение зависимого человека – это испытание и для его близких.
    Кроме того, поиск вины зачастую приводит к оправданию наркомании – родители мирятся с тем, что их сын или дочь принимают наркотики, потому что «ну, мы же сами виноваты, недодали, недосмотрели».
    ! Ситуация в семье может создать предпосылки уязвимости личности, но, в конечном итоге, каждый сам делает выбор.
    Никто не виноват, кроме наркодилеров, распространяющих психотропные препараты!
    Если чувствуете вину, единственно верный способ исправить ошибки – помочь близкому вернуться к нормальной, здоровой, полноценной жизни. Как говорится, «слезами горю не поможешь».

    Совет № 4: не обвиняйте, не допускайте агрессии
    Иная крайность со стороны близких – «он сам виноват». В этот момент вспоминаются всевозможные прегрешения (как бы трагично это ни казалось): от двоек в школе до общей лени. Нередко звучит шаблонный «аргумент»: «А мы говорили, что рано или поздно ты докатишься».
    Что это – справедливая оценка случившегося? Безусловно, нет. Обвинительная позиция близких – признак собственной слабости, отчаяния, страха перед неизвестным. По сути, защитная реакция, которая охраняет человека от травмирующих его переживаний. Например, если «виновный» найден, этот виноватый – он, то, значит, виноват во всем не я. Если виноват не я, я снимаю с себя всю ответственность. Если я снимаю с себя всю ответственность, я не буду ничего предпринимать.
    Вот примерно так работает этот механизм защиты. Стоит ли говорить, что такая позиция не конструктивна? Ведь нужно действовать, а не искать того, кто «должен быть наказан». Зачем в такой ситуации кого-то наказывать? Все и так в крайней степени не хорошо, всем плохо, все уже «наказаны».
    И все же, виноват ли зависимый на самом деле? Честно признаемся, на это нет и не может быть ответа. Как мы уже говорили, зачастую современные наркодилеры – тонкие психологи и манипуляторы. Они быстро находят уязвимости в человеческом сознании, которые есть у каждого. Кто знает, в какой момент, как и почему ваш близкий выбрал этот путь.
    В любом случае, помните: обвинительная позиция, да еще и с агрессией – самый верный способ окончательно «утопить» человека. Страх, чувство вины и одиночества, уверенность, что его не любят, могут толкнуть зависимого на необдуманные поступки, способные привести к печальным последствиям: от побега из дома до самоубийства.
    Наркодилеры, вовлекая новичка, в первую очередь, пытаются разговорами и манипуляциями подорвать доверие и любовь к семье. Своей жесткой позицией обвинения вы только сыграете на руку преступнику, который и так сделал все, чтобы разрушить жизнь вашему близкому и вашей семье.
    Поэтому, как бы это ни было сложно, постарайтесь удержать себя в руках.

    Совет № 5: не поддавайтесь манипуляциям зависимого
    Все зависимые со временем превращаются в отличных манипуляторов. Это не свойство натуры самого человека – так влияет наркотик, заставляя забыть о прежних ценностях, а все усилия направляя только на то, чтобы получить новую дозу.
    В некоторых семьях, где «манипулятор» занял центральную позицию, могут происходить вопиющие события. Мы не раз в практической работе встречали ситуации, когда матери покупали наркотики, чтобы сыновья «хотя бы занимались этим дома, в санитарных условиях, а не где-то в подворотне», чтобы «облегчить его муки», чтобы «оградить от дружков, которые могут предложить чего похуже».
    Как ни странно, понять таких родителей можно. Ведь общая неинформированность населения в вопросе «что делать, если ваш близкий – наркоман» оставляет несчастных родителей один на один со своей бедой. Ошибки в этом случае неизбежны: ведь большинство заранее не знает, что наркотик делает из человека неплохого манипулятора. Нечеткое понимание того, что нужно делать дальше, и лукавые «подсказки» зависимого заставляют родственников блуждать во мраке собственного бессилия.
    Какая тактика в общении с зависимым будет правильной? Тактика достижения единственной цели – ваш близкий должен немедленно начать лечение при участии специалистов. Никакие уговоры, давление «на жалость», угрозы и шантаж не должны вводить вас в заблуждение. Если то, о чем говорит наркоман, препятствует основной цели, это должно отбрасываться как заведомо вредное.
    Вас могут просить помочь прекратить нечеловеческие муки (деньгами, разумеется), пригласить на дом врача (почему врач на дому – не выход, расскажем позже), дать денег, потому что «иначе убьют кредиторы»; зависимый при этом может плакать, умолять, взывать к вашим чувствам, шантажировать суицидом или уходом из дома. Не поддавайтесь, помните о главной цели: как можно скорее – в клинику.
    Можно идти на уловки, обещать, тянуть время, а тем временем уже набирать номер заранее выбранного стационара.

    Совет № 6: не пытайтесь заместить наркотик чем-то другим
    Еще один распространенный вопрос, которым задаются близкие: «Чего ему не хватает?» И вот тут, бывает, на наркомана сваливается целая гора «подарков» (конечно, в зависимости от финансового состояния его семьи): от компьютеров до машин и квартир. Кажется, что стоит дать новую «игрушку» (а ведь, по сути, это именно так), и наркотики перестанут интересовать – человек получит то, чего ему когда-то не хватало, займется новыми увлечениями, начнет новую жизнь.
    Важно понимать: даже если первая доза была принята из-за неудовлетворенности («Блин, родители комп не купили – дай затянуться»), это не причина идти на поводу – таким образом вы только закрепите сценарий шантажа. А что потом? Каждый раз, когда от вас что-то будут требовать, слушать угрозы «я опять пойду колоться»? Ведь претензии и запросы будут только расти.
    Кроме того, для зависимого на первом месте всегда стоят наркотики. Никакая дорогая машина и даже квартира не заменят новую дозу. Все эти «подарки», скорее всего, будут тут же проданы, чтобы надолго обеспечить возможность покупать то, что человеку сейчас необходимо больше всего.
    Поэтому подобная стратегия может оказаться не только бесполезной, но и опасной – время неумолимо отнимает у наркомана физическое и психическое здоровье, разрушает его жизнь.

Куда обращаться

    В России действует п. 2 статьи 55 Федерального закона № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» от 8 января 1998 г., который прямо запрещает негосударственным лечебным учреждениям лечить наркоманов.
    Звучит указанный пункт так:
    «Лечение больных наркоманией проводится только в медицинских организациях государственной и муниципальной систем здравоохранения».
    Когда создавался закон, в лечении часто применялись медицинские наркотики и сильнодействующие средства. Вводя данное ограничение, законодатели подразумевали, что контроль за оборотом наркотиков и сильнодействующих средств в частных клиниках сильно затруднен. Поэтому было проще отказать частникам в самой возможности лечить наркозависимых.
    Сейчас, когда оборот сильнодействующих средств прекрасно отрегулирован и частные клиники получают разрешения на работу с подобными препаратами, когда их деятельность жестко контролируется, данная законодательная норма, безусловно, устарела. Это признают практически все специалисты как частных, так и государственных лечебных учреждений, да и чиновники.
    Обратите также внимание, что запрет проходить лечение от наркомании в частных клиниках противоречит норме, изложенной в п. 5 ст. 19 Федерального закона Российской Федерации от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ: «Пациент имеет право на: … выбор врача и выбор медицинской организации в соответствии с настоящим Федеральным законом». Более того, статья 41 Конституции РФ гарантирует право гражданина на охрану здоровья и медицинскую помощь, не ограничивая его в праве выбора врача или лечебного учреждения.
    Но пока – закон есть закон. Лечить наркоманию можно только в государственной клинике.
    Однако закон не запрещает частникам лечить самого наркомана. Например, сопутствующие психические расстройства. Закон также не запрещает проводить социальную реабилитацию наркозависимых. Более того, не требуется даже лицензия – это не лицензируемый вид деятельности.
    Мы не хотим, чтобы у читателя создалось впечатление, что мы как-то лоббируем интересы частных клиник. Мы детально разбираем эту тему лишь потому, что прекрасно понимаем, что, когда встанет вопрос о выборе клиники для лечения близкого, сначала люди обратятся к Интернету. И первое, что увидят, – обилие предложений частных клиник, но отнюдь не государственных. В этом неподготовленному читателю нужно помочь разобраться.
    Лечением наркомании ошибочно называют весь процесс помощи наркозависимому – от момента отмены наркотика до момента, когда зависимый выходит в самостоятельную жизнь. На самом деле лечение – это первый и самый короткий этап на всем этом длинном пути, когда роль врача максимальна, а наркоману нужно без ущерба для психического и физического здоровья пережить синдром отмены.
    Дальше начинается долгий период реабилитации – наркозависимый учится жить без наркотика. И этот период в разы важнее начального, поскольку от его успеха зависит, вернется человек к употреблению или нет. Поэтому давайте договоримся о терминах: лечение наркомании – это медицинская помощь при ломке; лечение наркомана – любая медицинская помощь наркозависимому по любому поводу, не связанному с отменой наркотика (например, лечение гепатита, коррекция поведения); выздоровление – многоэтапный процесс, который проходит зависимый, включающий в себя короткий период лечения и продолжительный период реабилитации.
    Теперь давайте разберемся, что значит «лечение наркомании». В строгом смысле это – медицинское вмешательство, направленное на медицинскую коррекцию специфических для наркомании симптомов. Какие состояния являются специфическими (т. е. характерными только для данного заболевания)? Безусловно, это весь комплекс симптомов, наблюдаемых при отмене наркотика, т. е. абстинентное состояние (в случае наркомании опийной – так называемая «ломка»). Все остальное, что может наблюдаться у наркомана, относится к симптомам неспецифическим, то есть наблюдается и при других заболеваниях. Поэтому никто не запретит частникам лечить, например, депрессию, психотическое расстройство, гепатит и так далее. То есть все, что не касается «синдрома отмены».
    Как только ломка снята, должен наступить этап реабилитации. Социальная реабилитация наркозависимых возможна как в государственных, так и в негосударственных центрах. И здесь, безусловно, пальма первенства у частников. Просто в нашей стране так исторически сложилось, что именно частные центры появились первыми и, соответственно, наработали богатый опыт. К моменту, когда государственные реабилитации только начали появляться, частных было уже несколько сотен.
    В ряде случаев наркоман может пропустить фазу лечения, пережив абстинентный синдром дома, и обратиться сразу за реабилитационной помощью. Это крайне сложно, например, в случае опийной наркомании. Зато при зависимости от марихуаны или спайсов абстинентный синдром может быть не выражен, на передний план выходят личностные изменения. В этом случае роль врача минимальна и сводится к оценке состояния человека, коррекции психических нарушений, определению противопоказаний к реабилитации, если таковые есть.
    Итак, поговорим, как выбрать тех, кто поможет справиться с наркоманией.
    О государственных клиниках мы скажем лишь вскользь, поскольку, как правило, это хорошо известные учреждения городского или федерального подчинения. Их преимущество в том, что, находясь в системе государственного здравоохранения, они максимально надежны: никуда не денутся, если с вашим близким что-то случится. Клиники останутся на своем месте, и в любой момент есть возможность обратиться с жалобой или получить дополнительную консультацию и разъяснения. Второе преимущество в том, что ряд услуг оказывается бесплатно.
    Государственные клиники существуют давно, и в Интернете можно почитать множество историй, связанных с лечением. Это и положительные и отрицательные отзывы, оставленные чуть ли не со времен появления Интернета. Поскольку государственные и частные центры держатся особняком друг от друга, черный пиар не распространился на сферу государственной медицины, то есть никто специально не пишет очерняющих выдуманных историй. Поэтому отзывы о таких центрах можно считать более-менее объективными.
    К тому же методы черного пиара обычно применяются к конкурентам с меркантильной целью – переманить клиентов и заработать как можно больше денег. В случае с бесплатной государственной медициной, как вы понимаете, это бессмысленно.
    Помимо отзывов, можете получить информацию об условиях и методах лечения в государственной наркологии как в самих центрах, так и в группах созависимых родственников, которые не сложно найти практически в любом городе.
    Не стоит забывать, что бесплатное лечение в государственной клинике не анонимно, и сведения о пребывании пациента в таком учреждении передаются в диспансеры по месту жительства.
    Поговорим, как выбрать частную клинику или реабилитационный центр, поскольку многие склоняются в выборе именно к этому варианту.

Как выбрать клинику или реабилитационный центр

    Увы, приходится признать – сделать наркоманию источником дохода пытаются не только наркодилеры, но и люди, которые именуют себя врачами или психологами. Прекрасно понимая, что семья готова отдать любые деньги, влезть в долги, продать квартиры/машины – словом, отдать последнюю рубашку ради своего близкого, шарлатаны не скупятся на цветистые обещания, под шумок вымогая все больше и больше.
    В лучшем случае, подобная «помощь» не приносит никакого результата. В худшем – семья в отчаянии, а сам пациент – в инвалидном кресле или в морге.
    Но как отличить среди десятков предложений то, которое действительно подарит надежду на избавление от порочного круга наркомании?

    Сайт
    Сегодня, благодаря современным технологиям, завести сайт может кто угодно – даже «специалист по разведению кактусов на дому». Поэтому отсутствие собственного «интернет-представительства» сразу должно насторожить.
    Но допустим, сайт у клиники или центра есть – на что стоит обратить внимание? Конечно же, на размещенную там информацию: о специалистах, о методах, которые применяются, о самой зависимости. Она должна быть действительно полезной, а не нести исключительно «рекламный посыл» вида: «Какие мы хорошие».
    Чем больше информационных статей, тем больше доверие. Если квалификация специалистов замалчивается, а о методах толком ничего не говорится, наверняка вы столкнулись с шарлатанами. Закройте сайт и больше к нему не возвращайтесь.
    С другой стороны, может ли респектабельный сайт являться гарантией? Тоже нет. Скорее, это «первичная лакмусовая бумажка». Понимая, сколько денег можно получить от отчаявшихся родственников, практичные мошенники сегодня не скупятся заказывать дорогие, качественные сайты, наполненные нужной информацией, и даже фотографии специалистов размещают, остепененных и вызывающих доверие.
    Как в таком случае вычислить недобросовестных «целителей»?
    1. Проверьте лицензию на медицинскую деятельность. Если это – клиника, на сайте она должна быть обязательно. В ней должны быть указаны виды деятельности, которыми данная организация может заниматься.
    2. Проверьте адрес, по которому расположена клиника или реабилитационный центр. Он обычно находится в разделе «Контакты» на сайте. Физический адрес клиники должен совпадать с адресом, указанным в лицензии. Никакие разговоры о том, что «мы пользуемся лицензией другой клиники и работаем с ней по договору» не должны ввести вас в заблуждение. Оказывать медицинскую помощь каждой конкретной организации разрешено только по определенному фактическому адресу.
    3. На сайте должны быть реквизиты юридического лица, которое оказывает нужные вам услуги. Как правило, это ООО или ЗАО, у которого есть ИНН (индивидуальный номер налогоплательщика). Это – открытая информация, и вам ее должны предоставить, даже если она не размещена на сайте.
    4. Зная реквизиты юридического лица, проверьте эту организацию на сайте налоговой службы: http://egrul.nalog.ru/
    Вы получите так называемую выписку, в которой увидите:
    – дату регистрации компании,
    – юридический адрес,
    – лицензии, которые данной организации выданы.
    Надежная организация действует несколько лет с момента регистрации, номера лицензий должны совпадать с теми, которые размещены на сайте, юридический адрес организации (из выписки с сайта налоговиков) должен совпадать с фактическим (с сайта клиники). Последнее условие не является обязательным, но крайне желательным.
    Дата создания организации должна соответствовать информации о сроке работы на рынке. Некоторые недобросовестные коммерсанты намеренно завышают его, чтобы вызвать доверие.
    5. Проверьте дату создания сайта вот здесь: http://www.ripn.net/nic/whois/ В окошко впишите адрес сайта (так называемый URL, например, ne-zavisimost.ru), нажмите кнопку «Search». В результате получите информацию о дате регистрации адреса сайта (created), а иногда даже сможете посмотреть имя владельца (person). Будет правильным сопоставить дату создания сайта с тем, что на нем написано. Например, если говорится, что клиника или реабилитационный центр действует 5 лет, а сайт создан только в этом году, это не подходящий вариант. Конечно, вам расскажут, что «раньше был другой сайт». Этому не стоит доверять. Честные клиники и реабилитационные центры дорожат своими сайтами и берегут, не меняя годами их имена.
    На всякий случай выпишите название и контакты – зачастую одна и та же организация «плодит» несколько сайтов в расчете на больший охват потенциальных пациентов. Если вы попали на организацию, которая владеет целым «букетом сайтов», это опять же повод серьезно задуматься и продолжить поиск.

    Отзывы и реклама
    Можно ли доверять отзывам и рекламе? Конечно, существует закон о предоставлении в рамках рекламы достоверной информации, но он достаточно расплывчат, так что у шарлатанов остается возможность составления выгодных формулировок.
    С отзывами еще сложнее – сегодня их можно банально заказать за деньги (и кстати, совсем небольшие). Людей, которые готовы наживаться на чужой беде, совершенно не смущают подобные «мелочи».
    Да, наркозависимость – это беда, о которой не принято распространяться. Но у действительно хорошей клиники или у надежного реабилитационного центра обязательно должны быть клиенты, готовые в личном порядке поделиться «впечатлениями» и, как говорят в Америке, «successstories» (историями успеха).
    Некоторые организации предоставляют возможность посетить группы для созависимых родственников и в личном порядке познакомиться с историями родственников, чьи близкие находятся на разных стадиях выздоровления. В ходе подобных собраний вы узнаете максимально корректную информацию не только о реабилитационном центре или клинике, которую вы посещаете, но и о других учреждениях подобного рода, в том числе и государственных.
    Поэтому отзывы в Интернете не имеют ни веса, ни значения в сравнении с тем, что можно получить из первых рук.
    Если все же, по каким-то причинам, вы не можете посетить группы созависимых, просматривая отзывы, обратите внимание на их содержание – чем больше конкретики (сколько времени понадобилось на выздоровление, какие методы использовались, на каком препарате «сидел» пациент), тем больше доверия.

    Черный PR
    Как правило, это выражается в различных статьях и блогах, посвященных превознесению конкретной методики и очернению добросовестных клиник и реабилитационных центров.
    На самом деле, у квалифицированных специалистов нет ни времени, ни желания заниматься подробным изучением деятельности коллег – они сосредоточены на том, чтобы повысить собственную эффективность. Поэтому, если организация замечена в постоянном распространении «порочащей информации» о коллегах, это еще один повод задуматься. Не лишним будет показать подобные статьи специалисту, которому вы доверяете (хотя бы даже и терапевту). Зачастую шарлатаны не слишком осторожны в использовании терминологии, и логические нестыковки может обнаружить практически любой профессионал, даже не связанный с наркологией.
    Просмотрите несколько сайтов с отзывами. Если негативные повторяются на нескольких сайтах как под копирку – это работа конкурента.

    Знакомство с клиникой, реабилитационным центром
    Лучший способ проверить организацию – посетить ее лично. Все равно по информации, предоставленной в Интернете, всю правду никогда не узнаете – серьезный махинатор может настолько качественно проработать стратегию, что и отзывы будут убедительными, и информация на сайте внушать самое крепкое доверие.
    Что еще можно сделать, чтобы принять решение наверняка? Поговорите с главным врачом клиники или руководителем реабилитационной программы, если речь идет о реабилитационном центре, со специалистами, которые будут принимать участие в помощи вашему близкому. Осмотритесь: каковы палаты, «условия содержания», насколько доброжелателен и открыт персонал, с готовностью ли демонстрируют все это или стараются что-то скрыть.
    Не стесняйтесь задавать вопросы: как проходит выздоровление, как гарантируют отсутствие возможности проноса наркотиков к выздоравливающим, какие побочные эффекты есть у используемых препаратов, если они применяются, оказывается ли психологическая помощь и в каком объеме, какой реабилитационный курс? Такой визит можно провести заранее в формате первичной консультации, которая в большинстве клиник и центров бесплатна.
    Любая настороженность, резкость со стороны персонала либо нежелание раскрывать информацию должны вас насторожить. Квалифицированные, честные специалисты не будут ничего скрывать – потому что прекрасно понимают ваше беспокойство и готовы открыто говорить о своей деятельности. И не только чтобы развеять ваши подозрения, но и чтобы вы с «открытыми глазами» помогли близкому встать на путь выздоровления. Ведь очень многое будет зависеть не только от тех, кто помогает, но и от вас.

Кому нельзя доверять

    Важный момент. Помните, наркомания никогда, ни при каких условиях не лечится амбулаторно (на дому). Таким образом может проходить реабилитация на поздних сроках, когда основной курс позади. Но начинать лечение наркомании на дому нельзя, поскольку, во-первых, это запрещено законодательно, во-вторых, бессмысленно, поскольку срыв практически неизбежен.
    Существует несколько ключевых моментов, которые должны вас насторожить, если вы попали в руки недобросовестных «специалистов» или откровенных шарлатанов:

    • «Специалист» сильно зациклен на деньгах или, напротив, не желает обсуждать данный вопрос.
    Если вам не могут сразу назвать хотя бы ориентировочную стоимость курса, с вас со 100 % вероятностью просто собираются вытянуть столько, сколько получится. Если в разговоре все время пытаются выяснить, по карману ли вам лечение, сколько вы можете потратить, уточнить ваше финансовое положение – это нечистоплотный подход. Если же в принципе тему оплаты обходят стороной, «заливаясь соловьем» о самом лучшем лечении, – вставайте и уходите. Ничего хорошего вас здесь не ждет.

    • «Специалист» сыплет малопонятными терминами.
    До сих пор у нас распространено заблуждение, что профессионал должен выражаться малопонятным языком с кучей терминов. Но настоящий специалист не стремится доказать, что он «мега-профи» – не это его цель. Ему нужно объяснить принципы лечения, рассказать, к чему готовиться, какие результаты можно ожидать в ближайшем будущем. Он будет стараться говорить с вами на одном языке. А если и употребит какие-то не слишком понятные термины, с готовностью объяснит смысл сказанного иными словами.
    А вот за обилием сложной терминологии с 90 % вероятностью скрываются шарлатаны, в большинстве своем сами слабо понимающие, о чем говорят, – они просто нахватались сложных терминов, а теперь бравируют ими, создавая имидж высококлассных специалистов.

    • «Специалист» делает из лечения большую тайну.
    Квалифицированному профессионалу, который действует согласно законной методике, скрывать нечего. Вам с готовностью расскажут обо всех этапах выздоровления и предоставят необходимую информацию – в том числе об используемых препаратах, если их планируется применять для лечения сопутствующих расстройств. Любая тайна – повод для беспокойства. В организациях, которые делают из своих методов «коммерческий» или какой-либо другой «секрет», чаще всего используют неэффективные или, что еще хуже, опасные, запрещенные методы.

    • Вам обещают исцеление за «один укол» или «один день (неделю)».
    Это откровенное шарлатанство. Если бы такой «укол» или способ были, о них бы знала вся медицинская общественность, а проблемы наркомании не существовало бы.

    • Рассказывают о методике, которая «применяется в Кремле», «разработана в КГБ» и вообще – для избранных.
    Таких не существует. Есть проверенные временем, опытом и жизнями сотен тысяч наркоманов подходы, которые никто не скрывает, а специалисты всего мира сообща открыто обсуждают.
    РЕЗЮМЕ:
    Если это коснулось вас:
    1. Уясните простые правила, описанные в этой главе, и не делайте распространенных ошибок в самом начале пути.
    2. Примите факт того, что самостоятельно, скорее всего, вы не справитесь, начните искать нужных специалистов.
    3. Тщательно подходите к выбору клиники или реабилитационного центра.
    4. Запомните несколько характерных признаков, выдающих мошенников; подбирая специалистов, не попадитесь в руки шарлатанов.
    5. Настройтесь на то, чтобы активно участвовать в выздоровлении близкого.
    6. Запомните, что в процессе участвуют не только врачи, но и целый ряд других специалистов. Например, роль психолога гораздо значительнее роли врача на важнейшем этапе – реабилитации.

Как уговорить лечиться

    Это очень сложно сделать неподготовленному человеку. Тем более – близкому родственнику, которому не безразличен попавший в зависимость к наркотику человек. Мешает многое – отсутствие опыта, разрушенный эмоциональный контакт, страх неудачи, собственные проблемы, которые не оставляют времени. Но попытаться стоит. Хотя бы раз. При этом всегда нужно помнить, что неудача – не конец, а, напротив, начало. Вы уже сделали первый шаг, значит, сделаете и второй. Отчаиваться не стоит, ведь всегда есть возможность прибегнуть к помощи специалистов, если уговорить наркомана на лечение самостоятельно не удается.
    Конечно, каждый случай индивидуален, но есть общие ходы, правила и приемы, которые можно использовать в мотивации наркомана к началу лечения.

Выберите время и место

    Для того чтобы беседа сама по себе имела шанс на благополучный исход, необходимо, в первую очередь, правильно выбрать время ее проведения. Вне зависимости от стратегии, по которой вы будете убеждать зависимого, если время и место выбраны неправильно, вся идея будет обречена на провал.

    1. Никогда не пытайтесь убеждать человека, который находится в наркотическом опьянении
    С одной стороны, в подобном состоянии человек легко управляем и, казалось бы, легче уговорится. Но он также непредсказуем – согласившись сейчас, уже во время дороги или по приезде в клинику может начать буянить и отказываться от лечения. И вы ничего не сможете поделать. Более того, реакция может представлять угрозу и для окружающих, и для самого зависимого.
    К тому же человеку под действием вещества настолько хорошо, что он не в состоянии адекватно воспринимать проблемы и потери, которые влечет зависимость. В эти моменты он переживает все через призму удовольствия от наркотика. И пусть оно ложное, смертельно опасное, зависимый этого не осознает.

    2. Не пытайтесь разговаривать во время выраженной абстиненции
    Это опять же момент очень «скользкий». С одной стороны, испытывая боль, человек согласится на что угодно, если пообещают, что все неприятные ощущения прекратятся. С другой стороны, когда ему больно, зачастую вообще не до разговоров. Так что беседа может закончиться, не начавшись. К тому же, если решение о лечении было принято неосознанно, а под влиянием боли, с большой вероятностью зависимый оставит клинику, как только избавится от негативных проявлений в виде ломки. То есть, по сути, он «почистит организм» и вернется обратно к наркотикам. Более того, подобное прерванное лечение создаст ложное ощущение безопасности – «зачем бросать наркотики, если в любой момент можно поехать подлечиться, а потом снова здоровым продолжить употреблять».
    Вместе с тем, мотивировать во время ломки можно и нужно, когда пациент находится в клинике и его состояние полностью контролируется врачом. Но в данном случае этим должны заниматься специально подготовленные специалисты, которые при необходимости привлекают к процессу близких. Нужно быть готовым и не отказываться от участия в таких мотивационных сессиях, если психолог вас на них пригласит.

    3. Не нужно вести диалог «на нейтральной территории»
    Во-первых, как правило, нейтральной территорией является какое-либо общественное место, пусть и малолюдное. Зачем вам лишние уши? Да и сам зависимый в подобной обстановке будет чувствовать себя некомфортно, дергаться, нервничать, лгать.
    Если человек живет отдельно, лучше провести беседу у него дома. Там он будет наиболее расслаблен. Если живете вместе, еще лучше – не нужно никуда ехать.
    В процессе разговора и так достаточно высок риск напряжения, спора, перехода на повышенные тона. Поэтому необходимо хотя бы изначально обеспечить максимально спокойную, комфортную атмосферу.
    Что же до времени, оптимальным является период, когда эффект от наркотика уже закончился, но синдром отмены еще не сильно выражен. В этот момент зависимый наиболее адекватен и способен вести конструктивный диалог.
    Далее необходимо выбрать одну из стратегий проведения беседы. Заранее предугадать наиболее удачную невозможно, поэтому не нужно отчаиваться, если первая попытка провалится. Главное, оставайтесь твердыми в своих намерениях.

Продемонстрируйте потери

    Согласно российскому законодательству, человека можно лечить от наркотической зависимости только добровольно. Но чтобы согласиться на лечение, необходимо признать сам факт болезни или проблемы, не так ли? Иначе зачем лечить здорового человека?
    Отрицание болезни – это первое препятствие на пути лечения и один из симптомов зависимости. Человек начинает говорить: «Ну да, я попробовал марихуану. Ну да, я немножко попробовал героин. Но у меня нет никакой проблемы. Я могу бросить в любой момент. Со мной не происходит ничего страшного». Или другие отговорки-манипуляции: «Когда я употребляю, мне хорошо, когда не употребляю – плохо. Вы хотите, чтобы мне было плохо?»
    Как помочь человеку осознать наличие проблемы? Показать ему последствия, показать реальные потери, которые вызывает употребление психоактивных веществ. Причем в данном случае бесполезно говорить о «возможных будущих проблемах» – все это для зависимого «писано вилами по воде». Покажите ему то, что уже произошло:
    • Появились финансовые проблемы, долги
    • Появились проблемы в личной жизни
    • Проблемы на работе
    • Хуже стало со здоровьем (нужно указать, что конкретно)
    • Проявили себя психологические проблемы (бессмысленная агрессия, неуправляемое поведение, потеря прежних друзей)
    • Формируется асоциальное поведение (начались кражи, ложь, драки и т. д.)
    • Изменился внешний вид

    То есть все негативное, что возникло вследствие зависимости. Первая задача родственников – заметить эти проблемы и указать на них. Лучше заранее подготовиться, составить список, чтобы ничего не забыть во время трудной беседы.
    Обычно пациент преуменьшает потери, находит отговорки, обесценивает вами сказанное, но последствия растут, снежный ком изменений к худшему нарастает, и в какой-то момент человек сам может захотеть лечиться. Это идеальный момент, чтобы уговорить его отправиться в клинику.
    Но, в любом случае, даже если зависимый преуменьшает значимость сказанного и приходится буквально на пальцах объяснять ему, что происходит, все равно именно в этот «момент демонстрации потерь» его проще всего уговорить.
    Важно, как мы уже упоминали, самим не обесценивать проблемы. Если не будете испытывать уверенности, что человека прямо сейчас, сию минуту нужно начинать лечить, не будете достаточно убедительны.
    Лучше всего, если беседа проходит именно в кругу близких – единичное мнение всегда больше воспринимается как субъективное. А сразу несколько «голосов» будут более объективными, во-первых. А во-вторых, таким образом можно реализовать грамотный «сценарий» убеждения.
    Каждый из родственников должен определенным образом построить свои фразы. Без обвинений и унижений – это очень важно. Нужно оперировать только фактами, демонстрируя реальные, уже полученные результаты.
    Одного человека достаточно легко сбить с толку – например, зацепиться за любой факт и начать спорить, а потом уже и человек выдохся в ходе этого спора, и не вспомнить, с чего все начиналось. Если же в разговоре участвуют несколько человек, между ними можно «распределить роли» – а точнее, темы разговора (работа, здоровье и т. д.). А главное, при попытке зависимого перевести адекватный диалог в бессмысленный спор, уйти от темы, остальные участники смогут вернуть разговор в конструктивное русло.

Установите границы

    Если демонстрация потерь не дает результатов, нужно выставлять границы – «Хорошо, ты считаешь, что все нормально, но у нас это недопустимо».
    Дальше необходимо придумать правила и меры, которые будут предприниматься при нарушении. К примеру, если человек приходит домой «под дозой», если перестает ходить на работу, если увольняется, начинает красть вещи из дома и т. д. Важно действительно предпринять эти меры: например, не пустить домой, лишить финансовой поддержки. Чтобы последствия оказывали на человека дополнительное давление.
    Это для многих родителей и близких очень серьезный шаг. Многие боятся его сделать, находя теплые чувства препятствием для выстраивания границ. Многим кажется, что это «очень жестко», если не сказать «жестоко». Такое поведение типично для созависимости. Мы привыкли жить в определенных ролях, и нам невыносимо думать, что в этот самый момент роль «чуткой матери» вреднее для собственного чада, чем роль «расчетливого и холодного соседа». Нужно понимать: оставаясь в прежних позициях, отказываясь от выстраивания жестких границ, вы с каждым днем усугубляете ситуацию, отдаляете своего близкого от выздоровления.
    Если же найти в себе силы и начать выстраивать отношения по новым правилам, у зависимого начнет постепенно сужаться зона комфорта. Если раньше он не замечал последствий употребления, то теперь почувствует, как лишается чего-то значимого (денег, жилья и т. д.), каких-то конкретных, значимых вещей. Наркотик перестает быть источником только удовольствия, но становится причиной серьезных проблем. Это может привести к тому, что человек сам захочет начать лечение.

Оцените искренность согласия

    Отдельно стоит упомянуть согласие зависимого на лечение. По крайней мере, в 30 % случаев, родственники сталкиваются с тем, что человек соглашается на лечение… Но! Предлагает его отложить по различным причинам.
    • Закончить проект на работе
    • Поправить финансовое состояние
    • Закрыть кредит/раздать долги
    • Выбрать клинику и все обдумать

    Вариантов множество. И они кажутся достаточно убедительными, особенно если звучат после продолжительного прессинга со стороны родственников. Кажется, ваша стратегия наконец-то возымела эффект, удалось убедить человека, «прожать» его на лечение – еще немного, и все мучения закончатся.
    На самом деле, с высокой вероятностью в борьбу с вами опять вступает зависимость, но на этот раз уже, так сказать, обходным путем. Общеизвестно, если с человеком согласиться (особенно, если пришлось долго уговаривать оппонента или он не слишком рассчитывал на успех), то он расслабляется настолько, что готов отсрочить решение, – главное, что согласие получено. А дальше процесс может тянуться практически до бесконечности (или же обещание вновь повторяется, но действие откладывается под новым предлогом).
    Эту «стратегию» зависимый просчитывает безошибочно – действительно, как только само согласие на лечение получено, родственники расслабляются. А зря! Ведь согласие чисто формальное, для галочки, только чтобы «отстали». По сути, вы так ничего и не добились – уже завтра он забудет обо всех доводах, которые привели ему сегодня. Уже завтра придется начинать все с начала.
    Еще одна из распространенных стратегий наркозависимых – «согласие на детокс». Детоксикацией, или «детоксом», называют самый начальный – медицинский этап лечения. Он достаточно короток и влияет только на физическое состояние зависимого, но никак не затрагивает нарушения в других сферах: психической, социальной, духовной. Наркоман соглашается на лечение в «детоксе» и даже как будто принимает активное участие в выборе клиники. На самом деле его участие сводится к получению информации из своего окружения, подыскивается клиника, в которой детоксикацией все и ограничивается. Но этого категорически недостаточно. После детоксикации должна последовать реабилитация, в процессе которой наркозависимый учится жить без наркотика.
    Стремясь в клинику, где нет реабилитационного подразделения, в которой не работают психологи-мотиваторы, а только врачи, которые помогут «переломаться» (облегчить тягостное физическое состояние в период абстиненции), зависимый рассчитывает укрепить позиции в глазах близких, а заодно, как они сами говорят, «сбить дозу».
    «Сбить дозу». Так наркоманы называют процесс, при котором детоксикация приводит к тому, что для получения желаемого ощущения нужна меньшая доза наркотика, нежели та, к которой потребитель уже привык. Не секрет, что наркоман все время вынужден увеличивать дозу, поскольку организм «привыкает» и прежнего количества вещества становится недостаточно для получения желаемых ощущений. Если прибегнуть к помощи клиники, где под медицинским контролем пережить многодневную отмену наркотика, пройти через «ломку» под препаратами, купирующими боли и другие неприятные симптомы, то по прошествии нескольких дней можно получить искомые ощущения от существенно меньших доз. Многие это знают и ложатся в клиники именно затем, чтобы выйти и снова начать употреблять, но уже меньшее количество наркотика.
    После такого недостаточного лечения практически все «пролеченные» возвращаются к приему наркотиков, поскольку ломку-то им преодолеть помогли, а управлять тягой к веществу, решать проблемы без него и жить в чистоте – не научили. И у наркомана появляется убойный аргумент: «врачи ничего не могут со мной поделать, у меня сложный случай» или «они вообще наркоманию лечить не умеют». Ими он будет пользоваться в процессе любых разговоров о лечении, попрекая, что вы только зря тратите время и деньги.
    Даже, если настойчивые близкие снова добьются согласия на лечение, зависимый готов будет ехать в ту же клинику, поскольку «сбить дозу» в целом не возражает. Ну а для родственников это еще одна история провала.
    На самом деле человек даже искренне может считать, что вы правы, что нужно лечение, но специфика наркотической зависимости (как, впрочем, и любой другой) такова, что, как только доходит до дела, сразу всплывает десяток поводов, чтобы все отложить.
    Вспомните, что боретесь не против своего близкого человека. Нет! Вы вместе боретесь против наркотиков, и самому зависимому приходится со стороны зависимости выдерживать не менее, а более жесткий прессинг. В то время как сам человек управляет только сознательными мыслительными процессами (к примеру, действительно хочет лечиться), зависимость, управляя подсознанием, «сделает» все, чтобы избежать подобного развития событий.
    Так что важно найти клинику и реабилитационный центр еще до всех разговоров, чтобы сразу, получив согласие, отправиться на лечение. Помните, чем больше времени теряете, тем менее успешным будет лечение и тем больше последствий (как физических, так и психических) невозможно будет устранить.
    Кроме того, подобная заблаговременная подготовка позволит сразу разобраться, действительно ли на человека подействовали ваши доводы или вас просто пытаются провести и нужно использовать другие методы убеждения. Если зависимый искренне согласен (пусть даже и в эту конкретную минуту), он поддастся порыву и поедет в клинику. Если же имеет место «интрига», ложное согласие, предложение сразу отправиться в клинику вызовет массу отговорок, а затем не исключена и негативная, возможно, агрессивная реакция.
    Во втором случае лучше сразу обратиться к следующему варианту.

Привлеките специалистов-мотиваторов

    Это, пожалуй, наиболее эффективная стратегия, несмотря на то, что к ней, как правило, прибегают тогда, когда все другие способы уже испробованы.
    Специалисты, которые могут вам помочь получить согласие близкого на лечение, используют приемы так называемой интервенции. Сам термин происходит от английского intervention – вторжение. Проводится интервенция квалифицированными психологами-мотиваторами, специально подготовленными и имеющими многолетний опыт работы.
    Группы интервенции – это, как правило, самостоятельные структуры, привлекаемые клиниками и реабилитационными центрами для решения вопроса первичной мотивации. Если вы выбрали клинику и реабилитационный центр, поинтересуйтесь, готовы ли они предоставить контакты службы интервенции, с которой сотрудничают, обсудите возможное время приезда мотиваторов, узнайте подробности визита, еще раз расспросите, как подготовиться.
    Как показывает практика, наиболее эффективных результатов добиваются специалисты, в прошлом сами проходившие лечение от зависимости. Они не понаслышке знают, что происходит в голове у пациента, понимают, как зависимость влияет на мышление, какие аргументы можно ожидать от пациента, какие доводы будут наиболее убедительными, какие методы – наиболее действенными и т. д.
    Как работают психологи-мотиваторы? По договоренности приезжают к вам домой и уговаривают человека прямо сейчас отправиться на лечение. В процессе разговора задействуются различные приемы влияния: использование располагающих интонаций, определенных формулировок – ведь, как известно, мысль можно подать по-разному и получить диаметрально противоположные реакции.
    Зачастую разговор начинается не напрямую с зависимым, а с его родственниками. Психолог может рассказывать о примерах из практики, о влиянии психоактивных препаратов. В какой-то момент зависимый неизбежно вовлекается в беседу – начинает либо спорить, либо, напротив, расспрашивать о влиянии наркотиков и т. д. Так или иначе, воздействие на психику пациента начинается с момента появления психолога и дальше усиливается по мере развития диалога.
    Важно то, что от родственников, по сути, ничего не требуется – только впустить специалистов в дом и обеспечить им спокойные условия работы:
    • Если в доме есть животные (особенно крупные собаки), изолировать их на время интервенции
    • Проследить, чтобы рядом с зависимым не было оружия или предметов, которые можно использовать во время возможной агрессии (ножи, вилки и т. д.)
    • Не совершать инициативных шагов, если психолог общается с зависимым

    На последнем пункте хотелось бы остановиться подробнее. Иногда, искренне желая помочь, родственники начинают общаться с пациентом параллельно интервенту, но результаты, к сожалению, получаются строго обратными.
    Во-первых, специалист использует вполне определенную стратегию, которая в том числе может базироваться на использовании диаметрально противоположных интонаций, на фразах, которые никто не ожидает услышать. Группа «интервентов» – это специалисты, которые буквально за несколько минут определяют наиболее действенную стратегию работы с пациентом. В свою очередь, родственники далеко не всегда понимают, как нужно разговаривать. Они ориентируются на свои знания о мышлении человека еще до того, как на него начали влиять психоактивные вещества. Даже в обычной жизни, не обладая навыками психолога, люди зачастую не могут правильно построить интонации и продуктивный диалог. Что уж говорить о критической ситуации, когда в действие вступают страхи, нервное напряжение и т. д.?
    Во-вторых, даже если родственники придерживаются правильных интонаций и формулировок, человеку банально сложно воспринимать несколько голосов одновременно, особенно если интеллектуальная деятельность уже поражена наркотиками. Внимание рассеивается, и психологический эффект снижается в разы.
    В-третьих, зависимый может просто начать манипулировать близкими в своих целях, как только почувствует, что дело идет к визиту в клинику. У него уже есть все проверенные инструменты. Изощренная манипуляция приведет к тому, что родственники встанут на его сторону.
    В результате вмешательство может свести на нет всю работу специалиста или даже привести к обратным результатам – стойкому нежеланию пациента ехать куда бы то ни было.
    Действительно, спокойствие сохранять непросто – особенно если используется стратегия психологического давления, в некоторых случаях особенно эффективная. Но вам нужно помнить главное – интервенция приводит к тому, что человек ложится в клинику в подавляющем большинстве случаев!
    Конечно, вам не хочется, чтобы близкий пугался или нервничал, но это лишь кратковременное неудобство, которое подарит ему шанс на здоровую, счастливую жизнь.

    Какие методы используют «интервенты»?
    Как вы понимаете, подход зависит от пациента. Причем не только от его изначальной личности, но и от тех изменений, которые в его психике произвела зависимость. Если человек сохранил способность к интеллектуальной деятельности, обладая при этом достаточно высоким уровнем и способностью к логическому мышлению, как правило, проводится именно беседа с убеждением. Если человек изначально более склонен к подчиненному поведению (а подобных людей всегда проще сделать зависимыми, поэтому среди пациентов их очень много), то более эффективным оказывается правильно использованный приказной тон. То есть когда человека фактически ставят перед фактом: «Собирайся, одевайся, тебе нужно лечиться, поедешь в клинику».
    ! Важно понимать, что «интервенты» никогда не причиняют вреда пациенту – ни физического, ни морального. Поэтому не нужно бояться за безопасность близкого. Цель интервенции – убедить человека лечиться. Именно убедить. Ведь грош цена такому убеждению, которого хватит лишь на пару минут. Важно, чтобы пациент добровольно доехал до клиники и тем более подписал согласие на лечение. Получить согласие на лечение – тоже работа интервента. Все делается в соответствии с главным принципом медицины – «не навреди». Да, эпизодически приходится использовать, казалось бы, достаточно жесткие методы, но они не наносят вреда пациенту. «Интервенты» – опытные психологи, которые знают, какие приемы недопустимы в работе с человеком, тем более травмированным зависимостью.
    Можно ли рекомендовать интервенцию сразу, еще до того как были опробованы другие способы? Определенно. Все, как всегда, упирается в фактор времени. Возможно, вы справитесь самостоятельно. А может, и нет. Но во втором случае потеряете те самые драгоценные дни, недели, месяцы, за которые ваш близкий уже мог бы начать путь к выздоровлению.
    Помните, что каждый потерянный день – это смертельный риск: передозировка, криминальный исход или даже суицид под эффектом психоактивного вещества. В любом случае, это дополнительный урон физическому и психологическому здоровью.
    Поэтому самый рациональный выбор – это провести первую беседу с зависимым и, если человек сразу не согласился прямо сейчас поехать в клинику, вызвать группу интервенции на ближайшее возможное время.
    РЕЗЮМЕ:
    1. Наркомана нельзя лечить принудительно. Закон этого не позволяет.
    2. К моменту начала лечения нужно быть готовым: выбрать клинику и последующий реабилитационный центр, узнать условия госпитализации, возможно, съездить туда на консультацию с врачом или психологом. Где-то должны быть собраны вещи, которые зависимый возьмет с собой в больницу. О том, что нужно взять с собой, вам расскажут в самой клинике.
    3. Получить согласие на прохождение лечения самостоятельно, пользуясь стратегией и тактическими приемами из этой главы. Но, если результат не достигнут, не отчаиваться.
    4. Существуют специально подготовленные психологи-мотиваторы, которым в подавляющем большинстве случаев удается уговорить зависимого прямо сейчас собраться и поехать лечиться. О них подробно можно узнать в той клинике, которую вы выбрали.
    5. Не медлите. Если не удается уговорить на визит в клинику самостоятельно, вызывайте психолога-мотиватора, не откладывая на завтра. Обратите внимание на то, чтобы в доме не находилась большая собака, а зависимому не было доступно какое-либо оружие. Мотиватор не сможет работать, если будет осознавать угрозу собственной жизни.
    6. Не вмешивайтесь в работу психолога-мотиватора, как бы вам этого ни хотелось, если желаете получить результат.
    СЛУЧАЙ ИЗ ПРАКТИКИ
    Иногда мотивация со стороны специалистов может в буквальном смысле спасти человеку жизнь.
    Как в истории Сергея. Он лежал в стационаре, проходил детокс. И настолько у человека не было мотивации, уже настолько изменилась психика, настолько тяга к наркотикам исказила его восприятие реальности, что он сбежал прямо в больничной одежде, полуголый, в тапочках и с подключичным катетером в шее. На дворе была ранняя весна, мороз.
    Слава богу, его поймали, привезли уже в другую клинику, чтобы завершить детоксикацию. На счастье в этом стационаре нашлись специалисты, которые занимались мотивацией, и началась напряженная работа – изо дня в день с ним беседовали, подводили к решению пройти курс реабилитации.
    И человек кардинальным образом поменял отношение к лечению. Принял решение пройти реабилитационную программу, начал выздоравливать. Прошел постреабилитационный курс, стал через некоторое время консультантом в центре, потом старшим консультантом. А теперь Сергей дорос до позиции директора реабилитационного центра. Срок чистоты – более шести лет. За плечами несколько десятков ребят, которым он теперь сам помог справиться с зависимостью.
    Если бы тогда он не попал к мотиваторам, неизвестно, что было бы дальше, но счастливого конца у истории точно бы не было!

Начало пути: детоксикация

    Первое, с чем сталкивается человек, решивший начать лечение от наркозависимости, – это клиника, медицинское учреждение, где ему нужно провести несколько дней. За это время будут устранены физические симптомы абстиненции (отмены наркотика), проведено обследование на предмет наличия или отсутствия сопутствующих заболеваний, намечена тактика дальнейших действий.
    Почему-то так сложилось, что этот период выздоровления зависимого принято называть детоксикацией.
    Прежде чем говорить о начале лечения, давайте разберемся в самом термине «детоксикация». На первый взгляд это простое и понятное слово, объединяющее комплекс процедур по выведению токсинов из организма. Но суть в том, что в случае наркомании термин не совсем уместен.
    Как мы уже упоминали, психоактивные вещества очень ненадолго задерживаются в крови, и как раз из-за этого их так сложно обнаружить. Буквально несколько дней (может быть, неделя) – и в организме ничего не остается.
    Непосредственно детоксикация (или на сленге – «детокс») при лечении зависимости применяется крайне редко.

    • Если пациента доставили при передозировке.
    В этот момент в его крови действительно содержится большая, даже критическая концентрация опасных веществ, и скорейшее их выведение является одной из задач для сохранения жизни.

    • Если зависимость сопряжена с алкоголизмом.
    Около 25 % наркозависимых злоупотребляют алкоголем. И как раз при распаде алкоголя в организме накапливаются токсины, которые длительное время могут циркулировать по кровеносной системе. Впрочем, даже в случае алкоголизма к детоксикации прибегают, если пациента привозят в период запоя. В ином случае проще дождаться, когда организм сам переработает вредные вещества и выведет их естественным путем. Таким образом, значительно снизится нагрузка на жизненно важные системы.

    • Если человек принимал препараты, которые длительное время не выводятся организмом.
    Как правило, это медицинские наркотики или же токсичные вещества, которые после попадания в организм могут длительное время оставаться в крови и накапливаться в разных органах и тканях.
    Итак, чаще всего (более чем в 50 % случаев) непосредственно детоксикация не нужна. При наркозависимости скорее можно говорить о необходимости восстановления нормальных функций организма – о купировании боли во время ломки, нормализации сна, настроения, влечений, о восполнении витаминов и питательных веществ, о поддержке функций сердечно-сосудистой, мочеполовой и других систем. Организм наркомана больше испытывает стресс от разбалансировки физических и психических процессов, чем страдает от неких остаточных токсинов, которые если и остаются, то в микродозах, фактически не оказывающих никакого влияния.
    Почему же тогда врачи в диалоге с родственниками употребляют этот термин? Можно ли в данном случае говорить о некомпетентности? Вряд ли. Вопрос опять упирается в чрезвычайно низкий уровень информационной грамотности населения по проблемам как наркомании, так и медицины в целом.
    Людям привычно слово «детоксикация», потому что оно регулярно употребляется в связи с алкоголизмом и по аналогии переносится и на наркозависимость. И чем проводить длинный курс лекций по патофизиологии в частности и медицине в целом, врачу проще сказать: «Мы проведем курс детоксикации, будут такие-то и такие-то процедуры, вот такой будет результат».
    Понятно, что этот стереотип нужно ломать, и если врач видит, что пациент достаточно образован, чтобы принять иную терминологию, он к ней и обратится. Но пока, к сожалению, в 90 % случаев проще и эффективнее сказать «детоксикация». В практике любого нарколога достаточно примеров, когда говоришь: «Мы не будем делать детоксикацию, она тут не нужна», а люди сразу считают, что это шарлатанство. То есть «нет детоксикации – нет лечения» – вот один из самых распространенных стереотипов. При этом «капельница» считается неподготовленными людьми главным действующим лицом в «серьезном» лечении. И, если «капельницы не ставят», значит – не лечат.
    При этом поставишь капельницу с витаминами – и все довольны. А основное лечение в это время идет не через систему для внутривенно-капельного вливания, а с помощью таблеток и простых внутримышечных инъекций (уколов). Витамины просто для поддержания организма, не более, а сама капельница нужна далеко не всегда.
    Выбор методов первого этапа лечения зависит от множества факторов:
    • Возраст пациента
    • Употребляемые психоактивные вещества
    • Срок зависимости
    • Изначальное состояние здоровья (как физического, так и психического)
    • Состояние пациента на момент начала лечения

    Как правило, какие-либо «активные шаги» в виде серьезных интенсивных процедур требуются опийным наркоманам. Если же человек употребляет препарат, в основном вызывающий психическую зависимость (например, марихуану), ему зачастую не требуется первый этап лечения. То есть, конечно же, он должен пройти полное медицинское обследование, включая типовые анализы, чтобы не пропустить серьезные заболевания, но, в целом, может сразу направляться для прохождения следующего этапа выздоровления в реабилитационный центр. Тем более подобные организации тесно сотрудничают с квалифицированными врачами, зачастую даже имеют собственный штат специалистов, и зависимый может прямо в центре получить консультацию врача.

Методы, применяемые на первом этапе лечения

    В целом первый этап проходит приблизительно одинаково во всех профильных медицинских учреждениях. Врачи в основном пользуются клиническими рекомендациями, разработанными ведущими специалистами отрасли, в которых подробно изложены медицинские процедуры и лекарственная терапия различных состояний, в которых зависимому может потребоваться медицинская помощь. Прежде всего активное лечение требуется опийному наркоману в состоянии абстиненции. Это крайне тяжело переносимое состояние, при котором необходимо активное медикаментозное вмешательство.
    Для потребителей других психоактивных веществ существуют иные стратегии.
    Обо всех методах можно сказать одно: это в основе своей – симптоматическое лечение. Устраняются те симптомы, которые возникают у наркозависимого, когда он лишается наркотика на длительное время. Врач заранее знает, каково будет состояние пациента, и подбирает терапию, исходя из известной ему динамики. Постоянное наблюдение позволяет оперативно вмешиваться и проводить коррекцию лечения при необходимости.
    Второй важный момент в терапии зависимостей – выявление и лечение сопутствующих заболеваний. Наркоманы часто страдают заболеваниями внутренних органов и систем. Порой врачу приходится сталкиваться с гепатитами, перикардитами, тромбофлебитами, гнойными осложнениями. При этом не всегда сам наркоман осведомлен об имеющихся у него болезнях, и задача хорошей клиники – обнаружить скрытые или не замеченные ранее заболевания и начать правильное лечение.
    Особую роль в подборе грамотной терапии играет наличие или отсутствие у зависимого сопутствующего психического расстройства. Довольно часто встречаются наркоманы, у которых зависимость сочетается с тяжелыми органическими психопатиями (нарушениями поведения из-за повреждений головного мозга), шизофренией, глубокими депрессиями, тревожными расстройствами. Именно поэтому важно, чтобы в клинике работали опытные психиатры, способные определить эти нарушения под «маской» симптомов зависимости.
    И конечно, хороший врач всегда помнит, что зависимость довольно часто бывает смешанной: опиаты и стимуляторы, опиаты и спайсы, опиаты и алкоголь, спайсы и алкоголь. Вариантов сочетаний очень много, и поэтому, тщательно опрашивая больного и его родственников, специалист непременно обратит на это внимание и откорректирует назначения, исходя из полученных сведений.
    Нет смысла перечислять стратегии лечения и писать о процедурах и лекарственных препаратах – их очень много. Остановимся лишь на некоторых, поскольку довольно часто про них спрашивают родственники зависимых.

    • Плазмаферез – удаление плазмы крови, «загрязненной» патогенными компонентами. Плазма – это жидкая часть крови. В ней находятся кровяные клетки – эритроциты, которые переносят кислород; лейкоциты, которые защищают кровь от инфекций; тромбоциты, которые помогают крови свертываться и образовывать тромбы в случае повреждения сосудов. При плазмаферезе часть крови выводится из организма, фильтруется, при этом плазма с растворенными токсинами удаляется, а клетки крови растворяются в специальных медицинских растворах и возвращаются обратно в организм. Именно это лучше всего позволяет оперативно очистить кровь, то есть провести ту самую пресловутую детоксикацию.
    • Внутривенное лазерное облучение крови (ВЛОК) – физиотерапевтическая процедура, проводимая с помощью лазера. При этом воздействие лазером на кровь происходит непосредственно в вене, в которую вводится одноразовый катетер. Процедура безопасна и в ряде случаев полезна. Основные заявленные эффекты: противовоспалительный, обезболивающий, улучшение иммунитета, положительное влияние на ключевые свойства крови, такие, например, как свертываемость. Ряд исследований показывает эффективность метода в комплексном лечении целого ряда заболеваний. ВЛОК оказывает весьма позитивное влияние и на пациентов.
    • Ксенонтерапия – лечение с использованием медицинского газа ксенона, который подается пациенту в смеси с кислородом через маску специального дозирующего аппарата.

    Ксенон применяется для коррекции неврологических, вегетативных, психических и поведенческих расстройств. Причем препарат показывает эффективность как непосредственно в периоде абстиненции, так и в постабстинентном периоде.
    Важно отметить, что при ингаляционном применении препарата не оказывается негативного воздействия на дыхательную систему и гемодинамику.
    На сегодняшний день ксенон является одним из наиболее эффективных препаратов при лечении множества расстройств, сопровождающих наркозависимость. Отмечены позитивное влияние на тяжесть болевых ощущений во время ломки, коррекция настроения и поведения, сна. Более того, на фоне ксенона удается использовать меньшие дозировки ряда необходимых лекарств, а это крайне важно для наших пациентов, поскольку снижает нагрузку на органы, выводящие метаболиты препаратов, ведь функции печени и почек у них, как правило, нарушены.
    У данного метода, как и у любого другого, есть противопоказания, к которым, например, относится эпилепсия.
    Одним из главных преимуществ этого медицинского газа является возможность применения психотерапии в состоянии ксенонового сна. В итоге все это позволяет существенно сократить общие сроки лечения.

Какие препараты используются в лечении

    Это несколько групп препаратов, позволяющих купировать абстинентный синдром, а также нормализовать психическое и физическое состояние. Прежде всего врач обращает внимание на психическое состояние пациента, поэтому основной арсенал специалиста – психотропные препараты.

    Основные группы психотропных лекарственных средств
    • Антидепрессанты – используются для нормализации настроения, устранения тоски, тревоги, некоторые участвуют в нормализации сна, некоторые, наоборот, активизируют пациента. Конечно, такие препараты подбираются индивидуально в соответствии с выработанной тактикой лечения.
    • Транквилизаторы и снотворные – используются для купирования тревоги и дисфорических проявлений (патологического тягостного недовольства), нормализации сна.
    • Нейролептики – антипсихотические препараты, применяемые в основном у психически больных. Это группа очень разнообразна по своим эффектам. Ранее они достаточно широко применялись для якобы снижения патологического влечения к наркотику. Считалось, что именно они помогают наркоману справиться с «тягой». Исследования последних лет показали, что это не так. Применение нейролептиков в наркологической практике – до сих пор спорный момент. Ряд ученых, ссылаясь на международный опыт, говорит, что их вообще не нужно применять при лечении наркомании. Но препараты в арсенале врача остаются, поскольку могут применяться в иных целях. Например, снижать агрессию, удерживать от побега. Ведь важно достичь результата – вывести человека на путь отказа от наркотика. А в самом начале пути зависимые очень неустойчивы в своих решениях, в отношениях с окружающими, способны убежать, причинить вред себе и близким. И с этим нужно работать, в том числе применяя необходимые лекарственные препараты, в ряде случаев – нейролептики. Использовать их следует с особой осторожностью. Но волноваться не стоит, грамотный врач всегда подберет нужную дозировку и назначит корректоры, чтобы свести к минимуму побочные действия.
    • Противосудорожные препараты (антиконвульсанты) – препараты, применяемые для лечения эпилепсии, препятствуют появлению припадков. В наркологии могут применяться как по своему прямому назначению (если есть угроза эпилептических приступов), так и для нормализации настроения. Дело в том, что некоторые антиконвульсанты обладают выраженной способностью выравнивать фон настроения: оно перестает колебаться, становится ровным. Поэтому такие препараты еще называют нормотимиками (нормирующими настроение).
    • Ноотропы – используются для нормализации деятельности центральной нервной системы, улучшения переносимости других препаратов. Положительно влияют на память, внимание, мыслительную деятельность, улучшают мозговое кровообращение.

    Обезболивающие
    Отдельно следует выделить препараты-анальгетики (обезболивающие), которые используются в лечении опийного абстинентного синдрома, проще говоря, «ломки» у наркозависимого, принимавшего опиаты, например героин.
    Во время ломки обычные «таблетки от головы» пациенту не помогают. Боли, которые он испытывает, настолько интенсивны, а устойчивость к лекарствам настолько высока, что требуются очень мощные обезболивающие средства. Обычно используются так называемые ненаркотические анальгетики. Но иногда требуются и препараты, относящиеся к группе опиоидных анальгетиков, подлежащие особому учету.

    Другие лекарственные препараты
    Круг их достаточно широк и определяется состоянием и сопутствующими заболеваниями пациента. В среднем в аптеке наркологической клиники можно обнаружить более сотни разнообразных лекарств. Это и препараты, влияющие на функции печени и почек, и так называемые «сердечные» препараты, витамины, антиоксиданты и многие другие группы.
    Важно понимать, что лечение представляет собой не только купирование абстинентного синдрома и формирование отказа от психоактивных веществ, но и максимальную коррекцию всех последствий. Зачастую самым тяжелым и опасным является не сам абстинентный синдром, который, конечно, доставляет мучения, но, по сути, не смертелен. Гораздо страшнее изменения, которые происходят в организме и психике за время употребления наркотиков. И задача врачей и других специалистов – вернуть пациента к полноценной, максимально здоровой жизни. Еще на первом этапе следует начинать работу психологам-мотиваторам, которые должны ориентировать пациента на последующую реабилитацию и полный отказ от приема психоактивного вещества.
    В ряде случаев полезна психотерапия, в результате которой можно существенно облегчить психическое состояние больного, помочь ему справиться с некритическими нарушениями психики.
    Поэтому, даже если детоксикация действительно требуется, нельзя говорить о том, что данный комплекс методов является исчерпывающим. Первый этап должен включать все меры, необходимые для восстановления физического и психического здоровья пациента.

Мифы о детоксикации

    Чем дольше в обществе «циркулирует» термин, тем больше он «обрастает» разнообразными домыслами и слухами. Среди наиболее распространенных мифов о детоксикации можно выделить четыре.

    Детоксикация нужна всегда
    Мы уже упоминали об этом.
    Посмотрим, как «работает» наркотик: человек принимает психоактивное вещество, и пока оно находится в крови, испытывает, скажем так, удовольствие. Пойдет ли человек в этом состоянии в клинику? Вряд ли. Ему слишком хорошо – в этом состоянии даже уговорить лечиться практически невозможно, разве что специалист-интервент сможет это сделать, опираясь на приказы, поданные с особой интонацией.
    Но вот эффект прошел, и у человека начинается абстинентный синдром, и начинается именно потому, что наркотика в крови уже нет, организм требует новую дозу.
    Если не было употребления веществ, которые могут накапливаться в организме (токсичных препаратов), если не было употребления алкоголя, пациенту, в принципе, может не понадобиться детоксикация.

    Детоксикация – это всегда капельница
    На сегодняшний день существует множество эффективных методов выведения токсинов из организма. Некоторые мы уже перечислили, и, как вы могли убедиться, они далеко не исчерпываются «капельницами».
    В каждом конкретном случае пациенту назначается именно тот способ, который позволит восстановить адекватное, здоровое состояние наиболее быстро и с минимальной нагрузкой на и так подорванные ресурсы организма.

    Детоксикация «народными средствами»
    До сих пор популярны такие меры, как «переломаться всухую», – то есть без врачей, просто дома. Как правило, этот способ приходит в голову не самим зависимым, а их родственникам, которые прибегают порой просто к чудовищным методам. Человека связывают, приковывают к батарее, запирают, чтобы лишить его возможности принимать наркотики.
    В таком вот состоянии человек переживает абстинентный синдром – попросту говоря, «ломку». Длиться его мучения могут до недели. И действительно, непосредственно физическая боль за это время проходит.
    Иногда применяют чудовищные методы так называемой «детоксикации народными средствами»: от различных травяных настоев до совсем уже экзотических процедур, типа бани с обмазыванием медом. Это совершенно недейственные и опасные подходы, не имеющие никаких научных оснований и подтверждений эффективности, а ряд процедур может быть опасен для здоровья.
    Наркомания так не лечится. Еще раз проговорим: проблема в том, что человек принимает психоактивные вещества не только, чтобы избавиться от болей. У него вырабатывается психологическая зависимость, не менее, а иногда и куда более сильная, чем физическая.
    Иными словами, человека продолжает тянуть к наркотикам и без соответствующей квалифицированной помощи он рано или поздно сорвется.
    Кроме того, изоляция не решает проблем, вызванных употреблением психоактивных веществ. Заболевания органов и систем, а главное, проблемы с психикой: мышлением, памятью, вниманием – без помощи врачей ситуация может не только не выправиться, но, напротив, усугубиться.
    И далеко не всегда результат заставляет себя ждать – если человек достаточно долго принимает наркотики или изначально имеет ослабленное здоровье, он может банально не выдержать самой «ломки» без медицинской помощи. Случаи летального исхода в результате «домашнего» лечения описаны.
    «Игры в доктора» должны закончиться еще в детстве. Наркомания – это не то заболевание, при котором можно заниматься самолечением. Помните об этом и сразу обратитесь в клинику.

    В «детоксе» пациент должен быть бодрым
    В процессе купирования абстинентного опийного синдрома («ломки»), в процессе восстановления различных психических функций, таких, например, как сон, настроение, в клинике применяются различные препараты, которые могут угнетать функцию центральной нервной системы. Иногда – это тот эффект, которого хочет достигнуть врач в процессе лечения, например, при остром психомоторном возбуждении, когда пациент становится неуправляем и может причинить вред себе или окружающим. Иногда – это побочное действие некоторых необходимых лекарств.
    И в первом и во втором случае волноваться не нужно, поскольку с такими эффектами, как смазанность, нечеткость речи, пошатывающаяся походка, сонливость, пациенты сталкиваются постоянно. Это – абсолютно нормально в процессе лечения, это даже хорошо и говорит о том, что лечение проходит правильно.
    Иногда подобное состояние родственники могут наблюдать даже при выписке. И в этом тоже ничего страшного нет. Близкий заторможен и вял не потому, что «из него сделали овоща» по незнанию или недосмотру, а потому, что это осознанная врачебная тактика. Вы можете поинтересоваться у доктора, с чем связано состояние пациента, и получите внятный ответ.
    В любом случае такие явления не опасны и быстро прекращаются после лечения.

Опасные методы детоксикации

    Помимо хорошо отработанных и рекомендуемых методов детоксикации, существует несколько методик, к которым нужно относиться с чрезвычайной осторожностью. Эти методы, с одной стороны, новаторские, с другой – очень опасны, ввиду того что процент осложнений в результате их применения существенно выше, чем при традиционном «детоксе».

    • Атропинокоматозная терапия (сокр. АКТ) – пациенту вводится вещество, вызывающее состояние управляемого галлюциноза. То есть человек начинает видеть то, чего нет, и слышать то, чего нет. При этом через галлюцинации пациент вполне способен воспринимать голос врача. В этом состоянии проводится внушение, которое якобы должно сформировать стойкое нежелание принимать наркотические препараты. В названии метода присутствует слово «кома». Но это не кома, конечно. Была бы она, человек ничего бы не воспринимал и никак бы не реагировал. Но термин устоялся.

    Метод появился на заре наркологии, когда о реабилитации в нашей стране еще мало кто слышал. Врачи искали разные способы добиться того, чтобы наркозависимый, который выходит из стационара, не срывался, чтобы у него возникала так называемая аверсия (отторжение) к наркотику. В случае атропинокоматозной терапии действие предполагается двойное: с одной стороны, помощь при ломке, с другой – считается, что сделанное в процессе процедуры внушение создает желаемую аверсию.
    Эффективность метода так и не была доказана, а вот побочных эффектов выявилось немало: от нарушений работы сердца и остановки дыхания до тяжелых психотических расстройств и необратимых изменений в головном мозге.
    Конечно, у большинства пациентов так и не удалось добиться аверсии, а, значит, возвращение к употреблению наркотика после такого «детокса» вполне закономерно.

    • Ультрабыстрая опийная детоксикация (сокр. УБОД) – ускоренное выведение опиатов и их продуктов из крови под наркозом в сочетании с применением препаратов, позволяющих избавиться от ломки за 6–8 часов.

    Одна из наиболее соблазнительных методик, которая позволяет преодолеть ломку за несколько часов, вместо нескольких дней. Нередко к ней прибегали и прибегают зависимые, которым нужно экстренно «вырваться из порочного круга», чтобы пойти на работу, чтобы семья ничего не заподозрила и т. д. Такие пациенты совсем не ориентированы на последующее прохождение реабилитационной программы.
    Проблема в том, что подобная нагрузка на организм часто оказывается критической. Были зафиксированы случаи летального исхода. Большинство психоактивных препаратов и так вызывают нарушения работы внутренних органов и систем, а дополнительный «удар» ускоренной детоксикацией просто становится «последней каплей».
    Было также замечено, что в результате УБОД у наркоманов не снижается, а, напротив, усиливается «тяга». Это опять же делает бессмысленными все риски: да, «ломка» заканчивается быстро, если все прошло удачно, но без последующего реабилитационного периода наркопотребление продолжается. Так стоит ли рисковать, ставить на карту здоровье, чтобы на выходе получить то, с чего все началось?

Шарлатаны от наркологии

    Когда мы сталкиваемся с проблемой, нам хочется решить ее как можно быстрее и проще. Причем чем сложнее ситуация, тем больше желание. Именно на этом, совершенно естественном, «механизме» человеческой психики и играют многочисленные мошенники, которые пытаются завлечь в свои сети испуганных, отчаявшихся родственников, стремящихся избавить от зависимости близкого человека.
    Есть несколько простых признаков, которые помогут распознать фальшивые, а зачастую еще и вредные методы «лечения» наркомании.

    1. Все сразу
    «Чудо-метод», который излечивает от зависимости раз и навсегда, – главная приманка и самая большая ложь. Давайте подумаем логически – психоактивные вещества разрушают организм и психику человека постепенно, день за днем. Неужели же за один день и даже за одну неделю можно все исправить, вернуть утраченное здоровье, выправить отношения с близкими, научить человека справляться со своими проблемами без помощи наркотического костыля? Что же это должна быть за «волшебная таблетка», которая за один прием может восстановить и сердечно-сосудистую систему, и работу мозга и, главное, изменить желания и предпочтения человека? И если такое средство есть, то почему им не пользуются во всех больницах, вместо того, чтобы нанимать десятки разнообразных специалистов и тратить недели, а то и месяцы на каждого пациента?
    С сожалением приходится признать суровую правду – восстановить всегда труднее, чем разрушить. И чем дольше человек принимает психоактивные вещества, тем дольше времени потребуется на лечение. И никаких чудо-методов, способных восстановить поврежденные организм, мышление, память, просто не существует.

    2. Без побочных эффектов
    Не существует лекарств, полностью лишенных побочных эффектов. И чем мощнее, чем эффективнее лекарство, чем тяжелее заболевание, с которым должен справиться препарат, тем больше побочных эффектов.
    Почему так? Потому что человеческий организм – это сложная, сбалансированная система. И в работу этой системы невозможно вмешаться, ничего не нарушив. В любом случае что-то будет затронуто. Просто побочные эффекты апробированных и разрешенных методов и лекарственных препаратов заведомо менее опасны и травматичны, чем патология, для лечения которой они применяются. И тем не менее они всегда есть.
    А мошенники готовы поклясться, что их зелье или метод вообще побочных эффектов не имеет. Это, понятно, ложь.

    3. Стопроцентная гарантия излечения
    Пока существуют заболевания, которые не в силах вылечить современная медицина, никто не сможет дать стопроцентную гарантию излечения. В ходе употребления наркотиков нередко возникают сопутствующие заболевания, которые можно только удержать в определенных рамках, но, увы, вылечить уже невозможно (например, шизофрения, ВИЧ-инфекция).
    Более того, существует множество параметров, влияющих на эффективность лечения: ресурсы организма, индивидуальная реакция пациента на лекарства и т. д. Даже врачи с многолетним опытом всегда допускают, что лечение может оказаться не настолько действенным, как предполагалось, и нужно будет проводить дополнительные исследования, подбирать индивидуальную методику.
    Сто процентов гарантии – лакмусовая бумажка шарлатанства.

    4. Всеобщий заговор
    На резонный вопрос «Если ваш метод так эффективен, почему же им не пользуются в других клиниках?» – мошенники любят развивать некую теорию заговора. В ход идут самые нелепые идеи: от коммерческого сговора медицинских учреждений до масонских планов по истреблению нации.
    Но давайте на минуточку представим, что чудо-средство, позволяющее гарантированно вылечить человека от наркозависимости за короткий срок и полностью вернуть ему здоровье, все-таки найдено. Очевидно, родственники больного будут готовы выложить огромные деньги.
    В условиях постоянной конкуренции клиники, напротив, стараются как можно быстрее брать на вооружение самые современные методы, потому что это выгодно и целесообразно – чем эффективнее лечение, тем больше пациентов. Что же до стоимости, поверьте, и среди обеспеченных людей достаточно наркозависимых, поэтому нашлись бы и те, кто способен потратить миллионы на свое лечение, лишь бы был «чудо-способ».
    Так что все эти теории заговоров не более чем попытка придать значимости своему методу в расчете на то, что человек, находящийся в постоянном стрессе и страхе за жизнь и здоровье близкого человека, готов поверить в любую чушь, которая сможет его успокоить. К сожалению, так чаще всего и бывает.
    Еще один интересный нюанс, который выдает мошенников от медицины. В последнее время стало модным (по-другому не скажешь) подтверждать эффективность любого метода наличием патента. Действительно, еще со времен СССР в менталитете русского человека прочно укоренилось: «без бумажки ты – букашка». К тому же, среднестатистический человек плохо понимает разницу между патентами, сертификатами, лицензиями и прочей впечатляющей документацией.
    Так вот, патент – это всего лишь документ, подтверждающий, что данный метод изобретен, допустим, Иваном Ивановым. Патент не является гарантией эффективности, безопасности и т. д. Задача патентного бюро только отсеять плагиат и совсем уж откровенный бред. Но в обязанности проверяющих не входит проверка общей результативности методов лечения или оценка побочных эффектов. При этом патенты на различную псевдонаучную, а иногда и опасную чушь плодятся в таком количестве, что Минздрав просто был бы не в состоянии успеть за всеми существующими шарлатанами, даже если бы в его обязанность входила экспертная оценка патентов на медицинскую тему.
    Поэтому, когда «владелец патентованного метода» гордо продемонстрирует вам пусть и подлинный документ, задумайтесь, не заметили ли вы одного из пунктов, указывающих на обман, а еще лучше попросите описать метод и проконсультируйтесь у знакомого врача.
    Чтобы немного упростить задачу распознавания шарлатанов, мы перечислим основные методы, которыми пользуются недобросовестные любители наживы (назвать их врачами язык не поворачивается):

    • Оперативное вмешательство – удаление так называемого центра удовольствия хирургическим методом.

    Авторы метода предполагают, что зависимость от наркотика формируется именно в данной области, поэтому ее удаление позволяет устранить само желание принимать психоактивные вещества. Но, во-первых, механизм формирования зависимости гораздо сложнее – сюда вовлечена деятельность не только «некоторых отделов» мозга, но и неизвестные нам пока механизмы формирования сложного поведения, влечений, предпочтений.
    Кроме того, любое хирургическое вмешательство в области мозга является потенциально опасным и имеет высокий риск провокации психоорганического синдрома (совокупность симптомов, включающих в себя нарушения памяти, снижение интеллекта и формирование эмоциональной неустойчивости).

    • Лечение на дому – может «выполняться» самыми различными методами: от медикаментозных до так называемых «аппаратных». Под видом оборудования, как правило, привозится какая-нибудь «штуковина с лампочками», лекарства в лучшем случае используются те же, что и для лечения алкоголиков.

    Соблазн провести лечение на дому велик. Нет страха огласки, да и близкий человек всегда под присмотром. Но подобные мероприятия имеют все шансы закончиться летальным исходом: из-за применения недорогих препаратов, набор которых у выездного врача ограничен, из-за мероприятий, которые требуют подстраховки со стороны реаниматологов, и т. д.
    Вариантов может быть множество – организм зависимого человека настолько стремительно разрушается, что любые манипуляции требуют строго медицинского надзора и наличия «под рукой» огромного спектра лекарственных препаратов и специального оборудования.
    Ситуация с лечением на дому настолько серьезна, что Минздрав даже выпустил несколько отдельных постановлений, напрямую запрещающих проведение подобных мероприятий.
    Не стоит забывать, что, даже если наркоман переживет ломку дома, это не избавит его от «тяги», и возвращение к прежнему образу жизни – лишь вопрос не очень продолжительного времени.

    • Гипноз – метод, до сих пор пользующийся фантастической популярностью. Пациента вводят в состояние гипнотического транса и проводят внушение, которое якобы должно произвести лечебный эффект.

    Обещания могут быть самыми различными: от снижения зависимости до полного оздоровления (как физического, так и психического). Нужно ли говорить, что это полная профанация? Увы, нужно.
    Да, возможности человеческого организма до сих пор до конца не изучены, и эффект плацебо периодически показывает значительные результаты. Но изменения в организме, вызываемые наркозависимостью, настолько обширны и серьезны, что никакое внушение не поможет человеку отказаться от наркотика и, тем более, выздороветь.
    Кроме того, люди, предлагающие подобное лечение, чаще всего сами не являются гипнотерапевтами. Да, они умеют вводить человека в транс (это, к слову, не так сложно), а дальше что-то ему говорят. Как это отразиться на психике пациента – неизвестно. В принципе, неспециалисту нельзя применять гипнотические техники (можно нанести непоправимый ущерб). Что уж говорить о работе с наркозависимыми, как правило, весьма далекими от понятия «психически здоровый»?
    Важно различать обещания вылечить наркоманию гипнозом и методики специалистов гипнотерапевтов, работающих в реабилитационных центрах. Как метод, именно в рамках реабилитации после проведения первичных этапов лечения, гипнотерапия весьма эффективна для выявления изначальных причин приема наркотиков и формирования так называемой «привычки к отказу».
    Подобные мероприятия проводятся именно в реабилитационных центрах и только в качестве вспомогательной меры, но ни в коем случае не в виде основного метода лечения.
    • Кодирование. Некоторые недобросовестные «наркологи» предлагают «кодирование наркомании» по аналогии с алкоголиками. Заявляется, что «будет сделан укол», после которого употребление наркотика вызовет неприятные ощущения и ухудшение самочувствия. Это неправда. Таких препаратов не существует.

    В ряде случаев под ярлыком «кодирование наркомании» могут предложить введение так называемого «блокатора опиатных рецепторов» – вещества, которое, пока находится в организме, препятствует получению ощущения эйфории. Такая методика имеет право на существование, но в ней больше минусов, чем плюсов.
    Во-первых, блокатор действует недолго и выводится из организма через несколько недель. Во-вторых, наркоманы, не получая желаемого эффекта, могут попытаться «пробить» действие блокатора, повышая дозу вплоть до критической, способной привести к смерти. В-третьих, и это главное – способ никак не формирует навыки трезвой жизни, не решает ровным счетом никаких проблем, а значит – срыв будет неизбежен.

    • Народные методы – от разнообразных отваров и протирок до обещаний вылечить наркоманию с помощью колдовства.

    Мы не хотим подвергать сомнению чьи бы то ни было убеждения, но опять же приходится признать, что до сих пор не известно ни одного случая излечения наркомании с помощью какой-нибудь «потомственной знахарки в двадцать пятом поколении» или отвара из «семи трав».
    Зато вокруг множество примеров того, как, обращаясь к подобным «магическим шарлатанам», люди тратили огромные средства, а главное – упускали время, когда настоящие специалисты могли бы помочь человеку восстановиться. Иногда случалось, что в результате на приеме у врача уже было невозможно помочь. В силах современной медицины было только поддержание человека на каком-то более-менее стабильном уровне, в состоянии инвалидности и при огромных финансовых затратах со стороны родственников.
    В Интернете можно подробно прочитать о шарлатанских методах и способах определения «нечистоплотных» целителей. Есть неравнодушные специалисты, которые, например, активно занимаются разработкой «Энциклопедии шарлатанства» и других полезных ресурсов, так необходимых в наш просвещенный век многим заблудшим людям.
    РЕЗЮМЕ:
    1. Детоксикация, то есть буквально – выведение из организма токсических веществ, при лечении наркомании часто не требуется.
    2. Если наркомана лечат без применения «капельниц» – это нормально. Если у пациента во время лечения спутанная речь, шаткая походка, сонливость и вялость – это нормально.
    3. На дому наркоманию лечить нельзя – это неэффективно и запрещено законом.
    4. «Кодирование» при наркомании неэффективно.
    5. Шарлатанство в наркологии довольно широко распространено, но распознать недобросовестных целителей можно по ряду типичных признаков.

Медицинский подход – достаточно ли?

    Долгое время в лечении наркомании использовался только медицинский подход – в лучшем случае, организм пациента приводили в порядок, излечивали появившиеся сопутствующие заболевания и отпускали с чистой совестью.
    Но многолетний опыт показывает, что этого далеко не достаточно. На самом деле, роль врачей в выздоровлении зависимого весьма ограничена и значима только в самом начале пути – на первом этапе, когда происходит борьба непосредственно за физическое здоровье человека.
    Более того, длительное использование только медикаментозного лечения делало наркологию самой депрессивной отраслью медицины. Пациенты постоянно срывались. Безумное число шарлатанов спекулировали на отчаянии родственников, вытягивая из них деньги и обещая «гарантированное исцеление». Путь к наиболее эффективным методикам полноценного лечения – к необходимости реабилитации – выстлан тысячами человеческих судеб.
    Долгое время врачи не придавали значения реабилитации в лечении зависимости. Именно в это время разрабатывались и апробировались методики, которые впоследствии были признаны очень опасными, когда риск превалирует над результатом.
    И только теперь медицина признает, что в работе с зависимым должны принимать участие не только наркологи и врачи, восстанавливающие физическое здоровье, но и другие специалисты, призванные восстановить здоровую психику и личность человека: психологи, социальные работники, консультанты. Сегодня наркология начинает исповедовать мультидисциплинарный подход.

Какие специалисты работают в наркологии

    Попробуем разобраться, чем отличаются друг от друга психиатр, психолог, клинический психолог, психотерапевт и нарколог. Очень часто люди этих специалистов путают.
    • Психиатр – это врач, который отучился в медицинском институте на врача общей практики, а потом не менее двух лет специализировался по психиатрии. То есть он умеет диагностировать и лечить психические болезни. Лечит психиатр – лекарствами.
    • Психолог – это специалист широкого профиля, который изучал психологию и все ее широкие аспекты. С зависимыми работают, получив при этом дополнительную подготовку по работе с такими людьми, а также наработавшие немалый опыт в качестве консультантов. Добавим, что лечить психолог не имеет права.
    • Клинический психолог – психолог, который прошел дополнительную переподготовку для работы с психически больными. Лечить он их не может (лечит только врач), но может их обследовать на предмет степени тяжести тех или иных нарушений в психической сфере, чем обычно сильно помогает психиатру.
    • Психотерапевт – им может быть как психолог, так и психиатр. Это специалист, помогающий «словом». Простой обыватель обычно представляет себе эдакого внимательного интеллигента, который слушает разговоры своего клиента, изредка что-то записывая в блокнот. Этот образ недалек от истины, но внешняя атрибутика процесса – не главное. Главное – в сути методик и техник, которые применяет психотерапевт, чтобы оказать клиенту помощь.
    • Нарколог – это врач, который так же, как и психиатр, отучился в медицинском институте, но потом не обязательно специализировался по психиатрии. Он мог сначала быть, например, врачом реаниматологом или токсикологом, а лишь потом пройти курсы повышения квалификации по наркологии и получить право работать с зависимыми. Впрочем, психиатры среди наркологов встречаются чаще всего.
    • Консультант (специалист по зависимостям от психоактивных веществ) – как правило, зависимый с большим сроком чистоты (трезвости) и личным опытом прохождения реабилитационной программы. Дополнительно, имеет подготовку на специализированных курсах. Последнее, впрочем, не всегда встречается. Очень часто бывает, что консультанты получают психологическое образование и становятся очень сильными психологами.

    Как видно, подход к наркомании – мультидисциплинарный, и в работе с зависимыми востребованы специалисты из разных областей. Значимость каждого из них меняется в зависимости от этапа лечения.

Реабилитация как продолжение лечения

    Многие далекие от наркологии люди, да и некоторые специалисты-наркологи тоже все еще продолжают относиться к реабилитации как к вспомогательному инструменту. Крайне печально и то, что некоторыми родителями наших пациентов этот «институт» воспринимается как «палочка-выручалочка» для слабаков. Мол, «не можешь сам справиться, вот и идешь за помощью к психологам».
    На самом деле это не так. Мало просто восстановить организм. Ведь изначально ни у одного человека нет именно физической необходимости в употреблении наркотика. Все зарождается в голове, это чисто психологическая проблема. Важно понять, почему в принципе пациент начал употреблять наркотики, осознавал ли он последствия или изначально все было «сдобрено» незнанием.
    Может быть, человек просто не осознавал последствия, надеялся, что именно с ним все обойдется. Хотя принцип «это случится с кем угодно, только не со мной» уже сам по себе представляет достаточно обширный фронт работ для психолога.
    Может быть, человек легко внушаем и просто поддался чужому влиянию – с этим тоже нужно бороться, иначе, едва вернувшись домой, он снова превратиться в наркомана буквально за считаные дни, как только натолкнется на старую компанию. А наркодилеры клиентов, как правило, терять не намерены и зачастую после выхода зависимого из клиники начинают заново склонять его к употреблению.
    Может быть, зависимость (а точнее, прием первых доз) была вызвана личными психологическими проблемами: комплексами, разочарованием, депрессивным состоянием.
    Если причина, толкнувшая человека к употреблению наркотиков, так и не будет устранена, пройдет совсем немного времени, и он снова вернется к тому, с чем начал бороться.
    Но даже если у пациента нет субъективных причин для употребления психоактивных веществ, нужно помнить, что наркомания, как заболевание, формирует и психологическую привычку к приему наркотика. Привычку, которая не проходит просто так, от терапевтических мер и процедур, направленных на исцеление тела. Теперь необходимо сформировать так называемую «привычку к отказу».
    Мысли о наркотиках будут еще какое-то время (и, возможно, достаточно долго) преследовать, искушая снова попробовать «всего один раз». Они будут подкрепляться чувством вины, неуверенности; эмоциями, которые неизбежно возникают, когда зависимые осознают, что натворили со своей жизнью, в какое положение поставили себя и семью, какому риску подвергли близких людей.
    Если лечение психических и физических расстройств выполняет именно «оздоровительную» функцию, то реабилитационные центры помогают вернуться к полноценной жизни и навсегда отказаться от наркотиков.

Кто работает в реабилитационном центре

    • Психологи.
    Они помогают понять, что именно толкнуло к употреблению наркотиков. Как говорили древние, «предупрежденный вооружен». Осознавая мотивы, гораздо проще выработать «привычку к отказу».
    Психолог помогает разобраться в самом себе, избавиться от проблем, стабилизировать внутреннее состояние, стать гармоничной, цельной личностью, которой не нужны никакие стимуляторы, чтобы продолжать жить и получать от жизни удовольствие, преодолевать возникающие препятствия вместо того, чтобы уходить от них в наркотические грезы.
    Вторая (но не менее важная) часть помощи – адаптация. За время зависимости человек настолько отстраняется от социума, что ему невероятно сложно вернуться в обычную среду. Кого-то терзает страх, что окружающие сразу поймут, что он бывший наркоман, и отвернуться. Кто-то просто не понимает, как найти новое место в жизни, если обучение уже брошено, карьера разрушена, кругом долги…
    ! Если зависимый не получает психологическую поддержку, он может не просто столкнуться с проблемами адаптации к привычной жизни или снова вернуться к употреблению. Постоянные страхи могут довести его до депрессии и, в самых серьезных случаях, даже до самоубийства. Несмотря на то что с отказом жизнь только начинается, зависимым долгое время может, наоборот, казаться, что все кончено – потери невосполнимы, дружбы и любви уже не будет, никогда не будет радости, счастья, полноценной жизни. Только помощь квалифицированного психолога поможет избежать печального исхода.
    В период приема психоактивных препаратов человек постепенно теряет возможность хотеть и саму потребность в других желаниях, кроме новой дозы. К началу реабилитации он стоит на перепутье: он не хочет наркотик, но нет пока ни других желаний, ни планов. Задача психолога – помочь заново «нарисовать» картину будущей жизни: наметить цели и планы, для начала на ближайшее будущее, найти то, что будет интересно, определить ориентиры и моральные ценности.

    • Консультанты.
    Практически всегда это зависимые, которые прошли в свое время такой же путь и теперь помогают другим людям отказаться. Не нужно бояться того, что они когда-то сами употребляли наркотики, – напротив, зачастую именно такие люди обладают наибольшей компетенцией. Знают, какие сомнения могут терзать подопечного, с какими искушениями придется столкнуться, помогают предотвратить проблему еще до ее появления.
    Консультанты следят за поведением подопечных и помогают психологам получить дополнительную информацию, потому что обычно человек сам за собой не замечает множество значимых вещей. Они поддерживают на пути реабилитации, рассказывают примеры из своей жизни и жизни других подопечных, помогая зависимому понять, что он такой не один. Множество людей уже прошли этот путь, и успешно, а значит, у него тоже все получится.
    Что еще важнее, консультант учит вырабатывать непосредственную «привычку к отказу от наркотика», учит, что делать, если снова появилось желание, если уговаривают на этот «всего один разочек». Подсказывает какие-то простые, но практические приемы – как отвлечься, как перестать думать о наркотиках, как побороть страх и неуверенность.
    Ну и, что немаловажно, консультанты – это те люди, которые находятся с зависимыми в центрах круглосуточно, обеспечивая непрерывность процесса и соблюдение четких правил.

    • Члены группы.
    Одним из самых эффективных способов психологической помощи является групповая терапия. Поэтому можно сказать, что члены реабилитационной группы, такие же зависимые, являются «специалистами», которые помогают подопечным.
    Если психологи и консультанты внутренне ощущаются как «старшие», которые объясняют, наставляют, проверяют, члены группы воспринимаются как равные – с кем можно максимально искренне поделиться проблемой и знать, что тебя понимают, потому что уже сталкивались с подобным или прямо сейчас переживают такие же ощущения, крутят в голове такие мысли.
    В группах у разных людей – разные сроки чистоты (так наркоманы называют трезвость), разные навыки чистой жизни, разные личности. Это помогает новичкам надеяться на успех, поскольку пример динамики выздоровления всегда перед глазами.
    Помимо центров (в которых человек живет все время лечения) существует и амбулаторная реабилитация. Когда пациент уже вернулся к нормальной жизни, но чувствует, что ему все еще нужна поддержка, он может периодически посещать группы или психолога, чтобы просто выговориться, сбросить нервное напряжение, отработать проблемы чистой жизни, получить поддержку, закрепить усвоенное в реабилитационной программе.
    Но этот «инструмент» не начальный, а весьма отдаленный. Основное же лечение, а точнее – реабилитационную помощь, основную гарантию «чистой» жизни, зависимые получают именно в центрах, где проживают постоянно.

Продолжение пути: реабилитация

История реабилитации наркозависимых

    Первым реабилитационным «движением» наркозависимых стало сообщество «Анонимные Наркоманы» (АН), сформировавшееся в середине XX века на базе более раннего движения «Анонимных Алкоголиков».
    Официальная история сообщества отсчитывается от 1953 года, когда было проведено первое собрание. Поначалу реакция общества была настороженной, даже негативной. И это закономерно – людей пугала идея собрания тех, кто совсем недавно употреблял психотропные препараты и принадлежал сильно криминализованному миру. Казалось бы, что они могут обсуждать? Наркотики? В глазах людей неосведомленных это скорее смахивало на секту или потенциальный притон. И только со временем АН не только завоевали положительную репутацию, но и распространились практически по всему миру.
    На сегодняшний день подобные собрания проводятся более чем в 100 странах мира.

    Ключевые особенности сообщества:
    • Добровольность
    • Открытость
    • Принятие

    Туда может прийти любой человек. Нет никаких списков или отчетов, никаких ограничений по гендерному, национальному, расовому, этническому, религиозному, социальному или иному признаку. Все, что нужно, – желание бросить употребление наркотиков и принятие общих правил.
    Главный принцип движения АН – выздоравливающие зависимые помогают новичкам, которые только пришли.
    Это уникальная идея, не имеющая аналогов. Впервые квалификации врачей был противопоставлен личный опыт, личная вовлеченность, межличностное взаимодействие людей, которые действительно в состоянии понять друг друга.
    Да, безусловно, зависимому необходима психологическая и психиатрическая помощь, но обычному специалисту, даже опытному, крайне сложно, даже практически невозможно понять, что испытывает наркоман, какие сомнения и страхи обуревают его после отказа от психоактивных веществ. Кроме того, у многих формируется отторжение «квалифицированного медицинского мнения» по принципу «да что они могут знать».
    С этой позиции взаимная поддержка зависимых является мощным эффективным средством удержать человека от дальнейшего употребления наркотиков. Прежде всего, потому что член сообщества видит живое доказательство, что можно избавиться от тяги к психоактивным веществам, справиться со своей зависимостью и обрести нормальную, полноценную жизнь. С ним общаются люди, которые уже прошли через все, что ему только предстоит. Они отвечают на вопросы, помогают развеять сомнения, но главное – служат примером.
    Важно различать программу и идеологию. Если программа – это четкая методика выздоровления, то идеология – это комплекс морально-нравственных ориентиров, на основе которых как раз и может быть разработана программа.
    Сегодня многие центры практикуют «смешанный подход», набирая в штат психологов и психиатров, в том числе из людей, избавившихся от зависимости и прошедших соответствующее обучение для получения необходимой квалификации, чтобы помогать другим.
    Программа «Анонимных Наркоманов» построена на адаптации изначальной идеологии «Анонимных Алкоголиков» – «12 шагов».
    Фактически 12 шагов – это 12 тезисов, которые необходимо принять и последовательно претворить в жизнь, чтобы вернуться в социум.

    Наибольшее значение имеют первые три:
    1. Признать, что ты оказался бессилен перед таким заболеванием, как зависимость, и потерял контроль над собой.
    2. Признать, что только Сила более могущественная, чем наша собственная, может вернуть здравомыслие.
    3. Принять решение препоручить свою волю и жизнь заботе Всевышнего, как ты его понимаешь.
    На первый взгляд «шаги» кажутся какой-то не совсем светской идеологией. Кто-то может увидеть созвучие религиозному мировоззрению, кто-то может расценить как призыв к слабости, кто-то вообще не понимает. Довольно часто приходится слышать такое суждение: это – неадаптированный зарубежный подход и для России и нашего населения не подходит. У столкнувшегося с «шагами» впервые действительно возникает много вопросов, а иногда и отторжение. Однако тезисы прямо созвучны прагматичному медицинскому подходу и универсальной, без привязки к национальному менталитету, психологии выздоровления.
    Что такое признать бессилие перед заболеванием? Это значит, не просто заявить – «наркотики сильнее меня» в присутствии свидетелей. Это значит, сознательно преодолеть один главный симптом зависимости, который препятствует лечению, – анозогнозию, отрицание самой болезни, которое встречается у подавляющего числа наркозависимых. Прохождение первого шага позволяет полностью избавиться от отрицания болезни и потерь, которые она вызвала; дает возможность признаться самому себе, что употребление наркотика вышло из-под контроля и полностью управляет жизнью.
    Второй шаг – это отказ от попыток самолечения и утопических идей контроля. Человек, сделавший этот шаг, учится обращаться за помощью: близких, специалистов, собратьев по выздоровлению. Этот шаг дает мощный ресурс на будущее. Ты можешь столкнуться с внезапно возникшей тягой, семейными и жизненными проблемами, физическим недугом в любой момент. Все это раньше решал наркотик. Теперь ты знаешь, кто и где тебе поможет, и сделает это лучше.
    Третий шаг хорошо выражается старой мудростью – «дорогу осилит идущий». Нужно каждый день постоянно двигаться в направлении излечения. Нельзя поддаваться отчаянию, останавливаться, нужно постоянно что-то делать, чтобы вернуться к нормальной жизни и победить болезнь: соблюдать режим, рекомендации, выполнять задания и так далее. Это постоянное движение в правильном направлении, вектор, которого держатся все выздоравливающие. Следуя этому направлению, доверившись ему, зависимый в разы повышает шансы на успех.
    В традиционных группах АН считается, что эти три шага – залог трезвости. Важно только четко понимать, что шаги действительно пройдены. Пройти шаг – это выполнить определенные задания, которые должен принять либо психолог, либо консультант, под патронатом которого лечится зависимый. После того как приняты задания первых трех шагов, можно говорить о возможном завершении стационарной фазы реабилитации, в которой человек, как правило, пребывает изолированно от социума. С этого момента он может жить дома, постепенно восстанавливая здоровое социальное окружение, периодически посещая групповые и/или индивидуальные занятия в рамках уже так называемой постреабилитационной программы.
    Однако опыт показывает, что традиционно понимаемых критериев прохождения шагов в ряде случаев недостаточно. Поэтому в наиболее прогрессивных центрах разработаны собственные критерии, которые позволяют оценивать готовность пациента к завершению стационарной программы реабилитации. Такой комплексный подход к оценке позволяет уверенно возвращать зависимого в социум с минимальными рисками срыва.
    Самым важным в «12 шагах» считается так называемое «духовное пробуждение». Это не какой-то религиозный или философский термин. «Анонимные Наркоманы» не являются религиозной организацией, и каждый из членов сообщества волен исповедовать любые религиозные или философские убеждения.
    «Духовное пробуждение» – это совершенно практическое понятие, которое базируется на представлении, что воздействие наркотиков погружает личность человека в некое подобие сна – лишает его психологической, социальной и духовной воли. Пробуждение, в свою очередь, наступает, когда реабилитант приходит в себя и открытыми глазами смотрит на случившуюся в жизни трагедию, на сопутствовавшие ей события, на дальнейшую жизнь. Он перестает заниматься самооправданием и самообманом, обретает способность адекватно воспринимать и оценивать окружающую действительность.

    «12 шагов» – это религиозная секта?
    В этих положениях неоднократно упоминается Всевышний, и это периодически приводит к тому, что движение связывают с сектантством. Но есть огромное количество признаков, по которым понятно, что это не так.
    В секте всегда существует лидер, за которым закреплен непререкаемый авторитет и безграничная власть над членами группы, – фактически его воспринимают как божественное воплощение того, кто может карать и миловать по своему усмотрению. Идеология «12 шагов» построена исключительно на равенстве всех участников, независимо от того, на каком этапе реабилитации они находятся. Их объединяет общая проблема (зависимость) и желание излечиться.
    Все секты так или иначе направлены на подчинение членов группы «единой воле» и в 90 % случаев требуют от участников отказа от имущества в пользу лидера или верхушки секты или, как минимум, существенных регулярных взносов. «Анонимные Наркоманы» не заставляют зависимых брать на себя какие-либо материальные обязательства. Сообщество существует исключительно благодаря благотворительности и добровольным вкладам (к которым никого не подталкивают).
    И наконец, самое главное отличие: секта стремится уничтожить личность в человеке – отучить его принимать самостоятельные решения, прервать контакты с окружающим миром, полностью погрузиться в жизнь узкой группы «избранных».
    «Анонимные Наркоманы» преследуют строго противоположные цели. Они учат мыслить самостоятельно, принимать решения и нести за них ответственность. АН стремятся к тому, чтобы человек восстановил отношения с близкими, а конечная цель – вернуть зависимого в нормальную жизнь. То есть в идеале он должен оставить сообщество и иметь в себе и силы, и волю, чтобы продолжать «жить в чистоте» без собраний, как самостоятельный человек.
    Да, безусловно, существуют секты, которые маскируются под реабилитационные сообщества, и проблема настолько актуальна, что мы решили посвятить ей отдельную главу. Но абсолютно точно можно сказать, что сообщество «Анонимных Наркоманов» и идеология «12 шагов» к сектантским движениям не относятся.

    «12 шагов» – религиозная идеология?
    Не менее распространено заблуждение, что это идеология, которая подходит исключительно людям религиозным. Но важно понимать, что образ Всевышнего в двенадцати шагах легко заменяется любой другой «Высшей силой» – родственниками, специалистами реабилитационного центра. Во время лечения зависимому необходим этот «Высший ориентир», на который он может полностью положиться, довериться ему. Именно принцип доверия лежит в основе программы. Он позволяет человеку обрести опору, а следом – и заново раскрыть собственный потенциал.
    «12 шагов» позволяют избавиться от зависимости людям самых различных вероисповеданий и людям, в принципе не склонным к исповеданию какой бы то ни было религии. Эта идеология основана на постулатах, равно признаваемых всеми религиями, агностиками, даже атеистами, и не противоречит ни моральным нормам, ни общепринятым ценностям.
    Согласно приказу Минздрава РФ № 373 от 17.12.1997 года, идеология «12 шагов» входит в обязательную программу повышения квалификации для всех специалистов, работающих в наркологических реабилитационных центрах.
    Не осуждает ее и русское православное духовенство – более того, нередко собрания «Анонимных Наркоманов» проходят именно в православных храмах, а рекомендации по реабилитации, одобренные православной церковью, содержат задания из «12 шагов».
    Одним из ярких примеров интернациональности и универсальности идеологии «12 шагов» является тот факт, что Иран (страна, в корне отличающаяся по менталитету от США и Европы) занимает второе место в мире после США по количеству групп самопомощи международного движения «Анонимные Наркоманы».
    «12 шагов» – это западная идеология, чуждая российскому менталитету
    Последнее, но не менее стойкое заблуждение, основано на том, что изначально идеология была разработана в США. Однако она не имеет никакой привязки к национальным или политическим особенностям. Как мы уже говорили, основой являются ценности и нормы, принятые во всем мире.
    Это подтверждает и практика: только на сегодняшний день в России, используя идеологию «12 шагов», успешно работают более 500 реабилитационных центров, и еще больше эффективных групп в той или иной мере основывают свои модели на этих базовых положениях.
    На их основе были разработаны наиболее эффективные, действующие во всем мире модели реабилитации наркозависимых.

Современные модели реабилитации

    Каждый человек индивидуален и уникален. Именно поэтому нельзя выделить какую-то единственную модель реабилитации и объявить ее самой лучшей. По крайней мере, пока это не представляется возможным. В зависимости от личностных черт пациента, его изначального социального окружения и общего настроя можно рекомендовать одну из четырех основных моделей реабилитации, которые доказали свою эффективность в борьбе с зависимостями.

    Терапевтическое сообщество
    Терапевтические сообщества являются наиболее распространенной моделью с изученной и доказанной эффективностью. Начали они развиваться в 50-е годы XX века. Программа ТС (или, как их еще называют, «ти-си» от англ.: therapeutic community) основана на принципе исключительно добровольного соблюдения режима реабилитационного центра и безоговорочного принятия норм поведения и правил распорядка.
    В рамках пребывания в центре полностью запрещены физическое насилие, сексуальные контакты и, конечно же, употребление психоактивных веществ (в некоторых случаях запрещено даже курение).
    Цель терапевтического сообщества – научить людей вести здоровый, позитивный образ жизни. Программа основана на создании определенной атмосферы, побуждающей человека к пониманию и совершенствованию себя самого, а также идеального чувства безопасности и защищенности – то есть снижении стрессовых факторов, которые могли бы провоцировать желание вернуться к зависимости.
    Как правило, на первых порах «пациенты» занимаются только собой – в группах или посещают индивидуальные консультации. Затем постепенно вовлекаются в посильную трудовую и учебную деятельность, начинают принимать участие в самоуправлении сообществом, осваивают новые профессии, которые позволят после завершения реабилитации полноценно адаптироваться в социуме.
    Терапевтическое сообщество способствует поэтапному восстановлению личности и исключает саму возможность возникновения деструктивного поведения и мышления.
    1. Сначала новый человек привыкает жить в сообществе, выполняет различные небольшие поручения.
    2. Затем учится контролировать эмоции при контакте с другими людьми (стыд, гнев, страх, скрытую боль), учится преодолевать рамки своего «имиджа» (например, «мужчина никогда не должен показывать своих эмоций»).
    3. Постепенно меняет негативные установки – «я не имею права на счастье», «я не имею права на существование».
    4. Учится анализировать прошлое и делать выводы. Это позволяет избавиться от страхов в настоящем и обрести оптимистичный взгляд на будущее.
    Важно понимать, задача сообщества не в том, чтобы человек перестал замечать негатив или «нес тяжелое бремя отказа от наркотиков». Нет. По завершении реабилитации он должен научиться объективно оценивать реальность, справляться со стрессами, со страхами, поддерживать нормальные (в том числе близкие и интимные) отношения с людьми и при этом сохранять способность радоваться жизни без наркотиков.
    Одним из главных «направлений» работы с зависимыми является принятие простой истины: человек не всесилен, и это нормально. Чтобы быть счастливым и радоваться жизни, нужны и помощь, и поддержка других людей, и, в принципе, контакты с социумом.
    Ключевые концепции ТС:

    1. Позитивная и негативная мотивация
    Когда зависимый попадает в центр, как правило, он делает это, чтобы отказ от наркотиков не причинял боль. Это негативная мотивация, поскольку она продиктована негативными ассоциациями. Но в процессе реабилитации меняется на позитивную – желание больше не возвращаться к употреблению веществ.
    Видите разницу? Нежелание плохого сменяется желанием хорошего. На первый взгляд, разницы никакой, но на самом деле она огромна. Человек, который стремится просто избежать дурного, будет довольствоваться промежуточными результатами и вполне может позволить себе срыв, оправдываясь тем, что «просто не выдержал». Тот, кто стремится сделать свою жизнь хорошей, будет направлять действия в положительное русло, а изредка возникающую тягу воспринимать как препятствие, которое должно быть преодолено.

    2. Выбор
    Каждый человек должен сделать свободный выбор в отказе от наркотиков. В процессе собеседования перед принятием в ТС новичка спрашивают, почему он решил оставить зависимость, могут обсуждать философию сообщества. С одной стороны, это делается, чтобы убедиться в твердости намерений, а с другой – чтобы психологически подготовить к вступлению в культуру, полностью ориентированную на изменение принципов, жизненных ценностей, привычек и т. д.

    3. Помогая другим, помогаешь себе
    В какой-то момент пациент сам становится «ролевой моделью» для новичков, примером для подражания. Но их одобрение одновременно укрепляет и его в решимости измениться.

    4. Ответственность
    Человек должен понять и принять, что несет ответственность за свои действия. В том числе за зависимость. Кто и что бы ему ни предлагал, это именно он взял в руки шприц, поэтому именно от него зависит и конечный итог «лечения». В ходе собраний терапевтических групп, с помощью различных методик бывший зависимый учится осознавать и понимать поведенческие импульсы, просчитывать последствия действий и избегать того, что может привести к негативному результату.

    5. Свобода от наркотиков и насилия
    В ТС запрещено употреблять наркотики (или иные вещества, влияющие на мозговую деятельность и поведение), проявлять насилие или угрожать насильственными действиями.

    6. Выявление скрытых проблем
    Наркомания возникает вследствие какой-либо внутренней проблемы. С помощью употребления человек пытается ее решить, а вместо этого получает еще одну проблему, куда более страшную. Чтобы окончательно отказаться от зависимости, необходимо найти первопричину и устранить ее. Тогда употребление потеряет «психологическое назначение».

    7. Активное участие
    Нельзя излечиться от зависимости, просто присутствуя на собраниях. Необходима активная позиция – фактический принцип «расти или уходи». Нельзя отказаться от какой-то части программы, иначе она просто не сработает.
    Одну из ключевых ролей в процессе играет взаимодействие пациентов и консультантов, которые также опираются на ряд разработанных принципов:
    1. Внимательное отношение – это ключевой принцип, позволяющий создать доверительную атмосферу, помочь пациенту раскрепоститься, расслабиться, стать открытым и предельно искренним. Внимательное отношение строится не только на проявлении интереса и заботе, но также на определенном языке жестов, манере разговора и ведения диалога.
    2. Описание эмоций – консультант формулирует суть того, что описывает пациент, рассказывая о чувствах. Это позволяет избежать недопонимания и создать ощущение сочувственного отклика.
    3. Перефразирование – консультант повторяет сказанное пациентом, иногда слово в слово, иногда выделяя какую-то конкретную часть. Когда человек слышит то, что сказал, со стороны, совершенно по-другому начинает это воспринимать.
    4. Резюмирование – подведение основных итогов диалога, группового собрания и т. д. Краткий обзор всех тем, затронутых во время сеанса. В процессе разговора неизбежно (как и в любом нормальном диалоге) затрагиваются несколько тем, происходит переход от одной к другой, и без резюмирования пациенту может быть сложно сделать и запомнить какие-то выводы. Краткий итог позволяет «подвести черту» и способствует тому, что результат беседы лучше откладывается в памяти пациента.
    5. Зондирование – консультант задает вопрос и произносит утверждение, чтобы вывести подопечного или группу на разговор и обсуждение, направляя внимание пациентов внутрь, на глубокое обдумывание ситуации. Таким образом, зависимый учится самостоятельно разбираться в причинно-следственных связях поведения.
    6. Самораскрытие – консультант рассказывает о собственном опыте, переживаниях, делится мнением. Это опыт, который создает у подопечного ассоциативный ряд «если мой консультант избавился от зависимости, значит, смогу и я». С другой стороны, обмен опытом создает более открытые, доверительные отношения, а подопечный зачастую может почерпнуть в рассказанных историях и ценный совет о реагировании на те или иные ситуации.
    7. Истолкование – консультант демонстрирует подопечному альтернативный взгляд на описанную им (подопечным) ситуацию, помогает «взглянуть с другой стороны». Эта методика особенно эффективна при работе с отрицанием («я не делаю ничего плохо– го»), при налаживании контактов с другими людьми и т. д.
    В ходе реабилитации зависимый проходит «эволюцию» по четырем направлениям:
    ЗНАЮ, что
    • Употребление всегда влечет негативные последствия
    • Наркомания смертельна
    • Зависимость – болезнь, которая поражает все сферы жизни
    • Я болен
    • Каждый имеет шанс вылечиться
    • Проблема не только в употреблении
    • Бездействие влечет возврат к зависимости

    УМЕЮ
    • Определять и выражать свои чувства
    • Расставлять приоритеты
    • Планировать свои дела
    • Обращаться за помощью
    • Говорить «нет» и принимать отказ
    • Работать со своим состоянием (напряжение, тяга)

    ХОЧУ
    • Посещать группы
    • Жить в трезвости
    • Восстановить разрушенные сферы жизни
    • Позитивных перемен в жизни
    • Быть свободным

    ВЕРЮ, что
    • Мою проблему можно решить
    • Люди могут мне помочь
    • Я могу измениться
    • Можно жить в трезвости и быть счастливым
    • У меня все получится
    • Есть нечто большее, чем «я»
    На сегодняшний день программа терапевтических сообществ признана одной из наиболее эффективных.
    Миннесотская модель наравне с ТС является программой, одобренной авторитетным профессиональным сообществом, наиболее распространенной, а главное, подходящей любым пациентам, независимо от религиозной или национальной принадлежности, социального уровня или психологических особенностей.
    Миннесотская модель реабилитации
    Была разработана в середине XX века в США в качестве системы, объединяющей ключевые положения «12 шагов» и ряда других аналогично эффективных моделей. Но в отличие от «Анонимных Наркоманов», которые опираются на идею взаимопомощи, миннесотская модель является именно профессиональным подходом к реабилитации, сочетая как принципы «12 шагов», так и современные достижения в области психологии, социологии, психиатрии и других отраслей, значимых для возвращения пациента к полноценной жизни.

    Основные принципы миннесотской модели:
    1. Наркотическая зависимость является хроническим неизлечимым заболеванием, которое имеет духовную основу и развивается не по вине пациента.
    2. Наркотическая зависимость является одним из возможных проявлений глубинных духовных дефектов.
    3. Зависимость невозможно до конца вылечить, но человек может повернуться от развития болезни к выздоровлению, если будет испытывать желание отказаться от духовных дефектов и будет правильным образом подготовлен.
    4. Человек, испытывающий наркотическую зависимость, может легко приобрести и зависимость любого другого рода (например, алкогольную).
    5. Реабилитационный центр представляет собой сообщество, в котором персонал сотрудничает с зависимыми, не противопоставляя себя им.
    6. Реабилитация проводится на основе максимальной открытости в общении при строгом соблюдении анонимности и конфиденциальности.
    7. Ответственность за выздоровление, в первую очередь, лежит на самом зависимом.
    8. Сотрудники реабилитационного центра должны быть примером для зависимых, а взаимоотношения между персоналом – примером для построения отношений с людьми.
    9. Желательно привлечение к процессу реабилитации максимально возможного количества близких людей пациента: семьи, друзей, коллег и т. д.

    Основное отличие миннесотской модели от терапевтических сообществ состоит в активном применении наравне с идеологией «12 шагов» широкого спектра психотерапевтических подходов.
    СЛУЧАЙ ИЗ ПРАКТИКИ
    Нередко реабилитация начинается очень тяжело для всех сторон этого процесса. И роль психолога, которая в миннесотской модели очень значительна, подчас ключевая в выздоровлении. Иногда без квалифицированного психолога и не удалось бы сдвинуть работу с зависимым с мертвой точки.
    Семейная сессия – важный элемент психотерапевтической работы. На ней обычно присутствуют психолог, сам пациент и значимые для него близкие люди. Очень много вопросов решается на таких мини-собраниях, важные психологические процессы происходят в результате такой совместной работы.
    Вот одна из иллюстраций работы с психологом.
    Во время семейной сессии мама зачитывает письмо пациенту о своих чувствах. В этом письме она рассказывает о том, что чувствовала в дни его употребления – какой стыд, страх, отчаяние переживала из-за его поступков.
    Сыну сложно и больно соприкасаться со своей виной. Он начинает говорить: «Я не хочу все это слушать. Я не хочу вас больше видеть».
    Он не готов признать последствия употребления и таким образом пытается защититься от чувства вины. Мать начинает еще больше плакать и объяснять, что она его любит, что желает ему только добра, что всегда будет рядом.
    Такие моменты – отличный повод для дальнейшей работы с семьей. Психолог, который проводил семейную сессию, увидел в поведении матери сложный комплекс причин, провоцирующих употребление наркотика ее сыном.
    Занимая позицию «всепрощения», она дает сыну понять, что никуда не денется, что бы он ни творил, всегда будет рядом и всегда оправдает его поступки.
    И из-за этого он позволяет себе все, что ему хочется, потому что не понимает наличия каких-то последствий, каких-то жестких шагов со стороны семьи. Его никогда не наказывали. Мать всегда пугалась каких-либо манипуляций и пыталась только уговаривать.
    Психолог объяснил матери, что в момент, когда сын отказывался слушать о ее чувствах, ей нужно было разозлиться или обидеться и уйти, сказать ему, что это бесчеловечное поведение и что она не готова продолжать разговор. В дальнейшем была проведена работа по подкреплению этого тезиса, выстраиванию позиции мамы по отношению к сыну.
    Перелом произошел позже. Это случилось, когда мать разговаривала с сыном по телефону и услышала от него пренебрежительные высказывания. Она сообщила, чтобы тот не смел с ней так разговаривать. Этот момент стал отправной точкой в духовном взрослении нашего пациента.
    До этого он просто не понимал, что можно, что нельзя. Он не чувствовал разрушительных последствий поведения. Мог начать хамить психологу и очень удивлялся, когда ему объясняли, что в таком виде работа продолжаться не будет.
    Ситуация с телефонным разговором стала поводом, чтобы начать разбираться в себе, научиться правильно ориентироваться в собственных мотивах, уважать других людей. А для мамы этот шаг по отстаиванию собственных границ стал началом осознания себя самостоятельной сильной личностью. В целом было задано направление к выздоровлению всей семьи.
    Очень часто зависимость сама по себе является следствием отсутствия границ, ориентиров. Родители ведут себя непоследовательно – сегодня наказывают, завтра поощряют, а послезавтра просто ничего не замечают. Очень многие даже не говорят о том, что нельзя употреблять наркотики. В процессе воспитания они много внимания уделяют тому, что надо мыть посуду, нельзя курить, нельзя поздно гулять, но запрет на наркотики даже не озвучивается. Без ориентиров и ощущения границ не построить устойчивый внутренний мир. А без психолога очень трудно проработать вопрос границ.
    Конфессиональная модель
    Отдельные элементы двенадцатишаговой идеологии используются и в конфессиональных реабилитационных программах. Конечно, они используются не в чистом виде. В центре концепции конфессиональной модели (и это закономерно) располагается Бог, как высшая сила, в которой зависимый ищет поддержку и опору. Помимо психологов, консультантов и иных специалистов, ему помогает духовный наставник, роль которого в выздоровлении зависимого очень велика. Если говорить о социальном устройстве такой модели, то, по сути, это – церковная община, которая живет по тем законам и тому укладу, которые свойственны любой общине данной конфессии.
    Концепция этой модели включает в себя три «опорных столпа»:

    Духовность
    Основные религиозные моральные ценности позволяют создать основу для духовного, психологического и социального восстановления. Фактически человек вливается в готовую систему «ориентиров», к которым необходимо стремиться. Очень органично зависимый принимает данную модель, если изначально был верующим или имел какой-то религиозный опыт. Сложнее тем, кто такого опыта никогда не имел. Но и они иногда принимают основные концепции данной модели и становятся полноценными членами церковной общины.
    Важной частью реабилитации являются духовные практики: молитвы – духовное общение с богом, которое позволяет человеку отрешиться от всего, в том числе от сомнений, проблем и личного недовольства; послушание – задания, которые исполняются по поручению духовника.

    Психология
    В некоторых конфессиональных центрах одновременно с духовным наставником работают квалифицированные психологи, помогающие разобраться с внутренними проблемами еще и с «научно обоснованной» стороны, используя современные методики. Но это лучше выяснять заранее, поскольку наличие психолога как штатной единицы в центре, работающем по данной модели, не является обязательным.

    Трудотерапия
    Не играет центральной роли (как в модели, непосредственно связанной с реабилитацией через труд), но тем не менее тоже представляет собой значимый фактор. Физический труд позволяет отвлечься, снизить напряжение, которое особенно владеет человеком в первое время реабилитации, обрести чувство востребованности («я выполняю нужное дело, значит, я и сам нужен»). Некоторые послушания, то есть поручения духовного наставника, помимо прочего, могут быть заданиями, связанными с физическим трудом. Тогда труд становится частью духовной практики.
    Важным аспектом является то, что бывшие зависимые не просто молятся и «говорят о вере», но придерживаются некоего распорядка и практик, предписанных вероисповеданием: посещают богослужения, участвуют в таинствах, отправляют определенные ритуалы в повседневной жизни, соблюдают посты – делают все, к чему должен стремиться любой человек, считающий себя верующим и принадлежащим определенной конфессии.
    Такая насыщенная религиозная жизнь, связанная в том числе и с ограничениями, позволяет психологически сгладить отказ от наркотиков, поскольку человек постепенно отучается от вседозволенности, к которой его наркотики и приучили. Небольшие, но значимые ограничения скрывают тягу к употреблявшимся веществам, как лес скрывает одинокое дерево, а следовательно, упрощает процесс отказа, не позволяя человеку сосредоточиться на мнимых страданиях из-за отсутствия наркотиков.
    Так же, как в других реабилитационных центрах, в конфессиональной модели запрещено употребление психоактивных веществ и алкоголя. Если другие модели допускают курение, то здесь это категорически не одобряется.
    В отличие от других моделей, данная программа предполагает не только отказ от употребления психоактивных веществ, но и воцерковление бывшего зависимого – то есть формирование религиозно-ценностной мотивации в повседневной жизни, а, в идеальном варианте, и участие в церковно-приходской жизни.
    Важно понимать, что конфессиональная модель также не относится к сектантству, как и идеология «12 шагов», так как в основе реабилитации продолжает лежать принцип добровольности и свободы личности, а также отсутствие каких бы то ни было притязаний на материальные блага «пациента».
    Но сложность выбора реабилитационного центра по конфессиональной модели заключается в том, что огромное количество сект маскируется под специалистов, действующих в рамках данной программы.
    ! Конфессиональная модель показана преимущественно людям верующим, поскольку атеисту будет крайне сложно найти для себя морально-нравственную опору и психологические «инструменты» для выздоровления в рамках церковной общины.
    Трудовые коммуны
    Идея создания трудовых коммун принадлежала врачу Всеволоду Петровичу Кащенко и педагогу Антону Семеновичу Макаренко, которые в начале ХХ века стали реализовывать педагогическую и психологическую практику перевоспитания с помощью труда, построенную на принципе: «Как можно больше уважения к человеку, как можно больше требовательности к нему».
    На сегодняшний день по типу трудовых коммун действуют некоторые центры реабилитации наркозависимых. Это обособленные небольшие поселения, нередко живущие за счет самообеспечения. На первый план выдвигается так называемое «лечение трудом».
    Ключевые принципы модели:

    1. Обоснованность, значимость, комфорт
    Любой труд и любые нагрузки должны быть адекватными с точки зрения физиологии, не должны быть психологически ущербными или социально примитивными. Цель трудотерапии – не только и не столько «отвлечь» человека от наркотиков, сколько вернуть ему ощущение социальной значимости и психологического комфорта через труд.

    2. Нагрузка
    Адекватный не значит минимальный или привычный. Трудотерапия направлена на то, чтобы человеку постоянно приходилось в каком-то смысле «преодолевать себя». Подобный навык оказывается незаменимым подспорьем при формировании привычки к отказу от наркотика.

    3. Индивидуальный характер
    Все люди разные – по физической силе, выносливости, возможностям организма, талантам и навыкам. Поэтому характер трудотерапии подбирается в индивидуальном порядке, исходя из множества параметров (в том числе с учетом состояния здоровья).
    Трудовые коммуны зачастую кажутся привлекательным вариантом, потому что это самый недорогой способ пройти реабилитацию и получить пусть простую, но профессию. Тут важно понимать ряд нюансов.
    Во-первых, содержать штат квалифицированных психологов дорого. В рамках трудовой коммуны (с учетом недорогой реабилитации) присутствие таких специалистов в центрах экономически недостижимо. Соответственно меньше шансов на успешный итог реабилитации.
    Во-вторых, коммуна по большому счету живет за счет труда подопечных, при этом востребован именно тот трудовой потенциал, который не требует высокой квалификации: работа на земле, уход за животными, строительные работы небольшого масштаба. Вряд ли в таких условиях возможно обучить человека новой профессии, чтобы он вышел в жизнь подготовленным специалистом и применил полученные знания и навыки в обычной жизни. Если подобный центр не гарантирует обучение новой профессии, скорее всего реабилитант ее и не освоит.

Психологические методы реабилитации

    Любая эффективная модель предполагает использование не только специфических для конкретной модели методов (трудотерапии, молитв и т. д.), но и современных психотерапевтических возможностей. В зависимости от центра это могут быть психодрама, гештальттерапия, символодрама, трансакционный анализ или иные методы в различных сочетаниях, поскольку все люди индивидуальны и для каждого зависимого будет более эффективным какая-то определенная терапевтическая практика или их сочетание.

    Психодрама
    Групповой метод, включающий в себя разыгрывание различных сценических представлений, а также аналитику и диагностику. Пациент в игровой форме переживает те или иные ситуации, осознавая, как они на него влияют, и воспринимая их по-новому. Подобное моделирование позволяет несколько раз проиграть одну и ту же ситуацию, опробовать различные варианты поведения и найти выход, казалось бы, из тупиковых положений.
    Во-первых, данный метод позволяет избавиться от стереотипов поведения, которые создаются в процессе зависимости. Во-вторых, благодаря ему пациент учится анализировать происходящее, делать выводы и принимать решения, в том числе не на эмоциональной, а на рациональной, логической почве.

    Телесно-ориентированная психотерапия
    Построена на принципе единства тела и психики. Фактически это метод исцеления сознания через тесный контакт и понимание собственного тела. Он включает в себя комплекс упражнений на концентрацию, напряжение или расслабление.
    Эти упражнения позволяют пациенту научиться регулировать мышечный тонус, дыхание и подчинить сознательному контролю негативные эмоции (страх, тревогу, гнев) – те, которые неизбежно приходится пережить в состоянии стресса или при ощущении тяги к наркотикам в периоды максимального риска вернуться к зависимости. Эти инструменты – важное подспорье для зависимого, когда он вступает в трезвую жизнь.

    Гештальттерапия
    Название метода происходит от немецкого слова «Qestalt» – то есть «образ/форма». Гештальттерапия направлена на развитие основополагающих психологических навыков, необходимых для полной реабилитации. Бывший зависимый учится находить выход из трудных ситуаций, выбирать и использовать различные модели поведения и, соответственно, адекватно контактировать с окружающим миром.
    Одна из ключевых проблем зависимости – решение проблем через прием наркотиков. Человек начинает переживать жизненные драмы и избавляться от стресса с помощью новой дозы. Со временем неспособность справиться со своим состоянием закрепляется, а сами эмоции становятся примитивными – зависимый уже не может адекватно выразить свои чувства. С помощью гештальттерапии пациенты раскрывают в себе эмоционально-волевой потенциал, становятся устойчивыми к чужим манипуляциям и обретают способность самостоятельно бороться со стрессом и переживать сложные ситуации, не прибегая к «наркотическим иллюзиям благополучия».

    Трансакционный анализ
    Согласно теории Эрика Берна (создателя самой системы трансакционного анализа), большинство людей живут согласно «сценариям», созданным еще в раннем детстве родителями и обществом. Среди них есть как хорошие, ведущие к победе, так и плохие, мешающие добиться целей. Но сам человек практически не способен понять, что действует под влиянием чужих установок. Ему кажется, что он прилагает все усилия, чтобы решить проблему, но на самом деле только усугубляет положение.
    Трансакционный анализ позволяет выявить основные отрицательные «сценарии», которые управляют жизнью пациента, и помочь ему сформировать новую модель поведения – как ее называет сам Берн, «модель победителя».

    Символодрама
    Один из наиболее эффективных современных методов, построенных на использовании образов. Заключается в переживании трудных жизненных ситуаций в определенном образе. Так пациент может изучить свое «бессознательное» и через расслабленное состояние излить негативные эмоции, избавиться от многих комплексов. А главное, это происходит совершенно безболезненно для его сознания.
    Метод направлен на формирование навыков противодействия страху, тревожности и другим стрессовым состояниям, которые могут подталкивать к возобновлению зависимости.

    Семейная психотерапия
    Одно из самых молодых направлений психотерапии, применяемых в работе с зависимыми, но тем не менее показывающее великолепные результаты. В конечном итоге, семья – это самое главное в жизни любого человека. Это «система», состоящая из значимых друг для друга людей. И регулируется она непосредственно желаниями и намерениями близких.
    Но зависимый человек в этой системе получается не совсем полноценным, даже когда попадает в реабилитационный центр. Родственники выстраивают с ним отношения, основываясь на личных стереотипах, внутренних предубеждениях, и зачастую это создает больше напряжения, провоцирует стресс, который, в свою очередь, способствует прогрессированию болезни.
    Результатом становятся конфликты, скандалы, несчастные случаи, распад семейных отношений. Одним словом, финал подобной ситуации чаще всего трагичен.
    Семейная психотерапия позволяет заново выстроить «мостики» равноценных отношений, разрешить конфликты, обрести гармонию, подтолкнуть к искоренению взаимных обид. Пациент же, в свою очередь, осознает ответственность за свои поступки и их влияние на самых близких. Он учится адекватно справляться с появляющимися трудностями и решать проблемы, возникшие в семейном кругу.
    СЛУЧАЙ ИЗ ПРАКТИКИ
    Бытует заблуждение, что психологи оперируют только сухой теорией – так сказать, разговоры разговаривают. Но на самом деле теория в психологии – это инструмент, который позволяет выстроить правильное поведение всех специалистов с зависимым и переломить развитие болезни в сторону ремиссии.
    В реабилитационном центре проходила лечение 17-летняя девушка Лена. С 14 лет она периодически уходила из дома, в котором жила вместе с разведенной матерью. По характеру была достаточно агрессивна как в школе, так и дома, даже состояла на учете в инспекции по делам несовершеннолетних. Периодически уходила жить к отцу, несмотря на то, что он был алкоголиком и приводил домой женщин-собутыльниц. Лену такое окружение, видимо, устраивало, и она могла жить у него до полугода, не ставя мать в известность. Наркоманкой стала очень быстро.
    В какой-то момент девушка попросила маму положить ее на детоксикацию. Где и что она узнала о детоксе, можно только догадываться, но мотивации, естественно, не было никакой. Это была фактически несформированная личность без нравственных ориентиров и признания каких-либо авторитетов.
    Мать воспользовалась внезапным импульсом дочери и привела ее в клинику. Немного поразмыслив, на что она дала согласие, Лена захотела бросить лечение. Она устраивала саботажи, скандалы, была даже наивная попытка демонстративного самоубийства, но мать твердо отказывалась ее забирать.
    Огромным подспорьем было то, что мама сразу заняла правильную позицию: активно сотрудничала с реабилитационным центром, посещала индивидуальные занятия с психологом. В итоге специалисты пришли к неожиданному выводу, что для Лены основным стрессовым фактором была… любовь к матери.
    Между ними не было тесного эмоционального контакта. Девушка считала, что матери она не нужна. Этому в значительной мере способствовало и то, что в семье подрастала младшая сестра, которую постоянно ставили в пример старшей. Естественно, в юном возрасте у Лены это вызвало протест, который и вылился в маргинальный образ жизни и употребление наркотиков. Мол, «раз мама считает, что я плохая, хорошо – буду плохой до конца».
    Поняв причину, психолог центра начала общаться с Леной с материнской позиции, давать ей то принятие, любовь и похвалу, которую не надо заслуживать, которую мать дает ребенку просто так. Потом потихоньку начали проводить совместные сессии с матерью, и материнская роль плавно перешла к той фигуре, где должна была наблюдаться изначально. Ситуация сразу начала выправляться.
    Сейчас Лена уже 2 года в устойчивой ремиссии, восстановилась в колледже, задумывается над получением высшего образования.

Как устроен реабилитационный центр

    В основной своей массе реабилитационные центры делятся на два типа – совмещенные (где клиника и реабилитационный центр находятся в одном здании) и самостоятельные.
    Первые по структуре больше всего напоминают больницу – это позволяет совмещать на одной территории «детокс» и реабилитацию. Однако для некоторых людей больничная атмосфера оказывается более гнетущей, постоянно напоминая о зависимости. Совмещенный вариант сейчас уже практически не встречается, потому что это нерационально и, по большому счету, неэффективно.
    Другой тип, как правило, представлен несколькими отдельно стоящими домиками или большим зданием со спальнями, столовой, кухней и комнатами отдыха. В зависимости от модели, по которой работает реабилитационный центр, на его территории также может располагаться часовня, могут быть выделены зоны для спортивной активности или проведения трудотерапии (если она не организована в рамках общего здания).
    Часть центров располагается за городом – там, где ничто не сможет потревожить пациентов, а главное, ничто не будет напоминать ту «жизнь», в которой они принимали наркотики. Зачастую отсутствие воспоминаний и ассоциаций уже является мощным фактором, способствующим восстановлению.
    В любом случае, в реабилитационном центре создаются все условия для полноценной жизни пациентов – сна, гигиены, еды, досуга, работы и т. д.

Примерный распорядок реабилитационного центра

    В зависимости от модели реабилитации и внутренних особенностей распорядка расписание может отличаться. Но в основе своей оно выглядит так:
    • Подъем (как правило, достаточно ранний – когда к этому располагают естественные биологические часы большинства людей).
    • Настрой на позитивный день – как правило, позитивный настрой заключается в том, что консультанты составляют вместе с подопечным короткую фразу из 7–8 слов, которую человек произносит после пробуждения. Смысл фразы в целом сводится к тому, что у него все получится. Это легкая форма «самогипноза», который позволяет с самого начала дня воспринимать все происходящее с большим оптимизмом и положительными эмоциями.
    • Зарядка, гигиенические процедуры – зарядка, как правило, несложная, просто чтобы организм проснулся, а мышцы пришли в тонус. Нормализация кровообращения имеет значимую физиологическую подоплеку – чем активнее кровоток, тем лучше питание всего организма, и мозга в том числе.
    • Завтрак – в реабилитационных центрах следят за тем, чтобы питание было сбалансированным и здоровым.
    • Утреннее собрание
    • Лекция, групповая терапия
    • Обед
    • Треннинг в группах
    • Индивидуальные задания
    • Ужин
    • Личное время
    • Итоги дня
    • Отбой

    Остановимся чуть подробнее на лекциях, тренингах, групповой терапии и т. д. Это различные «форматы» реабилитационных мероприятий, каждое из которых имеет различные принципы воздействия на пациентов. Поэтому их сочетание позволяет добиться эффективных результатов для каждого.
    Лекция – форма занятия в виде «рассказа» о зависимости, о ее специфике, об основных этапах заболевания, а также методах исцеления, о возможных рисках и скрытом потенциале человеческого организма. Занятия проводят психологи и консультанты реабилитационного центра.
    Тренинг – занятия на основе психотерапевтических методов, описанных выше. Это практическая проработка определенных поведенческих навыков, а также аналитическая работа над стратегиями поведения, которые помогают в конечном итоге избавиться от тяги к употреблению психоактивных веществ. Кроме того, в процессе тренинга закрепляется информация, полученная на лекциях.
    Малая психотерапевтическая группа – совместная психотерапевтическая работа, которая проходит под руководством психолога или консультанта центра. В рамках подобных собраний пациенты решают одну общую для всех задачу – задачу выздоровления. Они вместе исследуют причины развития зависимости, прорабатывают механизмы противодействия, а главное, обмениваются индивидуальным опытом, советуются, параллельно тренируются и в коммуникации, а зачастую и в решении споров. Можно сказать, что подобные собрания – это одно из главных мероприятий в ходе реабилитации.
    Письменные задания – работа в реабилитационном центре это не только разговоры. Значимую роль играют практические задания, которые не только помогают сотрудникам лучше понять пациента, но и самому зависимому добиться определенных успехов.
    Некоторые направлены на осознание необходимости лечения от зависимости. Человек осознает, что тяга к наркотикам – это не блажь и не временная привычка, это болезнь. Другие позволяют увидеть негативное влияние этой болезни на жизнь, справиться с отрицанием или смягчением последствий, принять правду, какой бы неприглядной она ни была, и настроиться на исправление ситуации.
    Мониторный час – комплексная терапия в форме диалога «психолог/психотерапевт – пациент». Это индивидуальное мероприятие, в ходе которого человеку помогают глубже разобраться в своих мыслях, чувствах, мотивациях. Ему помогают найти в самом себе силы для подавления страха, агрессии и обретения уверенности. Кроме того, проводится психокоррекция причин, некогда побудивших пациента к употреблению психоактивных веществ. В ходе работы у человека повышается самооценка, нормализуются ожидания и притязания, активизируется мышление, происходит пересмотр жизненных ценностей и т. д.
    Итоги дня – занятие, которое посвящается обсуждению достижений за день. Казалось бы, за один день можно сделать совсем немного, но для подавляющего большинства зависимых и это «немного» является огромным шагом к выздоровлению. И упоминание об этом становится стимулом продолжать лечение. Кроме того, в рамках итогового «занятия» пациенты могут проявить чувства, высказаться, дать оценку действиям, задать вопросы или попросить консультанта поделиться опытом, чтобы решить возникшую проблему.
    Медитация – в некоторых реабилитационных центрах прибегают к данной методике, чтобы расслабить пациентов. С помощью специальных техник пациенты приходят в состояние релаксации, у них снижается возбуждение, наступает максимальная концентрация на собственном подсознании и внутреннем мире. Главная цель – научить людей расслабляться без употребления психоактивных веществ.
    Распорядок центра также определяет строгие запреты, правила телефонных разговоров, места приема пищи, курения (если оно разрешено) и других моментов жизни пациента.
    На первый взгляд кажется, что это очень строго, но сама природа наркозависимости требует большой ответственности в период реабилитации, когда риск «срыва» чрезвычайно высок и необходимо обеспечить максимально спокойную, расслабленную, контролируемую атмосферу для пациента.
    РЕЗЮМЕ:
    1. Самые эффективные модели реабилитации имеют в своей основе общую идеологию «12 шагов», которая подтвердила свою эффективность со времен создания первых групп «Анонимных Алкоголиков» и с тех пор практически не менялась.
    2. Существует 4 основные модели реабилитации: классическое терапевтическое сообщество, миннесотская модель, конфессиональная модель, трудовая коммуна. Каждый зависимый, заранее зная об особенностях той или иной модели, может тяготеть к одной из них.
    3. Реабилитация в той или иной степени (в зависимости от модели) включает в себя психотерапию, направленную на освобождение личности от влияния наркотика, отработку глубинных психологических причин зависимости, выработку новых психологических инструментов для трезвой жизни.
    4. В реабилитационном центре реабилитант занят постоянно. Это либо групповые занятия, либо работа над собой, либо выполнение заданий. В конфессиональных центрах большое внимание уделено исполнению правил, соответствующих конфессии, в трудовых коммунах – труду.
    СЛУЧАЙ ИЗ ПРАКТИКИ
    Есть такая игра со страшноватым названием «Похороны пациента». В чем она заключается? Человек описывает свои похороны, полностью, весь сценарий – начиная от того, на чем он сорвется в употреблении, и заканчивая последствиями своей смерти для окружающих. Сценарий такой: «Я выхожу из центра, и через какое-то время опять начинаю употреблять. Что будет дальше?»
    Во-первых, такое задание позволяет сразу увидеть потенциальный риск срыва, и психологи потом могут этот момент проработать. Пациент подсознательно действительно назовет самую значительную причину, по которой он может снова начать принимать психоактивные вещества.
    Во-вторых, многим пациентам кажется, что после их смерти жизнь кончится: не вынесут горя ни мама, ни папа. Важно перевернуть это, показать, что жизнь не заканчивается. Другим пациентам раздаются роли (родители, муж/жена и т. д.), и они озвучивают дальнейшие сценарии. Например, жена пришла на похороны уже с новым мужем, которого ребенок пациента называет папой. Это позволяет выявить моменты, на которые можно надавить, чтобы человеку не хотелось умирать. Чтобы он хотел жить дальше, а следовательно, чтобы был стимул отказаться от употребления.
    Старшие пациенты уже знают это задание, а новички (особенно в стадии отрицания) периодически называют это богохульством. Один раз, когда это случилось, психолог сказала, что все, что происходит в реабилитационном центре, Бог одобряет. Через несколько секунд за окном начали бить колокола. Многие пациенты расплакались и до сих пор вспоминают, что лично для них это было не простым совпадением.
    Мы не можем как-то однозначно прокомментировать подобные вещи – понятно, что большинство из них просто случайности из разряда «хотите – верьте, хотите – нет». Но мы предпочитаем думать, что все, что ни происходит, – к лучшему. Грамотные психологи обязательно обращают внимание пациентов на такие эпизоды. Ведь еще до того, как реабилитант разберется со своими проблемами с рациональной точки зрения, он сможет, переживая и возвращаясь в мыслях к таким совпадениям, уже сейчас почувствовать, что его путь правильный, укрепить свои силы и ощутить что-то большее, чем поддержка тех, кто его окружает.

Секты и центры реабилитации

    К сожалению, под видом реабилитационных центров нередко действуют разнообразные псевдорелигиозные организации – попросту говоря, секты. В российском законодательстве нет ни определения секты (это фактически разговорное слово), ни каких-либо мер пресечения подобной деятельности. Поэтому до сих пор они процветают, заманивая наркозависимых, пользуясь неустойчивостью их психики и отчаянием родственников, готовых поверить любым обещаниям о возможном исцелении. После этого на новых адептах тем или иным способом начинают наживаться.

Чем опасны секты

    • Одна зависимость взамен другой.
    Пожалуй, самое страшное, что в секте люди действительно могут отказаться от наркотиков. Но это не выздоровление. Взамен одной зависимости просто предлагается другая. Согласно многочисленным свидетельствам, экстаз, который испытывают члены сект во время собраний, совместных молитв и лекций, очень схож с воздействием психоактивных препаратов. Это неконтролируемый транс, который может не только выражаться в безобидном веселье, но и доходить до судорог и эпилептических припадков.
    Профессор богословия Александр Дворкин, длительное время занимавшийся изучением деятельности сект, рассказывает, что во время молитвы у «Пятидесятников» (одна из наиболее известных организаций подобного рода) люди впадали в экстатическое состояние, «в индуцированный массовый психоз, мощнее, чем на сеансах Кашпировского».
    В свою очередь протоиерей Александр Новопашин, председатель Новосибирского отделения Центра религиоведческих исследований, нашел и объяснение взаимозаменяемости двух зависимостей:
    «Ученый Хэмфри Осмонд еще в 1952 году заметил, что мескалин (один из сильнейших галлюциногенов) схож с адреналином, который организм вырабатывает в стрессовой ситуации. При этом важно понимать, что стресс в понимании организма – это не только что-то плохое. Это вообще любая сильная эмоция, то есть сильное воздействие нанервную систему. Экстаз, в который впадает адепт, тоже стресс, вызывающий выработку огромной дозы адреналина. Естественно, человек хочет пережить это снова и снова. Поэтому, так сказать, излечившиеся от наркозависимости реабилитанты остаются при сектах. Они продолжают оставаться зависимыми, просто уже от «наркотика» совсем другого рода».
    Тут нужно понимать два момента.
    Во-первых, о реабилитации как таковой говорить не приходится. К самостоятельной жизни человек уже не вернется – он просто не сможет без секты, своих «духовных лидеров». Кроме того, сектантство не менее опасно для личности человека, чем психоактивные препараты, – точно так же прежняя личность разрушается, а ей на смену приходит «запрограммированное сознание». У человека не остается собственных нравственных ориентиров, принципов, привязанностей, увлечений. Он меняется так же, как под воздействием наркотика, просто физически ничего не употребляет.
    Во-вторых, как мы упоминали, далеко не все секты действительно отучают адептов от приема психоактивных препаратов. Во многих организациях наркотики, наоборот, являются средством воздействия и удержания. Поэтому в конечном итоге человек может не только не оставить зависимость, но приобрести сразу две – и от наркотиков, и от секты.
    В-третьих, нельзя рассчитывать, что последствиями участия в сектантском движении будет только устойчивое желание в ней остаться. Там человеческая жизнь разрушается так же, как и при употреблении наркотиков, со всех четырех позиций: психологической, социальной, духовной и физической.

    Утрата финансового благополучия
    Умело манипулируя адептом, сектанты, так или иначе, идут к тому, чтобы отобрать у человека все, чем владеет он и его родственники. Помимо прямого воздействия на зависимого (то есть убеждения или принуждения переписать имущество на лидера секты), в ход могут идти рассказы о неожиданно обнаруженном сложном заболевании, которое требует дорогостоящего лечения. Естественно, родственники тут же в панике бросаются снимать все накопления, продавать машины/квартиры, лишь бы спасти близкого человека, который на самом деле в полном порядке. Но даже если он действительно болен, после получения всех возможных средств секта помогать не будет.
    Нередко, если человеку удается выбраться, он выходит оттуда нищим, в буквальном смысле не имея «ни кола, ни двора».

    Утрата здоровья и жизни
    Самое опасное из последствий. Бесполезно обсуждать, почему сектанты так относятся к людям. Это все равно что рассуждать о моральном облике наркодилеров. В моральной позиции они фактически идентичны – то есть воспринимают людей исключительно как источник своего благополучия и возможности проявить власть.
    В секте адепты могут подвергаться чудовищным унижениям и даже пыткам. Им могут не оказывать медицинскую помощь даже при тяжелых заболеваниях, заставлять работать на измор. Ценой обогащения сектантов становятся тысячи загубленных жизней.
    Более того, в ряде сект пропагандируется ритуальное самоубийство – лидеры и наставники утверждают, что самоубийство позволяет человеку очиститься, перейти в новый мир. Подоплека не важна – важно то, что только с 1990 по 2000 г. в мире было зафиксировано 5 массовых самоубийств сектантов. Во время одного из них, в акте самосожжения, погибло 700 человек.

11 признаков секты

    В принципе любая секта построена на строжайшей иерархии. Зачастую на первых порах используется специальный прием: новичка окружают заботой со всех сторон сразу два сектанта, которые постоянно с ним общаются, чтобы не допустить возникновения критических мыслей по отношению к секте. Доходит до того, что человека не оставляют одного даже в туалете.
    На первый взгляд кажется, что строгая иерархия присутствует и в традиционных реабилитационных моделях. Но важно понимать, что, в отличие от секты, в центре у человека всегда есть выбор – даже самый простой: остаться или уйти. Выйти из секты крайне сложно, и в этом заключается одна из главных опасностей. В большинстве случаев приходится в буквальном смысле сбегать и потом «окольными тропами» добираться до дома или отделения полиции. За попытку побега в секте могут быть применены даже тяжелые физические наказания и лишение пищи, воды или сна на несколько дней.
    Чаще всего сектантам удается привлечь новых адептов за счет того, что в основной своей массе люди очень мало знают о подобных «организациях». На самом же деле распознать ее в большинстве случаев достаточно просто.

    1. Больше людей
    Секта постоянно и достаточно агрессивно набирает новых адептов. Агитация распространяется всеми доступными способами и чрезвычайно назойливо: звонки, письма, предложения посетить бесплатные семинары, благотворительные фестивали и концерты, психотренинги, даже хождение по квартирам с какими-то приглашениями.
    Казалось бы, все это укладывается в обычную рекламную кампанию, но ключевое отличие секты – назойливость. Стоит один раз проявить интерес, и вас уже не оставят в покое. Будут звонить, писать, и даже если откажетесь, вас будут переубеждать снова и снова. Даже агрессивный отказ не всегда позволяет избавиться от настойчивых уговоров.

    2. Идеология
    Поначалу предлагают нечто размытое, что можно «вписать» в любые общепризнанные ценности. Всей правды новичкам никогда не раскрывают. «Промывка мозгов» начнется после того, как человек попадет в секту. А до этого будет использоваться терминология и идеи, которые должны пробудить доверие. Как правило, используется упор на религию. Причем добиться конкретного обозначения религиозного течения практически невозможно.

    3. Взносы
    Бесплатный сыр бывает только в мышеловке – это мы знаем все. И лечение в реабилитационных центрах не бесплатное. Проблема в том, что как раз секты изначально, как правило, молчат о необходимости каких-либо «финансовых вложений». Это уже потом, когда жертву поймали на крючок, начинаются заявления о взносах.
    Даже если речь об оплате заводится сразу, сектанты никогда не могут в точности сказать, сколько потребуется заплатить, и тем более не соглашаются подписать какие-либо документы о финансовых или каких бы то ни было других обязательствах.
    Причем для вымогательства не чураются никаких методов. В ход могут пойти шантаж, угрозы здоровью и жизни самого адепта или его близких. Во время сеансов зависимые рассказывают о себе достаточно много, чтобы можно было разобраться, какой метод давления будет наиболее эффективным. А люди, которые работают в сектах, являются прекрасными психологами и манипуляторами.
    ! Дарственная на имущество может быть получена и в результате тщательно проработанного непрямого внушения. Человека могут снова вернуть к употреблению наркотиков, чтобы в момент эйфории, когда он себя не контролирует, получить подпись на нужном документе, или шантажировать отсутствием новой дозы, пока тот не согласится все подписать.
    4. Лидер
    У любой секты есть лидер, который обладает непогрешимым авторитетом. Все, что он говорит, – истина в последней инстанции. Как правило, откровения нисходят на лидера «откуда-то свыше», но бывают и достаточно ушлые товарищи, которые пересыпают свои мысли псевдонаучными теориями, вызывающими доверие.
    Если нормальные реабилитационные центры признают эффективность и других моделей, оставляя за человеком право выбора и опираясь на индивидуальный подход и подбор программы, секта всегда претендует на обладание единственно верным знанием. Пытаться что-то обсуждать бесполезно – любые другие идеологии и программы будут отвергнуты и раскритикованы.

    5. Подавление логического мышления и свободомыслия
    Очевидно, что, сталкиваясь с сектантской идеологией (которая в основе своей сводится к простому постулату «все на благо секты и лидера»), человек в какой-то момент начинает находить все больше и больше нестыковок. У него появляются вопросы, на которые у сектантов нет ответов. А значит, появляется шанс, что человек начнет оказывать сопротивление и просто сбежит.
    Поэтому значительная часть сектантской программы направлена на исключение самой возможности рационального сознания. Для этого используются специфические медитативные практики, групповое погружение в транс и даже медикаментозные средства. Большую часть людей в сектах держат в состоянии безволия, ровно на той грани, которая позволяет приносить пользу, не более.
    Какая-либо литература, кроме «внутренней», запрещена – причем отбираются не только какие-либо сложные книги, которые могут действительно нанести вред психике, подорванной психоактивными препаратами, но даже Библия. Можно сказать, особенно Библия, потому что зачастую в религиозных сектах существуют собственные, с искаженными фактами и удобными трактовками, а у адепта не должно быть возможности их оспорить.

    6. Собрания и информационные материалы с «чудесами»
    Как правило, у секты существуют собственные брошюры, книги и даже диски, «помогающие» новому адепту проникнуться идеологией. Но не это главное (брошюры существуют и у обычных реабилитационных центров). Пожалуй, важнее обязательное наличие собраний, которые могут посетить будущие члены секты, – в ходе подобных «встреч» начинают происходить какие-нибудь чудеса или знамения, подтверждающие истинность идеологии.

    7. Отчуждение от мира
    Одно из ключевых отличий! Если работа реабилитационного центра направлена на то, чтобы человек мог вернуться в обычную жизнь (в семью, в работу), адаптироваться к жизни в обществе, то секта, напротив, все больше и больше отдаляет его даже от самых близких.
    Как правило, этого достигают через постоянное внушение некой «элитарности», «избранности». Мол, вы уже узнали истину, поэтому вы особенные. А остальные еще слепы, они ничего не понимают и даже борются против наступления царства истины. В конечном итоге, человек убеждается, что только в секте его понимают и любят, а все остальные – жестокие слепцы. И чем больше родственники убеждают зависимого вернуться, чем агрессивнее их доводы и активнее нападки на секту, тем больше адепт проникается идеей, что его единственная семья только здесь. Ведь «братья и сестры» его не ругают и разделяют убеждения.
    Нет, конечно же, у человека есть возможность воссоединиться с близкими, если они так же, как он, всем сердцем примут идеологию секты. К сожалению, иногда случается и такое – во власть сектантов попадают целые семьи.
    ! Если вы подозреваете, что близкий попал в секту, ни в коем случае не пытайтесь туда проникнуть под видом нового адепта в надежде вытащить родственника. Вам могут подложить психоактивные вещества в еду или воду. В результате вы не только никого не спасете, но и сами можете попасть в ловушку.
    8. «Покровительство» известных лиц
    В девяностые годы у населения не было достаточного иммунитета против сект. Проповедники из разных стран собирали огромные стадионы жаждущих чуда. В разного рода «Аум Синрикё» и «Братства креста» попадали толпы людей, передавая свои сбережения лидерам сомнительных культов. Постепенно население стало получать правдивую информацию о подобных организациях из средств массовой информации и стало осторожнее. Сект в нашей стране поубавилось, но оставшиеся стали «хитрее».
    Современные сектанты отлично маскируются, чтобы с первого раза не вызывать подозрений. Самый распространенный способ войти в доверие к неосторожным гражданам – это привлечение широко известных медийных фигур в качестве покровителей. Ими могут быть знаменитые политики, спортсмены, артисты. Между тем многие из них даже не подозревают, что поддерживают сектантов, поскольку служители сомнительных культов искусны в обмане.
    Так что на сайтах, в брошюрах таких «реабилитационных центров», в статьях и новостных сюжетах о них вы часто будете встречать известные лица, о покровительстве которых сектанты радостно заявляют. Конечно, это преподносится как поддержка благого дела – реабилитации наркозависимых, а вовсе не как поддержка новоиспеченного религиозного движения, цель которого одна – собрать как можно больше средств со своих адептов.
    Не так давно одному известному политику, знаменитому спортсмену пришло письмо: «Я преклоняюсь перед вашим талантом, вы всегда были для меня примером для подражания, – писал молодой человек. – Желая стать таким же сильным, как вы, я нашел в себе мужество отказаться от наркотиков, стал заниматься спортом и теперь помогаю тем, кто не может сам бросить пагубное пристрастие. Спасибо большое за мое спасение! Если вам будет интересно, буду рад показать реабилитационный центр, в котором выздоравливают ребята, вдохновленные вашей волей к победе». Мы намеренно не приводим точный текст письма, но контекст был именно таким. Разумеется, отзывчивый спортсмен захотел поддержать ребят, ориентированных на здоровый образ жизни, посетил один из их реабилитационных центров, в котором ничего подозрительного не заметил, потому что ничего такого показывать, понятно, не стали, и начал сотрудничать, помогать решать разные вопросы. Очень скоро один из лидеров секты, замаскированной под сеть реабилитационных центров для наркоманов, занял серьезную административную позицию. Однако разоблачение не заставило себя ждать: секта открыто была названа сектой. Многие общественные и религиозные деятели, занимающиеся сектантством, быстро выяснили, что стоит за «ревнителями здорового образа жизни», написавшими трогательное письмо герою нашего небольшого рассказа, – неохристианская религиозная секта, заманивающая в свои ряды наркоманов, предлагая им доступную реабилитацию. Уважаемый всеми политик-спортсмен, чтобы не запятнать репутацию, конечно, публично высказал свое отношение к сектантам, выразил сожаление, что по незнанию попал в сети хитрого культа, и какое-то время, сам того не ведая, помогал ему развиваться.
    9. Стопроцентные гарантии
    Как и в случае с шарлатанством, чаще всего секты обещают полную гарантию избавления от зависимости. Причем на всю оставшуюся жизнь. Никакой «привычки к отказу», никаких рисков последующих соблазнов. Нужно всего лишь всем сердцем предаться идеологии, и ты исцелишься. Если не исцелился, значит, недостаточно веришь.

    10. Нерациональная трудотерапия
    Зачастую секты маскируются под трудовые коммуны. Но тут есть значимая разница – если, следуя гуманистическим принципам, в коммуне человеку подбирается тот вид труда, который наиболее соответствует его физической выносливости, состоянию здоровья и личным интересам (кому-то больше нравится готовить, кому-то – работать по дереву), то в секте вся программа направлена на то, чтобы выжать из человека максимум возможных ресурсов. Адепта просто заставляют работать на износ, причем чаще всего выполнять грязную и выматывающую работу либо работу, унижающую человеческое достоинство.
    В 2012 году в округе Коми разгорелся масштабный скандал вокруг реабилитационного центра, принадлежавшего Александру Расковалову. Зависимых использовали как бесплатную рабочую силу – они отстроили руководителю два дома, один из которых был выставлен на продажу за 2,5 млн, а второй – за 4 млн рублей. Этот случай широко обсуждался в средствах массовой информации.
    11. Условия жизни
    Любой реабилитационный центр закономерно стремится к тому, чтобы обеспечить максимальный комфорт для зависимых. У них и так хватает стрессовых факторов, ни к чему добавлять новые. Чем более комфортно чувствует себя человек, тем проще ему воспринимать программу, не отвлекаясь на негативные раздражители. Когда человек недоволен едой, не высыпается, испытывает бытовую стесненность, он не способен рационально мыслить.
    В большинстве сект людей содержат в условиях, которые просто позволяют «выживать». Чудовищно читать рассказы людей, которые смогли вырваться из этого ада. Еда, представляющая собой чуть ли не помои, жизнь в настоящих бараках десятками человек, иногда даже в общих помещениях, где мужчины и женщины проживают совместно, никакой медицинской помощи.

    Подбирая реабилитационный центр, важно проявить бдительность. Не нужно рассчитывать на авось и думать, что в случае чего всегда успеете забрать близкого и перевести его в другой центр.
    Прежде всего, даже за короткое время новичку может быть причинен значительный вред. К тому же, как только зависимый попадает в сектантский реабилитационный центр, ему сразу «обрубают» связь с окружающим миром. Звонки, переписка и, тем более, посещения строго запрещены. Вы можете просто не узнать, в каком состоянии находится близкий (собственно, для этого и вводятся запреты).
    Даже если вам смогут передать сообщение с просьбой о помощи, это еще не значит, что проблема будет решена. Попасть на территорию сектантского центра не так просто, а уж забрать человека тем более. Нужно будет обращаться в полицию, собирать заявления от других родственников пострадавших. И только тогда можно надеяться, что ситуация разрешится и секта «отдаст» новичка.
    РЕЗЮМЕ:
    1. Секты активно действуют под видом реабилитационных центров.
    2. Чтобы не попасться, не направить туда своего близкого, очень внимательно изучайте выбранные реабилитационные центры заранее.
    3. Если ваш близкий уже попал в секту, никогда не пытайтесь внедриться туда, чтобы ему помочь, поскольку это опасно. Обращайтесь сразу в профильные общественные организации и правоохранительные органы.

Сложности двойного диагноза

    По разным данным, процент зависимых с сопутствующими психическими расстройствами колеблется в районе 10–15 от общего количества наркозависимых. Как правило, эта группа пациентов показывает выраженные проблемы адаптации к социуму, агрессию, нестандартную клиническую картину, отягощенность другими, уже не психическими болезнями.
    Основная проблема заключается в том, что четко разработанной программы, общепризнанных клинических рекомендаций по лечению подобных пациентов до сих пор не существует. Поэтому совместная работа наркологов и психиатров остается вариантом частной инициативы ряда клиник и реабилитационных центров.
    Зачастую в клиники и реабилитационные центры попадают пациенты, у которых, помимо наркомании, наблюдается еще какое-либо психическое расстройство. В некоторых случаях оно развивается как следствие употребления психоактивных веществ, но бывает и так, что заболевание накладывается на развитие наркотической зависимости и по происхождению никак с ней не связано.
    Именно в этом заключается сложность двойной диагностики при лечении наркомании – оба заболевания влияют друг на друга, искажая клиническую картину, усугубляя состояние. Поэтому к такому пациенту нужен особый подход: тщательная диагностика и комплексное лечение, включающее в себя лечение как основного, так и сопутствующего заболевания. Иначе, пока продолжает развиваться психическое расстройство, будет прогрессировать и зависимость. К сожалению, человек самостоятельно не в состоянии понять, что наркотик не помогает избавиться от болезни. Кроме того, под влиянием психической болезни ослабляются способности к логическому мышлению и воля, то есть все качества и способности, которые помогают обычным наркоманам на пути выздоровления.
    С другой стороны, пока развивается зависимость, может прогрессировать и психическое расстройство, так как многие вещества разрушительно воздействуют на центральную нервную систему, способствуя усугублению дестабилизации психической деятельности, а в ряде случаев ведут к органическому поражению мозга.
    Важно вовремя поставить двойной диагноз. Во-первых, ряд медицинских препаратов имеют противопоказания, и их нельзя применять, если человек употребляет определенные психоактивные вещества или страдает от определенных расстройств. Отсутствие качественной диагностики может привести к тому, что лечение не только окажется неэффективным, но и нанесет еще больший вред здоровью пациента.
    Во-вторых, поочередное лечение зависимости и психических расстройств не принесет какого-либо выраженного результата. Да, после проведения «детоксикации» физически пациент приблизится к определенной норме. Однако, как мы уже упоминали, заболевание будет снова и снова толкать его к употреблению наркотиков. Его будет сложнее уговорить на прохождение реабилитации, которая должна быть исключительно добровольной. И даже если он согласится лечь в клинику, в какой-то момент, без объяснения причин, он просто прервет лечение и снова вернется к зависимости.
    И наконец, в-третьих, определенные психические расстройства требуют определенного подхода со стороны специалистов. Не понимая, что происходит с человеком, врачи и психологи не смогут наладить адекватный контакт с пациентом, и все проверенные стратегии работы с зависимым попросту не сработают, что может опять-таки поставить под сомнение успех будущего реабилитационного курса. Например, находясь в состоянии бреда, человек может быть уверен в том, что врачи представляют для него угрозу.
    Чтобы не пропустить сопутствующий диагноз, нужно при малейших подозрениях выбирать клинику или центр, в котором, помимо стандартной детоксикации, может быть проведено квалифицированное обследование психиатром. Причем именно специалистом, который длительное время работает с наркозависимыми.
    Дело в том, что симптоматика ряда психических расстройств иногда похожа на эффект от наркотиков и обратимую симптоматику, которую они вызывают. Например, проблемы с памятью, перепады настроения могут быть как признаком серьезного заболевания, так и временным эффектом, который пройдет самостоятельно, как только будет восстановлено нормальное функционирование всех систем организма.
    И тут важно не ошибиться. Нужен опыт, специальные знания, чтобы отличить одно от другого, поставить точный диагноз и назначить эффективное лечение.
    Вторая сложность – анозогнозия. Так же, как и в случае с наркоманией, люди, страдающие шизофренией или целым рядом других психических заболеваний, склонны отрицать наличие болезни. Они считают себя здоровыми, проявления болезни относят к внешним проблемам и поэтому могут не рассказывать о важных симптомах, считая их незначительными или даже стыдясь, как слабости (например, если у человека депрессия). В таком случае нужен опытный специалист-психиатр, который умеет правильно формулировать и задавать вопросы, быть внимательным к поведению пациента, а также к тому, что рассказывают близкие. Все это необходимо для правильной постановки диагноза.
    Существуют 4 признака, позволяющие сразу предположить высокий риск наличия самостоятельного психического расстройства:
    • семейная история болезни – если в истории семьи были люди с психическими отклонениями, существует возможность влияния наследственности на развитие расстройства;
    • нестандартная реакция на употребление психоактивных препаратов – выраженная необычность поведения на фоне приема наркотиков, когда реакция не соответствует ожидаемой для данного вещества;
    • необычное поведение в период между приемом наркотика – в трезвом состоянии зависимый ведет себя неадекватно: к чему-то может прислушиваться, чего-то сильно бояться, быть агрессивным, терять сознание, быть гиперактивным или, напротив, необычно пассивным, может пытаться покончить жизнь самоубийством. Эта симптоматика не должна соответствовать типичному поведению наркомана в период отмены наркотика;
    • неоднократное лечение – может свидетельствовать о недостаточной квалификации специалистов, неправильно выбранной модели реабилитации или личных проблемах пациента (не хватило воли, не хватило мотивации), но может быть и признаком того, что психическое расстройство не было диагностировано вовремя.

    Каждый из этих признаков не является гарантией двойного диагноза, так же как отсутствие их не гарантирует отсутствие психического расстройства (оно может быть просто в стадии ремиссии). Однако такие моменты должны заставить врачей обратить более пристальное внимание на пациента.
    Лечить таких пациентов следует комплексно и, крайне желательно, в одном учреждении. Долгое время зависимые, страдающие от психических расстройств, были вынуждены прибегать к так называемому дифференцированному лечению. Проще говоря, их «гоняли» из наркологических лечебниц в психиатрические, туда-обратно. Получалась эдакая фрагментированная помощь – тут чуть-чуть помогут, здесь немного подлечат. А в итоге продолжали развиваться оба заболевания, потому что одно невозможно вылечить без другого.
    В современной практике, когда зависимого одновременно лечат по обоим направлениям, с каждым днем терапия оказывается все более эффективной.
    Кроме того, специалисты в рамках одного учреждения имеют возможность постоянно обмениваться информацией – новыми сведениями о пациенте, о его состоянии, о результатах лечения и реабилитации. Подобная взаимодополняющая работа позволяет добиться максимальной эффективности.
    Реабилитацию такие пациенты должны проходить в специальных условиях по адаптированной программе под наблюдением врача-психиатра.
    Долгое время существовали сомнения в результативности идеологии «12 шагов» и сопряженных моделей реабилитации (ТС, миннесотская) в отношении больных с двойным диагнозом. Однако практика последних лет показала, что психиатрические пациенты прекрасно воспринимают эту идеологию.
    Идеология «12 шагов» и сопряженные реабилитационные модели позволяют параллельно с соответствующей заболеванию терапией выстроить новую систему ценностей и моральных ориентиров, которые помогают зависимому обрести «твердую почву под ногами». В ряде случаев удается компенсировать тяжелые личностные дефекты, обучить пациентов полезным навыкам, а иногда даже сделать социально востребованными тех людей, в отношении которых уже не было никакой надежды.
    Конечно, это достигается только в сочетании с соответствующей терапией. Реабилитация таких пациентов более сложна и, в зависимости от тяжести расстройства, может быть более или менее эффективна. Но в любом случае, надежный реабилитационный центр становится для подобных пациентов таким же шансом на спасение, как и для остальных, не обремененных психическим заболеванием пациентов.
    В заключение этой небольшой главы хочется отметить, что в России, увы, практически нет центров, в которых занимаются пациентами с двойными диагнозами. Мы надеемся, что внимание к этой категории зависимых будет расти, и рассчитываем, что хотя бы по одному такому учреждению откроется в каждом крупном регионе нашей страны – потребность в этой помощи существует повсеместно.
    РЕЗЮМЕ:
    1. Значительный процент зависимых лиц может страдать сопутствующими психическими расстройствами.
    2. Не выявленное вовремя психическое расстройство может стать серьезным препятствием для выздоровления наркозависимого.
    3. При подборе клиники и/или реабилитационного центра следует интересоваться, консультирует ли в них психиатр.
    4. Зависимые с сопутствующим психическим заболеванием должны проходить реабилитацию в специализированном центре двойных диагнозов.

Как лечат наркоманию за рубежом

    Многие считают, что лечение наркомании за рубежом более эффективно. В конце концов, и идеология «12 шагов» появилась и развилась именно в США. Действительно, кое-что из опыта западных центров было бы хорошо ввести и в российские программы. Однако далеко не все методики настолько однозначно применимы к нашей реальности, и, оценивая их, необходимо делать поправку на другой менталитет, другие экономические условия (например, государственное финансирование) и, в принципе, на несколько другую структуру всей реабилитационной деятельности.

Детоксикация

    В части помощи наркозависимым на этапе купирования острого абстинентного синдрома используются практически все те же подходы, что и в нашей стране. На этом этапе пациенту помогают врачи. Характер помощи определяется тем, что конкретно употребляет зависимый, как долго, какие нарушения имеются, какой срок отмены наркотика. В некоторых странах на этом этапе для опийных наркоманов используются медицинские наркотики, например метадон, которые назначаются в понижающихся дозах. Это один из методов купирования героиновой ломки: постепенное снижение дозы медицинского наркотика под контролем стационарных врачей проводится до полной отмены препарата.
    В тех странах, где действует метадоновая программа (программа опийной заместительной терапии, ОЗТ), о которой мы расскажем ниже, этот этап для опийных наркозависимых не актуален. Приходя в программу ОЗТ, человек, употребляющий, например, героин, просто начинает получать другой наркотик под контролем работников метадонового центра, соответственно, ломки у него не возникает, а он на всю последующую жизнь становится зависимым от метадона и должен ежедневно получать очередную дозу в центре заместительной терапии.

Реабилитация

    Немного больше свободы
    В зарубежных реабилитационных центрах царит удивительная, не свойственная нашим российским центрам свобода. Например, некоторые из них не имеют ограждений, и руководство даже не понимает, зачем они нужны. Иногда территория центра граничит с фермерским полем. И всем видно, что вот зеленая трава – это трава центра, а желтое поле – это уже пахотные земли.
    Во время прохождения курса в терапевтическом сообществе уже через месяц пребывания реабилитант может по предварительной договоренности взять велосипед и поехать, например, в магазин в близлежащий населенный пункт. Если такая возможность предусмотрена, то рядом с основным зданием мы обнаружим террасу с навесом, под которым хранятся велосипеды. Не под охраной, а в свободном доступе. Идиллическая картина, не правда ли?
    Для того чтобы разобраться, почему это возможно и почему такая модель пока, увы, не будет работать в России, нужно понять разницу между отечественными и зарубежными программами реабилитации наркозависимых.
    Далее мы будем говорить о реабилитационных центрах Европы, США и Израиля, поскольку наиболее детально знакомы с их практикой. В этих странах проблемой наркомании занимаются давно и плотно, поскольку она имеет глубокие социальные и демографические последствия. А вот в развивающихся странах с демографией все слишком хорошо, чтобы озадачиваться таким вопросом. Поэтому широкого развития реабилитационных программ там не наблюдается, на первом плане – как накормить обычных граждан.
    Особняком стоит Китай, где долгое время вся реабилитация сводилась лишь к трудовым коммунам, а с точки зрения активной психологической работы они еще в самом начале пути. Заболеваемость наркоманией у них только растет, им еще многое предстоит решить, чтобы выстроить эффективную систему помощи наркозависимым.
    За рубежом в большинстве случаев пациенту и его родственникам приходится оплачивать только 20 % общей стоимости реабилитации. Остальная часть покрывается за счет государственного финансирования. Если же зависимый имеет маленький доход (не относится даже к среднему классу), то ему могут провести реабилитацию вообще бесплатно. Все издержки оплачиваются из страховых и дополнительных фондов.
    Кстати, если реабилитационный центр рассчитывает на работу в страховой системе, в штате должен состоять как минимум один квалифицированный психиатр.
    Соответственно, туда преимущественно попадают люди, мотивированные пониманием, что им дан шанс, государство заплатит. Но насильно держать их никто не будет. Если не готов, тебе не побоятся сказать «нет», поскольку центр не зависит от твоих денег или денег твоей семьи. Выстроенная система социального прессинга выбывшего с реабилитации за нарушение просто так обратно не пустит. Он попадет либо в тюрьму, если совершал какие-то противоправные дела и реабилитировался по решению суда вместо заключения, либо испытает на себе какие-то еще социальные санкции. Поэтому в таких людях живет понимание, что пройти реабилитацию, а затем подняться по хорошо работающим социальным лифтам куда проще, чем испытывать судьбу на прочность.
    Поэтому в зарубежных учреждениях проходят реабилитацию люди, которые действительно в полной мере хотят избавиться от зависимости. С подобными пациентами нет необходимости вводить серьезные ограничительные меры. Они сами готовы помогать сотрудникам центра и в том числе соблюдают установленные правила.
    С другой стороны, у смягченных ограничений есть и свои минусы. Например, во многих центрах у пациентов есть доступ к просмотру телевизора, к Интернету, социальным сетям. И если за просмотром телепередач следит консультант, и когда на экране появляются сцены насилия, он просто встает и уводит группу или выключает телевизор, то, конечно же, использование Интернета контролировать гораздо сложнее, практически невозможно. Некоторые зарубежные специалисты говорят, что хорошо было бы запретить использование Интернета для реабилитантов, но пока это все остается на уровне разговоров.
    В наших центрах и просмотр телепередач, и пользование Интернетом запрещены, так как было показано, что эта активность на первых порах реабилитации провоцирует у зависимого тягу к наркотику и повышает риск срыва. Ведь социальные сети, свободный, ничем не ограниченный доступ в Интернет – это стресс, постоянные бурные эмоции: с кем-то списался, с кем-то поругался. Опять же нельзя исключать, что бывшие «приятели-наркоманы» или сам наркодилер могут попытаться связаться с пациентом, уговорить его бросить лечение, вернуться к прежней жизни. То есть некоторые элементы реабилитационной свободы могут поставить под сомнение успех лечения.
    За рубежом хорошо работает программа альтернативного лечения. Это юридическая норма, позволяющая правонарушителям-наркоманам выбирать в суде – заключение под стражу на установленный судом срок или прохождение курса реабилитации. Такой подход приводит к тому, что впервые «оступившиеся» граждане получают от общества шанс начать новую жизнь полноценного гражданина. Разумеется, такие наркоманы находятся в реабилитационном центре под очень строгим кон